Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Муниципальная общеобразовательная средняя школа № 21 введена в эксплуатацию 25 февраля 1986 года. Школа размещена в типовом здании на 750 мест, общей...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится «19» ноября 2009 года в 13 часов на заседании диссертационного Совета Д.212.241.02 при Саратовском государственном социально-экономи...полностью>>
'Методические рекомендации'
Обучение курса «Психология труда» предназначен для студентов 4 курса специальность «Психология». Курс предназначен на формирование у студентов поняти...полностью>>
'Документ'
Конференция призвана с привлечением и при активном участии молодых ученых обеспечить квалифицированное обсуждение и координацию научно-исследовательс...полностью>>

Г. А. Мартинович. Не все то золото // Вестник спбГУ, Сер. 2002, вып С. 60-70

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Г. А. Мартинович. Не все то золото... // Вестник СПбГУ, Сер. 2. 2002, вып 1.

- С. 60-70.

Выпущенная недавно в свет книга О. Н. Гринбаума «Гармония строфического ритма в эстетико-формальном измерении»1, посвящена изучению «эстетико-конструктивных принципов организации русского классического стиха» (с. 3)2, а именно выявлению и описанию на основе определенных принципов и методов исследования ритмико-гармонических характеристик онегинской строфы и русского классического сонета. Ритмическая организация стихотворного текста рассматривается при этом «как результат воплощения в стихе универсальных эстетических законов» (с. 3), важнейшим из которых, по мнению автора, является закон золотого сечения3. Однако высказываемое автором априори категорическое заявление о том что «в поэтическом тексте принцип движения… реализован в ритме; ритм «делает ощутимой гармонию» и, являясь носителем и конструктом «эстетически осознанной нормы»… организует в строфе… ритмическое движение по закону “золотого сечения”» (с. 17), не представляется нам достаточно убедительным и обоснованным дальнейшим исследованием.

Вариативность сверхсхемной акцентной структуры стихов и строф является, по нашему мнению, органическим (имманентным) свойством поэзии, проявляющимся и при ее порождении, и при ее восприятии. По совершенно справедливому утверждению О. Н. Гринбаума, «свобода есть важнейшее условие творческого процесса как для автора, так и для читателя» (с. 12). Произведения искусства только потому и являются произведениями Искусства, что они – в с е г д а тайна, причем не только для читателя, но и для самого автора, в пользу чего убедительно свидетельствуют, с одной стороны, отстаиваемый самим О. Н. Гринбаумом принцип саморазвития (с. 23-28), с другой – отмеченные им здесь же высказывания по этому поводу Л. Н. Толстого, В. Г. Короленко, А. Белого. Очевидно, есть все основания утверждать, что ритм оказывается «загаданным» не только для читателясоавтора») (с. 11-12), но во многом и для самого поэта (автора). Вопрос же, на каком варианте акцентной структуры стиха или строки следует останавливаться исследователю, в данном случае принципиально не имеет (не может и не должен иметь) однозначного решения. Но именно исключительно однозначная («золотая») интерпретация всех иллюстраций отстаиваемых положений предлагается О. Н. Гринбаумом. По нашему убеждению, проблема акцентной структуры той или иной единицы стихотворного произведения может решаться только с непременным учетом всех ее реально возможных в каждом конкретном случае ритмических вариантов.

Покажем сказанное на примерах.

При изучении строфического ритма в поэтических произведениях А. С. Пушкина О. Н. Гринбаум уделяет основное внимание 4-стопному ямбу. Поэтому ограничимся в данном случае рассмотрением лишь этого размера. Остановимся прежде всего на произведениях, созданных на основе 4-стопных ямбических четверостиший с чередованием мужской и женской рифмы (AbAb), например на хорошо известном стихотворении 1829 г. «Брожу ли я вдоль улиц шумных…», состоящем из 8 строф. Вариантные акцентные структуры, по нашему мнению, имеют: 4-й стих 2-й строфы (И чей-нибудь уж близок час.)4 – 3 уд. или 4 уд., 2-й и 3-й стихи 4-й строфы (Уже я думаю: прости! Тебе я место уступаю:) – 2 уд. или 3 уд. в каждом и 1-й стих 7-й строфы (И хоть бесчувственному телу) – 2 уд. или 3 уд.

Соотношения слоговых объемов основных вариантов 8 строф этого стихотворения представлены в таблице 15.

Таблица 1

Стро-фа

Вариант l

Вариант II

Вариант lll

Слоги

(уд.-безуд.-все)

Отнош.

всех

к безуд.

Отнош.

безуд

к ударн..

зс

Слоги

(уд.-безуд.-все)

Отнош.

всех

к безуд.

Отнош.

безуд

к ударн.

зс

Слоги

(уд.-безуд.-все)

Отнош.

всех к

безуд.

Отнош.

безуд к

ударн.

зс

1

13-21-34

1,619

1,615

0,004

13-21-34

1,619

1,615

0,004

13-21-34

1,619

1,615

0,004

2

14-20-34

1,700

1,429

0,271

15-19-34

1,789

1,267

0,522

14-20-34

1,700

1,429

0,271

3

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

4

11-23-34

1,478

2,091

0,613

12-22-34

1,545

1,833

0,288

13-21-34

1,619

1,615

0,004

5

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

6

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

7

11-23-34

1,478

2,091

0,613

12-22-34

1,545

1,833

0,288

11-23-34

1,478

2,091

0,613

8

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

Всего:

97-175-272

1,554

1,804

0,250

100-172-272

1,581

1,720

0,139

101-171-272

1,591

1,693

0,102

Приведенные в табл. 1 данные свидетельствуют о том, что даже в наиболее «приближенном» по суммарному значению (следовательно, и по среднему) к пропорции золотого сечения III реально возможном варианте (зс = 0,102) только 2 строфы (1-я и 4-я) из 8 (25%) соответствуют этой пропорции. 4 строфы (3-я, 5-я, 6-я и 8-я) из 8 (50%) имеют соотношение 12 – 22 – 34 (зс = 0,288); 1 строфа (2-я) из 8 (12,5%): 14 – 20 – 34 (зс = 0,271) и 1 строфа (7-я) из 8 (12,5%): 11– 23 – 34 (зс = 0,102). В I-м и II-м вариантах пропорции золотого сечения отмечены лишь в одной строфе (1-й) из 8 (12,5%).

Другой пример – стихотворение 1830 г. «В часы забав иль праздной скуки…» (5 строф) – практически безвариантный. Единственный вариант можно усмотреть только во втором стихе первой строфы (Бывало, лире я моей) – 3 уд. или 4 уд.

Соотношения слоговых объемов основных вариантов пяти строф этого стихотворения представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Строфа

Вариант l

Вариант ll

Слоги

(уд.-безуд.-все)

Отнош.

всех

к безуд.

Отнош.

безуд.

к ударн.

зс

Слоги

(уд.-безуд.-все)

Отнош.

всех

к безуд.

Отнош.

безуд.

к ударн.

зс

1

13-21-34

1,619

1,615

0,004

14-20-34

1,700

1,429

0,271

2

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

3

14-20-34

1,700

1,429

0,271

14-20-34

1,700

1,429

0,271

4

12-22-34

1,545

1,833

0,288

12-22-34

1,545

1,833

0,288

5

14-20-34

1,700

1,429

0,271

14-20-34

1,700

1,429

0,271

Всего:

65-105-170

1,619

1,615

0,004

66-104-170

1,635

1,576

0,059

Данные таблицы 2 показывают, что только в I-м варианте по суммарному значению (и по среднему), практически совпадающем с золотым сечением (зс = 0,004), всего 1 строфа (1-я) из 5 (20%) соответствуют его пропорциям. 2 строфы (2-я и 4-я) из 5 (40%) имеют соотношение 12 – 22 – 34 (зс = 0,288). 2 строфы (3-я и 5-я) из 5(40%) – 14 – 20 – 34 (зс = 0,271). Во II варианте золотых строф не отмечено.

Таким образом, рассмотренные примеры показывают, что только в 20 – 25% исследованных строф организация строфического ритма отвечает пропорциям золотого сечения, тогда как от 75 до 80% строф находится вне области этой пропорции. Поэтому говорить об организации в строфах рассмотренных произведений «ритмического движения по закону “золотого сечения”» явно не приходится. Однако эта действительная вариантность ритмической структуры исследуемых строф оказывается вне сферы внимания О. Н. Гринбаума – все примеры, как уже отмечалось, приводятся только в том варианте, в котором «общее соотношение ударных и безударных слогов» (с. 30) отвечает пропорциям золотого сечения.

Первый конкретный образец (с. 40), подтверждающий, по мнению автора, “«золотую» меру русского 4-стопного ямба” (с. 37), – фрагмент (не строфа – !?) из «Медного всадника» А. С. Пушкина:

И, озарен луною бледной, – 3 уд.

Простерши руку в вышине, – 3 уд.

За ним несется Всадник Медный – 4 уд.

На звонко скачущем коне. – 3 уд.

По подсчетам О. Н. Гринбаума, здесь 13 ударных слогов, соответственно «золотая» тройка чисел (13 – 21 – 34) и зс = 0,004.

Вполне правомерный в данном случае вариант 3-го стиха с тремя акцентами (За ним несется Всадник Медный), дающий ряд, не относящийся к области золотого сечения (12 – 22 – 34), не учитывается и не обсуждается. Кроме того, как в указанном автором (с. 149), так и во всех последующих академических изданиях6 в конечном стихе этого четверостишья находим написание «на звонко-скачущем» (через дефис!), а не «на звонко скачущем» (раздельно), что в лучшем случае позволяет говорить лишь о полуударности первой части этого сложного слова. Раздельное написание и, соответственно, установление 3 ударений – это если и не сознательный умысел автора, то и не простая случайность. Они лишь подтверждают вольное или невольное стремление О. Н. Гринбаума во всех случаях придерживаться заранее сделанных установок. Однако такая однозначная оценка ритмической структуры данного четверостишья по «золотой» тройке чисел (13 – 21 – 34) вряд ли может быть признана правомерной.

Приведем также основные результаты собственного небольшого наблюдения над ритмической структурой строф 4-стопного ямба с женскими и мужскими рифмами (AbAb).

В первом томе сочинений А. С. Пушкина, «подготовленном по академическому полному собранию сочинений Пушкина в шестнадцати томах, вышедшему в 1937 – 1949 годах»7, нам удалось обнаружить 21 стихотворение, состоящие из строф указанного типа – 82 строфы (328 стихов, 2788 слогов). При подсчете ударений в случае наличия вариантов выбирался вариант золотого сечения – с 13 ударениями. Основные данные по результатам изучения слоговых объемов этих строф см. в таблице 3.

Таблица 3

№ п/п

Кол. удар.

Ряд

зс

Кол. строф

%

Дисперсия

1

11

11-23-34

0,613

12

14,63

1,302168

2

12

12-22-34

0,288

23

28,05

3

13

13-21-34

0,004

21

25,61

4

14

14-20-34

0,271

22

26,83

5

15

15-19-34

0,522

4

4,88

Всего:

1049

1049-1739-2788

0,055

82

100

Среднее:

12,793

12,793-21,207-34

0,055

Распределение количеств строф с 11, 12, 13, 14 и 15 ударными слогами представлено на графике 1.

График 1

Полученные данные выявляют конфликт между статистическими ожиданиями и поэтической действительности. Так, все средние величины, дисперсия и т. д. с математических позиций явно свидетельствуют о достаточно сильной тенденции к золотым пропорциям. В то же время понятно, что пропорции золотого сечения, когда мы имеем дело со «штучными», как в данном случае, явлениями, не могут быть приблизительными или, так сказать, «полузолотыми» и т. п. Они либо есть, либо их нет. С этой точки зрения, к примеру, ряд 12 – 22 – 34 не есть ряд “близкий” к золотому сечению, а просто ряд каких-то других (не «золотых») пропорций. Сказанное в полной мере относится и ко всем остальным, выявленным в настоящем случае, рядам (кроме, конечно, ряда 13 – 21 – 34). Поэтому, казалось бы, незначительная дисперсия (1,3) при среднем количестве ударений 12, 793 (13) в данном случае оказывается значимой величиной, так как в четверостишьях из 34 слогов «золотые» пропорции весьма чувствительны к колебаниям в количестве ударений уже в пределах 1. Следовательно, только около 25% строф создано А. С. Пушкиными по золотому сечению, 75% строф лежат вне области этой пропорции.

Таким образом, даже с учетом возможных погрешностей наших подсчетов и недостаточной представительности выборки, есть все основания утверждать, что «золотая» область организации строфического ритма оказывается значительно меньше (приблизительно в 3 раза) «незолотой» области. Очевидно, что, как в данном, так и во всех подобных случаях, абстрактные математические тенденции и тенденции поэта, создающего конкретные художественные произведения «по законам им самим над собою признанным», совсем не одно и то же. Это ставит под большое сомнение саму возможность строгого собственно научного изучения данной области.

Хорошо известно также, что часто наиболее сложным и значимым в то же время оказывается не столько само получение статистических результатов, сколько их интерпретация. В данном случае весьма существенным представляется осознание того факта, что во всех истинно Поэтических произведениях гармония как «разумная соразмерность начал» (Н. А. Заболоцкий) есть всегда и везде – в любой строке, строфе и т. д. вплоть до целостного произведения. И, допустим, 11-ударные или 15-ударные строфы 4-стопного ямба рассматриваемого типа ничуть не менее гармоничны, чем 13-ударные. Только в них своя особая гармония. Так, в каждой строфе хорошо известного стихотворного послания А. С. Пушкина «К***» есть собственная гармония, хотя только одна из 6 строф в нем имеет необходимые для пропорции золотого сечения 13 ударений (2-я строфа). В целом же количество ударений в строфах этого стихотворения представлено рядом – 11 – 13 – 14 – 12 – 11 – 11 (в среднем – 12). Сравним, к примеру:

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

 = 11

В томленьях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты,

Звучал мне долго голос нежный

И снились милые черты.

 = 13

Вряд ли гармоничность 11-ударной («незолотой») строфы может вызвать какие-либо сомнения, так же как и гармоничность всех остальных «незолотых» (11-и, 12-и и 14-и ударных) строф. В них гармонии ничуть не «больше» и не «меньше» (она ничуть не хуже и не лучше), чем в единственной 13-ударной («золотой») строфе. Просто она иная, и именно такая, какая только и нужна была поэту. Какая именно? Это предмет специального изучения.

Безоговорочное же утверждение О. Н. Гринбаумом «золотой» меры русского 4-стопного ямба (с. 37-43), по крайней мере, весьма сомнительно.

В целом же представляется, что общая направленность работы на точные математические вычисления с ориентацией на средние величины вряд ли может служить надежным инструментом описания гармони строфического ритма. Поясним сказанное.

Одним из центральных понятий исследования является понятие величины ритмико-гармонической точности (зс) – единственной, по словам О. Н. Гринбаума, «точной математической оценки соответствия реальных параметров… закону “золотого сечения”» (с. 19). Однако все дальнейшие манипуляции с этой величиной вызывают целый ряд весьма существенных, на наш взгляд, возражений.

Во-первых. Утверждение о том, что вопрос о «полуударениях» «в концепции гармонии строфического ритма получает самое простое и естественное решение, не требующее никаких формальных предписаний (подчеркнуто мной – Г. М.), как надо ставить словесные ударения в тех или иных случаях и почему» (с. 30), вызывает большие сомнения во всех последующих вычислениях, даже если они производятся на основе «эстетико-формальных измерений». Нельзя вообще ничего вычислять, не имея таких формальных предписаний.

Во-вторых. Само понятие величины ритмико-гармонической точности употребляется в работе некорректно. Вначале под ним подразумевается «величина отклонения от «золотого сечения»» (с. 19, 39 и др.), затем – результат деления коэффициента 0,087 на эту величину (0,087/зс) (с. 54), который в дальнейшем фигурирует уже то как «уровень ритмико-гармонической точности» (с. 60), то как «коэффициент ритмико-гармонической точности» (с. 68).

В-третьих. Понятие уровня ритмико-гармонической точности вводится О. Н. Гринбаумом в целях оценки особенностей строфического ритма онегинской строфы. Делается это на тех основаниях, что «эстетическая природа поэтического ритма… позволяет… определить и принять за «единицу» такой уровень ритмико-гармонической точности (=1), при котором отклонение зс ритмико-гармонической точности от «золотого сечения» равно 0,087» (с. 57). Выбор именно этого коэффициента обосновывается рядом причин и подтверждается определенными расчетами, которые производятся на основе средних «эмпирических данных, связанных с тоническим объемом «Онегинской строфы» (45 1 ударный слог)» (с. 57). В связи с этим весьма показательны рассуждения самого О. Н. Гринбаума по поводу обобщения (усреднения) данных стиховедческих исследований – «средние оценки, полученные на базе обобщенных данных, могут служить лишь целям выявления общих тенденций и/или выработке осторожных прогнозов, поскольку они часто сглаживают реальную картину того или иного явления» (с. 53). Все это, как нам представляется, в полной мере относится и к оценке среднего тонического объема онегинской строфы, принятого за основу для всех последующих расчетов. Кроме того, уже неоднократно отмечавшаяся принципиальная вариативность акцентной структуры единиц поэтических произведений (строф), в полной мере относящаяся и к онегинской строфе, ставит под большое сомнение правомерность использованных в данном случае средних оценок ее тонического объема.

Рассмотрим в качестве примера первую строфу первой главы «Евгения Онегина».

Мой дядя самых честных правил, – 3уд. (4 уд.)

Когда не в шутку занемог, – 2 уд. (3 уд.)

Он уважать себя заставил – 2 уд. (3 уд.)

И лучше выдумать не мог. – 2 уд. (3 уд.)

Его пример другим наука; – 3 уд. (4 уд.)

Но, боже мой, какая скука – 3 уд. (4 уд.)

С больным сидеть и день и ночь, – 4 уд.

Не отходя ни шагу прочь! – 3 уд.

Какое низкое коварство – 3 уд.

Полуживого забавлять, – 2 уд.

Ему подушки поправлять, – 2 уд. (3 уд.)

Печально подносить лекарство, – 3 уд.

Вздыхать и думать про себя: – 3 уд.

Когда же черт возьмет тебя? –4 уд.

 = 39 уд. (46 уд.)

По нашим подсчетам, в рассматриваемой строфе возможно 128 реальных вариантов ее акцентной структуры. Соотношение этих вариантов и их основные характеристики представлены в таблице 6, распределение количеств – на графике 2.

Таблица 4

Строфы

Колич.

Процент

Слоги

(уд.-безуд.-

все)

Отнош.

всех

к безуд.

Отнош.

безуд.

к удар.

зс

«незолотые» (77,344%)

1

0,781

39-79-118

1,494

2,026

0,532

7

5,469

40-78-118

1,513

1,950

0,437

20

15,625

41-77-118

1,532

1,878

0,346

36

28,125

42-76-118

1,553

1,810

0,257

35

27,343

43-75-118

1,573

1,744

0,171

«золотые» (22,656%)

21

16,406

44-74-118

1,595

1,682

0,087

7

5,469

45-73-118

1,616

1,622

0,006

1

0,781

46-72-118

1,639

1,565

0,074

Всего:

128

100

Среднее значение:

42,5-75,5-118

1,563

1,776

0,213

График 2

Приведенные данные свидетельствуют о том, что и здесь лишь 23% вариантов отвечают требованиям золотого сечения в интерпретации О. Н. Гринбаума (45 1 ударный слог). Область «незолотых» вариантов составляет, соответственно, 77%, причем пик приходится на варианты с «незолотыми» 42 (28%) и 43 (27%) ударениями (в сумме – 55%). В действительности же собственно золотой пропорции соответствует лишь вариант с 45 ударными слогами. Коэффициенты 1,595 и 1, 682 (44 ударных слога, зс = 0,087), так же как коэффициенты 1,639 и 1,585 (46 ударных слогов, зс = 0,074) вовсе не являются коэффициентами золотого сечения, которое, как уже отмечалось, в настоящем случае вообще не может рассматриваться как приблизительно «золотое» и т. п. Следовательно, при строгом понимании золотого сечения к нему можно отнести всего лишь 7 вариантов из 128, то есть 5,5%.

Возможные акцентные варианты (без подсчета их количеств) первых 11 строф представлены в таблице 5, соотношение «золотых» и «незолотых» вариантов в каждой строфе и их общее соотношение отражено в таблице 6.

Таблица 5

Строфа

Слоги

(уд.-безуд.-

все)

Отнош.

dсех к

безуд

Отнош.

безуд. к

удар.

зс

I.

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

45-73-118

1,616

1,622

0,006

46-72-118

1,639

1,565

0,074

II.

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

45-73-118

1,616

1,622

0,006

III.

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

45-73-118

1,616

1,622

0,006

IV.

37-81-118

1,457

2,189

0,732

38-80-118

1,475

2,105

0,630

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

V.

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

VI.

37-81-118

1,457

2,189

0,732

38-80-118

1,475

2,105

0,630

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

VII.

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

VIII.

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

45-73-118

1,616

1,622

0,006

IX.

От-

сут-

ству-

ет.

X.

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

XI.

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

XII.

39-79-118

1,494

2,026

0,532

40-78-118

1,513

1,950

0,437

41-77-118

1,532

1,878

0,346

42-76-118

1,553

1,810

0,257

43-75-118

1,573

1,744

0,171

44-74-118

1,595

1,682

0,087

45-73-118

1,616

1,622

0,006

Таблица 6

Строфа

«Незол.»

«Золот.»

I.

5

3

II.

3

2

III.

2

2

IV.

6

-

V.

4

-

VI.

5

-

VII.

5

1

VIII.

5

2

IX.

Отсутст-

вует

X.

5

-

XI.

1

1

XII.

5

2

Всего:

46 (78%)

13 (22%)

Как видим, доля золотых вариантов здесь – 22%.

В то же время из 11 строф только 4 (IV, V, VI, X) вообще не имеют «золотых» вариантов ( 36%). Остальные 9 строф (I, II, III, VII, VIII, XI, XII) такими вариантами обладают ( 64%). Отсюда становится понятна приводимая О. Н. Гринбаумом на рисунках 3 и 4 (с. 63, 65) высокая доля «золотых» строф при их безвариантном подсчете с ориентацией на «тенденцию к такому соотношению ударных и безударных слогов, которое диктуется «золотым» законом ритмической гармонии» (с. 34).

Таким образом, во всех рассмотренных нами примерах (четверостишья 4-стопного ямба, варианты акцентной структуры таких четверостиший и онегинской строфы) доля «золотой» пропорции колеблется в пределах 20 – 25%, что вряд ли случайно и определяется, прежде всего, самой природой 4-стопного ямба рассматриваемого типа (общее количество слогов в строфе, средняя длина фонетического слова и т. п.). Следовательно, в лучшем случае она не превышает 25%. Остальные 75% лежат за пределами этой пропорции. Все это, на наш взгляд, подтверждает необоснованность и несостоятельность основного теоретического положения О. Н. Гринбаума: «В поэтическом тексте принцип движения (постепенного перехода к смыслу целого) реализован в ритме; ритм делает ощутимой гармонию и, являясь носителем и конструктом «эстетически осознанной нормы»,… организует в строфе (а в астрофических произведениях – в строфоиде) ритмическое движение по закону “золотого сечения”» (с. 17).

Подводя итог всему сказанному, необходимо отметить, что важнейший (центральный) для исследований подобного рода вопрос, какие ударения ставить и как их считать, в конечном итоге остается полностью открытым. С одной стороны, О. Н. Гринбаум заявляет, что объектом «исследовательского интереса является ритм словесного уровня, который формируется значимым в русском языке чередованием ударных и безударных слогов» (с. 11). С другой стороны, как уже отмечалось, утверждается, что не требуется «никаких формальных предписаний, как надо ставить словесные ударения и почему» (с. 30). С третьей – некие формальные правила все же находятся, но принимаются они с весьма показательными оговорками: «Следуя в целом известным правилам расстановки ударений, мы в ряде случаев отступаем от формальных предписаний, руководствуясь при этом мелодикой поэтического движения стиха» (с. 32-33). Здесь совершенно ясно только то, что речь идет о сверхсхемных (в данном случае – не собственно ямбических) ударениях. Однако, как все-таки их расставлять и как воспроизводить подобные результаты в других исследованиях, не имея четких формальных предписаний и ориентируясь только на указанные рекомендации, понять невозможно. Пример постановки ударений М. Л. Гаспаровым в стихе Когда-то властвовал предобрый старый Дук (с. 33) убедительно свидетельствует о том, что даже высококвалифицированные профессионалы в подобных случаях далеко не всегда могут строго придерживаться даже своих собственных предписаний. Комментарий же О. Н. Гринбаума «Если отсутствие ударения в слове «когда-то» может быть признано допустимым, то прилагательное «старый» как полнозначное слово не может быть безударным в бинарной модели ритма» (с. 33) неизбежно вызывает вопрос о критериях и границах допустимости подобного рода. Казалось бы очевидно, что без четкого решения этих основополагающих проблем, никакие дальнейшие формальные манипуляции просто немыслимы. Однако, по мнению О. Н. Гринбаума, все решается «просто и естественно». Предметом исследования действительно является «ритм словесного уровня», для его выявления действительно не требуется «никаких формальных предписаний», а если они и существуют, то вполне приемлемы различные допущения и отступления, определяемые субъективными представлениями о «мелодике поэтического движения стиха» и т.п. Существенным оказывается лишь одно генеральное правило – «общее соотношение ударных и безударных слогов в строфе» (с. 30) должно неминуемо определяться на основе все того же положения об организации в строфе ритмического движения по закону «золотого сечения» (с. 17). Поэтому и воспроизводимость результатов в данном случае возможна лишь в одном единственном случае – необходимо в пределах строфы ставить ударения так, чтобы соотношение ударных и безударных слогов в ней (строфе) отвечало пропорциям золотого сечения8. Однако «золото» в этом случае непременно окажется ф а л ь ш и в ы м, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И, наконец, последнее соображение. Можно полностью согласиться с О. Н. Гринбаумом в том, что не стих, а строфа является основной структурной единицей поэтического текста (с. 8). Следовательно, ритмическая структура строфы, ее реальный ритмический рисунок должны рассматриваться не на основе простого суммирования количеств ударных и безударных слогов в отдельных строках, составляющих строфы, а как некое целостное (цельнооформленное) образование (единство). В этом случае неизбежно возникает проблема существенных в этом случае «межстишных» (межстрочных) пауз, проблема, требующая специального рассмотрения, которое выходит за рамки настоящей работы. Отметим лишь, что, в первую очередь, должны быть учтены якобы «отсутствующие» слоги в мужских клаузулах. Но это не есть собственно отсутствие, а отсутствие значимое – своеобразные нулевые слоги, играющие свою, и отнюдь не менее важную, чем все остальные (материально выраженные) слоги, роль в организации ритмического рисунка строфы – роль паузы. С учетом же таких слогов строфа 4-стопного ямба рассмотренного типа, как и любого четверостишья 4-стопного ямба, будет состоять уже не из 34 «золотых» слогов, а как минимум из 36, онегинская строфа – не из требуемых «золотыми» пропорциями 118 слогов, а из 126, что в корне меняет положение дел и требует кардинального пересмотра всей концепции автора. И вообще обращение к структуре ритма, характеру ритмического рисунка, на наш взгляд, не может быть плодотворным без учета оси времени. Метр в этом случае – это уже не просто чередование ударных и безударных слогов, а периодическое повторение акцентов через равные промежутки времени (учитывая, конечно, и паузы). К сожалению, все это в исследовании О. Н. Гринбаума вообще не обсуждаются.

Выше были представлены некоторые соображения по организации ритмической структуры ямбических 4-стопных стихотворных произведений – ямбических четверостиший с чередованием женской и мужской рифм и онегинской строфы. Золотая пропорция в данном случае интерпретируется О. Н. Гринбаумом на основе композиционно-ритмического подхода, когда «целое» – слоговой объем строфы, «большее» – количество безударных и «меньшее» – количество ударных слогов. Значительная часть исследования посвящена также изучению «золотой» меры русского классического сонета, осуществляемому уже на основе структурно-тонической интерпретации золотого сечения, где «целое» – тонический объем всего сонета, «большее» – объем катренов и «меньшее» – объем терцетов. В пределах настоящей работы мы не имеем возможности остановиться на рассмотрении данной проблемы. Укажем лишь на то, что все принципиальные соображения, высказанные ранее по отношению к композиционно-ритмической интерпретации золотого сечения, в полной мере относятся и к ее структурно-тонической интерпретации.

Принцип «единства в многообразии» (с. 14) – это не однообразие «”божественной пропорции”, неявно (!? – Г. М.) устремляющей поэта к ««золотым»… числам эстетического совершенства и красоты» (с. 29-31) и не однообразно-золотое «общее соотношение ударных и безударных слогов в строфе, которое может быть реализовано различными комбинациями ритмических форм…» (с.30). Принцип «единства в многообразии» применительно к русской классической поэзии заключается в имманентной вариативности акцентной структуры одной и той же строфы и значительном разнообразии сверхсхемного ритмического рисунка разных строф при строгом соблюдении всех формальных требований силлабо-тонического стихосложения. Иными словами, этот принцип реализуется в постоянном конфликте между схемной (идеальной) и сверхсхемной (с ее принципиальной вариативностью) акцентными структурами стихотворного произведения.

В целом же приходится констатировать, что работа О. Н. Гринбаума не отвечает трем основным требованиям, обязательным для научных исследований подобного рода, – достаточной степени формализуемости исследуемого материала, воспроизводимости и предсказуемости результатов. Поэтому все категорические заявления автора о «законе золотого сечения», «золотой» мере русского классического стиха, универсальности «божественной» пропорции и т. п. представляются нам явно несостоятельными.

В художественно-мемуарном произведении Ромена Роллана, посвященном жизнеописанию индийского религиозного проповедника XIX в. Рамакришны, высказывается мысль о том, что блестит – мертвое, живое же – мерцает. «Золото» в русских классических стихах, изучению которых как раз и посвящена работа О. Н. Гринбаума, может блестеть только в особым способом «умертвленных» исследователем звуках. В живом русском стихе, в его реальном ритмическом рисунке «золото» действительно лишь «мерцает», проблескивая иногда в «стройно зыблемом строю» (А. С. Пушкин) других, столь же прекрасных и своеобразных, ритмов и гармоний. В этом-то как раз и заключается вся прелесть русской классической поэзии.

1 Гринбаум О. Н. Гармония строфического ритма в эстетико-формальном измерении. СПб., 2000.

2 Здесь и далее в скобках после цитат из О. Н. Гринбаума приводятся номера страниц по указанному изданию.

3 Напомним, что тройками чисел золотого сечения принято считать тройки типа 3 – 5 – 8, а коэффициентами золотого сечения – величины отношения целого к большему (8/3 – Кцб) и большего к меньшему (5/3 – Кбм), которые обычно считаются одинаковыми и в практических целях устанавливаются равными 1,618.

4 Здесь и далее знаком полужирным шрифтом будем обозначать обязательные словесные акценты, знаком полужирным курсивом – факультативные.

5 Знаком зс (величина ритмико-гармонической точности) в работе О. Н. Гринбаума обозначается абсолютная величина отклонения от золотого сечения – зс = цб - Кбм |.

6 См., например: Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 5. Поэмы 1825 – 1833, М., АН СССР, 1948, с. 148; Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 4. М., АН СССР, 1957, с. 396.

7 Пушкин А.С. Сочинения, в 3 томах. Т. 1. М., 1958, с. 5.

8 «Подобно средневековому схоласту, структуралист, только приступая к исследованию, заранее знает истину. Его задача проста: подыскать достойные целям аргументы, доказывающие избранную точку зрения». Колесов В. В. Уроки В. И. Ленина: позитивизм в современном языкознании // Вестник ЛГУ, 1989. Сер 2. Вып. 3 (№ 16), с. 48.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  2. Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности международная научная конференция

    Документ
    Проведена в Саратов, 14-19 сентября 2004 г. совместно с Международной ассоциацией исследователей истории и культуры российских немцев, Международным союзом немецкой культуры.

Другие похожие документы..