Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1.1. Настоящие санитарные правила и нормы (далее - Санитарные правила) определяют обязательные гигиенические требования к производственным процессам,...полностью>>
'Примерная программа'
Цель дисциплины - овладение базовыми знаниями информатики и основами медицинской информатики, а также принципами построения компьютерных систем, осно...полностью>>
'Автореферат'
СОСТОЯНИЕ НУКЛЕОЛЯРНОГО АППАРАТА ЛИМФОЦИТОВ КРОВИ ПРИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ВОЗДЕЙСТВИИ МЕТАЛЛОВ-АЛЛЕРГЕНОВ И ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ПОЛЕЙ ДИАПАЗОНА РАДИОЧАСТОТ...полностью>>
'Документ'
После крещения Руси в 988 г. на этапе своего становления русская культура (выступать) как часть славянской православной культуры, на развитие которой...полностью>>

Учебное пособие, Пер с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. 752 с. (Серия «Кафедра психологии»). Перевод с английского

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Так же сюда относится исследование двух групп шизофреников в госпитале для ветеранов в центре Нью-Йорка (72). Для исследования были взяты примерно равные по возрасту, образованию, социоэкономическому уровню, религии и количеству американских поколений предков группы ирландского и итальянского происхождения. И тест действий и оценка поведения в палатах обнаружили значительные групповые отличия в природе шизофренических симптомов. Американские ирландцы имели сильную тенденцию к воображению и фантазированию и боль-

726 Дифференциальная психология

шую сдержанность двигательного выражения, в то время как американские итальянцы более открыто проявляли агрессию и были импульсивнее. Исследователи связывают эти результаты с субкультурными различиями в практике воспитания и структуре семьи, а также с другими культурными факторами.

Следует отметить, конечно, что совокупность культурных и субкультурных изменений в природе психиатрических симптомов не подразумевает отсутствия биологических факторов в их этиологии. Неврологические и биохимические данные (гл. 5), так же как данные о возможной роли наследственных факторов (гл. 9) должны рассматриваться вместе с культурными обстоятельствами при анализе развития особых психиатрических расстройств.

ЯЗЫК КАК ФАКТОР, ВЛИЯЮЩИЙ НА ПОВЕДЕНИЕ

Данные сравнительной лингвистики и антропологии, а также работы в области семантики дают основания предположить, что природа человеческого языка играет важную роль в создании человеком концепции (картины) мира, установках людей и в других поведенческих характеристиках (ср., 14, 35, 36, 37, 43, 45, 62, 67, 77). В самом общем смысле язык предоставляет средства для нашего мышления. Уорф ярко описал отношения между языком и мыслью, указав, что каждый конкретный язык «не только является инструментом для воспроизведения и озвучивания идей (мыслей), но, более того, он их оформляет, являясь программой и гидом для умственной активности индивида, для анализа его впечатлений, для синтеза его знаний» (77, с. 212). Далее он утверждает: «Мы анализируем природу по путям, проложенным нашим родным языком». Об этом же говорил и Мот-нер: «Если бы Аристотель говорил на китайском или дакотском языках, то он разработал бы совершенно иную логику или иную систему категорий» (53, с. 4).

Язык влияет на то, как мы воспринимаем окружающий мир. Конечно же, объекты и события не существуют в природе в тех категориях, к которым мы привыкли. Эти категории были разработаны для выполнения специальных задач, а также для облегчения работы с объектами. Определив объекты в ту или иную категорию, «назвав» их, мы таким образом фокусируем

Культура и личность 727

Рис. 84. Классификация объектов в разных языках. (Данные из Уорфа, 77, с. 210.)

наше внимание на их сходстве, на их общих характеристиках и игнорируем различия между элементами одного класса. То есть то, что мы замечаем, и то, на что не обращаем внимания в окружающем мире, частично зависит от конкретной лингвистической системы. Если в условиях данной культуры определенные отличительные характеристики становятся важными, то мы находим отдельные слова, соответствующие этим отличиям.

Это положение проиллюстрировано на рисунке 84, где сравниваются слова эскимосского языка и языка хопи с их английскими эквивалентами. Так, одному английскому слову «снег» в эскимосском языке соответствует несколько слов, обозначающих «падающий снег», «талый снег», «утрамбованный снег» и т. п. С другой стороны, хопи используют одно слово для обозначения «всего, что летает, кроме птиц». Насекомое, самолет и даже лет-

728 Дифференциальная психология

чик будут называться одним словом, только по контексту можно понять, что именно имеется в виду. В английском языке «вода» обозначается одним словом, тогда как в языке хопи существует два термина «текущая вода» и «вода, находящаяся в одном месте, содержащаяся в емкости». Эти примеры можно легко умножать. В арабском языке существует около шести тысяч слов, относящихся к верблюду (73). Есть термины, указывающие на верблюда, на котором ездят верхом, который дает молоко, а также говорящие о мертвом верблюде. Другие термины указывают на его родословную и географическое происхождение. Третьи помогают различить стадии беременности, а также существует несчетное множество названий для других важных для людей характеристик, так как их каждодневная жизнь находится в прямой зависимости от существования верблюдов.

Названия цветов предоставляют нам особенно интересный материал, демонстрирующий роль языка в классификации наблюдаемых феноменов. Группировка оттенков различается в разных языках и, вероятно, в свою очередь влияет на традиционный тип цветоразличения, существующий в той или иной культуре. В некоторых современных европейских языках существуют различные слова для «голубого» и «синего» цветов, как в английском существуют разные названия для «красного» и «розового». Африканский народ ашанти с Золотого берега использует названия трех цветов: черный, красный и белый. «Черным» называют все темные цвета, такие как синий, пурпурный или коричневый. «Красным» обозначают розовые, оранжевые и желтые оттенки. Серый цвет они называют «древесной пылью», а зеленый — «деревом» или «листом» (74). В примитивных языках часто отсутствуют отдельные названия для «синего» и «зеленого». Из подобной лингвистической классификации мы, конечно, не можем сделать вывод, что цветоразличение у этих людей хуже, чем у нас, или как-то отличается от нашего. Объективные тесты, проверяющие цветовую слепоту, свидетельствуют о нормальной способности к различению цветов у этих людей, несмотря на недостаток дифференцированной терминологии (ср. , напр., 71). Очевидно, что тип классификации определяют особые условия данной конкретной культуры.

Характерные отличия одной культуры от другой показывают не только различия словаря, но и формальные стороны язы-

Культура и личность 72 9

ка. Например, в языке хопи у глаголов отсутствуют временные формы, но есть специальные формы, обозначающие природу состояний — непосредственное наблюдение, воспоминание или обобщение (ср. 77, с. 217). Подобным образом у индейцев хула из Калифорнии суффикс используется для обозначения источника информации, например, я это слышал, видел или это мое предположение (30). Существующее в английском языке различение глаголов и существительных не является базовым или всеобщим, как можно было бы подумать. Например, в языке хопи такие термины, как «молния», «волна», «метеор», «клуб дыма» и «пульсация», являются глаголами, хотя все эти явления длятся очень короткое время (ср. 77, с. 216). В некоторых языках не существует различия между глаголами и существительными, все слова по сути напоминают наши глаголы. Выражение «оно горит» означает пламя, «здесь есть дом» соотносится с нашим существительным дом (ср. 77, с. 216—217).

Ли, проанализировав большое число данных, собранных Малиновски на островах Тробрианд (51), предложил провокационную теорию, в которой рассматривается язык жителей этих островов и его роль в поведении. По мнению Ли, в языке Тробрианд в большей мере делается акцент на несходных элементах или действиях, которые рассматриваются независимо друг от друга, чем на отношениях между событиями. Их предложения состоят из несвязанных слов. В их языке нет сравнительной или превосходной степеней прилагательных. Прилагательные прикреплены к особому классу объектов и не могут быть от них абстрагированы. Причинно-следственные отношения выражаются не традиционным для нас способом. Когда жителям этих островов задавали вопрос, подразумевающий каузальные отношения, то у них не было готовых ответов, предлагаемых их культурой. Каждый человек должен сам придумать собственный ответ, в их репликах были очевидны замешательство и несогласованность. Хронологическая последовательность так же неважна для них. «Прошлое не является упорядоченной серией воспоминаний, это скорее хранилище не связанных друг с другом событий, которые в лучшем случае вспоминаются как анекдоты» (51, с. 360).

Одно из частых наблюдений — относительный дефицит абстрактных понятий в большинстве примитивных языков. Это, конечно, сильно затрудняет абстрактное мышление. Однако оно

730 Дифференциальная психология

вовсе не означает неспособность к абстрактному мышлению, так же как отсутствие названий для определенных цветов не означает пониженную способность к цветоразличению. Наличие или отсутствие абстрактных понятий в данном языке может просто отражать условия жизни в этой культуре. Есть данные, свидетельствующие о том, что такие народы, попадая в ситуацию, требующую подобных понятий, могут перейти на более высокий уровень абстракции (ср. 43, с. 51).

Наконец, следует понимать, что язык по своей сути является поведением (ср. 40). Это не независимая сущность, как его иногда склонны рассматривать филологи. В то же время язык обладает сильным культурным влиянием. Конкретная система лингвистических терминов и форм, существующих в данной культуре, представляет важную часть всего комплекса влияний, которым подвергается индивид. Независимо от того, как подобное лингвистическое поведение первоначально появилось в группе, оно играет одну из ведущих ролей в психологическом развитии индивида.

«ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПРИРОДА» В РАЗЛИЧНЫХ КУЛЬТУРАХ

Определенные типы поведения долгое время рассматривались как «естественные». Это подразумевало, что поведение является «естественным», врожденным, биологически предзадан-ным. С этой концепцией тесно связаны понятия «перверсии» и «реверсии». Перверсией называется «неестественное» поведение, под «реверсией» подразумевают возвращение к более «примитивному» и менее «искусственному» типу поведения. Таким образом, если первый тип поведения принять за естественный, то любые его вариации рассматриваются как перверсии. Подобным образом, если «цивилизованного» человека поместить в «примитивную» среду, то возможные изменения в поведении будут считаться реверсией по отношению к естественному состоянию. Элементы реверсии присутствуют всегда, но в условиях цивилизованного общества они обычно находятся в латентном состоянии. Ясно, что концепции перверсии и реверсии имеют смысл только в том случае, если один из типов поведения принимается за «естественный».

Культура и личность 731

Неоднократно говорилось, что) ни одна из форм поведения не является более естественной, чем другая в том смысле, что она в большей степени определена конституцией. Данные по этому вопросу в основном получены из двух источников. Первый — это экспериментальное продуцирование поведенческих вариаций, ^четвертой главе было приведено несколько подобных экспериментов, проведенных на инфрачеловеческих организмах. Эти результаты должны были показать, что различные типы поведения являются естественным следствием различий среды обитания. Так называемое инстинктивное поведение часто оказывается естественным только в определенной среде.

Это положение было подтверждено и в межкультурных исследованиях. Многие формы поведения, которые называются «инстинктивными» или «базовыми потребностями», изменяются при переходе от одной культурной группе к другой (ср. 43, гл. 5—6; 69, гл. 8). Например, была показана роль культурных факторов в выражении материнской потребности. Был изучен широкораспространенный среди некоторых народов Меланезии, Южной Африки и индейцев Северной Америки обычай воспитания детей. В некоторых племенах дети так редко воспитываются собственными родителями, что установить генеалогию становится очень сложно. Подобные примеры можно найти и в Древнем Китае, где социальное материнство отличалось от биологического. Все отпрыски «вторых жен» внутри семьи считались детьми «первой жены». Только она выполняла роль матери, тогда как другие были лишь «тетями» как для своих детей, так и для других.

Агрессивность и воинственность, которые обычно считаются естественными для примитивных народов, у некоторых из них отсутствуют. Например, в нескольких племенах не было обнаружено ни оружия, ни средств для военных действий. Людям, выросшим в этих племенах, казалось невероятным, что мужчины могут нападать друг на друга. Сходным образом далеко не везде можно обнаружить стремление к стяжательству и обладанию частной собственностью (6). Наиболее ярко этот факт демонстрирует социальный институт потлач, распространенный среди индейцев северо-западного побережья Канады. В их культуре социальный престиж тем выше, чем больше отдано своей собственности.

Большие культурные различия присутствуют и в проявлении сексуальных влечений с сопутствующими им чувствами люб-

732 Дифференциальная психология

ви и ревности. Разнообразные обычаи и традиции, связанные с мужским поведением у разных народов, достаточно полно описаны антропологами, и, несомненно, многие из них знакомы читателю (28). Далее мы расскажем о подобных различиях в проявлении сексуального поведения, которые были обнаружены Кинси (41) при сравнении разных социоэкономических классов в нашей собственной культуре.

Культурные влияния заметны и в двигательных навыках людей, принадлежащих к различным народностям. Позы человека, когда он стоит, сидит, а также тип и темп его походки сильно варьируются в зависимости от той культуры, в которой живет человек. Один американский обозреватель, увидев хранившиеся в музее подголовники, вырезанные из дерева и слоновой кости, сказал, что это самая неудобная «подушка», которую он когда-либо видел! Большинство примитивных народов сидят на корточках, а эскимосы, также как и многие индейцы, обычно сидят на пятках (ср. 12).

В предыдущих главах мы обсуждали роль культурных факторов в развитии жестов. В качестве типичного примера универсальных «естественных» жестов обычно приводят жесты согласия и отрицания. Но далеко не у всех народов кивок головой означает «да», а покачивание из стороны в сторону — «нет». В племени пигмеев семанг из нижней Малайи «да» принято говорить резким выкидыванием головы вперед, а когда они хотят сказать «нет», то опускают глаза (47). Диаки с острова Борнео поднимают брови в знак согласия и слегка сдвигают их в противоположном случае. Для племени Майори поднятые голова и подбородок означают «да», а для сицилийцев этот же жест означает «нет». В некоторых культурах для указания на предмет используют не палец, а, например, губы, как в некоторых группах индейцев Северной Америки (47).

С исследованиями жестов тесно связано сравнительное изучение эмоциональной экспрессии в разных культурах. В этой области собрано огромное количество данных. Эти данные говорят о различиях в степени выражения эмоций, причинах их возникновения, особенностях эмоциональных ответов, а также о степени контроля над эмоциональным поведением (ср. 43, гл. 7; 47). Одна лишь манера приветствовать другого человека представляет огромное поле для подобных межкультурных сравнений.

Культура и личность 73 3

В разных культурах поцелуй выполняет функцию дружеского приветствия или является элементом сексуальных отношений, причем можно найти различные виды поцелуев у разных народов. Однако в некоторых примитивных обществах этот обычай вообще отсутствует. В связи с этим интересно отметить, что Кинси с коллегами (41) обнаружили подобные различия между социоэкономическими классами «-нашей-культуре. Среди людей, принадлежащих к более низкому социоэкономическому уровню, поцелуй в сексуальных отношениях встречался редко, а иногда даже считался негигиеничным. Здесь особенно интересно отметить, что люди, считавшие поцелуй негигиеничным, пили из общих чашек, а также у них были некоторые привычки, которые считались негигиеничными в высшем классе.

Было описано множество примеров эмоциональных реакций, связанных с теми или иными обрядами. Например, следующий. Сильно выраженное оплакивание кого-либо кажется странным в нашей культуре, тогда как в Китае и Монтенегро, а также в некоторых североамериканских племенах индейцев, среди маори и жителей Андаманских островов и некоторых других примитивных народов это является привычным ритуалом, предназначенным для специальных случаев (43, гл. 7).

ИНДИВИД КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЬ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП

Психологически индивид принадлежит к каждой группе, соответственно правилам которой он себя ведет1.

С этой точки зрения принадлежность к группе определяется не в биологических, а в поведенческих категориях. Эффективность группы основывается не расой, полом или строением тела индивида, а его практическим опытом. Если индивид вырос в определенной национальной группе со своими собственными традициями и культурными обычаями, со своим особым комплексом сти-мульных условий, то он будет демонстрировать поведенческие

1 Этот критерий психологических групп кажется более существенным по сравнению с критерием, предложенным Кантером (39), который первым заговорил о социальном поведении в терминах разделенных реакций на объекты, имеющие общие стимульные функции.

734 Дифференциальная психология

характеристики этой группы независимо от своего расового происхождения. Безусловно, следует понимать, что одно лишь физическое присутствие в той или иной группе еще не делает вас ее членом. Если темнокожий ребенок был воспитан в обществе белых людей, то это не означает, что его социальные условия были такими же, как у белого ребенка. Подобным образом у мальчика, воспитанием которого занимались только женщины, не разовьются личностные черты, характерные для девочки. Психологическая группа основывается только на общем поведении, а не на географической близости или биологическом сходстве.

Из этой концепции групп следует, что любой индивид является действительным членом большого числа различных групп. Разнообразные поведенческие группы, большие и малые, пересекаются в опыте индивида. Некоторые самые важные группы мы уже обсудили в предыдущих главах. Индивид, появившись на этот свет, оказывается в том или ином большом культурном «отряде», например, в «западной цивилизации» с характерными для нее источниками стимуляции. Так как он принадлежит к этой группе, то у него разовьются соответствующие наклонности, эмоциональные черты, установки и убеждения. Помимо этого, индивид еще принадлежит той или иной нации с ее специфическими традициями.

Если индивид обладает конкретными физическими характеристиками, например, определенным цветом лица, строением тела, то его можно отнести к той или иной «расе», занимающей четкое положение в более широкой национальной группе. Так как принадлежность к той или иной расе ведет к определенным социальным и культурным различиям в поведении, то она будет действительной группой. То же самое можно сказать и о поле. Если в данном обществе традиционно признаются половые различия, мужчины и женщины подвергаются неодинаковому психологическому влиянию, то тогда пол индивида в определенной степени будет определять его поведенческие характеристики.

Существует еще несколько поведенческих групп, которые хотя менее признаны и не так отчетливо определены, так же оказывают влияние на развитие индивида. Здесь следует вспомнить, что между различными социальными классами обнаруживаются существенные психологические различия (ср. гл. 15). Государство, провинция, конкретный город и даже различия со-

Культура и личность 73 5

седних областей значимо влияют на интеллектуальное и эмоциональное развитие индивида.

К другим группам, с которыми индивид идентифицирует себя на поведенческом уровне, относятся его профессиональная среда, его религия, политическая партия, клуб, сфера образования. Связанные с этими группами стереотипы говорят о четких культурных различиях между ними. Для людей из нашего общества такими стереотипами являются образ сельского врача, делового человека, римского католика, ортодоксального иудея, члена ротари-клуба, человека, окончившего Гарвард. Эти группы влияют на поведение индивида двояким образом. Во-первых, они непосредственно стимулируют и поощряют определенные типы поведения. Во-вторых, реакции других людей на этого человека опос-редованны их знанием о его принадлежности к той или иной группе. Социальные установки и «социальное ожидание» в свою очередь оказывают влияние на поведение самого индивида.

Семья с ее характерными особенностями и традициями представляет еще одну важную часть психологической среды индивида. Вырождающиеся Джуки и Каликак, такие знаменитые семьи, как Хаксли и Дарвины и многие другие бросающиеся в глаза примеры, говорят в пользу представления о семье как о группе, обладающей культурным влиянием. С этим представлением тесно связаны возрастные различия. Жизнь индивида традиционно делится на «стадии», и отношение к человеку более или менее меняется в зависимости от того, какой период он сейчас проходит. Индивид также может рассматривать себя как принадлежащего к тому или иному поколению — он может быть членом «старшего поколения», «молодого», «зрелого», «подросткового» и т. д. Даже такие незначительные факторы, как хобби и отдых, влияют на поведение индивида. Психологическая принадлежность к новым группам может быть следствием появившегося интереса к боулингу или коллекционированию марок. Число таких поведенческих групп может быть легко увеличено. Этих примеров достаточно, чтобы показать природу групп и их влияние на развитие поведения.

Отчасти человека можно рассматривать как результирующую влияния тех групп, членом которых он является. Точнее говоря, каждый индивид получает совершенно уникальный для него опыт. Возможно, этот опыт является менее значимым для

736 Дифференциальная психология

формирования базисных черт личности по сравнению с его значением для общего поведения. Общегрупповой опыт является более устойчивым в том смысле, что он чаще повторяется, чаще находит подкрепление, усиливается за счет сходных переживаний. В общем случае, чем более высоко организована группа, тем более систематичному и последовательному влиянию подвергаются ее члены. То есть общий опыт является более действенным по сравнению с индивидуальным. Более того, даже опыт выдающихся индивидов несет на себе культурный отпечаток. Например, человек может сочинить поэму, которая будет уникальной, не похожей ни на что написанное ранее, но эта поэма может быть политической сатирой, написанной на английском языке шариковой ручкой, ее стихотворный размер — ямб — все это является культурным наследием нашего времени.

С точки зрения описанного здесь влияния общего поведения на развитие индивида может показаться странным, что в своем поведенческом репертуаре люди схожи не более, чем мы привыкли видеть. Степень индивидуальных различий в любой группе очень большая. На самом деле межиндивидуальные различия гораздо шире межгрупповых. Каким образом можно объяснить «индивидуальность» каждой личности с позиций общего опыта?

Ключ к этой проблеме лежит в разнообразии пересекающихся групп, с которыми индивид идентифицирует себя на поведенческом уровне. Число этих групп так велико, что для каждого индивида своя уникальная комбинация. Это не только объясняет существование широкого спектра индивидуальных различий, но также предполагает механизм, согласно которому индивид выделяется из группы. Есть много примеров людей, которые порвали с традициями и обычаями своей группы. Благодаря таким ситуациям модифицируются и сами группы.

Может показаться, что в этих случаях индивид вступает в противоречие со своим прошлым опытом. Но психологически это было бы невозможно. Поведение человека является результатом психологической принадлежности к различным конфликтующим группам. Многие группы могут существовать совместно. Но в некоторых случаях две или более группы требуют различных путей реагирования на одну и ту же ситуацию. Это позволяет

Культура и личность 73 7

индивиду осознать произвольность ограничений, наложенных каждой группой, критически оценить их, более «объективно» рассмотреть. Принадлежность к разнообразным группам освобождает индивида от интеллектуальных и других ограничений, позволяя полностью развить его индивидуальность.

РЕЗЮМЕ

Основная цель дифференциальной психологии — понимание поведения и его конечной единицы — индивида. Сопоставив индивидуальные различия и связанные с ними обстоятельства, мы можем продвинуться в наших знаниях о природе человеческого поведения. Многие психологические обобщения делаются на данных, полученных в одной культуре. Такого центризма можно избежать, проверяя гипотезы в разных культурах.

Наблюдения психологов и антропологов дают нам примеры влияния той или иной культуры на различные виды поведения, включая восприятие, память, эстетические суждения. Наши представления о пространстве и времени, наши предпочтения в еде, наше уважение к музыке и искусству — все это подвержено влиянию прошлого опыта. Стадии развития, которые проходит индивид на пути к зрелости, могут различаться от культуры к культуре. Эти вариации легко обнаружить при обращении к формированию представлений о мире, эмоциональному развитию ребенка, а также при изучении детских рисунков.

Культурные факторы находят свое отражение и в представлениях о норме и патологии поведения. Термин «не-норма» используется в антинормативном, патологическом и статистическом смыслах. Статистическая концепция «не-нормы» признает континуум поведенческих различий, индивид может отклониться в любую сторону от эмпирической нормы или заданного поведения. Отсюда следует, что нельзя рассматривать индивида с отклоняющимся поведением вне его культуры. Поведение, которое считается не-нормой в одной культуре, в другой будет принято за норму. Последний человек в одной культуре может быть первым в другой. Культура может определить критерий нормы, социальную оценку конкретных форм поведения, распространение психических расстройств и способы выражения этих отклонений.

738 Дифференциальная психология

Важный источник культурных различий мы находим и в языках, на которых говорят люди. Язык предоставляет нам средства для нашего мышления. Он дает нам категории, согласно которым мы воспринимаем объект, наблюдаем сходства и различия, конструируем наши концепции.

Большая часть поведения, обычно приписываемого «человеческой природе», при проверке в разных культурах оказывается вовсе не универсальным и естественным феноменом, как иногда предполагается. Культурные различия были обнаружены среди так называемых базовых потребностей: отношение матери к детям, агрессивное и воинственное поведение, стяжательство и стремление к частной собственности, сексуальное поведение. Влияние культуры очевидно и в двигательных навыках: в темпе, особенностях походки, в позах человека, когда он сидит, стоит, спит, в жестах, имеющих разное значение. Сравнительные исследования выражения эмоций в разных культурах показали различия в степени эмоционального выражения, степени контроля над эмоциями.

Психологически индивид принадлежит к каждой группе, соответственно правилам которой он себя ведет. В этом смысле каждый человек является членом огромного числа взаимно пересекающихся групп (национальной, расовой, половой, возрастной, географической, образовательной, профессиональной, религиозной, семейной и др.). Многообразие этих групп, уникальность их комбинаций, а также порождаемое ими конфликтное поведение — все это вносит свой вклад в развитие «индивидуальности» поведения каждого человека.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Aberle, D. F. «Arctic hysteria» and latah in Mongolia. Trans. N. Y. Acad.

Sci., 1952, 14, 291-297.

2. Anastasi, Anne, and Foley, J. P., Jr. An analysis of spontaneous drawings

by children in different cultures. /. appl. Psychol, 1936, 20, 689-726.

3. Anastasi, Anne, and Foley, J. P., Jr. A study of animal drawings by Indian

children of the North Pacific Coast. /. soc. Psychol., 1938, 9, 363-374.

Культура и личность 73 9

4. Bartlett, F. С. Remembering: a study in experimental and social psychology.

London: Cambridge Univer. Press, 1932.

5. Bartlett, F. C. Psychological methods and anthropological problems. Africa,

1937, 10, 400-420.

6. Beaglehole, E. Property: a study in social psychology. N. Y.: Macmillan, 1932.

7. Benedict, P. K., and Jacks, I. Mental illness in primitive societies. Psychiatry,

1954, 17, 377-389.

8. Benedict, Ruth. Configurations of culture in North America. Amer. Anthr.,

1932, N. S. 34, 1-2.

9. Benedict, Ruth. Anthropology and the abnormal. /. gen. Psychol., 1934, 10,

59-82.

10. Benedict, Ruth. Patterns of culture. Boston: Houghton Mifflin, 1934.

11. Benjamin, A. C. An introduction to the philosophy of science. N. Y.: Macmillan,

1937.

12. Boas, F. The mind of primitive man. (Rev. Ed.) N. Y.: Macmillan, 1938.

13. Budd, E. G., and Thompson, A. S. An experimental test of the genetic

theory of consonance. /. gen. Psychol., 1952, 47, 71—90.

14. Chase, S. The tyranny of words. N. Y.: Harcourt, Brace, 1938.

15. Dennis, W. The performance of Hopi Indian children on the Goodenough

Draw-a-Man test. /. сотр. Psychol., 1942, 34, 341—348.

16. Dennis, W. Animism and related tendencies in Hopi children. /. abnorm.

soc. Psychol, 1943, 38, 21-36.

17. Dennis, W. Cultural and developmental factors in perception. In R. R.

Blake and G. V. Ramsey (Eds.), Perception; an approach to personality. N. Y.: Roland, 1951. Pp. 148-169.

18. Dennis, W. Animistic thinking among college and university students. Sci.

Mon., 1953, 76, 247-249.

19. Dhunjibhoy, J. E. A brief resume of the types of insanity commonly met

with in India. /. ment. Sci., 1930, 76, 254—264.

20. Dollard, J. Criteria for the life history—with analysis of six notable documents.

New Haven: Yale Univer. Press, 1935.

21. Eaton, J. W., and Weil, R. J. Culture and mental disorders. Glencoe, 111.:

Free Press, 1955.

22. Foley, J. P., Jr. The comparative approach to psychological phenomena.

Psychol. Rev., 1935, 42, 480-490.

23. Foley, J. P., Jr. The criterion of abnormality. /. abnorm. soc. Psychol.,

1935, 30, 279-291.

24. Foley, J. P., Jr. Psychological «ultimates»: a note on psychological «fact»

versus psychological «law». /. gen. Psychol., 1936, 15, 455—458.

25. Foley, J. P., Jr. An experimental study of the effect of occupational

experience upon motor speed and preferential tempo. Arch. Psychol, 1937, No. 219.

740 Дифференциальная психология

26. Foley, J. P., Jr. The scientific psychology of individual and group differences.

/. soc. Psychol., 1938, 9, 375-377.

27. Foley, J. P., Jr. The occupational conditioning of preferential auditory

tempo: a contribution toward an empirical theory of aesthetics. /. soc. Psychol., 1940, 12, 121-129.

28. Ford, C. S., and Beach, F. A. Patterns of sexual behavior. N. Y.: Harper,

1951.

29. Fortune, R. F. Sorcerers of Dobu. London: Routledge, 1932.

30. Goddard, P. E. Life and culture of the Hupa. Univer. Calif Publ. Amer.

Archeol. Ethnol, 1903, 1, 1-88.

31. Goodenough, Florence L., and Harris, D. B. Studies in the psychology of

children's drawings: II. 1928-1949. Psychol. Bull, 1950, 47, 369-433.

32. Grygier, T. Psychiatric observations in the Arctic. Brit. J. Psychol., 1948,

39, 84-96.

33. Hallowell, A. I. Temporal orientation in western civilization and in a

preliterate society. Amer. Anthr., 1937, 39, 647—670.

34. Hallowell, A. I. Some psychological aspects of measurements among the

Saulteaux. Amer. Anthr., 1942, 44, 62—67.

35. Hayakaws, S. I. Language in thought and action. N. Y.: Harcourt, Brace,

1949.

36. Hayakawa, S. I. (Ed.) Language, meaning and maturity. N. Y: Harper, 1954.

37. Hoijer, H. (Ed.) Language in culture; conference on the interrelations of

language and other aspects of culture. Chicago: Ubiver. Chicago Press, 1954.

38. Hollingworth, H. L. Abnormal psychology: its concepts and theories. N. Y.:

Roland, 1930.

39. Kantor, J. R. An outline of social psychology. Chicago: Follett, 1929.

40. Kantor, J. R. An objective psychlogy of grammar. Bloomington, Ind.: Indiana

Univer. Publ. (science Series, No. 1), 1936.

41. Kinsey, A. C, Pomeroy, W. В., and Martin, С. Е. Sexual behavior in the

human male. Philadelphia: Saunders, 1948.

42. Klineberg, O. Race differences. N. Y.: Harper, 1935.

43. Klineberg, O. Socislpsychology. (2nd Ed.) N. Y.: Holt, 1954.

44. Kluckhohn, C. Culture and behavior. In G. Lindzey (Ed.), Handbook of

social psychology. Cambridge, Mass.: Addison-Wesley, 1954. Pp. 921-976.

45. Korzybski, A. Science and sanity. (2nd Ed.) Lancaster, Pa.: Science Press,

1941.

46. Kroeber, A. L. Psychosis or social sanction. Char, and Pers., 1940, 8,

204-215.

47. La Barre, W. The cultural basis of emotions and gestures. / Pers., 1947,

16, 49-68.

Культура и личность 741

48. Lambe, T. A. The role of cultural factors in paranoid psychosis among the

Yoruba tribe. /. merit. Sci., 1955, 101, 239—266.

49. Landes, R. The abnormal among the Ojibwa Indians. /. abnorm. Soc. Psychol

1938, 33, 14-33.

50. Landis, C, and Bolles, M. Marjorie. Textbook of abnirmalpsychology. (Rev.

Ed.) N. Y.: Macmillan, 1950.

51. Lee, D. D. A primitive system of values. Philos. Sci., 1940, 7, 355—378.

52. Malinowski, B. The father in primitive society. N. Y.: Norton, 1927.

53. Mauthner, F. Beitrage zu einer Kritik der Sprache. (2nd Ed.) Stuttgart

Cotta, 1913. Vol. III.

54. Mead, Margaret. Coming of age in Samoa. N. Y.: Morrow, 1928.

55. Mead, Margaret. Growing up in New Guinea. N. Y.: Morrow, 1930.

56. Mead, Margaret. An investigation of the thought of primitive children

with special reference to animism. /. roy. Anthr. Inst., 1932, 173-190.

57. Moore, H. T. The genetic aspect os consonance and dissonance. Psychol.

Monogr., 1914, 17, No. 73.

58. Mowrer, О. Н. What is nirmal behavior? In L. A. Pennington and I. A. Berg

(Eds.), An introduction to clinical psychology. (2nd Ed.) N. Y.: Ronald, 1954, Pp. 58-88.

59. Nadel, S. F. Experiments on culture psychology. Africa, 1937, 10,

421-435.

60. Nadel, S. F. A field experiment in racial psychology. Brit. J. Psychol.,

1937-38, 28, 195-211.

61. Nichols, L. A. Neuroses in native African troops. /. ment. Sci., 1944, 90,

862-868.

62. Ogden, С. К., and Richards, I. A. The meaning of meaning. (6th Ed.) N. Y.:

Harcourt, Brace, 1944.

63. Piaget, J. The child's conception of the world. N. Y.: Harcourt, Brace, 1929.

64. Piaget, J. The child's conception of physical causality. N. Y.: Harcourt, Brace,

1930.

65. Piaget, J. The moral judgment of the child. N. Y.: Harcourt, Brace, 1932.

66. Radcliffe-Brown, A. The Andaman Islanders: a study in social anthropology.

London: Cambridge Univer. Press, 1922.

67. Sapir, E. Language. Encycl. soc. Sci., 1933, 9, 155—169.

68. Schubert, A. Drawings of Orotchen children and young people. /. genet.

Psychol., 1930, 37, 232-244.

69. Sherif, M. The psychology of social norms. N. Y.: Harper, 1936.

70. Sherif, M., and Sherif, Carolyn W. An outline of social psychology. (Rev.

Ed.) N. Y: Harper, 1956.

71. Simon, K. Color vision of Buganda Africans. E. Afr. med. /., 1951, 28 (2),

75-79.

742 Дифференциальная психология

72. Singer, J. L., and Opler, M. K. Contrasting patterns of fantasy and motility

in Irish and Italian schizophrenics. /. abnorm. Soc. Psychol, 1956, 53, 42-47.

73. Thomas, W. I. Primitive behavior, an introduction to the social sciences. N. Y.:

McGraw-Hill, 1937.

74. Wallis, W. D. An introduction to anthropology. N. Y.: Harper, 1926.

75. Wegrocki, H. J. A critique of cultural and statistical concepts of abnormality.

/. abnorm. soc. Psychol., 1939, 34, 166—178.

76. Werner, H. Comparative psychology of mental development. (Rev. Ed.) N. Y.:

Follett, 1948.

77. Whorf, B. L. Language, thought, and reality: selected writings. (Ed. By J. B.

Carroll.) Cambridge, Mass.: Technology Press, M.I.T.; N. Y.. Wiley, 1956.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Кафедра психологии

    Документ
    Данный фундаментальный труд Анны Анастази зарекомендовал себя как один из лучших классических учебников по дифференциальной психологии мирового уровня, со знакомства с которым должен начинать любой студент, изучающий эту дисциплину.
  2. Анастази А. А 64 Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые разли- чия в поведении /Пер с англ

    Документ
    Данный фундаментальный труд Анны Анастази зарекомендовал себя как один из лучших классических учебников по дифференциальной психологии мирового уровня, со знакомства с которым должен начинать любой студент, изучающий эту дисциплину.
  3. Издательство Института Психотерапии 2002 Носс И. Н. Введение в технологию психодиагностики. М.: Изд-во Института психотерапии, 2002 с. Эта книга

    Книга
    Эта книга представляет собой пособие для студентов и начинающих психологов. Она знакомит с основами методологии и технологии психодиагностики — одного из основных инструментов комплексного психологического исследования личности.
  4. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (1)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психосоциальной работы с населением.
  5. Учебно-методический комплекс для студентов отделения заочного обучения специальности

    Учебно-методический комплекс
    5 3,4 3,5 1 Педагогика 370 8 3,5 ,5, 3 17 Основы специальной педагогики и психологии 7 18 Теория и методика обучения БЖД 33 18 18/4 8 ,7,7 8 19 Возрастная анатомия и физиология 7 1 0 Современные средства оценивания результатов обучения

Другие похожие документы..