Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Реконструкція котельні № 2 із заміною газового котла на котел теплової потужності 2,33 МВт на паливних пелетах, розташованих по вул.Чапаєва,6 м. Прим...полностью>>
'Лекции'
Особенности проектирования программного обеспечения для устройств сопряжения: программный доступ к устройствам ввода – вывода и к памяти; обработка пр...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Инвестирование» составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшег...полностью>>
'Документ'
Компьютеры для отдела информационных систем финансовой и управленческой деятельности РЦНИТ Петрозаводского государственного университета (Приложение ...полностью>>

Музей Чехова в годы Великой Отечественной войны (воспоминания)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Музей Чехова в годы Великой Отечественной войны (воспоминания)

Пятница, Ноябрь 6, 2009

К 150-летию А.П. ЧЕХОВА
Ксения ЖУКОВА, сотрудник Дома Чехова в Ялте с 1941,
по материалам "Чеховских чтений в Ялте"

…Вскоре пришли несколько немцев и переводчик. Они осмотрели комнаты, обратили внимание и на портрет Гауптмана и одобрительно покивали головами.

Потом один из них сказал, что комнаты, где были спальня и рабочий кабинет Чехова, будет занимать майор Бааке...

В детстве я часто бывала в Доме-музее А.П.Чехова. Помню младшего брата писателя Михаила Павловича. Он жил и работал в музее вместе с Марией Павловной, руководившей музеем. Тогда я не предполагала, что и моя трудовая жизнь будет связана с музеем.

Жили мы рядом с чеховским домом, и в 1941 году, после моего окончания школы, мама советовалась с Марией Павловной о дальнейшей моей учебе. Боязно ей было отпускать единственную дочь из города в то тревожное время. Мария Павловна помнила, что я бывала часто в музее, и тут же воскликнула: «А я ищу замену своего больного экскурсовода, научить вашу дочь очень легко, ведь она была нашим постоянным посетителем».

Так началась моя трудовая жизнь. Мария Павловна, посвятившая себя сохранению мемориального Дома-музея Антона Павловича Чехова, на предложение городского Совета эвакуироваться отказалась наотрез и продолжала работать, проводив на фронт единственного мужчину — садовника-сторожа. Его обязанности стала исполнять его жена Анна Андреевна. Теперь весь коллектив стал женским. Особой сердечностью среди нас пользовалась няня матери Чеховых, давно уже ставшая членом чеховской семьи, Пелагея Павловна Диева.

Самым близким другом Марии Павловны к этому времени была Елена Филипповна Янова, направленная на работу в музей в 1935 году. Она была ещё молодой, энергичной и деятельной. Агроном по образованию, трудолюбивая, тактичная в обращении с людьми, она скоро стала правой рукой Марии Павловны. Бывая в разных учреждениях и выполняя поручения Марии Павловны, Елена Филипповна всегда поступала так, чтобы чувствовалось: это делала сама Мария Павловна, доверявшая ей во всем и назначившая Янову своей заместительницей.

7 ноября 1941 года немецко-фашистские войска заняли Ялту, и мы оказались отрезанными от Большой земли.

Мы все собрались на работе, обсудив случившееся, решили приходить в музей, как и раньше, и помогать Марии Павловне в сохранении музея, не оставлять её одну.

Мы стали спешно прятать портреты руководителей коммунистической партии и советского правительства.

Второпях бросили в печь книгу приказов, о чем впоследствии Мария Павловна очень сожалела.

А в столовой, в буфете среди деловых бумаг остались 30 красных томиков собрания сочинений В.И.Ленина, сочинения И.В.Сталина и папки документов по городскому Совету, депутатом которого была Мария Павловна. О них мы забыли…

Настроение у всех было подавленное. Как жить? Что делать? Куда убирать экспонаты и убирать ли? Эти вопросы очень волновали всех нас.

Убрать все экспонаты — это было бы удобным поводом для немецкой комендатуры занять дом Чехова под жилье. Мария Павловна решила оставить в комнатах все на своих местах. Только поставила в кабинете брата в витрину, где находятся фотографии писателей, актеров и друзей Чехова, открытку с портретом немецкого драматурга Г. Гауптмана.

Вскоре пришли несколько немцев и переводчик. Они осмотрели комнаты, обратили внимание и на портрет Гауптмана и одобрительно покивали головами. Потом один из них сказал, что комнаты, где были спальня и рабочий кабинет Чехова, будет занимать майор Бааке.

У Марии Павловны хватило мужества сказать им: «Нет, этого не будет». Она закрыла кабинет на ключ и попросила переводчика объяснить, что это мемориальный музей Чехова, писателя, которого хорошо знают и в Германии.

Когда они ушли, Мария Павловна поднялась в свою комнату. Вдруг зазвонил телефон. Она машинально подняла трубку и услышала немецкую речь. Мария Павловна в растерянности опустила трубку и заплакала, почувствовав себя в плену.

Майор Бааке поселился в гостиной чеховского дома, а его подчиненные — в комнатах первого этажа. Во время пребывания в доме гитлеровцев Мария Павловна не выходила из своей комнаты, ни с кем не встречалась и майора Бааке не видела. Все переговоры от её имени вела Е.Ф.Янова, давая понять, что она — управляющая частным домом. А на первом этаже старенькая П.П.Диева держала в строгости непрошеных гостей. И они — вот удивительно — беспрекословно её слушались. В доме не курили, никого не приводили, ни один экспонат не был тронут.

Распорядок дня в доме не нарушался, каждый занимался своим делом: проветривали комнаты, убирали, осматривая состояние каждого экспоната, и уходили домой до комендантского часа.

К счастью, майор Бааке недолго задержался в доме. Через неделю он уехал, но на парадной двери оставил надпись на немецком языке. Она сообщала, что дом принадлежит ему и никто без его ведома не имеет права занять его.

Примечание «Я». Судя по всему, здесь и в других материалах об этом периоде речь идет о майоре Бааке — командире разведбатальона 72-й пехотной дивизии 30-го армейского корпуса 11-й армии Эриха фон Манштейна.

В своих знаменитых мемуарах «Утерянные победы» (Manstein E. von. Verlorene Siege. — Bonn, 1955) будущий фельдмаршал Манштейн, лучший стратег 3-го рейха, пишет:

"…30 армейскому корпусу удалось расколоть главные силы противника на две части, осуществив смелый прорыв по горной дороге к расположенной на южном берегу Алуште, после того как Симферополь был взят ещё 1 ноября передовым отрядом 72 пд. Противник тем самым не только был лишен возможности создать оборону на северных отрогах гор, но и все его силы, оттесненные в горы восточнее дороги Симферополь — Алушта, были обречены на уничтожение. Спасительный порт — Феодосия — был уже закрыт для них 42 ак. 30 ак вскоре овладел прибрежной дорогой Алушта — Ялта — Севастополь."

Сразу после занятия Ялты — как следует из мемуаров Манштейна — 30 армейский корпус был переброшен в район Балаклавы, южнее Севастополя.

"…17 июня (1942) в полосе наступления 30 армейского корпуса неожиданный перенос направления главного удара также привел к важному успеху… 72 дивизии удалось захватить позиции противника южнее дороги. Разведывательный батальон этой дивизии под командованием майора Бааке, смело используя начальный успех, беспрепятственно прошел через боевые порядки ошеломленного противника до «Орлиной высоты», расположенной перед Сапун-горой. Утром 18 июня батальону удалось занять сильно укрепленную «Орлиную высоту» и удерживать её до подхода новых сил дивизии. Тем самым были созданы предпосылки для расширения прорыва оборонительной системы противника в северном направлении..."

Спустя некоторое время пришел комендант оккупационной комендатуры с переводчиком. Прочитав эту надпись, он долго не решался войти в дом. Но любопытство взяло верх, и он постучался. Первым вопросом, который он задал Марии Павловне, был: «Почему такая надпись на двери?» Мария Павловна объяснила. Немец осмотрел дом и велел надпись стереть, так как она ограждает вход в дом новых хозяев. Коменданту Мария Павловна заявила, что это частное домовладение. На это он ответил:

— А у нас в комендатуре нет документов, доказывающих, что это частное домовладение. Чем вы докажете, что домовладение частное?

— У меня имеются нужные документы, — сказала она.

— Хорошо, — ответил комендант. — Они должны быть завтра в комендатуре в час дня.

Комендант ушел. Надпись на двери Мария Павловна решила не трогать, узнав о её «магическом» действии. И она не раз спасала чеховский дом от посягательств фашистских солдат.

На следующий день управляющая домом Чехова Е.Ф.Янова понесла документы. Коменданта на месте не оказалось. Её принял адвокат. Он льстил Елене Филипповне, а сам свернул документы и стал прятать их в стол. Но Елена Филипповна вовремя все это заметила и потребовала вернуть документы. Она заявила, что как управляющая частным владением она сама пойдет к коменданту. Вернулась она очень взволнованная, но довольная, что документы забрала, и поняла, что с ними разговаривать надо на равных.

Мария Павловна мужественно переносила оккупацию. Она вместе с нами голодала и жила тем, что отдавала только свои личные вещи знакомым, которые ездили в степные районы Крыма и там меняли их на муку и зерно. Таким же способом она приобретала дрова для отопления музея, покупая их мешками и вязанками. Дрова были сырые, а для растопки нужны были сухие. Помню, как, вооружившись ножовкой, я отпиливала сушняк в саду музея, к счастью, его было много.

Каждый из нас старался сделать для Марии Павловны что-нибудь хорошее. Годы войны всех нас сблизили, все стали друг другу близкими и дорогими.

За это время Мария Павловна перенесла два тяжелейших заболевания — брюшной тиф и воспаление легких. Её лечил один из старейших и лучших ялтинских врачей Аверьян Дмитриевич Петрунин, а Елена Филипповна, переселившись к Марии Павловне, дни и ночи просиживала над больной, топила печурку, принимала врача, ходила к городскому голове и просила его не давать дом под квартиры немцам и не рекомендовать его как музей, где есть ценные картины — подлинники И. Левитана. Она напрягала все силы, чтобы уберечь дом от разграбления. Ценой неимоверных усилий и забот Елены Филипповны и П.П.Диевой Мария Павловна выздоровела.

Однажды Марию Павловну навестил городской голова Анищенков. Мария Павловна, ещё слабая после болезни, с возмущением отвечала на его вопросы, ведь не было ни продуктов, ни топлива. Уходя, Анищенков сказал: «Мария Павловна, дорогая, потерпите, скоро все будет. Ведь скоро наши вернутся в Ялту».

Мария Павловна была удивлена и насторожена: можно ли ему верить? В ту пору никто не знал, что он имел связь с движением Сопротивления. Однако фашисты вскоре его расстреляли.

А жизнь под гнетом оккупантов продолжалась и шла своим чередом. Мы убирали комнаты, а для углубления знаний читали вслух чеховские произведения. Эти читки сопровождались комментариями Марии Павловны. Она стремилась все, что знает о брате и его творчестве, передать окружавшим её людям.

Несмотря ни на какие трудности, Мария Павловна вместе с Е.Ф.Яновой продолжала прерванную работу по подготовке к изданию нового собрания писем А.П.Чехова, а я печатала подготовленное на машинке.

Кроме того, в доме строго соблюдались все семейные традиции и отмечались праздники. Мария Павловна сама пекла пироги или пирожки. И хотя они были из очень плохой муки, с начинкой из соленой хамсы или лука, нам они казались удивительно вкусными. А Марии Павловне было приятно видеть, какое удовольствие она нам доставила.

Настал долгожданный день освобождения от фашистской неволи. Вечером и ночью с 15 на 16 апреля 1944 года немецкие войска стали покидать Ялту. Город бомбили. Четыре осколочные бомбы упали в саду чеховского дома. Мария Павловна едва успела уйти из своей комнаты, как посыпались стекла.

Вспоминая эту ночь, она говорила: «Я спала с мокрицами в кладовке первого этажа, опасаясь, что ещё будут сыпаться бомбы». Но утром мы узнали, что в город вступили наши войска.

На следующий день после освобождения к дому подъехала конная линейка, управляемая партизаном-подпольщиком П.Д.Дубровиным, который от имени 2-го Ялтинского отряда привез продукты, взятые в частных магазинах, принадлежащих подпольщикам. Вместе с ним была Александра Михайловна Минько, а для ялтинцев, как называла её Мария Павловна, «просто Майя». Она в первые дни была представителем советской власти в городе. Они привезли белую муку, крупу, сахар, ситец и многое другое, чего так не хватало хозяйке чеховского дома.

Мария Павловна была неописуемо счастлива. Лицо её сияло от радости, наконец у нее были хорошие продукты, которых она не видела уже два с половиной года.

Посетил Марию Павловну начальник Ялтинского гарнизона генерал-майор В.Я.Горбачев, давший указание местным властям немедленно приступить к самому необходимому ремонту дома, чтобы музей как можно скорее открыл свои двери для приема воинов-освободителей.

По решению местных властей над музеем было организовано шефство, которое взял на себя военный госпиталь, где начальником был майор медслужбы Б.В.Решов. Ремонт производили заканчивающие лечение воины, в числе которых был юноша-художник Андрей Степанович Василенко, ныне живущий в Донецке и поддерживающий связь с музеем.

Задушевной была встреча Марии Павловны с корреспондентами — первыми «ласточками» с Большой земли, как она их называла. Это были фотокорреспондент Н. Ксенофонтов и корреспондент Дмитрий Холендро. Их волновала судьба музея, они хотели посмотреть его собственными глазами и сообщить об увиденном всей Советской стране. Один из корреспондентов спросил:

— Мария Павловна, что я могу сделать для вас?

— Сообщите, если можете, Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой в Москву, что мы живы и я очень хочу её видеть!

Он тут же отправился в Джанкой, где находился в то время штаб армии, и оттуда позвонил в Москву. Позднее он рассказывал: «Я как мальчишка, забыв о своих обязанностях корреспондента ТАСС, о том, что нужно давать сообщения о продвижении наших войск, повернул обратно в штаб. Но не выполнить просьбу Марии Павловны, этой героической женщины, перенесшей столько горя и страданий, я не мог».

В письме директору библиотеки им. В.И.Ленина в Москву В.Г.Олишеву Мария Павловна писала:

«Я счастлива, что снова могу писать вам после трех тяжело пережитых годов и сообщить, что Дом-музей уцелел и все экспонаты сохранились.

Однако не могу скрыть, что перед самым приходом русских воинов (15 апреля) самолет сбросил на нас 4 бомбы, которые повредили крышу, передний фасад дома и сад, стекла разбиты почти во всех окнах, в цокольном этаже вырван оконный переплет и т.п. По распоряжению начальника гарнизона генерал-майора В.Я.Горбачева горсовет немедленно приступил к самому необходимому ремонту дома, а служащие нашего музея — к приведению в порядок экспонатов и всего дома. Мы начали уже принимать дорогих посетителей — наших освободителей…

В настоящее время наш штат состоит из моей заместительницы тов. Е.Ф.Яновой, кстати сказать, она принимала горячее участие в сохранении Дома-музея, уборщицы П.П.Диевой и двух новых экскурсоводов и сторожа-дворника…

При настоящих условиях мы работаем с утра до позднего вечера, так как наши посетители исключительно военные и устанавливать часы приема не представляется удобным. Будем с нетерпением ожидать ваших распоряжений».

Вскоре приехали работники Центрального музея Красной Армии, в числе которых был начальник военного отдела библиотеки им. В.И.Ленина Г.С.Красовский. Он передал Марии Павловне письмо из библиотеки. В нем сообщалось:

«Многоуважаемая Мария Павловна! Дирекция и коллектив Государственной библиотеки СССР им. В.И.Ленина с радостью узнали о возобновлении работы Дома-музея А.П.Чехова, сохраненного вами в тяжелый период фашистской оккупации. Первое известие о вас мы получили через Ольгу Леонардовну, а затем Крымский наркомпрос сообщил нам в ответ на наш запрос, что Дом-музей А.П.Чехова возобновил свою работу 18 апреля.

Пользуясь командировкой начальника военного отдела библиотеки Г.С.Красовского, просим вас написать о вашем самочувствии, о состоянии Дома-музея и его сотрудниках… Сообщите также обо всех ваших насущных нуждах. Позвольте пожелать вам здоровья, бодрости, сил для дальнейшей работы в Доме-музее, который нам сейчас особенно дорог. 12-V-44».

Для сотрудников музея была передана посылка, в которой были туфли, материал на платья и зарплата за два месяца.

Мария Павловна почувствовала себя нужной людям, работе. Окрыленная вниманием и сердечностью местных властей и всех стремившихся в чеховский дом, она как 6ы снова ожила. 26 мая 1944 года она писала в Москву В.Г.Олишеву:

«Ваше письмо, переданное мне майором Красовским, я получила. Тронутая вашим вниманием, я счастлива сообщить вам, что Дом-музей А.П.Чехова уцелел и я в состоянии по-прежнему продолжать работу в нем. 16 апреля с. г., впервые после немецкой оккупации Крыма Дом-музей А.П.Чехова принял первых посетителей — бойцов и офицеров героической Красной Армии… Ценой лишений и усилий всего коллектива сотрудников удалось сохранить само здание и все экспонаты музея, однако музей нуждается в ремонте и топливе…»

Мария Павловна увлечена работой. К ней приехал из Ленинграда известный чеховед С.Д.Балухатый и принял от нее письма, подготовленные к изданию в чеховском 20-томнике.

Но первые радости сменились огорчениями. Выселение татар произвело на нее угнетающее впечатление. Не успела она перенести первый удар, как последовал второй. Началось выселение греков, армян и лиц других национальностей. Она беспокоилась о Е.Ф.Яновой, ведь та была гречанкой.

К Марии Павловне явился начальник КГБ Ялты Н.А.Мусатов предупредить её о том, что Е.Ф.Янова со всеми греками будет выселена из Крыма. Мария Павловна, схватившись за сердце, сказала: «Уж этого удара я не переживу. Звоните немедленно Молотову, я не могу остаться без нее, она моя правая рука, она так много сделала для спасения дома и меня. Если Молотов ничего не сможет сделать, я буду звонить Сталину».

Но Сталину звонить не пришлось. Было дано указание оставить Янову с семьей в Ялте.

А 14 июля 1944 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении М.П.Чеховой орденом Трудового Красного Знамени за успешную 40-летнюю работу по хранению, изучению и изданию литературного наследия великого русского писателя А.П.Чехова. Отмечая это событие в своем коллективе, Мария Павловна говорила, что эта награда относится не только к ней, а к каждому члену коллектива.

Мария Павловна прожила долгую жизнь. Как-то она сказала: «Много лет я прожила, очень много, но с удовольствием ещё проживу столько, сколько могу, чтобы продолжить мое любимое дело, которому я посвятила всю свою жизнь».

В 1953 году ей исполнилось 90 лет. Ей было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Несмотря на свой преклонный возраст, она была неутомимым тружеником и общительнейшим человеком. До конца жизни, в свои 93 с половиной года она проявляла интерес не только к тому, что окружало её, но и ко всему, чем жил народ.

Автор: ЖУКОВА Ксения Васильевна (1924-2006) — сотрудник Дома-музея А. П. Чехова в Ялте с 1941 г.

Источник: Чеховские чтения в Ялте: вып. 11. Белая дача: первое столетие. Сб. науч. тр. / Дом-музей А. П. Чехова в Ялте. - Симферополь: ДОЛЯ, 2007. - 384 с. Составитель и научный редактор - кандидат филологических наук А. Г. Головачева.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Печатный каталог книг периода великой отечественной войны

    Документ
    22 июня 1941 года в 10 часов 45 минут началась Великая Отечественная война. Огромный вклад в борьбу с врагом внесли все народы бывшего СССР, пережив боль, голод, разруху, потерю родных и близких людей.
  2. Издательская программа правительства москвы комитет по телекоммуникациям и средствам массовой информации города Москвы Ветераны Великой Отечественной войны о жизни и о себе

    Программа
    Андрей Михайлович Шишков — участник Великой Отечественной войны в составе I Гвардейской танковой бригады, I гвардейской танковой Армии, штурмовавшей Берлин под командованием М.
  3. Нижняя Мазовка Тамбовской губернии. В 1938 г впервые приняла участие в смотре художественной самодеятельности. Перед Великой Отечественной войной переехала в Воронеж. В 1943 г было принято решение

    Решение
    1 февраля – 95 лет назад родилась Мордасова Мария Николаевна (1.02.19151–25.09.1997), певица, народная артистка СССР (1981), Герой Социалистического Труда (1987), Почётный гражданин г.
  4. Рубрики: Книжное обозрение

    Документ
    «Чеховский вестник» – информационно-библиографическое издание. Он готовится Чеховской комиссией Совета по истории мировой культуры Российской академии наук и содержит сведения о новых публикациях, посвященных Чехову, о постановках
  5. Отечественная культура советского периода: антиномии, идеалы, ценности, историческое место Содержание

    Документ
    Рассматриваемая нами тема является одной из наиболее сложных, если не самой сложной в вузовском курсе культурологии. Удивительно, но факт: студенты, к примеру, знают и понимают куда лучше культуры древневосточных цивилизаций, античную

Другие похожие документы..