Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В современных условиях экономического кризиса, падения рождаемости и высокого уровня общей смертности населения, проблемы охраны репродуктивного здор...полностью>>
'Документ'
1. Плательщиками индивидуального подоходного налога (далее ИПН) являются физические лица, имеющие объекты налогообложения, определяемые в соответстви...полностью>>
'Документ'
Данная работа посвящена сравнительным исследованиям коррупции на межгосударственном уровне. В первой части доклада дается обзор основных исследований...полностью>>
'Документ'
Опись отделки жилого помещения По экспликации квартиры описывается каждая комната, кухня, коридор, санузел, балкон (лоджия)....полностью>>

Игорь Михайлов Рождённая и погибшая под Вязьмой

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В Вяземской оборонительной операции.

30 сентября на Орловском и 2 октября на Вяземском и Брянском направлениях немецко-фашистские войска группы армий «Центр» приступили к осуществлению грандиозной по масштабам операции, целью которой являлось окружение и взятие Москвы. За несколько дней до этого тяжелой катастрофой для советских войск закончилось сражение в районе Киева, где войска Юго-Западного фронта (по немецким источникам) потеряли только пленными 665 тысяч человек (39), в отечественной историографии упоминается, что общие потери фронта составили 700544 человека (40). В итоге на юге советского фронта образовалась брешь, которую немедленно нужно было наполнить войсками и техникой, подготовить новые рубежи обороны. В такой сложной для советской стороны обстановке началось немецкое наступление на Москву.

Первый удар по советской обороне, прикрывавшей подступы к столице СССР, нанесла 2 танковая группа под командованием генерал-полковника Гудериана. 30 сентября его 24 и 47 моторизованные корпуса выступили в направлении Севска (41). Левофланговые части Брянского фронта не смогли сдержать наступления врага. Контратаки советских частей успеха не имели, враг продолжал упорно продвигаться вперед. Но в тот момент Ставка ВГК была больше обеспокоена ситуацией на юге и первоначально немецкому удару в направлении Севска не придала большого значения.

Преследуя цель - наполнить войсками участок Юго-Западного фронта, Ставка Верховного Главного Командования в 01 час 50 минут 1 октября 1941 года отдает Директиву № 002488 командующим войскам Резервного фронта и 49 армией о подчинении армии Ставке и её задачах: «Для прикрытия орловского, курского и харьковских направлений Ставка Верховного Главного командования приказывает: Выделить из состава войск Резервного фронта 49-ю армию в качестве резервной армии и развернуть её на фронте от р. Ревна до р. Десна, станции Кокоревка, р. Усожа, Дмитриев-Льговский, р. Харасея, р. Свапа, Новая Ивановка, станция Краснополье, Большая Писаревка, Богодухов, Черемушная, Мерефа… В состав армии включить: 220, 248, 194 и 303 стр. дивизии, 29, 31 и 41 кавал. дивизии, 551, 603, 702 и 689 артполки ПТО, 451, 452, 453-й сапёрные батальоны, три истребительных авиаполка (42)

248 стрелковую дивизию Ставка предполагала развернуть на фронте Суджа, Александровка. Дивизия должна была с 18-00 3 октября приступить к погрузке на станции Касня для убытия в новый район сосредоточения (43).

В ходе разворачивающихся событий на Брянском фронте переброску частей 49 армии можно было бы расценивать и как укрепление нашей обороны на орловском и курском направлениях. Но 2 октября враг нанёс два главных мощных удара на московском направлении. Вскоре это наступление заставило полностью изменить все планы советского командования.

На рассвете 2 октября 1941 года к осуществлению операции «Тайфун» приступили главные силы группы армий «Центр». В связи с тем, что целью нашего исследования не является описание всех событий Вяземской оборонительной операции, кратко остановимся на общем анализе обстановки на участке Западного и Резервного фронтов в первой половине октября 1941 года. Создав многократное превосходство на участках прорыва, немецко-фашистские войска при сильной поддержке авиации стали вбивать мощные танковые клинья в советскую оборону. Один удар они нанесли из района севернее Духовщины силами 56 и 41 моторизованных, 6 и 5 армейских корпусов. Второй – из района Рославля силами 40 и 46 моторизованных, 7, 12 и 13 армейских корпусов. Общей задачей наступающих немецких войск было: прорвать советскую оборону на всю глубину, подвижными соединениями выйти в район Вязьмы, где замкнуть огромное кольцо, в котором должны были оказаться основные силы Западного и Резервного фронтов. После уничтожения окружённых войск гитлеровское командование предполагало продолжить уже почти беспрепятственное наступление на Москву, её дальнейшее окружение и захват. Уже к исходу 3 октября передовой отряд танковой бригады 56 моторизованного корпуса вышел к переправам через Днепр и захватил неповрежденными мосты в районе деревень Тиханово и Глушково – это был важный успех врага, теперь его наступление могло развиваться сразу в нескольких направлениях с выходом в тыл основным силам Западного фронта. Вернуть эти переправы себе, отбросить врага за Днепр, отсечь немецкую пехоту от танков и остановить наступление врага восточнее Днепра – вот те главные задачи, которые встали перед советским командованием в те суровые дни.

В первую очередь командующий Западным фронтом отдал приказ о создании группы под командованием одного из своих заместителей – генерал-лейтенанта Болдина. В состав группы Болдина вошли 152 стрелковая дивизия, 101 мотострелковая дивизия и 126, 128, 147 танковые бригады, части группы должны были нанести удар с юга на север в направлении станции Канютино и отсечь пехоту противника от танков (44). Но выдвижение частей группы в назначенные районы сосредоточения происходило под непрерывным воздействием немецкой авиации, что существенно замедляло скорость движения колонн. К тому же части 30 армии не смогли сдержать напор врага, который продвигался слишком мощно и быстро. Поэтому во второй половине дня 3 октября передовые отряды 101 мсд и 128 Тбр сходу вступили в бой с танками и пехотой врага в районе посёлка Холм-Жирковский, но и это не смогло в корне изменить ситуацию – враг вышел к Днепру. Второй задачей для Западного фронта явилось создание прочного заслона советских войск на восточном берегу Днепра. Эта проблема требовала принятия срочных и согласованных мер, ведь на том берегу находились части другого фронта, а значит, нужно было добиться разрешения Ставки оставить их, или, по крайне мере, успеть сменить новыми частями, не ослабляя тем самым фронт на участке прорыва. Беда была в том, что в тот момент достаточной согласованности между штабами Западного и Резервного фронтов как раз и не было. Каждый фронт самостоятельно пытался решить возникшую проблему: Западный фронт – ликвидировать прорыв на участке 30 армии, Резервный фронт – ликвидировать прорыв на участке 43 армии в районе Варшавского шоссе.

Что же в это время происходило на восточном берегу реки Днепр, где до 2 октября оборону занимали части 49 армии Резервного фронта? В день немецкого наступления на Москву войска армии приступили к подготовке и постепенной сдаче своих участков обороны частям 32 армии. В частности, 905 стрелковый полк 248 дивизии приступил к сдаче своего участка частям 140 стрелковой дивизии, остальные части 248 дивизии готовились к этому, а во второй половине дня или в ночь на 3 октября, по всей видимости, первые колонны дивизии выступили в район станции Новодугино для погрузки в эшелоны. Авиация противника, безраздельно господствуя в воздухе, в течение дня 2 октября несколько раз бомбила боевые порядки 248 сд (45). Севернее участка 248 дивизии также приступили к убытию в район станций погрузки части 220 стрелковой дивизии. Фактически получалась, что войска Резервного фронта, выполняя приказ Ставки, отдавали в руки противника всю территорию в верховьях Днепра без какого-либо сопротивления. В немецких штабах благодаря разведданным, доставленным авиацией, только гадали: «Что это, неужели русские разгадали замыслы немецкого командования и приступили к отводу частей, чтобы избежать окружения?» Командование Западного фронта, обеспокоенное ситуацией на участке 30-й армии, просило командование Резервного фронта, чтобы 220-я и 248-я дивизии не покидали свои участки до полной смены их новыми частями.

В первой половине дня 3 октября 902, 905 стрелковые полки и артиллерия 248 дивизии выступили в район станции Новодугино для погрузки в эшелоны. Исходя из последующих событий, можно предположить, что первым полностью убыл в новый район 905 полк, затем артиллерия и далее подразделения 902 полка. 899 стрелковый полк продолжал занимать прежний рубеж обороны. Во второй половине дня после напряжённых переговоров между штабами Западного и Резервного фронтов погрузка дивизии была отменена, части спешно стали возвращаться на прежний рубеж обороны. Вечером последовал приказ Ставки ВГК № 002565, разрешивший оставить в составе Резервного фронта 248 дивизию. К исходу 3 октября в районе глушковской переправы, уже захваченной немецким передовым отрядом, оставались только рота спецбата и два батальона 902 стрелкового полка. По всей видимости, в этот день боя в районе переправы не было, противник ограничивался массовыми налётами авиации и бомбёжками по восточному берегу Днепра и районам Волочёк, Каменец, Настасьино, Облецы. Посланный командующим Западным фронтом в район прорыва противника генерал-лейтенант Калинин в деревне Тычково встретился с командиром 248 дивизии генерал-майором Сверчевским. Было принято решение: с утра 4 октября наличными силами дивизии атаковать противника в районе Тиханово и Глушково с задачей отбросить его части за Днепр (46). Во второй половине дня 3 октября в район действий 140 дивизии выехал командующий 32 армией генерал-лейтенант Вишневский, которому было поручено объединить под своим командованием все части, находящиеся на восточном берегу Днепра в одну группу для противодействия наступлению противника.

В связи с тем, что два этих генерала будут иметь самое непосредственное отношение к боям 248 дивизии в последующие два – три дня, остановимся кратко на их военной биографии.

Степан Андрианович Калинин, русский, родился 28 декабря 1890 года в деревне Панкратовка ныне Егорьевского района Московской области. В русской армии с 1912 года, в 1913 году получил первое военное образование (учебная команда), а в 1917 году окончил Псковскую школу прапорщиков. Во время Первой мировой войны воевал на Западном фронте. В 1917 году вступил в партию большевиков и в Красную гвардию. С 1918 года в Красной Армии. В годы Гражданской войны был военным комиссаром штаба продармии, командиром стрелковой бригады, начальником сектора штаба войск внутренней службы, помощником командующего войсками Приволжского военного округа. Воевал на Южном фронте, против повстанцев в Пензенской и Тамбовской губерниях. В межвоенный период закончил Высшие академические курсы, Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава, курсы партийно-политической подготовки командиров-единоначальников при Военно-политической академии имени Толмачёва. В этот же период находился на разных командных должностях: от командира дивизии до командующего войсками Сибирского военного округа. В 1940 году С.А. Калинину было присвоено звание генерал-лейтенанта. С началом Великой Отечественной войны формировал 24-ю армию и стал её командующим. Эта армия принимала участие в Смоленском сражении. С августа 1941 года помощник командующего войсками Западного фронта, с октября – в распоряжении Народного Комиссара обороны СССР, с ноября командующий Приволжского военного округа. С марта 1944 года С.А. Калинин – командующий войсками Харьковского военного округа, но 24 июня того же года отстранён от должности и арестован. После окончания войны Калинин был уволен из Вооружённых Сил, а в 1951 году осуждён на 25 лет. В 1953 году судимость с Калинина была снята, в 1954 он реабилитирован, восстановлен в воинском звании генерал-лейтенанта с увольнением в запас с надлежащим пенсионным обеспечением. Умер Степан Андрианович Калинин в Москве в 1975 году. Был награждён двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, медалями (47).

Сергей Владимирович Вишневский, русский, родился 18 апреля 1893 года в городе Рогачёв, ныне республика Беларусь, в дворянской семье. В 1912 году закончил кадетский корпус в городе Сумы, в 1914 году Елизаветградское кавалерийское училище. Участник Первой мировой войны, воевал на Юго-Западном фронте, командовал взводом, эскадроном. С 1918 года в Красной Армии. В Гражданскую войну был помощником и временно начальником штаба бригады, командиром кавалерийского полка, бригады. Участвовал в боях против вооружённых формирований Махно и басмачей на Туркестанском фронте. В межвоенный период закончил курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной академии имени Фрунзе, Военную академию имени Фрунзе, находился на разных должностях от командира кавалерийского полка до помощника генерал-инспектора кавалерии РККА. С 1933 по 1940 год был преподавателем тактики Военной академии имени Фрунзе. В 1940 году Вишневскому было присвоено звание генерал-майора. Незадолго до начала операции «Тайфун», в сентябре 1941 года, был назначен командующим 32 армии Резервного фронта. Вместе с войсками армии попал в окружение под Вязьмой, при выходе из окружения 22 октября 1941 года при попытке перехода по льду реки Угра с обмороженными ногами был захвачен в плен. Находился в военной тюрьме города Летцен, потом в офицерском лагере Хаммельсбург, позже был помещён в тюрьму в городе Нюрнберг, в Флёссенбургском концлагере, затем в концлагере Дахау. Был освобождён американскими войсками 30 апреля 1945 года, после находился в Советской военной миссии в Париже. Проходил спецпроверку НКВД, в декабре 1945 года С.В. Вишневский был возвращён на действительную службу в Красную Армию. В 1947 году окончил ВАК при Высшей военной академии имени Ворошилова и с этого же года преподаватель Военной академии имени Фрунзе. С 1949 года был уволен в запас. Умер Сергей Владимирович в 1967 году в городе Москве. Был награждён орденом Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, медалями (48).

Но вернёмся к событиям Вяземской оборонительной операции. С 4 октября развернулось сражение за восточный и западный плацдармы на берегах Днепра. На западном берегу в сражение против 56 моторизованного и 5 армейского корпусов врага вступили главные силы группы генерал-лейтенанта Болдина. На восточном берегу готовились вступить в сражение стрелковые дивизии из состава 49 и 32 армий Резервного фронта. Исход этого сражения определял во многом весь дальнейший ход событий на вяземском направлении. К началу боевых действий за восточный плацдарм Днепра определились главные силы противостоящих друг другу группировок. С немецкой стороны – это 6 и 7 танковые дивизии и вступившая в бой позже 129 пехотная дивизия, с советской стороны - это 18, 140, 248 стрелковые дивизии и позже вступившая в бой 143 танковая бригада.

4 октября, обходя посёлок Холм-Жирковский с севера, к переправе в районе Глушково стали выходить основные силы 7 немецкой танковой дивизии, которые сосредоточились на западном берегу Днепра. Одновременно с этим, южнее глушковской переправы, весь день за Холм-Жирковский шло ожесточённое встречное танковое сражение. В результате его немецкая 6 танковая дивизия при поддержке пехоты смогла отразить все атаки советских частей из состава группы Болдина и также выйти основными силами к переправе в районе Тиханово. Главные силы немецких танковых дивизий не стали в этот день переправляться на восточный берег Днепра. Видимо, на это были две причины: во-первых, в дивизиях ощущался дефицит горючего, и, во-вторых, немцы боялись продвигаться вглубь советской территории, не уничтожив в районе южнее Холм-Жирковского группировку войск под командованием Болдина.

В этот день 902 стрелковый полк 248 дивизии, успевший основными силами вернуться в район Каменец, Облецы 1-е и 2-е, Бараново, Волочёк, смог активными действиями пехоты при поддержке артиллерии отразить небольшую атаку противника, стремившегося укрепить плацдарм на восточном берегу Днепра. С другой стороны, немцы, захватив глушковскую и тихановскую переправы, не позволили советским частям вернуть их себе. Немецкие войска в этом районе удерживали в своих руках деревни Глушково, Сельцо, Тиханово, Аладьино, Устье. По советским источникам, в районе Тиханово – Глушково находилось всего около батальона немецкой пехоты и 20 танков. По немецким источникам, к исходу дня 4 октября основные силы 7 танковой дивизии полностью вышли в район Глушково, по этим же источникам весь день в районе переправ шел бой. Ожесточенные бои в воздухе вела авиация.

Около полудня командующий 56 моторизованным корпусом генерал танковых войск Шааль отдал приказ: «Закрепить успех, корпусу продолжить наступление через Каменец и Пигулино, через вторую линию советских укреплений с обеих сторон от Хмелиты до автотрассы Москва – Минск». По донесению генерал-лейтенанта Калинина в штаб Западного фронта, вечером 4 октября основные силы 248 дивизии всё еще были на марше и полностью должны были подойти только к середине ночи. Оборону по восточному берегу Днепра держали: от устья реки Вязьма до Сопотова 140 стрелковая дивизия, севернее части 248 дивизии, во втором эшелоне за 248 дивизией уже выходили в район Зилово – Волочёк полки 18 стрелковой дивизии. Утром 5 октября командир дивизии генерал-майор Сверчевский намеревался мощной атакой частей дивизии выбросить противника за Днепр (49). Так завершился еще один день Вяземской операции для 248 дивизии – по существу, дивизия только вступала в боевые действия.

Следующие два дня определили судьбу вяземской дивизии и сыграли в ней роковую роль. В эти два дня вместятся все недолгие месяцы боевой подготовки дивизии, все политзанятия и лекции по укреплению боевого духа бойцов и командиров, для тысяч из них эти дни навсегда разделят их жизнь на «до» и «после», а для многих вообще станут последними днями в их жизни.

5 октября обе противоборствующие стороны намеревались решительными действиями уничтожить противника: одна – продолжить наступление на Вязьму, другая – восстановить оборону по реке Днепр. Иными словами, сражение за плацдармы на Днепре вступало в свою решающую стадию.

В этот день 248 стрелковая дивизия перешла в подчинение командующего 32 армией генерал-лейтенанта Вишневского и к утру занимала фронт обороны от Крекшино до устья реки Вязьмы, сосредоточившись основными силами 902 и 899 стрелковых полков на фронте: от восточнее Глушково до Казариново и занимая в глубину район Облецы 1-е, Бараново, Тычково.

С утра 5 октября на фронте дивизии, вероятнее всего, разыгрался встречный бой – наступающая моторизованная пехота 7 танковой дивизии противника, постоянно подвергаясь контратакам частей 248 дивизии, в первой половине дня не смогла прорвать советскую оборону. Южнее 248 дивизии героическое сопротивление противнику оказывали части 140 стрелковой дивизии. Как позже будет записано в разведсводке 56 армейского корпуса: «…противник неоднократно и безуспешно атаковал плацдармы…». Во второй половине дня, около 15-30, при сильной поддержке с воздуха немецкая 7 танковая дивизия силами танкового и одного моторизованного полков начала новое наступление вдоль дороги Глушково – Волочёк на Каменец. За населённый пункт Каменец произошёл ожесточённый бой, основная тяжесть которого выпала, скорее всего, на 902 стрелковый полк. В это время 899 полк предпринимал попытки контратаковать противника в направлении Казариново, Тиханово, а 905 полк еще был на марше и в бою участия не принимал. В районе северо-западнее Каменец находился один из стрелковых полков 18 дивизии (бывшая дивизия народного ополчения г. Москвы), но этот полк, по всей видимости, не смог принять участия в бою за Каменец. К исходу дня, в 18-00 7-я танковая дивизия доложила в штаб 56 моторизованного корпуса: «Каменец взят после ожесточённого боя!». Также неудачей завершились попытки 899 полка 248 дивизии совместно с частями 140 дивизии отбить у врага Тиханово.

Во втором эшелоне за 902 полком в районе Каменец – Волочёк находился один полк 18 дивизии, который не смог сдержать удара врага и вынужден был отступить от Волочка в северо-восточном и юго-восточном направлениях. К исходу дня 7-я танковая дивизия врага заняла Волочёк и вышла к высотам юго-восточнее Настасьино, продвинувшись за день более чем на 15 километров в глубь советской обороны. Южнее, в районе Тиханово, немецкая 6-я танковая дивизия смогла лишь незначительно расширить свой плацдарм на восточном берегу Днепра. В отчёте за день генерал-лейтенант Калинин докладывал в штаб Западного фронта, что два полка 248 дивизии дрались хорошо, но противник прорвал их фронт обороны, командование дивизии приняло меры к задержанию отступающих частей и наведению в них порядка. Как итог дня короткая фраза: «Положение тяжёлое».

Выход немцев в район Волочёк был важным успехом в развитии «Тайфуна» – теперь их наступление могло развиваться в северо-восточном направлении на Сычёвку и в юго-восточном направлении на Вязьму. И до первой цели немецкого наступления – Вязьмы на этом участке фронта оставалось всего 45 – 50 километров. Советскому командованию нужно было принимать срочные меры, чтобы предотвратить прорыв врага в тыл основных сил Западного фронта.

Осознав к исходу 5 октября всю катастрофичность складывающейся ситуации на участках Западного и Резервного фронтов, Ставка ВГК разрешила войскам Западного фронта начать отступление и передала в состав фронта войска 31 и 32 армий. В 22-30 Ставка отдала приказ об отступлении войск Резервного фронта на новый рубеж обороны. Но все эти приказы уже не успевали за разворачивающимися на фронте событиями. В штабе 248 дивизии ночью 6 октября было принято решение: утром силами 905 стрелкового полка, частями 18 дивизии и 143 танковой бригады нанести согласованный удар по прорвавшейся вражеской 7 танковой дивизии в направлении Волочёк с задачей оторвать пехоту от танков и восстановить положение на восточном берегу реки Днепр. Но инициативой уже безраздельно владела немецкая сторона, и с утра 6 октября немецкие танковые дивизии возобновили наступление в общем направлении на Вязьму.

В 7-00 немецкие танки двинулись вперед, но сначала вынуждены были отражать атаку советских 248 и 18 дивизий. За скупыми строчками оперативных донесений скрываются героические действия многих бойцов и командиров. Так, например, в донесении оперативной группы штаба Западного фронта об этом бое упоминается очень коротко: «Прибывший делегат донёс, что атака 248 сд и 18 сд успеха пока не дала». Вероятно, наиболее ожесточённый бой частей 248 дивизии в этот день произошел в районе деревни Настасьино (48 – 50 км северо-западнее Вязьмы). Согласно немецким источникам, только около половины двенадцатого дня танки 7 тд прошли через Дерново (6 км северо-восточнее Хмелита, 35 км северо-западнее Вязьма). Как следует из немецких источников, командующий 3 танковой группой генерал-полковник Гот постоянно торопил танковые дивизии – нужно было как можно скорее замкнуть котёл в районе Вязьмы, и каждый час промедления грозил тем, что из котла могли уйти значительные силы советских войск.

Тем временем немецкая 6 танковая дивизия также продолжила своё наступление в направлении Вязьмы. Во второй половине дня 6 октября сопротивление советских частей было окончательно сломлено и немецкие танковые колонны двинулись к Вязьме. Около 18-00 7 октября передовой отряд 7 тд противника вышел на автотрассу Москва – Минск в районе совхоза Красное Село. К 16-00 остатки двух полков 248 дивизии (902 и 899 сп) вышли в район Азарово (45 км северо-западнее Вязьма), Петраково (51 – 52 км северо-западнее Вязьма), Пигулино (45 км северо-западнее Вязьма). Анализируя развитие событий 6 октября 1941 года на фронте 248 дивизии, можно предположить, что дивизия в ходе немецкого наступления оказалась разрезанной на две части: какая-то часть дивизии из района Волочёк, вероятно, отступила в восточном направлении, а остатки 899, 902 и большая часть 905 стрелковых полков, и, видимо, остатки двух артполков после боя в районе Настасьино отошли в южном направлении. Отступление на юг привело к тому, что основные силы дивизии во главе со своим командиром оказались вместе с другими дивизиями 16, 19, 20, 24, 32 армий и группы Болдина в главном котле западнее Вязьмы. То, что какие-то подразделения после боёв в районе Каменец – Настасьино отступили в северо-восточном направлении, подтверждают немецкие источники. Так, например, в утреннем донесении разведотдела 9 армии от 8 октября встречаем такую запись: «В полосе 41 армейского корпуса (корпус наступал на Сычёвку. Прим. И.М.) подтверждена 248 сд (902, 905 и 899 стрелковые полки).

Таким образом, сражение за восточный плацдарм Днепра было выиграно противником. На фронте 248 дивизии, 140 дивизии и на фронте 220 дивизии противнику удалось прорвать советскую оборону и выйти на оперативный простор в тыл войск Западного фронта. Развивая своё дальнейшее наступление, вражеские танковые и моторизованные дивизии из состава 41 и 56 моторизованных корпусов стали продвигаться в направлении Сычёвки и в направлении Вязьмы. В первой половине дня 7 октября 1941 года у Вязьмы соединились немецкие 7 танковая дивизия из состава 56 моторизованного корпуса 3 танковой группы и 10 танковая дивизия из состава 40 моторизованного корпуса 4 танковой группы – тем самым, был создан огромный «котел» западнее Вязьмы, в котором оказались десятки советских дивизий и несколько танковых бригад, сотни тысяч советских бойцов и командиров.

В ходе боев 4 – 6 октября 248 стрелковая дивизия понесла очень большие потери. В первой половине дня 7 октября остатки дивизии сосредоточились в районе Бараново, Зюньково, Тупичино (35 км северо-западнее Вязьма), имея в своём составе всего около 1500 бойцов и командиров. Ещё один отряд из состава 248 дивизии совместно с остатками 140 дивизии отошёл в район Хмелита – Ломы, где по приказанию командарма-19 должен был занять оборону (50). Начинался последний этап в жизни 248 дивизии – бои в окружении северо-западнее Вязьмы.

7 – 8 октября окружение под Вязьмой окончательно приобрело свои очертания: северо-западнее Вязьмы в окружении оказались части 19, 32, частично 30 армий и части оперативной группы Болдина (десять стрелковых дивизий в полном составе, две стрелковые дивизии частично, одна мотострелковая дивизия, одна кавалерийская дивизия и пять танковых бригад – всего 19 соединений), юго-западнее Вязьмы в окружении оказались части 16, 20, 24 армий (15 стрелковых дивизий полностью, частично две стрелковые дивизии и остатки двух танковых бригад – всего 19 соединений) (51).

Как уже говорилось выше, 248 стрелковая дивизия, как дивизия 32 армии, оказалась в окружении в составе северо-западной группировки. О последних днях 248 дивизии почти нет никаких документальных сведений. Из коротких фраз оперативных документов, из немецких источников, отдельных воспоминаний участников тех событий постараемся примерно восстановить боевой путь дивизии и хронологию её последних боёв.

Под воздействием усиливающегося давления пехотных дивизий противника дивизия вместе с другими частями группы Болдина и 32 армии отступала в юго-восточном направлении, пока не вышла в район Лепешкино (20 км северо-западнее Вязьмы), Шутово (18 км северо-западнее Вязьмы), Богородицкое (18 км северо-западнее Вязьмы). 8 и 9 октября части северо-западной группировки, по всей видимости, не предприняли ни одной крупной попытки прорвать кольцо окружения. Этому мешали дождь и неразбериха в управлении войсками. 10 октября сразу на нескольких участках фронта войска северо-западной группировки предприняли несколько атак с целью прорвать кольцо окружения, но все они не принесли успеха. О 248 дивизии в эти дни в отечественных источниках вообще не упоминается. Может быть, дивизия к тому времени как боевой организм перестала существовать? И уже не отечественные, а немецкие источники сообщают нам о том, что в котле среди частей северо-западной группировки советских войск ещё находятся остатки всех трёх полков дивизии. Странным выглядит упоминание о 248 дивизии в утренней сводке разведотдела немецкой 4 танковой группы от 9 октября. В ней упоминается о том, что перед фронтом 5 танковой дивизии отмечены остатки 248 дивизии.

Объясним, почему это упоминание выглядит странным. Дело в том, что немецкая 5 танковая дивизия держала юго-восточную стенку Вяземского котла на фронте Мирзино (23,5 км южнее Вязьма) – Бели (21,5 км южнее Вязьмы), и появление частей 248 дивизии более чем в 40 километрах от её более вероятного нахождения выглядит очень сомнительно. Возможно, какой-то отдельный отряд из состава дивизии и мог появиться на южном участке котла – внутри него была большая неразбериха, части стали распадаться на отдельные отряды, управление войсками было нарушено, а в некоторых случаях вообще утеряно. И всё же следует предположить, что основные силы 248 дивизии, находящиеся в окружении, 8 – 12 октября были в районе Лепешкино – Богородицкое – Дороховка (12 км северо-западнее Вязьмы). 11 октября 1941 года войска группировки 19, 32 армий и группы Болдина предприняли общий штурм немецкой обороны. В своей книге «Вяземская катастрофа 41-го года» кандидат военных наук Л. Н. Лопуховский приводит дословный приказ Военного Совета 19 армии о подготовке и плане прорыва немецкой обороны 11 октября. В этом приказе 248 стрелковая дивизия никак не упоминается. Но всё же, благодаря воспоминаниям отдельных участников тех событий, можно говорить о том, что остатки 248 дивизии приняли участие в общем штурме и, вероятнее всего, были приданы на усиление головной 2 стрелковой дивизии, штурмовавшей деревню Богородицкое.

Этот штурм стал последним боем 248 дивизии. Генерал-майор Сверчевский, как вспоминает бывший начальник штаба 32 армии полковник Бушманов, с почерневшим лицом явился к командарму-19 Лукину и доложил, что его дивизии больше нет. Это последнее упоминание о действиях дивизии в Вяземском окружении.

В вечернем донесении разведотдела 9 армии от 12 октября среди советских частей, прорывающихся в районе Богородицкое встречаем упоминание о 248 дивизии: «…902 и 905 полки, предположительно уничтожены, остатки вошли в 899 сп.»

Возможно, после неудачи под деревней Богородицкое отдельные отряды из состава дивизии смогли какими-то путями пройти через вражеские заслоны и выйти из окружения. Например, как уже упоминалось, с небольшой группой бойцов вышел из окружения командир дивизии генерал-майор Сверчевский. По оценке кандидата исторических наук Б.И. Невзорова, из окружения вышел всего 681 человек из состава 248 сд. По отечественным источникам, тылы дивизии, транспорт и медико-санитарный батальон были обращены на укомплектование вышедшей из Вяземского окружения 144 стрелковой дивизии Западного фронта. Уже с 27 октября 1941 года 144 дивизия вновь вела боевые действия на фронте в районе Терехово, Локотня, Крюково в составе 5 армии Западного фронта. Вяземская оборонительная операция 1941 года стала первой и последней операцией, в которой пришлось участвовать 248 стрелковой дивизии 1-го формирования. Большая часть личного состава дивизии погибла в боях 4 – 11 октября 1941 года или попала в плен, из которого, вероятнее всего, потом смогли вернуться немногие.

27 декабря 1941 года приказом Народного комиссара обороны Союза ССР № 00131 248 стрелковая дивизия в числе многих других дивизий, погибших в боях лета – осени 1941 года, была исключена из состава Красной Армии и стала считаться расформированной. Так завершилась короткая, как выстрел, судьба 248 дивизии первого формирования.

Как же оценить вклад 248 стрелковой дивизии в общее дело борьбы со смертельным для нашей Родины врагом – немецким фашизмом? Конечно, несколько дней боёв из 1418 дней Великой Отечественной войны – это немного. Однако дивизия, как и сотни других соединений Красной Армии, до конца и честно выполнила свой долг перед Родиной. Мне долго не удавалось найти какого-либо яркого документального подтверждения героической борьбы дивизии против немецких оккупантов. И, как мне кажется, такое подтверждение всё же удалось найти. И доказательством этой героической борьбы может служить признание самих фашистских генералов.

Так, 7 октября 1941 года командующий 3 танковой группы генерал-полковник Герман Гот получил приказ о его назначении командующим 17 армией. Перед отъездом к новому месту службы он изъявил желание осмотреть места недавних боёв его дивизий за Днепровский плацдарм. Далее процитируем дословно немецкий документ: «Генерал-полковник Гот еще раз посетил 8.10 41-й и 56-ой моторизованные корпуса. Территория в Настасьино (место боёв 248 дивизии 5 – 6 октября. Прим. И.М.) несёт в себе заметные следы боёв. Командующему ещё раз пришлось убедиться в том, что 7-я танковая дивизия при таком сильном вражеском сопротивлении (выделено мной И.М.) никак не могла быстрее наступать от Каменец на Вязьму». Согласитесь, в устах врага эти слова звучат как признание весомого вклада 248 стрелковой дивизии в общее дело борьбы с фашизмом (52).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Предисловие составителя ни один обман в науке не вечен; в истории он возможнее, но

    Документ
    Предлагаемая энциклопедия не является оригинальной, а представляет собой компиляцию (потому составитель иногда фигурирует под псевдонимом К°) работ по истории специализирующихся в этой дисциплине учёных (в основном, российских и советских)
  2. Степан карнаухов евгения

    Документ
    День был редкостный для весенней Москвы - яркое солнце, наконец-то, вырвавшееся на безоблачное сине-голубое небо, оповещало, что приход весны неизбежен, скоро растает слежавшийся почерневший снег и обнажит знаменитые московские бульвары
  3. Тысяча лет одного рода

    Документ
    В 2001 году исполняется 1139 лет Русскому государству. Именно в 862 году по современному летосчислению на Руси и появился варяг Рюрик, который основал великую династию русских правителей.
  4. Тишина настала такая, что было слышно, как потрескивают свечи перед образами. Аможет, это потрескивали, вставая дыбом, волосы на головах прихожан

    Документ
    Тишина настала такая, что было слышно, как потрескивают свечи перед образами. А может, это потрескивали, вставая дыбом, волосы на головах прихожан? Ни скрипа, ни слова, ни шороха не вплеталось в этот треск, жуткий сам по себе.
  5. «Родолюбие»

    Книга
    Книга Велесовых Радений написана верховодой Русско-Славянской Родноверческой Общины «Родолюбие» волхвом Велеславом. Она повествует о Родноверческих обрядах и радениях (Духовных практиках), совершаемых современными последователями

Другие похожие документы..