Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Государственный университет – Высшая школа экономикиПрограмма дисциплины «Управление качеством» для направления 080500.62 «Менеджмент» подготовки бак...полностью>>
'Документ'
В настоящее время все научные направления развиваются достаточно динамично. Публикация результатов исследований является чрезвычайно ответственным и ...полностью>>
'Регламент'
внести до постанови Кабінету Міністрів України від 06.01.10 № 5 „Про затвердження Технічного регламенту енергетичного маркування електрообладнання по...полностью>>
'Программа'
Сфера деятельности Министерства здравоохранения Республики Бурятия определена Положением о Министерстве, утвержденным Постановлением Правительства Ре...полностью>>

Торгово-промышленная палата россии (76)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПАЛАТА РОССИИ

ООО «ТПП-Информ»

ПРЕСС-ДАЙДЖЕСТ

по сообщениям центральных СМИ

Выпуск № 145

Государство и политика

Экономика и бизнес

Общество и власть

События в мире

Статистика

10 декабря 2010 года

СОДЕРЖАНИЕ

Договорились

Конституция против криминала

Путин зарезервировал Фийону ложу в Большом театре

США провалили роль посредника

Миронов урезает штаты

Манифест деловых кругов


Тень «Великой Албании»

Перезагрузка тысячелетнего соседства

Лишних денег нет

Высокое кресло

РБК daily

McKinsey обещает конец эры дешевых денег

Присоединение к ВТО чревато рисками для экономики

Россияне готовы помогать властям в борьбе со взяточничеством

Как позвонить Медведеву и Путину

Примаков предлагает расширить состав ближневосточного «квартета»

Договорились

Россия, Белоруссия и Казахстан завершили работу по формированию правовой базы Единого экономического пространства

саммит

Владимир Кузьмин

Россия, Казахстан и Белоруссия согласовали весь пакет нормативных документов Единого экономического пространства, после ратификации которых Минск получит от Москвы беспошлинную нефть.

В российской столице собрались главы государств - членов СНГ, которым предстояло в течение двух дней на разных площадках провести сразу несколько саммитов. Сегодня в Кремле собирается Совет глав государств СНГ, а также Организация Договора о коллективной безопасности. Вчера же в Москве Россия, Казахстан и Белоруссия снимали последние вопросы для запуска в январе 2012 года Единого экономического пространства.

- Это титаническая работа, и я думал, что на это уйдут годы. Тем не менее она сделана, - заявил президент России, открывая встречу с Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым. - Нам удалось сформировать нормативную базу ЕЭП до конца 2010 года.

Ранее, как известно, на уровне глав правительств и вице-премьеров были подписаны 14 документов из общего пакета ЕЭП. Вчера доработали еще три: соглашения о согласованной макроэкономической политике, о создании условий на финансовых рынках для свободного движения капитала и о согласованных принципах валютной политики. Таким образом, завершилось формирование всей нормативной базы ЕЭП, чтобы оно смогло начать свою работу с 1 января 2012 года.

Сделать это было на самом деле не так и просто. Практически полгода из-за неосторожных высказываний Александра Лукашенко между президентами России и Белоруссии не было личных контактов. Они участвовали в ряде международных мероприятий, однако контактов тет-а-тет не происходило. В то же время между Москвой и Минском оставалось несколько нерешенных экономических проблем, которые, зная президента Белоруссии, вполне могли бы стать препятствием и для заключения всего пакета соглашений по ЕЭП.

Проблема эта касалась работы Таможенного союза и в частности экспортных пошлин на российскую нефть, действовавших в отношении Белоруссии. В Минске долгие месяцы настаивали, что это идет против правил Таможенного союза, на что в Москве дали понять - пошлины отменят, как только Белоруссия ратифицирует документы по ЕЭП.

Накануне встречи глав государств - участниц Таможенного союза эту проблему пытались решить премьеры России и Белоруссии, но переговоры к официальным заявлениям не привели. Вчера же перед встречей Высшего органа Таможенного союза на двустороннюю встречу решились президенты Медведев и Лукашенко. Как сообщила пресс-секретарь российского лидера Наталья Тимакова, чтобы обсудить взаимодействие двух стран в рамках ТС.

Впрочем, с началом заседания Высшего органа ТС, на котором Дмитрий Медведев уверенно объявил о сформированной базе ЕЭП, стало понятно, что беседа президентов в итоге имела решающее значение. Россия добилась от Белоруссии принятия нормативных документов ЕЭП, после ратификации которых будут отменены и экспортные пошлины на нефть для Минска.

У Александра Лукашенко все обиды, настороженности и, как он выразился, предубеждения, копившиеся в течение года, как рукой сняло. "Чтобы подписать документы по ЕЭП, надо было снять эти недоразумения, которые портили наши отношения", - заявил он на пресс-конференции, а сам уже мыслями погрузился в задачу ратификации документов.

- Я еще раз заверяю своих партнеров, что мы раньше и России, и Казахстана сделаем. Дмитрий Анатольевич сказал, что проблем у России нет, - утвердительно тыкал указательным пальцем в стол Александр Лукашенко. - Я уверен, что и Казахстан в ближайшее время ратифицирует эти документы, и они обретут силу закона. Белорусы это сделают абсолютно в срок, до 1 января.

- Да, было периодически непросто. Были споры. Подчас жаркие, - согласился российский лидер. - Самое главное, что в этой ситуации мы проявили необходимый запас политической воли, чтобы договориться.

Такой рабочий задор президента Белоруссии вполне понятен. Ведь чем раньше Минск ратифицирует документы по Единому экономическому пространству, тем быстрее получит беспошлинную российскую нефть. "Президент Лукашенко сказал, что ратификация должна состояться в ближайшее время", - отметила министр экономического развития России Эльвира Набиуллина, оговорившись, что решение все равно начнет действовать не раньше 1 января следующего года.

- Мы отменяем во взаимной торговле пошлины на нефть. Мы будем поставлять нефть в Белоруссию беспошлинно, а с нефтепродуктов пошлины будут браться на внешних границах и перечисляться в российский бюджет, - рассказала она о подробностях российско-белорусских договоренностей.

По оценкам экспертов, для Белоруссии экономический эффект от отмены пошлин составит почти 4 миллиарда долларов. Для России немедленного эффекта не будет. "Скорее, речь идет об эффекте от расширения сбыта продукции, - полагает Набиуллина. - Российская экономика приобретет в среднесрочной перспективе больше, чем может потерять в краткосрочный период".

Судя по всему, эффект от Таможенного союза и будущего Единого экономического пространства пока не очень понятен гражданам стран-участниц этих объединений. Как ни пытались президенты приводить экономическую статистику всего одного года работы ТС, вопрос об эффекте и разнице между Таможенным союзом и ЕЭП все равно прозвучал, вызвав скрытое раздражение у президента Казахстана.

- У нас в странах разъяснение очень неважное того, что мы делаем. И всегда возникает дилетантский вопрос, что дает, а что нет, - обратился он к коллегам. - Это выгодно государствам. Второе. Задают вопрос - не потеряем ли независимость? Ничего подобного. Ничего не теряем, а все приобретают.

Лидеры России, Казахстана и Белоруссии по случаю достижения договоренностей приняли Декларацию о формировании ЕЭП, с которой и пришли на встречу с остальными членами Евразийского экономического сообщества. "Мы приняли Декларацию, в которой говорится, что три государства завершили создание Таможенного союза, а также завершили принятие документов для Единого экономического пространства, что дает возможность активизировать работу для создания Евразийского экономического союза", - убеждал коллег президент Назарбаев.

Его поддерживал и Дмитрий Медведев, заверяя, что это и есть настоящая экономическая интеграция: честная, прозрачная и весьма выгодная для народов стран, участвующих в ней. В доказательство он приводил проявляемый рядом других интеграционных объединений интерес как к ТС, так и к ЕЭП. "Финальная цель, которую мы ставим, - создание Евразийского союза", - подчеркивал Медведев.

- Наш новый союз и ЕЭП - они будут открыты для вступления других стран, - еще раз заметил российский лидер, закрывая пресс-конференцию. - Это означает, что мы протягиваем руку сотрудничества нашим ближайшим соседям, нашим друзьям, тем самым создавая условия для модернизации экономики и улучшения жизни людей.

Александр Лукашенко тему подхватил и начал развивать еще дальше, замахнувшись даже в сторону Евросоюза. "Если Европейский союз или какой-то член ЕС захочет вступить в наш союз, мы как минимум рассмотрим эту заявку", - заметил он.

- Или коллективное членство Европейского союза, - улыбнулся Дмитрий Медведев.

Конституция против криминала

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин о борьбе с организованной преступностью

право

Валерий Зорькин, Председатель Конституционного суда

Мы отмечаем День российской Конституции в ситуации, мягко говоря, непростой. Это признают все ведущие российские политики. Вот почему я считаю возможным и достойным лишь один стиль празднования. Стиль, не допускающий парадности, политической гламурности и красивых слов. Пусть их место займет обсуждение основных угроз нашему конституционному строю.

А поскольку все угрозы обсудить в одной статье невозможно, то этот свой анализ я хочу посвятить тому, что сейчас больше всего тревожит и профессионалов, и рядовых граждан, - нарастающей криминализации российского общества.

Увы, с каждым днем становится все очевиднее, что сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют"кущевской", - не уникально. Что то же самое (или нечто сходное) происходило и в других местах - в Новосибирске, Энгельсе, Гусь-Хрустальном, Березовске и так далее.

А теперь давайте представим себе ситуацию, в которой прецеденты этого рода начинают превращаться в норму. Я не утверждаю, что такая ситуация уже оформилась. Но что будет в случае, если она оформится?

Всем - и профессиональным экспертам, и рядовым гражданам - очевидно, что в этом случае наше государство превратится из криминализованного в криминальное. Допустить такое превращение мы не имеем права. Если произойдет нечто подобное, все наши мечты о справедливом, здоровом, демократическом, правовом обществе будут похоронены.

Ибо граждане наши тогда поделятся на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и "недочеловеков", понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники будут составлять меньшинство, "ходячие бифштексы" - большинство. Пропасть между большинством и меньшинством будет постоянно нарастать.

По одну сторону будет накапливаться агрессия и презрение к "лузерам", которых "должно резать или стричь". По другую сторону - ужас и гнев несчастных, которые, отчаявшись, станут мечтать вовсе не о демократии, а о железной диктатуре, способной предложить хоть какую-то альтернативу криминальным джунглям.

Об этой диктатуре станут мечтать как о высшем благе. И еще неизвестно - останется ли подобное "благо" несбыточной мечтой обездоленных. Или же явится, после их долгих мук, сомнительный "спаситель", прекращающий криминальный беспредел и заменяющий его диктатурой того или иного образца.

Описанный мною негативный сценарий, который сегодня уже отнюдь не является антиутопией, говорит о масштабе и остроте задачи декриминализации на нынешнем этапе существования нашего общества и государства.

Криминал подрывает основы нашей хрупкой правовой системы, основы нашей социальной, политической и экономической жизни. Он посягает на все социальные скрепы. Он разлагает ткань нашего весьма незрелого гражданского общества. А порою - что греха таить - и выступает в качестве соискателя на роль социального начала, подменяющего собой гражданское общество.

Криминал подрывает основы общественного благополучия и стабильности. И, конечно же, он превращается в основное препятствие на пути общественного развития.

В самом деле, государство, не способное защитить своих граждан от массового насилия со стороны бандитов и коррупционеров, этой неспособностью обрекает себя на деградацию.

Да, именно на деградацию, а не на стагнацию, как утверждают многие. Криминализующаяся система по определению не может быть стабильной. Поэтому все славословия в адрес пресловутой стабильности мгновенно теряют всяческий смысл, коль скоро перестает быть понятным, что мы имеем в виду под стабильностью.

О какой стабильности идет речь?

Кому гарантируется стабильность? Народу или терроризирующим народ преступным сообществам?

И что стабилизируется? Норма или криминальная патология?

Поэтому все предложения, сводящиеся к апологетике стагнации (мол, "не до жиру, быть бы живу, бог с ним, с развитием, хватило бы сил хотя бы на обеспечение порядка и стабильности"), - от лукавого.

Не обеспечим развитие - не будет ни стабильности, ни правового порядка. Не будет и обеспечения государственной целостности, столь желанной для народов нашей страны, переживших в 1991 году трагедию государственного распада.

Вопрос об эффективности ведущейся борьбы с криминализацией - это вопрос о том, сохранится ли Россия в ближайшие десять лет. Мне представляется, что нам на решение этой задачи отведен именно такой, исторически кратчайший срок.

Так обстоит дело, даже если бы мы хотели всего лишь минимально стабильного существования за рубежом 2020 года. Но поскольку мы хотим не только этого, поскольку и умом, и сердцем понимаем, что без развития не будет у нас никаких исторических шансов, то острота данной проблемы многократно усиливается. Потому что все грандиозные планы в сфере развития, они же планы по модернизации России, рухнут, коль скоро государство не сможет защитить своих граждан от криминального произвола.

Здесь я позволю себе одно образное сравнение.

Вам показывают бассейн и говорят: "Необходимо плыть в сторону модернизации. Альтернатив не существует. Упражняйтесь, наращивайте мускулатуру. Учитесь плавать".

Вы воодушевляетесь, тренируетесь, накапливаете умение и силы. Наконец, решаетесь прыгнуть в бассейн. Подходите к его бортику и видите, что бассейн кишит хищниками - стаями пираний, акулами и так далее. Будете ли вы в этом случае прыгать в бассейн? Вопрос, увы, риторический.

Постараемся теперь перекинуть мост между приведенной выше концептуальной метафорой и юридической практикой. Для этого признаем, что проблема конституционной защиты личности, ее жизни и безопасности, а также ее собственности, от бандитизма и коррупции - носит неотменяемый и фундаментальный характер. Что вне ее решения все остальные проблемы, как говорят в народе, "гроша ломаного не стоят". Что речь идет не только об актуальнейшей, но и о ключевой, системообразующей проблеме. О центральной проблеме, вне решения которой нет и не может быть социально-экономической устойчивости общества. Нет и не может быть нормального государства.

Когда-то по отношению к таким констатациям говорилось: "Не надо драматизировать". Мы знаем, к чему привела в итоге псевдоуспокоительная риторика этого рода. Мы потеряли страну, оказались ввергнуты в пучину глубоких социальных и геополитических катаклизмов. Вряд ли мы хотим повторения того опыта. И поэтому давайте скажем самим себе, что драматизация существующих прискорбных ситуаций не только не является нравственным и политическим моветоном - она совершенно необходима. И напротив, запрет на драматизацию превращается на нынешнем этапе в источник глубочайшего социального и политического неблагополучия. Да и морального неблагополучия тоже! Ведь если драматичность (а порой уже и трагичность) происходящего очевидна для всех, но об этом нельзя говорить, то что прикажете делать? Понятно, что! Или молчать, или лгать.

И то, и другое безнравственно в любой ситуации. А в ситуации большой общественной беды - в особенности.

Итак, давайте не прятать голову под крыло аки политические, да и моральные страусы. Давайте признаем очевидное.

Признаем, что в условиях неснижающейся криминализации социально-экономической среды у граждан нашей страны исчезает главный стимул к любой здоровой предпринимательской, инновационной, социальной активности. И уж тем более - стимул к решению задач технологической, инфраструктурной, управленческой модернизации национальной экономики.

Признаем, что эти стимулы исчезают хотя бы (и прежде всего) потому, что огромная часть экономических и социальных результатов, получаемых личностью, предприятием, организацией, - присваивается или просто уничтожается организованным криминалом.

Признаем также, что в нынешней России, к нашему глубочайшему сожалению, криминал в силу многих причин организуется и самоорганизуется быстрее, нежели его социальные конкуренты. То есть слабые ростки здорового гражданского общества.

Приведу один из наиболее ярких и страшных примеров на эту тему. Еще в середине 80-х годов ХХ века на Дальнем Востоке возникло весьма показательное оргпреступное сообщество "Общак". Это сообщество в 90-е годы превратилось в криминальную суперструктуру. Лишь в последние годы правоохранительным органам России с огромным трудом удалось разгромить, так сказать, верхушечную часть этой структуры. Низовая же часть структуры осталась фактически не задетой. Сохранена и социальная почва, на которой произрастал этот криминальный суперсорняк.

Почему я обращаю внимание именно на дальневосточный "Общак"? Потому что там лидеры ОПГ не только взяли под контроль основные сферы бизнеса в регионе, но и практически "пропитали" собой значительную часть органов власти. И при этом - вот что особо важно! - много лет практически без какого-либо противодействия власти выращивали себе "криминальную смену". Создавая под руководством уголовников со стажем "летние лагеря" для подростков из неблагополучных семей... Беря фактически под свой криминальный контроль множество средних школ и техникумов и в малых поселках, и в крупных городах.

Как мы видим, речь действительно идет о замещении криминалом важнейших функций, подлежащих ведению государства и гражданского общества. Последствия такого замещения не просто тревожны, они ужасны.

И вряд ли стоит говорить о том, что самое страшное позади! Квалифицированные эксперты-криминологи уверенно утверждают, что относительно благополучные тенденции статистики последних лет по оргпреступности не отражают реальность. И что снизилось не число преступлений, а их выявляемость и регистрация.

Зафиксировав масштаб проблемы, следует заняться обсуждением способов ее решения. Отсутствие такого обсуждения и впрямь превращает здоровый общественный аларм в социальную фрустрацию, в бессильную ярость, направленную на усугубление нынешнего неблагополучия, а не на борьбу с ним.

Когда и в российской, и в зарубежной прессе (особенно в связи с нашумевшими публикациями сайта Wikilieaks) начинают говорить, что сложившаяся в России криминальная ситуация беспрецедентна, - это откровенная неправда. Другие, в том числе высокоразвитые, страны сталкивались с такими же проблемами в совсем недавнем прошлом. И для нас сейчас особенно важно внимательно проанализировать существующий мировой опыт и понять, как его можно и должно использовать для решения наших отечественных проблем.

Представляется, что в этом для нас может оказаться очень полезен опыт США, которые по крайней мере дважды в ХХ веке - в начале 30-х и в 60-х годах - сталкивались с такой же проблемой бурного роста оргпреступности и ее сращивания с органами власти и правоохранителями.

Так, в начале 30-х годов на фоне "сухого закона" в ряде крупнейших городов США (наиболее яркий пример - Чикаго) стремительно выросло количество мощных криминальных банд, которые нередко непосредственно сращивались с администрацией и полицией и фактически "пропитывали" все основные органы власти.

Ответом на эту криминальную волну стало создание в США двух специальных органов по борьбе с оргпреступностью - так называемого "Бюро по табаку, алкоголю и огнестрельному оружию" при министерстве финансов и "Бюро расследований" при ведомстве Генерального прокурора (позднее - ФБР). В эти органы, которые получили очень большие полномочия, набирались наиболее квалифицированные специалисты по борьбе с криминалом, причем все они проходили жесткий отбор по личным качествам, исключавший попадание в них случайных или тем более криминализованных фигур. И уже через два-три года большинство оргпреступных группировок в стране были если не разгромлены, то резко подавлены.

При этом не следует полагать (как это нередко заявляют неосведомленные люди, насмотревшись боевиков о борьбе с мафией), что решающим фактором в этой борьбе стали полученные госорганами по борьбе с оргпреступностью чрезвычайные полномочия.

Чрезвычайные полномочия имели очень ограниченное применение. А главным оружием в борьбе с оргпреступностью стали законодательные меры, обеспечивавшие "антикоррупционное" и "антикриминальное" наполнение органов власти и правоохранительных органов. Так, в США в системе полиции не только были созданы специальные подразделения внутренней безопасности. Помимо этого, ФБР получило право и обязанность контроля за назначениями на "чувствительные" должности в правоохранительной системе. И, главное, - ЧЕРЕЗ ФБР БЫЛ УСИЛЕН ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ НАД ВСЕМИ МЕСТНЫМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ.

Кроме того - и это очень важно, - было принято законодательство, которое требует обязательной проверки ФБР всех лиц, поступающих на государственную службу. И эта проверка вовсе не формальная. Проверяется биография и послужной список человека, проверяются его семейные и при необходимости дружеские связи, проверяется он сам на полиграфе. И не то что криминальные события в его прошлом, но даже не слишком обоснованные подозрения о наличии такого рода событий являются непреодолимым препятствием для продвижения даже на низовые, местные уровни государственной власти.

Эта практика уже много лет является предметом критики со стороны американских правозащитников. Однако американское общество ее в целом поддерживает, считая, что такое - как бы не вполне правовое - ущемление прав соискателей госслужбы есть допустимая и оправданная плата за некоррумпированные и некриминальные органы власти.

В 60-х годах ХХ века Америка столкнулась с новой, еще более мощной по масштабам волной организованной преступности, которая к тому же начала приобретать все более отчетливый транснациональный характер, а также все активнее вторгаться в сферы деятельности легального бизнеса. Попытка ответить на этот вызов принятием отдельных законов по конкретным составам преступлений ОПГ давала лишь половинчатые результаты.

И тогда, после длительного обсуждения в юридической и политической среде, конгресс США принял так называемый "акт RICO" (the Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act) 1970 года, который очень существенно расширил сферу подсудности деятельности оргпреступных организаций. Включив в нее не только рэкет и коррупцию, но и несколько десятков других составов "оргпреступных" деяний. Кроме того, акт RICO очень существенно ужесточил наказания за преступления, совершенные в составе ОПГ.

Основанием для такой суровости наказаний, как сформулировали законодатели, являлось то, что "организованная преступность представляет собой большую угрозу для общества, поскольку одновременно влечет рост вероятности того, что цели преступников фактически достижимы, и снижение вероятности того, что лица, вовлеченные в организованную преступность, отрекутся от преступного мира". Поэтому конгресс формулировал цель закона следующим образом: "Наряду с привлечением к ответственности физических лиц, основная цель закона RICO - уничтожение криминальной организации как таковой". И делалось это путем использования института конфискации и ответственности юридических лиц.

В результате применения акта RICO большинство уголовных дел в отношении оргпреступных сообществ, возбуждаемых прокурорами, завершалось осуждением виновных, а оргпреступность в США существенно снизилась. Сейчас по этой модели громят мафиозные структуры в Италии.

В мире есть и другой, не менее значимый опыт борьбы с оргпреступностью. Это, например, опыт борьбы правительства Шарля Де Голля во Франции с военизированной криминальной структурой, выступавшей против деколонизации Алжира (Организация секретной армии, ОАС). Это и опыт тех же государств Латинской Америки в подавлении деятельности высокооснащенных вооруженных наркокартелей.

Представляется, что нам в России сейчас насущно необходимо срочно и трезво заняться изучением, осмыслением, а далее и практическим применением лучших решений мирового опыта

Рассчитывать, что даже самые радикальные законодательные меры приведут к быстрому результату - не следует. Слишком глубоко - и это нужно честно признать - зашла у нас в Отечестве оргпреступная болезнь. Но не браться за решение этой проблемы, причем срочно и последовательно - уже нельзя.

И как юрист-профессионал, и как гражданин России, и как председатель Конституционного суда РФ, я не могу закрывать глаза на то, что любое затягивание начала такой борьбы с оргпреступностью катастрофически подрывает главный базис существования России - основы ее конституционного строя. Я не могу также не отдавать себе отчет в том, каков масштаб негативных последствий, порожденных столь глубоким подрывом нашего конституционного строя.

Наш долг сегодня состоит в том, чтобы признать остроту и масштабность угрозы, нависшей над российским обществом. И при этом - не поддаться панике. А, напротив, дать отпор всем ее разновидностям.

Главная из этих разновидностей паники - в том, что якобы "поздно пить боржом". Россия-де, мол, уже прошла криминальную "точку невозврата". И ничего нельзя сделать.

Мне отвратительна и эта, наиболее распространенная, разновидность паники, и ее кажущаяся антитеза, согласно которой нужно немедленно переходить к железной диктатуре - ибо никакие другие средства уже не могут дать результата.

При этом совершенно неясна социальная (если хотите - классовая) природа предлагаемой диктатуры. Что если речь пойдет о диктатуре все того же криминала? Согласитесь, что в сложившейся ситуации подобный сценарий является вполне вероятным, особенно на региональном уровне.

Нет уж, давайте бороться со злом, не поддаваясь ни отчаянию, ни утопическим упованиям, основанным на переходе от законности к произволу.

Декриминализация социальной, экономической и политической жизни - сейчас главная наша задача в защите прав и свобод граждан, в утверждении конституционного правопорядка.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Торгово-промышленная палата россии (36)

    Документ
    4,2 процента - о таком уровне накопленной инфляции с начала года сообщила глава минэкономразвития Эльвира Набиуллина президенту Дмитрию Медведеву в ходе рабочей встречи.
  2. Торгово-промышленная палата россии (37)

    Кодекс
    В последние годы в нашей стране широкое и гласное обсуждение вопросов экономики стало традицией. Только за летние месяцы представители власти, бизнеса и специалисты из разных стран собирались с этой целью в Санкт-Петербурге, подмосковном
  3. Торгово-промышленная палата россии (54)

    Доклад
    Министерство транспорта предлагает государству разделить бремя содержания дорожной сети с теми, кто, собственно, ею и пользуется. Дмитрий Медведев взял паузу, чтобы обдумать судьбу транспортного налога и цен на бензин.
  4. Торгово-промышленная палата россии (10)

    Документ
    Вчера в Горках президент России вручил государственные награды летчикам, бортинженерам и бортпроводникам самолета Ту-154, совершившего аварийную посадку в сентябре этого года.
  5. Торгово-промышленная палата россии (27)

    Документ
    Молодым талантам с их разработками и идеями не стоит надеяться на государство или доброго мецената. Молодежь, по совету президента, должна сама пробивать бюрократическую стену и настойчиво раскручивать себя.
  6. Торгово-промышленная палата россии (55)

    Документ
    - Чиновник, который не умеет пользоваться Интернетом, так же как и бизнесмен, который не умеет пользоваться компьютером, не имеют будущего, - заявил Дмитрий Медведев, выступая перед студентами в ходе своего визита в Китай в Даляньском

Другие похожие документы..