Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
1. коммуникативная – она предполагает обмен информацией и особую роль играет значимость этой информации для каждого участника обмена ей. Информация до...полностью>>
'Реферат'
Енергетика відіграє одну з ключових ролей як в економічній, так і в екологічній політиці держави. Виробництво та споживання енергії не тільки важливо...полностью>>
'Закон'
3. Ведущая идея опыта. Цель применения. За счёт чего (элементы, условия) получается высокий результат (условия эффективности). Как обеспечивается форм...полностью>>
'Документ'
Мы, министры, ответственные за высшее образование в странах-участницах Болонского процесса, встретились для промежуточной оценки, а также для определ...полностью>>

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (13)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году

© Московская Хельсинкская группа, 2005

Положение национальных меньшинств

А. Соколов, правозащитный центр «Мемориал»

Прошедший год не принес существенных изменений в положение национальных меньшинств в Российской Федерации, однако его результаты могут существенно осложнить в будущем перспективы свободного развития народов федерации. К настоящему моменту, административная реформа, предпринятая по инициативе Президента РФ В. В. Путина, практически ликвидировала гарантии федеративного устройства страны. Последними шагами стали принятые по инициативе президента новые законы, которые лишают жителей отдельных регионов права избирать своих руководителей. Становится невозможным прямое и независимое участие региональных политических организаций в выборах в Государственную думу. Даже само существование региональных политических партий в современной России и их участие в нормальной политической жизни стало, с точки зрения новых законов, практически невозможным.

Инициирован процесс ликвидации национальных субъектов Федерации путем слияния их с более крупными субъектами. В нарушении заложенного в Конституции РФ принципа многонациональности российского государства, постсоветская Россия продолжала формироваться как государство русских с преимущественным развитием русской культуры и русификацией национальных меньшинств. Шовинистическая пропаганда, поддерживаемая государством, часто прямо звучащая из уст российских государственных деятелей, подогревает ксенофобию и облегчает условия распространения русского национализма. Способствуют этому и антитеррористические усилия государства, направленные в основном не на ликвидацию террористических организаций и условий их возникновения, а на развертывание пропагандисткой кампании, которая позволяет направить боль и гнев населения против террористов и якобы сочувствующих им соплеменников и тем самым оправдать любые действия властей на Кавказе.

На этом фоне повсеместно и каждодневно продолжали нарушаться права многих российских этнических меньшинств, в ряде случаев эти нарушения приобретали характер дискриминации. Продолжается вы­мирание коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока в местах их исконного проживания. По всей стране представители ряда этносов, в первую очередь чеченцы и другие выходцы с Кавказа, оказываются под давлением правоохранительных органов. Причины такого давления часто носят криминальный характер, прямо связаны с пронизывающей правоохранительные органы коррупцией и отсутствием контроля за их деятельностью со стороны других органов государственной власти и гражданского общества. В некоторых регионах власти систематически дискриминируют по этническому признаку определенные категории населения или поощряют такую дискриминацию. Вместе с тем федеральные власти и власти некоторых регионов предпринимают некоторые, весьма недостаточные, по нашему мнению, шаги для противодействия дискриминации и расистской пропаганде. Однако их усилия сводятся в основном к спорадическим мерам в информационной области или традиционной поддержке узаконенных национально-культурных организаций. Правовые механизмы пресечения дискриминации и расистской пропаганды государством, как правило, не используются, а если и используются, то только под нажимом общественности. Судебная защита нарушенных прав и свобод человека также неэффективна.

Одним из основных инструментов этнической дискриминации является система постоянной и временной прописки, ныне переименованная в регистрацию по месту постоянного жительства или временного пребывания, которой подлежат как российские граждане, так и иностранцы. Будучи формально уведомительной, эта обязательная процедура сопряжена с массой ограничений и произволом со стороны властей. В результате получение якобы простой отметки в паспорте превращается в сложною процедуру получения разрешения на жительство в каждом регионе. С наличием регистрации связана не только возможность получения постоянной работы, но и возможность свободно находиться и передвигаться по улицам. По закону, отсутствие регистрации образует состав административного правонарушения, не имея для гражданина иных правовых последствий. В большинстве регионов страны власти поддаются соблазну использовать систему регистрации как механизм по регулированию миграционных процессов, что приводит к дискриминации различных этнических групп.

Институт регистрации граждан и иностранцев в России постоянно подвергается критике со стороны российских и международных правозащитных и иных гуманитарных организаций. В 2004 г. правительством страны были предприняты шаги, направленные на смягчение существующей ситуации, были разработаны, хотя еще и не приняты, новые нормативные акты, которые должны увеличить срок проживания без обязательной регистрации. Однако эти инициативы не решают проблемы легализации пребывания мигрантов и обустройства их на новом месте жительства.

Положение национальных республик в Российской Федерации

На первый взгляд, национальные республики Российской Федерации представляют собой аналог советских союзных республик, за исключением РСФСР, конечно.

Каждая из них была создана в советское время как некая квазигосударственная форма развития народа, от имени которого тогда еще территориальная автономия — республика, область или округ получили свое название. Государство поддерживало публичное развитие национального варианта советской культуры, а партийно-государст­венная номенклатура обязательно включала в себя представителей титульных народов автономии. В большинстве случаев на первый пост — первого секретаря Коммунистической партии и руководителя советского аппарата назначался кто-либо из национальных кадров. В автономиях, созданных путем искусственного объединения нескольких народов, поддерживался более сложный межэтнический баланс, где определенные ответственные должности оказывались закреплены за представителями различных народов, и приход на важный пост в республике представителя другого народа вызывал процесс сложных компенсационных изменений в расстановке кадров.

Ушел Советский Союз, и на его место пришла Российская Федерация, но данная система продолжает еще существовать. Однако в распределение власти стали вмешиваться и иные факторы, в первую очередь экономические. Власть в регионах находится теперь не только в руках государственных руководителей регионов. Крупный бизнес имеет возможность напрямую сотрудничать с центральными структурами власти, а в ряде добывающих регионов способен определять политику местной администрации. Вторым существенным фактором стали предпринятые Москвой меры по централизации власти в стране. В некоторых регионах лояльный Кремлю крупный бизнес пытается оппонировать слишком самостоятельным местным властям, как, например, в Башкирии и Татарстане. И национальная элита автономий, отстаивая властные позиции, неизбежно начинает эксплуатировать в своих регионах национальную идею.

Однако существует коренное отличие бывших автономных образований РСФСР (и современных национальных республик Российской Федерации) от советских союзных республик. В каждой из российских автономий русское население республик, если даже и не превосходит численно представителей титульной нации автономии, то играет ведущую роль в ее экономике. Основной поток социальной информации идет на русском языке, на нем же ведется государственное делопроизводство, русский язык постоянно используется в экономической жизни любого региона. В результате происходит вытеснение национального языка и культуры на периферию общественной жизни. Предпринимавшиеся в национальных образованиях административные попытки государственным путем закрепить позиции национальных языков неизбежно входят в противоречие с федеральным законодательством, и к настоящему времени пресечены.

Федеральными властями практически полностью блокированы попытки найти альтернативный путь интеграции национальных культур в мировом информационном пространстве вне рамок русской культуры.

Показателен пример борьбы за введение латиницы в Татарстане. В течение нескольких сотен лет татарская письменность основывалась на арабской графике. В 1927 г. почти все тюркские народы СССР перешли на латиницу, которая просуществовала 12 лет. В 1939 г. татарский язык, как и подавляющее большинство языков народов тогдашнего СССР, перевели на кириллицу. В 1997 г. Всемирный конгресс татар рекомендовал органам государственной власти Татарстана принять закон о восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики. В 1999 г. парламент Татарстана принял Закон «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики», он вступил в силу 1 сентября 2001 г. Переход с кириллицы на латиницу планировалось осуществить в течение 10 лет.

В 2001 г. татарские власти, в соответствии с принятым в 1999 г. республиканским законом, попытались перевести национальную письменность с кириллического алфавита на латинский, что должно было облегчить возможность татаро-европейского и, в первую очередь, татаро-турецкого информационного обмена. Кроме того, считается, что латинский алфавит должен помочь восстановить фонетическую специфику языка (в кириллице отсутствуют графические аналоги нескольких звуков) и позволит татарам приблизиться к общетюркскому языковому полю. Эти усилия вызвали принятие следующей нормы федерального закона «О языках народов Российской Федерации» 2002 г., согласно которому «В Российской Федерации государственный язык страны и государственные языки республик в составе РФ используют алфавиты (буквы русского алфавита) на основе кириллицы. Иные основания (иная кодировка) для обозначения букв (знаков, символов) алфавитов государственных языков республик в составе Российской Федерации могут устанавливаться федеральными законами»1.

В декабре 2003 г. конституционный суд Татарстана, отвечая на запрос депутатов республиканского парламента, пришел к выводу, что вопрос о графической основе татарского языка находится в ведении республики. 26 февраля 2004 г. депутаты Госсовета Татарстана направили запрос в Конституционный суд РФ о проверке конституционности федерального закона «О языках народов Российской Федерации». Госсовет считает положение этого закона не соответствующим Конституции РФ в части установления строения алфавитов государственных языков республик РФ только на графической основе кириллицы.

Параллельно 27 февраля 2004 г. Верховный суд Татарстана приостановил рассмотрение дела по заявлению прокурора республики о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим закона Республики Татарстана «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики». Как было сказано в определении суда, у него возникли сомнения, вправе ли Российская Федерация устанавливать графические основы алфавитов государственных языков республик.

Однако Конституционный суд РФ, следуя политике президента В. В. Путина, признал оспариваемую норму федерального закона «О языках народов Российской Федерации» соответствующей Конституции страны. В результате 29 декабря 2004 г. Верховный суд Татарстана был вынужден признать противоречащим федеральному законодательству и недействующим закон Татарстана от 1999 года «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики».

Интересно мнение бывшего заместителя председателя Конституционного суда РФ Тамары Морщаковой, высказанное ею еще до решения бывших коллег: «Это их право — переводить свой национальный язык на любую графику. Русский язык остается государственным, судопроизводство тоже ведется на двух языках»2.

Вместе с тем председатель Госсовета Татарстана Ф. Мухаметшин, комментируя судебное решение на встрече с журналистами, отметил: «Вопрос об установлении графики может быть продолжен нашими потомками: эта дорога не закрыта… В Конституции России четко прописано, что установление языка — право субъектов РФ. Но почему мы имеем право устанавливать язык, а его графику — нет?» Он отметил, что сейчас в некоторых школах республики продолжается эксперимент по изучению татарского языка на основе латиницы. «Если его итоги будут успешны, можно будет вернуться к этой проблеме. Практика покажет, нужно это или не нужно», — подчеркнул Мухаметшин.

Действительно, в настоящее время в 30-ти школах республики в качестве эксперимента преподается татарский язык на основе латинской графики.

В 2004 г. начался процесс лишения ряда небольших автономных образований статуса субъекта федерации. Губернатор Эвенкийского автономного округа Борис Золотарев, публично положительно оценивая предстоящее объединение Эвенкии и Таймыра с Красноярским краем, неожиданно признал: «Хотим мы того или нет, но сейчас российское законодательство изменилось таким образом, что мы стали частью Красноярского края фактически. До 1 января 2005 г. мы действительно остаемся самостоятельным субъектом Федерации. Но после вступления в силу закона о передаче всех субвенций, предназначенных автономным округам, в ведение краевой администрации у нас один путь — в Красноярский край»3. На прямой вопрос «Как к этому объединению отнесется коренное население Эвенкии?» губернатор национальной автономии заявил: «Человеку на Севере, независимо от его национальности, абсолютно все равно, в каком субъекте федерации он числится».

Анализируя проблемы национального развития в автономиях, необходимо оценить положение нетитульных национальных меньшинств. Показательной является ситуация Центра немецкой культуры Республики Бурятии.

По данным переписи 1989 г., в Бурятии проживало две тысячи немцев: в Улан-Удэ — 300, Закаменске — около тысячи, поселке Каменск Кабанского района — 200. Центр был создан в 1991 г. на первой конференции немцев Бурятии, была издана книга «Немцы Бурятии», проводились научно-практические конференции. В конце 2003 г. Центр остался без помещения, которое из-за задолженности по коммунальным услугам было передано другим арендаторам. И это несмотря на то, что правительство Бурятии вынесло постановление об оказании Центру финансовой поддержки по погашению задолженности. В результате Центр никакой деятельности вести не может. Бесплатные курсы обучения немецкому языку, которые должны были открыться еще в октябре 2003 г., так и не работают.

Дискриминация отдельных этнических групп
и национальных меньшинств в Российской Федерации
Положение турок-месхетинцев в Краснодарском крае4

Хотя проблема нарушения прав турок-месхетинцев в Краснодарском крае достаточно хорошо известна и связанная с ней критика национальной политики России со стороны международного сообщества последние годы была постоянной, составитель позволит себе напомнить некоторые общие данные.

Турки-месхетинцы были в первый раз централизованно выселены И. Сталиным из Ахалцихского района Грузии в Среднюю Азию в ноябре 1944 г. Грузия до сих пор отказывает этим людям в праве вернуться на свою землю, не отказавшись от своей этнической самоидентификации. В 1989 г., после кровавых погромов в Фергане и последовавших за ними волнений в Ташкентской, Сырдарьинской и Самаркандской областях, около 90 тысяч турок-месхетинцев были вновь вынуждены покинуть насиженные места, продав за бесценок или просто оставив дома и другое имущество.

Несмотря на то, что турки-месхетинцы в Краснодарском крае живут уже более десяти лет, имеют собственные дома и участки земли, которые обрабатывают, их не берут на работу без регистрации, а если и берут, то платят намного меньше, чем местным жителям. Турки-месхетицы не получают ни пенсий, ни пособий, ни надлежащего медицинского обслуживания. Они не могут регистрировать браки, новорожденных детей, по достижении шестнадцати лет молодежь не может получить паспорта РФ и поступить в высшие учебные заведения. Турки-месхетицы лишены права голоса. Единственные, кто без колебаний признавал за ними права российских граждан, были военкоматы, которые активно пытались призвать молодых месхетицев в российскую армию. Все это создает источники для коррупции, и для сотрудников правоохранительных органов Кубани поборы с турок в течение последних 12 лет стали привычным источником дополнительного финансирования.

Кубанские власти настойчиво выдавливают турок-месхетинцев с территории края. При этом большинство кубанского населения поддерживает дискриминационную политику властей, разделяя представления о сильной криминализированности турок-месхетинцев и нежелательности совместного проживания с ними. С 1990 г., когда началось, как выражаются местные чиновники, «возрождение казачества», турки регулярно подвергаются угрозам и насилию (известно несколько случаев погромов) со стороны радикально-националисти­ческих казачьих группировок.

В 2004 г. администрация края продолжала дискриминационную политику по отношению к туркам-месхетинцам, где прямо, а где руками послушных казачьих группировок. Более того, эксперты считают проблему турок-месхетинцев производной от основного роста ксенофобии на Кубани, вызванного бездействием и прямой поддержкой властями курса на выдавливание неугодных людей с «неправильными» фамилиями и внешностью.

По личному распоряжению краевого руководства были отменены выступления группы самодеятельности «МЕКО», которая была организована при обществе ахалцихских турок в Казахстане. Гости, приехав 1 января 2004 г. в Краснодарский край, планировали выступить перед жителями Крымского и Абинского районов, чтобы через комические сценки, песни и танцы познакомить с бытом и традициями ахалцихских турок. Выступления носили благотворительный характер. Изначально районный и краевой отделы культуры не возражали против концертов самодеятельной группы, но когда представитель департамента по мониторингу миграционных процессов Охрименко лично довел до сведения краевого губернатора информацию о предполагаемых выступлениях «МЕКО», то тут же последовал запрет. До приезда в Краснодарский край артистов из Казахстана радушно принимали в Ростове. Не дождавшись положительного решения краевой власти, 11 января «МЕКО» всем составом выехала в Ставрополь.

Турок-месхетинцев, пришедших 7 марта на рынок в станице Холм­ской Абинского района в Краснодарском крае, встретили около 30 казаков, которые не пустили их на свои торговые места, ссылаясь на указание краевого руководства. Казаки провоцировали драку, а милиционеры и налоговики молча наблюдали за происходящим. Местный лидер месхетинцев Тиеншон Свонидзе долго вел переговоры, в результате которых во второй половине дня туркам все-таки разрешили торговать. Усиление экстремизма со стороны казачества связывается с показом по телеканалу НТВ (программа «Намедни») объективного сюжета об этом многострадальном народе.

16 января 2004 г. в 22 часа было совершено нападение на трех молодых турок-месхетинцев, работающих в ночь в пекарне г. Абинска. Пострадали Хасан, 1984 г. р., проживающий в п. Ахтырском и братья Равшан и Кавим, 1975 и 1979 г. р., проживающие в станице Холмской.

Поздним вечером 10—12 молодых людей, самому младшему из которых 13 лет, а старшему — 25, подошли к пекарне. Под предлогом, что на них лает собака, которая охраняет пекарню, молодчики стали угрожать работающим в пекарне туркам-месхетинцам. По словам пострадавших ребят, вначале один из нападавших переговорил с кем-то по сотовому телефону и получил команду — бить. Они выманили турок на улицу и начали расправу. Били жестоко, один из ребят попал в местную больницу с переломом переносицы (ударили кирпичом в лицо) и сотрясением мозга.

Пострадавшие ребята узнали некоторых из нападавших. Есть большие подозрения, что в нападении принимали участие те же люди, что и в погроме весной 2003 г. в пос. Холмском, а значит, прослеживается причастность к происшествию агрессивной части казачества.

7 октября 2004 г. в поселке Холмский Краснодарского края около шести часов утра на семью турок-месхетинцев, участвующих в программе переселения в США, было совершено вооруженное нападение.

По словам лидера турецкой общины Испахева Сарвара, двое вооруженных людей в камуфляжной форме и масках ворвались рано утром в дом Ахмедовых, как только дети открыли дверь, собираясь в школу. Детей загнали в спальню, а закричавшей от ужаса матери Виктории приставили к груди пистолет с глушителем, приказали замолчать, угрожая убить. Потом ее ударили по голове дубинкой, после чего она потеряла сознание. На крик вышел отец семейства Ислам, спросив, что они хотят. В ответ нападавшие стали жестоко избивать его дубинками. Ислам пытался вырвать из рук нападавших оружие, но только сбил глушитель. Последовали несколько выстрелов — одна пуля пробила ему ногу, а другая рикошетом попала в одеяло пятилетнего ребенка, который лежал на полу. Ребенок чудом остался жив. Трое старших детей выскочили из окон. Пострадавшие в результате вооруженного налета Ислам и Виктория были госпитализированы.

Виктория Ахмедова обратилась в приемную Новороссийского комитета по правам человека. Она сообщила, что накануне нападения видела на своей улице машину, на которой было написано «Казачий патруль». Проходя мимо машины, она видела в ней несколько мужчин в камуфляжной форме и слышала, как они говорили, что сегодня будут патрулировать эту улицу. По словам Виктории, все очень напуганы случившимся, дети боятся идти в школу, родственники собрались у них в доме и тоже стараются не выходить на улицу. По факту вооруженного нападения было подано заявление в прокуратуру. Расследование еще ведется.

Администрация края в лице губернатора Александра Ткачева дала обещание содействовать при переселении турок-месхетинцев в США. Реализовывалось это обещание, по-видимому, следующим образом. С середины сентября 2004 г. на турок-месхетинцев, проживающих в Крымском и Абинском районах и участвующих в программе переселения в США, возобновилось давление со стороны краевых чиновников, в том числе силовых структур. Судебные исполнители и приставы стали активно взыскать с турок-месхетинцев штрафные санкции за нарушения паспортного режима, накопившиеся за последние несколько лет.

Как уже говорилось, чиновники отказывали туркам-месхетинцам в регистрации по Краснодарскому краю, но в то же время на всех постах ДПС, на улицах городов и сел, на рынках сотрудники милиции требовали предъявить им регистрацию. Если по каким-то причинам не платились взятки, то составлялись протоколы, а затем выносились судебные постановления. В результате в каждой семье за последние несколько лет накопилось достаточно много подобных постановлений и судебных решений, по несколько штук на каждого взрослого члена семьи. Каждое постановление оценивается от 500 до 1500 рублей.

Первый сигнал был 10 сентября. Тогда домой к Р. Ахмедову, проживающему в станице Варениковская, пришли два судебных исполнителя и потребовали оплатить штраф в размере 500 р. за нарушение паспортного режима. Денег у Ахмедова не было, тогда они решили изъять имущество в виде сотового телефона, телевизора, колеса от машины. Мы предполагаем, что имеет место организованная кампания, т. к. информация о визитах судебных приставов поступает из ст. Варениковской, пос. Холмского, Ахтырского, ст. Нижнебаканская.

В октябре 2004 г. под руководством губернатора Александра Ткачева прошло заседание представителей силовых ведомств по поводу строительства лагерей для размещения лиц, по отношению к которым вынесено судебное решение о депортации. Поскольку около 50 тысяч человек из числа этнических меньшинств не могли по вине властей получить российское гражданство, положенное им по Закону РФ «О гражданстве», то многие из них могут оказаться в подобных лагерях.

Дискриминация турок-месхетинцев обеспечивается не только произволом местных чиновников. Законодательное собрание Краснодарского края на протяжение последнего десятилетия приняло целый ряд законов, ограничивающих права приезжих.

После выступлений правозащитников в 2003 г. последовал протест прокуратуры Краснодарского края от 15 апреля 2003 г. на Закон Краснодарского края от 11 апреля 2002 г. № 460-КЗ «О пребывании и жительстве на территории Краснодарского края», который был удовлетворен лишь летом 2004 г. Отменив один закон, депутаты законодательного собрания Краснодарского края сразу же приняли другой: Закон Краснодарского края от 2 июля 2004 г. № 735-КЗ «О мерах по предотвращению незаконной миграции в Краснодарский край». Затем было издано Постановление главы администрации от 20 июля 2004 г. № 715 «О мерах по предотвращению незаконной миграции в Краснодарский край», в котором предусмотрено создание межведомственной комиссии по вопросам миграции.

Процитируем две статьи из действующего Закона № 735-КЗ:

«Статья 1. Незаконной миграцией признается прибытие в Краснодарский край граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее — незаконные мигранты) из других государств и субъектов Российской Федерации и (или) проживание на его территории с нарушением порядка, установленного федеральными законами „О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации“, „О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации“.

Статья 2. Органы государственной власти Краснодарского края и органы местного самоуправления в Краснодарском крае содействуют обустройству и интеграции в социальную среду законно находящихся на территории Краснодарского края мигрантов с соблюдением конституционного принципа недопустимости осуществления права на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства на территории Российской Федерации одними лицами с нарушением законных прав и интересов других лиц, в том числе постоянно проживающих на территории Краснодарского края».

В этих двух статьях заложены основания для дальнейшей дискриминации. На запрос кубанских правозащитников в краевую прокуратуру о законности данного правового акта они получили ответ, что прокурором направлен протест на положения статей, не соответствующих федеральному праву. Исходя из того, как депутаты поступили с предыдущим протестом прокурора, ясно, что ждать отмены данного закона надо не меньше года, и затем, вероятно, последует очередной дискриминационный закон.

Давление на турок-месхетинцев оказывается и с помощью судебной системы. Так, 16 декабря 2003 г. судья Анапского городского суда В. Лан­тух вынес постановление о депортации за пределы РФ Мурадова Лут­фия Мугуддиновича, 1952 г. р., и Мурадова Ридвана Лутфиевича, 1972 г. р. Оба — турки-месхетинцы, граждане бывшего СССР, вынужденно прибывшие из Узбекской ССР в РСФСР в 1989 г. Они постоянно проживали на хуторе Свет Варениковского сельского округа Крымского района Краснодарского края. Материалы административного дела были рассмотрены в отсутствие привлеченных к ответственности, которые даже не были поставлены в известность о времени и месте рассмотрения дела. Для исполнения данное постановление 22 декабря 2003 г. было направлено в Крымское РОВД по месту жительства Мурадовых. Кассационная жалоба, поданная в январе 2004 г. в судебную коллегию краевого суда, оставлена без удовлетворения. Пока Мурадовы не депортированы.

Вместе с тем федеральные власти предпочитают не вмешиваться в происходящее на Кубани, делая вид, что проблемы не существует или она преувеличена. «Около четырех тысяч турок-месхетинцев в Краснодарском крае получили российское гражданство», — сообщил заместитель министра внутренних дел генерал-пол­ковник милиции Александр Чекалин. «Проблемы турок-месхетинцев в Краснодарском крае с принятием закона о гражданстве не существует», — заявил он.

Он сообщил, что, по данным на 1 января текущего года в Краснодарском крае зарегистрировано5 более 15 тысяч турок-месхетинцев, из них российское гражданство получили почти четыре тысячи человек, 2,8 тысячи подали заявления, которые рассматриваются в органах внутренних дел.

«Должен сказать следующее: сами турки-месхетинцы не занимают активной позиции в отношениях с органами власти. Всякий раз, когда звучат зарубежные посулы на тот счет, что кто-то поучаствует в их судьбе, придет гуманитарная помощь или сделают приглашения на выезд в богатую цивилизованную страну, всякий раз это останавливает их активность в отношениях с российскими властями. При этом хочу отметить, что турки-месхетинцы не создают криминологической опасности, ведут правопослушный образ жизни, работают, но вместе с тем, некоторые из них высказывают желание вернуться на свою историческую родину», — отметил Александр Чекалин.

Как уже говорилось, проблема турок-месхетинцев более чем через десять лет после их появления в Краснодарском крае привлекла внимание международной общественности и стала некоторым индикатором положения с национальными меньшинствами в России. В 2002 г. чрезвычайно эффективным стало взаимодействие сети российских НПО с Комитетом ООН по ликвидации расовой дискриминации, накануне рассмотрения российского доклада о соблюдении соответствующей Конвенции. Был подготовлен очень содержательный Альтернативный доклад, в котором были разделы, посвященные Краснодарскому краю. Поэтому в тексте итоговых рекомендаций Комитета есть положения, посвященные Кубани. Фактически с этого момента критика действий российских властей в Кубани становится постоянной.

28 ноября 2003 г. Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам в своих заключительных замечаниях отметил: «13. <…> Однако Комитет обеспокоен сообщениями о том, что некоторым группам граждан, в частности месхетинцам, живущим в Краснодарском крае, отказано в регистрации и признании гражданства». Правда, российские чиновники не торопятся прислушиваться к рекомендациям, но все же, по мнению НПО, был создан знаковый прецедент.

Между тем сложность ситуации еще не до конца понята российскими чиновниками. Так, когда в конце 2003 г. от имени депутата Госдумы Сергея Ковалева поступил запрос о том, как федеральные власти намерены выполнять рекомендации Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации, то МИД представил обстоятельный отчет своих действий по реализации рекомендаций, а Генеральная прокуратура не признала факта этнической дискриминации и не намеревалась выполнять рекомендации.

25 февраля 2004 г. Государственный департамент США представил ежегодный доклад о соблюдении прав человека во всем мире. Выполняемый по решению американского Конгресса, этот документ берется за основу при выработке внешней политики. 50 страниц доклада было посвящено России. На первом месте по количеству упоминаний стоит Чечня. Краснодарский край упоминается 11 раз, в основном в связи с дискриминацией турок-месхетинцев и преследованием правозащитной организации «Школа Мира».

1 марта 2004 г. в Женеве в рамках тематической дискуссии по положению неграждан на 64-й сессии Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации выступил Ахмед Мазманов, представитель Международного общества месхетинских турок «Ватан». В его выступлении подчеркивались резкое ухудшение положения турок-месхе­тинцев в Краснодарском крае и бездействие российского правительства по выполнению рекомендаций ООН 2003 г., направленных на ликвидацию расовой дискриминации.

Сотрудники «Мемориала» и Центра развития демократии и прав человека также представили экспертную информацию о преследовании властями местных правозащитных организаций «Южная волна» и «Школа Мира», которые привлекали международное внимание к проблеме турок-месхетинцев.

Во время визита комиссара по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблеса в августе 2004 г. произошла возмутившая его манипуляция на краевых телеканалах. Слова комиссара о турках-месхетинцах были так смонтированы, что получалось, будто он поддерживает дискриминационные действия краевых властей, а турки во всем виноваты сами, поскольку не хотят интегрироваться. Когда комиссар сообщил об этом губернатору А. Ткачеву, тот выразил удивление, однако уже через пару часов в краевых теленовостях давали интервью без купюр, и перед отлетом ему подарили видеокассету с корректным видеосюжетом.

Наконец, в 2004 г. началась программа переселения турок-месхе­тинцев в США и предоставления им статуса беженцев. Около 80% турок-месхетинцев подали заявления для участия в программе, а порядка 100 человек уже осваиваются в Филадельфии.

Программа переселения турок-месхетинцев породила надежду и у других народов на возможность вырваться из тупика, в котором они оказались в Краснодарском крае. Так, стало известно, что в посольство США обратились лидеры немногочисленного народа батумских кур­дов — корманч, родственных туркам-месхетинцам и одновременно с ними и хемшилами насильственно депортированных в республики Средней Азии. Лидеры батумских курдов просили, чтобы их народ включили в программу переселения турок-месхетинцев в США. Однако очевидно, что решение проблемы восстановления десятилетиями нарушаемых прав единственным путем — эмиграцией из нашей страны — позорно для России.

Положение цыган6

В ходе последней переписи, проведенной в 2002 г., о своей принадлежности к цыганам заявили 183 000 человек, хотя, по некоторым оценкам, их численность превышает эту цифру в несколько раз. Некоторые лидеры рома оценивают количество цыган, проживающих в России, примерно в 1,2 млн человек. По словам Димитрины Петровой, исполнительного директора Европейского центра по правам рома (ЕЦПР), «в течение первого посткоммунистического десятилетия социально-экономическое положение рома в России ухудшалось гораздо быстрее, чем положение любой другой этнической группы».

В условиях растущей ксенофобии цыгане, которые и прежде казались подозрительными большинству населения страны, стали считаться в России чуть ли не преступным этносом, практически поголовно связанным с перепродажей наркотиков и другими преступлениями.

«Рома-Урал» — единственная неправительственная организация рома в Свердловской области, провела мониторинг телеканалов и печатных СМИ в регионе. Большинство сообщений о рома носили негативный характер — зачастую они изображались как враги общества и преступники.

В качестве примера Александр Торохов, директор «Рома-Урал», приводит документальный фильм о «масштабном и ужасном вторжении наркодельцов, в основном цыган, в Екатеринбург», передававшийся по телевидению несколько раз в день в течение недели. В нем, в частности, говорилось: «Если им запрещают продавать наркотики, они покидают места проживания и стекаются в столицу Урала, торгуя смертью, убивая нас и наших детей... Деньги, нажитые за счет наркотиков, быстро превратились в роскошные дворцы... Цыгане ведут «красивую жизнь» и жируют на крови и костях граждан».

По словам Торохова, российские информационные СМИ способствуют закреплению расистских представлений о цыганах, создавая в сознании людей прочную связь между рома и преступностью. СМИ продолжают называть рома в качестве главных участников российской наркоторговли, используя слова «наркодилер» и «цыган» в качестве синонимов. «Результаты мониторинга подтвердили тенденцию в СМИ к созданию и закреплению негативных стереотипов о жизни общины рома, — отмечает Торохов. — Более того, журналисты не имеют объективной информации о рома, предпочитая использовать стереотипные понятия».

По мнению Леонида Райхмана, эксперта по правам национальных меньшинств, злоупотребления правоохранительных органов в отношении рома часто происходят в двух типовых ситуациях.

«Первая из них связана с тем, что рома останавливают на улице, на рынках, железнодорожных станциях или автовокзалах для проверки документов. Вторая типовая ситуация — налеты милиции на поселения рома».

Это согласуется с наблюдениями ЕЦПР — рома останавливают на улице для проверки документов гораздо чаще, чем других граждан. При отсутствии надлежаще оформленного паспорта, например нет штампа о регистрации или самого документа — им угрожают задержанием или отправкой в отделение милиции для оформления административного нарушения. Там им продолжают угрожать длительным тюремным заключением, высокими штрафами и другими осложнениями, вымогая взятки. Понимая, что сумма взятки в отделении милиции может оказаться значительно выше той, которую милиционер вымогает на месте, большинство цыган соглашается заплатить сразу. В результате в местах, которые цыгане посещают постоянно, сотрудники милиции получают регулярные денежные подношения.

Таким образом, само присутствие цыган в данной местности зачастую рассматривается сотрудниками правоохранительных органов как источник гарантированного дохода.

Милиция и сотрудники Госнаркоконтроля часто проводят обыски в поселениях рома. Если наркотики найти не удается, милиционеры вымогают деньги или пытаются вербовать информаторов, угрожая подбросить наркотики и используя другие формы запугивания.

Как сообщил ЕЦПР житель пос. Дягрево (Рязанская область), 22 ав­густа 2004 г. «туда нагрянули шестеро пьяных сотрудников милиции в масках. Они врывались в дома, требуя от рома денег. Несколько человек, в том числе женщины, подверглись избиению. Милиционеры покинули поселок, забрав с собой не менее десяти рома. За их освобождение милиция потребовала 60 000 р. (около 2000 долларов). В тот же вечер, после того как родственники задержанных собрали деньги и передали их милиции, все рома были отпущены».

Л. Райхман считает, что «заколдованный круг взяток приводит к дальнейшему материальному обнищанию рома. Когда семья потратила на взятки все деньги и драгоценности, следующим шагом становится продажа машины, дома. Какое-то время они еще живут вместе с родственниками в переполненных помещениях. Но в конце концов, жертвы взяточников превращаются в бездомных, живущих на улицах или городских свалках».

Как показывают исследования, проведенные ЕЦПР, крупные общины цыган по всей России живут в условиях жестокой нищеты и на практике лишены основополагающих социально-экономических прав, таких как право на образование, достойное жилье, медицинскую помощь и труд.

В 2003 г. организация «Рома-Урал» провела исследование ситуации с образованием для детей рома в г. Екатеринбурге. Как показали результаты исследования, 55% детей в возрасте от 11 до 17 лет не посещают школу. Директор «Рома-Урал» А. Торохов объясняет эту ситуацию, в частности, тем, что многие родители рома, сами не умеющие читать и писать, не способны выполнить жесткие и обязательные требования в этой области, установленные местными властями.

В отчуждении рома от школы свою роль играют и унижения, которым подвергают детей-рома учителя и одноклассники. В г. Чебоксарах (Чувашская Республика) в школе, посещаемой рома и детьми других национальностей, для учеников-цыган отведен отдельный класс на первом этаже. В этом помещении учатся школьники-рома в возрасте от 7 до 14 лет. На церемониях в связи с началом нового учебного года они также сидят отдельно от остальных детей.

Положение чеченцев и других выходцев с Кавказа
во внутренних районах России

Так же повсеместно, как и цыгане, подвергаются преследованиям в России представители кавказских народов, в первую очередь чеченцы. Как показывают региональные доклады, нарушения прав граждан этих разнородных этнических групп, объединенных только географической общностью происхождения и некоторыми фенотипическими признаками, однотипны во всех регионах. В подавляющем большинстве случаев основными источниками преследований служат правоохранительные органы.

При этом преследования чеченцев и кавказцев в целом находят поддержку на бытовом уровне среди большинства российского населения. Часть населения верит формальным объяснениям милиции, что это обычные меры по борьбе с организованными преступными группировками, торговлей наркотиками, похищениями людей, терроризмом и другими тяжкими преступлениями. В средствах массовой информации, в том числе в сообщениях пресс-служб правоохранительных органов, акцентируется внимание на этнической принадлежности нерусских задержанных и подозреваемых.

Вместе с тем существует и еще одна причина напряженности — личный и семейный опыт жителей России. В региональном докладе о положении с правами человека в Курганской области авторы приводят данные опроса жителей, проведенного курганскими журналистами. Опрос касался отношения граждан к выходцам с Кавказа, в частности к чеченцам. Более половины опрошенных высказало нейтральное отношение к чеченцам. Однако бывшие военнослужащие, представители силовых структур, а также родители, чьи дети погибли в Чечне либо служат там сейчас, высказались о чеченцах негативно. Таким образом, продолжающийся конфликт в Чечне и неизбежные потери вызывают озлобление не только у сотрудников правоохранительных органов. По примерным подсчетам, 400 тыс. жителей России участвовали в первой или второй чеченских кампаниях в рядах российских войск. Многие из них оказались отравлены ненавистью к чеченцам и способны заразить ею окружающих. То, что за время двух вооруженных конфликтов в Чечне погибли тысячи людей, как военнослужащих федеральных войск, так и чеченцев и жителей республики других национальностей, является мощным фактором, который постоянно подпитывает напряженность в отношениях между чеченцами и остальными жителями России.

Омские правозащитники приводят неожиданный пример эпистолярных усилий правоохранительных органов, направленных на борьбу с этнической преступностью. Во все омские банки пришло официальное письмо от начальника Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) УВД Омской области полковника милиции Тарасова: «В связи с проводимой проверкой прошу вас предоставить данные о расчетном обслуживании физических лиц кавказских национальностей, юридических лиц, учредителями либо руководителями которых являются вышеуказанные лица, и сведения о перечислении денежных средств на счета организаций, расположенных в регионах Северного Кавказа, центрально-азиатских государств СНГ, либо поступлении денежных средств из этих регионов и стран». Письмо утверждено первым заместителем прокурора области Николаем Савруном. Можно представить себе недоумение банковских служащих, вынужденных определять «кавказские национальности» физических лиц при отсутствии в современных российских паспортах, а тем более в банковских документах, графы «национальность». По фамилии, имени, отчеству? Да и непонятно, какая именно проверка проводится омским УБОПом, для которой требуются данные на всех без исключения проживающих в Омске грузин, армян, осетин, азербайджанцев и т. д. Есть Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Банки его усердно исполняют. В финансовую разведку РФ ежедневно поступают данные об операциях с денежными средствами или иным имуществом на сумму, превышающую 600 тыс. р., о купле-продаже крупных партий валюты физическими лицами. Ужесточены требования к лицам, открывающим счета в банках. Но на основании какого закона вводится контроль за всеми лицами кавказских национальностей, служащие банков ответа не нашли.

Объяснение давления и репрессий правоохранительных органов по отношению к чеченцам как проявление борьбы с организованными преступными группировками не выдерживает критики. Если в начале первой и второй чеченских войн правоохранительные органы действительно усиливали нажим на чеченские организованные преступные группировки, то вскоре чеченцы — представители верхних слоев криминальных структур смогли дистанцироваться от своих воюющих соплеменников и восстановить прежние доверительные отношения с правоохранительными органами. Более того, в условиях современной политики чеченизации конфликта, сотрудничество с некоторыми влиятельными чеченскими лидерами с небезупречной репутацией стало неизбежным для российских властей.

Серия актов террора, осуществленных исламистскими боевиками северокавказского происхождения в незатронутых военными действиями городах России, привели к страху и озлоблению значительной части российского населения. В общественном сознании твердо закрепилось представление о том, что для борьбы с терроризмом можно использовать любые методы и ограничивать любые права и свободы. Каждый крупный террористический акт вызывает массовые проверки и задержания чеченцев и других подозрительных кавказцев по всей стране, сопровождающиеся избиениями и другими видами незаконного насилия со стороны работников правоохранительных органов.

За этим действиями не видны будничные факты притеснений выходцев с Кавказа. Приведем несколько историй.

Автобусы маршрута «Тверь — Москва» на постах ДПС начали проверять после событий на Дубровке. Под предлогом борьбы с террором из автобуса выводят людей с восточной внешностью. Затем сотрудники дорожно-патрульной службы требуют с этих пассажиров деньги, независимо от того, в порядке у них документы или нет, доходчиво объясняя, что иначе в автобус они могут не успеть.

В марте 2004 г. Касум Джебраилов, директор школы управления агропромышленного комплекса в Чеченской Республике, должен был участвовать в совещании Минсельхоза. Приехав в Москву пораньше, он решил навестить семью дочери, проживавшую в Твери. На обратном пути в Москву автобус, в котором ехал Джебраилов, был остановлен на посту ДПС «Головково». Из автобуса высадили 12 человек. Вскоре, заплатив деньги, одиннадцать из них вернулись в автобус. Джебраилов оказался платить постовым 500 рублей, настаивая на незаконности их действий. Когда он показал свое командировочное удостоверение, это лишь умерило аппетит милиционеров: они стали просить 100 рублей. Джебраилов отказался платить и эту сумму. В результате Касум Джебраилов добирался до Москвы на перекладных.

В октябре 2004 г. таким же образом высадили на посту ДПС Ахмета Бандаева. Бандаев отказался платить требуемую сумму, и ему пришлось ехать не в Москву, а возвращаться в Тверь. Но, как правило, 99% пассажиров, во избежание неприятностей в пути, вынуждены платить на постах ДПС7.

Таким образом, практическим итогом мер по усилению паспортного режима становится банальный сбор дани. Причем взятки вымогаются не только у автовладельцев, что традиционно в России, но и у пассажиров.

Р. А. Бибулатов, чеченец по национальности, жил в столице Республики Коми г. Сыктывкаре. В марте 2000 г. он потерял паспорт. Имея прописку, он обратился в паспортный стол милиции за восстановлением потерянного документа. Но паспорт ему не дали под предлогом, что его прописка якобы аннулирована. После нескольких попыток получить паспорт в Сыктывкаре, он попытался сделать это в г. Ухте. Однако, когда все документы были собраны, а запросы сделаны, из Сыктывкара пришел ответ, что у него сыктывкарская прописка. Каждый раз, когда он писал заявление, платил госпошлину, приносил фотографии, делались запросы (в том числе в Чечню), ему говорили, что все в порядке, но паспорт в результате он так и не получал. Летом 2003 г. он вновь подал заявление в Сыктывкарский паспортный стол. Папка с его делом из Ухты была передана, все документы были в порядке, но когда он осенью 2003 г. пришел в паспортный стол, папку найти не смогли. В июне 2004 г. Бибулатов опять подал заявление в паспортный стол г. Сыктывкара.

В Республиканский правозащитный центр Республики Бурятии обратился не имеющий гражданства выходец из Грузии И. Э. Наху­цришвили. С 23 мая 1995 г. у него была регистрация в частном доме в г. Улан-Удэ. 6 февраля 1996 г. по месту временной регистрации в г. Братск Иркутской области в его паспорт гражданина СССР была вклеена фотография. Тем не менее 4 декабря 1997 г. он был снят с регистрации и воинского учета. Один из руководителей военкомата заявил, что его вообще не могли поставить на учет: «С началом чеченской кампании нам строго запретили ставить „черных“ на воинский учет».

По словам Савто Джафаровича Мгояна, председателя Курской региональной Езидско-Курдской общественной организации «Шумер»: «В Курской области имеются случаи отказа в регистрации нашим соотечественникам не только в постоянной регистрации по месту жительства, но даже и во временной. В частности, несмотря на положительное решение вопроса представителями федеральной и региональной власти о предоставлении жилых помещений для компактного проживания 40 курдских семей в Хомутовском районе (с. Амон) и предыдущую договоренность с представителями местной власти, председатель сельсовета в дальнейшем отказалась принять и зарегистрировать курдские семьи. Подобные случаи имеют место в Касторенском районе, в Горшеченском, а так же в г. Курске. Хотя в целом региональная власть и относится к нам доброжелательно, однако чиновники на местах без объяснения причин отказывают в регистрации. Кроме того, пытался в некоторых школах области (в местах проживания курдов) организовать один урок в неделю на родном языке. Комитет по образованию Курской области отказал, хотя директора школ и были согласны. В связи с подобным отношением к нам, многие курдские семьи уезжают на проживание в Белгородскую, Ярославскую, Воронежскую и другие области, так как там к нам более благосклонно относятся».

По-прежнему имеют место случаи дискриминационного поведения сотрудников МВД, которое проявляется в избирательных задержаниях выходцев с Кавказа и из Средней Азии. В ходе проверок и задержаний лица, отличающиеся по антропологическому типу от основной массы населения, часто подвергаются обращению, унижающему их человеческое и национальное достоинство. Их чаще и дольше держат в предварительном заключении, чем граждан других национальностей. По сравнению с последними, они получают более длительные сроки за одни и те же преступления.

Однако в России кавказцам угрожают не только сотрудники милиции. В некоторых областях юга России активную роль в вытеснении мигрантов играют не государственные органы, а казачьи формирования. Так, в сентябре 2004 г. в Степновском районе Ставропольского края произошло массовое столкновение выходцев из Дагестана и местных казаков, в результате которого погиб один из казаков. Значительного кровопролития удалось избежать благодаря активному вмешательству сотрудников милиции. По оценкам местной прессы, проблема была создана районной властью, которая позволила селиться на ставропольской земле выходцам из Дагестана, не учитывая интересы местного населения8.

Региональные власти часто оправдывают свои действия заботой о местном населении и борьбой с нежелательной миграцией. Однако такая позиция приводит к дискриминации по национальному признаку и касается не только мигрантов, но и коренных жителей нерусской национальности. Существенно нарушая пространство свободы у представителей национальных меньшинств, приучая их рассматривать отношения с властями через кривые зеркала коррупции и произвола, лишая их возможности на равных принимать участие в жизни общества, власти сами выталкивают их из круга нормальных социальных отношений. В результате социализация представителей отверженных национальных меньшинств становится возможной только в своей среде, а лояльность национальной общине становится единственно разумной и заменяет лояльность закону. Вместо нормального вхождения национальных меньшинств в жизнь общества усиливается их отчуждение.

В итоге создаются дальнейшие возможности для усиления произвола и коррупции со стороны органов власти, и возникает порочный круг, который невозможно разрушить, не пересмотрев государственную политику по отношению к национальным меньшинствам.

1 Более подробно о борьбе вокруг перехода на латинский алфавит см. Права человека в регионах Российской Федерации: Доклад о событиях 2001 года. М.: МХГ, 2002.

Ненашева И. На католической Рождество татарский суд подарил Владимиру Путину латынь // Столичная вечерняя газета. 2003. № 217, 25 дек.

Климович А. «Красноярский край объединяется не с ледяной пустыней и не с выжженной землей» // Время новостей. 2004. № 204. 5 нояб.

4 Положение турок-месхетинцев в Краснодарском крае подробно изложено в региональном докладе «Систематическое нарушение прав человека в Краснодарском крае подрывает международный авторитет России» / АНО «Новороссийский комитет по правам человека», НГОБО «ФРОДО», Сост.: В. Карастелев, Т. Карастелева. Новороссийск, 2004 г., использованном при составлении данного раздела.

5 Исходя из описанной ситуации не совсем понятно, что замминистра имел ввиду под словом «зарегистрированы», по сведениям правозащитников, из 15 тыс. турок-мес­хетинцев регистрацию получила примерно одна тысяча человек.

6 Использована статья М. Бейо «В России нарушаются права цыган» (Inopressa. 2004. 8 окт.).

7 Данные тверской чечено-ингушской общественной организации «Вайнах».

Пономарева Е. Бытовой конфликт с экстремистскими лозунгами // Вечерний Ставрополь. 2004. 8 сент.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (1)

    Доклад
    Обязательства государств, в том числе России, в области обеспечения и защиты прав ребенка закреплены во многих международных документах, включая Международный пакт о гражданских и политических правах1, Международный пакт об экономических,
  2. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (9)

    Доклад
    Конституция РФ 1993г. признает и гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола и других обстоятельств (ч. 2 ст. 19). Наряду с этим, в той же статье 19 имеется и ч.
  3. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (10)

    Доклад
    Статья 31 Конституции РФ гарантирует право граждан и общественных объединений на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.
  4. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (2)

    Доклад
    22 января 2004 г. в Москве выбросилась из окна 9-го этажа 20-летняя девушка, которую сотрудники не названного в сообщении правоохранительного ведомства пытались привлечь к сотрудничеству, — выбросилась, не желая выдавать имен тех,
  5. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году (4)

    Доклад
    Рабство и другие формы принудительного труда, торговля людьми постоянно присутствовали в истории человечества независимо от политических и социально-экономических условий.

Другие похожие документы..