Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Элективный курс'
В рамках школьных курсов истории основное внимание уделяется рассмотрению событий, явлений, процессов. За скупыми строками учебников не всегда видны ...полностью>>
'Расписание'
30 1 /11 Стандартизация -лекция 10.45-1 15 Стандартизация -лекция 1 .30.-14.00 Стандартизация 15.00.-1 .30 Стандартизация четверг 9 00-10....полностью>>
'Документ'
Общество Кыргызстана уже десять лет как живет в условиях перехода в качественно иную социальную систему. В настоящее время данный процесс характеризу...полностью>>
'Документ'
2. З’ясуйте причини Національно-визвольної війни українського народу середини XVII століття. Охарактеризуйте гетьмана Богдана Хмельницького як істори...полностью>>

А. Н. Легитимизм краеугольный камень монархической идеи доклад

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

С тех пор прошло около 25 лет. Рухнул коммунистический режим, распался Советский Союз, компьютеры из диковины превратились в повседневный элемент жизни, появился Интернет… Доступными стали архивные источники, увидели свет многочисленные научные исследования и публикации, о которых раньше нельзя было и мечтать. Ложь антилегитимизма неоднократно выявлена и разоблачена. Но вновь и вновь, с использованием новых технологий и современных разновидностей средств массовой информации перед нами, как ни в чем не бывало, тасуется замусоленная колода антидинастической пропаганды.

Вот очередные примеры, явленные нам некоторыми «соборничествующими» авторами журнала «Трибуна русской мысли».

Представитель аргентинской русской диаспоры г-н И.Н. Андрушкевич давно успел прославиться весьма своеобразным умением искусно менять местами причины и следствия, общее и частное. Угадать, под каким идеологическим наперстком оказался шарик, людям неискушенным довольно трудно. В своей статье «Морганатическое право и Земские соборы» г-н И.Н. Андрушкевич с упорством, достойным лучшего применения, продолжает линию на разрушение причинно-следственной связи в вопросе престолонаследия. «Сегодня точно установить, - пишет он, - кто имеет право «наследовать без малейшего сомнения», как этого требует Акт Императора Павла Первого от 1797 года (выделено мною – А.З.) , может только лишь согласие между членами Царского рода, или, если такового согласия невозможно достигнуть, то Земский Собор»12.

Можно было бы считать это добросовестным заблуждением, связанным с невнимательным прочтением Акта 1797 года. Но еще 15 лет назад данный тезис г-на И.Н. Андрушкевича, как и остальные его соборнические построения, был детально разобран в статье г-на М.А. Александрова «Легитимизм антиподов». Приведя слова г-на И.Н. Андрушкевича о том, что Высочайший Акт 1797 года, якобы, «конкретно требует, чтобы «не было ни малейшего сомнения, кому наследовать»13, г-н М.А. Александров пишет: «Остановимся на этой фразе. Итак, закон «требует», чтобы в вопросе о престолонаследии не было ни малейшего сомнения. Но чтобы не было сомнения, для этого как раз и нужен закон, все эти сомнения устраняющий! В логике это называется «порочный круг», но чтобы из него выпутаться, достаточно обратиться непосредственно к Высочайшему Акту, из контекста которого г-н Андрушкевич позаимствовал свою формулировку. Император Павел, изложив подробнейшим образом порядок наследования Престола, в заключение говорит: ««Положив правила наследства, должен объяснить причины оных. Они суть следующие: Дабы Государство не было без Наследника. Дабы Наследник был назначен всегда законом самим. Дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать (выделено мною – М.А.)».

Оказывается, всё проще простого: для того и закон, чтобы не было никакого сомнения. То есть, коль скоро существует закон, то и «ни малейшего сомнения» быть не должно. Именно этого «конкретно требует» Закон Императора Павла. То есть, сомнения могут возникнуть только у тех, кто либо не знает законов, либо не желает их знать. А если так, то и Земскому собору здесь ни «выискивать», ни «устанавливать» решительно нечего. Тем более, что в свое время в «Нашей Стране»14(№ 2047) было опубликовано Обращение Главы Императорского Дома15 от 25 июля 1989 г,, где, в соответствии с Законом, он объявлял своей наследницей свою дочь16. Казалось бы, что тут еще «выискивать»? Но эта ситуация никак не устраивает г-на Андрушкевича, и он интерпретирует слова Законодателя таким образом, что выходит, будто сам закон допускает возможность каких-либо сомнений в самом себе. Это не только абсурд, но и грубейшая шулерская махинация, за какую в Царской России – в той самой, которую взялся «олицетворять собою» г-н Андрушкевич – можно было запросто схлопотать канделябром по бакенбардам.

Но убедительность аргументов меньше всего заботит г-на Андрушкевича. Ведь адресуется он вовсе не к тем, кто знает законы – их все равно не надуешь. У тех же, кто законов не знает – их большинство – должно сложиться впечатление, будто в вопросе престолонаследия существуют какие-то неразрешимые противоречия, что наследников Престола, как таковых, нет и быть не может, а если и есть, то это не должно никого волновать, и единственное, о чем дозволено мечтать русским монархистам, это пресловутый «Земский собор», который будет «выискивать» и «устанавливать» то, что на самом деле установлено раз и навсегда»17.

Г-н И.Н. Андрушкевич, несомненно, знаком со статьей М.А. Александрова – она была ему выслана, и на нее, в свое время, бурно реагировали симпатизанты этого, прости меня, Господи, «олицетворения Православной Самодержавной России»18. Поэтому настойчивое повторение им порочного перевернутого толкования смысла Закона о престолонаследии выглядит ничем иным, как сознательной попыткой запутать ситуацию.

Надо отдать должное, г-н И.Н. Андрушкевич верен своей антиподной методологии во всем. По такому же принципу построены его рассуждения о «морганатическом праве», призванные «уравнять» Глав и Членов Императорского Дома с их морганатическими родственниками для последующего обоснования необходимости «выборов Царя». После каких-то туманных, путанных и ни на чем не основанных утверждений о «морганатическом праве» в России г-н И.Н. Андрушкевич делает неожиданное открытие: «Однако при этом нельзя забывать и другого, весьма важного, ограничения этого морганатического права в России. Указом императора Николая Второго от 11 августа 1911 года, морганатическое право в России относится только лишь к Великим Князьям. А согласно статье 146-ой Основных Законов, Великими Князьями и Великими Княжнами являются только лишь «сыновья, братья, сестры, а в мужском поколении и все внуки Императора». Так как сегодня больше нет в живых «сыновей, братьев, сестер, а в мужском поколении и внуков Императора», то это готское морганатическое право сегодня уже не применимо ни к одному из членов Дома Романовых19. Поэтому, Манифест 1820 года исчерпывается сам собой с того момента, когда уже больше нет двух категорий членов Царского Рода (Великих Князей, подверженных морганатическому праву, и всех остальных членов Дома Романовых, ему не подверженных). Таким образом, автоматически наступил «статус кво анте», т.е. положение существовавшее в русской монархии в течение почти тысячелетия, начиная с Рюрика и до 1820 года. Однако, все остальные требования Основных Законов, не относящиеся прямо к запрещению морганатических браков от 1820 года, остаются в силе, по крайней мере до тех пор, пока они тоже не исчерпают себя или не войдут в противоречие с постановлениями Земского Собора 1613 года. В том числе остаются в силе и предписания о «предпочтении мужеского лица женскому»20.

Хотя никаких имен не называется, но просто сквозит из всех щелей: всё, что, по мнению г-на И.Н. Андрушкевича, сохранило силу в законах, как будто специально должно быть направлено против ныне здравствующей Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны, а то, что хоть в малейшей степени в пользу ее правового статуса, «исчерпывается само собой»!

Разберемся, какое отношение к действительности имеет данное открытие г-на И.Н. Андрушкевича.

В 1820 году Император Александр I дополнил Акт о престолонаследии своего отца Императора Павла I нижеследующим постановлением: «Мы признаем за благо, для непоколебимого сохранения достоинства и спокойствия Императорской Фамилии и самой Империи Нашей, присовокупить к прежним постановлениям о Императорской Фамилии следующее дополнительное правило: если какое лицо из Императорской Фамилии вступит в брачный союз с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому Царствующему или Владетельному Дому; в таком случае Лицо Императорской Фамилии не может сообщить другому прав, принадлежащих Членам Императорской Фамилии, и рождаемые от такого союза дети не имеют права на наследование Престола. Изъявляя сию Волю нашу всем настоящим и будущим Членам Императорской Нашей Фамилии и всем верным нашим подданным, по точному праву, определенному в 23 пункте (ст. 219 в Своде Законов Российской Империи 1906 г. – А.З.) Учреждения о Императорской Фамилии, пред Лицом Царя Царствующих обязуем всех и каждого, до коего сие касаться может, сохранить сие дополнительное Наше постановление в вечные времена свято и ненарушимо».

При кодификации законов в царствование Императора Николая I этот акт нашел отражение в двух статьях – в последнем издании Свода Законов 1906 года статья 36 в главе «О порядке наследия престола»: «Дети, происшедшие от брачного союза лица Императорской Фамилии с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или владетельному Дому, на наследование Престола права не имеют» и статья 188 в Учреждении о Императорской Фамилии: «Лице Императорской Фамилии, вступившее в брачный союз с лицом не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому царствующему или Владетельному Дому, не может сообщить ни оному, ни потомству, от брака сего произойти могущему, прав, принадлежащих Членам Императорской Фамилии».

То есть по закону, действующему по сей день, потомство, рожденное от морганатических (неравнородных) браков Членов Российского Императорского Дома (независимо от носимых ими титулов), не имеет права престолонаследия (статья 36) и не принадлежит к Российскому Императорскому Дому (статья 188).

2 июля 1886 года Император Александр III Миротворец утвердил новую редакцию Учреждения о Императорской Фамилии, в котором к соответствующей статье в Главе «О гражданских правах Членов Императорского Дома» было введено в примечании дополнительное ограничение, впредь полностью запретившее Членам Российского Императорского Дома вступать в морганатические браки. В 1911 году св. Император Николай II смягчил это требование, оставив в примечании к статье 188 в силе запрет на заключение морганатических браков для Великих Князей, но разрешив вступать в морганатические браки Князьям Императорской Крови.

Однако статьи 36 и 188 как были, так и остались неизменными и сохраняют полную силу! Разрешение на морганатические браки не делает их неморганатическими, как силится доказать нам г-н И.Н. Андрушкевич. Никаких «двух категорий членов Царского Рода (Великих Князей, подверженных морганатическому праву, и всех остальных членов Дома Романовых, ему не подверженных)» никогда не было и нет. Налицо очередная скверная манипуляция, а если называть вещи своими именами –вранье, шитое белыми нитками.

Просто смешно, что человек с таким уровнем знаний, нравственности и мышления явно считает, что законы о престолонаследии имеет право трактовать и выворачивать наизнанку кто угодно, и только мнение старшего по первородству члена Царского рода21 можно смело не ставить ни во что.

Чего стоят «негативные» построения г-на И.Н. Андрушкевича, мы увидели. Что же касается его «позитивных» предложений, то они выглядят весьма слабо. Вот, например, его видение состава предполагаемого Земского Собора: «В состав Собора обязательно входят представители Русской Церкви, Русского Воинства и выборные земские представители. (Последних можно даже и не выбирать специально, ибо совместное заседание Парламента с Правительством, Синодом Русской Церкви и Командованием Вооруженных Сил может себя провозгласить Земским Собором) (выделено мной – А.З.)»22.

Провозгласить, конечно, себя можно кем угодно, хоть Лойей Джиргой. Но каждому, кто мало-мальски знаком с историей Земских Соборов и знает, что эти Соборы были органами сословно-территориального представительства, понятно, что избранный по партийным спискам парламент является антиподом Земского Собора и никак не способен им стать. Это не говорит ни ЗА, ни ПРОТИВ Парламента. Просто это другое учреждение, формируемое по совершенно иным принципам, и оно не может ни полностью подменить собою Земский Собор, ни даже быть его частью. Созыв Земского Собора станет возможным, скорее всего, только тогда, когда в каком-то обновленном, соответствующем современным реалиям виде возродится традиционная социальная структура российского общества. Думается, это сможет произойти только после восстановления монархии и возвращения на престол законной Династии. Но идейные антиподы хотят видеть всё наоборот…

Если методология г-на И.Н. Андрушкевича, как и схожие «наукообразные» приемы раннего М.В. Зызыкина, М.В. Назарова и им подобных, наводит на сравнение с игроком, с большей или меньшей ловкостью подменяющим карту в нужную минуту, то при знакомстве со статьей г-на В.И. Моцардо напрашивается ассоциация с капризным мальчиком, кидающимся в прохожих комьями грязи. Здесь отсутствует даже подобие логики и последовательности, присущих карточным умельцам. Мальчик швыряет первое, что попадается ему под руку и совершенно не задумывается над качеством и взаимосвязью оказавшегося в его распоряжении материала.

Начинает, правда, г-н В.И. Моцардо «за здравие» и провозглашает «архиправильный» лозунг: «Единственным стержнем и связующей силой, вокруг которого смогут объединиться русские люди, может быть русский Государь»23. Но дальше, после непонятно зачем приводимого в данном случае изложения азбучных истин о происхождении монарших титулов, г-н В.И. Моцардо с каким-то остервенением приступает к шельмованию стержня.

Логика и последовательность совершенно не востребованы г-ном В.И. Моцардо. В самом деле, для того, чтобы строить, нужно сделать правильные расчеты, обеспечить соответствие стандартам, позаботиться об эстетике… Для того, чтобы ломать, достаточно размахивать кувалдой, круша все на пути. Только вот есть риск самому погибнуть под обломками… И если не погибнуть физически, то навсегда загубить свою репутацию, что происходит, когда, по слову Петра I, люди как будто специально выступают, «дабы дурость каждого видна была».

Начнем с того, что г-ну В.И. Моцардо неизвестно даже то, что Акт о престолонаследии и Учреждение о Императорской Фамилии - это два разных документа, и при кодификации они вошли в разные разделы Основных государственных законов Российской Империи24. Он на полном серьезе пишет: «Закон о престолонаследии в России был разработан Императором Павлом I и обнародован им в 1797 г. (…) В 1832 году при Императоре Николае I данный закон в формулировке «Учреждение об (sic! – А.З.) Императорской Фамилии» был включен в Свод Законов Российской Империи»25. Ну, можете ли Вы себе представить, чтобы литературный критик в статье о творчестве графа Л.Н. Толстого написал: «Трагическая судьба Анны Карениной представлена во всемирно известном романе «Война и мир»»?!

Приведенная цитата неопровержимо доказывает, что г-н В.И. Моцардо НИКОГДА НЕ ДЕРЖАЛ В РУКАХ не только Свод Законов Российской Империи, но и недавние публикации актов династического права. Вся его статья является переписыванием дурно понятых им опусов других антилегитимистов. Уже одной этой фразы достаточно, чтобы без всякого сожаления отправить сочинение г-на В.И. Моцардо в корзину без объяснения автору причин и без рецензирования. Но статья печатается, читается, обсуждается, и мы вынуждены комментировать следующие примеры дичайшего (не могу при всем желании подобрать более мягкое слово) невежества человека, взявшегося представить на страницах ЖУРНАЛА ПРАВОСЛАВНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ свое понимание ключевого для монархической идеи вопроса о праве на престол.

Г-н В.И. Моцардо самоуверенно сваливает в одну кучу совершенно самостоятельные и не связанные между собой вопросы династического права. В его смущенном сознании сплетаются воедино проблемы перехода в Православие иностранных принцесс перед заключением браков с Членами Российского Императорского Дома; разводов; морганатических браков Членов Династии. Любому, немного знакомому с историей человеку, невозможно понять, каким образом позиция Александра III относительно требований к иностранным иноверным принцессам может быть увязана с морганатическим браком Александра II и православной по рождению княжны Е.М. Долгоруковой, и какое отношение к этим двум проблемам имеет письмо Императрицы Марии Феодоровны Цесаревичу Константину Павловичу с осуждением его намерения развестись с Великой Княгиней Анной Феодоровной (урожд. Принцессой Саксен-Заафельд-Кобургской), принявшей Православие до заключения брака. То, что в связи со всеми этими историческими фактами пишет г-н В.И. Моцардо26, напоминает нечто вроде: «Правила дорожного движения» предназначены для перемещения по акватории пассажирских авиарейсов». Еще короче, «Плавайте поездами «Аэрофлота»»

О примечании к статье 188 г-н В.И. Моцардо, видимо, тоже воспринимал информацию где-то на слух. Иначе бы он не считал, что эта, как он изволит выражаться, «поправка» была принята св. Императором Николаем II «в смысле ужесточения этой статьи»27.

Чтобы убедиться, что г-н В.И. Моцардо лжет, когда утверждает, что потомки Государя Кирилла Владимировича «к династии Романовых не принадлежат» и «являются князьями Кирилловскими»28, достаточно посмотреть Придворные Календари за 1908-1917 гг., в которых супруга и потомство Кирилла Владимировича упомянуты на соответствующих их царственному достоинству местах с принадлежащими им династическими титулами.

И так далее, в том же духе. В связи с этим слова г-на В.И. Моцардо о династическом законодательстве: «Законы эти логичны, ясны и понятны каждому. Правда, при нынешнем нашем образовании и воспитании, в начале XXI века, они мало кому известны. Поэтому притязания потомков Великого Князя Кирилла Владимировича («Кирилловичей») на российский престол, на право представлять династию Романовых многим кажутся законными и возможными и даже активно поддерживаются в России средствами массовой информации и некоторыми представителями власти, плохо знающими собственную историю и законы Российской империи»29 способны вызвать не просто улыбку, а гомерический хохот. Конечно, некоторые журналисты и представители власти, действительно, не очень хорошо знают отечественную историю. Но мне еще ни разу в жизни не приходилось встречаться с людьми, которые бы знали ее настолько плохо, как достопочтенный руководитель благотворительного фонда «Слава», взявшийся писать о праве на престолонаследие.

Запутанность представлений порождает искривленную логику. По убеждению г-на В.И. Моцардо, вина за раскол в монархическом движении в эмиграции лежит не на младших членах Династии, преступно попиравших династические законы и распространявших клеветнические измышления, а на старшем по первородству Великом Князе Кирилле Владимировиче, принявшем в соответствии с законом, права и обязанности своих замученных Царственных Предшественников и призвавшем всех своих Августейших Родственников к активному совместному служению страдающей Родине30. Очень расстраивается г-н В.И. Моцардо по поводу того, что и Наследники Государя Кирилла Владимировича «не встречают достойного сопротивления»31. Могу отчасти утешить г-на В.И. Моцардо: совокупный тираж антидинастических публикаций превышает тиражи легитимистских изданий в тысячи раз, и даже в рассматриваемом нами номере «Трибуны русской мысли» противникам легитимизма предоставлена большая печатная площадь. Так что сопротивление весьма и весьма сильное. Вот только достойное ли, если вспомнить истинное значение слова «достоинство»?..

За одно можно поблагодарить г-на В.И. Моцардо: он способствует ознакомлению соотечественников с программой государственных реформ, изложенной Государем Кириллом Владимировичем в проекте тронной речи от 12 февраля 1917 года32. Правда, г-н В.И. Моцардо совершенно напрасно думает, что предлагает нашему вниманию «уникальный документ, который никогда раньше не попадал в поле зрения историков»33. Проект Кирилла Владимировича давно введен в научный оборот историком В.В. Хутаревым-Гарнишевским и находится в свободном доступе в Интернете34.

Такие программы писали и посылали Государю многие Великие Князья. Например, предложения Великого Князя Николая Михайловича были значительно радикальнее. Но эти программы, независимо от их содержания, не интересуют цареборцев. Ведь цель – выудить что-нибудь именно против законного преемника Царя-Страстотерпца, основателя ЖИВОЙ легитимной линии Дома Романовых. Поэтому и г-н В.И. Моцардо ополчается на проект тронной речи, подготовленный Кириллом Владимировичем. Ну всё ему в ней не нравится: и наделение Георгиевских кавалеров земельными наделами (оказывается, по мнению г-на В.И. Моцардо, в России не было для этого свободной земли), и отмена черты оседлости (на самом деле к тому времени де факто давно превратившейся в фикцию и только используемой для антироссийской пропаганды), и государственное регулирование цен в условиях дефицита продуктов (неизбежная мера в условиях затяжной глобальной войны), и создание совещательного Совета Императорского Дома для повышения чувства ответственности у Членов Династии (к чему шел и сам св. Император Николай II, образуя «Великокняжеские Совещания» для обсуждения важных династических вопросов), и девальвация рубля (что бывает мерой вынужденной, но имеет как отрицательный, так и положительный экономический эффект, например, способствует увеличению экспорта), и отмена золотого стандарта (к чему пришли все ведущие державы мiра в 1931 году)…

Однако, галиматья, которую пишет г-н В.И. Моцардо в связи с каждым пунктом программы Кирилла Владимировича, не может затемнить сути того, что будущий Глава Дома Романовых, в главном, весьма здраво смотрел на вещи. Конечно, не все идеи абсолютно правильны, и не все принадлежали лично ему – некоторые реформы предлагались различными специалистами (политиками, военными, экономистами) и были просто поддержаны и изложены Великим Князем. Однако мы видим, и сам г-н В.И. Моцардо наивно это подтверждает (не понимая, что противоречит сам себе): программа Кирилла Владимировича была жизненной.

«Как показала история, практически все предложенные Великим Князем меры были реализованы захватившими власть большевиками (выделено мною – А.З.)»35, - пишет г-н В.И. Моцардо. Вдумаемся, о чем это говорит. Всё ли, что сделали большевики, плохо, только потому, что это сделали они? Конечно же, нет. План ГОЭЛРО, строительство БАМа, кампания по ликвидации безграмотности, поэтапная индустриализация страны – все эти меры были разработаны при Императорском правительстве и в ряде случаев взяты большевиками на вооружение почти без корректировки. Другое дело, что тоталитарный богоборческий режим, не связанный никакими моральными нормами, реализовывал преобразования варварскими методами, не считаясь с жертвами, беспощадно и кроваво подавляя недовольство, обращая граждан в рабов «исправительно-трудовых» лагерей и насильственно насаждаемых колхозов, что было бы немыслимо, по крайней мере, в таких невероятных масштабах, при монархии. Но это никак не говорит против необходимости частичного государственного регулирования экономики, отмены отжившей и бессмысленной черты оседлости или мобилизации трудовых ресурсов в военных условиях.

Но что там тронные речи, политика и экономика, если г-н В.И. Моцардо умудряется поставить в вину Государю Кириллу Владимировичу даже то, что он в Духовном завещании, подписанном 4 февраля 1917 года36, просит Государя Николая Александровича, в случае своей кончины, не оставить без попечения беременную жену – Викторию Феодоровну. Этот блестящий тезис г-на В.И. Моцардо, уже, простите, из области, относящейся к проблеме не наследования престола, а душевного здоровья автора…

Остается только догадываться, почему столь ненавидя линию Владимировичей, г-н В.И. Моцардо воспылал особенной любовью к линии Константиновичей37. И если Владимировичам он отказывает в праве на престол на том основании, что Великие Княгини Мария Павловна Старшая (супруга Великого Князя Владимира Александровича) и Виктория Феодоровна (супруга великого Князя Кирилла Владимировича) перешли в Православие не до, а после заключения браков38, то через несколько страниц он же, ничтоже сумняшеся, указывает в качестве особ, имеющих право на российских престол, таких сугубо православных лиц как «Королева Дании Маргретта II ее сыновья и родственники (они все потомки Великой Княгини Анастасии, внучки Императора Николая I); Королева Нидерландов Беатрикс и ее родня (они потомки Анны Павловны, дочери Императора Павла I); Принц Уэльский Чарльз (правнук Ольги Константиновны); София, королева Испанская (правнучка Ольги Константиновны) и ее дети»39. Слов нет, все перечисленные Августейшие Особы, и многие не перечисленные, находятся в гипотетической очереди престолонаследия, также, как Великая Княгиня Мария Владимировна и Великий Князь Георгий Михайлович находятся, например, в гипотетической очереди великобританского престолонаследия, будучи потомками Королевы Виктории. Но чем же Государыня Мария Владимировна и Ее Сын, родившиеся, кстати, уже в полностью православных браках, хуже, чем иностранные короли и принцы, сами неправославные от рождения и имеющие неправославных родителей, бабушек и дедушек, прабабушек и прадедушек? Это – за пределами человеческого понимания…

Но если уж г-н В.И. Моцардо с таким благоговением относится к иностранным государям, нам не составит труда ответить на его вопрос: «Кто сегодня из европейских монархов признает их права?»40. Как явствует из династической официальной переписки (последняя на настоящий момент волна этого обмена посланиями между Государыней Марией Владимировной и царствующими монархами и Главами Династий имела место в этом году в связи с кончиной Вдовствующей Государыни Великой Княгини Леониды Георгиевны41) ВСЕ европейские монархи признают Великую Княгиню Марию Владимировну Главой Российского Императорского Дома, а ее Сына – ее Законным Наследником.

После всего перечисленного понятно, что полемизировать с г-ном В.И. Моцардо, например, о статье 185, указывать ему, что эта статья не содержит никакой санкции42 и в ней ничего не говорится про потомство от брака с иноверной особой43, объяснять ему терминологическую разницу между юридическими категориями «имеющих право»44 и «могущих иметь право»45, излагать историю правового статуса Грузинского Царского Дома46 и т.д. - все равно, что читать лекцию о символизме древнерусской иконописи красноармейцам, расстреливающим образ Христа.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Новая история стран европы и америки

    Документ
    НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ : Первый период : (Учеб. для вузов по спец. "История" / Г. Л. Арш, В. С. Бондарчук, Л. И. Гольман и др.
  2. Жизнь Карла Великого соткана из мифов и истины. Говоря словами Пьера Бурдьё, судьба Карла Великого это «биографическая иллюзия». Поэтому новая биография

    Биография
    Но где заканчивается легенда о величайшем из королей франков и начинается подлинная история умного, тонкого и дальновидного политика и полководца, превратившего силой меча и дипломатии свое слабое,
  3. Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма

    Книга
    Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма. Отчасти они уже были реализованы: в виде научных и публицистических статей, писавшихся авторами порознь и вместе, а также лекционных курсов по истории
  4. Учебное пособие Москва, 2008 удк 34 ббк 66. 0

    Учебное пособие
    . Понятие объекта предмета и аксиом теории государства и права 10 §1.3. Методология теории государства и права 1 §1.
  5. С. Л. Марков Читая «Майн кампф» Гитлера с карандашом в руке Вбессмысленном беспамятстве былого Недостаёт начальных строк. А. Твардовский введение перед Вами не обычная книга

    Книга
    вспоминаю фразу из “Поднятой целины” Шолохова: “Чтобы бить врага, надо знать его оружие!” - и начинаю читать! Первая моя пометка на полях этой книги стоит на странице 17.

Другие похожие документы..