Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Заикание — такое нарушение плавности речи, когда запинки, повторение и растяжение слогов и звуков сопровождаются мышечным напряжением — судорогой про...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится "18" ноября 2009 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 217.043.01 при Государственном научно-исследователь...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
«Особенности функционирования учреждения здравоохранения в современных условиях». / Учебно-методическое пособие для самостоятельной работы студентов-...полностью>>
'Кодекс'
Керуючись Конституцією України, Законом України «Про місцеве самоврядування в Україні», Податковим кодексом України, Бюджетним кодексом України міськ...полностью>>

Исследование издано за счет средств

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Дагестанский научный центр РАН

Институт языка, литературы и искусства

им. Г. Цадасы


Ганиева

Фаида Абубакаровна

ОТРАСЛЕВАЯ ЛЕКСИКА

ЛЕЗГИНСКОГО ЯЗЫКА

Махачкала - 2004

Ф.А. Ганиева. Отраслевая лексика лезгинского языка.

Махачкала ДНЦ РАН, 2004. - с.

Ответственный редактор

доктор филологических наук, профессор М.Е.Алексеев

Рецензенты:

- доктор филологических наук, профессор У.А. Мейланова

В монографии «Отраслевая лексика лезгинского языка» рассматриваются животный и растительный мир, строительная терминология, соматические термины, бытовая лексика, термины, связанные с обработкой шерсти и ковроделием. Представленный в работе материал подвергается фоно-морфологическому и семантическому анализу, выявляется исконный и заимствованный пласты лексики, даются комментарии ко всем лексическим единицам, а в отдельных случаях - справки этимологического характера.

Исследование издано за счет средств автора

© Ф.А. Ганиева., 2004.

Посвящается светлой памяти моих родителей

ВВЕДЕНИЕ

Настоящая работа посвящена исследованию отраслевой лексики лезгинского языка. Как известно, именно лексика является той частью языка, которая непосредственно реагирует на все изменения в экономической, производственной, культурной, духовной и социальной жизни народа. В ходе развития языка многие единицы его словарного состава устаревают и выходят из употребления. В то же время лексика непрерывно развивается, обогащаясь путем пополнения новыми словами, либо возникшими на собственной почве, либо усвоенными из других языков. Прослеживание динамики развития словарного состава языка, фиксация исчезающих лексических единиц и сохранение их для последующих поколений как реальное отражение исторического наследия представляет собой одну из важнейших задач лингвистики.

Не случайно поэтому лезгиноведы всегда уделяли значительное место сбору и анализу лезгинской лексики. История лезгинской лексикографии начинается с середины XIX столетия с лезгинско-русского словаря – составной части описания лезгинского языка, осуществленного пионером кавказоведения П. К. Усларом [1896]. Словарь этот, озаглавленный как «Сборник кюринских слов», включает 1457 словарных статей. Следующей значительной вехой в лезгинской лексикографии является «Лезгинско-русский словарь» Б. Б. Талибова и М. М. Гаджиева, вышедший в 1966 году и включивший около 28000 слов. К настоящему времени лексикографические материалы по лезгинскому языку включают целый ряд словарей различных типов, в т.ч. русско-лезгинские словари [Гаджиев 1950; Талибов 1992; Гюльмагомедов 1987] и различные специальные словари: фразеологические [Гюльмагомедов 1971; 1995], синонимов [Гюльмагомедов 1982], омонимов [Гайдаров, Мирзоев 1981], антонимов [Гаджимурадов 1994], арабских и персидских заимствований [Забитов, Эфендиев 2001], ориентализмов [Селимов 2001], словарь Етима Эмина [Гюльмагомедов 1998], словарь концепта «женщина» [Гюльмагомедов, Магамдаров 1999]. В совокупности эти словари дают достаточно полное представление о лексическом богатстве лезгинского языка.

Наряду с лезгинской лексикографией начиная с 60-х гг. прошлого столетия интенсивно развивается и лезгинская лексикология. Наиболее фундаментальным исследованием лексики лезгинского языка является до настоящего времени монография Р. И. Гайдарова [Гайдаров 1966], в которой основное внимание уделяется вопросам словообразования, а также анализу заимствованных слов, их группировки с точки зрения происхождения. В другой его монографии по лезгинской лексикологии [Гайдаров 1977] внимание акцентируется на фонетических и семантических особенностях словарных единиц и некоторых других аспектах (омонимия, синонимия, антонимия; особенности словарного состава). Отдельным аспектам лезгинской лексикологии посвящен ряд специальных статей и монографий.

Так, не остались без внимания причины и пути развития многозначности и образования омонимов [Османова 1962; 1963]. Там же была предложена классификация омонимов по принадлежности их к частям речи и по так называемой «разности значения», а также по происхождению. Анализ системных и асистемных отношений в лексике лезгинского языка в связи с проблемой омонимии содержится также в диссертации М. Б. Курбановой [2002].

Одной из наиболее разрабатываемых проблем в современной дагестанской и лезгинской лексикологии является проблема внешних контактов дагестанских, в т.ч. и лезгинских языков. Говоря о лезгинском языке, в связи с этим можно отметить, что исследованию арабизмов, тюркиз­мов и иранизмов посвящены, например, следующие работы: Забитов 1978; 1979; 1983; Гайдаров 1977; Кубатов 1971; 1973; 1977; Эфендиев 1995 и др.

В последние годы в дагестанском языкознании значительно возрос интерес к проблемам лексической семантики [см. Семантика ... 1996-2000].

С точки зрения употребления слов, входящих в словарный состав языка, в нем достаточно рельефно выделяется отраслевая лексика, которая, впрочем, не имеет до настоящего времени удовлетворительного определения: словари лингвистических терминов обычно обходят стороной это понятие. С одной стороны, она могла бы быть противопоставлена общеупотребительной лексике, однако она включает в свой состав и многие общеупотребительные слова, ср. такую лексико-тематическую группу, как «Части тела» (она же, впрочем, составляет основу профессиональной терминологии в области медицины и ветеринарии). В связи с этим мы считаем возможным следовать определению, предложенному А. С. Чикобава, который дал перечисление тех лексико-тематических групп, которые в целом объединяются в качестве отраслевой лексики. В эту группу, по мнению А. С. Чикобава [1969: 3], входят:

а) профессиональная лексика: термины и выражения, связанные, например, со строительным делом, гончарным производством, художественной керамикой, златокузнечным искусством...

в) определенные слои общенародной лексики, связанные с хозяйственной жизнью народа; таковы, например, лексика животноводства, полеводства, виноградарства и виноделия, шелководства, лексика, связанная с технологией производства хлебных, мясных и молочных продуктов...

c) названия небесных тел, времен года, месяцев, дней недели, также относящиеся к общенародной лексике, но представляющие особый интерес,

d) ономастикон в широком смысле слова: народные имена лиц, прозвища, фамилии и принципы их образования.

Такое определение оставляет достаточно много вопросов: правомерно ли включение сюда ономастики? Какое отношение к отраслевой лексике имеют названия частей тела, термины родства и некоторые другие лексико-тематические группы? Не случайно поэтому в переработанном варианте доклада [Чикобава 1975] приведенный выше перечень не попал, хотя статья обращает внимание на промежуточный характер отраслевой лексики между общеупотребительной и профессиональной лексикой [там же: 29].

Не проясняет ситуацию и характеристика, данная К. Ш. Микаиловым в тезисах III региональной сессии [Третья...; также Микаилов 1976]: «Отраслевая лексика (нередко к этому разряду слов оши­бочно относят только ремесленную или узкоспециальную терминологию) в каждом языке (в том числе и литературном), диалекте или говоре образует четко организованную, стройную систему, своего рода «конечное множество», и для диалектолога всякого языка фронтальный сбор отраслевой лексики является едва ли не первоочередной задачей, ибо именно термины, до­пустим, родства и свойства, названия цветовых обозначений или, к примеру, пастушеская или земледельческая терминология отражают не только этнографическую физиономию жителей региона, но также лексические, фонетические и морфологические особенности их речи». Как видим, в сферу отраслевой лексики здесь включены и цветообозначения, о которых у А. С. Чикобава ничего не говорится.

В свете вышесказанного, микролексика, связанная с хозяйственной деятельностью человека, равно как и другие разделы микролексики, представляет значительный научный интерес. Она, по утверждению В. И. Абаева, «представляет своего рода исторический документ, свидетельствующий либо о происхождении народа, либо о его сношениях с другими народами» [Абаев 1949: 15]. Это означает, что актуальность исследования данной проблематики в современном дагестановедении определяется, во-первых, ее тесной связью с различными аспектами истории народа, его хозяйственной деятельности, обычаев, материальной и духовной культуры, во-вторых, неразработанностью теоретических вопросов, связанных с понятием «отраслевая лексика» в современном языкознании.

Кроме того, несмотря на то, что вопросы лексики лезгинского языка разработаны хорошо, до настоящего времени отраслевая лексика лезгинского языка, как и других дагестанских языков, не была объектом специального комплексного научного исследования. Те специальные работы, которые посвящены отдельным лексико-тематическим группам в различных дагестанских языках, нуждаются в систематизированном обобщении, на что указывает, например, и представленный в одном из последних сборников обзор работ по отраслевой лексике [Гусейнова 2003], в котором оказались опущенными два сборника (!?) по отраслевой лексике, посвященные соответственно терминам родства и свойства [Проблемы отраслевой... 1985] и растительной лексике [Проблемы отраслевой... 1989], не говоря уже о некоторых статьях, хотя в то же время в обзор включено большое количество работ, не имеющих непосредственного отношения к данной проблематике.

Определенный толчок исследованиям по отраслевой лексике был дан в конце 60-х гг. проведенной в г. Грозном специальной региональной сессией по отраслевой лексике, хотя отдельные работы в этом направлении велись и ранее. В частности, одним из первых исследований одной из тематических лексических групп является статья Л. Б. Панек [1954], посвященная терминам родства. И хотя в заглавие статьи вынесена проблема грамматических классов, основное внимание здесь уделено этнографическим, словообразовательным и иным аспектам, что в целом составляет существенный компонент отраслевой лексикологии. Этой же теме на материале удинского языка была посвящена статья В. Гукасяна [1961]. Нельзя не назвать также статью С. М. Хайдакова [1969] по докладу на 1-й региональной сессии по сравнительно-историческому изучению кавказских языков (Махачкала, 1965), в которой предлагается сравнительно-исторический анализ терминов животноводства.

Материалы сессии 1969 г. нашли отражение и в статьях, посвященных некоторым группам отраслевой лексики, опубликованных во 2-м выпуске «Ежегодника иберийско-кавказского языкознания». Внимание авторов этих статей привлекли следующие вопросы: терминология животного мира в лезгинском языке [Мейланова 1975], система обозначения возраста домашних животных в аварском языке [Джапаридзе 1975], термины златокузнечества в кубачинском языке [Магометов 1975], гончарного производства в лакском языке [Хайдаков 1975], гужевого транспорта в крызском языке [Хидиров 1975], овцеводства в цахурском языке [Асланов 1975], культовые термины в удинском языке [Ворошил 1975] и др. В этих статьях на конкретном лингвистическом материале были продемонстрированы различные аспекты и приемы анализа отдельных лексико-тематических групп. В 1978 г. вышел в свет сборник по вопросам отраслевой лексики в Грозном.

Возобновление интереса к рассматриваемой проблематике связано с созданием в 1981 г. специализированной группы по изучению отраслевой лексики в Институте истории, языка и литературы ДФ АН СССР. В результате работы этой группы вышло в свет несколько сборников, включающих материалы по отраслевой лексике языков Дагестана.

Первый сборник включает статьи, анализирующие различные лексико-тематические группы: (а) термины родства и свойства в лакском языке [Джидалаев 1984], в чамалинском, тиндинском и багвалинском языках [Магомедова 1984], в цезских языках [Халилов, Исаков 1984], в цахурском языке [Исаев 1984], у томарских аварцев [Ахмедов 1984]; (б) названия частей тела в дагестанских языках [Самедов 1984]; (в) терминология свадебного обряда у закатальских аварцев [Чеерчиев 1984]; (г) термины, относящиеся к мифологии в лезгинском языке [Гаджиев 1984]; (д) животноводческая лексика в даргинском [Османов 1984], хиналугском [Ганиева 1984] и кумыкском [Кадыраджиев 1984] языках; (е) ремесленная терминология – лексика ковроделия в балхарском диалекте лакского языка [Каландаров 1984] и ювелирная лексика кубачинцев [Магомедов 1984]; (ж) социальная терминология в лакском [Лугуев 1984] и агульском [Айтберов 1984] языках. Последняя статья, на наш взгляд, по жанру относится все же к историко-эпиграфическим работам, нежели к отраслевой лексикологии, поскольку посвящена анализу термина мигьтар на основе историко-эпиграфических свидетельств.

В 1985 г. вышел в свет сборник статей, посвященных анализу терминов родства и свойства [Проблемы отраслевой... 1985], в который вошли материалы по аваро-андийским языкам [Саидова 1985; Гарунова 1985; Казиев 1985; Гасанова 1985], по даргинскому [Абдуллаев З. 1985; Гасанова 1985; Исаев 1985; Муталов 1985], лакскому [Абдуллаев А. 1985]; табасаранскому [Шалбузов 1985]; цахурскому [Ибрагимов 1985]; рутульскому [Ибрагимов, Гусейнова 1985] и другим языкам Дагестана. В совместной статье Ф. И. Гусейновой и Г. Х. Ибрагимова отмечается, что «часть терминов родства в диалектах рутульского языка имеет собственную природу, а часть - параллели в цахурском языке и восходит к цахурско-рутульской языковой общности. Семантические сдвиги в терминах родства в рутульском языке обусловлены социальными факторами: изменениями в укладе семьи и формировании родственных отношений» [Ибрагимов, Гусейнова 1985: 208].

Статьи в целом следуют определенной схеме описания, хотя некоторые из них выделяются предметом исследования, в частности, в статье З. Г. Абдуллаева делается акцент на этимологическом анализе, М.-Ш. А. Исаев концентрирует внимание на использовании терминов родства во фразеологизмах и т.п. В этом же году были опубликованы две статьи У. А. Мейлановой по данной проблематике.

Сборник 1986 г. посвящен исследованию соматической лексики. Как и в предыдущем сборнике, большинство статей здесь представляют собой обзоры соответствующих лексико-тематических групп в том или ином языке или группе языков – в аваро-андийских [Саидова 1986; Хангереев 1986; Гарунова 1986; Гасанова 1986; Магомедова 1986], цезских [Исаков, Халилов 1986], в даргинском [Абдуллаев З. 1986; Гасанова 1986; Исаев 1986; Темирбулатова 1986], в лакском [Маммаева, Абдуллаев 1986; Джидалаев 1986; Абдуллаев И. 1986]; в языках лезгинской группы [Загиров 1986; Гюльмагомедов 1986; Сулейманов 1986; Ганиева 1986] и в других языках Дагестана. Ряд статей сборника по методике и целям исследования не может быть однозначно отнесен к отраслевой лексикологии, см., например, статью М. Е. Алексеева [1986], представляющую собой этимологическую заметку, а также статьи по фразеологии, словообразованию и исторической морфологии. Отметим также специальную статью, посвященную анализу семантики слов, обозначающих части тела человека в дагестанских языках [Самедов 1975]. На материале крызского и лезгинского языков названия частей тела рассматриваются в статье Ш. М.Саaдиева [1980].

Следующий сборник статей по отраслевой лексике был посвящен названиям животных и птиц [Загиров 1988; Исаков, Халилов 1988; Саидова 1988; Муркелинская 1988; Гаджиев 1988; Саадиев 1988], причем значительное место в нем было отведено животноводческой тематике [Мейланова, Ганиева 1988], в особенности лексике овцеводства [Магомедова 1988; Темирбулатова 1988]. В ряде статей были рассмотрены более узкие лексико-тематические группы – орнитологическая лексика [Ганиева 1988], названия вьючных животных [Абдуллаев, Маммаева 1988],звукоподражательные глаголы [Вакилов 1988; Рашидов 1988] и др. В статье Н. С. Джидалаева [1988] упор делается на анализ заимствований, в основном, из тюркских языков, материал фразеологических единиц анализируется М. М. Магомедхановым [1988] и М.-Ш. А. Исаевым [1988].

Завершает данную серию сборников книга, посвященная названиям деревьев, трав и кустарников. В ней собраны материалы по лезгинскому [Мейланова, Ганиева 1989; Ганиева 1989; Шейхов 1989], аваро-андийским [Саидова 1989; Гарунова 1989; Гасанова 1989; Магомедова 1989], даргинскому [Темирбулатова 1989; Муталов, Темирбулатова 1989], лакскому [Маммаева 1989], цезским [Исаков 1989; Лугуев 1989] и тюркским языкам. Ряд статей представляет собой анализ отдельных слов [Абдуллаев 1989; Талибов 1989; Гаджиев 1989]. М. Ш. Халилов [1989] исследует грузинские заимствования в данной лексико-тематической группе. Предметом статьи В. М. Загирова [1989] явилась диахроническая стратификация этой группы слов в лезгинских языках.

Отраслевой принцип прослеживается также в некоторых работах, посвященных лингвистическим контактам [Ольмесов, Кадыраджиев 1989; Халилов 1989; Гусейнова 1982; Алексеев, Курбанова 1999 и др.], а также этимологическим исследованиям.

Проделана также большая работа и по исследованию отраслевой лексики других кавказских языков и изданы несколько монографий по этим языкам: «Фауна Чечено-Ингушетии» [Алироев 1970], «Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики чеченского и ингушского языков и диалектов» [Алироев 1975], «Нахские языки и культура» [Алироев 1978], «Животноводческая лексика ингушского языка» [Султыгова 2002], «Животноводческая (пастушеская) лексика абхазского языка» [Кварчия 1981], «Морская лексика в абхазском языке» [Дзидзариа 1984], «Отраслевая лексика в джавахском диалекте грузинского языка» [Меликидзе 1975], «Отраслевая лексика и топонимика в ингилойском диалекте грузинского языка» [Гастратов 1980], «Скотоводческая терминология в осетинском языке» [Цховребов 1986] и др.

В последние годы отраслевая лексика все чаще становится предметом диссертационных исследований. Так, терминам лакских народных ремесел посвящена диссертация Г. О. Кукуевой [1990]. Лексика традиционных промыслов даргинского языка послужила предметом анализа в диссертации Б. Т. Чамсаевой [1998]. Вопросы отраслевой лексики в удинском языке рассматриваются в диссертации Т. З. Нацвлишвили [1998]. Животноводческая лексика в говорах анцухского диалекта аварского языка исследуется в работе З. М. Саламовой [2003; см. также Саламова 2000; 2001]. Анализу названий животных и птиц посвящена диссертация А. А. Эседова [2003]. Сельскохозяйственную (земледельческую) лексику лезгинского литературного языка исследовал Т. М. Алиджанов [2004]. Всестороннее исследование земледельческой лексики восточнолезгинских языков находим в диссертации M. Ш. Гусейновой [2004].

Как видно из приведенного обзора, дагестановеды не оставили без внимания отраслевую лексику дагестанских языков. Вместе с тем, предметом исследования практически всегда являлась лишь та или иная лексико-тематическая группа, в то время как комплексный анализ всех лексических единиц, образующих отраслевую лексику, не проводился. В связи с этим научная новизна настоящей работы видится прежде всего в том, что она дает систематический анализ всего лексического корпуса отраслевой лексики на материале лезгинского языка, что делается впервые в дагестановедении. Другим немаловажным фактором новизны в данной работе является осмысление места отраслевой лексикологии в кругу других лингвистических дисциплин.

Необходимость исследования в различных аспектах лексики лезгинского языка и в особенности его отраслевой лексики продиктована целым рядом обстоятельств. Во-первых, развитие, с одной стороны, лезгинско-русского и, с другой стороны, лезгинско - азербайджанского двуязычия постепенно приводит не только к пополнению и расширению словарного запаса лезгинского языка, но и к одновременному вытеснению из употребления его исконного словарного фонда. Зафиксировать этот материал и исследовать его во всех аспектах – проблема, относящаяся не только к области лингвистики, но и имеющая важное этно-культурное значение, поскольку, как не раз подчеркивалось в специальной литературе, именно в лексике находит свое отражение национально-культурная специфика языка, особенности членения внеязыковой действительности в языковой картине мира. Особенно актуальной эта задача является в связи с отраслевой лексикой, непосредственным образом отражающей особенности традиционного быта, хозяйствования, материальной и духовной культуры.

Анализ отраслевой лексики с точки зрения её происхождения, структуры, семантики и т.д. имеет большое значение для определения вклада народа в развитие материальной и духовной культуры, для получения бесценных сведений об истории народа. В связи с уходом из жизни представителей старшего поколения многие старые термины для науки могут оказаться навсегда утерянными и невосполнимыми. Поэтому своевременный сбор и систематизация материала по отраслевой лексике любого языка является задачей неотложной в деле сохранения уходящей лексики для последующих поколений. В этом мы усматриваем теоретическую и практическую значимость данной работы. Как отмечал А.С.Чикобава [1975: 35], «изучая язык в связи с культурой, в первую очередь аппелируют к показаниям лексики. Изучение лексики литературных иберийско -кавказских языков в целом развивается интенсивно: составляются толковые словари, национально-русские, русско-национальные словари. Все это нужно. Но это - макролексика. Изучение микролексики, создание отраслевых словарей, особенно по бесписьменным языкам, равно по диалектам письменных языков - задача неотложной важности, особенно с установок исторического (историко-сравнительного) языкознания. Кстати, она нужна для разработки терминологии по таким дисцип­линам как ботаника, зоология, предметов первого концентра обучения. Нужна она и работникам прессы, радио, телевидения в подаче пере­водного материала.

В лезгинском языке получили широкое отражение и хорошо сохранились названия обширного круга реалий, связанных с животноводством, земледелием и такими специфическими традиционными ремеслами лезгин, как ковроткачество, а в отдельных регионах – гончарное производство, резьба по дереву и др.

В данной работе делается попытка исследовать отраслевую лексику лезгинского языка с учетом данных большинства лезгинских диалектов. В то же время, как представляется, при исследовании отраслевой лексики более тщательной разработке и исследованию необходимо подвергать те отрасли лексики, которые наиболее развиты в том или ином регионе. В соответствии с этим в данной работе ставилась цель дать исчерпывающую характеристику всей совокупности лексико-тематических групп, образующих отраслевую лексику лезгинского литературного языка и его диалектов.

Достижение данной цели предполагало решение ряда конкретных задач, в том числе:

1. Фиксация отраслевой лексики лезгинских диалектов в ходе полевого исследования лезгинских диалектов.

2. Лексико-тематическая классификация отраслевой лексики и определение междиалектных соответствий.

3. Структурный (словообразовательный) и семантический анализ сложных терминов.

4. Этимологическое исследование отраслевой лексики лезгинского языка с определением исконных и заимствованных лексем, установление источников заимствования.

В ходе выполнения поставленных задач были использованы различные приемы и методы, соответствующие комплексному характеру данного исследования.

Общий план исследования отраслевой лексики был в свое время предложен в специальной статье А. С. Чикобава [1975: 35-36]. Так, он писал: «Изучение отраслевой лексики подразумевает два этапа: первый - это сбор материала, в связи с реалиями, фиксация слова с учетом обозначаемого предмета (где это касается быта); необходим сбор материала по всем диалектам и говорам, с систематической проверкой данных у ряда лиц в каждом пункте: иначе случайности индивидуального понимания не удастся изжить. Сбор материала - естественно вести планомерно с последовательным охватом различных диалектов и говоров. Сбор материалов микролексики - задача неотложная: определенные слова, даже целые слои лексики могут быть навсегда утеряны для науки. Обработка собранного материала требует уяснения истории слова: слово свое или заимствованное. Если - свое, каков его состав (основа простая, производная, сложная), с какими основами в родственных языках связана данная основа, в каких устойчивых словосочетаниях данное слово встречается (фразеологизмы, идиоматика). Стоит вспомнить, сколь разнообразны выражения, в которых используется слово «сердце» в иберийско-кавказских языках. Если слово заимствованное, следует установить, из какого языка и через посредство какого языка усвоено, какие изме­нения претерпели его звуковой состав, его значение. Изучая слово, важно установить ареал его употребления. Это касается как слов своих, так и усвоенных».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Техническое задание комплектование книжных фондов библиотек учреждений культуры Южного административного округа г. Москвы за счет средств межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в 2011 г.

    Техническое задание
    Комплектование книжных фондов библиотек учреждений культуры Южного административного округа г. Москвы за счет средств межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в 2011 г.
  2. Информационный отчет мук «Ростовская-на-Дону городская цбс» за 2010 год

    Публичный отчет
    Проведены текущие ремонты по предписанию Госпожнадзора в БИЦ им. Ломоносова, библиотеках им. Закруткина, им. Пушкина, им. Шолохова, им. Лихачева, им. Космодемьянской, им.
  3. Исследование состояния организации оплаты труда Введение

    Исследование
    Мировой экономической науке известны основополагающие константы, которые в развитых рыночных экономиках используют в качестве основных рычагов управления.
  4. Ровано 920 предприятий бытового обслуживания населения. На эти це- ли за счет различных источников привлечено около 15 млрд рублей инвестиций

    Документ
    За счет средств городского бюджета финансируются развитие и содержание кладбищ, строительство и реконструкция муниципальных бань.
  5. Справка о ходе реализации Соглашения о сотрудничестве торгово-промышленных палат государств-участников СНГ в области выставочно-ярмарочной деятельности за период с июня 2009 г по сентябрь 2010 г

    Документ
    о ходе реализации Соглашения о сотрудничестве торгово-промышленных палат государств-участников СНГ в области выставочно-ярмарочной деятельности за период с июня 2009 г.

Другие похожие документы..