Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Муниципальное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад комбинированного вида № 38» функционирует с октября 1987 года, учредителем которого ...полностью>>
'Литература'
Ершов Ю.А. Теория цепного роста и ингибирования биологических популяций химическими агентами. - Доклады Академии Наук,1997, т.352, №5, с.627-629. /~e...полностью>>
'Документ'
расположение их в последовательности протекания событий) Времена года 1 Рассказывание по сюжетной картине На прогулке 13 Рассказывание по серии сюжет...полностью>>
'Документ'
Магчымасці ЭСН у рэалізацыі прынцыпу індывідуалізацыі наву-чання і рэалізацыі творчага патэнцыялу вучняў у адукацыйным працэсе; развіццё крытычнага мы...полностью>>

Вестник балтийской педагогической академии выпуск №100 2010 актуальные проблемы современной трансперсональной психологии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Итак, мы почти достигли «Великого объединения», если не считать гравитации, но прежде, чем включить ее, уместно поговорить о роли мнимых чисел в вышеупомянутой калибровке.

Электрон описывается волновой Ψ-функцией Шрёдингера, являющейся комплексной: она содержит мнимую единицу (i). Физического смысла сама волновая функция не имеет, имеет смысл лишь квадрат ее модуля, (т.е. произведение Ψ на комплексно сопряженную функцию Ψ*, отличающуюся от Ψ заменой +i на –i), поскольку это уже не мнимое число, а действительное, определяющее вероятность обнаружения частицы в некоторой области хронотопа (пространства-времени).

Согласно Копенгагенской интерпретации квантовой механики, Ψ-функция описывает поле возможных состояний электрона (потенциалов). Потенциалы обладают избыточностью, т.е. одной и той же физической ситуации отвечает бесконечное множество потенциалов. Их в принципе нельзя измерить, измеряются лишь величины, инвариантные относительно преобразований, произвольно зависящих от потенциала. Фундаментальной онтологической идеей калибровочной теории Г. Вейля является предположение о существовании идеальных абсолютных эталонов физических величин, необходимых в качестве средств их измерения, эталонов, не зависящих от свойств хронотопа, иначе говоря, имеющих бытие вне его, вечно сущих.

Калибровка состоит в том, что Ψ-функция умножается на фазовый множитель e в степени i,, где , – постоянная тонкой структуры (в случае электрона = 1\137), а e – основание натуральных логарифмов. Так как комплексно сопряженную волновую функцию надо также в этом случае умножить на фазовый множитель с показателем степни –i, то физическое состояние системы не изменится. Не изменится и уравнение Шредингера. Такая операция называется глобальной калибровкой, или нелокальной, поскольку эталоном здесь служит , — безразмерное число, задающее масштабное преобразование при переходе от потенциалов к сущему. Грубо говоря, если бы поле возможностей было реальной местностью, а атом — его картой, мы могли бы сказать, что масштаб карты = 1\137,т.е. отношению числа виртуальных тетраэдров (или виртуального радиуса нуклона) к радиусу атома, равного 729\100000. Неудивительно, что из этой калибровки следует и закон сохранения электрического заряда.

Но мощь Вейлевского подхода этим не ограничивается. Если вместо , взять произвольную хронотопическую функцию, то калибровочная симметрия нарушается и вновь становится возможной, но локальной (хронотопической), при условии введения в уравнения движения физического поля, и оно оказывается электромагнитным. Причем, все свойства этого поля, описываемые уравнениями Максвелла, можно вывести из требования локальной калибровочной инвариантности. Поэтому его называют (локально) калибровочным полем. Уравнения Максвелла, калиброванные по фазе, играют для фотона ту же роль, что и уравнения Шредингера для электрона, калиброванные по ,ἁ. Т.е. выражают вероятность локализации фазы при взаимодействии с веществом (измерении). В этот момент происходит «редукция» волновой функции, т.е. вся волна стягивается в область энергии-импульса фотона.

Близкие нам по духу работы Е.Иванова /people/ivaNeo58/philosophy избавляют от необходимости рассмотрения здесь таких, легко дедуцируемых из предыдущего изложения, тем, как нелокальное взаимодействие, квантовые компьютеры и различные спекуляции на тему квантовых психологий. Заметим лишь, что время жизни нейтрона, судя по всему, определяется также некоей калибровочной частотой, имеющей отношение и к человеческой психике (см. «О Психее.3»). Но перейдем к гравитации.

Законы Ньютона основаны на аксиоме сопротивления материи, служащей причиной инерции тел. Метафизический подход к проблеме придает этой аксиоме категориальный статус: источником сопротивления является ничто, поэтому плоти, из которых состоит фотон и создается масса, инерционны. Выше говорилось, что в случае световой плоти это приводит к возникновению магнитного потенциала и ограничению скорости распространения волны. Сила тяготения возникает при сопротивлении плоти ее вторичному оформлению в тело (массу покоя). В случае тяготения поэтому имеет место нелокальность, т.е. отсутствие поля, аналогичного электромагнитному. Сила тяготения - это стремление плоти к освобождению от морфы, стремление ее в исходное состояние, то есть в не сущее. Препятствием к развоплощению является морфа тела (икосаэдра, тетраэдра). Здесь уместна аналогия со сжатой пружиной — плоти, сжатые морфой в тело, стремятся «развернуться». Т.е. вектор силы тяготения направлен в не сущее, и потому нелокален. Чем больше плоти, т.е. чем больше инерционная масса, тем больше и сила этого стремления. Отсюда и пресловутое тождество тяготеющей и инерционной масс (и некоторая аналогия между тяготением и магнетизмом).

Итак, нам удалось свести все взаимодействия к единому источнику и двум силам, предвосхищенным О.Мандельштамом:

«В медленном водовороте тяжелые нежные розы.

Розы Тяжесть и Нежность в двойные венки заплела».

Предоставляя более детальную и, возможно, более корректную разработку этой поэтической (от древнегреч. поэзис — качество) картины физику, по масштабу сопоставимому с В. Паули (если такой найдется), заметим, что она соответствует интуиции Р. Фейнмана, предсказывавшего, что "в конце концов, физика не будет требовать математической формулировки. Ее механизм раскроется перед нами, и законы станут простыми, как шахматная доска".  

      1. В.В.Козлов, ЯрГУ

      2. ЯЗЫК СИМВОЛОВ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО

Трансперсональная психология – направление, возникшее в США в конце 60-х годов XX века на базе трансперсонального проекта в культуре. Основателями этого направления выступили широко известные философы, психологи и психотерапевты: А. Маслоу, С. Гроф, А. Уотс, М. Мерфи, Э. Сутич и др. В теоретическом отношении проблемное поле этого направления психологии разрабатывали психологи психоаналитического, гуманистического и трансперсонального направлений, а также передовые ученые и мыслители из других областей знания: У. Джеймс, З. Фрейд, О. Ранк, В. Райх, К.Г. Юнг, К. Роджерс, Ч. Тарт, К. Уилбер, К. Прибрам, Д. Чью, Ф. Капра и др.

Трансперсональная психология выделила в качестве предмета психологии области за пределами общепринятого, персонального, индивидуального уровня переживания, в которых чувство самотождественности выходит за пределы индивидуальной, или личной, самости, охватывая человечество в целом, жизнь, Дух и космос.

Развитие человеческого сознания, в соответствии с исследованиями основателей трансперсональной парадигмы психологической науки (У. Джеймса, К.Г. Юнга, Р. Ассаджиоли, А. Маслоу, К. Уилбера, С. Грофа и др.), происходит по следующей схеме: сначала дифференциация, независимость функционирующего эго и затем трансцендирование привязанности к этому эго.

Трансперсональная психология – раздел общей психологии о трансперсональных переживаниях, их природе, разнообразных формах, причинах и следствиях, а также о тех проявлениях в областях психологии, философии, практической жизни, искусства, культуры, жизненного стиля, религии и т.д., которые вдохновляются ими или которые стремятся их вызвать, выразить, применить или понять. Она опирается на потребности в трансцендировании, в трансцендентном опыте с онтологическими измерениями человеческого бытия – с Богом, Универсумом, сакральным и нуминозным.

Трансперсональный проект является корневым подходом в мировых духовных и философских традициях.

Трансперсональная психология имеет специфические и уникальные качества предмета исследования. В качестве предмета выступает трансперсональный опыт, который феноменологически сводится к следующим переживаниям (Ст. Гроф):

  • временное расширение сознания, включающее, скажем, переживание предков, постинкарнационный опыт, филогенетический опыт;

  • пространственное расширение сознания, включающее идентификацию с другими личностями, идентификацию с животными и растениями, планетарное сознание, сознание неорганической материи, внетелесное сознание и пр.;

  • пространственное сужение сознания — до уровня отдельного органа или клеточных субстанций;

  • ощущение реальности, выходящей за границы "объективной реальности" - опыт переживания других вселенных и встреча с их обитателями, архетипические переживания и восприятие сложных мифологических сюжетов, интуитивное понимание универсальных символов, активация чакр, восприятие сознания Ума - универсума, восприятие сверхкосмической и метакосмической пустоты.

Континуум трансперсональных феноменов завершается (Кэн Уилбер) уровнем Ума (Mind). Центральным моментом в философии вечного, как считает Уилбер, является представление о том, что "сокровенная" часть сознания идентична абсолютной и предельной реальности универсума, известного под именем Брахмана, Дао, Дхармакайя, Аллаха, Бога... В соответствии со всеобщей традицией, Ум является тем, что есть, и всем, что есть, находится вне пространства и потому бесконечен, вневременен и потому вечен, вне его нет ничего.

На этом уровне человек идентифицируется с Универсумом, со всем, или скорее он есть Все. Согласно философии вечного, этот уровень не является ненормальным уровнем состояния сознания, скорее, он является единственным реальным уровнем сознания... все остальные оказываются иллюзорными...

Эта древняя буддийская идея о Майе, иллюзорности обыденного сознания некоторыми трансперсональными психологами считается краеугольной, что явно не совпадает с мнением многих российских трансперсонологов.

Проблему познания субъектом мира мы можем операционализировать при помощи концепции языков сознания. Данная концепция, которую мы развиваем с 90-ых годов прошлого столетия, для нас является попыткой описать то сложное содержание феноменов, которое определяет индивидуальную субъектную реальность.

Субъектная реальность – это индивидуальная и уникальная метасистема восприятий-представлений о внутреннем и внешнем мире, которая формируется в процессе социализации и является интегративным образованием, определяющим эмоциональные, когнитивные и поведенческие особенности реагирования индивида на стимульное содержание внутренней и внешней среды.

Вопросы о сущности мира и принципах его устройства, которые ставились в процессе эволюции человеческого сознания, мы можем реконструировать в виде модели языков сознания. Целостность восприятия мира субъектом включает в себя не только и не столько научные модели мира, которые были построены на "расчленении" бытия. Мы основываемся на восприятии мира как единого целого и, рассматривая его как полимодальный феномен чрезвычайной сложности, для удобства анализируем в концепции языков сознания.

Мир в модели языков сознания понимается как сложная система отношений человека и окружающей среды. Мир во многих смыслах является продуктом переработки информации о среде и самом человеке, причем языки сознания своими структурными компонентами экстраполируются на среду, которая, затем предстает как описание на языке антропоцентрических ощущений, эмоций, образов, символов и понятий.

Результатом описания реальности в языках сознания является универсальная картина мира, построенная совершенно на иных основаниях, чем это осуществляется только при абстрактно-понятийном восприятии мира, характерном для современного мышления.

Указанные универсальность и целостность представлений о мире в сознании человека обусловлены его (человека) «встроенностью» в бытие при помощи языков сознания и невозможностью дифференциации субъектно-объектных отношений, ее отсутствием. Мир является единым и неотделимым от человека в процессе его существования.

В 1994 году мы предложили для обозначения субъектной реальности термин «карты психической реальности», основываясь на той идее, что вся реальность, данная нам в модальностях опыта, является продуктом самой психической организации, которую сознание наполняет структурой, смыслом, отношением и переживанием.

Эксперименты, проведенные нами с экстраординарными состояниями сознания за последние 20 лет показали, что термин субъектной реальности более подходит, так как объединяет не только способы отражения привычных модальностей опыта, но и феномены, далеко выходящие за их пределы, интерперсонального и трансперсонального характера. При этом субъектность предполагает только одну значимую переменную – существование индивидуального свободного сознания, не обусловленную самой средой функционирования.

Но для того чтобы показать специфические черты различных сред (пространств существования и реализации) сознания, мы и хотим предложить концепцию о языках сознания.

Вне сомнения, понятие сред реализации сознания более адекватно, чем уже ставших привычными языками сознания. Энергия сознания опредмечивается, наполняется содержанием в определенной среде, в которой и приобретает качество языка сознания.

В силу того, что сама идея полевого преобразования энергии сознания в различных средах реализации хотя и является пионерской, но преждевременной, мы остановимся на термине «языки сознания».

Одновременно концепция языков сознания является переходом к более сложному пониманию структуры бытия в мире, не сводимому только к рефлексивному ее конструированию. Мир является не только структурой бытия, развернутого перед человеком в текстовом выражении и мыслимым знаковым смысловым конструктом, а целостным человеческим переживанием как характеристикой самого бытия.

Мы понимаем человека, включая его сознание, исходя из его встроенности в целостность реального мира. И эта встроенность все время обнаруживается через активность языков сознания, среди которых особое место занимает язык символов.

Мы можем обратиться к самой примитивной, на первый взгляд, классификации языков сознания. Тем более, в терминологическом плане именно эта классификация нам ближе и понятнее: ощущения, эмоции и чувства, образы, символы, знаки. Все это разные языки, обладающие внутренними законами и своей логикой.

В филогенетическом плане все эти языки сформировались в процессе эволюции жизни как способы отражения реальности и в онтогенезе усваивались нами именно в этой последовательности: сначала ощущения, затем эмоции и чувства, затем образы и, наконец, символы и знаки.

Еще раз напоминаем, что наша попытка вычленения и классификации языков является больше демонстрационной моделью, педагогическим приемом, пропедевтикой в проблему когнитивного структурирования реальности субъектом. В реальном потоке психического любой сенсорный стимул вызывает перцептивную организацию, эмоционально-чувственное реагирование, попытку категоризации и рефлексии.

Язык символов – основа трансперсонального опыта.

Говоря о языке символов, трудно не вспомнить слова Э. Кассирера, который называл человека «animal sуmbolicum» – «символическое животное». Язык символов, как утверждал выдающиеся русский психолог Л.С. Выготский, возникает уже на первом году жизни человека. Человека характеризирует новый способ адаптации к среде – символический, который является для него новым измерением реальности.

Понятие символа в науке возникло очень давно, но оно по сегодняшний день не находит однозначного толкования. Это, наверно, обусловлено даже самим происхождением слова, в которое изначально вкладывалось разное содержание: а)  – соединяющее, предметный знак (для опознавания постояльца), удостоверение; б) – правовое соглашение между греческими государствами (место встречи, сходка, conventio). То есть уже этимология указывает на двойственность – координирующий знак (символическое изображение) и некая договоренность об этом знаке (как понимать смысл этого символа).

Человек погружен не только в материальный, непосредственно воспринимаемый мир, но и запредельный, символический мир. Фольклор, мифы, искусство, религия – элементы этого мира. Человек погружен в пространство символических форм, мистических, эзотерических, ортодоксальных, мифологических, художественных, религиозных... Символ касается глубинных структур психики, он многозначен и многомерен, язык архетипов, общечеловеческих первообразов, построен на языке символов.

Именно язык символов пригоден для презентации множества трансперсональных образов, понимание и расшифровка которых является основной целью не только трансперсонального психолога, но и человека, переживающего трансперсональные феномены.

При этом следует четко понимать, что не любой образ имеет символику трансперсонального содержания. Символы трансперсонального всегда нуменозны и обладают силой, идущей от бессознательного, и переживание трансперсонального, как и архетипических образов, совмещает одновременно восторг и ужас, благоговение и страх. Нуменозность является отличительным признаком трансперсональной символики и всегда является столкновением с той мощью сакральных переживаний, которые являются всегда большими, чем личность и включают в себя трансформационный потенциал судьбоносного характера.

Богатая символика героических путешествий, мифов, фольклора, духовных традиций, сложной ритуальной и обрядовой культуры всегда обогащена мистическим актом вторжения трансперсонального как потустороннего, необъяснимого, всемогущего и сакрального в человеческое сознание и личность.

Вне этого восприятие трансперсональных символов и образов является не более содержательным, чем телесериала или мыльной оперы.

Таким образом, трансперсональное выражает себя в символах, но ни один из конкретных символов не может полностью выразить содержание трансперсонального феномена. Трансформационная сила воздействия зависит не только от соответствия символа бессознательной энергии трансперсонального феномена, но и общей культуры личности, степени открытости и сензитивности к духовному опыту.

Для понимания символов трансперсонального, на мой взгляд, не только психологу необходимо обладание знаниями в области фольклора, мифологии, истории религии, философии и глубинной психологии. Это очень не помешало бы и самому клиенту.

Символ многомерен и включает в себя и смысл координации, и приметы, качества. Как знаки координации они отображают тот мир, о котором есть конценсусная договоренность в культуре социального сообщества, и наполняют символ атрибутивными качествами. Символ всегда указывает, направляет в определенное семантическое поле, при этом имеет свое экспрессивное, эмоциональное содержание.

Как координация, так и атрибутика, как символическое обозначение, так и вкладываемое смысловое содержание зависят от полевой значимости в культурной среде.

Символ свастики для этнографа, занимающегося происхождением культуры это символ огня и жизни в архаических племенах, т.к. напоминает орудие добычи огня.

Для ведической философии это древний символ веры, руна.

Для многих живущих в России и помнящих Великую Отечественную войну – страшный символ жестокости и бесчеловечности фашизма.

Будучи помещенными в определенном месте культурного смыслового поля, символы приобретают на карте реальности свою полевую ценность и содержание.

Язык символов, вне сомнения, более целостен и живописен. Он больше отражает архаические глубины человеческого сознания и удовлетворяет жажду наглядности и потребность в непосредственном контакте и общении с чувственно воспринимаемыми вещами. За символом сознание дорисовывает наглядно переживаемый миф, а обилие слов и знаков вызывает тоску по многомерности и мистическому чуду символического.

Мы можем прочитать сотни книг о смерти, но одинокий крест в поле не только возвращает нас от текстовой реальности к естеству бытия.

Одинокий крест возвращает стремление к полному охвату конкретного мира, пробуждает целостные переживания и открывает завесу к своему переживанию смертности, к своим смыслам и инсайтам.

Символ удовлетворяет нашу потребность в глобальных обобщениях и роднит нас с голосами вечности.

Созерцая символ, мы разрываем туман слов и возвращаемся к тому, что может непосредственно созерцать глаз, слышать ухо, ощупать рука, чувствовать живот.

Созерцая символ, мы находим путь назад, к простоте и ясности бытия в мире.

Иногда мне кажется, что человек больше символическое животное, чем существо, несущее индивидуальное свободное сознание с бесконечно избыточностью в мышлении, эмоциях и поведении.

Дополнительным аргументом для этого тезиса является то, что кроме «знаков», названных символическими и обладающих репрезентирующей значимостью в культурном поле, существуют распространенные повсеместно символические действия, иногда достигающие такой сложности, что их усвоение требует многолетних упражнений для адепта (некоторые религиозные и светские ритуалы), но понятные только узкому кругу посвященных.

Предельная символика трансперсональных феноменов может быть даже кинестетически примитивной, диффузной. Таковым являются символические метафоры нирваны, аллайи, дхармакайи, просветления, фаны, которые сравниваются в традициях наполненностью океаническим блаженством и чувством растворенности и слияния с Универсумом. Эта символику в определенном смысле мы можем делегировать к припоминаниям изначальных состояний сознания. Изначальное состояние сознания – состояние первичной не дифференцированности на субъектно-объектные отношения, когда индивидуальное свободное сознания не имеет содержания за счет энергетического или сенсорно-перцептивного преобразования в среде и реальность не структурирована в модальностях опыта.

В трансперсональной психологии (С.Гроф) эта символика ассоциируется с регрессией к состоянию зародыша – будучи, по самой своей сути, гипотетической в настоящее время – как будто бы дает единственную, специфическую для жизненного цикла, «натуралистическую» матрицу для качеств изначального состояния сознания за пределами структурированного восприятия.

Одновременно, на наш взгляд, это единственная возможность соприкосновения с той интегративной составляющей существования, которую по традиции называют душой или что нами обозначается как индивидуальное свободное сознание. Не так важно, каков метод, который приводит к погружению сознания в среду этого древнего языка: буддийская випассана, даосская пещерная медитация или утонченная интроспекция отца психологии Вильгельма Вундта.

Не так важно, как мы обозначаем эту среду: первичной чувствительностью (Спирман, 1923), прототаксической формой (Салливан, 1953) или онтогенетической регрессией в изначальное состояние (Козлов, 1995).

Важно, что разотождествляясь с более структурированными и дифференцированными языками сознания (особенно знаков, вербального мышления, образами), мы сталкиваемся с той средой, где трансцендированы пространство, время, персона. Невыразимый ужас-восторг, который охватывает человека при приближении к этой среде, растворяется в состоянии безвременности и потери пространственного местонахождения, дереализации и деперсонализации, ощущении слияния всем и вся.

Эксперименты со статическими медитациями, проведенные в русле полевых тренингов «Духовные странствия» с 1997 по 2009 годы автором данной статьи, показали достаточную ординарность и доступность этого опыта. Это позволило сделать вывод о том, что идентификация с «ничто», самадхи, восприятие-переживание шуньяты или апофатического являются не исключением, а закономерностью при корректном построении структуры фокусировки сознания и обеспечении условий отсутствия помех, выступающих в качестве отвлекающих объектов и смыслов.

Интроспективно-медитативный сдвиг, который осуществляется в условиях частичной сенсорно-перцептивной депривации, основанный на созерцательной ориентации «делании неделания» (вей у вей), позволяет погрузиться в среду архесенсорного слоя функционирования психики за пределами модально-специфического функционирования сознания.

Таинственный на первый взгляд термин архесенсорного (от греч. ‘древнее ощущение’) слоя функционирования психики раскрывает простое предположение, что есть наиболее примитивная форма домодального ощущения, которое в привычном состоянии сознания мы принимаем за базовое «ощущение существования», или «я есмь», не распаковывая и не дифференцируя его.

Онтогенетический и филогенетический регресс, который показывает инволюционный вектор достижения целостности, является научной метафорой, к сожалению, непонятной даже для огромного количества академических психологов и философов. Призыв «Будьте как дети и Вам откроются врата небесные», звучащий во всех больших и малых религиозно-теологических системах тоже воспринимается достаточно потешной методической рекомендацией для зрелого позитивистского ума.

Но на самом деле они правильно отражают направление – назад к целостности – к архесенсорной среде.

Мы должны понимать, что «назад» существует прямо здесь и сейчас, более того, может быть, архесенсорное и является основной средой психического за пределами привычного перцептивного и интеллектуального структурирования, реальным Дао, в котором потенциально есть все.

Мы можем обозначить архесенсорный слой как уровень универсального единства, изначально являющейся единой интегрированной структурой, в которой разделения по смыслам нет. Уровень универсального единства соответствует, по всей видимости, одной из характерных волновых структур вселенной, имеющей наиболее древнее происхождение.

Этому уровню довольно сложно дать четкое вербальное содержательное и функциональное описание. Часть людей может описывать взаимодействие с информацией этого уровня как общение с Богом, Вселенским разумом, Единой энергией Вселенной, Универсумом, Мировым Духом и т. д. Наличие такого уровня во внутреннем пространстве индивидуума подтверждается как практическим опытом работы автора статьи, так и целым рядом исследователей ХХ столетия: Р. Ассаджиоли, Ст. Грофом, А. Маслоу, Р. Моуди, Э. Кюблер-Россом, К. Уилбером, Идрис Шахом, К.Г. Юнгом. Это подтверждается также анализом религиозного опыта и положений мировых религий и восточных духовных практик.

Мы считаем, что именно архесенсорный слой является неким зеркалом, на котором индивидуальное человеческое сознание активно рисует различные символы и формы трансцендентного и трансперсонального порядка. При этом содержание этих символов зависит не только от индивидуального опыта созерцающего субъекта, но и всего содержания более поверхностных языков сознания, их взаимодействия, культурно-социального контекста, в котором происходит «встреча с зеркалом».

Мы не можем не остановиться на понятии энергии, которое приобретает все большее значение в европейской психотерапии и психологии, одновременно не соотносится ни с какой модальностью опыта и задается как некая данность с различным содержанием.

Многие парапсихологические феномены, особенно связанные с экстрасенсорным чувствованием энергии (кожная чувствительность, свето- и цветовидение энергии, внутреннее ощущение энергии и др.), стали бы предельно понятны, если допустить, что восприятие энергии связано с особой формой рецепции, с особой модальностью опыта, который мы имели когда-то в древности, но затем утеряли или вытеснили как мировоззренчески неприемлемое.

На мой взгляд, первое модально-специфическое отражение архесенсорного слоя мы встречаем именно как модальное энергетическое ощущение, и подобное экстрасенсорное чувствование-восприятие является максимальным приближением опыта к архесенсорным стимулам, воздействующим на рецепторные поля. Можно сказать – первым способом реконструирования, структурирования сознанием архесенсорного слоя психической реальности. Более сложные интермодальные кинестетические ощущения этого порядка мы называем «приливом сил», «воодушевлением», «подъемом энергии» и др.

Таким образом, архаическая и перинатальная символика «Единого», больше является феноменом не «продивинутого» сознания, а продуктом глубокой регрессии и инволюции.

Мы не можем положительно утверждать, что символизм трансперсонального является только интрапсихическим феноменом.

В интегративной психологии, которую в последние 20 лет развивает автор, символика трансперсонального имеет три базовые формы презентации – интерперсона материальная, интерперсона социальная и интерперсона духовная. Трансперсона - Трансперсона материальная (предметно-материальные символические изображения духовной атрибутики – начиная с медного крестика и примитивных янтр заканчивая монастырскими комплексами и пирамидами), Трансперсона социальная (социальное оформление духовных традиций и религий – начиная от бинарных отношений между гуру и учеником, заканчивая социальной организацией мировых религий, включающей глобальное поле символических ритуалов, обрядов, инициаций, которые одновременно имеют социальный и трансперсональный, личностный и сакральный смысл), Трансперсона духовная (истые трансерсональные переживания, имеющие нуминозный и сакральный характер как индивидуального, так и группового характера).

Истинный глобализм этой символической культуры позволяет в настоящий момент сделать только первые попытки научного психологического анализа.

Это, вне сомнения, радует.

Что может быть трогательнее первых шагов младенца?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник балтийской педагогической академии вып. 94. – 2010 г. Актуальные проблемы нравственного и физического воспитания учащейся и студенческой молодёжи Санкт-Петербург Редакционная коллегия выпуска

    Документ
    Доктор психол. наук, проф. И.П.Волков; доктор пед.наук. проф. Ю.А. Гагин; доктор пед. наук, проф. В.Ф.Костюченко; доктор психол. наук, проф. А.Н. Николаев; канд.
  2. Психологам, интересующимся эзотерикой, эзотерикам и всем, кто считает, что он имеет уши, чтобы слышать, глаза, чтобы видеть, и такое свойство Разума, чтобы разуметь

    Документ
    Одиноко бредя по хордам колеса сансары, Странник, однажды, встретил Мастера, Мастер дал необходимые знания, помог выйти на начало Пути, и сказал - Иди.
  3. International university of fundamental studies международный университет фундаментального обучения

    Реферат
    На тему: «Интеграция традиционных знаний в трансперсональных практиках на основе авторской оздоровительно-развивающей психотехнологии «Биоэнергопластика»
  4. Седьмая волна психологии

    Документ
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психологической и социальной работы с населением.
  5. Проблемы и перспективы (1)

    Документ
    Демографическое развитие России: проблемы и перспективы: Материалы межрегиональной школы-семинара молодых ученых (Уфа, 27 июня 2008 г.)/Отв. ред. к.с.

Другие похожие документы..