Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
16 июня 2010 года руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры КР Сатыбалдиев Ж.А. вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемо...полностью>>
'Закон'
– у статтях 6 і 14 вжито поняття «податки та збори» – по тексту використовуються: «податки та збори (обов‘язкові платежі)», «податки і збори (обов‘яз...полностью>>
'Документ'
Відповідно до пункту 201.15 статті 201 розділу V Податкового кодексу України та статті 8 Закону України "Про державну податкову службу в Україні...полностью>>
'Документ'
О: Чтобы зарегистрировать несколько заявлений абитуриента на разные специальности, необходимо создать один документ «Заявление абитуриента» для данно...полностью>>

Для чего люди одурманиваются? (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ДЛЯ ЧЕГО ЛЮДИ ОДУРМАНИВАЮТСЯ?

Московский рабочий, 1988

В книге, составленной доктором медицинских наук Л. А. Богданович и врачом Г. Т. Богдановым, сделана попытка раскрыть условия и причины распространения пьянства и в какой-то мере обобщен богатейший опыт борьбы с зеленым змием на Руси. Адресована широкому читателю.

ОТ РЕДАКЦИИ

В книге «Для чего люди одурманиваются?» рассказывается о драматической борьбе с пьянством, истоках и наиболее существенных причинах этого пагубного явления на Руси. Вопрос этот стар как мир и имеет богатейшую историю. Как только возникли условия для распространения пьянства, появились силы, справедливо видевшие в зеленом змие «поистине божье наказание». Борьба шла с переменным успехом, но особенно обострилась она в конце 19 — начале 20-го столетия, в преддверии величайшей революции, когда лучшие люди стали объединяться в интуитивном стремлении войти в новую эпоху нравственно и духовно просветленными.

Пьянство как социальное явление в России имеет глубокие корни. Проявилось оно вследствие распространения водки и винокурения, а также насильственного насаждения кабаков. Правда, на первых порах водку могли пить исключительно богатые люди, но с удешевлением ее производства началось беспрецедентное внедрение ее в быт простого российского люда.

Секрет ее приготовления открыли арабы еще в древние времена, в XIII веке она появляется в Европе. В 1330 году водка распространяется в Южной Германии, примерно к 1460 году ее уже знают в Швеции, в конце 14-го столетия (1398 г.) от генуэзцев, торговавших с нашими предками, она переселяется в южную Русь, и уже в первой половине XVI века начинается ее поистине победоносное шествие по северо-востоку нашего государства.

Вернувшись после похода на Казань, Иван IV (Грозный) запрещает торговать водкой в Москве, позволив пить ее только своим опричникам. На Балчуге по его высочайшему повелению был выстроен особый дом, названный на татарский манер кабаком.

Кабак на Балчуге стал местом увеселений государя московского и его приближенных. Очень скоро, однако, правительство увидело в продаже водки неистощимый источник для обогащения казны, и именно с этой поры предписывало наместникам обзаводиться «царевыми кабаками», ставшими практически учреждениями казенной или же откупной продажи крепких спиртных «напитков».

Нравственное чутье простого люда Московии сразу же увидело в кабаке «невыносимое зло»; слово «кабак» стало нарицательным очень скоро и сделалось ненавистным народу. Именно поэтому в 1651 году царские питейные заведения стали официально называться кружечными дворами, но наши бородатые предки и тут не остались в долгу, переименовав их метко и не без присущего им сарказма в «кружала». Подлая и бесчестная роль кабака к 1765 году была настолько очевидной, что попробовали еще раз затушевать ее, придумав более благородно звучащее название «питейный дом». Суть этих заведений, впрочем, как ни маскируй ее, не меняется. Каким бы официальным именем они ни назывались, народ не скрывал своего презрения к ним, выразив негативное отношение дошедшими до наших дней хлесткими определениями, как «брань кабацкая», «голь кабацкая», «кабацкие нравы»... Про людей, бесчинствующих и способствующих беспорядкам, по сей день говорят: «они устроили кабак».

Итог распространения питейных заведений в нашем отечестве был исключительно безрадостным. «У великорусского народа мало-помалу сложилось новое правило жизни, что не пить — так и на свете не жить,— писал в своем фундаментальном исследовании, вышедшем в 1868 году в Петербурге («История кабаков в России в связи с историей русского народа»), интереснейший историк И. Г. Прыжов. — Но испивая да испивая, не могли не заметить, что подчас и водка не помогает, и, ухмыляясь на свою судьбу, прибавляли: пьем как люди, а за что бог нас не милует — не знаем...»

И зашагал по всей Русской земле «...нигде в божьем мире не слыханный запой», «страшный, чудовищный», «...поднимая всеобщее пьянство, то тихое, разбитое и понурое, то лихое и дикое!..».

Потребление водки неуклонно росло. С 1765 по 1767 год доход от питейной торговли возрос с четырех до пяти миллионов, а с 1783 по 1786 год увеличился с семи до десяти миллионов рублей. Цифры, надо заметить, по тем временам колоссальные.

Столь бурное распространение пьянства вынуждало правительство принимать ограничительные меры. До царей нет-нет да и доходили просьбы о закрытии кабаков, а также жалобы на их содержателей. Против пьянства выступало духовенство. В 1652 году проходил собор, в котором участвовал патриарх Никон; на соборе одним из главных был вопрос о кабаках. Была утверждена грамота, вводившая некоторые запреты на широкую продажу спиртных «напитков». Иными словами, самодержец всероссийский вынужден был пойти на уступки, хотя «царев кабак» и приносил его казне баснословные доходы. Однако в 1659 году в другой грамоте царя вновь предписывается головам и целовальникам стараться, чтобы великого государя казне учинить прибыль и питухов с кружечных дворов не отгонять.

Борьба против пьянства не всегда носила столь мирный характер. Злоупотребления целовальников и откупщиков, в ущерб казне наживавших большие деньги, вызывали крайнее возмущение в народе. XVII век отмечен мятежами —отчаявшийся люд не раз принимался громить кабаки, невзирая на страх перед репрессиями.

Общественная активность достигла своего апогея в конце 19-го столетия, когда лучшие люди России из самых разных слоев населения поднялись на битву со страшным социальным злом. Продолжалась на редкость упорная и, что важно и поучительно для нас с. вами, последовательная борьба. Были обнародованы ужасающие и потрясающие воображение цифры. В 1842 году, оказывается, умерло от опоя («захлебнулось вином») 939 человек. В 1842—1852 годах в 55 губерниях число опившихся до смерти достигло 7562 человек (больше всего в Москве). В более поздние годы смертность от пьянства не уменьшалась. Так, в 1855 году умерло 1423 человека, в следующем — 1535, в 1857 году — 1713 человек, в 1858 году — 1774, а в 1859-м — 1713 человек.

Такое положение вызывало недовольство в народе и повлекло поистине массовые выступления государственных, а затем помещичьих и удельных крестьян, охвативших в 1858—1859 годах пятнадцать губерний Среднего и Нижнего Поволжья, Приуралья, Центральной России. Начинались они, как правило, с разгрома питейных заведений. В 1850 году крестьяне бунтуют в Архангельской губернии, в следующем году против откупщиков выступают три тысячи крестьян Тульской губернии. В июне 1854 года громили кабаки в городе Вольске Саратовской губернии. Наиболее острый характер борьба против откупов приняла в Пензенской губернии в мае 1859 года, которая летом достигла наибольшего подъема. Под влиянием «трезвенных бунтов» усилились выступления крепостных крестьян против помещиков. Опасаясь, как бы эти выступления крепостных крестьян не вылились во всеобщее восстание «за волю», правительство вынуждено было принимать чрезвычайные меры. Было арестовано около 800 только «зачинщиков». Тюрьмы были переполнены арестованными «за питейные беспорядки». Их судили военным судом, избивали шпицрутенами, ссылали в Сибирь. Помимо крестьян подвергались репрессиям отпускные и отставные солдаты, мещане, представители мелкого чиновничества и, что характерно, даже священнослужители. Все это говорит о поистине всенародном характере антиалкогольных выступлений. И опять правительство вынуждено было уступить. В 1860 году были отменены откупы и утверждена акцизная система. Положения дел она не спасала, а даже наоборот — способствовала росту числа кабаков. Если в 1552 году во всем Московском царстве был только один кабак, то к 1852 году уже 77 838, а к 1859 году — 87 388, и, наконец, после введения акцизной системы, а именно после 1863 года их число перевалило за полмиллиона. Валовой доход государства с акциза превысил откупную сумму на у 9 миллионов рублей.

Народ быстро во всем разобрался и ответил горькими и ироничными лубочными картинками: «Похороны откупа, или Славный был покойник!», «Дешевка забирает ловко», «Пить до дна — не видеть добра» и так далее.

Кстати сказать, лубочная литература и лубочные картинки играли немаловажную роль в антиалкогольной пропаганде в среде простого российского населения. Особенно распространены они были в XVII веке.

Составители нашей книги не ставили перед собой цели представить на суд читателя всеобъемлющую историю антиалкогольного движения в нашем отечестве. Из широкого исторического потока мы «выхватили» последний, самый мощный этап движения за народную трезвость, который пришелся на последние десятилетия прошлого и начало нынешнего века. Если два предыдущих этапа были, по существу, крестьянскими, то в последней волне представили и проявили себя также рабочие, врачи, учителя, ученые, особенно профессора медицины, военные, видные писатели и журналисты, художники, а также православные и католические священники. Это движение отличало многообразие форм, что мы и пытались отобразить в нашей книге. Неоценимую роль в антиалкогольной пропаганде сыграла печать. С 1883 по 1916 год в России издавалось только на русском языке 31 периодическое издание. 27 из них было специально посвящено борьбе с пьянством, и четыре издания регулярно публиковали материалы антиалкогольного содержания. Вот названия только некоторых из них: «В борьбе за трезвость», «Вестник трезвости», «Отрезвление», «Сеятель трезвости», «Сила трезвости», «Трезвые всходы», «Трезвая мысль», а также многие другие.

Вдумаемся в цифру: не менее чем в 32 губерниях и 91 уезде были организованы общества трезвости. Возникали они стихийно, общественность «без всякой указки сверху» организовывала их.

Книга «Для чего люди одурманиваются?» представляет не только исторический интерес. Каждая ее страница убеждает в том, насколько сильной может быть общественность в борьбе с социальным злом. В ней в какой-то мере раскрываются условия, причины пьянства в России, и, что нам кажется немаловажным, в ней собраны научные данные, не потерявшие значения и в наши дни, и также обобщен богатейший опыт профилактики и борьбы с зеленым змием, опыт актуальный как никогда именно сегодня.

С.П. ШИПОВ

О ТРЕЗВОСТИ В РОССИИ

(С.-Петербург, 1859. Печатается в сокращении)

Шипов Сергей Павлович — юрист, следователь уголовного департамента правительственного сената. Был хорошо знаком с бытом крестьян. На основании следственных дел в 1859 году написал книгу «О трезвости в России»; статистически доказал, что пьянство является одной из главных причин нищеты в среде простого народа и преступлений. Был противником умеренного потребления спиртного, считая, что только трезвость влияет на повышение государственных доходов.

В № 96-м Экономического указателя между прочим напечатано: «Пишут из Ковенской губернии: за три месяца тому назад, крестьяне Ковенской губернии дали клятвенное обещание в своих церквах (сами от себя) не пить более водки и до сих пор, с удивительною настойчивостью, исполняют данное слово, несмотря на все хитрости заманить их в кабаки и на временное понижение, в некоторых местах, цены на водку, происшедшее вследствие этого обстоятельства, так что в кабаках и постоялых дворах, где продавали прежде до 60 ведер в месяц, в настоящее время не продают даже и 5-ти и то только по почтовым трактам. — Этот замечательный случай заставляет многих помещиков губерний, занимающихся винокурением, прекратить у себя хотя на время это производство. Можно, впрочем, надеяться, что помещики увидят в этом воздержании крестьян только утешительный факт». Подобнее события, то есть отречение народа от употребления водки, являются и во многих других местах разных губерний.

Распространение в народе трезвости, с отречением от всякого употребления спиртных «напитков», нигде не может быть в настоящее время столь существенно полезно и необходимо, как в России, не только для восстановления и укрепления здоровья нашего народа, уже ослабленного во многих местах, частым и долговременным употреблением водки и горячего вина, для исправления народной нравственности и отклонения большей части злодеяний, для развития производительных сил народа, его богатства и благосостояния, но даже для возвышения государственных доходов, что я ниже сего в своем месте доказать постараюсь.

I. ДЕЙСТВИЕ ТРЕЗВОСТИ НА ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА

Низший класс народа в России употребляет почти исключительно один род спиртных «напитков»: хлебный алкоголь в разных степенях крепости и под различными наименованиями: водки, горелки, хлебного вина, сивухи и проч. Вот что знаменитый Либих говорит о свойствах сего «напитка»: «Чистый алкоголь есть яд, потому и водка с точки зрения химии есть разведенный яд, то есть содержит вредные для здоровья частицы. Хотя своевременное, сообразное с обстоятельствами, употребление чистой водки и может быть полезно, но постоянное ее употребление всегда вредно... Прекратить обширное употребление этого «напитка», уничтожить зло в самом корне составляет задачу нашего времени».

В № 269-м «Петербургских Ведомостей», 9 декабря 1858 года, помещена весьма замечательная статья, в которой между прочим сказано следующее: «Употребление водки и вообще всех крепких «напитков» гибельная привычка, систематически расстраивающая здоровье, невозвратно губящая тело и душу, его нераздельного спутника, связанного с ним тесными, неразрывными узами. Постоянно пить водку — все равно что постоянно принимать небольшие доли опиума или мышьяку...»

Невзирая на такие убедительные доводы и помещенные в разных книгах и журналах мнения людей умных и опытных о вредных действиях спиртных «напитков», у нас есть еще такие поклонники водки, которые, отвергая пользу распространения в народе общества трезвости, то есть отречения от спиртных «напитков», полагают, что употребление водки или хлебного вина нужно по следующим обстоятельствам: а) дабы укрепить ослабевший желудок человека; б) дабы согреть тело его от стужи; в) дабы поддержать силы его в больших трудах, особенно во время полевых работ, и, наконец, г) даже для того, чтобы усилить питательность грубой растительной пищи при долговременных постах наших и отсутствии мясной пищи...

Для укрепления слабого желудка есть кроме водки много других средств, простолюдину более доступных, как-то: употребление отвара горьких трав, мятной воды и проч. Все такие средства по цели своей весьма действительные, не представляют тех неудобств и вредных последствий, которые влечет за собою употребление водки, ибо случается нередко, что после некоторого по существенной надобности употребления сего «напитка» человек к нему пристращается, употребляет оный под разными предлогами, потом находит удовольствие в опьянении и прямым путем идет к самому гнусному и вредному пороку и расстройству своего здоровья. Следовательно, совершенное отречение от употребления спиртных «напитков», требуемое обществом трезвости, не только не имеет в сем отношении никаких неудобств, но служит, напротив, к сохранению здоровья.

По суровости нашего климата каждому простолюдину, а наипаче поселянину, приходится часто быть подвержену стуже. По возвращении домой прозябшему человеку, конечно, может быть полезно согреть себя чаркою водки, но средство сие должно быть весьма редко употреблено, ибо в противном случае оно ослабляет организм человека и ведет ко всем тем вредным последствиям, о коих выше мною упомянуто; впрочем, есть немало и других средств согреть прозябшего человека без употребления крепких «напитков»... Нельзя утвердительно сказать, что алкоголь, как средство согревания, составляет жизненную потребность жителей холодных стран. Обильная пища всякого рода, в особенности жирная, богатая углеродом, не менее успешно заменяет алкоголь, с тою только разницей, что действие оной гораздо продолжительнее, хотя медленнее, скорое же действие спиртных «напитков» имеет так много приманки, что ознакомившиеся с ними народы чрезвычайно легко к нему пристращаются.

Знаменитый наш медик, писатель, покойный лейб-медик Осип Кириллович Каменецкий, полагал особенно полезным напитком, дабы согреть озябшего человека, хороший сбитень, предпочитая его употреблению чая, и весьма сожалел, что он выводится из употребления, так что самое искусство приготовления хорошего сбитня почти исчезает; успешнейшим же средством согреть озябшего человека есть русская печь и особенно баня, которая не только согревает тело, но отвращает и даже исцеляет действие простуды. При таких средствах согревания тела озябшего человека отречение простолюдина от употребления спиртных «напитков» не только не представляет в сем отношении каких-либо неудобств, но служит к немалой его пользе.

Есть люди, которые полагают полезным употребление водки для подкрепления сил человека в больших трудах и особенно в тяжких полевых работах. Внимательное наблюдение не оправдывает однако ж такого предположения. В наших великороссийских губерниях, где по краткости лета поселяне подвержены в это время, именуемое ими страдою, особенно тяжким трудам, обыкновенно водки не употребляют и бывают сильны и здоровы; особенно замечено даже, что люди, вовсе спиртных «напитков» не употребляющие, бывают самые здоровые, сильные и благонадежные работники. Для обрабатывания наших новороссийских степей приходит туда в летнее время много рабочего народа, в том числе малороссиян, требующих ежедневно порцию водки, и великороссийских из дальних стран пришельцев, не употребляющих в то время крепких «напитков».

Довольно известно, что великороссийские работники там предпочитаются как люди более сильные и к работе прилежные. Хотя малороссийское племя от природы одарено крепким сложением, но оно ослаблено частым и почти обычным у них употреблением весьма крепкого ядовитого вещества. Особенно разительный пример крепкого здоровья, физических сил и благосостояния представляют нам жители раскольничьих слобод, вовсе крепких «напитков» не употребляющие. Существенную причину крепости их сил, здоровья и благосостояния составляет наипаче то обстоятельство, что наставники при их обучении извлекают из Священного писания некоторое назидание — нравственное и более всего требуют отречения от крепких «напитков». Из представленных английскому парламенту от существующего там общества воздержания сведений об экипажах кораблей, находившихся на китоловных судах в полярных морях, оказывается, что в экипажах, принадлежавших к обществу воздержания, следовательно не употреблявших вовсе крепких «напитков», было гораздо менее больных и умерших, нежели между матросами, к тому обществу не принадлежавшими и получавшими ежедневно порцию водки или рому. Умные и опытные наблюдатели, участвовавшие во многих с войсками походах, пришли к тому убеждению, что отпускаемая нижним чинам периодически, без существенной надобности, винная порция не только не служит к сохранению их здоровья, но вредит оному. Потому многие начальники войск отпускаемые на винную порцию деньги обращают на покупку для нижних чинов мяса. Весьма полезные последствия показали, как благоразумны были такие распоряжения. Очень естественно, что желудок нижних чинов, не ослабленный принятием ядовитого вещества, но укрепленный обильным питанием добавочной мясной порции, доставил им более силы к перенесению трудов воинских и к сохранению их здоровья. Засим кажется довольно ясным, что отречение от употребления спиртных «напитков» существенно полезно и для сохранения сил рабочего человека.

Мне случилось слышать от людей, долго живших в Малороссии, то мнение, что при наших долговременных постах и малом употреблении народом мясной пищи водка нужна будто бы человеку для поддержания его питания. Я сообщал это мнение известнейшим нашим медикам, и они отвергли оное как заблуждение, вовсе не основательное. Растительная пища может доставить человеку здоровое и обильное питание, хорошая из овощей похлебка, крутая каша, с поливкою оной грибными щами или свежим домашним конопляным маслом, капуста, бураки, картофель, чистый ржаной хлеб и многие другие произведения крестьянского поля и огорода могут доставить обильно питание, гораздо полезнейшее, нежели употребление водки, всегда более или менее действующей к ослаблению телесного организма. Гораздо полезное, во всяком случае, думаю я, для поселянина, вместо покупки довольно ценной водки, употреблять эти деньги на доставление себе здоровой пищи.

Пусть теперь скажут, верны ли и справедливы ли мои доводы. Внутреннее народное чувство показало это делом; народ добровольно отрекается от вина, и мы еще ниоткуда не слышим ни жалоб, ни опасений, чтобы такое отречение было где-нибудь вредно для здоровья.

II. ДЕЙСТВИЕ ТРЕЗВОСТИ НА НРАВСТВЕННОСТЬ НАРОДА

Засим рассмотрим, какое действие производит употребление крепких «напитков» на состояние народной нравственности. Из великого числа следственных и уголовных дел, поступавших на мое рассмотрение, как и при решении дел в уголовном департаменте правительствующего сената, я видел, что большая часть совершенных злодеяний были предшествуемы, или сопровождаемы, или заключаемы попойками; иногда же пьянство было существенною целью преступлений. Ознакомясь с бытом низшего класса народа, можно удостовериться в том, что водка бывает большею частью причиною всех ссор и драк, разного рода обид, похищения чужой собственности и других в крестьянском быту проступков...

По всем таковым убеждениям мне весьма грустно было слышать и читать мнение некоторых людей, утверждающих, что в России простолюдину хлебная водка заменяет все: и балы, и концерты, и ералаши, и литературу, и дружеские беседы. Не предосудительно ли дозволять себе такие остроты и распространять такие вредные софизмы! Составляет ли употребление водки для простолюдина увеселение невинное? Он тогда только находит в ней удовольствие, когда чувствует опьянение и бывает навеселе; а что потом случается, когда от частого употребления страсть усиливается? Какие гибельные влечет она за собой последствия? Можно ли говорить с таким снисхождением и почти одобрением о гнусном пороке, столь вредном по своим последствиям? Не обязан ли всякий благонамеренный гражданин всемерно содействовать тому, чтобы такое безнравственное увеселение заменено было в народе другими невинными наслаждениями.

III. ДЕЙСТВИЕ ТРЕЗВОСТИ

НА ВОЗВЫШЕНИЕ НАРОДНОГО БОГАТСТВА И БЛАГОСОСТОЯНИЯ

Трезвость, то есть отречение от спиртных «напитков», особенно полезное производит действие на возвышение народного богатства и благосостояния, употребление же водки не только ослабляет, но и разрушает оное. По большой смышлености и трудолюбию нашего парода, при больших средствах нашего отечества сколько создано великих капиталов людьми даже мало образованными, но совершенно трезвыми? С употреблением водки полезная производительность этих людей не только ослабляется, но иногда и совершенно пропадает. Мало ли видим мы тому примеров? Употребление спиртных «напитков» не потому только вредно, что обращает к бесплодной растрате значительной суммы, но особенно потому, что отнимает драгоценное для рабочего человека время и ведет его к пороку. Весьма редко случается, чтобы самое умеренное, но частое употребление спиртного напитка не обратилось в страсть. После некоторого, притом весьма умеренного употребления водки человек находит удовольствие в опьянении; является желание распить у себя дома штофик с приятелями, потом потребность опохмелиться, деньги истрачиваются, работа идет плохо, насчитываются прогульные дни, и если попойки повторяются, то растраивается здоровье, работник лишается места, совершенно разоряется и влечет иногда в нищету и погибель целое семейство.

Возьмем из нашего сельского быта несколько примеров, с одной стороны, трезвости и благодетельных ее последствий, с другой — употребление водки и действий, от нее происходящих. Молодой крестьянин хорошего семейства, женатый, отправляется весной в Москву па заработки: как искусный плотник и прилежный, вовсе вина не употребляющий и потому благонадежный, он получает жалованья от 22 до 25 руб. сереб. в месяц, на всем хозяйском содержании. Возвращаясь осенью домой, он, с пересланными прежде, приносит в дом от 120 до 150 руб. сереб.; его встречают жена; отец, мать и все семейство как благодетеля, оброк и подати уплачены, в доме находит он все в довольстве, хлеба собрано немало, от домашнего расхода будет излишек и на продажу; скота и всякого запасу в избытке; он остается на зиму при жене в семействе, в помощь отцу, молотить хлеба, запастись дровами и производить другие зимние работы. Другой брат, земледелец, женатый же, также ничего не пьющий, по первопутку с 4-мя лошадьми отправляется в извоз и везет с фабрики ценные товары на дальние ярмарки; весной возвращается домой и привозит также в дом больше ста руб. сереб., чистыми деньгами, и радует все семейство. Таким образом, идет год за годом, плотник сделался десятником и получает жалованья вдвое более прежнего, извозчик ходит хозяином большего обоза и привозит большие деньги, все семейство богатеет, дети подрастают, дом перестроен заново, обширнее и лучше прежнего: хозяин принанимает себе покосов; скота держит более, и хорошо удобренное поле дает отличный урожай. На доме том почиет благодать божий, с ним мир и согласие, и никто в семействе водки не употребляет. В другом равносильном семействе, но употребляющем водку, хотя изредка и очень мало, при обстоятельствах разных, дело идет совсем иначе. Молодой плотник, отправляясь для заработка в Москву, пристроился к месту, но как прослышали, что он употребляет водку, то хозяин большого жалованья не дал. Действительно, он получил вкус к вину еще в доме родительском и в Москве изредка пьет по маленькой; потом его потчуют товарищи, то и с ними надобно полштофика откупорить; бывают случаи, он выпьет и поболее, и выходит, что заплатит дань Бахусу немалую, а там осенью, при расчетах, оказались и прогульные дни, за которые вычет бывает сильный, а потому он приносит в дом денег не весьма много. Другой брат, извозчик, человек дельный, но водку употребляет, потому купцы к нему полной веры не имеют и дают к отвозу только товары малоценные и за небольшую плату; инде пришлось идти в виде работника к хозяину извозчику, да и тот говорит: с водкою знается, к лошадям не весьма рачителен, спит крепко, и потому хозяин и плату ему дает небольшую, а на поверку выходит, что тот и от извоза выручил немного, и лошадей приведет в дом истощенных. На следующие годы страсть к вину в обоих братьях усиливается, и наконец и весь дом тот приходит в упадок, и все оттого, что старик домохозяин научил детей своих водиться с водкою. Бывали и такие случаи, что сведущий, опытный и трезвый плотник, находясь некоторое время в десятниках у хорошего подрядчика и скопив порядочную сумму, сам принимает на себя небольшие подряды, нанимая работников из земляков своих, ведет дело отлично и наживает уже немалые капиталы, но по дьявольскому наваждению он знакомится с водкою, потом страсть усиливается, надзор над работниками ослабевает, дела идут в разлад, и вместо барышей получает убытки. Продолжая далее таким образом, он совершенно разоряется и не имеет даже средства к выдаче заслуженной платы своим работникам, которых ввергает через то в горесть и расстройство. Я пишу все здесь сказанное не из вымысла, но из многих, бывших в глазах многих, примеров и мог бы высказать еще многие другие, не менее поучительные случаи, если бы не опасался наскучить моим читателям...

Неужели изображение таких, с натуры списанных, примеров недостаточно для убеждения защитников в употреблении водки, в пользе распространения в народе трезвости.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Для чего люди одурманиваются? (1)

    Документ
    В исторической книге, составленной доктором медицинских наук Л. А. Богданович и врачом Г. Т. Богдановым, сделана попытка раскрыть условия и причины распространения пьянства и в какой-то мере обобщен богатейший опыт борьбы с зеленым змием на Руси.
  2. Владимир Георгиевич Жданов Светлана Ивановна Троицкая Алкогольный террор лекции

    Лекции
    Жданов Владимир Георгиевич – кандидат физико математических наук, профессор Международной Славянской академии, председатель Союза борьбы за народную трезвость, сопредседатель общероссийского движения «Трезвая Россия», член экспертного
  3. Ф. Г. Углов в плену иллюзий москва. «Молодая гвардия», 1985

    Документ
    Академик АМН СССР, лауреат Ленинской премии Ф. Г. Углов, автор известных книг «Сердце хирурга», «Человек среди людей». «Живем ли мы свой век» (в соавторстве), свою новую работу посвящает животрепещущей теме: как уберечь здоровье человека,
  4. Ф. Г. Углов в плену иллюзий москва. «Молодая гвардия», 1985

    Документ
    Академик АМН СССР, лауреат Ленинской премии Ф. Г. Углов, автор известных книг «Сердце хирурга», «Человек среди людей». «Живем ли мы свой век (в соавторстве), свою новую работу посвящает животрепещущей теме: как уберечь здоровье человека,
  5. К чёрту алкоголь и сигареты

    Документ
    Знаменитый русский хирург Федор Григорьевич Углов родился 22-го сентября (5-го октября по новому стилю) 1904 года в деревне Чугуево нынешней Иркутской области.

Другие похожие документы..