Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
норма, ухудшающая правовое положение граждан (многих и даже некоторых), имеет перспективное действие, не затрагивает прав, ранее приобретенных гражда...полностью>>
'Документ'
Налоги и налогообложение: Модульное учеб. пособие / А. В. Беляев; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина, Академия ...полностью>>
'Документ'
Правила по охране труда на автомобильном транспорте считать согласованными с Министерством труда Российской Федерации в редакции, изложенной в прилож...полностью>>

«Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез»

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Учреждение Российской академии наук

Институт экономических проблем им. Г.П.Лузина

Кольского научного центра РАН

В.С. Селин, В.В. Васильев

Взаимодействие глобальных, национальных

и региональных экономических интересов

в освоении Севера и Арктики

Апатиты

2010

Печатается по постановлению Президиума Кольского научного центра Российской академии наук

УДК 338.984

ISBN

Селин В.С., Васильев В.В.

Взаимодействие глобальных, национальных и региональных экономических интересов в освоении Севера и Арктики / Ин-т экон. проблем Кольского научного центра РАН. – Апатиты: изд. КНЦ РАН, 2010. – 191 с.

Рассмотрены современные тенденции и проблемы формирования национальной экономической политики различных государств на Севере и
в Арктике с учетом тенденций глобализации. Анализируются общая динамика и факторы региональной экономической политики как выражение интересов соответствующих субъектов управления. Серьезное внимание уделено вопросам формирования экономического федерализма в России и особенностям развития северных территорий на современном этапе.

Монография подготовлена в рамках программы Президиума РАН № 27 «Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез».

Ил. – 5, табл. – 26, библиогр. – 59 назв.

Рецензенты: доктор экон. наук, проф. С.Ю.Козьменко,

кандидат экон. наук, доц. Е.П.Башмакова

ISBN

Селин В.С., Васильев В.В, 2010

 Учреждение Российской академии наук

Институт экономических проблем

им. Г.П.Лузина, 2010

 Учреждение Российской академии наук

Кольский научный центр РАН, 2010

Введение

Мировой Север и Арктика охватывают менее 10% общей территории планеты, однако здесь сосредоточено, по разным оценкам, от 25 до 30% запасов минерально-сырьевых ресурсов. Подавляющая масса их еще 50 лет назад была малодоступна или вообще недоступна, однако резкое ускорение технического прогресса в совокупности с вероятным глобальным потеплением, наиболее значительно проявляющимся в северных регионах, серьезно меняют ситуацию. В этом аспекте возрастает внимание к северным пространствам как на национальном, так и на межгосударственном уровне.

Однако освоение Севера, процессы хозяйственной деятельности и проживание людей осуществляются в конкретных территориальных образованиях: краях, областях, провинциях, районах и т.п. Все они имеют свои интересы, часто противоречивые и только в частных случаях совпадающие
с интересами центральных органов власти. Проявляются интересы в той или иной политике и противодействии ей, изучению этих процессов в северных странах и посвящена значительная часть монографии.

Сами процессы глобализации, охватившие в последние 30 лет практически все мировое экономическое пространство, по своей природе сложны и противоречивы. Передовые страны, овладевшие новейшими технологиями и рынками соответствующих товаров, совсем не спешат делиться преимуществами с развивающимися и просто отсталыми регионами. Более того, по отдельным оценкам, разрыв здесь только увеличивается. Хотя мировая динамика нестабильна, так называемыми критическими технологиями уверенно овладевают страны АТР, такие как Индия, Индонезия, Китай, Малайзия, Сингапур и др. Национальные экономические интересы России диктуют необходимость активной инновационной политики.

Важнейшей составляющей такой политики является снижение сырьевой ориентации страны и усиление позиций в сфере переработки и транспортировки углеводородов. При этом морской транспорт приобретает особое значение, как наиболее мобильный и позволяющий оперативно решать вопросы диверсификации поставок на мировые рынки. Таким образом, в северных регионах России будут взаимодействовать две противоречивые тенденции национальной политики. С одной стороны, снижение зависимости от экспорта природных ресурсов, с другой – быстрое технологическое переоснащение самих природоэксплуатирующих отраслей.

Борьба за ресурсы сопровождает развитие человечества с самого начала его возникновения. На современном этапе вектор противостояния перемещается в направление акваторий, охватывая как сами природные ресурсы, так и основные коммуникации их перемещения. В ближайшей перспективе, несмотря на инновационные факторы, следует ожидать обострения этой борьбы, что связано, прежде всего, с истощением невоспроизводимых запасов сырья на суше. Кроме того, в отношении богатств Мирового океана нет такого четкого разграничения, как на континентальной части земного шара, где природные ресурсы распределены по территории государств и не могут быть по нормам международного права объектом прямых притязаний.

Значение Севера и арктических районов для современной России обусловлено тем, что, с одной стороны, это обширная жизненно важная часть территории страны с экстремальными условиями жизнедеятельности и ярко выраженной спецификой социально-экономического развития. С другой стороны, этот макрорегион является зоной стратегических интересов России, так как обладает уникальным геополитическим, природно-ресурсным и социально-экономическим потенциалом.

Геоэкономическое позиционирование и перспективы социально-экономического развития российского Севера и Арктики базируются на двух основополагающих принципах:

  • глобальности – российский Север и Арктика являются составной частью мирового Севера и Арктики, и все процессы в этом макрорегионе находятся под влиянием мировых тенденций и расстановки действующих здесь сил;

  • суверенности – российский Север и Арктика являются важнейшей частью национальной социально-экономической системы и играют существенную роль в обеспечении национальных интересов и национальной безопасности Российской Федерации.

Методологическими основаниями постиндустриальной трансформации Севера становятся следующие концептуальные положения:

  • пространственная организация инновационного развития конструируется как организационная инновация;

  • организация пространства «региона обучения», то есть каркас развития, сформированный специфицированными территориальными сетями расселения, инфраструктуры и производства, обеспечивающими вместе
    с соответствующими экономическими механизмами эффективную диффузию и адаптацию инноваций.

Север и Арктика являются плацдармом международного сотрудничества. Если ресурсы Севера нуждаются в более жесткой привязке к национальной экономике ради формирования полнокровного общероссийского рынка, то за этим должно следовать смещение центра тяжести во внешних экономических связях нашей страны в части минерально-сырьевых и топливных ресурсов именно в сторону Арктики. Здесь природные условия столь сложны, а запасы полезных ископаемых и биоресурсов столь масштабны, что непременно требуется широкая международная кооперация, но с мобилизацией российского научно-технического потенциала и
с установлением порядка, защищающего интересы нашей страны.

Любой вариант дальнейшего развития экономики России должен учитывать, что северное пространство России, включая Северный морской путь, относится именно к стратегическим ресурсам, что ставит вопрос об их оптимальном использовании. В связи с этим большое значение приобретают лучшая организация всех видов экономической деятельности на этом пространстве, включая развитие человеческого потенциала, транспорта, эксплуатацию природных ресурсов, достижение максимума экологической безопасности.

Что касается методологических вопросов, то серьезное внимание
в монографии уделено теоретическим и прикладным подходам к районированию северных территорий, что, по мнению авторов, должно служить основой для выработки дифференцированной экономической политики на Севере России по самым различным направлениям.

Усиление внимания к арктическим акваториям и Северному морскому пути также абсолютно необходимо с точки зрения долговременных стратегических интересов России. Президент США 9 января 2009 года утвердил арктическую региональную политику, в которой отмечено, что свобода открытого моря выступает основным национальным приоритетом США. Северо-Западный проход является проливом, используемым для международного судоходства; Северный морской путь включает проливы, используемые для международного судоходства; режим транзитного плавания применяется к проходу через оба эти пролива. Россия не рассматривает СМП как стратегическую национальную морскую магистраль, находящуюся под отечественной юрисдикцией.

Попытка системного рассмотрения взаимодействующих на Севере и
в Арктике глобальных, национальных и региональных интересов и определила
в целом содержание монографического исследования.


1. Глобализация и национальные экономические интересы на Севере и в Арктике

1.1. Геополитические противоречия в мировой Арктике

Противоречия в Арктике имеют как исторические корни, так и современные экономические и правовые причины. Последние в современных условиях доминируют и обусловлены, с одной стороны, возрастанием ресурсного и транспортного значения рассматриваемой геотории, с другой – наличием не урегулированных вопросов в рамках действующего международного права.

К Арктике прилегают территории пяти государств: Российской Федерации, США, Канады, Дании и Норвегии. Финляндия с передачей Советскому Союзу района Печенги (Петсамо) лишилась выхода в Северный Ледовитый океан. Эта передача была произведена в соответствии
с подписанным СССР, Великобританией и Финляндией Соглашением
о перемирии от 19 сентября 1944 г. и подтверждена ст.2 Мирного договора между СССР и Финляндией от 10 февраля 1947 г. Исландия определяет всю территорию страны как входящую в Арктическую зону, но претензий на собственный арктический сектор не предъявляет.

В роли первопроходца в юридическом закреплении за собой соответствующей части арктического сектора выступила Канада. Канада определяет свою арктическую область как территорию, включающую водосборный бассейн территории Юкон, все земли севернее 60° северной широты и область прибрежных зон Гудзонова залива и залива Джеймса. Площадь полярных владений Канады – 1.43 млн км2.

намеревались присоединить Северный полюс к своим владениям США. О чем на заседании конгресса, ссылаясь на то, что Северный полюс есть продолжение Аляски, сделал заявление секретарь по морским делам США Демби в 1924 г. Современную арктическую область США составляют территории США к северу от полярного круга и территории к северу и западу от границы, формируемой реками Поркупайн, Юкон и Кусковим, цепь Алеутских островов, а также все смежные моря, включая Северный Ледовитый океан и море Бофорта, Берингово и Чукотское моря. Площадь полярных владений США – 0.126 млн км2.

Территория Аляски перешла под суверенитет США в соответствии
с заключенным между Российской империей и Северо-американскими Соединенными Штатами в Вашингтоне 18(30) марта 1867 г. и ратифицированным Россией 3 мая 1867 г. Общая площадь передаваемых территорий составила 1530 тыс. км2. В нарушение Договора 1867 г. США в 1881 г. установили американский флаг на острове Врангеля. Но, как и в случае
с аналогичными претензиями Канады, эта мера не повлияла на российскую принадлежность острова.

Норвегия в национальных нормативно-правовых актах не дает определения своих арктических территорий. Но при подписании 13 июня 1997 г. министрами по окружающей среде арктических государств "Руководства по проведению морских работ по нефти и газу в Арктике" определила, что
в соответствии с Руководством арктическую территорию Норвегии образуют районы Норвежского моря севернее 65° северной широты. Площадь полярных владений Норвегии – 0.746 млн км2.

Дания включила в свою арктическую область Гренландию и Фарерские острова. Распространение суверенитета Дании на Гренландию было закреплено решением Постоянной палаты международного правосудия в 1933 г. Площадь полярных владений Дании составляет 0.372 млн км2.

В отличие от Канады и России, Дания, Норвегия и США не принимали специальных актов по арктическим районам, прилегающим к их территории. Однако законодательство этих стран о континентальном шельфе, об экономических и рыболовных зонах распространяется и на арктические районы.

России принадлежит ведущая роль в освоении Арктики. Протяженность российского побережья Арктики составляет 22600 км, а общая протяженность Арктического побережья всех прилегающих государств 38700 км.

Первым документом, определяющим статус земель и островов, расположенных в российской арктической зоне, прилегающей к Арктическому побережью России, явилась нота МИД Российской империи от 20 сентября 1916 г.
В ней содержалось положение о включении в состав территории Российской империи всех земель, "расположенных к северу от азиатского побережья Российской Империи". Вопрос о собственно морских пространствах не затрагивался.

Исчерпывающе вопрос советской арктической зоны был урегулирован позднее в Постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г.
"Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных
в Северном Ледовитом океане". Постановление объявляло: "территорией Союза ССР являются все как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, не составляющие к моменту опубликования настоящего постановления признанной Правительством Союза ССР территории каких-либо иностранных государств, расположенные в Северном Ледовитом океане
к северу от побережья Союза ССР до Северного полюса в пределах между меридианом 32°4'35" в. д. от Гринвича, проходящим по восточной стороне Вайда-губы через триангуляционный знак на мысу Кекурском, и меридианом 168°49'30" з. д. от Гринвича, проходящим по середине пролива, разделяющего острова Ратманова и Крузенштерна группы, островов Диомида в Беринговом проливе".

Принадлежность России этих территорий официально не оспаривается ни одной из арктических стран. Общая площадь полярных владений СССР составила 5.842 млн км2.

Постановление делало исключение для тех земель и островов, принадлежность которых иностранным государствам была ранее признана Советским правительством. Имелись в виду архипелаг Шпицберген и о.Медвежий, принадлежность Норвегии которых закреплена Парижским договором от 9 февраля 1920 г. В 1935 г. СССР официально присоединился к Парижскому договору, установив, что западная граница полярных владений проходит по меридиану 32°04'35", огибая с востока Шпицбергенский квадрат [1].

В постановлении отсутствовали какие-либо упоминания о статусе морских пространств Арктики в указанных пределах. Следовательно, на эти пространства в полной мере распространяются соответствующие нормы международного права, включая Конвенцию ООН по морскому праву. Определение, таким образом, границы советских полярных владений не вносило никаких ограничений в свободу международного судоходства за пределами территориальных вод вдоль побережья СССР и вокруг островов.

Вопросы континентального шельфа в Арктике возникли для нас
в основном после окончания второй мировой войны. До середины 1960-х гг. для этой проблематики было характерно дипломатическое противодействие СССР активным попыткам США заявить права на исследования на Арктическом континентальном шельфе СССР за пределами советских территориальных вод.

Исторически сложилось, что арктическим сектором каждого из государств являлось пространство, основанием которого служит побережье этого государства, а боковой линией – меридианы от Северного полюса до восточной и западной границ этого государства. Целью секторального разделения Арктики стало вполне обоснованное стремление приарктических государств исключить из действий общих установлений международного права районы, географические и климатические особенности которых делают их особо значимыми для этих стран (рис.1.1).


Рис.1.1. Арктические сектора приполярных государств

Однако эта норма не нашла своего прямого текстуального подтверждения в Конвенции ООН по морскому праву, принятой 10 декабря 1982 г. Конвенция вступила в силу 16 ноября 1994 г. после ее ратификации
60 государствами. Российская Федерация лишь в 1997 г. стала
109-м ратифицировавшим ее государством. К этому моменту Конвенция была подписана 159 государствами и в 108 из них уже ратифицирована [2].

Таким образом, отсутствие в Конвенции прямого указания на секторальное деление Арктического океана интерпретируется заинтересованными в этом сторонами в том смысле, что проведенные по меридианам линии, обозначающие боковые пределы полярных секторов, не признаются государственными границами. Государственные границы проходят по внешнему пределу территориальных вод приполярных государств: для России, Канады и Дании этот предел определен в 12 миль, для США – в 3 мили. Отсчет проводится от линии наибольшего отлива, как на материке, так и на островах, принадлежащих государству, или от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты которых утверждаются правительствами. Соответственно, фиксируются границы 200-мильной исключительной экономической зоны, в рамках которой государство обладает абсолютными правами распоряжаться природными ресурсами.

В данном исчислении континентальный шельф России в Арктике составит лишь 4.1 млн км2. Россия теряет суверенные права на 1.7 млн км2 арктического сектора. Прогнозируемые запасы энергетических ресурсов на территории, которая "выпала" из текста законопроекта, оцениваются в 15-20 млрд т условного топлива. Однако нужно учитывать, что абсолютный пиетет перед нормами международного права отнюдь не разделяется нашими партнерами-конкурентами. Например, Норвегия начала во внутреннем законодательстве торпедировать положения Парижского договора 1920 г. по Шпицбергену практически сразу после его подписания и продолжает достаточно успешно заниматься этим и в настоящее время.

Соединенные Штаты Америки фактически навязали России договор Бейкера-Шеварнадзе вовсе не на основе Конвенции по морскому праву, а по линии, обозначенной в Договоре об уступке Аляски в 1867 г. В результате подмены современных норм о разграничении исключительной экономической зоны и шельфов нормами договора XIX в. (когда международное право и не знало института 200-мильных экономических зон и конвенционно-нормируемой протяженности шельфов) Россия потеряла, а США приобрели, по официальным данным конгресса США, морские пространства площадью около
13200 квадратных миль. Древность же правовой нормы и ее несоответствие Конвенции американцев совершенно не смущает.

Россия потенциально способна сохранить за собой арктический сектор, закрепленный Постановлении Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г.
"Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных
в Северном Ледовитом океане", так как абсолютно неопровержимых юридических оснований для его ликвидации с мировой карты не существует. Принцип секторального разделения Арктики потенциально может быть учтен как в тексте Закона "Об арктической зоне Российской Федерации", так и в иных нормативных правовых актах. Закрепление российского суверенитета над полярным сектором в границах 1926 г. потенциально может происходить не только в рамках национального законодательства, но и на международном уровне, тем более что международное право содержит ряд механизмов, которые позволят и в этом контексте доказывать право России на исторически сложившуюся ее арктическую зону.

Таким образом, в соответствии с Конвенцией внешняя граница континентального шельфа Российской Федерации в Тихом океане устанавливается на расстоянии 200 миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Российской Федерации, к югу и востоку от Курильских и Алеутских островов. В Беринговом море она совпадает с линией разграничения морских пространств между Российской Федерацией и США.

В настоящее время Россия считает, что если в пределах собственно Арктического шельфа при решении проблемы внешней границы континентального шельфа предпочтение отдается закреплению секторальных границ на западе (с Норвегией в Баренцевом море) и на востоке (с США
в Чукотском море), то в глубоководной части Арктического бассейна упор делается на соответствующую правовую интерпретацию тех положений Конвенции по морскому праву 1982 г., которые предусматривают учет разнообразных батиметрических и геологических критериев [2].

С одной стороны, Конвенция 1982 г. формально не отменяет секторального принципа определения статуса территорий в Арктике. С другой стороны, она предусматривает 200-мильный отсчет континентального шельфа от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод, лишь тогда, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние. Под подводной окраиной материка понимается находящееся под водой продолжение континентального массива прибрежного государства, состоящее из поверхности и недр шельфа. В данной ситуации Россия должна обосновать, что шельф Северного Ледовитого океана является продолжением Сибирской континентальной платформы, и применить нормы конвенции, предусматривающие в данном случае выведение внешней границы континентального шельфа за 200-мильную зону. В подобном случае Конвенция устанавливает 350-мильный ограничитель. В случае применения этой нормы России необходимо зарегистрировать в ООН и в Международном органе по морскому дну безусловную юрисдикцию России над своим арктическим сектором, права по его использованию и освоению.

В 2000-2008 гг. состоялся ряд рейсов научно-исследовательского судна "Академик Федоров" для сбора доказательной базы континентального происхождения шельфа в высокоширотной части Северного Ледовитого океана. На основании полученных данных в Комиссию ООН по границам континентального шельфа в установленном порядке был направлен полный пакет заявочных материалов, обосновывавших внешнюю границу континентального шельфа России в северной части Северного Ледовитого океана и распространение юрисдикции России на участок шельфа площадью порядка 1.2 млн км2. Суть заявки состояла в обосновании континентальной природы земной «коры подводных хребтов Ломоносова, Менделеева и Альфа и формирования», их мощного осадочного чехла рыхлыми отложениями, поступающими в воды Арктического бассейна за счет выноса реками Евразийского материка и разрушения морскими водами его береговой полосы.

По результатам гидрографических исследований России составлена батиметрическая карта Арктического бассейна (масштаб 1:5000000, сечение рельефа 200 м). Анализ батиметрических данных и картирования рельефа выполнен с использованием однозначных морфологических построений, позволяющих в деталях отобразить формы рельефа разного порядка. Детально закартированы все положительные и отрицательные формы рельефа, и показана их взаимосвязь в бассейне.

Предметом спора России с Норвегией является вопрос разграничения морских пространств в Баренцевом море и трактовка статуса архипелага Шпицбергена, от которой в существенной мере зависит прочность позиции сторон в споре о принадлежности морских акваторий. Принципиальность этого вопроса для Норвегии обусловлена зависимостью экономики этой страны от добычи нефти и газа на шельфе северных морей.

В связи с распространением Норвегией в 1963 г. суверенных прав на континентальный шельф, несмотря на подписанное ею с СССР Соглашение
о морской границе от 15 февраля 1957 г., норвежской стороной была поднята проблема разграничения континентального шельфа и экономических зон
в Баренцевом море – района общей площадью 180 тыс. км2. После заключения соглашений с Великобританией, Данией (1965 г.) и Швецией (1968 г.)
о разграничении шельфа в Северном море по принципу срединной линии Норвегия заявила о своем намерении начать переговоры о разграничении шельфа в Баренцевом море с Советским Союзом.

Российская сторона исходила из того, что разграничение не должно нарушить существующий баланс российских и норвежских интересов
в Баренцевом море. С учетом этого представители рыбохозяйственных ведомств двух стран начали проработку документа о режиме рыболовства
в спорном районе (после его разграничения), его впоследствии предполагалось включить в пакет договоренностей по разграничению.

После выгодных соглашений с Великобританией о разделе Северного моря в соответствии с принципом срединной линии, по которому Норвегии досталось в 1965 г. уникальное месторождение Экофиск, она стремилась распространить эти положения и на Баренцево море, считая о.Шпицберген своим и не учитывая отдельных статей Парижского договора (1920 г.). СССР и Норвегии договориться о разделе акваторий никак не удавалось, и в 1976 г. эти страны установили границы своих экономических зон в одностороннем порядке. Вот из-за этого-то и возникли спорные морские пространства площадью около 175 тыс. км2.

Только в апреле 2010 г. Россия и Норвегия достигли договоренности по вопросу разграничения морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Стороны считают, что появились пограничные линии для разработки месторождений нефти и газа, а также в сфере рыболовства, безопасности судоходства, решения экологических вопросов и т.п. Насколько они «взаимовыгодны», покажет ближайшее время. Эксперты считают, что на заключительном этапе переговоров Россия будет добиваться пересмотра норвежских притязаний на экономическую зону вокруг Шпицбергена.

Особое значение приобретают транспортные коридоры и их режим (национально регулируемый или свободный). Как правило, конкуренция в этих сферах сопряжена, а мотивы сторон при рассмотрении с точки зрения указанных направлений тесно переплетены. При этом противоречия определяются борьбой за правовой контроль над пространствами, финансовый и технологический контроль за видами деятельности. Военный контроль (как и экологическая политика) – дополнительный инструмент обеспечения экономических интересов.

Можно отметить, что к арктическим регионам проявляется интерес многими государствами, входящими в различные международные организации, ориентированные на деятельность именно в этом секторе. Основные их характеристики (состав участников, руководящие органы, направления деятельности и т.п.) приведены в приложении монографии. Наиболее представительным из них является Арктический совет, министерские сессии которого проводятся один раз в два года. Он включает восемь стран-участников, пять стран-наблюдателей и более десяти различных неправительственных организаций. Основным направлением деятельности является содействие устойчивому развитию Арктики.

Расстановка сил в мировой Арктике достаточно противоречива, при этом экономические интересы переплетены с политическими, но первые чаще превалируют. Так, даже у таких интегрированных партнеров, как США и Канада, возникали неоднократные разногласия в отношении арктических проливов, в том числе в связи с ориентацией на возможные климатические изменения. Серьезные споры существуют у той же Канады с Данией из-за небольшого островка Ханса, затерянного в арктических льдах между датской Гренландией и крупным канадским о.Эльсмер. Считается, что прилегающая акватория богата ценными морепродуктами, а шельф – запасами нефти, поэтому удовлетворяющее обе стороны решение не видится даже в проекте. Есть разногласия в отношении отдельных участков Арктики между Данией и Норвегией, хотя все перечисленные страны являются членами НАТО. Все эти моменты Российская Федерация должна не только учитывать, но и использовать в процессе позиционирования.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственная академия наук российская академия образования институт семьи и воспитания (1)

    Документ
    В настоящее издание включены актуальные сообщения правительственных информационных сайтов, материалы образовательных порталов, пресс-служб департаментов по молодежной политике и социальной защите населения по вопросам развития воспитания
  2. Уважаемые коллеги! (слайд 2) Сегодняшняя конференция посвящена памяти нашего друга и коллеги Александра Григорьевича Гранберга. Сферой экономических интересов академика Гранберга была региональная и пространственная экономика

    Документ
    Важным направлением нашей совместной деятельности является работа по Программе фундаментальных исследований Президиума РАН №27 «Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез» - «Северо – Запад»,
  3. Ученые записки скагс (3)

    Ученые записки
    В.И. Стрюковский, доктор философских наук, профессор: Старостин А.М. Философские инновации: Когнитивная и аксиологическая репрезентации. LAMBERT Academic Publishing (Германия), 2011.
  4. Г. П. Лузина Кольского научного центра ран отчет

    Публичный отчет
    - сведения о состоянии фундаментальных наук и прогноз развития области науки (по профилю Института экономических проблем им. Г.П.Лузина КНЦ РАН) в Российской Федерации
  5. Отчет о деятельности владикавказского научного центра (3)

    Публичный отчет
    продолжены археологические исследования Даргавского катакомбного могильника: обнаружена 1 катакомба, небольшая каменная конструкция, конские захоронения с обильным материалом (оружие, орудия труда, предметы одежды, украшения, амулеты,

Другие похожие документы..