Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Значение капиталов для организаций частной формы собственности трудно переоценить – многие предприятия постоянно сталкиваются с его нехваткой, но, вм...полностью>>
'Документ'
Силенки ты напряг довольно смело, Но вмиг на землю сверзился потом....полностью>>
'Программа дисциплины'
Изучение курса предполагает знание экономической географии, высшей математики (математического анализа, математической статистики), теоретической и э...полностью>>
'Документ'
050038, г. Алматы, пр.  аль-Фараби - 71, ГУК 3 Б, Высшая школа экономики и бизнеса, кафедра «Менеджмент и бизнес», тел. 8-727-377 7 (1248). А также ин...полностью>>

Политико-административные преобразования в контексте глобальных вызовов: отечественный и зарубежный опыт, проблемы и тенденции развития

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

На правах рукописи

ЕВСТИФЕЕВ РОМАН ВЛАДИМИРОВИЧ

ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ВЫЗОВОВ:

ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

Специальность 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

МОСКВА – 2011

      1. Диссертация выполнена на кафедре политологии и политического управления Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации».

        Научный консультант: доктор политических наук, профессор

      1. Морозова Елена Георгиевна

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Соловьев Александр Иванович

доктор исторических наук, профессор

Омельченко Николай Алексеевич

доктор политических наук, профессор

Буренко Владимир Иванович

      1. Ведущая организация: Санкт-Петербургский университет государственный

            1. Защита состоится 20 октября 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 504.001.12 в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ по адресу: 119606, г. Москва, пр-т Вернадского, д. 84, учебный корпус 2, аудитория № .

  1. С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки РАНХиГС (1 учебный корпус).

  2. Сведения о защите и текст автореферата размещены на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ (www.vak.ed.gov.ru).

  3. Автореферат разослан «13» июля 2011 года.

  4. Учёный секретарь

  5. диссертационного совета А. С. Фалина

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена активными и глубокими изменениями, происходящими сегодня в системе государственного управления. Растущая взаимозависимость государств, особенно ярко проявившаяся в ходе мирового экономического кризиса 2008-2010 гг., только усиливает жесткую конкуренцию между ними. В ре­зультате усилия, направленные на достижение большей эффективности государственного управления и прове­дение целенаправленных преобразо­ва­ний в этой сфере, становятся неотъ­емлемой частью политики современ­ных государств. При этом важнейшим элементом проводимых преобразо­ваний становится организация взаимодействия госу­дарства и общества, вовлечение граждан в процессы управления. На рубеже XX – XXI вв. именно эти ориентиры обозначили приоритетность административного реформирования и в России.

Необходимость пре­образований в системе государственного управле­ния провозглашалась в нашей стране, начиная с середины 90-х гг. Однако ни один из принимавшихся Правительством РФ планов административной реформы не был до конца реализован. В последнее десятилетие задачи на­ведения порядка в органах исполнительной власти, модер­низации принци­пов и технологий администрирования вышли на одно из первых мест в по­литических программах российского руководства. Содержание проводимой ныне административной реформы предусмат­ри­вает преобразование сис­темы исполнительной власти, внедрение эффек­тив­ной и четкой технологии разработки, принятия и исполнения решений, тщательный анализ госу­дар­ственных функций и сохранение только самых необ­ходимых из них. Резуль­татом должно стать государство, адекват­ное целям и задачам, которые стоят перед Россией, российским социумом в целом.

Несмотря на значительный объем подготовленных нормативно-пра­вовых документов и проделанной работы1, итоги реформы достаточно скромны. Результаты массовых и элитных опросов, проведенных Левада-центром в 2007-2011 гг., показывают, что 49% граждан и 46% представите­лей элиты разделяют мнение о том, что реформа «по-настоя­щему в России еще и не проводилась»1. Согласно опросу, проведенному в марте 2010 г., более 30% респондентов считают, что ни власть, ни граж­дане друг друга не контролируют. При этом 24% респондентов полагают, что граждане и власть обманывают друг друга. 47% ответивших уверены, что «чиновники интересуются только мнением вышестоящего начальства и иг­норируют мнения и нужды рядовых граждан»2. Ухудшение экономиче­ской ситуации в связи с мировым экономическим кризисом усилило кри­тический настрой граждан: за последние два года доля рес­пондентов, счи­тающих, что правительство хорошо справляется с задачами по борьбе с финансовым кризисом, существенно снизилась3.

Критические оценки были актуализированы Президентом РФ Д.А. Медведевым4, неоднократно говорившим о традиционном недове­рии адми­нистративного аппарата к свободному человеку, об абсолютно неэф­фективной бюрократической системе, которая создает коррупцию, тормо­зит развитие инновационной экономики и демократии5. Формируе­мая сего­дня повестка дня административного реформирования в России исхо­дит именно из этих жестких оценок.

Отмеченная выше общемировая тенденция повышения роли и зна­чения государства, предъявления повышенных требований к качеству его функционирования, эффективности государственного управления, под­держания общих для всех стран ценностей в государственно-управленче­ской сфере обозначает ситуацию, когда развитие каждой страны все больше зависит от процессов, происходя­щих за ее пределами. Многие из стран, проводивших в последние 25-30 лет реформы государственного управления, наработали богатый политико-управленческий опыт и этим внесли серьезный вклад в определение общих трендов развития политико-государственных систем. Внимание к такого рода опыту не означает при­знания ведущей роли экзогенных факто­ров в государственном управлении, но требует взвешенного и сба­лансиро­ванного подхода к определению де­терминант и возможностей дальней­шего развития указанной сферы в ус­ловиях быстро меняющихся процес­сов глобального характера. Эта мысль хорошо выражена известным специалистом У. Барчем, отмечающим сход­ство задач, стоящих сегодня в области управления перед Россией и перед другими странами, и в то же время предупреждающим, что « ответы на вызовы вре­мени не могут быть одинаковыми»1.

Противоречивость и неоднозначность результатов административ­ного реформирования в условиях продол­жающейся комплексной транс­формации социально-экономической и политической жизни России, уве­личивающаяся зависимость развития страны от глобальных тенденций, необходимость давать собственные от­веты на вызовы времени рождают запрос на выработку новых подходов к решению данных задач, учиты­вающих не только внутренние, эндогенные факторы, но и включающих в один из классов значимых факторов про­цессы и явления глобального ха­рактера в быстро меняющемся мире.

Именно поэтому, исследование деятельности государственной вла­сти в сфере политико-административных преобразований, испытывающих влияние глобальных процессов, представляется весьма своевремен­ным, необходимым и перспективным, особенно в ситуации продолжающегося поиска наиболее эффективных принципов построения политической сис­темы, изменения политико-административной состав­ляющей этой сис­темы, трансформации ценностей и принципов государст­венного управле­ния. Практика российских политико-административных преобразований нуждается в серьезном осмыс­лении, рефлексии, без которой крайне трудно будет воспользоваться богатыми возможностями этого инструмента государ­ственного управления.

Перечисленные обстоятельства обусловливают политическую и практическую актуальность выбранной темы исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Развитие государ­ст­венного управления, его взаимодействия с обществом, находящее свое концентрированное выражение в разнообразных политико-ад­министра­тивных преобразованиях, традиционно привлекает внимание со­циально-гуманитарных наук - политической науки, в частности.

Сделаем несколько предварительных замечаний. Во-первых, сущность и особенности государственного управления, взаимодей­ствие государства и общества попали в фокус интересов исследователей за­долго до институционализации политической науки. В связи с этим сложилась традиция рассмотрения указанных проблем с точки зрения различных па­радигм научно-гуманитарного знания и с раз­личных методологических по­зиций. Во-вторых, конкретизация политоло­гического взгляда на процессы государственного управления происходила, начиная с конца XIX в., и в на­стоящее время можно выделить несколько хорошо разработанных на­прав­лений политической мысли, как за рубежом, так и в России. Речь идет, в частности, о той подотрасли политической науки, которая разра­батывает концепт «политико-ад­министративное управление». В-третьих, большой объем научных исследований, посвященных влиянию глобальных процес­сов на политическое развитие конкретных обществ, который сформиро­вался в последние 10-15 лет, сего­дня активно пополняется, становясь ос­нованием еще одного нового направления современной политической науки.

Говоря о классической традиции научного рассмотрения взаимо­от­ношений государства и общества, нельзя не упомянуть о двух принципи­ально различающихся подходах по этому во­просу. Их родо­начальниками принято считать Платона и Аристо­теля1. Данная проблематика позднее раз­рабатывалась Н.Макиавелли, Т.Гоббсом, Д.Локком, Ш.-Л. Монтескье, Ж.- Ж. Руссо, А. де Токвилем, К. Марксом, Ф. Энгельсом, Д. С. Миллем, Г. Спенсером, Ф. Хайеком2.

В трудах отечественных ученых XIX-XX вв. Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Н.Я. Данилевского, И.А. Ильина, Н.М. Карамзина Н.О. Лос­ского, В.С. Соловьева, И.Л. Солоневича, Л.А. Тихомирова, Г.П. Федотова, С.Л. Франка1 рассматриваются особенности становления и функционирова­ния российского государства. В работах этих мыслителей сформировались пред­ставления о том, что государство является определяю­щим фактором общественного развития и, что история на­рода накрепко связана с созда­нием государства, которое яв­ляется во­площением исторической воли на­рода.

Проблематика, связанная с деятельностью государственной вла­сти в политическом пространстве, также достаточно давно присутствует в мэйнстриме по­литической науки. Эта проблематика изначально включала теоретические и практические вопросы функционирования государствен­ной власти, органов государственного управления. Современный этап раз­вития этого направления представлен, прежде всего, трудами таких авто­ров, как П. Козловски, Д. Коэн, М. Ван Кревельд, А. Лейпхарт, Х. Линц, Н. Мэннинг, А. Пшеворский, А. Степан, С. Хантингтон, Ф. Шмиттер2.

  1. Фундаментальный вклад в разработку моделей государственного управления, типологии административных реформ, вариантов взаимодей­ствия политической власти, административного аппарата и гражданского общества был внесен такими учеными, как М. Вебер, М. Крозье, К. Сик­стон, Ш. Айзенштадт, Ф. Риггс и др.1

Серьезный научный вклад в разработку проблемы соотношения госу­дарственного управления и политики, концептуализацию понятия «поли­тико-ад­министративное» внесли и отечественные исследователи - Л.В. Сморгунов, В.С. Комаровский, О.Ф. Шабров и др.2 Однако в российской политической науке эта тема еще не получила должного раскрытия. Можно согла­ситься с мнением Л.В. Сморгунова, отметившего, что «при той роли, кото­рую играет государство и государственное управление в России, вызывает удивление ограниченное развитие теории государствен­ного управления и политики в отечественной науке»3.

  1. Особо следует отметить работы исследователей, обращающих внима­ние на содержание политико-административных преобразований в эпоху модерна. В трудах таких авторов, как Д. Белл, Т. Парсонс, Э. Тоф­флер, Ю. Хабермас, Н. Луман, И. Валлерстайн, иссле­дуются политические характеристики модерна и предлагаются возможные интерпретации со­временности - от жесткой привязки модерна к образцам, задаваемым за­падными обществами (Т. Парсонс, Э. Тоффлер), до признания возможно­сти существования множественных современностей, modernities (Ю. Ха­бермас)4. Активный интерес западной политологии к вопросам реформиро­вания государственной сферы, компаративистским исследова­ниям реформ государственного управления в различных странах выражен в работах Э. Пейджа, Ф. Хиди, Ж. Эбербаха и др5.

Среди публикаций современных российских авторов следует отме­тить работы, в которых выявляются основные тенденции и за­кономерно­сти постсоветского политического процесса. В их числе можно выделить работы В.И. Буренко, В.Я. Гельмана, Н.И. Глазуновой, А.А. Зиновьева, В.И. Коваленко, Е.Н. Мощелкова, Н.А. Омельченко А.С.Панарина, С.А. Панкратова, Пляйса Я.А., А.В, Понедел­кова, А.И. Соловьева, А.Д, Шу­това1. Наиболее близки к теме диссерта­ции работы отечественных политоло­гов, посвященные становлению новой российской государствен­ности. В трудах А.С. Ахиезера, М.В. Ильина, Б.Г. Капустина, Ю.С. Пивоварова, А.П. Плешакова, С.М. Рогова, Л. Шевцовой2 представлен довольно широкий континуум позиций: от обоснования необходимости и неизбежности усилий верховной вла­сти по укреплению государства до резкого неприятия современных российских реалий.

Следует отметить, что для России рассмотрение таких проблем, как трансформация политических режимов, соотношение регио­нальных поли­тических режимов с общефедеральным составляет предмет актуального научного и практиче­ского интереса и разрешает известную проблему цен­трализации и децен­трализации власти, управляемости обществом и его самоуправляемости 1.

В последние годы усилия отечественных ученых концентрировались на поиске путей оптимизации реформ российского общества, их социаль­ной эффективности и социально-политических последствий. Анализ дан­ных проблем дан в трудах М.Г. Анохина, Г.И. Вайнштейна, А.А. Галкина, В.Н. Иванова, Ю.А. Красина, В.Г. Ледяева, А.Ю. Мельвиля и др.2

Обсуждение феномена глобализации в среде профессионалов-поли­то­логов началось не так давно, в конце 70-х гг. Сначала в глобализации видели процесс формирования нового уровня международного сотрудни­чества – прежде всего, в таких вопросах, как война и мир, разоружение, экология. Посте­пенно видение глобализации изменилось, и сегодня в цен­тре внимания исследователей находится судьба национального государ­ства, его развитие в условиях глобализационных вызовов. Большой вклад в изучение проблем глобализации внесли такие ученые, как Р. Вайцзеккер, А. Кинг, Э. Ласло, Д. Меддоуз, М. Ме­сарович, Э. Пестель, А. Печчей, Я. Тинберг, Дж. Форрестер, Б. Шнайдер, Э. Янг и другие, которые привлекли внимание мировой общественности к глобальным проблемам. Мощный интеллектуальный тренд был задан работами Дж.Форрестера и Д.Медоуза, в которых утверждалось, что даль­нейшее развитие человечества на физи­чески ограниченной планете Земля может привести к социальной катаст­рофе уже в 20-х гг. текущего столетия.

В СССР данные проблемы получили научное осмысление к началу 1990-х гг. Феномен глобализации в различных его аспектах – социальном, экономическом, по­литологическом, демографическом, экологическом, со­циально-культур­ном, геополитическом - анализируется в трудах В.В. Афанасьева, З. Баумана, М.Г. Делягина, В.И. Добренькова, А.И. Смир­нова, В.Л. Лобера, А.Н. Чумакова и др.1.

Несомненный интерес для данного исследования представляет ра­бота А.С. Панарина «Искушение глобализмом»2, в которой автор опреде­ляет статус различных государств, народов, групп в системе однополяр­ного мира и указывает, что к разруши­тельным последствиям для человече­ства могут привести геополитические, культурные, экономические про­екты теоретиков западной глобализации.

В ряду зарубежных исследований необходимо выделить работы фи­нансиста Дж. Сороса, политолога З. Бжезинского, бывшего советника по на­циональной безопасности президента США3, в которых анализируется политическая ситуация в мире, рас­сматривается поведение стран в усло­виях глобализации и предлагается видение трансформации глобальных вы­зовов в XXI веке. В целом, можно отметить, что при рассмотрении процес­сов глобализации, как в отечественной, так и зарубежной литературе, про­дол­жает доминировать экономический подход, обращающий основное внима­ние на влияние глобализации на мировые экономические процессы. Вместе с тем, специальное рассмотрение политических аспектов функцио­нирова­ния государственной власти в кон­тексте процессов глобализации только начинает привлекать внимание и российских, и зарубежных уче­ных.

Изучение корпуса трудов, посвященных тем или иным аспектам на­стоящего диссертационного исследования, дает автору основание для сле­дующих выводов.

Во-первых, рассматриваемый комплекс проблем имеет сложную, многомерную структуру, что требует междисциплинарного подхода к их изучению.

Во-вторых, несмотря на устойчивый исследовательский интерес, мно­гие, в том числе важнейшие, аспекты взаимодействия практики политико-ад­министративных преобразований и глобальных процессов остаются спор­ными. Прежде всего, это вопросы о сущности современного государствен­ного управления; о направленности и перспективах поли­тико-администра­тивных преобразований в России и в мире; о современных проявлениях гло­бализации; о степени воздействия глобализа­ционных процессов на внутри­политическую сферу государств; об условиях и перспективах интеграции России в глобальное сообщество.

В-третьих, несмотря на общее признание зависимости экономиче­ских процессов внутри России от общемировых тенденций, что ярко про­явилось в период мирового экономического кризиса 2008-2010 гг., удач­ных попыток создания объяснительных и интерпретационных моделей влияния глобали­зации на внутриполитические процессы в России пока явно недостаточно.

Вместе с тем обширнейший массив исследователь­ской литературы по проблемам государственного управления, политико-административ­ных преобразований, глобализации сам по себе является основанием для обобщения и переосмысления оценок и выводов предшественников как по наиболее общим вопросам, так и в отношении раз­вития российской по­литико-административной сферы в условиях глобали­зационных вызовов. Это и определило выбор темы, цели и задачи пред­ставленного диссертаци­онного исследования.

В качестве основной рабочей гипотезы выступает предположение, что в условиях стремительно меняющегося глобального миропорядка и под воздействием продуцируемых им вызовов радикально преобразуются природа и миссия государства, цели и задачи государственного управления. Глобальный мир предоставляет человеку немыслимые ранее возможности, но также способствует возникновению угроз, разрушающих человеческую цивилизацию. И возможности, и угрозы в равной степени являются вызовами, адресованными государству, неминуемое «исчезновение» которого еще совсем недавно постулировалось представителями различных направлений социальной науки. В зримой исторической перспективе, по предположению автора, не существует реальной альтернативы государству как системе, создающей наиболее благоприятные условия для выживания и развития всех составляющих государство групп и индивидов.

В то же время достойный ответ на вызовы глобализации может дать не просто государство, а государство, способное адаптироваться к изменившимся условиям, т.е. обеспечить новое качество управления, включающее как высокую экономическую эффективность, конкурентоспособность, так и особенно востребованное в современном мире стремление государства к организации и поддержанию равноправного общественно-политического диалога, взаимодействия с обществом и гражданами.

Указанный вектор эволюции наиболее полно проявляется в политико-административных преобразованиях, посредством которых в явной форме реализуется процесс адаптации государства к требованиям глобального мира, обретения им способности к выживанию и развитию при изменении требований среды.

Вызовы глобализации носят универсальный характер. Ответы на вызовы разнятся в той мере, в какой различаются исторические, геополитические, социокультурные характеристики государств. В этой связи можно предположить наличие весомой национальной составляющей в зарубежном опыте политико-административных преобразований, равно как необходимость выявления и использования российской специфики на фоне глобальных тенденций. Игнорирование национально-уникального чревато серьезными ошибками в проведении политико-административных преобразований. Успех вхождения России в мировое сообщество зависит, таким образом, от сбалансированного учета как эндогенных, так и экзогенных фак­торов, влияющих на темпы, содержание и перспективы политико-административных преобразова­ний.

Объектом исследования являются политико-административные преобразования как объективно обусловленный процесс адаптации инсти­тутов и процессов государственного управления к потребностям глобализирующегося мира.

Предметом исследования выступают концепции и мировая практика проведения по­литико-административных преобразований в контексте вызовов глобализации, а также проблемы и тенденции по­литико-административных преобразований в современной России.

Цель исследования заключается в выявлении связи между глобализационными процессами и политико-административными преобразованиями, проводимыми в современном мире, определении характера и специфики воздействия новой генерации глобальных вызовов на политико-административные преобразования в России, сложностей и перспектив их развития.

Достижение поставленной цели предполагает решение следую­щих взаимосвязанных исследовательских задач:

1) выявление сущности политико-административного как понятия, позволяющего осмыслить природу и особенности современного государства и государственного управления;

2) раскрытие содержания концепта политико-административных преобразований и определение его места в исследовательском арсенале современной политической науки;

3) определение основных характеристик модернистской и постмодернистской моделей политико-административных преобразований;

4) осмысление зарубежного опыта оценки эффективности политико-административных преобразований, возможностей применения этого опыта в условиях России;

5) выявление природы глобализационных вызовов и характера их влия­ния на политико-административные преобразования в современных государствах;

6) раскрытие основных характеристик новой генерации глобальных вызовов и оценка их воздействия на процессы политико-административных преобразований в России;

7) определение условий и этапов формирования в РФ политико-административных институтов переходного периода;

8) рассмотрение хода и результатов институализации политико-ад­министративных преобразований в России на современном этапе;

9) определение политико-административных аспектов регионального развития России сквозь призму сетевого подхода;

10) выявление особенностей реализации новых информационных технологий в государственном управлении и перспектив их использования для эффек­тивизации взаимодействия государства и общества в России.

Теоретической базой исследования являются вы­воды, сформули­рованные в трудах специалистов в области теории развития и модерниза­ции (Ш. Эйзенштадта, Д. Растоу), по­литической транзитологии (С. Хан­тингтона, А.Ю. Мельвиля), глобали­стики и международных отношений (У. Бека, Дж. Ная, З. Баумана), мир-системного анализа и развития современ­ных государств (И. Валлерстайна, Ч. Тилли, Дж. Арриги), системного под­хода к государственному управле­нию (О.Ф. Шабров, В.С. Комаровский, Е.Г. Морозова). Таким образом, можно сказать, что в исследовании приме­нен междисциплинарный подход, позволяющий повысить уровень концеп­туализации знаний по теме исследования.

Методологической основой исследования стали общие принципы системного анализа социальных, политических, экономических и геоциви­лизационных процессов, принципы формационного и цивилизационного подходов к развитию человеческого общества. Особое место в исследова­нии отводится автором институциональной парадигме.

Методологическая основа диссертационного исследования сформи­рована на фундаментальных научных подходах М.Вебера, идеях и мето­дах, применяемых в работах И. Валлерстайна. В работе использова­лись положения сетевого подхода, разработанные в трудах М. Кастельса, Л.В. Сморгунова и других современных авторов.

Используемые методы исследования. Диссертационное исследова­ние проводилось на основе принципов и методов научного анализа, выра­ботанных в области современного философского, исторического, полито­логического и социологического знания. При этом автор исходил из при­знания противоречивости, многомерности и альтернативности обществен­ного развития, диалектического единства глобального и локального.

Общенаучные методы (восхождения от абстрактного к конкретному, единства исторического и логического, системный) использовались пре­имущественно при теоретическом обосновании проблемы, а также при формировании теоретико-методологической базы диссертации. Специ­аль­ные методы, анализ первичных и вторичных документальных источни­ков были применены при описании конкретных процессов современного этапа политического развития России. Применение сравнительно-полито­логиче­ского анализа обусловливалось необходимостью выявления общего и осо­бенного в проведении политико-административных ре­форм в различных странах мира.

Из методов прикладной политологии в диссертационной работе были использованы политологический анализ юридических документов, программных положений политических партий, экспертные опросы мето­дом интервьюирования граждан, государственных гражданских и муници­пальных служащих, статистические инструменты оценки эффективности государственного управления. Кроме того, немалое значение имеет метод неформализованного включённого наблюдения, применявшийся в течение более чем 10-лет­ней работы диссертанта на должностях гражданской госу­дарствен­ной службы в администрации субъекта Российской Федерации, работы на выборной должности в качестве депутата регионального парла­мента, включая участие автора в разработке и экспертизе стратегических до­кументов, определяющих государственную политику в субъекте РФ.

Эмпирическую базу диссертации составили документы и мате­риалы проводимых в России административных реформ и преобразований в сфере государственного управления, начиная с 1991 г. Автор также об­ращался к Посланиям Президента Российской Федерации Федеральному Собранию РФ (2001–2010 гг.), законодательным актам Российской Феде­рации. Использовались мате­риалы, содержащиеся в сообщениях, бюлле­тенях и других официальных публикациях органов государственной вла­сти и управления, печатные и электрон­ные публикации российских и зару­бежных СМИ, издания общественно-политического характера и специали­зи­рованная периодика, официальные статистические материалы Рос­сии, Евросоюза, США, материалы социологических исследований Фонда «Об­щественное мнение» (ФОМ), «Левада-Центра», «РОМИР монито­ринга», ВЦИОМа (2000-2011 гг.), обзоры и исследовательские материалы Всемир­ного Банка, международных «фабрик мысли» Rand Corporation, Hoover In­stitute. При написании диссерта­ции интерпретированы материалы, полу­ченные в результате исследований, проведенных при участии автора в рамках Международного проекта «Рос­сийские ворота в глобальный мир» (2006-2007 гг., руководитель - профессор В.М. Сергеев), а также автор­ского ис­следования электоральных предпочтений избирателей, выполнен­ного по заказу Владимирской областной избирательной комиссии «Мело­дии элек­торальных пространств». Автором использованы материалы и на­блюдения, собранные и зафиксированные в ходе работы на государствен­ной службе, в качестве депутата регионального парламента, эксперта и аналитика ряда федеральных избирательных компаний, в качестве кон­сультанта в госу­дарственных и муниципальных органах управления.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Динамика общемирового развития обусловливает возрас­тающее значение политико-административного компонента в жизнедеятельности государств. Понятие политико-административного фокусирует внимание политиков и управленцев, прежде всего, на взаимодействии госу­дарства и общества как важнейшем условии эффективности государственного управления, на необходимости интеракций не только внутри самой системы государственного управления, но и между системой и окружающей ее средой. В то же время понятие политико-административного содержит в себе признание того факта, что реальной альтернативы государству, обеспечивающему наиболее благоприятные условия для развития создавшего его социума, пока не существует.

2. Политико-административная сущность государственного управления явственно реализуется в соответствующих преобразованиях, кото­рые становятся одной из базовых функций государства. Эта функция направлена на достижение таких сопряженных целей, как развитие демократических начал и повышение эффективности управления, укрепление конкуренто­способ­ности государств. В связи с этим концепт политико-административных преобразований начинает играть заметную роль в теоретико-методологическом оснащении политической науки, позволяя сформировать особое видение соотношения политики и управления и, следовательно, придать импульс развитию соответствующей исследовательской перспективы.

3. Осмыслению изучаемого феномена способствует и научная ретроспекция, показывающая, что движение к современным идеям и практикам государственно-общественного взаимодействия носило нелинейный характер. Это подтверждается сравнением модернистской и постмодерни­стской моделей политико-административных преобразований. При всех завоеваниях эпохи модерна, ею не были решены такие проблемы демократии участия, как децентрализация управления, нахождение баланса между профессионализацией управленческой деятельности и привлечением к принятию решений социальных партнеров, учет мнений меньшинства и др. Это обусловли­вает приоритетное развитие партнерства и диалога в рамках постмодерни­стской модели политико-административных преобра­зо­ваний.

4. Отличия между моделями модерна и постмодерна проявляются и в оценках эффективности преобразований. Доминирующий ранее универсализм представлений об эффективности, базирующейся только на количест­венных показателях экономической состоятельности, сегодня уступает место показателям «второго поколения», в которых присутствует политически нюансированное понима­ние эффективности – например, для стран с переходной экономикой. Россия показывает, с одной стороны, боль­шую степень совпадения целей, задач, методов преобразований с рядом развитых экономик мира. С другой стороны, наша специфика значительна и требует большего понимания сте­пени готовности страны к изменениям.

5. Основными проявлениями глобализации как феномена постмодерна, влияющего на функционирование национальных государств, являются растущая про­ницаемость государственных границ, обострение проблем нелегальной миграции, наркотрафика, глобальных террористических сообществ и т.п. Серьезным вызовом стали также финансово-экономические и экологические кризисы, распространение особо опасных инфекций. При этом политическая составляющая и вызовов, и ответов на них состоит в том, что государство, лишаясь то одной, то другой части суверенитета (которые передаются как наднациональным, так и субнациональным властным структурам), стремится защитить себя политикой изоляционизма, усилением традиционалистских, почвеннических тенденций. Фрагментация национального суверенитета названа в литературе «исчезновением», «размыванием» государства.

6. К началу XXI в. сформировалась совокупность явлений, объединяемых в кластер «новая генерация глобальных вызовов». К ним относятся образование новых мировых центров силы, успешно конкурирующих с традиционными политико-экономическими моделями (Китай), проявление «незападного лика» глобализации (альтерглобализм), зарождение «бесполярного беспорядка» со вступлением в глобальную игру новых акторов. Тогда же начал определяться и новый ответ государства, который можно кратко охарактеризовать как его «возвращение». Адаптация России к новой генерации глобальных вызовов требует безусловного «возвращения» государства, однако не в классическом, а в преобразованном виде. Преобразования должны, в первую очередь, затронуть пространственную организацию политической вла­сти и политико-административного управления, а также изменить принципы и механизмы взаимодействия госу­дарства и общества. Последнее означает значительное расширение числа граждан (представителей экспертного, журналистского, предпринимательского и др. сообществ, групп заинтересованных граждан), вовлекаемых в про­цессы государственного управления.

7. Политико-административные преобразо­вания в РФ, стартовавшие в последнее десятилетие прошлого века, были обусловлены не только глобальными вызовами, но и содержанием политического и экономического процессов внутри страны. Формаль­но-конституционной сутью прошедшего 20-летия было формирование и развитие демократи­ческой по­литической сис­темы и рыночной экономики. В реальности же в стране строили госкапитализм и административное государство, ориентированное на обслуживание крупного бизнеса и высшей политико-управленческой элиты. Институционализация партий, конкурентных выборов, дееспособного парламентаризма приняла во многом деформированный и выхолощенный характер. В этих условиях преобразова­ния затронули преимущественно административную сферу и свелись к созданию государственно-управленческих институтов, решающих задачи переходного периода и гарантирующих невозможность возвращения к прежней системе власти и собственности.

8. Тенденция к стабилизации сложившегося институционального порядка, недопущению в политику новых групповых и индивидуальных акторов, минимизации реальных политических изменений сохранилась и в последующий период. Несколько попыток развертывания ад­министративной ре­формы в конце 90-х – начале 2000-х гг. не имели успеха. Стержнем преобра­зований было проведение институциональ­ных изменений внутри самой системы исполнительной власти. Целые направления реформирования оста­вались слабо затронутыми в силу того, что они требовали политических решений. Сегодня Россия испытывает сильнейшую конкуренцию со стороны ведущих экономик мира. Решается вопрос о сохранении ее в группе мировых лидеров. Проведение необходимых для этого системных преобразований требует соблюдения баланса между политической и административной составляющими – в частности, отказа от направленного только «сверху вниз» управленческого подхода. Эффективным государственное управление становится только при условии налаживания межсекторального, межведомственного, межуровнего, многоакторного взаимодействия в государстве и обществе.

9. Высокая степень неопределенности, с которой столк­нулись российские регионы на рубеже веков, диктует необходи­мость выработки единых и понятных для всех правил игры, обеспечивае­мых государством и реализуемых в ходе политико-админист­ративных преобразований. Приемлемым вариантом преобразований, отражающим процессы адаптации страны как к эндогенным, так и к экзогенным фак­торам, является модель «ворот в глобаль­ный мир» и располагающейся вокруг «ворот» периферии (О. Андерсон, Д. Андерсон, В.М. Сергеев). На основе данной модели диссертантом разработаны сценарии сетевого взаимодействия центра и регионов России: консервативный, негативный, умеренно позитивный и промежуточный. Последний представляется наиболее вероятным и конструктивным, поскольку в его рамках поддержка наиболее про­блемных регионов сочетается с ускоренным развитием «ворот».

10. Одной из главных тенденций в развитии взаимодействия государства и общества является использование интернет-технологий. При этом возникает и контр-тенденция: бюрократия использует интернет, пытаясь при этом не допустить настоящей открытости власти и реального участия граждан в управлении. Для этого выбираются специфические интернет-стратегии – например, «мерцающее информирование пространства», предполагающее минимум взаимодейст­вия субъектов. Используются три основных «механизма торможения»: установление барьеров на пути движения информации; стирание истории взаимо­действий; применение недиалогических приемов коммуникации. Так бюрократия выхолащивает суть новшества и сохраняет присущие ей закрытость, неэффективность, склонность к кор­рупции. Диссертант отмечает, что данная проблема не может быть решена только технологически. Она требует серьезной поли­тической работы, направ­ленной на осво­бождение инициативы граждан, равно как и на приобретение государ­ственными служащими способностей и мотиваций к взаимодействию.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна. В результате проведенного научного исследования были получены следующие выводы, содержащие в себе новизну представ­ленного диссертационного исследования:

1. На базе данного в работе концептуального обоснова­ния понятия политико-административного выделено и опреде­лено производное от него поня­тие политико-административных преобразований, понимаемых как реальные результаты изменений в системе государственного управления, на­правленных на достижение принципиально нового качества работы как внутри самого административного аппарата, так и в сфере его взаимодейст­вия с обществом.

2. В работе описаны и проанализированы модернистская и постмо­дернистская модели политико-административных преобразований, выделены их сущностные характеристики, сделан вывод о нелинейной ди­намике развертывания политико-административных преобразований в ходе перехода от эпохи модерна к эпохе постмодерна - от освоения и внедрения политической демокра­тии и представительства к построению постдемократии, препятствующей дальнейшему развитию политической конкуренции, сужающей политическое пространство и насыщающей политический процесс элитарно-авторитарными компонентами.

3. На основании проведенного анализа международных показателей эффективности модернистской и постмодернистской моделей политико-ад­министративных преобразований сделан вы­вод о том, что наиболее актуальной мировой тенденцией является ослабление значимости чисто экономических и административных критериев эффективности и повышение важности социально - политических критериев при оценке результатов деятельности государственной власти. Сделаны выводы о степени применимости различных систем показателей эффективности в российских условиях.

4. На базе разработанной автором методики выявления взаимо­связи политико-административных преобразований и глобальных процес­сов (основанной, в свою очередь, на модернизированном методологическом подходе А. Тойнби «вызов-и-ответ») выделено и определено понятие глобальных вызовов, установлено их влияние на политическое развитие государств; проанализи­рованы основные модели глобализации, провоцирующие различные по интен­сивности и глубине взаимодействия между государствами, экономиками, культурами и оказывающие различное воздействие на современные политико-административные преобразования.

5. Выделена сформировавшаяся в начале XXI в. и оказывающая специфическое влияние на политико-администра­тив­ные преобразования группа факторов, обозначаемых автором как «новая генерация глобальных вызовов»; предложены конкретные направле­ния политико-административных преобра­зований в России, обеспечиваю­щих «возвращение» государства – прежде всего, изменение его пространственной организации, а также принципов и механизмов взаимодействия с обществом.

6. Разработана авторская периодизация политико-администра­тивных преобразований в России, учитывающая динамику интересов российской элиты и институциональный аспект данного процесса. На начальном этапе, носившем переходный характер, преобразова­ния затронули преимущественно административную сферу и свелись к созданию государственно-управленческих институтов, решающих задачи создания рыночной экономики, новой политической и государственно-управленческой системы. На современном этапе интересы страны требуют не только повышения эффективности экономики, но и сбалансированного функционирования всей политико-административной сферы. В диссертации сформулированы обязательные политиче­ские условия для достижения позитивных результатов преобразований.

7. Разработаны пер­спективные на­правления преобразований, основанных на сетевом подходе к политической практике российских регионов и связан­ных с пространственным распределением политиче­ской власти в госу­дарстве по модели «глобальных ворот». Установлены важные условия эффективности взаимодействия го­сударственной власти и населения на ос­нове внедрения информационных технологий: проведение поли­тической работы по высво­бождению инициативы граждан и приобретение государ­ственными служащими способностей и мотиваций к взаимодействию.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в приращении эвристических возможностей политологического изучения содержания, особенностей, сложностей и перспектив политико-административных преобразований в России и мире сквозь призму воздействия на них глобализационных вызовов новой генерации, сформировавшихся на рубеже веков и носящих отпечаток эпохи постмодерна. Решение задач, поставленных в рамках диссертационной работы, способствует более глубокому пониманию сущности современного государства, обоснованию новой государственной функции, состоящей в осуществлении политико-административных преобразований с целью обеспечения синергетического взаимодействия эффективности и демократичности государственного управления. Концепт политико-административных преобразований может обогатить понятийно-категориальный аппарат политической науки и способствовать активному развитию соответствующей исследовательской перспективы.

Практическая значимость результатов исследования заключа­ется в том, что его конкретные положения и выводы могут быть использованы в аналитической работе для определения целей и приоритетов разви­тия России, ее политико-административной системы в условиях действия глобальных вызовов нового поколения. Предложенные рекомендации могут быть полезны при разработке страте­гий и программ развития Российской Федерации, регионов России, уточнении направлений и мето­дов политической модернизации, развития экономики и социальной сферы страны.

Материалы диссертации могут быть востребованы в высших учеб­ных заведениях при подготовке специалистов, бакалавров и магистров по го­сударственному и муниципальному управлению, политологии, менедж­менту, а также при и переподготовке государственных и муни­ципальных служащих.

Апробация работы. Результаты, полученные в ходе проведенного исследования, получили апробацию в политической практике, в том числе, при разработке:

- проекта стратегии развития Вла­димирской области, предпринятой творческим коллективом Владимир­ского филиала Российской академии государственной службы при Прези­денте РФ по заказу администрации Владимирской области;

- информационно-аналитических ма­териалов к заседаниям Политического консультативного Совета при Гу­бернаторе Владимирской области, Общественной Палаты Владимирской области, областной Избирательной комиссии;

- Закона Владимирской области «Об Общественной палате Владимирской области», а также в ходе разработки основных принципов работы и направлений деятельности Общественной палаты Владимирской области;

- стратегий развития муниципальных об­разований Владимирской области в ходе реализации проекта «Стратегии развития муниципалитетов»;

- новой Стратегии развития го­рода Владимира в рамках работы проектной группы «Самоуправление», руководителем которой являлся автор исследования;

- концепции научной деятельности Лаборатории социально-политического анализа Владимирского филиала Российской академии государственной службы, плана работы лаборатории и его реализации;

- научно-исследовательского проекта «Политико-административная элита Владимирской области» (2010 г.), про­финансированного на грантовой основе Владимирским филиалом Россий­ской академии государственной службы при Президенте РФ.

Помимо вышеперечисленного, результаты, полученные в рамках на­стоящего диссертационного исследования, легли в основу выступлений на научных конгрессах, конференциях, дискуссиях и семинарах. Главные теоретические положения были представлены и обсуждались на Третьем, Четвертом и Пятом Всероссийских конгрессах политологов (октябрь 2003 г., октябрь 2006 г., ноябрь 2009 г., г. Москва); на Третьем Социологическом Конгрессе (ноябрь 2008 г., г. Москва), на более чем 20-ти международных на­учных конференциях, в том числе: Международной научной конферен­ции «Трансформация политической системы России: проблемы и перспек­тивы» (22-23 ноября 2007 г., Москва, РАПН); Международной научной конференции «Политика XXI века: преемственность и инновации в России и в мире» (23-24 мая 2008 г., Санкт-Петербург, Балтийский государствен­ный технический университет «Военмех» им. Д.Ф.Устинова); Россий­ско-немецком симпозиуме «Демократия и элиты: демократия ver­sus элитократия» (13 ноября 2008 г., Москва, РАГС).

Основные положения диссертационного исследования представля­лись и обсуждались на более чем 20-ти общероссийских и межрегиональных конференциях и семинарах, а также на методологических семинарах ка­федры политологии и политического управления Российской академии го­сударственной службы при Президенте РФ, научно-методологических семинарах кафедры управления Владимирского филиала Российской ака­демии государственной службы при Президенте РФ, научных меро­приятиях Владимирского регионального отделения Российской ассоциа­ции политической науки.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследова­ния и состоит из введения, пяти глав, разделенных на параграфы, заключе­ния и библиографического списка.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается научная актуальность выбранной темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект, предмет и гипотеза, ставятся цель и задачи исследования, рассматриваются его научная новизна и практическая значимость, указываются теоретико-методологическая основа и формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Политико-административные преобразования в сфере государственного управления: концептуальные основы исследования» уточнено поня­тие политико-административного как категории политической науки, при­менен методологический подход к рассмотрению государственного управ­ления через призму понятия «политико-административное». Просле­жена эволюция основных направлений исследования политико-админист­ратив­ных преобразований в мировой и российской политической мысли.

В первом параграфе первой главы «Понятие политико-админи­стративного как выражение сущности современного государственного управления» автор, опираясь на работы российских и зарубежных исследо­вателей (М. Вебер, М. Крозье, Ф. Риггс, Г. Петерс, О.В. Гаман-Голутвина, В.С. Комаровский, Е.Г. Морозова, Л.В. Сморгунов, О.Ф. Шабров) обос­новывает понятие политико-административного как такого понимания госу­дарственного управления, которое отражает ведущую роль взаимодействия госу­дарства и общества. С этой точки зрения диссертантом рассмотрена дина­мика развития политико-административной сущности государственного управления в исторической ретроспективе. В традиционных обществах поли­тика рассматривалась как специфическое искусство, основанное на дея­тельности государства, направленной на достижение и поддержание порядка в обществе. Однако проблемы взаимодействия государства и общества на данном этапе еще не были центральным звеном государственного управле­ния. Закономерные процессы внутренней дифференциации со­циума, повы­шение уровня сложности его организации, появление новых социаль­ных групп, расширение и стабилизация территории, управляемой государством, привели к серьезным трансформациям социального порядка, связанным с за­рождением индустриального общества. Сущностью данного этапа стало по­степенное включение в политическую деятельность больших групп людей, расшире­ние сферы политических отношений, дифференциация политиче­ской и госу­дарственной деятельности. В результате широкое вовлечение в политику масс сочеталось с развитием государственного управ­ления как про­фессиональной деятельно­сти, требующей специаль­но­го знания и специальной подготовки. Субъектом государственного управ­ления в данной парадигме выступает государство, объ­ектом – общество, общественные отношения. На следующем этапе раз­вития политико-админист­ративной сущности государственного управления, связанным с эпохой пе­рехода от индустри­ального общества к постиндустри­альному, происходит дальнейшая диффе­ренциация и разделение госу­дарственного управ­ления и общества, а также внутренняя диф­ференциация го­сударственного управления. В результате современная сис­тема государст­венного управ­ле­ния демонстрирует тенден­цию трансформа­ции публичной государственной политики в частную, вплоть до стремления администра­тивной власти осво­бодиться от поли­тиче­ского контроля. На дан­ном этапе разви­тия центральным зве­ном государственного управления, обеспечивающим его эффективность, становится организация взаимодейст­вия государствен­ного управления и об­щества.

Основываясь на работах отечественных исследователей (Л.В. Сморгунова и др.), автор при рассмотрении современных характеристик политико-административной сущности государственного управления выделяет три основные модели. Дихотомическая модель формировалась в эпоху, начинающуюся в конце XIX века, когда в качестве идеала отношений между политикой и управлением сначала выступает их полное разделение, а впоследствии боле сложное нормативное и ценност­ное регулирование их взаимодейст­вия (Вильсон, Вебер). В результате кри­тики дихотоми­ческой модели появляется функционалистская модель, со­гласно которой го­сударственное управление есть процесс приня­тия реше­ний, а по­литика обес­печивает их легитимность. В свете этой кон­цепции по­литикой и легитима­цией власти зани­маются в основном правящая экономи­ческая и политиче­ская элиты, а организованные структуры управ­ления осу­ществляют ис­пол­нение их решений. Подчеркивая все возрастающее влияние групп интересов на политику и управление, данная модель ставит перед де­мокра­тическим обществом до­вольно сложные задачи по ограничению воз­действий этих групп на форми­рование правительственного курса по осуще­ствлению эффективного поли­тического и социаль­ного контроля за деятель­ностью правительства. В дис­сертации рассмотрены контуры третьей иде­ально-типической модели, при ко­торой главным фактором эффективности государствен­ного управления становится эффективное гармоничное взаи­модействие между государст­венным управлением и обществом, гражда­нами. Главным результатом реализации политико-административной сущ­ности госу­дарственного управления в этой модели признается синер­гетиче­ский эффект, полученный при взаимодействии и усиливающий совме­стные возможности взаимодействующих сторон.

Таким образом, в параграфе обосновывается понятие «политико-ад­министративное» как особый взгляд на государственное управление, сфо­ку­сированный на ведущей роли взаимодействия государства и общества. В ре­зультате рассмотрения государственного управления с точки зрения пред­ложенного политико-административного подхода, автор приходит к выводу о том, что политико-административная сущность государственного управле­ния является важнейшей чертой современного состояния государства. При этом, противоречия, свойственные взаимоотношениям государственного управления как иерархизированного властного управления, и общества, носят объективный характер. А усложнение современных обществ приводит к тому, что эффективность государственного управления напрямую зави­сит от эффективности взаимодействия между государством и обществом.

Во втором параграфе первой главы «Политико-административ­ные преобразования в предметном поле политической науки» автором выделено и обосновано понятие «политико-административные преобразо­вания», исследованы основные проблемы политологического осмысления феномена политико-административных преобразований.

В параграфе проанализировано становление зонтичного понятия «политико-административное управление» в российской политической науке (В.С. Комаровский, Е.Г. Морозова , О.Ф. Шабров, Л.В. Сморгунов и др.). Отмечено что понятие «политико-административное» и связанные с ним понятия направ­лены на преодоление ограниченности функционалист­ского прочтения проблематики го­сударственного управления. Автором обосновано и оп­ределено понятие «политико-админист­ративные преобразования», произ­ведена дифференциация данного понятия от близких понятий. Автор от­мечает, что понятия «политико-администра­тивные изменения», «поли­тико-администра­тивное управление», «политико-административные ре­формы», уже осво­енные политической наукой, рассматривая государст­венное управление с точки зрения функционального подхода, в недоста­точной мере уделяют внимание результатам выполнения политико-адми­нистративной функции. Понятие «политико-административные преобразо­вания» позволяет отра­зить сложность и противоречивость взаимоотноше­ний и взаимовлияния государственного управления и общества, а также и сами результаты этих взаимоотношений. В результате нам удается совмес­тить в исследователь­ском фокусе процесс и результаты изменений в госу­дарственном управле­нии и в обществе, направленные на совершенствова­ние принципов и меха­низмов осуществления функции политико-админи­стративного управления.

Автором рассмотрены основные направления развития политологи­ческого осмысления феномена политико-администра­тивных преобразова­ний, начиная с обозначенной В.Вильсоном дихотомии поли­тики/управления. Ко второй половине XX века методологические споры ока­зались сосредоточены вокруг возможности применения рыночных мето­дов в государственном управлении. Результатом этих споров стали теории и прак­тики освоения принципов и методов успешного бизнес-менеджмента в сис­теме государственного управления, что выразилось в создании целого ряда направлений, объединенных понятием New Public Management (Гуд, Гэблер, Осборн и др.).

Анализ различных моделей и концепций организации и реализации политико-административных преобразований позволяет сделать вывод что, несмотря на разнообразную таксономию выработанных подхо­дов и направлений, в центре всех теорий и практик лежит проблема взаи­модей­ствия государственного управления и общества и степени вовлечен­ности граждан в государственное управление. Отсюда стрем­ление строить новые подходы на современных методах такого вовлечения и обеспечения коммуникации. В части подходов указанную цель предпола­гается реализовать при помощи широкого внедрения новых информаци­онно-коммуникационных технологий и вовлечения граждан в использова­ние этих возможностей (концепции «Электронного правительства», E-Go­verment, Digital Government). В рамках понятия «Governance» происходит объединение механизмов, про­цессов и институтов, через которые граждане и группы выражают свои ин­тересы и реализуют свои законные права. В результате государственное управление становится менее жестким, дета­лизированным и регламенти­рованным; оно базируется, скорее, на горизон­тальных, чем на вертикаль­ных связях между государственными органами, ассоциациями граждан­ского общества и бизнесом. Схожим образом пони­мается государственное управление и в понятиях «качественное управле­ние» (Good Governance), «демократическое управление» (Democratic Go­vernance). Концепции Con­nected Government и теории социальных сетей делают упор на создание ус­тойчивых неформальных и полуформальных общественных структур, уча­ствующих в определении целей и реализации государственного управле­ния.

Таким образом, в параграфе обосновано выделение понятия «поли­тико-административные преобразования», отражающего процесс и резуль­таты изменений в государственном управлении, направленные на совер­шенствование принципов и механизмов взаимодействия государства и общества. Выделение политико-административных преобра­зований как предмета политологического исследования позволяет допол­нить функциональный подход возможностями исследовательских страте­гий, направленных на изучение и понимание процессов и результатов про­водимых в государственном управлении изменений. Кроме того, сделан вывод о том, что в современной политической науке происходит смещение внимания от различных вариаций концепций Public Administra­tion к концепциям более широкого привлечения общественных структур и граждан к государственному управлению.

Во второй главе «Модели политико-административных преобразований в эпоху модерна и постмодерна и проблема их эффективности» ис­следуются характеристики политико-административных преобразований в различных странах мира в период перехода от эпохи модерна к постмо­дерну, проводится анализ подходов и практик определения эффектив­ности политико-административных преобразований.

В первом параграфе второй главы «Модернистская и постмо­дернистская модели политико-административных преобразований» раскрываются основные характеристики политико-администра­тивных пре­образований эпох модерна и постмодерна, проводится диф­ференциация и оценка этих характеристик, выраженная в виде сформулированных мо­дернистской и постмо­дернистской моделей политико-административных преобразований.

В работе отмечается, что политологический взгляд на модерн (Э. Тоффлер, С.  Хантингтон, У. Мор, М. Леви, Ш. Айзенштадт и др.) пред­ставляет движение к модерну как серию процессов, начавшихся и разви­вавшихся в уникальной исторической ситуации Европы и приведших к экономическому и социально-политическому лидерству этих стран. На ос­нове анализа проведения политико-административных преоб­разований в эпоху модерна автором сформулированы основные характеристики мо­дернистской модели политико-административных преобразований, среди которых: рационализация общественной жизни, обеспечение технического и социального прогресса, эмансипация. Развитие данной модели политико-административных пре­образований происходило от освоения и внедрения политической демокра­тии и представительства (ранний модерн) к прояв­лениям элитизма вплоть до авторитаризма (модерн), «имитационной» демократии и нивелирова­ния политического (поздний модерн и постмо­дерн). Указанная нелинейная динамика развертывания политического легла в основу контуров постмодернистской модели политико-админист­ративных преоб­разований.

Автором рассмотрен период пере­хода от эпохи модерна к постмо­дерну как ключевой этап формирования идейного содержания и практики современных политико-административных преобразо­ваний. Сделан вывод, что постмодернистская модель политико-административных преобразова­ний обусловлена целым рядом причин, общих для различных государств и носящих глобальный характер: финансово-эко­номические причины (внешний долг, дефицит бюджета, инфляция, эконо­мические кризисы и т.д.); неэффективность государственного управления (недостаточный кон­троль за деятельностью государственных органов, проблемы кадрового обеспечения, оптимизации структуры государственных органов); давление со стороны об­щества, осознающего неэффективность существующей сис­темы управле­ния и взаимодействия государства и граждан.

Автором выделены и проанализированы технологии проведения по­литико-административных преобразований в рамках постмодернистской модели, которые можно сгруппировать в несколько кластеров: меры, на­правленные на децентрали­зацию государственного управления (делегиро­вание полномочий, сокра­щение госаппарата и т.д.); внедрение технологий управления, характерных для сферы бизнеса («от государственного адми­нистрирования к государст­венному менеджменту»); нивелирование роли идеологического фактора в государственном управлении (деидеологиза­ция, технологизация и т.д.). Особо отмечается, что начиная с 1980-х годов в ответ на широкое распространение постмодерни­стских ценностей (по­требление, индивидуализм, мозаичность политического поля и др.) проис­ходит актив­ное развитие и внедрение технологий взаимодействия государ­ства и общества, что становится ведущим трендом в по­литико-ад­министративных преобразованиях и приводит к поискам новых форм со­циального взаимодействия. Эта тенденция сегодня характерна не только для развивающихся стран, но и для европейских и северо-амери­канских государств (внедрение принципов «партисипативной демократии» в странах Латинской Америки, технологии вовлечения граж­дан в управле­ние в городах Франции, Швеции, Германии, Канады и т.д.).

В заключение параграфа автор делает выводы о том, что ключевым этапом формирования идейного содержания и практики современных по­литико-административных преобразований является период перехода от эпохи модерна к постмодерну. Модернистская модель политико-админи­стративных преобразова­ний, заложив основу широкого вовлечения граж­дан в политическую жизнь, оставила нерешенной проблему автономизации го­сударственного управления и профессионализации деятельности государ­ственных чиновников. Выделение слоя управленцев и закрепление этой тенденции в политико-административных преобразованиях эпохи мо­дерна привело к усилению разрыва между обществом и государственным управ­лением, к формированию целого ряда авторитарных режимов. Именно поэтому в рамках постмодернистской модели политико-админист­ративных преобразо­ваний реализуются попытки активного развития и вне­дрения новых технологий взаимо­действия государства и общества.

Во втором параграфе второй главы «Эффективность политико-административных моделей модерна и постмодерна: российские и ми­ровые практики» проанализированы выработанные в последние десяти­летия между­народные критерии оценки эффективности государственной власти и по­литико-административных преобразований, а также произве­дена оценка степени их применимости в российских условиях.

В диссертации отмечается, что в эпоху модерна и, особенно, позднего модерна, был выработан богатый арсенал методик и технологий, претен­дующих на роль универсальной методики оценки эффективности политико-административных преобразований. В основе этих методик лежали количест­венные показатели экономической состоятельности проводимых преобразо­ваний. Это, прежде всего: разработки Инсти­тута Всемирного бан­ка, показа­тели, полученные в результате Всемирного обследования предприятий (WBES); показатели, полученные в результате обследования предприятий в странах с пере­ходной экономикой (The Business Environment and Enterprise Perfor­mance Sur­vey, BEEPS). Позднее к ним прибавились показатель государст­венного управ­ления (Governance Research Indicator Country Snapshot, GRICS); Индекс воспри­ятия коррупции организации «Transparency Inter­national»; Барометр мировой кор­рупции организации «Transparency Inter­na­tional»; Индекс экономической свободы организации «Heritage Foundation»; индекс непрозрачности, разработанный компа­нией «Pricewater-House-Coopers».

Рассмотрение указанных показателей и анализ их внедрения и реали­зации позволили сделать выводы о том, что в эпоху постмодерна про­исхо­дит определенное замедление международной конвергенции идей и универ­сализации практик в области политико-администра­тивных преобразований. Часть государств, прежде всего, страны с бурно раз­вивающимися эконо­ми­ками, отказываются некритично и безоговорочно принимать предлагаемые, а нередко и навязываемые им рекомендации, стандарты и методики, которые были разработаны и реализованы без участия представителей этих стран. Недостатки применяемых методик оценки эффективности политико-адми­нистративных преобразований приводят к необходимости существенного изменения методологии и содержания данных критериев в сторону усиле­ния политико-управленческих составляющих оценки. В активно разрабаты­ваемых в на­стоящее время показателях эффективности «второго поколения» предпри­нимаются попытки уйти от чисто экономических или администра­тивных крите­риев эффективности и приблизиться к политическому понима­нию функций государственной власти. В диссертации отмечается, что дис­куссии по содержанию критериев (показателей) второго поколения, по их структуре и применению еще про­должаются, поэтому до сих пор не сфор­мирован набор исходных ориенти­ров, в сравнении с которыми можно изме­рять эффективность государствен­ного управления. С точки зрения оценки политико-административных преобразований, важным представляется то, что в показателях второго поколения среди главных критериев предлагается учитывать сопоставление целей государственного управ­ления с целями, ко­торые объективно детерминированы об­щественными запросами; объек­тивные результаты управления с общественными пот­ребностями и инте­ресами; общественные издержи, связанные с государственным управ­ле­нием, с объ­ективными результатами, полученными вследс­твие управления.

Анализ показателей «второго поколения» и заявленных направлений политико-административных преобразований в России показывает боль­шую степень совпадения целей, поставленных в целом ряде развитых эко­номических стран в сфере государственного управления, с задачами ре­формирования системы управления в России. Однако автором отмечаются и про­явившиеся в ходе разработки и внедрения новых критериев оценки не­дос­татки, многократно усиленные в период экономического кризиса.

В диссертации дана оценка степени применимости различных пока­зателей эффективности политико-административных преобразований в российских условиях. Сделан вывод о том, что в России существует опре­деленная специфика, требующая учета целого ряда факторов при проведе­нии политико-административных преобразований, что обусловливает ос­торожное применение выработанных и принятых международным сообще­ством критериев оценки эффективности государственного управления - как традиционных, так и показателей «второго поколения». Такая позиция не означает изоляционистского понимания роли и места России в междуна­родных процессах, однако работа по интеграции России в мировое сооб­щество должна идти с четким пониманием степени готовности России к такого рода процессам, с учетом специфики и особенностей российского государства.

В третьей главе «Глобализация как феномен постмодерна и его воздействие на развитие политико-административных преобразова­ний в России» на основании анализа основных направлений глобальных процессов, рассматриваемых в рамках постмодернистских изменений в мире, произведена оценка влияния проявлений глобализации на политико-административные преобразования в России.

В первом параграфе третьей главы «Вызовы глобализации и по­ли­тико-административные изменения в национальных государствах» автором раскрываются основные характеристики глобальных процессов на основе глобальных вызовов, определяются тенденции развития современ­ных политико-административных преобразований, испытывающих влия­ние глобализации.

Автором предложен методологический подход для рассмотрения влия­ния глобальных процессов на политико-административные преобра­зова­ния, основанный на модернизированной концепции английского исто­рика А.Тойнби. На основе принципа «вызов-и-ответ» (challenge-and-re­sponse) автором предложено понятие «глобальный вызов» как явление со­времен­ного мира, затрагивающее интересы и судьбы всех стран и народов, при­водящее к значительным потерям, а в случаях их обострения - к гло­баль­ным проблемам, связанным с антропогенной и социально-политиче­ской деятельностью человека. Определены основные общие характери­стики глобальных вызовов: глобальные масштабы проявления, выходящие за рамки одного государства; острота проявления и комплексный харак­тер; общечеловеческая социальная сущность, делающая их понятными и акту­альными для всех стран и народов; особенность предопределять в тех или иных аспектах ход дальнейшей истории человечества; возможность их предотвращения, устранения и ликвидации последствий усилиями всего мирового сообщества.

В работе отмечается, что влияние глобализационных вызовов второй половины XX века на развитие и ход политико-административных преоб­разований выразилось в том, что большое количество стран мира вынуж­дены были проводить изменения, направленные на повышение эффектив­ности государства, взаимодействия государства и общества. Возникает идея эффективности государственного управления, перерастающая нацио­нальные границы. В работе выделяются основные характеристики гло­бальных изменений, влияющих на политико-административные преобра­зования в различных странах мира в условиях постмодерна: растущая про­ницаемость межгосударственных границ и деформация традиционного по­нятия государства и его ядра - суверенитета. Указанные свойства серьезно отражаются на двух завоеваниях эпохи модерна – идее и конкретном во­площении демократии, как практики участия граждан государства в управ­лении, и пространственном, территориальном распределении власти в го­сударстве. В результате рождаются ответы, реализуемые в ходе политико-административных преобразований, такие как: регионализа­ция, авто­номизация, традиционализм, партикуляризм, глокализация, фрагментация мира, фрагмеграция.

Анализ научной литературы и основных мировых тенденций позво­ляет выделить три базовые модели глобализации, которые одновременно явля­ются и моделями развития политико-административных преобразова­ний государств в условиях глобализации. Согласно первой модели, глоба­лиза­ция есть своего рода равномерно распределенная по планете сеть эко­номи­ческих и политических взаимосвязей, обеспечивающих всем участни­кам мирового процесса «равные возможности» и (в идеале) устойчивое разви­тие. В рамках этой модели развитию государств, в целом, ничего не угро­жает - при условии, что государство грамотно будет встраиваться в уже ус­тановленный порядок. Вторая модель, видящая в глобализации но­вый ме­ханизм господства «золотого миллиарда» над большинством насе­ления планеты, в теоретическом плане тесно связана с концепцией мир-эконо­мики И. Валлерстайна. Эта концепция основана на признании того факта, что исторически существует группа стран, которые становятся главными бенефициариями глобальных процессов. Именно эти государ­ства задают нормы и стандарты глобализации, а остальные страны вынуж­дены под­страиваться под них. При этом государству ничего не угрожает только то­гда, когда оно принимает правила игры и встраивается в иерар­хию госу­дарств, то есть признает верховенство тех, кто устанавливает пра­вила. В рамках третьей модели, основанной на активно развивающейся в послед­ние десятилетия теории социальных сетей, глобализация рассматри­ва­ется как многоуровневая система, верхний уровень которой составляет сеть так называемых «ворот в глобальный мир» – компактных территорий мегапо­лисов, соединяющих в себе функции транспортных узлов, финансо­вых центров, а также центров образования, науки и политического влия­ния. В этой модели судьба государства сильно зависит от внешних факто­ров, то есть от территориального положения, степени удаленности от зна­чимых социально-экономических центров, уровня развития госу­дарств в при­граничной зоне и так далее.

В целом, в параграфе делается вывод, что процессы глобализации, при­водящие к усилению интенсивности и глубины взаимодействия различ­ных государств, экономик, культур, оказывают одно из определяющих влияний на современные политико-административные преобразования. Под воздей­ствием преобразований и успехов этих преобразований в развитых странах мира большое количество государств в конце XX – начале XXI ве­ков на­чали проводить изменения, направленные на повышение эффектив­ности государства. Идеи и концепции эффективности государственного управле­ния становятся межнациональными и наднациональными, приводя к фор­мированию международных критериев эффективности, что рождает запрос и требования к политико-административным преобразованиям со­ответст­вовать этим критериям, в первую очередь, обеспечивая эффектив­ное взаи­модействие государства и общества .

Во втором параграфе третьей главы «Новая генерация глобаль­ных вызовов и процессы политико-административной адаптации к ним Рос­сии» рассматриваются новые тенденции, происходящие на глобальном уровне, и производится оценка их влияния на политико-административные преобразования в России, направленные на адаптацию государственного управления к потребностям социума и требованиям конкурентной между­народной среды.

На основе анализа основных проявлений глобализации в XXI веке сде­лан вывод о том, что трансформация автономных национальных госу­дарств в глобальную взаимозависимую систему приводит к возникновению фено­мена глобальной политики, под которой сегодня понимается протя­женность политических отношений в пространстве и во времени и распро­странение политической власти и политической активности за пределы на­ционального государства вплоть до планетарного масштаба. Политическая глобализация, таким образом, образует многоуровневую систему полити­ческих акторов, в которой политическая власть и политические действия распространяются независимо от географического расположения. Автором сделан вывод о том, что современные характеристики политической гло­бализации прояв­ляются не только в традиционных «классических» геопо­литических инте­ресах государств, но и во множестве разнообразных эко­номических, соци­альных, экологических и социокультурных проблем, в поисках эффектив­ного решения которых многочисленные политические акторы выходят на межгосударственный, межнациональный и наднацио­нальный уровни.

На основе проведенного автором анализа новейших тенден­ций глобализации в параграфе сформулирована группа явлений, объеди­ненных в кластер «новая генерация глобальных вызовов», которые про­явились в начале XXI века и оказывают влияние на политико-админи­стра­тивные преобразования в России и в мире: появление новых движу­щих сил развития историко-политического процесса в виде конкуренции различных социально-экономических и политических моделей; «размыва­ние» нацио­нального государства и «возвращение» его в новом обличии; проявление незападного лика глобализации; зарождение «бесполярного беспорядка» с большим количеством вступающих в глобальную игру но­вых акторов.

На основании применения методики «вызов-и-ответ» автором произ­ве­дена оценка влияния новых вызовов глобализации на политико-админи­ст­ративные преобразования в России, а также сформулированы возможные российские ответы на обозначенные вызовы в рамках политико-админист­ративных преобразований. По мнению автора, российскими отве­тами на обозначенные вызовы в рамках политико-административных пре­образова­ний могли бы стать следующие направления:

- организация пространственного распространения политической вла­сти, как ответ, с одной стороны, на дихотомию глобализация – локализа­ция, а с другой стороны, на вызовы, связанные с изменениями ро­лей госу­дарства в современном мире и новыми реалиями глобализации и мирового устройства.

- адекватный ответ на усложнение организации политического про­странства и быстрой смены внешних политических условий требует серь­езных изменений структуры политического взаимодействия между госу­дарством и обществом, организации широкого вовлечения граждан в про­цессы государственного управления и, прежде всего, в качестве поставщи­ков информации о происходящем в системе, своеобразных индикаторов, оценщиков, и, во-вторых, некоей креативной массы, рождающей подходы к решению проблем и сами технологические решения. При организации такого взаи­модействия с гражданами государственной власти необходимо создавать особое политическое пространство, в котором бы преодолева­лись известные проблемы, доставшиеся России от модернистской модели политико-административных преобразований: объективное отсутствие технической, и даже физической возможности учесть все мнения граждан; отсутствие эф­фективных инструментов позитивной селекции как самих по­литических идей, так и носителей этих идей; дихотомия между профессио­нализацией управленческой деятельности и необходимостью привлечения граждан к процессам выработки, принятия и реализации управленческих решений.

В четвертой главе «Политико-административные преобразования в России на рубеже XX-XXI веков: институциональный аспект»автором рассмотрены основные характеристики и про­блемы современных политико-административных преобразований в Рос­сии с точки зрения институционального подхода.

В первом параграфе четвертой главы «Условия и этапы формирования в РФ политико-административных институтов переходного периода» рассматриваются исходные предпосылки и обстоятельства проведения по­литико-административных преобразований в России в 90-е годы XX и их результаты.

Автором предложен подход, в соответствии с которым, происходившие в стране в 1990-е гг. политико-административные преобразования были тесно свя­заны с общим состоянием и характеристиками российского политического про­цесса, формальной сутью которого было формирование демократической поли­тической системы. Политико-административные преобразования в этот пе­риод осуществлялись с разной степенью интенсивности в рамках третьей волны демократизации, со свойственными этому процессу ориентацией на создание политических партий, развитием политической кон­куренции, вы­боров, становлением необходимых политических институтов. Однако эта ориентация часто ограничивалась формальным и поверхностным следова­нием образцам.

Автор описывает особую институциональную ситуацию, в которой совместились условия и факторы, связанные с разру­шением Советского Союза (де­коммунизация и десоветизация управления, формирование ос­нов право­вого государс­тва), приватизацией и формированием рыночных отношений (изменение структуры и состава функций го­сударственного управления, определение пределов его интервенции в экономическую об­ласть), станов­лением федеративных отношений (два уровня системы госу­дарст­венного управления), а также факторы, отражающие динамику поли­тического про­цесса в России, развития экономической ситуации, ускорен­ного стремления России к современности, факторы глобализации.

Автором разработана и обоснована периодизация процесса станов­ления и развер­тывания российского варианта политико-административных преобразова­ний, отражающая различные попытки политической элиты сформировать условия, необходимые для режимной или институциональ­ной стабилиза­ции, гарантирующей невозможность возвращения к прежней системе управления и повышение эффективности существующей системы.

На первом этапе (1991-1993 гг.) происходит дифференциация правя­щей элиты, вызванная структурным кризисом, выражавшимся в разрыве между уровнем требований, предъявляемых к системе, и недостатком ре­сурсов для их удовлетворения. Однако отсутствие ценностной основы не позволило сблизить позиций конкурирующих элит и сформировать кон­венциональную модель. В результате данный этап завершился обостре­нием противоборства вокруг взаимосвязанных про­блем распределения власти и определения модели политической системы. Во время второго этапа (1994 – 2000 гг.) продолжается дальнейшее форми­рование новой ин­ституциональной структуры управления. Однако тенденции конфронта­ции, сложившиеся на предшествующих этапах, сохранили свою актуаль­ность. Закрытый для включения в политику новых социальных групп ре­жим дестабилизировал функционирование по­литической системы и сфор­мировал механизмы саморазрушения. Осозна­ние неэффективности сло­жившейся модели выразилось в нескольких попытках развертывания ад­министративной ре­формы, в силу указанных причин не доведенных до стадии конкрет­ной реализации.

Автор делает выводы о том, что попытки поли­тической элиты сфор­мировать условия, необходимые для создания, а затем и реформирования системы государственного управления, в основном, были направлены на режимную или институциональную стабилизацию. Главным содержанием политико-административных преобра­зований были попытки проведения институциональ­ных изменений внутри самой исполнительной власти. По­литико-административные преобразования, частично включаемые в раз­личные варианты административных реформ, по мето­дам осуществления и по своему содержанию оказывались почти ли­шены политической со­ставляющей. Несмотря на до­вольно богатое меню планов политико-адми­нистративных преобразований, целые направления реформирования оста­вались очень слабо затронуты, а сами эти планы были ограничены только изменениями внутри админи­стративной системы.

Во втором параграфе четвертой главы «Институционализация поли­тико-административных преобразований в России на современном этапе» ис­следуются основные характеристики и проблемы институционализации поли­тико-административных преобразований в России в начале XXI века.

В работе отмечается, что множество попыток сформулировать пози­тивные цели политико-административных преобразований в конце XX века наталкивались на стойкое сопротивление институционализированной политиче­ской элиты, видящей свои интересы в сфере «приватизации» государственных функций и получения выгод от этого владения. В результате на первом этапе (2001 – 2007 гг.) руководству страны удалось запустить процессы режим­ной консолидации, что привело к ситуации «навязанного консенсуса» элит с присущим этому явлению моноцентризмом. Приоритетными задачами данного этапа политико-административных преобразований становятся обеспечение территориальной целостности, единства правового простран­ства и системного качества исполнительной власти. В отличие от 1990-х годов, когда режим опирался на «негласное соглашение» с крупным бизне­сом и рядом глав регионов, новый режим ограничил давление олигархиче­ских и региональных элит на систему. Следующий этап (конец 2007 г. – на­стоящее время) начинается с официальных признаний неудачи в проведе­нии адми­нистративной реформы с заявленными целями. Однако начав­шийся в конце 2008 г. мировой экономический кризис, в силу открыто­сти эко­номики и финансовой сферы России повлиявший на все процессы внутри страны, не позволил политическим элитам поставить вопрос о пу­тях и на­правлениях дальнейших политико-административных преобразо­ваний, ог­раничив поле деятельности в этой сфере только реактивными действиями, направленными на решение возникающих острых проблем, имеющих ши­рокий общественный резонанс.

Диссертантом выделен комплекс идей и практик, формировавшийся начиная с конца 1999 г. вокруг назначен­ного председателем Правительства В.В. Путина и определяющий направлен­ность политико-административных преобразований: сохранение в целом сложившейся к концу 90-х гг. прошлого века структуры распределения всенародной собственности; соз­дание технологически и политически бо­лее эффективной модели распре­деления доходов от продажи природных ресурсов при концентрации большой части этих доходов в руках доверен­ных лиц; обеспечение и за­щита опережающего роста прибыли крупных предпринимателей, монопо­листов, государственных корпораций и холдин­гов; безусловное обеспече­ние минимальных социальных стандартов жизни большинства населения с тенденцией их повышения; минимизация актив­ного организованного и не­подконтрольного власти вмешательства граждан и населения в целом в борьбу за свои интересы как на уровне предприятий, места жительства, так и на политическом уровне. Выполнение этих задач сформировало специ­фическую ситуацию усиления автономии государства, достижению неза­висимости от частных интересов, интересов корпораций, отдельных эко­номических групп, региональных политико-экономических кланов, а также к развитию сервисной роли государства для граждан при одновре­менном усилении регулирующего воздействия на экономическую и соци­альную сферу.

Автором выделяется комплекс идей и представлений, свойственных российской политической элите: ориентация на элитарное строение по­ли­тического пространства и социума в целом; футуральность, то есть ориен­тация на «светлое будущее» в противовес не­совершенному настоящему; градуированность, медленная постепенность в развитии, особенно касаю­щемся социальных вопросов; опора на количественные показатели в ущерб качественным при оценке развития основных сфер жизни госу­дар­ства и положения граждан; стремление к ограничению политиче­ской  кон­ку­ренции.

На основе разработанной периодизации и исследования содержания проводимых в России политико-административных преобразований в дис­сертационном исследовании сформулирован авторский подход к основным направлениям политико-административных преобразований, включающих в себя: изменения в организации и функционировании исполнительной вла­сти, направленные на оптимизацию, рационализацию и повышение эф­фек­тивности системы государственного управления в целом; регулирование политической жизни государства; организацию пар­тийного пространства; регулирование создания и функционирования поли­тических организаций и общественных движений; регулирование системы пространственной орга­низации политиче­ской власти, включающее проблемы распределения пол­номочий между Центром и ре­гионами и организацию взаимодействия Центра, регионов и местного са­моуправления; организацию взаимодейст­вия органов власти и общества; обеспече­ние открытости государственного управления и диалога с обществом.

Автором сделан вывод, что традиционная матрица рассмотрения го­сударственной власти с точки зрения деятельности трех ветвей власти в данном случае может быть дополнена более общим взглядом, рассматри­вающим, прежде всего, политико-административную сущность государст­венной власти, ответственную за организацию взаимодействия между го­сударством и обществом. При этом происходит смещение акцентов от од­нонаправлен­ного функционального подхода в сторону ин­теракции, взаи­модействия, то есть процесс государственного управления рассматрива­ется как результат ком­плексного взаимодействия, многоэтапных итераций и интеракций между государством и обществом. В наиболее полном виде данный подход пред­ставлен в социальной науке се­тевыми теориями, ак­тивно разрабатывае­мыми начиная с 80-х гг. про­шлого века.

В пятой главе «Тенденции и перспективы дальнейшего развития политико-административных преобразований в России» рассматрива­ются характеристики и основные направления политико-административ­ных преобразований в России как политических процессов.

В первом параграфе пятой главы «Политико-административные аспекты раз­вития сетевой модели регионального взаимодействия в современной России» на основе теории социальных сетей исследуется региональная структура российского государства и тенденции ее развития под воздейст­вием глобализационных процессов.

В диссертации обосновывается методологический выбор в пользу активно разрабатываемой в последние десятилетия теории социальных или политических сетей. Данная методология позволяет учитывать и рассмат­ривать факторы внутрироссийского развития, а также может служить ос­новой для включения в число значимых факторов глобальных процессов, оказывающих в последние годы серьезное влияние не только на экономику России, но и на организацию политической власти в стране. Актуальной моделью для такого рассмотрения может быть модель «ворот» в глобаль­ный мир и располагающейся вокруг «ворот» периферии (О. Андерссон, Д. Андерссон, В.М. Сергеев).

Исследование 15 россий­ских регионов, расположенных в коридоре между двумя мегаполисами России, Москвой и Санкт-Петербургом, пока­зало, что для эффективного взаимодействия в зоне «ворот», прежде всего, необходимы единые, эффек­тивные и понятные для всех правила игры, обеспечиваемые государствен­ной властью. При этом формальная инсти­туционализация демократиче­ских институтов нередко приводит к созна­тельному географическому дис­танцированию политических институтов от мест сгущения экономических социальных сетей, что создает противоре­чивые соотношения пространст­венной локализации политического, эко­номического и интеллектуального центров.

Результаты исследования показывают, что политико-экономическую включенность конкретного региона в процессы внутрироссийской инте­грации и глобализации определяло соотношение силы региональных поли­тических и экономических элит, с одной стороны, и крупного московского капитала – с другой.

На основе изложенных подходов автором разработаны основные сценарии развития России и ее регионов через перспективы их вовлечения в глобальный мир. Консервативный сценарий предполагает сохранение основных тенденций экономического развития России при минимальном политическом воздействии, что приве­дет к усилению единственных «ворот» в глобальный мир, замедление раз­вития инфраструктуры и новых отраслей экономики во всех периферий­ных регионах. Негативный сценарий отличается курсом федерального центра на проведение агрессивной экономической политики, нацеленной на межрегиональное выравнивание в масштабах страны. Умеренно пози­тивный сценарий, связанный с осуществлением агрессивной научно-обра­зовательной и промышленной политики, характеризуется поощрением разви­тия экспорта продукции высокотехнологичной трансформационной эко­номики. Наиболее вероятным и плодотворным представляется проме­жу­точный сценарий, в рамках которого поддержка наиболее социально про­блемных регионов сочетается с ускоренным развитием «ворот».

Автор делает вывод, что в конце XX века российские регионы столк­нулись с высокой степенью неопределенности политической, эконо­миче­ской и институциональной среды, реакцией на которую стали разно­на­правленные и практически нескоординированные из центра процессы рас­пада старых, создания новых и частичного восстановления утраченных экономических, политических, социальных сетей. При этом траектории развития регионов отличались между собой во многом из-за позиций и кондиций региональных политических элит. Сложившиеся в этот период социальные сети, благодаря которым основным политическим и экономи­ческим региональным акторам удавалось с разной долей успешности справляться с высокой степенью неопределенности внешней среды, обла­дают определенной ценностью для регионов и могут ока­зывать серьезное сопротивление более или менее централизованным по­пыткам проведения скоординированной политики целенаправленного раз­вития регионов как сателлитного окружения «ворот в глобальный мир». При этом возрастает значение в целом внеэкономического, но тесно свя­занного с экономиче­ским развитием, политико-административного воздей­ствия на развитие ре­гионов в целях организации единого продвижения и координации включе­ния России в глобальную экономику для получения основных преиму­ществ и нивелирования негативных последствий такого включения.

Во втором параграфе пятой главы «Актуальные информацион­ные технологии и тенденции взаимодействия государства и граждан в России» рассматриваются возможности политико-административных пре­образований в качестве ответа на современные вызовы в сфере организа­ции эффективного взаимодействия государственной власти и граждан в России с использованием новых информационно-коммуникационных тех­нологий.

В параграфе отмечается, что в современной России на правовом уровне одним из важнейших эле­ментов в политико-функциональном меню современных органов государ­ственной власти является организация и со­держательное наполнение взаи­модействия органов государственного управления с общественностью, в основном представленной в публичном пространстве сетевыми структу­рами. Данная проблема в рамках политиче­ской науки операционализируется автором как проблема взаимодействия иерархических и сетевых структур, в результате чего предпринимается рассмотрение взаимодействия основных акторов поли­тического процесса, в том числе и органов государственного управления, как сетевого процесса.

В диссертации представлены результаты конкретного исследования фактической и содержательной пред­ставленности органов власти в сети Интернет. На основании положений современ­ных концепций социальных сетей, концепций пост-нового государственного управ­ления (post-NPM), концепций «Электронного правительства» вплоть до но­вейших разработок Connected Governance в проведенном исследовании автор рассматривает интернет-портал органа власти как своеобразное окно внутрь иерархии, за­глянув в которое со специаль­ной оптикой можно гораздо точнее увидеть и понять происходящие там процессы. В качестве такой специальной оп­тики автором разработан пере­чень параметров: целеполагание, явное и ла­тентное; структура и органи­зация данных; проблематика контента; ориен­тация на решение проблем граждан; юзабилити, интерфейс, отталкиваю­щийся от логики потребителя; организация участия граждан в работе сете­вой структуры органа власти; стимулирование создания и работы сетевых сообществ.

Автором диссертации приводится интерпретация результатов прове­денного исследования, выделяются типовые интернет-стратегии органов власти, среди которых можно выделить такие, как отсутствие в сети; ин­формационное мерцание в сети; рассеянное информирование простран­ства; несистематическое взаимодействие; сотрудничество. Отмечается, что большинство сайтов органов власти говорят о слабом осознании и исполь­зовании политических эффектов реализуемых интернет-стратегий. Обоб­щенно наиболее распространенную стратегию можно характеризовать как мерцающее информирование пространства с минимальным взаимодейст­вием с посетителями интернет-сайтов. Автор выделяет три основных не­гативных механизма, присущие взаимодействию иерархии с окружающим пространством, позволяющие навязывать иерархические отношения и, в целом, отталкивать граждан от активности: установление барьеров на вхо­ждение информации из сети непосредственно; стирание истории взаимо­действия; особые формы ведения диалога, применение недиалогических приемов. При помощи указанных механизмов иерархия довольно устой­чиво обходит все создаваемые для нее препятствия и сохраняет присущие ей отрицательные характеристики в виде бюрократически организованных процессов, неэффективности принимаемых решений и склонности к кор­рупционному поведению.

В качестве главного вывода в заключение параграфа обосновывается суждение о том, что в целом, использование интернет-технологий орга­нами власти, несмотря на наращиваемое присутствие в Сети, пока в боль­шей степени проявляет старые политико-коммуникационные проблемы, чем открывает новые возможности в обеспечении эффек­тивной коммуникации между властью и обществом. Таким образом, про­блема взаимодействия государства и общества не решается простым при­менением новейших тех­нологических средств, а требует серьезной поли­тической работы, направ­ленной на освобождение инициативы граждан и на приобретение государ­ственными органами способностей с этой инициа­тивой работать. Включе­ние в орбиту внимания государства, кроме при­вычных административно-иерархических, также и сетевых структур орга­низации власти и общества является актуальной задачей, которая одновре­менно отвечает вызовам глобального мира и преодолевает ограниченность политических характе­ристик государств эпохи модерна. Новые способы коммуникации с граж­данами позволяют государственным органам точнее диагностировать си­туацию и находить оперативные способы разрешения проблем в случаях, когда управленческая иерархия не демонстрирует эф­фективности.

Всего автором опубликовано 75 научных работ общим объёмом

более 200 п. л., среди них по теме диссертации:

1. Евстифеев Р.В. (в составе авторского коллектива). Россия и современный мир. М., Национальный институт «Высшая школа управления», 2007. 330 с. (24 п.л.), (1 п.л. – авторский текст).

2. Евстифеев Р.В. Россия на пути к эффективному государству: траектория политического развития в контексте новой генерации глобальных вызовов. Владимир, Владимирский филиал РАГС, «Собор», 2008. – 216 с. (14 п.л.).

3. Евстифеев Р.В. Политико-административное управление: теоретические рамки политической науки и российские реалии. Владимир, Владимирский филиал РАГС, «Собор», 2009. – 184 с. (12 п.л.)

4. Евстифеев Р.В. Мелодии электоральных пространств. Политический процесс и электоральные предпочтения избирателей (Владимирская область, 1999-2009 гг.). Владимир, Избирательная комиссия Владимирской области, 2009.- 192 с. (12 п.л.).

5. Евстифеев Р.В. Политико-административная элита Владимирской области: основные тенденции развития и исследовательские стратегии. Владимир, Владимирский филиал РАСГ, «Собор», 2011. (10 п.л.)

6. Евстифеев Р.В. После глобализации? Политико-административные преобразования в России в XXI веке. Владимир, Владимирский филиал РАГС, «Транзит Х», 2011. – 240 с. (16 п.л.).

7. Евстифеев Р.В. (в составе авторского коллектива). «Хора» московских «ворот» и сценарии ее развития// ПОЛИС, 2007, №2. (2 п.л.), (0,5 п.л. – авторский текст)

8. Евстифеев Р. В. Российский путь к эффективному государству // Журнал ПОЛИТЭКС, 2008, № 4. (0,5 п.л.).

9. Евстифеев Р.В. Одиночество в Сети: политические эффекты интернет-стратегий органов власти субъектов Российской Федерации // ПОЛИТЭКС, 2009, №3. (1 п.л.).

10. Евстифеев Р.В. Политико-коммуникационные эффекты интернет-стратегий органов власти регионов России // Вестник Пермского университета. Серия Политология. № 3(7), 2009. (1 п.л.).

11. Евстифеев Р.В. Государство и общество в XXI веке: метафоры глобализации и глобализация метафор // «Социум и власть», №1, 2010. (1 п.л.).

12. Евстифеев Р.В. На пути к акме: психологические и акмеологические особенности становления и развития молодых политических лидеров // Акмеология, 2009г., № 3, с.78-79. (0,2 п.л.).

13. Евстифеев Р.В. Политико-административные преобразования в России в начале XXI века: институциональные рамки и тенденции развития //ПОЛИТЭКС, 2011, (1 п.л.).

14. Евстифеев Р.В. Владимирская область. Очерк истории развития политической ситуации (1988 –1996) // Регионы России. Хроника и руководители. Т.5. Рязанская, Владимирская и Тульская области. - Sapporo, Slavic research center, Hokkaido University, 1998. С.128-168 (8 п.л.)

15. Евстифеев Р.В. Новая генерация глобальных вызовов и судьбы суверенных государств в ХХІ веке // Белорусская политология: Многообразие в единстве IV. Республика Беларусь в глобализирующемся мире. Тезисы докладов IV Международной научно-практической конференции (13-14 мая 2010 года). Часть 1, Гродно, Республика Беларусь, 2010. С.97-100. (0,5 п.л.).

16. Евстифеев Р.В. Политическая наука и гражданское образование в России// Общественные функции политической науки в постсоветской России. Материалы научно-практического семинара 10 апреля 2005 года. Хабаровск, 2005. (0,3 п.л.)

17. Евстифеев Р.В. Государственное управление как предмет политической науки: размышления у парадного подъезда //Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. Материалы 5-й международной конференции факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова (31 мая – 2 июня 2007 г.). М., 2007. С.358-360. (0,5 п.л.)

18. Евстифеев Р.В. Моделирование электорального пространства российских регионов на основе показателей корреляционной близости политических альтернатив // Моделирование в социально-политической сфере. Альманах. 2007 г., №1. С.72-79 (0,8 п.л.)

19. Евстифеев Р.В. Российский путь к эффективному государству: политическая траектория России в контексте новой генерации глобальных вызовов в начале XXI века//Политика XXI века: преемственность и инновации в России и в мире. Материалы международной научной конференции. Часть 2. Санкт-Петербург, 23-24 мая 2008 г. СПб, 2008. С.272-280. (0,5 п.л.)

20. Евстифеев Р.В. Мелодии электоральных пространств: российская партитура и региональные импровизации (эскиз исследования) // Политическая социология / редкол.: В.Л. Римский (отв. ред.) и др. -М.: Российская ассоциация политической науки (РАПН); Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. С.39-50. (1 п.л.).

21. Евстифеев Р.В. Политико-административные преобразования в России в контексте новой генерации глобальных вызовов в начале XXI века.//Демократия и управление. Информационный бюллетень исследовательского комитета РАПН по сравнительной политологии. №1 (5) 2008. С.46-47 (0,3 п.л.)

22. Евстифеев Р.В. «Ворота в глобальный мир» и перспективы политического развития регионов России //Территориально-политическое устройство российского государства: от прошлого к будущему : материалы Всероссийской научной конференции, Москва, 3 апреля 2008 года / отв. ред. А.С. Фалина; РАГС при Президенте РФ, Кафедра политологии и политического управления. - М. : Изд-во РАГС, 2008. С.250-256 (0,5 п.л.)

23. Евстифеев Р.В. Социальное государство versus государство социального благополучия? Политические аспекты социального мира // Россия: путь к социальному государству / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.). — М.: Научный эксперт, 2008. С.209-215. (1 п.л.)

24. Евстифеев Р.В. Новая генерация глобальных вызовов и политическая траектория России в начале XXI года // Российская политическая наука XXI века: неполитический потенциал политического. Материалы Международной научной конференции. Москва, 23-24 апреля 2009 г. Часть 2. М., 2009. С165-180. (1 п.л.)

25. Евстифеев Р.В. «Бесполярный беспорядок»: новая реальность глобализации и перспективы политико-административного режима в России // Политика развития и политико-административные отношения: сб. науч.ст. Краснодар: Кубанский гос. Ун-т, 2009. С. 123-132. (1 п.л.)

26. Евстифеев Р.В. Национальное стратегическое проектирование как инструмент политико-административных преобразований: история, концепции и российские реалии // Ученые записки РАГС. Выпуск 1 (IX). Издательство РАГС, М., 2009. - С. 15-36. (1,3 п.л.)

27. Евстифеев Р.В. Политико-административные преобразования в России: институциональные рамки и тенденции развития // Политические институты в современном мире. Материалы Всероссийской конференции с международным участием 10-11 декабря 2010 года. Санкт-Петербург, 2010, С. 112-113. (1 п.л.)

28. Евстифеев Р.В. Где может родиться демократия // «60 параллель», 2011, № 1 (40). С. 14-23. (1 п.л.)

Диссертация на соискание ученой степени

доктора политических наук

ЕВСТИФЕЕВ Роман Владимирович

Тема диссертационного исследования:

«Политико-административные преобразования в России в контексте глобальных вызовов: отечественный и зарубежный опыт, проблемы и тенденции развития»

Научный консультант

        доктор политических наук, профессор

МОРОЗОВА Елена Георгиевна

        Изготовление оригинал-макета

Евстифеев Роман Владимирович

Подписано в печать ______________ Тираж 100 экз.

Усл. п.л. 2

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ №

119606, Москва, пр-т Вернадского, 84

1 См. Указ Президента РФ от 23 июля 2003 г. № 824 «О мерах по проведению административной реформы в 2003 - 2004 годах» // «Российская Газета», 25 июля 2003 г., No 148 (3262); Распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г. № 1789-р «Об одобрении Концепции административной реформы в РФ в 2006 - 2008 годах и плана мероприятий по проведению административной реформы в РФ в 2006 - 2010 годах» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, N 46, ст. 4720).

    1. 1 См.: Гудков Лев, Дубин Борис. Иллюзия модернизации: российская бюрократия в роли «элиты» // Pro et Contra. 2007, № 3 (37). С. 85; Левада-Центр. Оценки населением деятельности правительства. 20.11.2008 // /press/2008112008.html.

2 Левада-Центр. Реформы президента Медведева и взаимоотношения общества и власти. 05.03.2010 // /press/2010030502.html.

3 Левада-Центр. Оценки деятельности Путина и правительства. 27.10.2009 /press/2009102705.html.

4 Медведев Д.А. Россия, вперед! //Gazeta, 10 сентября 2009 г. // /comments/2009/09/10_a_3258568.shtml.

5 См.: Ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. 5 ноября 2008 г. // Российская газета. Неделя. № 4787 от 6 ноября 2008 г.

1 Барч У. Возможности внедрения зарубежного опыта в условиях России // Государственная служба. – 2007. – № 6. – С. 171.

1 См.: Платон. Государство // Государство. Законы. Политика. М.: Мысль, 1998; Аристотель. Политика // Соч.: В 4 т. Т.3. Ч.2. М., 1972.

2 См.: Макиавелли Н. Государь. М., 1990; Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Избр. произв.: В 2 т. М., 1964: Локк Д. Два трактата о правлении //Соч. Т.3. М., 1988; .Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1956; Руссо Ж.Ж. Трактаты. М.,1990; Токвиль А. Демократия в Америке. М., 1994; Маркс К. Гражданская война во Франции // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.17; Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.21; Милль Д. Рассуждения о представительном правлении. М., 2006; Спенсер Г. Социальная статика. СПб., 1996; Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 1992.

1 См.: Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990; Булгаков С.Н. Два града. СПб., 1997; Булгаков С.Н. Христианский социализм. Новосибирск, 1991; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991; Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. М., 2006; Карамзин Н.М. Записка о старой и новой России в ее политическом и гражданском общениях. М., 1991; Лосский Н.О. Характер русского народа. М., 2005; Соловьёв В.С. О христианском единстве. М., 1994; Солоневич И.Л. Народная монархия. М., 2003; Тихомиров Л.А. Монархическая государственность М., 2006; Федотов Г.П. Судьба и грехи России. СПб., 1991; Франк С.Л. Духовные основы общества. М, 1992.

2 Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм. М., 1998; Ван Кревельд М. Расцвет и упадок государства. М., 2005; Коэн Дж.Л., Арато Э. Гражданское общество и политическая теория . М., 2003; Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах. М., 1997; Линц Х., Степан А. «Государственность», национализм и демократизация // Полис. 1997. № 5; Мэннинг Н., Паркинсон Н. Реформа государственного управления. Международный опыт. М., 2003; Панкратов С.А. На пути модернизации к устойчивому развитию России. Волгоград, 2001; Пшеворски А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. М., 2000; Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века. М., 2003.

1 Weber M. Theory of Social and Economical Organization. N.Y., 1947; Crоzier M. Le Changement dans les Organisations // Revue française d’administration publique. 1991.

2 См. Комаровский В.С. Административная реформа в Российской Федерации // ПОЛИС (Политические исследования) – 2005 - №4 – С.172-178; Сморгунов Л.В. Государство и политика модернизации // Вестник философии и социологии Курского государственного университета - 2010. - № 2. - С. 132-139; Шабров О.Ф. Эффективность государственного управления в условиях постмодерна // Власть. – 2010. - №5. - С.4-9.

3 Государственная политика и управление / Под ред. Л.В.Сморгунова. — М: 2006. С. 3

4 Тоффлер Э. Третья волна. М., АСТ, 2004; Валлерстайн И. Конец знакомого мира. М., Ладомир, 2005.;

5 Aberbach J.D. Public Service and Administrative Reform in the United States: the Volcker Commission and the Bush Administration // International Review of Administrative Science. 1991. № 3; Guy P. Comparing Public Bureaucracies: Problems of Theory and Method. Tuscaloosa, AI., 1988; Farazmand A. Handbook of Comparative and Development Public Administration. N.Y., 1991; Page E. Comparative Public Administration in Britain // Public Administration. 1995. Vol. 73. № 2; Heady F. Public Administration. A Comparative Perspective. Sixth edition, N.Y., 2001; Heady F. Comparative and International Public Administration: Building Intellectual Bridges // Public Administration Review. 1998. Vol. 58. № 1; Wong H.-K., Chan H. Handbook Comparative Public Administration of in Asia-Pacific Basin. N.Y., 1999. Barzelay M. Breaking Through Bureaucracy: A New Vision for Managing in Government. Berkeley. 1992.

1 Буренко В.И. Социальное регулирование политической власти. М., 2001; Гельман В.Я. Постсоветские политические трансформации // Полис. 2001. № 1; Глазунова Н.И. Государственное и муниципальное (административное) управление. М. 2007; Демократия в современном мире. М., 2009; Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. М., 1995; Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России: опыт ретроспективно-компаративного анализа социальной и политической динамики. М., 1996; Омельченко Н.А. Этатистский соблазн: власть и общество в России в контексте становления и эволюции национальной государственности // Право и политика. 2010. №6; Панарин А.С. Народ без элиты. М., 2006; Соловьев А.И. Цивилизация versus политика. Российские иллюстрации // Власть. 2007. №8; Шутов А.Д. Россия в жерновах истории. М., 2008.

2 См.: Ахиезер А.С. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. М., 2000; Капустин Б.Г. «Свобода от государства» и «свобода через государство». О неизбежности посткоммунистической России и ответственности либералов // Вопросы философии. 1998. № 7; Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. «Русская система» как попытка понимания русской истории // Политические исследования. 2001. № 4; Шевцова Л. Как Россия не справилась с демократией: политика политического отката // Pro et Contra. 2004. № 3.

1 См. об этом: Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: деятельностно-структурная концепция. М., 2003; Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М., 1997; Мачкув Е. Преобразование коммунистического тоталитаризма и посткоммунистическая системная трансформация: проблемы, концепции, периодизация // Полис. 2000. № 4; Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты, транзитологические теории и посткоммунистическая Россия / Политическая наука в России: Интеллектуальный поиск и реальность: Хрестоматия. М., 2000; Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ [Международная научная конференция сент. 1997 г.] / Под ред. В.С. Малахова, В.А. Тишкова. М., 2002; и др.

2 См. напр.: Анохин М.Г. Политическая система: переходные процессы. М., 1999; Вайнштейн Г.И. Закономерности и проблемы посткоммунистических трансформаций / Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна, 2001; Галкин А.А., Красин Ю.А. Россия на перепутье. Авторитаризм или демократия: варианты развития. М., 1998; Иванов В.Н. Россия: социально-политическая ситуация (национальный и региональный аспекты). М., 2000; Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М., 2001; Мельвиль А.Ю. Демократический транзит в России – сущностная неопределенность процесса и его результатов. М., 2002.

1 См.: Афанасьев В.В. Россия и Европа: нации в эпоху глобализации. М., 2006; Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 2004; Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализации. М., 2003.; Добреньков В.И. Глобализация и Россия: социологический анализ. М., 2006; Лобер В.Л. Антиглобализм как социально-политическое явление / Глобализация: многостороннее измерение. М., 2004; Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. М., 2005; Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. М., 2005.

2 См.: Панарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2002.

3 См.: Сорос Дж. О глобализации. М., 2004; Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические императивы. М., 1998; Бжезинский З. Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство. М., 2004.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Политическая система российской федерации: теория и практика формирования, тенденции развития

    Диссертация
    Защита диссертации состоится «_24 »_декабря 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета по политическим наукам (Д.212.141.20) в Московском государственном техническом университете им.
  2. Тенденции развития ситуации: аналитический комментарий

    Документ
    Участие руководства страны в урегулировании ситуации вокруг Ирака и последующее осуждение начала боевых действий, начатых США и Великобританией против этого ближневосточного государства.
  3. Проблема свободы в контексте теории деятельности

    Диссертация
    1.1. Онтологические и гносеологические основания свободы в истории философской мысли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  4. Мировая политика в условиях кризиса

    Учебное пособие
    С конца ХХ столетия наряду с устоявшимся термином «международные отношения» в научный оборот все настойчивее входит понятие «мировая политика». Есть основания для этого? Не происходит ли дублирование семантического ряда? Попробуем
  5. Н. Д. Кондратьева Институт экономики ран экономический факультет мгу им. М. В. Ломоносова чЕловеческий капитал: мировые тенденции и российская специфика Доклад

    Доклад
    Е-86. XVI Кондратьевские чтения «Человеческий капитал: мировые тенденции и российская специфика». Тезисы докладов и выступлений участников чтений. М.: Международный фонд Н.

Другие похожие документы..