Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
История Философия красоты Профессиональная этика Санитарная гигиена Психология общения Глоссарий Инструментарий Строение волоса и кожи Техники, методы...полностью>>
'Методичні рекомендації'
Методичні рекомендації для підготовки міждисциплінарної курсової роботи за освітньо-кваліфікаційними рівнями «спеціаліст» і «магістр» денної форми на...полностью>>
'Сказка'
Встреча туристов на ж/д вокзале (поезд №41, прибытие в 06.10) представителями фирмы с табличками «ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД». Поездка в г. Валдай (132 км). Пут...полностью>>
'Документ'
о проведении открытого аукциона на право заключения муниципального контракта на поставку литературы для комплектования библиотечных фондов библиотек г...полностью>>

Политико-административные преобразования в контексте глобальных вызовов: отечественный и зарубежный опыт, проблемы и тенденции развития

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается научная актуальность выбранной темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект, предмет и гипотеза, ставятся цель и задачи исследования, рассматриваются его научная новизна и практическая значимость, указываются теоретико-методологическая основа и формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Политико-административные преобразования в сфере государственного управления: концептуальные основы исследования» уточнено поня­тие политико-административного как категории политической науки, при­менен методологический подход к рассмотрению государственного управ­ления через призму понятия «политико-административное». Просле­жена эволюция основных направлений исследования политико-админист­ратив­ных преобразований в мировой и российской политической мысли.

В первом параграфе первой главы «Понятие политико-админи­стративного как выражение сущности современного государственного управления» автор, опираясь на работы российских и зарубежных исследо­вателей (М. Вебер, М. Крозье, Ф. Риггс, Г. Петерс, О.В. Гаман-Голутвина, В.С. Комаровский, Е.Г. Морозова, Л.В. Сморгунов, О.Ф. Шабров) обос­новывает понятие политико-административного как такого понимания госу­дарственного управления, которое отражает ведущую роль взаимодействия госу­дарства и общества. С этой точки зрения диссертантом рассмотрена дина­мика развития политико-административной сущности государственного управления в исторической ретроспективе. В традиционных обществах поли­тика рассматривалась как специфическое искусство, основанное на дея­тельности государства, направленной на достижение и поддержание порядка в обществе. Однако проблемы взаимодействия государства и общества на данном этапе еще не были центральным звеном государственного управле­ния. Закономерные процессы внутренней дифференциации со­циума, повы­шение уровня сложности его организации, появление новых социаль­ных групп, расширение и стабилизация территории, управляемой государством, привели к серьезным трансформациям социального порядка, связанным с за­рождением индустриального общества. Сущностью данного этапа стало по­степенное включение в политическую деятельность больших групп людей, расшире­ние сферы политических отношений, дифференциация политиче­ской и госу­дарственной деятельности. В результате широкое вовлечение в политику масс сочеталось с развитием государственного управ­ления как про­фессиональной деятельно­сти, требующей специаль­но­го знания и специальной подготовки. Субъектом государственного управ­ления в данной парадигме выступает государство, объ­ектом – общество, общественные отношения. На следующем этапе раз­вития политико-админист­ративной сущности государственного управления, связанным с эпохой пе­рехода от индустри­ального общества к постиндустри­альному, происходит дальнейшая диффе­ренциация и разделение госу­дарственного управ­ления и общества, а также внутренняя диф­ференциация го­сударственного управления. В результате современная сис­тема государст­венного управ­ле­ния демонстрирует тенден­цию трансформа­ции публичной государственной политики в частную, вплоть до стремления администра­тивной власти осво­бодиться от поли­тиче­ского контроля. На дан­ном этапе разви­тия центральным зве­ном государственного управления, обеспечивающим его эффективность, становится организация взаимодейст­вия государствен­ного управления и об­щества.

Основываясь на работах отечественных исследователей (Л.В. Сморгунова и др.), автор при рассмотрении современных характеристик политико-административной сущности государственного управления выделяет три основные модели. Дихотомическая модель формировалась в эпоху, начинающуюся в конце XIX века, когда в качестве идеала отношений между политикой и управлением сначала выступает их полное разделение, а впоследствии боле сложное нормативное и ценност­ное регулирование их взаимодейст­вия (Вильсон, Вебер). В результате кри­тики дихотоми­ческой модели появляется функционалистская модель, со­гласно которой го­сударственное управление есть процесс приня­тия реше­ний, а по­литика обес­печивает их легитимность. В свете этой кон­цепции по­литикой и легитима­цией власти зани­маются в основном правящая экономи­ческая и политиче­ская элиты, а организованные структуры управ­ления осу­ществляют ис­пол­нение их решений. Подчеркивая все возрастающее влияние групп интересов на политику и управление, данная модель ставит перед де­мокра­тическим обществом до­вольно сложные задачи по ограничению воз­действий этих групп на форми­рование правительственного курса по осуще­ствлению эффективного поли­тического и социаль­ного контроля за деятель­ностью правительства. В дис­сертации рассмотрены контуры третьей иде­ально-типической модели, при ко­торой главным фактором эффективности государствен­ного управления становится эффективное гармоничное взаи­модействие между государст­венным управлением и обществом, гражда­нами. Главным результатом реализации политико-административной сущ­ности госу­дарственного управления в этой модели признается синер­гетиче­ский эффект, полученный при взаимодействии и усиливающий совме­стные возможности взаимодействующих сторон.

Таким образом, в параграфе обосновывается понятие «политико-ад­министративное» как особый взгляд на государственное управление, сфо­ку­сированный на ведущей роли взаимодействия государства и общества. В ре­зультате рассмотрения государственного управления с точки зрения пред­ложенного политико-административного подхода, автор приходит к выводу о том, что политико-административная сущность государственного управле­ния является важнейшей чертой современного состояния государства. При этом, противоречия, свойственные взаимоотношениям государственного управления как иерархизированного властного управления, и общества, носят объективный характер. А усложнение современных обществ приводит к тому, что эффективность государственного управления напрямую зави­сит от эффективности взаимодействия между государством и обществом.

Во втором параграфе первой главы «Политико-административ­ные преобразования в предметном поле политической науки» автором выделено и обосновано понятие «политико-административные преобразо­вания», исследованы основные проблемы политологического осмысления феномена политико-административных преобразований.

В параграфе проанализировано становление зонтичного понятия «политико-административное управление» в российской политической науке (В.С. Комаровский, Е.Г. Морозова , О.Ф. Шабров, Л.В. Сморгунов и др.). Отмечено что понятие «политико-административное» и связанные с ним понятия направ­лены на преодоление ограниченности функционалист­ского прочтения проблематики го­сударственного управления. Автором обосновано и оп­ределено понятие «политико-админист­ративные преобразования», произ­ведена дифференциация данного понятия от близких понятий. Автор от­мечает, что понятия «политико-администра­тивные изменения», «поли­тико-администра­тивное управление», «политико-административные ре­формы», уже осво­енные политической наукой, рассматривая государст­венное управление с точки зрения функционального подхода, в недоста­точной мере уделяют внимание результатам выполнения политико-адми­нистративной функции. Понятие «политико-административные преобразо­вания» позволяет отра­зить сложность и противоречивость взаимоотноше­ний и взаимовлияния государственного управления и общества, а также и сами результаты этих взаимоотношений. В результате нам удается совмес­тить в исследователь­ском фокусе процесс и результаты изменений в госу­дарственном управле­нии и в обществе, направленные на совершенствова­ние принципов и меха­низмов осуществления функции политико-админи­стративного управления.

Автором рассмотрены основные направления развития политологи­ческого осмысления феномена политико-администра­тивных преобразова­ний, начиная с обозначенной В.Вильсоном дихотомии поли­тики/управления. Ко второй половине XX века методологические споры ока­зались сосредоточены вокруг возможности применения рыночных мето­дов в государственном управлении. Результатом этих споров стали теории и прак­тики освоения принципов и методов успешного бизнес-менеджмента в сис­теме государственного управления, что выразилось в создании целого ряда направлений, объединенных понятием New Public Management (Гуд, Гэблер, Осборн и др.).

Анализ различных моделей и концепций организации и реализации политико-административных преобразований позволяет сделать вывод что, несмотря на разнообразную таксономию выработанных подхо­дов и направлений, в центре всех теорий и практик лежит проблема взаи­модей­ствия государственного управления и общества и степени вовлечен­ности граждан в государственное управление. Отсюда стрем­ление строить новые подходы на современных методах такого вовлечения и обеспечения коммуникации. В части подходов указанную цель предпола­гается реализовать при помощи широкого внедрения новых информаци­онно-коммуникационных технологий и вовлечения граждан в использова­ние этих возможностей (концепции «Электронного правительства», E-Go­verment, Digital Government). В рамках понятия «Governance» происходит объединение механизмов, про­цессов и институтов, через которые граждане и группы выражают свои ин­тересы и реализуют свои законные права. В результате государственное управление становится менее жестким, дета­лизированным и регламенти­рованным; оно базируется, скорее, на горизон­тальных, чем на вертикаль­ных связях между государственными органами, ассоциациями граждан­ского общества и бизнесом. Схожим образом пони­мается государственное управление и в понятиях «качественное управле­ние» (Good Governance), «демократическое управление» (Democratic Go­vernance). Концепции Con­nected Government и теории социальных сетей делают упор на создание ус­тойчивых неформальных и полуформальных общественных структур, уча­ствующих в определении целей и реализации государственного управле­ния.

Таким образом, в параграфе обосновано выделение понятия «поли­тико-административные преобразования», отражающего процесс и резуль­таты изменений в государственном управлении, направленные на совер­шенствование принципов и механизмов взаимодействия государства и общества. Выделение политико-административных преобра­зований как предмета политологического исследования позволяет допол­нить функциональный подход возможностями исследовательских страте­гий, направленных на изучение и понимание процессов и результатов про­водимых в государственном управлении изменений. Кроме того, сделан вывод о том, что в современной политической науке происходит смещение внимания от различных вариаций концепций Public Administra­tion к концепциям более широкого привлечения общественных структур и граждан к государственному управлению.

Во второй главе «Модели политико-административных преобразований в эпоху модерна и постмодерна и проблема их эффективности» ис­следуются характеристики политико-административных преобразований в различных странах мира в период перехода от эпохи модерна к постмо­дерну, проводится анализ подходов и практик определения эффектив­ности политико-административных преобразований.

В первом параграфе второй главы «Модернистская и постмо­дернистская модели политико-административных преобразований» раскрываются основные характеристики политико-администра­тивных пре­образований эпох модерна и постмодерна, проводится диф­ференциация и оценка этих характеристик, выраженная в виде сформулированных мо­дернистской и постмо­дернистской моделей политико-административных преобразований.

В работе отмечается, что политологический взгляд на модерн (Э. Тоффлер, С.  Хантингтон, У. Мор, М. Леви, Ш. Айзенштадт и др.) пред­ставляет движение к модерну как серию процессов, начавшихся и разви­вавшихся в уникальной исторической ситуации Европы и приведших к экономическому и социально-политическому лидерству этих стран. На ос­нове анализа проведения политико-административных преоб­разований в эпоху модерна автором сформулированы основные характеристики мо­дернистской модели политико-административных преобразований, среди которых: рационализация общественной жизни, обеспечение технического и социального прогресса, эмансипация. Развитие данной модели политико-административных пре­образований происходило от освоения и внедрения политической демокра­тии и представительства (ранний модерн) к прояв­лениям элитизма вплоть до авторитаризма (модерн), «имитационной» демократии и нивелирова­ния политического (поздний модерн и постмо­дерн). Указанная нелинейная динамика развертывания политического легла в основу контуров постмодернистской модели политико-админист­ративных преоб­разований.

Автором рассмотрен период пере­хода от эпохи модерна к постмо­дерну как ключевой этап формирования идейного содержания и практики современных политико-административных преобразо­ваний. Сделан вывод, что постмодернистская модель политико-административных преобразова­ний обусловлена целым рядом причин, общих для различных государств и носящих глобальный характер: финансово-эко­номические причины (внешний долг, дефицит бюджета, инфляция, эконо­мические кризисы и т.д.); неэффективность государственного управления (недостаточный кон­троль за деятельностью государственных органов, проблемы кадрового обеспечения, оптимизации структуры государственных органов); давление со стороны об­щества, осознающего неэффективность существующей сис­темы управле­ния и взаимодействия государства и граждан.

Автором выделены и проанализированы технологии проведения по­литико-административных преобразований в рамках постмодернистской модели, которые можно сгруппировать в несколько кластеров: меры, на­правленные на децентрали­зацию государственного управления (делегиро­вание полномочий, сокра­щение госаппарата и т.д.); внедрение технологий управления, характерных для сферы бизнеса («от государственного адми­нистрирования к государст­венному менеджменту»); нивелирование роли идеологического фактора в государственном управлении (деидеологиза­ция, технологизация и т.д.). Особо отмечается, что начиная с 1980-х годов в ответ на широкое распространение постмодерни­стских ценностей (по­требление, индивидуализм, мозаичность политического поля и др.) проис­ходит актив­ное развитие и внедрение технологий взаимодействия государ­ства и общества, что становится ведущим трендом в по­литико-ад­министративных преобразованиях и приводит к поискам новых форм со­циального взаимодействия. Эта тенденция сегодня характерна не только для развивающихся стран, но и для европейских и северо-амери­канских государств (внедрение принципов «партисипативной демократии» в странах Латинской Америки, технологии вовлечения граж­дан в управле­ние в городах Франции, Швеции, Германии, Канады и т.д.).

В заключение параграфа автор делает выводы о том, что ключевым этапом формирования идейного содержания и практики современных по­литико-административных преобразований является период перехода от эпохи модерна к постмодерну. Модернистская модель политико-админи­стративных преобразова­ний, заложив основу широкого вовлечения граж­дан в политическую жизнь, оставила нерешенной проблему автономизации го­сударственного управления и профессионализации деятельности государ­ственных чиновников. Выделение слоя управленцев и закрепление этой тенденции в политико-административных преобразованиях эпохи мо­дерна привело к усилению разрыва между обществом и государственным управ­лением, к формированию целого ряда авторитарных режимов. Именно поэтому в рамках постмодернистской модели политико-админист­ративных преобразо­ваний реализуются попытки активного развития и вне­дрения новых технологий взаимо­действия государства и общества.

Во втором параграфе второй главы «Эффективность политико-административных моделей модерна и постмодерна: российские и ми­ровые практики» проанализированы выработанные в последние десяти­летия между­народные критерии оценки эффективности государственной власти и по­литико-административных преобразований, а также произве­дена оценка степени их применимости в российских условиях.

В диссертации отмечается, что в эпоху модерна и, особенно, позднего модерна, был выработан богатый арсенал методик и технологий, претен­дующих на роль универсальной методики оценки эффективности политико-административных преобразований. В основе этих методик лежали количест­венные показатели экономической состоятельности проводимых преобразо­ваний. Это, прежде всего: разработки Инсти­тута Всемирного бан­ка, показа­тели, полученные в результате Всемирного обследования предприятий (WBES); показатели, полученные в результате обследования предприятий в странах с пере­ходной экономикой (The Business Environment and Enterprise Perfor­mance Sur­vey, BEEPS). Позднее к ним прибавились показатель государст­венного управ­ления (Governance Research Indicator Country Snapshot, GRICS); Индекс воспри­ятия коррупции организации «Transparency Inter­national»; Барометр мировой кор­рупции организации «Transparency Inter­na­tional»; Индекс экономической свободы организации «Heritage Foundation»; индекс непрозрачности, разработанный компа­нией «Pricewater-House-Coopers».

Рассмотрение указанных показателей и анализ их внедрения и реали­зации позволили сделать выводы о том, что в эпоху постмодерна про­исхо­дит определенное замедление международной конвергенции идей и универ­сализации практик в области политико-администра­тивных преобразований. Часть государств, прежде всего, страны с бурно раз­вивающимися эконо­ми­ками, отказываются некритично и безоговорочно принимать предлагаемые, а нередко и навязываемые им рекомендации, стандарты и методики, которые были разработаны и реализованы без участия представителей этих стран. Недостатки применяемых методик оценки эффективности политико-адми­нистративных преобразований приводят к необходимости существенного изменения методологии и содержания данных критериев в сторону усиле­ния политико-управленческих составляющих оценки. В активно разрабаты­ваемых в на­стоящее время показателях эффективности «второго поколения» предпри­нимаются попытки уйти от чисто экономических или администра­тивных крите­риев эффективности и приблизиться к политическому понима­нию функций государственной власти. В диссертации отмечается, что дис­куссии по содержанию критериев (показателей) второго поколения, по их структуре и применению еще про­должаются, поэтому до сих пор не сфор­мирован набор исходных ориенти­ров, в сравнении с которыми можно изме­рять эффективность государствен­ного управления. С точки зрения оценки политико-административных преобразований, важным представляется то, что в показателях второго поколения среди главных критериев предлагается учитывать сопоставление целей государственного управ­ления с целями, ко­торые объективно детерминированы об­щественными запросами; объек­тивные результаты управления с общественными пот­ребностями и инте­ресами; общественные издержи, связанные с государственным управ­ле­нием, с объ­ективными результатами, полученными вследс­твие управления.

Анализ показателей «второго поколения» и заявленных направлений политико-административных преобразований в России показывает боль­шую степень совпадения целей, поставленных в целом ряде развитых эко­номических стран в сфере государственного управления, с задачами ре­формирования системы управления в России. Однако автором отмечаются и про­явившиеся в ходе разработки и внедрения новых критериев оценки не­дос­татки, многократно усиленные в период экономического кризиса.

В диссертации дана оценка степени применимости различных пока­зателей эффективности политико-административных преобразований в российских условиях. Сделан вывод о том, что в России существует опре­деленная специфика, требующая учета целого ряда факторов при проведе­нии политико-административных преобразований, что обусловливает ос­торожное применение выработанных и принятых международным сообще­ством критериев оценки эффективности государственного управления - как традиционных, так и показателей «второго поколения». Такая позиция не означает изоляционистского понимания роли и места России в междуна­родных процессах, однако работа по интеграции России в мировое сооб­щество должна идти с четким пониманием степени готовности России к такого рода процессам, с учетом специфики и особенностей российского государства.

В третьей главе «Глобализация как феномен постмодерна и его воздействие на развитие политико-административных преобразова­ний в России» на основании анализа основных направлений глобальных процессов, рассматриваемых в рамках постмодернистских изменений в мире, произведена оценка влияния проявлений глобализации на политико-административные преобразования в России.

В первом параграфе третьей главы «Вызовы глобализации и по­ли­тико-административные изменения в национальных государствах» автором раскрываются основные характеристики глобальных процессов на основе глобальных вызовов, определяются тенденции развития современ­ных политико-административных преобразований, испытывающих влия­ние глобализации.

Автором предложен методологический подход для рассмотрения влия­ния глобальных процессов на политико-административные преобра­зова­ния, основанный на модернизированной концепции английского исто­рика А.Тойнби. На основе принципа «вызов-и-ответ» (challenge-and-re­sponse) автором предложено понятие «глобальный вызов» как явление со­времен­ного мира, затрагивающее интересы и судьбы всех стран и народов, при­водящее к значительным потерям, а в случаях их обострения - к гло­баль­ным проблемам, связанным с антропогенной и социально-политиче­ской деятельностью человека. Определены основные общие характери­стики глобальных вызовов: глобальные масштабы проявления, выходящие за рамки одного государства; острота проявления и комплексный харак­тер; общечеловеческая социальная сущность, делающая их понятными и акту­альными для всех стран и народов; особенность предопределять в тех или иных аспектах ход дальнейшей истории человечества; возможность их предотвращения, устранения и ликвидации последствий усилиями всего мирового сообщества.

В работе отмечается, что влияние глобализационных вызовов второй половины XX века на развитие и ход политико-административных преоб­разований выразилось в том, что большое количество стран мира вынуж­дены были проводить изменения, направленные на повышение эффектив­ности государства, взаимодействия государства и общества. Возникает идея эффективности государственного управления, перерастающая нацио­нальные границы. В работе выделяются основные характеристики гло­бальных изменений, влияющих на политико-административные преобра­зования в различных странах мира в условиях постмодерна: растущая про­ницаемость межгосударственных границ и деформация традиционного по­нятия государства и его ядра - суверенитета. Указанные свойства серьезно отражаются на двух завоеваниях эпохи модерна – идее и конкретном во­площении демократии, как практики участия граждан государства в управ­лении, и пространственном, территориальном распределении власти в го­сударстве. В результате рождаются ответы, реализуемые в ходе политико-административных преобразований, такие как: регионализа­ция, авто­номизация, традиционализм, партикуляризм, глокализация, фрагментация мира, фрагмеграция.

Анализ научной литературы и основных мировых тенденций позво­ляет выделить три базовые модели глобализации, которые одновременно явля­ются и моделями развития политико-административных преобразова­ний государств в условиях глобализации. Согласно первой модели, глоба­лиза­ция есть своего рода равномерно распределенная по планете сеть эко­номи­ческих и политических взаимосвязей, обеспечивающих всем участни­кам мирового процесса «равные возможности» и (в идеале) устойчивое разви­тие. В рамках этой модели развитию государств, в целом, ничего не угро­жает - при условии, что государство грамотно будет встраиваться в уже ус­тановленный порядок. Вторая модель, видящая в глобализации но­вый ме­ханизм господства «золотого миллиарда» над большинством насе­ления планеты, в теоретическом плане тесно связана с концепцией мир-эконо­мики И. Валлерстайна. Эта концепция основана на признании того факта, что исторически существует группа стран, которые становятся главными бенефициариями глобальных процессов. Именно эти государ­ства задают нормы и стандарты глобализации, а остальные страны вынуж­дены под­страиваться под них. При этом государству ничего не угрожает только то­гда, когда оно принимает правила игры и встраивается в иерар­хию госу­дарств, то есть признает верховенство тех, кто устанавливает пра­вила. В рамках третьей модели, основанной на активно развивающейся в послед­ние десятилетия теории социальных сетей, глобализация рассматри­ва­ется как многоуровневая система, верхний уровень которой составляет сеть так называемых «ворот в глобальный мир» – компактных территорий мегапо­лисов, соединяющих в себе функции транспортных узлов, финансо­вых центров, а также центров образования, науки и политического влия­ния. В этой модели судьба государства сильно зависит от внешних факто­ров, то есть от территориального положения, степени удаленности от зна­чимых социально-экономических центров, уровня развития госу­дарств в при­граничной зоне и так далее.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Политическая система российской федерации: теория и практика формирования, тенденции развития

    Диссертация
    Защита диссертации состоится «_24 »_декабря 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета по политическим наукам (Д.212.141.20) в Московском государственном техническом университете им.
  2. Тенденции развития ситуации: аналитический комментарий

    Документ
    Участие руководства страны в урегулировании ситуации вокруг Ирака и последующее осуждение начала боевых действий, начатых США и Великобританией против этого ближневосточного государства.
  3. Проблема свободы в контексте теории деятельности

    Диссертация
    1.1. Онтологические и гносеологические основания свободы в истории философской мысли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  4. Мировая политика в условиях кризиса

    Учебное пособие
    С конца ХХ столетия наряду с устоявшимся термином «международные отношения» в научный оборот все настойчивее входит понятие «мировая политика». Есть основания для этого? Не происходит ли дублирование семантического ряда? Попробуем
  5. Н. Д. Кондратьева Институт экономики ран экономический факультет мгу им. М. В. Ломоносова чЕловеческий капитал: мировые тенденции и российская специфика Доклад

    Доклад
    Е-86. XVI Кондратьевские чтения «Человеческий капитал: мировые тенденции и российская специфика». Тезисы докладов и выступлений участников чтений. М.: Международный фонд Н.

Другие похожие документы..