Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Основу развития экономики в любом обществе составляет собственность на материальные и некоторые нематериальные блага. Изменения в экономике – это в п...полностью>>
'Конкурс'
Касимов» 340 3 место – 350 баллов участие в конкурсе доброволец года – 50 баллов 740 место волонтерский отряд «Оптимисты» МОУ Чулковская СОШ Скопинск...полностью>>
'Реферат'
Менеджмент – это умение добиваться поставленных целей, используя труд, интеллект, мотивы поведения других людей. Менеджмент – это функция деятельност...полностью>>
'Доклад'
«Главная задача современной школы – это раскрытие способностей каждого ученика, воспитание личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкретно...полностью>>

В. И. Вернадского В. В. Буряк Динамика культуры в эпоху глобализации: ноосферный контекст Монография

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ,
МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ

Таврический национальный университет
им. В. И. Вернадского

В. В. Буряк

Динамика культуры
в эпоху глобализации:
ноосферный контекст

Монография

Симферополь

«ДИАЙПИ»

2011

УДК 316.32:130.2:5:1

ББК 87. 633

Б 919

Рекомендовано к печати учёным Советом Таврического национального университета имени В. И. Вернадского (протокол № 6 от 20 июня 2011 г.)

Рецензенты:

А. В. Швецова – доктор философских наук, профессор

Л.Ф. Малофеев доктор философских наук, профессор

Монографія являє собою комплексне дослідження феномена культурної глобалізації. Розглянуто динамічний аспект глобальних соціокультурних трансформацій у ноосферному контексті. Представлено типологію вимірів глобалізації. Визначено фундаментальні протиріччя глобалізованого світу, механізм конфлікту між глобальним і локальним.

Б

Б 919

уряк В. В.

Динамика культуры в эпоху глобализации : ноосферный контекст : монография / В. В. Буряк. – Симферополь : ДИАЙПИ, 2011. – 462 с.

ISBN 978-966-491-084-9

Монография представляет собой комплексное исследование феномена культурной глобализации. Рассмотрен динамический аспект глобальных социо-культурных трансформаций. Совокуп­ность планетарных изменений исследуется в более широком ноосферном контексте. Представлена систематизированная типология измерений глобализации. Выделен и проанализирован принцип мобильности как основание социо-культурной динамики. Определены фундаментальные противоречия глобализирующегося мира, механизм конфликта между глобальным и локальным.

УДК 316.32:130.2:5:1

ББК 87. 633

ISBN 978-966-491-084-9 © В. В. Буряк

содержание

Введение 7

Раздел 1. Глобализация как продолжение
ноосферогенеза
15

1.1 Социо-культурная динамика
в контексте глобальных трансформаций 15

1.2 Терминологические и методологические
аспекты спецификации учения о ноосфере 26

1.3 Современное мировоззрение
и ноосферное мышление 39

1.4 Глобальные трансформации
в контексте расширения ноосферы 50

1.5 Глобализация как объект междисциплинарных исследований: основные измерения 64

1.6 Глобализация: к вопросу о дефинициях 81

1.7 Историческая рецепция
концепта глобализации 97

Раздел 2. Антропологическое измерение
глобализации
113

2.1 Антропологический поворот
в эпоху глобальных трансформаций 113

2.2 Континентальный философско-антропологический дискурс и
перспективы новой культурной политики 126

2.3 Глобальная педагогика:
ноосферный аспект 133

2.4 Образование как стратегический ресурс
«технотронной эры» 145

2.5 Консьюмеризация образования
в эпоху рыночной экономики 156

Раздел 3. Социальное измерение глобализации 173

3.1 Специфика становления гражданского
общества в глобализирующемся мире 173

3.2 Гражданское общество как
социальная идея европейской культуры 186

3.3 Гражданское общество в контексте
ноосферогенеза и продвижения
глобальных трансформаций 202

3.4 Проблема измеримости глобального
гражданского общества:
компаративные исследования 222

Раздел 4. Информационное измерение
глобальных трансформаций
235

4.1 Глобализирующийся мир в условиях
информационной революции 235

4.2 Ноосферизация социума в эпоху
Интернет-революции 250

4.3 Парадигма сетевого общества 267

4.4 Социальные сети: экономика и
социокультурные процессы
в глобализирующемся мире 279

4.5 Планетарная мобилизация
социальной коммуникации 286

4.6 Киберкультура в глобализирующемся мире 300

Раздел 5. Глобализированная культура
и консюмеризированное общество
321

5.1 Маркетизация социокультурной сферы
в эпоху глобализации 321

5.2 Феномен демонстративного потребления
в капиталистических обществах
в интерпретации Торстейна Веблена 329

5.3 Консюмеризм в постэмоциональном
обществе 335

5.4 Макдональдизация как эффективная модель культурной гомогенизации 341

Раздел 6. Динамические особенности
культурной глобализации
349

6.1 Мобильность как ключевой триггер
динамики социокультурных изменений 349

6.2 Ускорение культурной глобализации:
философия скорости Поля Вириллио 355

6.3 Культура в глобальном пространстве:
скорость и мобильность 366

6.4 Био-социальные детерминанты культурного трансфера: (социобиологические
и меметические интерпретации) 388

6.5 Миметическая трансмиссия
и био-социальные аспекты
функционирования культуры 402

Заключение 407

Литература 419

Введение

Очевидно, что в транзитивных обществах, к каковым можно отнести Украину, процессы интеграции в состоявшиеся продвинутые европейские экономические, социальные и культурные системы представляет собой совокупность шагов, предусматривающих адаптацию локальных социокультурных практик к региональным и глобализированным. При этом экономическая специализация и национальные приоритеты не должны быть утеряны, а напротив, могут обеспечить эффект результативности. В ходе интеграции многое зависит не только от генерации ценностей в рамках национальных культурных проектов, то есть традиционных форм воспроизводства социокультурных практик, но также от рецепции инновационных тенденций, присущих динамичным глобализированным трендам в политико-правовых, экономических и культурных сферах жизнедеятельности. Именно горизонтальный трансфер социальных и культурных практик обеспечивает ускоренную динамику на всех уровнях и во всех «точках роста»: политического, технологического, экономического, социального и культурного.

Социально-экономическая ситуация в Украине в силу её исторического развития, геополитического положения, транзитивности и специфической полиэтничности позволяет говорить о наличии перманентных экономических, политических, социальных, а, следовательно, и культурных кризисах, «культурных рисках», и, в конечном счёте, об угрозе деформации национальной культурной идентичности. К этим «генетическим» историко-культурным в своей основе кризисным явлениям добавляется эффект воздействия культурной глобализации – гомогенизация культурной составляющей. В результате ускорения обмена культурным контентом, массированной интервенцией культурных образцов массовой денационализированной культуры, стереотипов, клише и рекламной продукции через Интернет и СМИ в условиях достаточно развитого информационного общества в Украине происходит ассимиляция отечественной культуры другими национальными культурами и глобализированной культурой в целом. Поэтому необходим комплекс экономических, политических, идеологических, социальных и культурных программ для сохранения национальных культурных традиций и, следовательно, национальной культурной идентичности, поддержание стабильного режима реального этнокультурного разнообразия.

На пути поиска и обретения культурной национальной идентичности и реализации государственных, региональных, локальных и индивидуальных культурных проектов могут и должны быть задействованы ключевые ресурсы (это относится к любой существующей сегодня культуре и к любому государству). Их можно разделить на несколько групп: 1) экономические (возможности финансирования национальной культуры, «национального культурного проекта»); 2) организационные (наличие специализированного менеджмента и подготовленных менеджеров управляющих национальными, региональными и локальными культурными проектами); 3) идеологи­ческие (наличие единой консолидированной многолетней перспективной программы, в виде концептуальной и реальной культурной политики); 4) технологические (интегрированные информационные технологии для обеспечения разнообразных культурных практик государства и гражданского общества); 5) инновационные (система соответствующей инфраструктуры для обеспечения реализации творческой деятельности на всех уровнях).

Исходной предпосылкой исследования является допущение того, что благодаря планетарной информационно-коммуникативной среде большинство индивидуумов и культурных локусов взаимосвязаны и взаимозависимы. Поэтому рассмотрение социальных и культурных практик, функционирование любой национальной культуры должно анализироваться в контексте процессов глобализации и наличия глобального масс-медийного пространства. На наш взгляд, одной из релевантных форм теоретической рефлексии по отношению к культурной динамике глобализирующегося мира является выделение двух взаимосвязанных, но разнонаправленных способов формирования современной социокультурной среды: вертикального и горизонтального трансфера культурных и социальных практик.

Очевидно, что социокультурное пространство представляет собой сложнейшую устойчивую сеть коммуникативных, поведенческих, образовательно-воспитательных практик. Современный академический дискурс философии культуры акцентирует внимание на генезисе культурных форм, прагматике циркуляции и функционировании артефактов, меметических потоков, ценностей и смыслов в глобализированном коммуникативном социально-историческом пространстве. В центре этого континуума смыслов и ценностей находится человек, который благодаря присущей только ему креативности и инновационности формирует, конструирует это пространство, структурирует ноосферу в её «культурном сегменте». Современные культурные процессы носят скоростной характер. Поэтому трансцендентализм (как методологическая установка) не в состоянии обеспечить адекватную концептуализацию таких значимых феноменов как «скорость культуры», мобильность культуры», «глобальный культурный трансфер» и другие. Необходимы новые концептуальные подходы, терминологически и методологически ориентированные на достижения современной социальной теории.

Динамика глобальных трансформаций разнонаправлена и многовекторна, именно поэтому общество и культура в эпоху глобализации рассматриваются в контекстах экономического, политического, технологического и коммуникативного пространств, их трансверсальности, флексибельности и взаимодополнительности. Комплексный характер планетарных процессов требует выделения соответственно-глобального, регионального и локального (и глокального) уровней социокультурной динамики. Здесь необходим учёт двух противоречивых тенденций: межкультурного взаимодействия (с вариантами культурной интеграции, на основе взаимодополнительности, «гибридизации», «креолизации» и «ассамбляжности») и, напротив – столкновения культур, столкновения цивилизаций, вплоть до ведения «культурных войн». Для понимания механизмов становления новой культурной парадигмы необходимо исследовать предпосылки, причины и движущие силы глобализации, уровни функционирования социальных и культурных практик, воздействие вертикального и горизонтального трансферов культурных потоков на формирование глобализированного социокультурного пространства. Также необходимо учитывать реалии глобального информационного общества. В основе любых существенных планетарных изменений находятся не только экономические, политические, коммуникативные и технологические инновации, но, главным образом, коммуникативно-информационные потоки.

Институт национальной культуры и его функционирование обусловлены некоммерческим характером деятельности. Национальные культурные проекты фундированы, прежде всего, эволюционизирующей традицией этно-национальных институций, поэтому имеют тенденцию к ретроспективности и аксиологическому консерватизму. Это проявляется в доминировании этнических, национально-исторических, эстетических форм и циркуляции этнокультурных архетипов. Глобальная культура в качестве популярных брендов ангажирована главным образом экономическим интересом, радикальной инновационностью, скоростью обновления культурных форм и эффективностью получения прибыли от вложенных инвестиций.

Необходимо выделить два основных противоречия современной эпохи в рамках глобализации социокультурного пространства. Основное противоречие между принципами консервативной этно-национальной культурной традицией и радикальной инновационностью коммерческой массовой культурой формирует глокальный фронтир планетарной культуры. Другое фундаментальное противоречие находится в сфере самой культуры, и заключается в углубляющемся конфликте между народной (массовой) культурой и классической (в соответствующих контекстах – элитарной) культурой. Наконец, ещё одно значимое противоречие связано с антагонистическим сосуществованием множества автономных этно-национальных и индивидуальных культур / субкультур, существующих в режиме политики мультикультурализма и доминантой принципа политкорректности в условиях развёртывания глобальных транснациональных культурных трендов (таких как «макдональдизация», «голливудизация», «диснейлендизация» культуры и др.). Это ведёт к такому феномену как мозаичность и фрагментация культуры.

Монография представляет собой комплексное исследование феномена культурной глобализации. Рассмотрен динамический аспект глобальных социокультурных трансформаций в ноосферном контексте. Представлена типология измерений глобализации. Определены фундаментальные противоречия глобализирующегося мира, механизм конфликта между глобальным и локальным.

Научное исследование будет полезно специалистам в области философии культуры, социальной философии, философии истории, а также аспирантам, магистрам и бакалаврам гуманитарных и естественнонаучных специальностей, а также всех, кто стремится понять закономерности глобализирующегося мира.

Раздел 1.
Глобализация как продолжение ноосферогенеза

1. 1. Социо-культурная динамика
в контексте глобальных трансформаций

При изучении социальных и культурных событий происходящих в эпоху глобальных трансформаций необходимо указать на существенное методологическое различие между континентальной культурфилософской традицией и англосаксонской интерпретацией культуры. Метафизические подходы сложившиеся в 19 веке в германской классической философской традиции с упором на трансцендирование культурных ценностей в конце 20 века стали нерелевантными для понимания механизмов трансформации глобализированной культуры. Намного более успешными оказались эмпирически и нарративно ориентированные методы социальной теории сформировавшиеся в британской и североамериканской философии и социологии. Современные англо-американские подходы в анализе определений культуры складывались во многом под воздействием географических и этнографических открытий 18, 19 и 20 веков. Кроме того большое влияние оказывали методологические установки искусствознания, теории культуры, культурной антропологии, социальной теории, философии культуры. Не говоря уже в «школьных» внутридисциплинарных дискуссиях и завершающих дефинициях. Если в континентальной философии культуры (теории культуры) доминировали цели фундированные трансцендентной фокусировкой на «вечные ценности» и «смыслы», то в англо-американской традиции исследования и определения предмета культурных исследований предпочтение отдавалось историчности, социальности и контекстуальности (даже ситуативности) культурной деятельности. Исследователи насчитывают более пяти сотен определений культуры. Решать вопрос о том, какое из них наиболее точное в абстрактном споре нельзя. Культура представляет собой исторически сложившуюся динамичную систему духовных и материальных ценностей. Чтобы понять «как работает культура», необходимы современные методы Схематизация и типология культуры А.Д. Шоркина [Шоркин, 1996], анализ стратегем и ключевых ценностей культуры Ф.В. Лазарева и Б. А. Литтла [Лазарев, Литтл, 2005] дают представление о способах изучения сложных процессах в рамках ноосферной реальности, частью которой является генезис культуры.

Определение нужно «затачивать» под предмет и особенности конкретного исследования. Поскольку динамика культуры в эпоху глобальных трансформаций тесно связана с материальным и информационным потоковым «товарооборотом» культурных форм и ценностей, консюмеризирована, локализована и глокализована одновременно, то именно «позитивистский», социально детерминированный подход к пониманию и объяснению природы современных культурных процессов оказывается наиболее релевантным. Наиболее важными характеристиками культуры тогда становятся: социальность, деятельность, паттерны поведения, институции.

Один из крупнейших англоязычных онлайнвых словарных ресурсов в мире – [/browse/culture], который посещают в месяц около 50 миллионов уникальных пользователей во всем мире, расчитанный на академическую и университетскую аудиторию даёт несколько ключевых определений культуры, где отмечены именно эти характеристики:

1. Совокупность всех социально усвоенных моделей поведения (socially transmitted behavior patterns), верований, институций, художественных практик и других видов человеческой деятельности (технической и интеллектуальной).

2. Такие модели, черты и результаты деятельности (patterns, traits, and products), которые могут быть рассмотрены как выражение особенностей исторической эпохи, класса, сообщества (Эдвардианская культура, Японская культура).

3. Модели, черты и результаты деятельности (patterns, traits, and products), которые могут быть рассмотрены как отнесённые к какой-либо специфической категории, полю, предмету, способу выражения (средневековая религиозная культура, музыкальная культура, культура устной речи).

4. Преобладающие отношения и способы поведения, которые характеризуют функционирование группы или организации (functioning of a group or organization).

Несмотря на некоторые различия общим принципом является указание на трансмиссию (transmitted) социально востребованных и значимых паттернов. Благодаря институциям и «вертикальному трансферу» знаний, умений, ритуалов и социально значимых смыслов локальная культура обретает устойчивость.

Один из классических вариантов описания локального производства культуры даёт американский антрополог Маргарет Мид. На основании многочисленных полевых исследований и теоретических обобщений она определила три ключевых типа (модели) функционирования трансгендерных культурных знаний. Она показала, что между двумя поколениями «взрослыми» и «детьми» можно реконструировать несколько основных типов передачи знаний (по схеме «вертикального трансфера культурных форм», в нашей терминологии). Дискурсивные установки англо-американской этнографии и культурной антропологии позволяют интерпретировать передачу культурного опыта, «знаний» в корреляции с действием биологических механизмов, находящихся в основании человеческой жизнедеятельности. При всей флексибельности термин «поколение» имеет темпоральные границы. Базируясь на таксономии поколений Мид предлагает использовать оригинальную типологию культуры.

Для понимания специфики процесса трансфера культурных знаний внутри одной культуры она показывает существование следующих трёх типов: 1) постфигуративный тип – процесс и результат передачи основополагающих знаний от одного поколения к другому (взрослые – детям); 2) конфигуративный тип – процесс получения взрослыми и детьми знаний главным образом от индивидуумов своего же поколения; 3) префигуративный тип – осуществляется в случае передачи знаний от детей к взрослым.

Разумеется, что это упрощённое представление о том как работает механизм развития традиционной культуры. Тем не менее Мид отметила главные особенности: непосредственная трансмиссия культурного опыта и практически биологическая связь между коммуникантами. В глобализирующемся мире разделены не только поколения (как и в традиционных культурах), отделены и «биологические опции». Люди находятся также в различных регионах и на различных континентах, обитают в разных социальных стратах. Единственное, что их прочно связывает, это медийные информационные потоки. Таким образом индивидуумы находятся «на перекрёстке» вертикального трансфера культурных форм и горизонтального трансфера культурных форм. Перед каждым ситуативно возникает выбор – культурный традиционализм или культурный космополитизм. Многое зависит от мотивации, экономических и политических обстоятельств. Однозначно то, что индивидуум имеет больше степеней свободы и одновременно подвержен мощным соблазнам со стороны маркетинговых и политических брендов. Тем более важно развивать критическое мышление с целью самосохранения и максимальной самореализации личности [Мид, 2008].

Это порядок воспроизводства традиционных культур («тысячелетней культурной традиции). Однако за несколько последних десятилетий произошли эпохальные изменения в экономической, технологической, коммуникацивной, социальной и, конечно же, в культурной сферах. Все локальные, региональные и планетарные процессы сегодня зависят от двух фундаментальных факторов: хода глобальных трансформаций и продолжения инфрмационной революции. В этой новой исторической ситуации необходимо выделить три системобразующие силы для формирования социо-культурного пространства: сети, потоки и сферы. Именно на их пересечении и как результат взаимодействия возникают актуальные экономические, социальные, культурные и политические события.

Если говорить о динамике культурного поля в контексте продолжения глобализации, то здесь необходимо отметить подвижность и даже турбулентность событий, в основе котрых находится конфликт между традиционными («вертикальными», «осевыми») способами производства культурных форм (культурных продуктов) и глобализированными культурными практиками («горизонтальными», «инновационными», «скоростными»). Стратегии формирования традиционных культур ретроактивны и консервативны, главным образом замкнуты на локальные культурные архетипы, в то время как глобализированная культура в большей степени актуальна и футуроактивна (делокализована, стремиться к максимуму планетарной экспансии космополитизированных культурных форм). Чтобы точнее определить диспозицию ключевых культурных трендов современности необходимо прибегнуть к помощи эпистемологического контекста, каковым является «картина мира».

Картины мира различаются не только эпохально и типологически (мифологическая, философская, научная, эстетическая, энвайронментальная и др.), но также имеют локализацию. То есть, речь идёт об этнических и национальных образах мира. Картины мира и образы мира не гомогенны, имеют комплексный характер и обладают специфической динамикой. Отвлекаясь от «материальной» части культуры, укажем на символический аспект организации картины мира. Разными путями происходит конструирование образа мира посредством символов и нарративов. Такая картина мира принимается сообществом и при этом происходит постоянное её «достраивание», появляются новые интерпретации и реинтерпретации. В традиционных культурах абсолютным центром интерпретаций являются автохтонные мифы, легенды, эпос и реальные исторические локализованные события. Благодаря непрерывному вертикальному трансферу культурных форм происходит фиксация картины мира и осуществляются её модификации. Знания здесь существуют в догматизированной форме. Научная картина мира выстраивается на основе рациональных базисных допущений, которые постоянно дополняются, пересматриваются и опровергаются. Этим обеспечивается релевантность научной картины мира реальности и, что немаловажно, производятся прогнозы, реализуются проекты изменения природного положения дел.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Хііі международная научно-практическая конференция «Идеи академика Вернадского и научно-практические проблемы устойчивого развития регионов»

    Документ
    Друкується за рішенням Вченої ради Кременчуцького національного університету імені Михайла Остроградського (протокол ВР № 9 від 04.07.2011 р.). Збірник публікує матеріали, що містять нові теоретичні та практичні результати в галузях
  2. Космические путешествия: наука, образование, практика материалы Международной научно-практической конференции

    Документ
    Космические путешествия: наука, образование, практика. Материалы Международной научно-практической конференции 2 декабря 2010 года. – К.: КУТЭП, 2010.
  3. Ii том (рабочие материалы)

    Документ
    Страна Методология – становящаяся страна. Из гессевской страны Касталии мог уйти магистр, и Касталия оставалась. Потому что оставался институт. У методологии института нет – и замысел состоял в том, чтобы его и не было.

Другие похожие документы..