Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебное пособие'
В пособии приводится описание наиболее часто встречающихся заболеваний на су­дах (симптоматика, диагностика и методы лечения с учетом отсутствия на с...полностью>>
'Доклад'
Муниципальное дошкольное образовательное учреждение общеразвивающего вида «Детский сад № 17» функционирует с августа 2010 года. Расположен в поселке ...полностью>>
'Документ'
8. Лекция: Разработка и внедрение информационной системы: версия для печати и PDA Данная лекция затрагивает вопросы разработки и внедрения информацион...полностью>>
'Программа'
Согласно разработанным и утвержденным членами Координационного Совета по сестринскому делу Центрально-Азиатского Региона квалификационным характерист...полностью>>

Гимнография праздника покрова пресвятой богородицы как источник изучения истории русского литературного языка

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Юсов Иван Евгеньевич

ГИМНОГРАФИЯ ПРАЗДНИКА ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2009

Диссертация выполнена на кафедре общего языкознания филологического факультета Московского педагогического государственного университета.

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

КАМЧАТНОВ Александр Михайлович.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

ВЕРЕЩАГИН Евгений Михайлович;

кандидат филологических наук

КАРАВАШКИНА Марина Викторовна.

Ведущая организация – Государственный институт русского языка им. А.С.Пушкина.

Защита состоится «_____»______________2009 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.154.07 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, ауд. № ______ .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан «____» ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.В.Сарапас

Диссертация посвящена комплексному лингвотекстологическому изучению богослужебного чинопоследования Покрову Пресвятой Богородицы на материале рукописей и печатных изданий XIV–XIX вв.

Актуальность исследования. До последнего времени славянская гимнография не привлекалась в качестве материала по изучению истории русского литературного языка (далее РЛЯ), несмотря на абсолютный количественный перевес памятников соответствующего содержания по отношению ко всему остальному книжному наследию Древней Руси. Причиной тому явились как идеологические запреты, так и объективные трудности анализа подобных текстов, связанные с необходимостью (для исследователя) овладения целым рядом специальных навыков: знания греческого языка и византийской церковной поэзии, литургической терминологии и общей структуры богослужения, знакомства (хотя бы краткого) с музыковедческой стороной анализируемых рукописей.

Труды дореволюционных учёных (еп. Порфирия (Успенского), А.И.Соболевского, И.В.Ягича, Д.И.Абрамовича) положили начало исследованиям в указанной области, однако после 1917 г. дальнейшая разработка данных проблем была по сути прекращена. Лишь пионерские работы М.Ф.Мурьянова продолжили эту традицию. В значительной мере статьи и книги именно этого учёного привлекли внимание отечественных медиевистов к многоаспектному исследованию древних церковных песнопений, так оживившемуся в наши дни.

Огромный интерес представляет собственное литургическое творчество славянских народов. Сравнительно с блестящими успехами (прежде всего следует назвать работы Г.Попова, К.Станчева, М.Йовчевой, Е.М.Верещагина, А.А.Турилова, Л.В.Мошковой, О.А.Крашенинниковой), достигнутыми историко-филологической наукой в разысканиях произведений древнеболгарских авторов, учеников св. Кирилла и Мефодия – Климента и Наума Охридских, Константина Преславского, – результаты изучения древнерусских богослужебных текстов более скромны. Традиционно считают, что наиболее ранние памятники русской гимнографии датируются первой половиной XI в.; некоторые из них (например, служба св. блгв. князьям страстотерпцам Борису и Глебу) имеют давнюю традицию изучения. Имеются монографические исследования, посвящённые творчеству свт. Кирилла Туровского (И.Лундэ, Е.Б.Рогачевская). В целом, однако, ещё весьма немногие памятники изучены на должном уровне.

Неотложную необходимость представляет введение в научный оборот текста богослужебного последования одного из наиболее почитаемых на Руси праздников – Покрова Пресвятой Богородицы. По утверждению всех занимавшихся данной проблемой (архиеп. Сергия (Спасского), А.Александрова, М.Б.Плюхановой и др.), само празднование события было установлено в нашей стране, однако относительно деталей этого процесса мнения исследователей расходятся. Причина неясности указанных вопросов, как можно полагать, кроется в отсутствии работы, специально посвящённой Покровской службе в её текстологическом и лингвистическом аспектах. Возможно, предпринятое исследование позволит несколько иначе взглянуть на ряд событий древнерусской истории, используя филологические данные.

Предмет исследования. Объектом исследования является текст Покровской службы, представленный 22 рукописями XIV–XVI вв., двумя старопечатными изданиями XVII в. и современным богослужебным чинопоследованием. Предметом изучения стали разночтения всех языковых уровней, содержащиеся в списках памятника, и ряд обособленных лингвистических фактов, интерпретация которых позволила судить об истории текста как отражении истории РЛЯ. Задачи типологического и текстологического анализа рассматривались в качестве второстепенных.

Цель и задачи исследования. Цель исследования – изучение лингвистического содержания памятника в аспекте истории РЛЯ. Эта цель потребовала решения следующих конкретных задач:

  1. выявить состав источников, достаточно репрезентативный для суждения об истории памятника в древнерусской письменности, начиная с древнейшего известного науке списка сер. XIV в. до современного церковно-славянского текста;

  2. произвести типологический анализ текстов Покровской службы, используя критерий структуры богослужебного последования, для выявления специфических типов;

  3. произвести текстологический анализ источников для отделения фактов истории языка от фактов, относящихся только к истории текста;

4) рассмотреть содержащийся в списках памятника лингвистический материал и охарактеризовать основные тенденции развития РЛЯ, нашедшие в нём отражение.

Методы исследования. Под методом принято понимать способ достижения какой-либо цели, свойственный определённой науке. Каждый метод как направление исследования включает в себя совокупность частных методик (специальных научных приёмов).

На первом этапе исследования для более чёткого и правильного понимания культурного значения изучаемого памятника неизбежным стало обращение к тому историческому фону, на котором он возник (анализ исторической, искусствоведческой и фольклористической литературы в главе 1). Далее, при выявлении состава источников, потребовались разыскания археографического и палеографического характера, причём, в силу специфики материала, нужно было решить целый ряд дополнительных задач – определить отражённый в рукописях тип устава, редакцию перевода, провести анализ месяцеслова (глава 2). После того как количество списков было установлено и общая характеристика рукописей завершена, естественным явилось обращение к инструментарию лингвотекстологического анализа памятников традиционного содержания в его классическом понимании (глава 3).

Основные теоретические положения работы. В диссертации доказывается возможность привлечения славянских гимнографических памятников как источников по истории РЛЯ. Причина разногласий учёных по этому вопросу видится в анахронистическом смешении понятий церковно-славянского1 языка, используемого доныне в православном богослужении, и того языка, который у древних творцов книжной культуры носил имя славянского (славенского). С полным правом славянским мог называться и древнерусский литературный язык киевского периода (XI–XIV вв.), существовавший в трех стилистических разновидностях – сакральной (к которой относится и гимнография), славяно-русской и деловой. С началом южнославянского влияния XV в. можно говорить о возникновении ситуации двуязычия, когда, собственно, и зарождается письменный церковно-славянский, противопоставляемый разговорному. Наконец, в эпоху Нового времени (со 2-й пол. XVII в.) происходит разрушение двуязычия, постепенное складывание современных норм литературного употребления, окончательное вытеснение церковно-славянского языка в сферу культа2.

Вместе с тем неразрывная преемственная связь и взаимозависимость двух «стихий» РЛЯ ощущалась и в более позднее время. Свидетельством тому являются рассуждения авторов «Словаря Академии Российской» и «Словаря церковно-славянского и русского языка» 1847 г.3, высказывания А.С.Пушкина4, работы патриарха сравнительного языкознания в России А.Х.Востокова5.

Возобладавший впоследствии термин «церковно-славянский язык», автором которого стал крупный словенский филолог Б.Е.Копитар (1780–1844)6, применительно к описанию языковой ситуации Древней Руси выглядит явно неудачным. Однако понимание «сложной», т.е. славяно-русской природы русского литературного языка по-прежнему оставалось устойчивой научной традицией: Г.О.Винокур, В.В.Виноградов, Б.А.Ларин7 – многие крупнейшие лингвисты советской эпохи не противопоставляли два языка в своих работах, но настаивали на их изначальном единстве.

Сходные идеи развивает современный исследователь А.М.Камчатнов8, к позиции которого присоединяется и автор диссертации. Сторонники иной концепции – противопоставления «церковно-славянского языка» домонгольского периода древнерусскому и признания именно первого сферой существования высокой, «не-профанной» культуры – составляют явное меньшинство (в настоящее время её самым убеждённым апологетом продолжает оставаться Б.А.Успенский).

Таким образом, гимнографические тексты заслуживают внимания историка РЛЯ ничуть не менее, чем другие. Их специфический характер, определяемый сферой употребления, не может заставить отказаться от рассмотрения подобного материала. Вопрос заключается лишь в конкретных исследованиях того, какие именно лексико-семантические, грамматико-синтаксические и стилистические средства стали достоянием РЛЯ. Источники, приведённые в диссертационном исследовании, позволяют рассмотреть текст анализируемого памятника на протяжении трёх основных периодов истории РЛЯ (киевского, московского и периода Нового времени).

Научная новизна. Научная новизна работы определяется тем, что служба Покрову Пресвятой Богородицы – памятник ранней русской гимнографии, исследованный достаточно слабо, – впервые вводится в научный оборот во всей полноте своего содержания. Привлечённые к изучению источники подвергнуты комплексному анализу, включающему в себя историко-литургический, археографический, текстологический и лингвистический аспекты.

Практическая значимость. Выводы, сделанные при анализе собранного в диссертации материала, могут помочь при разрешении ряда важнейших историко-литургических вопросов (эволюция богослужебного Устава в Древней Руси, происхождение месяцеслова). Некоторые из наблюдений найдут отражение в материалах издаваемого Институтом славяноведения «Сводного каталога славяно-русских рукописных книг» (уточнение датировок, дополнительные характеристики рукописи и т.д.). Полученные результаты имеют непосредственное отношение к лексикографической работе (анализ отдельных лексем и семем), могут быть использованы при подготовке семантических и синонимических словарей древнерусского и церковно-славянского языков, а также найдут применение при составлении программ академических курсов по исторической грамматике и истории РЛЯ.

Положения, выносимые на защиту, обусловлены научной новизной и сводятся к следующим моментам:

  1. Интерпретация лексем покров ‘верхний слой, покрывающий что-либо’ и Покров ‘церковный праздник’ как абсолютных омонимов, содержащаяся в словарях современного РЛЯ, поставлена под сомнение в результате этимологического и семантического анализа названия праздника.

  2. В северо-западном регионе Древней Руси с давних пор существовала тесная связь традиций празднования памятей блж. Андрея Юродивого (почитавшегося как «новгородца») и Покрова, что доказывается не только на культурологическом, но и на текстологическом уровнях.

  3. В структуре службы на Покров, входящей в состав изученных богослужебных сборников, присутствует – с историко-литургической точки зрения – постепенное усиление «иерусалимских» черт, с точки зрения эволюции графико-орфографической системы – нарастание процессов её архаизации и грецизации к. XV в., более известных как «второе южнославянское влияние».

  4. Нормализация языка памятника выражалась в устранении вариативности и постепенной стандартизации, которая складывалась, в свою очередь, из двух противоположных тенденций: русификации (поновлении архаичных форм и конструкций) и грецизации лексики и синтаксиса.

  5. Гипотеза о переводном характере протографа Покровской службы находит лингвистическое обоснование.

Апробация работы. Апробация результатов исследования проводилась на IV Международной научной конференции «Комплексный подход в изучении Древней Руси» (2007 г., Институт славяноведения), на III юбилейных Свято-Филаретовских чтениях (2007 г., Исследовательский Фонд «Межвузовская ассоциация молодых историков-филологов»). Содержание диссертации отражено в 3 публикациях.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 243 наименования, словаря литургических терминов, списка источников и сокращений.

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются цели и задачи исследования, дается описание источников и методов изучения материала.

В главе 1 «Историографические аспекты гимнографии праздника Покрова» рассматривается весь круг проблем, связанных с историей и перспективами изучения древнейшей славянской гимнографии.

В параграфе 1 главы 1 «Истоки, сущность и основные этапы развития византийской гимнографии» кратко описано развитие византийской гимнографии от её истоков – эллинских языческих гимнов и синагогальной псалмической поэзии иудеев – до эпохи повсеместного утверждения Иерусалимского устава; отмечена неясность происхождения термина «гимнография», названы основные жанровые разновидности литургической поэзии, освещены основные проблемы изучения, существующие в данном разделе византинистики.

Параграф 2 главы 1 «Древнейшая гимнография в славянском ареале» ставит своей задачей резюмировать итоги, достигнутые славистикой в изучении древнейших образцов гимнографического творчества, в первую очередь текстов Преславско-Охридской школы. Особое внимание уделено проблемам изучения гимнографии Киевской Руси, знания о которой весьма фрагментарны.

В параграфе 3 главы 1 «Основные аспекты изучения гимнографии» подробно описывается история изучения древнейшего богослужебного творчества славян в различных аспектах. Вполне очевидно, что полноценное понимание древнеславянской гимнографии невозможно без привлечения данных исторической литургики. Несмотря на колоссальный материал, накопленный литургистами за последнее столетие (работы И.Д.Мансветова, А.А.Дмитриевского, прот. К.С.Кекелидзе, М.Н.Скабаллановича, архиеп. Сергия (Спасского)), здесь ещё немало белых пятен. Сказывается инерция того времени, когда эта богословская дисциплина носила чисто прикладной характер, а богослужебный обряд, по словам Н.Н.Глубоковского, «принимался и рассматривался... в законченной форме некоторой неподвижной окаменелости...»9. Вспомним также достаточно показательную историю публикации А.Х.Востоковым текста Остромирова евангелия, которая десятки лет не могла увидеть свет, поскольку цензура считала её «еретической». Отрадно, что в последние десятилетия повысился научный интерес к проблемам древнейшей истории славянского богослужения в источниковедческом аспекте (работы М.Арранца, свящ. Б.О.Даниленко, М.А.Моминой, А.М.Пентковского, М.Йовчевой, Е.В.Ухановой, Е.Э.Сливы, А.Г.Кравецкого, Ю.И.Рубана10).

Музыкальный аспект древних славянских певческих памятников, оставаясь специальной областью исследования, имеет значение и для филологии, поскольку используется как инструмент историко-акцентологических и историко-текстологических исследований. Свидетельством актуальности разысканий в области музыкальной медиевистики могут служить выпуски сборников статей ежегодной международной конференции по гимнологии, в течение последних лет проводящейся в стенах Московской консерватории11.

Первой монографией на русском языке, полностью сосредоточенной на описании и анализе проблем южнославянской и древнерусской церковно-богослужебной поэзии, стала подготовленная в 1985 г. в виде докторской диссертации и изданная посмертно работа М.Ф.Мурьянова12, ставшая поистине настольной книгой целого поколения исследователей. Блестящая эрудиция и незаурядный полемический темперамент наложили отпечаток на все писания этого учёного. Несмотря на то, что ряд положений, заявленных Мурьяновым, носит дискуссионный характер, основной принцип – применение комплексного подхода – не утратил своей ценности до сего дня.

Текстологическое изучение и издание славяно-русских гимнографических памятников началось с разысканий И.И.Срезневского13, но более всего с известной публикации И.В.Ягича14, до сих пор остающейся во многих отношениях непревзойдённой. Со времён Ягича принцип издания оставался неизменным: наборный славянский текст сопровождается аппаратом разночтений, к которым, также как и к основному тексту, подводятся греческие параллели (что составляет одну из самых трудоёмких процедур). Последовавший длительный перерыв был нарушен изданием новгородского Ирмология, затем публикациями текстов неподвижного (Минея Дубровского, Путятина минея, Ильина книга) и подвижного (Триодь, Октоих) кругов, а также ряда отдельных богослужебных сборников – Кондакаря, Стихираря (частично). На сегодняшний день образцовой является эдиционная практика германских учёных, представленная серией Patristica Slavica под общей редакцией проф. Г.Ротэ15.

Успехи собственно лингвистического изучения памятников богослужебного назначения пока невелики. Через некоторое время после публикации И.В.Ягичем «типографских» миней 1095–1097 гг. появился ряд исследований, основанных на материале опубликованных им текстов. Это работы М.Г.Попруженко, М.И.Карнеевой, С.П.Обнорского, В.А.Комаровича16. В них с разной степенью полноты изложены наблюдения учёных над текстом источников, даётся попытка типологизировать орфографические явления, сопоставлены написания церковно-славянские и древнерусские. После перерыва в несколько десятилетий изучение гимнографических памятников было продолжено в работах Л.Н.Карягиной, В.М.Маркова, Б.А.Успенского, Л.В.Зубовой, В.В.Колесова17. В славяно-греческом и обратном словоуказателях упомянутой выше публикации (осуществлённой усилиями В.Б.Крысько) одной из наиболее архаичных праздничных Миней, тщательно прокомментированы грамматически все единицы18.

Одной из первых связать состав месяцеслова, структуру (композицию) службы и лингвистические особенности текста гимнографических сборников попыталась Н.А.Нечунаева19. Лексикографический и лексикологический аспекты изучения славянской гимнографии представлен работами Ц.Досевой, Л.И.Щёголевой и Е.М.Верещагина20.

Вопросами стиховой и ритмической организации древнейших славянских песнопений, нередко в связи с историей ударения и просодии славянских языков и диалектов, интересовались очень давно. Первой в этом ряду следует назвать известную статью А.И.Соболевского21. В дальнейшем славянское стихосложение так или иначе находилось в поле внимания Р.О.Якобсона, Н.С.Трубецкого, Ф.Мареша, Д.Костича, В.Н.Топорова и множества других, не менее авторитетных исследователей22.

Таким образом, в диссертации показано, что исследователю, занимающемуся данной темой, следует постоянно обращаться к сведениям смежных дисциплин: церковной истории, исторической литургики, палеографии, музыковедения, текстологии, лингвистики, литературоведения. При анализе конкретного источника важно поставить перед собой следующие задачи:

1) понять, какой тип устава реализован в рукописи (а также элементы каких литургических традиций нашли отражение);

2) указать, отмечены ли славянские и/или русские памяти и последования, некоторые из которых, возможно, являются редкими или уникальными;

3) найти греческие соответствия к текстам, оригиналы которых на данный момент не известны;

4) установить, не содержат ли тексты служб акростихов и иных структурно-поэтических особенностей, характерных для стиля определённых авторов;

5) выявить в языке наличие лексем и грамматических форм-маркеров, характеризующих ту или иную редакцию перевода (Студийскую или Иерусалимскую);

6) в том случае, если рукопись нотирована, определить тип нотации.

В параграфе 4 главы 1 «История изучения гимнографии праздника Покрова» проанализированы существующие в научной литературе гипотезы о возникновении праздника Покрова. Условно их можно назвать «владимирской», утвердившейся в качестве основной (А.А.Голубинский, М.А.Остроумов, Е.С.Медведева, Ф.Г.Спасский, Н.Н.Воронин23, на работы которых, как правило, ссылаются популярные пособия), «киевской» (архиеп. Сергий (Спасский), А. Александров, М.Б.Плюханова, И.А.Шалина24) и «новгородской» (её высказывает автор, опираясь на мнение Э.А.Гордиенко25 и собственные разыскания26). Несмотря на разногласия, касающиеся конкретного времени, места появления и «авторства» праздника27, все исследователи единодушны в том, что греческого протографа Покрова никогда не существовало, но сам праздник установлен на Руси по аналогии с византийскими церковными торжествами и почитанием богородичных влахернских реликвий ризы и пояса.

Далее рассмотрены семантические связи названия праздника с кругом представлений, занимаемым данной темой в народном сознании. Этимологический анализ лексемы покров даёт нам право предположить, что создание навеса или любого иного заграждения считалось славянами достаточным препятствием для проникновения злых сил. Этим обусловлено развитие комплекса значений ‘тайное, укромное место’ > ‘укрытие’ (ср. покров ночи, от-кровение, со-кровище; сюда же можно отнести и крышу воровского жаргона). Значения ‘ткань, покрывало’, а также ‘верхний слой чего-либо’ стали возможны благодаря конкретизации первоначального указания на средство, предохраняющее от внешних воздействий. В фольклорной трактовке названия, с одной стороны, мы имеем дело с типичным случаем «народной этимологии»: Покров покрывает землю «где листом, где снежком». Не будет преувеличением утверждать, что популярности этого церковного праздника способствовало его «ключевое место в аграрном календаре как срока завершения сельскохозяйственных работ»28. Но не менее значительна и (несомненно, связанная с ней) брачно-эротическая символика свадебного обряда, в котором фата (покрывало) невесты играет далеко не последнюю роль. Для традиционного сознания в прямой связи находятся явления природы и переход из безбрачного в замужнее состояние, причём праздник приобретает весьма определённую персонификацию: «Батюшка Покров, покрой землю снежком, а меня, молоду, женишком!»29. Можно предположить, что на употреблении слова покров в значении ‘защита’ сказалась книжно-славянская традиция, противопоставленная фольклорным контекстам. В самом культе Покрова тесно переплелись традиции церковно-религиозная и народно-бытовая, объединённые идеей милосердного заступничества и помощи.

Выводами к главе 1 является констатация следующих фактов:

1) почитание Покрова Божией Матери, возникнув на Руси как рецепция византийских градозащитных культов, вскоре после своего появления получило необычайно широкое распространение, поскольку опиралось на прочную архетипическую базу в народном сознании;

2) сказать что-либо точное о месте возникновения праздника на данном этапе развития науки не представляется возможным, так как свидетельства источников слишком противоречивы;

3) нижняя граница текстов покровского цикла представляет собой сер. – вторую пол. XIII в. (здесь следует опираться в первую очередь на показания месяцесловов), в то время как старшие списки богослужебного последования Покрову датируются столетием позже;

4) несмотря на давнюю традицию изучения проблематики праздника Покрова, ни один из вопросов, ответы на которые должен быть найден всяким исследователем, занимающимся проблемами гимнографии (см. выводы к параграфу 3.1), применительно к тексту Покровской службы не был поставлен.

Глава 2 «Археографический обзор источников» представляет собой подробную литургическую, палеографическую и (отчасти) лингвистическую характеристику 19 рукописей XIV–XV вв., содержащих службу на Покров (начиная с самого раннего списка сер. XIV в. РНБ, F. п. I. 73), 3 списков XVI в., два из которых содержат фрагменты службы, старопечатных изданий Минеи московской (1609, 1690 г.) и юго-западной (1619 г.) редакций, а также текста, употребляющегося в современной богослужебной практике. Большой интерес для историко-литургического анализа представляют некоторые богослужебные сборники, принадлежащие, по ряду признаков, Студийской традиции, – т. н. Обиходники (в диссертации рассматриваются рукописи РНБ, F. п. I. 73; ГИМ, Син. 325, Син. 707; РГАДА, Тип. 46, 69; ИРЛИ, Кар. 476). Поскольку, по мнению Е.Э.Сливы, для этих памятников характерна единая редакция гимнографических текстов30, в диссертации принимается гипотеза об их текстологической тождественности и принадлежности кругу древнерусских памятников древнейшего периода. Приводятся примеры лексем и семем, встречающихся главным образом в гимнографических контекстах: пиритель ‘хозяин, устроитель пира’, калька с греч. ˜sti£twr; в данном случае – метафорическое обозначение Христа; крипида ‘основа, фундамент [веры, благочестия]’, первоначально – ‘сапог’.

Особое внимание уделено характеристике рукописи Минеи избранной (РНБ, Соф. 387), ошибочно датированной в существующем ныне описании к. XV – н. XVI вв.31. Под 16 октября находится последование блж. Андрею Юродивому – самое раннее из известных в настоящее время, что показывают результаты исследования новонайденного списка службы святому. Становится очевидной не только теснейшая культурологическую связь традиций почитания этих памятей, представляющих, по сути, единый праздник, но и текстологическое родство богослужебных последований Андрея Юродивого и Покрова Богородицы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 1. Понятие о церковно-исторической науке. Источники по истории Русской Церкви. Периодизация

    Документ
    Она выясняет: как распространялось христианство среди русских людей и инородцев, живущих на территории Руси; какое было внутреннее иерархическое устройство; какие были отношения к государству; как усваивались законы Вселенской Церкви
  2. Курс лекций по истории Русской Церкви

    Курс лекций
    Предание о св. Апостоле Андрее Первозванном. Христианство в Северном Причерноморье, Крыму и на Кавказе в I-Х в. Cлавяно-варяжские набеги на Византию. "Фотиево крещение" Руси.
  3. Н. И. Сазонова у истоков раскола русской церкви в XVII веке: исправление богослужебных книг при патриархе никоне (1654-1666 гг.)

    Книга
    В монографии рассматривается церковная реформа патриарха Никона, последствием которой стал церковный раскол. Основное внимание уделено исправлению богослужебного текста, проведенному при патриархе Никоне: рассматривается текстологическая
  4. Отестантских деноминаций, а также Священной истории Ветхого и Нового Заветов, православного Богослужения и вероучения и соотнесенных с ним инославных вероучений

    Документ
    Данная работа представляет собой систематический обзор истории Древней Церкви, Поместных Православных Церквей, «нехалкидонских» Церквей, Римо-Католической Церкви и основных протестантских деноминаций, а также Священной истории Ветхого
  5. Волков история христианства

    Документ
    Данная работа представляет собой систематический обзор истории Древней Церкви, Поместных Православных Церквей, «нехалкидонских» Церквей, Римо-Католической Церкви и основных протестантских деноминаций, а также Священной истории Ветхого

Другие похожие документы..