Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита диссертации состоится «27» января 2012 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.190.03 в Петрозаводском государственном ун...полностью>>
'Документ'
Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумага...полностью>>
'Примерная программа'
Примерная программа дисциплины соответствует требованиям ФГОС ВПО. Включает в себя цели и задачи дисциплины, место дисциплины в структуре ООП, требов...полностью>>
'Документ'
В соответствии с указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ о возрождении казачества в Амурской области создано Амурское казачье войско...полностью>>

70-летнему юбилею

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Книга посвящается 70-летнему юбилею

выдающейся ученой – востоковеда, основательницы

системного исследования проблематики

«Восток – Запад» в Азербайджане

профессора Аиды ханум Имангулиевой.

(1939-1992)

Как и природа,

человек проникнут красотой.

Аида Имангулиева

Салахаддин ХАЛИЛОВ

Романтическая поэзия

в контексте восточно-западной проблематики

Москва 2009

УДК 82 + 18

ББК 83 + 87.8

Х 17

Научный редактор: Наргиз ПАШАЕВА

доктор филологических наук,

профессор

Халилов С.С.

X17 Романтическая поэзия в контексте восточно-

запад­ной проблематики. – М.: Издательство

«Весь Мир», 2009. – 216 с.

ISBN 978-5-7777-0456-6

В книге рассматриваются взаимоотношения восточ­ной и западной культур и образов мысли, а также осо­бен­ности их проявления в романтической поэзии. В частности, речь идет о творчестве представителей арабской эмигрант­ской лите­ра­ту­ры XIX-XX вв. – Дж.Джебрана, А.ар-Рей­ха­ни, М.Нуайме и западной романтической поэзии – У.Блей­ка, Р.Эмерсона, У.Уитмена.

Книга посвящена памяти профессора Аиды Имангу­лие­вой, которая впервые в Азербайджане исследовала эти про­блемы. Рассчитана на широкие круги читателей, интересующих­ся литературоведческими и фило­софскими проблемами.

УДК 82 + 18

ББК 83 + 87.8

ISBN 978-5-7777-0456-6

© Халилов С.С., 2009

© Издательство «Весь Мир», 2009

Введение

Разделение цивилизации на восточную и запад­ную носит относительный характер. На самом деле, есть только один целостный процесс – самопознание че­ловека, точнее говоря, общества. Этот процесс про­ис­ходит по следующей схеме: от индивида к на­ции, от нации к человечеству. Как отмечает К.Ясперс, челове­чество обладает единым источником и общей целью. Однако каждый народ по-своему идет к этой цели. Причем не в конечной цели проявляется раз­нообразие, а в путях и методах ее достижения. Чтобы скоордини­ровать действия людям, народам и общест­вам прихо­дится изучать друг друга. Потребность в диалоге Вос­тока и Запада возникла на этой почве. От­сталые вос­точные страны, не выдержав конкурен­цию с Западом, предпочли путь подражания. Но это был стихийный процесс. Им непонятно были причина и движущие силы прогресса Запада. А в западных стра­нах велись исследования для выявления истоков бы­лого могуще­ства Востока, предпринимались меры для трансфор­мации в современность ценностей остав­ше­гося уже в истории классического Востока. Возник­ла специаль­ная дисциплина – востоковедение. Как бы странно ни выглядело, в Азербайджане тоже есть Институт восто­коведения. Это еще один факт при­сутствия нашего прошлого в настоящем. Дело в том, что когда мы были частью Советского Союза, ученые Азербайджана уча­ствовали в работе единого в тот период советского востоковедения. А СССР, бу­дучи Востоком по отно­шению к Западной Европе, пред­ставлял Запад для тра­диционных восточных стран. И функционирование востоковедения в этой стране было естественно. Но после приобретения самостоя­тель­нос­ти Азербайджан, будучи тради­ционной восточной стра­ной, нуждается скорее в западоведении, чем в востоковедении. Ибо в Азербайджане все отрасли науки и культуры, в том числе художественная лите­ра­тура, уже исследуются дифференцированно. Исто­рия философии и литера­туры Азербайджана, хотим мы этого или нет, может быть исследована только на общеисламском про­странстве. Другими словами, вос­то­ко­ведение уже рас­творяется внутри азербайджано­ведения. Мы теперь в синкретичной форме можем изучать, с одной стороны, дальневосточную, то есть индокитайскую ци­вилизацию, а с другой – за­падную цивилизацию. В силу национальной неиден­ти­фи­цированности куль­тура и философия Центрального Востока, исламского мира представляют общую базу для всех стран ре­гиона, в том числе и для нас.

Вместе с тем, проведенные в Азербайджане вос­токоведческие исследования и сегодня представляют значимость и актуальность.

В Азербайджане известных востоковедов было много. Прекрасные знатоки арабского, персидского и турецкого языков, неутомимые исследова­тели напи­сан­ных на этих языках великолепных образцов поэзии, крупнейшие историки, исламоведы, текстологи Азер­байджана и всего исламского региона. К таким иссле­дова­телям относится и профессор Аида Имангулиева, которая в недалеком прошлом возглавляла востоко­вед­ческую науку в Азербайджане.

Научно-философская заслуга Аиды ханум отли­чает ее от других ученых-востоковедов и делает необ­ходимым оценку ее творчества в философском аспек­те. К сожалению, эта заслуга до сих пор не получила должной научной оценки. Для ее правильного пони­ма­ния, в первую очередь, необходимо переосмыслить прив­леченные к исследованию А.Имангулиевой взгля­ды выдающихся поэтов-романтиков. С этой точ­ки зре­ния, идеи диалога восточной и западной циви­лизаций и общечеловеческого единства, красной линией про­ход­ящие по всему ее творчеству, должны быть в цен­тре исследовательского внимания. Так, Аида ханум, не ограничиваясь подчеркиванием заслуги выдающихся личностей, которые она исследовала, выдвинула ряд ценных идей в направлении прояснения проблемы Восток-Запад.

А.Имангулиева сим­воли­зировала единство Вос­тока и Запада даже своими генетически-индиви­дуаль­ными качествами. Своей внешностью она олицет­во­ряла восточную поэтичность и возвышенность, а своим отношением к науке, рациональным мышле­нием, организаторскими способностями и, самое глав­ное, современностью, олицетворяла западную цивили­зацию. Единство генетической восточной сущности и западных качеств, приобретенных в соответствии с требованиями времени, дало ей моральное право исс­ле­довать идею единства.

А. Имангулиева, выйдя за рамки Азербайджана и в целом Востока, показала в своих трудах сущность мировых литературных процессов, проанализировала характер восточно-западных отношений и их перс­пек­тивы. С этой целью она обратилась к творчеству араб­ских эмигрантов, живших в Европе и Америке, хо­рошо знавших Восток и сохранивших восточный дух. Внешне – это проблема арабской филологии, то есть одной из ветвей традиционного востоковедения. В дей­ствительности же, исследования А.Имангулиевой направлены на изучение процесса с новым содержа­ни­ем и новым адресом – начавшегося на Востоке про­цесса национального и общечеловеческого познания. А это больше философская проблема, нежели филоло­ги­ческая. К сожалению, работы А.Имангулиевой рас­смат­ривались лишь с позиции традиционного востоко­ведения и филологии, вследствие чего ее основная зас­луга до сих пор не получила должной оценки. На са­мом деле масштабы новшества, привнесенного А. Имангулиевой в науку, настолько велики, что могут быть выявлены лишь путем исследований процессов общечеловеческого самопознания в контексте филосо­фии.

Исходя из происходящих в мире глобальных про­цессов, можно увидеть контуры складывающегося нового мирового порядка. Становится ясно, что фор­ми­рование нового миропорядка требует иного отно­шения к взаимодействиям цивилизаций. В 70-80-х го­дах ХХ века мало кто осознавал суть этих новых тен­денций и приоритетных направлений. Это новшество заключалось в отражении глобальных процессов, про­ис­ходящих в сфере культуры, на политической плос­кости. Повышение актуальности проблемы Восток – Запад также явилось следствием этих новых тен­ден­ций.

Ввиду того, что Азербайджан на протяжении ве­ков считался восточной страной, к исследованиям, проводимым в Советском Союзе, азербайджанские уче­ные привлекались в основном в плане востоко­ве­дения; исследования отношений Запад–Восток для нас считались как бы недоступными. А. Имангулиева, опе­редив свое время и преодолев консерватизм научной атмосферы страны, впервые в Азербайджане стала про­­водить исследования на тему, более чем ак­туаль­ную и направленную в будущее. Она выдвинула на первый план те аспекты проблемы, которые не только в Азербайджане, но и во всем мире стали актуальными на стыке двух тысячелетий. Достаточно отметить, что идея диалога цивилизаций Запад – Восток, пред­ло­женная президентом Ирана Мохаммедом Хатеми в его выступлении в 2000 году, была воспринята мно­ги­ми как нечто новое. 2001 год со стороны ЮНЕСКО был провозглашен годом «Диалога цивилизаций». И, нако­нец, спустя годы эта проблема вновь обрела ак­туаль­ность в результате целенаправленной деятельности дочери Аиды ханум, первой леди Азербайджана, посла доброй воли ЮНЕСКО и ИСЕСКО Мехрибан Алие­вой. На этот раз наша страна выступает инициатором и ведущей стороной в этом диалоге. На Меж­ду­на­род­ном форуме «Расширение роли женщин в меж­куль­турном диалоге», проведенном в июне 2008 года в Баку, Мехрибан ханум Алиева суть своей деятель­нос­ти изложила следующим образом: «Попытаемся пон­ять, что мешает, и что может помочь циви­ли­за­ци­ям, народам и отдельным людям, услышать и понять друг друга». Именно благодаря ее активной деятельности в этом направлении в 2009 году Баку был объявлен сто­лицей исламской культуры.

Появление идеи диалога между цивилизациями на политическом, экономическом и культурологи­чес­ком уровнях, на самом деле, было следствием поисков в научно-философском и литературно-художествен­ном творчестве. То есть, став только сегодня актуаль­ной в политике, данная проблема была поставлена мно­гими писателями-мыслителями еще в начале ХХ века. Аида Имангулиева, принимая во внимание новое общественно-политическое значение данного литера­турно-художественного процесса, превратила эту про­б­лему в одну из важнейших направлений азербай­джанской школы востоковедения. В качестве объекта своих исследований она выбрала творчество трех из­вестных восточных мыслителей, живших на Западе – Джебрана Халил Джебрана, Амина ар-Рейxани и Ми­хаила Нуайме1, что было связано, с одной стороны, с первой ее специальностью арабиста, с другой сторо­ны – с ее философско-романтическими взглядами. Каж­дый из этих трех личностей был выходцем из арабских стран, переселившемся затем в Америку и Европу, объединившем восточный дух и западное мыш­­ление. Изучение философского и литературно-художественного наследия такой личности, как Джеб­ран, вышло далеко за пределы арабского вос­то­ко­веде­ния и стало одним из предпосылок для воз­ник­но­вения восточно-западной компаративистики.

Профессор Зумруд Кулизаде в своей книге «За­кономерности развития восточной философии в XIII-XIV веках и проблема Запад-Восток»1 также ис­сле­до­вала данную проблему в философском аспекте. Од­нако в силу нашего иного взгляда на понятие «За­пад», считаем приемлемым говорить о проблеме Вос­ток-За­пад только применительно к Новому вре­мени. А пе­риодом превращения ее в объект исследования яв­ля­ется конец ХIХ – начало ХХ века.

Именно такая оригинальная, нетрадиционная по­ста­новка вопроса позволила Аиде ханум, опередив свое время, выдвинуть в азербайджанской действи­тель­ности идею единства Востока и Запада. По ее мысли, Восток не должен оставаться лишь колыбелью поэзии, религиозности, он должен приобщаться к на­учно-техническому прогрессу, и дорога к нему прохо­дит через интеграцию с Западом. Однако лишь пере­нося западную технологию и науку в свою среду, Вос­ток не смог добиться больших успехов. Несом­нен­но, он должен найти свой почерк, свой стиль. По мне­нию Аиды ханум, выявление этого стиля и является од­ним из самых важных направлений и целей совре­менного востоковедения.

Для исследования творчества отдельных писа­те­лей, поэтов и мыслителей недостаточно исходить только из их трудов. Необходимо исследовать среду их творческой деятельности, эпоху в целом и их твор­ческие традиции.

Создание общего представления о литературе определенного народа, нации, и выявление харак­тер­ных черт данной литературы требует более широкого круга исследований, так как то или иное национальное литературно-художественное наследие исследуется в сравнении и взаимосвязи с литературой других на­ро­дов.

Сравнительное изучение художественно-лите­ра­тур­ных процессов и образов мысли, свойственных раз­личным народам и даже цивилизациям, требует ши­рокое мировоззрение и умение сводить к общему зна­менателю привлеченные к исследованию неодно­род­ные материалы. Речь идет о более широком куль­тур­но-духовном пространстве, чем художествен­ная ли­тература. Для систематизации существующего мно­гообразия с точки зрения некой единой идеи и соз­да­ния из этого материала целостной концепции тре­бу­ется обладать не только литературоведческим, но и философским мышлением. Именно эти качества Аиды ханум Имангулиевой позволили ей ввести определен­ную ясность в такую сложную проблему, как диалог цивилизаций в контексте исследования романтической поэзии.

Философский уровень романтической поэзии или красота мысли

Поэзия – мудрость,

очаровывающая сердца.

А мудрость – поэзия,

исполняющая гимн мысли.

Дж. Х. Джебран

Будучи по своей сути литературным явлением, романтическая поэзия в то же время является сущест­венным источником философской мысли. Правда, один из видных представителей романтизма, корифей новоарабской литературы Джебран Халил Джебран относит мысли к сфере философии, а мир чувств ос­тавляет поэтам: «Душа философа в его мыслях, а душа поэта в сердце». Прекрасно сказано! Однако филосо­фия не может возникнуть только из мыслей. Из мыс­лей проистекает скорее наука. Философия же требует союза ума и сердца, так как романтическая поэзия по­тому романтическая, что мысль здесь на крыльях сердца, ритмов и чувств возвышается до уровня, недо­сягаемого для обычного сознания.

В романтической поэзии воспевается тождество Истины, Красоты и Добра. В отличие от тех, кто видит смысл бытия в материальности, богатстве, деньгах, власти, славе, романтическая литература была создана теми, кто далек от обманчивой привлекательности преходящего мира и воспринимает его через призму более высоких целей. Идеалы Востока и Запада также объединяются на этой вершине. Покорению именно этой вершины посвятила всю свою творческую жизнь профессор Аида Имангулиева. В своих трудах она воспевает «романтическую веру в то, что все сущее неуклонно движется вперед – к истине и красоте».1 Эти идеалы лучше всего воспеваются в романтической поэзии, которую Аида ханум исследовала на примере выдающихся представителей на Западе (У.Блейк, Р.Эмерсон, У.Уитмен) и на Востоке (Дж.Джебран, ар-Рейхани, М.Нуайме). Выявив аспекты единства, с од­ной стороны, западного и восточного образов мысли, с другой – чувства и разума, она показала, что будущее человечества должно развиваться именно в русле этого союза. Выступая с позиции единства поэтиче­ского духа и мышления, романтизма и реализма, Аида ханум в своих исследованиях впервые в истории лите­ратурной и философской мысли Азербайджана прово­дит глубокий сравнительный анализ представителей восточного и западного романтизма. В ее творчестве прослеживается дифференцированное отношение к самой западной литературе, и отдельно рассматрива­ются американский трансцендентализм и европейский романтизм с точки зрения их воздействия на выдаю­щихся представителей новоарабской литера­туры. «По мнению трансценденталистов, интуиция и воображе­ние представляют собой более верный спо­соб позна­ния истины, нежели абстрактная логика или научный метод. Отсюда и специфическое понимание роли по­эта, который призван вскрыть глубинное, ис­тинное начало мироздания. Поэт становится носите­лем выс­ших нравственных ценностей, что приближает его к богу, он – вития, прорицатель, раскрывающий истину людям».1 Аида ханум, имея в виду Джебрана и ар-Рей­хани, пишет: «Если они, как и трансцендента­листы, постигали в природе глубокий смысл мирозда­ния, где человек рассматривается как его неотделимая часть, то вслед за европейскими романтиками они ви­дели в природе идеал свободы, гармонии, красоты и естест­венности».2 Эти идеалы воспевались в поэзии араб­ских романтиков как основные атрибуты не только природы, но и человеческого духа.

Ярче всего идеал красоты раскрывается в твор­честве Джебран Халил Джебрана. Аида Имангулиева также представляет его именно с этой позиции: «Джебран, подобно английским романтикам, опреде­ляет красоту как нечто общее и идеальное, как и при­рода, человек проникнут красотой. Красота не приви­легия знатных и богатых, она – священная собствен­ность всего человечества».1

Красота и истина свойственны как духовному, так и чувственному миру. Каждый обладает своим добром, своей правдой и справедливостью. Поскольку критерии выбираются в пределах преходящего мира, то все здесь относительно. Красота определяется в сравнении с другой красотой. То, что в одном случае кажется справедливым, в других случаях может ока­заться несправедливостью. Относительные истины и относительные идеалы бренного, преходящего мира!..

Однако если где-то существуют абсолютные кри­терии, абсолютная справедливость, абсолютная ис­тина, абсолютная красота, и наконец, абсолютное добро, то достичь их можно только преодолевая эти относительности.

Романтизм не изучает пути достижения абсо­лютного, он просто проходит этот путь. Определение того, какой из утвердившихся идеалов является ис­ходным и универсальным, также не является задачей романтической поэзии. Эту задачу выполняют литера­туроведение и философия.

В древнегреческой философии Сократ и Платон на первый план выдвигали Добро как некий идеал, высший уровень бытия. В абсолютном мире, в момент достижения истины есть только Добро. Зло возникает в момент возвращения в порочный мир.

Было немало попыток представить мир только как борьбу единства и противоположностей, единства и взаимопереходов – черного и белого, добра и зла, ума и безрассудства, идеи и материи, гармонии и хаоса, движения и покоя, воли и безволия.

Однако есть и другие учения, которые не при­знавали существования второй стороны и считали ее только градацией первого.

Есть только Добро. Зло – это отсутствие Добра.

Есть только Свет. Тьма – это отсутствие Света.

Есть только Идея. Материя – это отсутствие Идеи.

Есть только Гармония. Хаос – это отсутствие Гармонии.

Мир только как Воля, как Гармония, как Идея, как Свет и как Добро!

Однако если мир представляется полярно проти­воположным, или же однополярным, в таком случае он воспринимается как идеализированный мир. То есть считать мир однополярным – это значит упускать из виду его многогранность, многоцветие и разнообра­зие.

Конечно, истинно высокое бытие выше всякого материального. Оно не содержит в себе пустоту, не­вежество и безволие. Но это идеальное состояние. Ис­тинно высокое бытие, Абсолютная идея – качество, присущее Богу. Однако мир, в котором мы живем, по­тому считается бренным и несовершенным, что здесь свет и тьма, знание и невежество, добро и зло, идея и материя переплетены друг с другом.

И человек изначально вечный спутник этого тленного мира. Дорога, ведущая от тьмы к свету, от невежества к знанию, от хаоса к гармонии! Человек, вечно странствующий и никогда не достигающий ко­нечного пункта…

Восточный мир на протяжении веков искал пути совершенствования индивидуального «Я», освобож­дения мира от несовершенства, и нахождения средств приближения к Абсолютному бытию. В основе вос­точного идеала лежит идея слияния (слияния с Богом и освобождения от материального начала и животных чувств).

Как пишет А.Имангулиева, «чтобы стать свобод­ным, надо освободиться от низменных потребно­стей».1

В течение нескольких тысячелетий в мире гос­подствовал только восточный дух и восточный идеал.

После Ренессанса, с началом Нового времени, мир как бы разделился надвое, и появился альтерна­тивный западный дух. Приверженцы традиционного пути так и остались восточными, однако образ мысли и результаты деятельности тех, кто следовал по но­вому пути к совершенству, и предпочел преобразовать природу и совершенствовать общество, вошли в исто­рию под названием «западная цивилизация».

Восточный дух и западная цивилизация!

Дух и цивилизация!

Стремление каждого человека через поиски ду­ховной жизни победить свои желания и достичь вер­шины духовного совершенства. Пренебрежение мате­риальным миром. Игнорирование общества. Индиви­дуально-духовное счастье.

Новое время, новое мышление, западный путь совершенства. Совершенствование материальной жизни. Совершенствование общественных отношений. Не индивидуальное «Я», а общественное «Я». Инди­видуальный дух уступает место национальному духу. Объединение не только индивидуально-духовных сил, а сил всего народа и общества. Создание думающего, деятельного и совершенного общества, опирающегося не на материальное, а на разум и рациональность.

С одной стороны, индивид, отказывающийся от материального и стремящийся к слиянию с Абсолют­ной идеей, а с другой стороны – человек, принимаю­щий материальную жизнь не как отдельная личность, а как член общества, опирающийся на прочную идею, ищущий свое счастье.

Ислам – единственная религия, которая объеди­няет в себе как восточное, так и западное мышление, в то время как чисто восточное мышление в большей степени пропагандируется в буддизме и христианстве.

Если суфии и богохульствовали, то делали это из-за высоких притязаний. Их грех заключался в том, что они чрезмерно любили Бога, забыв о себе и лич­ной воле. Конечно, любовь к Богу не может считаться грехом, но уничижительное отношение к себе есть грех. Бог не нуждается в жертвах. Главное – при необ­ходимости быть готовым принести себя в жертву во имя некой высокой идеи, во имя Бога. При отсутствии необходимости такой шаг оказывается крайностью.

Нельзя забывать, что человек был создан не как чистый дух, а как материально-духовное явление. От­рицание одного из них (материального или духовного) означает искажение действительности.

Преобладание духовного над материальным, его свойство быть движущей силой не дают никаких ос­нований для полного отрицания тела.

Да, человек одухотворился божественным даром. Аналогично тому, как абсолютная идея управляет ми­ром, человек получил шанс управлять собой и средой своего масштаба в соответствии со своей идеей. Од­нако весь вопрос в том, что эти идеи, будучи близкими по природе, тем не менее не идентичны. Возможности, сфера влияния и волевая сила человека ограничены. А достижение высокой идеи возможно лишь за счет от­каза от независимости индивидуальной идеи. Послед­няя ради соединения с высокой идей подчиняется ей. Индивидуальные желания, исключаются и заменяются духом, индивидуальная воля исключается, и человек целиком подчиняется божественной воле.

Однако такое состояние души достигается в оп­ределенных условиях. Человек, достигший высоты, не может всю жизнь пребывать в этом состоянии. Дух вновь возвращается в тело, а значит, человек вынуж­ден вернуться в общество, в естественную среду. (Су­фии, видимо упускали из виду необходимость воз­врата в телесный мир, мир практической деятельно­сти. Это восточная позиция, и по сути больше соот­ветствует христианству, нежели исламу. Этот путь от­личается от пути цивилизации.)

Да, как и исходившие от Света Заратустра и Сухраверди, от Идеи Платон и Гегель, от Воли Шо­пенгауэр и Ницше, от Добра Сократ и Низами, от Движения Гераклит и Мола Садра, выступающие из идеи Гармонии Джебран и ар-Рейхани стремились вы­двинуть новую модель мира на основе новых терми­нов и новой метафизической почвы.

Правда и Истина являются однопорядковыми иде­ями. Первый – с точки зрения аксиологии и этики, второй – в онтологическом подходе, на научно-мето­дологической плоскости является абсолютной верши­ной, эталоном и абсолютным бытием.

Абсолютная красота в то же время является вы­ражением абсолютного бытия. Относительная красота свидетельствует об относительности самого бытия.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методические рекомендации по проведению урока, посвященного 50-летнему юбилею полета ю. А. Гагарина в космическое пространство

    Методические рекомендации
    Авторы-составители: А.В. Фомичев, Е.Г. Сергеенкова, методисты по истории и обществознанию предметно-методического структурного подразделения ГОУ МЦ СУО
  2. Юбилеи 2011 года

    Документ
    Хотя в примечании к "Пошехонской старине" Салтыков и просил не смешивать его с личностью Никанора Затрапезного, от имени которого ведется рассказ, но полнейшее сходство многого, сообщаемого о Затрапезном, с несомненными
  3. Доклад на научном симпозиуме, посвященном 10-летнему юбилею Постоянного представительства Татарстана в Уральском регионе в г. Екатеринбурге 17 июня 2006 г

    Доклад
    (доклад на научном симпозиуме, посвященном 10-летнему юбилею Постоянного представительства Татарстана в Уральском регионе в г. Екатеринбурге 17 июня 2006 г.
  4. Доклад Главы муниципального района к 70-летию Дульдургинского района

    Доклад
    Это веха большого исторического пути, истоки которого уходят в глубину веков, во времена великого Чингисхана. В эти и последующие века зарождались бурятские племена, определялись как этнос.
  5. 25 октября, в Государственном Кремлевском дворце с широким размахом прошел Первый железнодорожный съезд, приуроченный к 170-летнему юбилею железных дорог России

    Документ
    На прошлой неделе, с 24 по 25 октября, в Государственном Кремлевском дворце с широким размахом прошел Первый железнодорожный съезд, приуроченный к 170-летнему юбилею железных дорог России.

Другие похожие документы..