Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Уже в сере- дине второго тысячелетия до н.э. в государстве Шан-Инь (XVIII ХII вв. до н.э.) возникает рабовладельческий уклад хозяйства /1/....полностью>>
'Документ'
Качество образования в обществе есть один из важных показателей его здоровья. Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года п...полностью>>
'Документ'
Непонимание функционального назначения и свойств физического вакуума, его функциональной связи с торсионными полями порождает такое же непонимание св...полностью>>
'Документ'
История и функции шиитского духовенства в Иране по работе Е.А. Дорошенко «Шиитское духовенство в двух революциях: 1905-1911 и 1978-1979 гг.» М., 1998...полностью>>

Владимир Семенович Моложавенко

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Салют, компаньеро!

Я хату покинул,

Пошел воевать,

чтоб землю в Гренаде

Крестьянам отдать...

Мих. Светлов

Я хорошо помню, как началась в Испании гражданская война, и приходя в школу, мы прежде всего спрашивали учителя: «Что в Мадриде?» В классе у нас висела большая карта Пиренейского полуострова, и каждое утро мы переставляли на ней цветные флажки. Никому из нас, конечно, не приходилось бывать в далекой стране, но даже третьеклассник с достоинством мог рассказать об Университетском городке, где остановили фашистов бойцы интербригад, и о Гвадалахаре, где потерпел поражение Муссолини и, конечно же, мог на память прочитать «Гренаду» — любимые всеми нами в то время стихи Светлова. Входили в моду испанские пилотки с кисточкой, а все ребячьи игры сводились к войне «республиканцев» с «мятежниками».

А однажды наш одноклассник пропустил занятия. Шепотом в школе говорили: «У него отец погиб в Испании». Поверить было трудно, но горю паренька наивно и откровенно завидовали. Скажи нам тогда: «Поедешь в Испанию?» — наверное, каждый не раздумывая ответил бы: «Я готов. Когда?».

Уж, конечно, никогда не думал я, что дороги защитников красного Мадрида пройдут через донскую землю, а командир одной из самых прославленных интербригад много лет спустя станет моим товарищем.

Увидев его в первый раз, и не подумаешь, что этот худощавый и застенчивый человек был на родине славой и гордостью Испанской республики, а когда ратные дороги привели его в нашу страну — продолжал сражаться за свободу Испании в рядах Советской Армии и заслужил орден боевого Красного Знамени.

Впрочем, расскажу обо всем по порядку...

* * *

То было в Валенсии, на стадионе Месталья. Сто тысяч человек пришли на митинг, организованный Народным фронтом. Трагические и тревожные дни переживала родина, и те, кто пришел сюда, чувствовали, что судьба Испании в их руках. Дым пожарищ стлался над городом, а в небе то и дело показывались самолеты со свастикой. В напряженной тишине слушал огромный стадион речь Пасионарии, только что приехавшей с фронта под Гвадаррамой. Она рассказывала о том, как люди, вооруженные лишь энтузиазмом, отвагой и беззаветной преданностью республике, сражаются с врагом, снабженным всеми современными средствами войны, украденными у народа. Говорила о серьезной опасности, нависшей над страной, и о том, что ад Данте — лишь бледное отражение тех ужасов, которые несут народу фашисты.

Ей трудно было говорить — столь тягостными были те беды, что обрушились на Испанию. Заметив, как слабеет ее голос, люди на трибунах попросили Пасионарию поберечь себя. Но она, прилагая величайшие усилия, продолжала речь. Сто тысяч человек затаили дыхание, чтобы услышать ее слова о том, что фашизм не должен пройти, что все, кому дорога свобода, должны взяться за оружие. И тогда буря рукоплесканий потрясла стадион. Сжимая кулаки, люди скандировали: «Но пасаран!» («Не пройдут!»).

Так начиналась биография пятнадцатилетнего солдата Испанской республики Гарсия Канель Энрике.

Он родился в Астурии — легендарном горняцком крае, где никогда еще со времен Риего люди не стояли на коленях, где после Октября 1917 года создана была Коммунистическая партия, а в начале тридцатых годов — провозглашена республика. Одиннадцать сестер и шесть братьев было в семье Энрике, и все они стали солдатами. Военная судьба разбросала всех по разным фронтам, и уже много лет спустя пришла к нему горестная весть о том, что все родные его погибли. Отца расстреляли франкисты, умерла с горя мать, сложили свою голову на полях сражений братья, фашистские палачи замучили сестер.

В городах и селах Астурии — крае больших революционных традиций — фашисты свирепствовали с особой силой. Не сумев взять с бою Хирон, они разрушили его. Разрушили дотла Эйбар, Гернику, Кангас де Онис. В Байене из пятисот жителей было убито двести семьдесят человек. В деревнях они обливали крестьянские хижины керосином и сжигали заживо стариков и детей. Члена Центрального комитета партии Эуастасио Гарроте палачи четвертовали, а останки его бросили в камеру к товарищам со словами: «Вот вам ваш вождь...» Но чем сильнее свирепствовали франкисты и чем горше были утраты, тем мужественнее и крепче становились сердца защитников республики. В солдатский строй становились все, кто способен был носить оружие, включая женщин, стариков и детей. И вовсе неудивительно, что в шестнадцать лет комсомолец Гарсия Канель Энрике командовал уже ударной группой, затем батальоном, и наконец — 37-й бригадой. Той самой бригадой, что остановила врага под Гвадалахарой и не пустила его в Мадрид.

В боях с фашистами смертью героев пали лучшие сыны Испании. В их числе были и земляки Энрике — секретарь Астурийского областного комитета партии Эрминио Аргельес, любимец горняков и их вожак Тавира. Погибла ровесница Энрике — руководитель испанского комсомола Лина Одена. На место павших в партию приходили новые бойцы. Стал коммунистом в трудное для родины время и Энрике.

Бригада, которой он командовал, сражалась бок о бок с интернациональной бригадой генерала Лукача (Матэ Залка). Он знал и генерала Вальтера (Кароля Сверчевского). Восхищался мужеством сынов России и Германии, Франции и Чехословакии, приехавших на испанскую землю, чтобы с оружием в руках помочь республике.

Но неравными были силы в этой борьбе, и республиканская армия вынуждена была уйти в 1939 году в горы. Уйти, чтобы сберечь силы своих солдат и офицеров для новой решительной схватки. Республика пала, но не стал на колени народ. В глубоком подполье тысячи патриотов продолжали борьбу. Другие (и в их числе майор Энрике) по решению партии эмигрировали за границу. Энрике приехал во Францию, а затем в Советский Союз.

Он еще не научился свободно говорить по-русски, когда началась Великая Отечественная война. Те же гитлеровские орды, которые задушили революцию в Испании, топтали теперь советскую землю. И Энрике с товарищами обратился к Советскому правительству с просьбой зачислить их в ряды Советской Армии. В Харькове они встретились с полковником И. Г. Стариновым, который был знаком с испанскими товарищами еще по Мадридскому фронту, и тот доложил об их желании сражаться с врагом нашему командованию. Это был тот самый полковник Старинов, «тайну» которого так и не сумели разгадать гитлеровцы. В оккупированных украинских городах один за другим взлетали на воздух заминированные военные объекты, а приводил в действие эти мины Старинов... по радио, находясь далеко от линии фронта в советском тылу.

Так майор Гарсия Канель Энрике возглавил группу испанских товарищей, приданных 522-му отдельному саперному батальону. Линия фронта проходила тогда западнее Ростова-на-Дону, по реке Миусу. Вьюжными ночами по льду Таганрогского залива отправлялись в глубокий тыл врага ударные группы испанцев. Энрике водил своих друзей к Таганрогу и Бердянску, к Буденновке и Мариуполю, минировал дороги и мосты, устраивал завалы, резал телефонные провода.

По воспоминаниям И. Г. Старинова, командующий фронтом генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский подробно интересовался перед каждой операцией, как чувствуют себя испанцы в наших краях, не мерзнут ли (ведь та первая военная зима на Дону была на редкость суровой). Узнав, что чувствуют себя они прекрасно и с нетерпением ждут боевого приказа, командующий сказал: «Вот что показательно: немцы свои поражения сваливают на суровую зиму, морозы, а испанцы, которые жили в вечнозеленой стране, не жалуются на холода. Видно, дело не в морозах, а в Красной Армии...»

Во время одного из «ледовых походов» Энрике тяжело обморозился. Ему предложили ампутировать обе ноги — отказался наотрез: «Не могу вернуться в Испанию инвалидом». Вопреки прогнозам врачей, выжил и вернулся из госпиталя снова на фронт.

Руководимые им боевые партизанские группы действовали теперь в верховьях Кагальника, на Донце, на Маныче, в калмыцких степях. 18 января 1943 года подразделение испанцев во главе с Франциско Каньизаресом и Франциско Санчесом пустило под откос на участке Целина — Атаман вражеский эшелон с танками, артиллерией и живой силой. Это же подразделение дерзким налетом на станицу Рясную сорвало попытку гитлеровцев угнать молодежь на каторгу в Германию,

И еще одна группа испанских товарищей действовала в сельских степях. Руководил ею лейтенант республиканской армии Сальвадор Кампильо. Вместе с ним в группе были испанцы Хуан Лоренте Буэно, русская девушка Шура Иванкова, бойцы Тютерев, Федотов и Городской. При выброске группе не повезло: летчик сбился с курса, и десантники оказались в сорока километрах от намеченного места, в глухом калмыцком хуторе. Немцев поблизости не оказалось, это помогло партизанам быстро установить контакты с жителями. Те дали им лошадей, помогли продовольствием, а один из хуторян вызвался быть проводником. С его помощью группа сумела выполнить свое задание: заминировать железнодорожное полотно в районе Куберле, шоссейные дороги у станиц Буденновской и Кутейниковской. Двадцать девять дней провел в тылу врага Кампильо со своими товарищами в этом дерзком степном рейде.

Опыт «ледовых походов» на юге пригодился испанским товарищам на Калининском, Белорусском и Ленинградском фронтах, где довелось им позже сражаться. Когда на советско-германский фронт прибыла пресловутая испанская «голубая дивизия», в тыл к ней тоже отправились республиканцы...

И еще был памятный день в жизни Энрике. В мае сорок пятого его пригласили в Кремль, Михаил Иванович Калинин вручил ему орден и, крепко обняв, сказал:

— Верим, придет и на вашу улицу праздник. Будет Испания свободной, обязательно будет!

В последнюю военную весну Гарсия Канель Энрике окончил военно-инженерное училище. Но служить в армии ему уже не пришлось. Он стал инженером-технологом на вполне мирном металлообрабатывающем заводе в Ростове-на-Дону. Здесь он заочно окончил и пединститут. Здесь нашел свое счастье — женился на русской девушке. У них растет дочь Консуэло.

А что же сталось с друзьями Энрике?

Пали смертью храбрых товарищи Ерера, Гуйон, Альбарка и Бельда. Погиб летчик из Барселоны Франциско Гаспар — кавалер советского ордена боевого Красного Знамени. Умер от ран Чико Марьяно. В Москве сейчас живут и работают Отеро Хуан Хозе и Луис Кастильо — оба стали инженерами. В Киеве преподает в институте Эстрела Рафаэль. В Днепропетровске работает на заводе Сальвадор Гарсия Кампильо — тот самый, что командовал дерзкой группой десантников, наводившей ужас на врага и полицаев в районе Кутейниковской станицы.

...Из далекого Мадрида, минуя жандармские кордоны и границы, к ветеранам Испанской республики приходит маленький газетный листок, отпечатанный слепым шрифтом на тонкой бумаге. Это «Мундо обреро» — центральный орган Коммунистической партии, издающийся в глубоком подполье. Партия не сложила оружия, она живет, борется.

Настанет день, и Гарсия Канель Энрике вернется со своими соратниками к тебе, Испания. Мы знаем, что, обагренная кровью, поруганная палачами, измученная родина ждет их.

Будет такой день!

Удивительное — рядом

Бороться и искать, найти

и не сдаваться!

В. Каверин

В двадцать четвертом томе Большой Советской Энциклопедии есть статья о Герое Советского Союза Цезаре Львовиче Куникове. Имя этого человека знает вся страна. Над могилой его в Новороссийске днем и ночью горит огонь вечной славы. О Малой земле, где сражался батальон морских пехотинцев Куникова, сложены легенды, песни. Это был единственный на Черноморском флоте батальон, которому в годы войны по приказу Наркома обороны И. В. Сталина была установлена — в знак особых заслуг — специальная форма одежды.

Куниковцы сражались с врагом в Ростове-на-Дону, под Таганрогом, в приазовских плавнях, а затем на катерах шли через все Азовское море и Керченский пролив к Новороссийску.

Спустя четверть века по следам куниковского батальона отправились юные следопыты из азовской школы № 3 во главе с краеведом-энтузиастом учителем Иваном Ивановичем Кряковым. Они разыскали оставшихся в живых участников легендарного рейда, разыскали интереснейшие документы боев. И — самое главное — сделали поправку к Большой Советской Энциклопедии.

Дело в том, что Энциклопедия утверждала будто бы Куников родился 23 июня 1909 года в Баку. Оказалось, это не так. Куников родился в Ростове-на-Дону, а в Баку провел детские годы.

Краеведы не успокоились. Они разыскали в Ростове дом, где родился Куников, теперь на нем установлена мемориальная доска. Они поставили вопрос перед Ростовским горсоветом о присвоении имени Куникова одной из улиц, такая улица теперь есть. Имя Куникова носит отныне и третья азовская школа. Ребята переписываются с боевыми соратниками героя — адмиралом С. Горшковым и вице-адмиралом Г. Холостяковым, с родственниками героя.

Одна лишь строчка Энциклопедии... А сколько она дала ребятам и каким увлекательным оказался их поиск! Столь же интересным был поиск, предпринятый красными следопытами из ростовской школы-интерната № 10. У них тоже есть неутомимый и добрый наставник, страстный краевед — заслуженная учительница РСФСР Антонина Андреевна Стасевич.

Как-то ребята узнали, что на вооружении отряда Куникова был необычный пулемет. Покидая Ростов, Куников увез из местного музея революции пулемет «максим», с которым красногвардейцы штурмовали Зимний, а затем воевали буденовцы. Пулемет начал новую жизнь в отряде и — очень неплохую. А доверил Куников это оружие комсомольцу Павле Потере. В бою под Новороссийском Потеря был ранен, а пулемет изуродован вражеской бомбой. Казалось бы, дороги оборвались... На Малой земле после войны стали закладывать новые виноградники и наткнулись на искореженный «максим». Номер пулемета можно было разобрать. И оказалось, что это — тот самый пулемет из Ростовского музея! Ребята начали искать Павла Потерю. Узнали, что он жив, стал строителем. Его пригласили в школу, приняли в почетные пионеры. Теперь Павел Николаевич Потеря — большой друг школы-интерната № 10, а один из отрядов носит его имя.

И здесь не закончился поиск. О Потере и его пулемете в годы войны была сложена песня, ее распевал весь Черноморский флот. Считалось, что сложил эту песню безымянный краснофлотец. Кто же он? Это был нелегкий поиск, но он увлек ребят. Оказалось, что и автор песни жив! Московский композитор Евгений Иванович Сущенко (это был он) прислал в подарок школе партитуру песни о куниковцах, и она стала гимном юных следопытов.

Племя краеведов — очень беспокойный народ. Им до всего есть дело. Например, среди казненных в хуторе Пономареве подтелковцев был уроженец Шумиликской станицы, фамилия которого в литературе и в устных преданиях называлась по-разному: Сакменев, Сакматов, Сакменков. Имя же и отчество сохранялось неизменным: Матвей Иванович. Может быть, перед расстрелом он хотел скрыть свою фамилию, как договаривались о том бойцы, когда находились в амбаре под арестом (в момент пленения Подтелков уничтожил список отряда). Какова же настоящая фамилия героя?

Ответили на этот вопрос краеведы Шумилинской средней школы. Они разыскали документы, в которых значится, что настоящая фамилия подтелковца — Сакменнов. Это очень важная находка для истории.

Да только ли этими открытиями могут гордиться донские краеведы? По крупицам собирают они жемчужные россыпи, повествующие о том, как прекрасна родная земля и сколь велик и благороден наш народ, какая богатая у него история, славны его традиции.

А сколько еще неизведанного ждет наших краеведов! То, о чем рассказано в этой книжке, лишь малая толика загадок и тайн донского края. Пытливый, любознательный человек никогда не перестанет искать, никогда не остановится на полпути.

* * *

Когда эта книжка уже готовилась к печати, мне рассказали волнующую историю подвига, который ждет еще своих летописцев. Случилось это в Крыму, но имеет непосредственное отношение к Дону. Двое ребят, купаясь в реке Бельбеке, нашли бутылку, плотно закрытую деревянной пробкой. В бутылке оказался небольшой листок бумаги, служивший когда-то обложкой удостоверения шофера третьего класса И. Черкасова. На внутренней, чистой стороне обложки был текст:

«Братцы, погибаем, но не сдаемся. Убежали из концлагеря г. Севастополя 13 августа 1942 года, плыли на разбитой шлюпке, сегодня встретили фашистский катер, который обстрелял нас пулеметным огнем. Мы лежали на дне шлюпки, катер вплотную (подошел) к нам, и двумя связками противотанковых гранат нам удалось повредить его, и он пошел ко дну. Помираем с голоду.

Да здравствует Родина!

Да здравствует Сталин!

И. Черкасов. Нестеренко Н.»

Школьники Хоменко и Сметана отнесли свою необычную находку в военкомат. Позже она была передана Крымским областным военкоматом бывшему офицеру Черноморского флота, участнику обороны Севастополя писателю В. Дубровскому. В настоящее время он работает над книгой о городе-герое и его защитниках. И вот я держу в руках «морскую посылку». В. Дубровский прислал записку в Ростов с просьбой помочь в розыске ее авторов. Дело в том, что на обороте обложки «Удостоверения шофера третьего класса И. Черкасова» оказалось несколько адресов, и один из них — ростовский. Может, он-то и поможет напасть на след?

С трудом можно разобрать карандашную надпись (наброски телеграммы):

«Ростов-Дон, поселок Маяковского, Физкультурная, 16. Бородиной.

Встречай 20-9, поезд 21, вагон 8. Илья».

Тут же другие адреса:

«Ул. Чкалова, 11 (или 4), Архивный мост, Менделеева, клуб...».

«Турецкая, 30, № 2, трамвайный парк, контора».

Вот и все. В каких это городах — неизвестно. Возможно, шофер И. Черкасов записывал адреса в тех местах, где ему приходилось бывать по роду службы?

После долгих поисков удалось разыскать Антонину Федоровну Бородину — коменданта общежития завода Ростсельмаш. Да, она жила по указанному в записке адресу, но шофера Илью Черкасова не помнит. Возможно, он был в Ростове и останавливался у нее на квартире. Но за давностью лет короткая встреча выветрилась из памяти.

Тайна «морской посылки» пока остается тайной. Разгадать ее можно лишь с помощью тех, кто знал Илью Черкасова или Н. Нестеренко, кому известно что-нибудь об их судьбе. А может быть, остались живы сами авторы записки, брошенной в море 23 года назад? Кто знает...

* * *

Случается, поиск приводит к самым неожиданным открытиям, о которых даже не подозреваешь. В прошлом году, путешествуя по городам и весям братской Чехословакии, я увидел в селе Бышта под Татрами безымянную партизанскую могилу. Впрочем, не совсем безымянную. На могильном камне значилось: «Партизанка Оля с Дона». И все... Кто она, откуда, в селе никто не знал. Мне рассказали лишь, что она была радисткой, что было ей лет девятнадцать, и познакомили с приметами, записанными в книге регистрации смертей. Вернувшись в Ростов, я написал очерк о безымянной партизанке. А потом... Потом приехала с Маныча старая колхозница Дарья Дмитриевна Иванченко и сказала, что Оля — ее дочь. Она уверена в этом, она ничего не знает о судьбе дочери уже двадцать лет. Приметы были схожими, если бы... Если бы мне не позвонила ростовский врач Валентина Ивановна Первеева и заявила, что Оля, о которой я написал, видимо, ее сестра. Те же приметы, и тоже ничего определенного о судьбе девушки с военных времен.

Я не мог отказаться от поиска, потому что обе девушки — мои ровесницы, а те, кто вернулся с войны, навсегда в долгу перед павшими. Это было нелегко сделать, но каково было мое удовлетворение, когда я с помощью найденных документов сообщил матерям о судьбе их дочерей! Оля Иванченко пала смертью храбрых в августе 1942 года во время Сталинградской битвы и была похоронена в станице Трехостровской-на-Дону. Оля Первеева была активной участницей партизанского подполья в Запорожье, и, попав в руки гестаповцев, не предала товарищей. Она была расстреляна в сентябре 1943 года накануне освобождения города Советской Армией. А третья Оля? Ее нужно еще найти...

* * *

Каждый поиск — это работа. Трудная, но благодарная. И хочется, чтобы среди тех, кому попадет в руки эта книжка, стало больше одержимых, больше искателей. Дон богат своей историей. Но всем ли, скажем, известно, что еще и поныне в Ростове живет Елизавета Николаевна Переслени, муж которой был племянником Петра Ильича Чайковского и внуком Василия Львовича Давыдова — одного из руководителей Южного тайного общества декабристов? Побывайте в гостях у Елизаветы Николаевны, она покажет вам исписанные размашистым почерком большие листы старой конторской книги — воспоминания мужа об украинском селе Каменка, где в прошлом веке находилась усадьба Давыдовых и где собирались, готовясь к восстанию, будущие декабристы. Здесь бывали Пушкин, Раевский и Бестужев-Рюмин. Здесь создавал свои дивные творения Чайковский. Когда «Лебединое озеро» вышло из печати, Чайковский подарил экземпляр его партитуры сестре Елизаветы Николаевны — Саше с такой надписью:

От Москвы и до Тюмени

Нет краше Саши Переслени...

В Ростове живет и еще один интересный человек — праправнучка Михаила Илларионовича Кутузова — Екатерина Николаевна Савиовская-Игнатьева. В Великую Отечественную войну она была медсестрой на фронте, а сейчас — пенсионерка. Фотографиям, которые передаются в ее семье из поколения в поколение, может позавидовать любой военно-исторический музей.

А внучка создателя русской балетной школы Мариуса Петипа — Нина Юльевна Петипа? Это о ее бабушке писал Некрасов:

...Утомились мы: вальс африканский

Тоже вышел топорен и вял.

Но явилась в рубахе крестьянской

Петипа — и театр застонал.

Нина Юльевна и сейчас живет в Ростове и тоже может рассказать много интересного. Как и врач Мария Ефимовна Светличная — друг юности Юлиуса Фучика, как многие другие интересные люди, живущие рядом с нами.

Все нужное, интересное для потомков должны записать и сохранить мы, краеведы.

Живы герои великих революционных битв, строители первых донских колхозов и Ростсельмаша, участники Великой Отечественной войны. Их дела, их свершения нельзя оставить в забвении. И это тоже — забота краеведов.

* * *

Беспримерный полет Юрия Гагарина для нас уже история. Мы уже не удивимся, когда узнаем, что советские космонавты высадились на Луне или на другой планете. А ведь было время, когда мир был изумлен полетом первых авиаторов на «головокружительной» высоте в... 120 метров. Случилось это тоже в Ростове-на-Дону.

...В один из августовских дней 1910 года на городских афишных тумбах были расклеены такие афиши: «Спешите видеть! Сенсационно! Только один день! На Ростовском ипподроме известный русский летчик Сергей Уточкин будет демонстрировать полеты на аэроплане системы «Фармана». Вход платный».

В тот день, как рассказывают очевидцы, много ростовчан — любителей сильных ощущений — направилось к ипподрому. Казалось, весь город присутствует на этом зрелище. На дорожку ипподрома выкатили аэроплан, представлявший собой нехитрое сплетение деревянных реек и планок, покрытых сверху материей. Кабины у летчика не было, он помещался на деревянном сиденье, а впереди него был расположен мотор, изрыгавший потоки дыма и отработанного газа прямо в лицо летчику. Таково было устройство самолетов того времени. В кожаном костюме с большими шоферскими очками на глазах появился и сам Уточкин. Долго пришлось потрудиться обслуживающему персоналу, пока взревел мотор. Поднявшись чуть выше забора и пролетев метров 200-250, аэроплан, по неизвестной причине, потеряв скорость, врезался в землю. Летчик Уточкин был извлечен из-под обломков невредимым. Так неудачно закончился первый полет. На следующий день в городе проводился сбор пожертвований на постройку нового аэроплана, который все же поднялся в воздух в том же году, уже в Одессе.

Такие рассказы тоже нужно сохранить для потомков.

* * *

В этой книжке вы прочитали о неизвестных акварелях Сурикова. Их, безусловно, найдут. Но есть и еще знаменитые работы донских художников, местонахождение которых... пока неизвестно.

В станице Потемкинской жили два брата-художника — Леонтий и Василий Часовниковы. Оба учились в Новочеркасске, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в Петербугской академии художеств. Леонтий умер от чахотки в 22 года.

Судьба Василия Часовникова сложилась иначе. Учился он в академии блестяще, получил Большую золотую медаль и право на бесплатную годичную поездку за границу. Им восхищался Петербург. Могучий Поленов часами простаивал возле его полотен, гениальный Левитан писал ему восторженные письма.

И вдруг Часовников уезжает из Петербурга, чтобы уже никогда не вернуться. Он опять в Новочеркасске, преподает здесь рисование и черчение. А в 1896 году исчезает навсегда: уходит в монастырь, принимает имя иеромонаха Авраамия, изучает китайский язык и в 1899 году миссионером отправляется в Китай. Во время Боксерского восстания Часовников погиб.

В октябре 1963 года научные работники музея Истории донского казачества обнаружили в фондах музея одну картину В. Часовникова «Городище близ хут. Попова». Написана она в 1887 году. А где его остальные картины? Известно, что, уезжая из Новочеркасска, художник роздал знакомым большую коллекцию своих работ. Художник подписывал картины так: Въ. Часовниковъ. Послали запросы в Одессу, Ленинград, Львов — туда, где могут быть эти произведения: нет ли в галереях картин донского художника? Из Львова и Ленинграда ответили: нет. Где же они? Нужно искать.

* * *

Дорога и вечный поиск — вот что присуще краеведу. Он никогда не остановится на полпути. Дойдет до горизонта — вот, кажется, и все. А впереди — другой горизонт. За ним — еще и еще, и нет конца большому пути.

Говоря об этом, я вспоминаю учительницу 91-й ростовской школы Любовь Михайловну Ильину. Клуб краеведов «Орлята», организованный ею, знают во многих городах страны. Родина молодогвардейцев — Краснодон и город-герой — Волгоград, Пермь и Баку, Москва и Самарканд — где только не побывала Любовь Михайловна со своими «орлятами»! В скромной комнатке школьного музея собраны богатые реликвии, привезенные из дальних походов: старинные пушечные ядра и оружие солдат Великой Отечественной войны, древние монеты и редкие книги, фотоальбомы, магнитофонные ленты, на которых запечатлены рассказы бывалых людей, десятки метров кинопленки. Везде надо побывать, всюду успеть. И Любовь Михайловна, тяжелобольной человек, снова и снова спешит с ребятами в поход. В этом — ее жизнь, и отступает недуг. Человек сильнее недуга! Ведь недаром же Павел Попович, встретившись с «орлятами», сказал: «Интересно вы живете, ребята. Позавидуешь вам».

* * *

Перевернута последняя страница этой книги. Но рассказ о загадках донских курганов не закончен. Ведь каждый, кто ищет, достигнув одной цели, непременно увидит другую — не беда, если она труднее и сложнее.

И пусть тот, кто ищет, не устанет в пути!

1 «Записки княгини М. Н. Волконской», Чита, 1960, стр. 49. М. Н. Волконская цитирует стихи из «Евгения Онегина», гл. I, строфа XXXIII.

2 Уз — устье.

3 Паша.

4 Ольвия — древнегреческая колония на Буге.

5 Село Лакедемоновка существует и поныне на том же самом месте.

6 Ныне город Керчь.

7 Здесь и далее цитаты из стихотворного перевода А. Н. Скрипова. Росиздат, 1957.

8 Станица Есауловская, позже Стенькиразинская, находилась на территории, затопленной ныне Цимлянским морем.

9 Саркел в переводе на русский язык — «Белая Вежа» (слово «вежа» означало в Древней Руси «башню», «укрепление», вообще «жилище»).

10 «Понял», или «поял» — означает «взял в жены».

11 Н. А. Дурова — бабка знаменитых русских дрессировщиков А. Л. и В. Л. Дуровых (наших земляков-таганрожцев).

12 А. Я. Панаева (Головачева). Воспоминания. М., 1956, стр. 62-63.

13 Еще за сотню лет до того, как Суриков попал в Раздорскую станицу, донские вина были широко известны в России и славились отменными качествами. В XVIII веке боярин Пафнутий Киврин, заметив непорядок в Черкасской крепости, доносил царю: «Пушек на башнях немного, и думно мне, что донские казаки их пропили, ибо они великие бражники, да им от того страху мало, что пушек недочет — никто на их город не полезет. Кому, государь, придет охота смертная в осиное гнездо лик и браду пхать?..».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Бюллетень новых поступлений 2004 год (2)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  2. Бюллетень поступлений за 2011 год

    Бюллетень
    Диагностика и надежность автоматизированных систем : учебник / Бржозовский Борис Максович [и др.] ; под ред. Б.М. Бржозовского. - 3-е изд., перераб. и доп.
  3. Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс введение в научно-исследовательскую

    Учебно-методический комплекс
    Луценко О. А. Введение в научно-исследовательскую деятельность студентов: учебно-методический комплекс по дисциплине «Введение в научно-исследовательскую деятельность студентов» (блок ОПД.
  4. Бюллетень новых поступлений 2007 год (7)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  5. Утверждаю первый проректор гоу впо российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена

    Документ
    Понятия, термины и сокращения, использующиеся в настоящей документации об аукционе, применяются в значениях, определенных Федеральным законом от 21.07.

Другие похожие документы..