Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена на основании Примерной учебной программы дисциплины Высшая математика и в соответствии c требованиями ФГОС ВПО, утвержде...полностью>>
'Документ'
Выбор единственно правильного ответа.) 0) На сколько ед. изменится фактор при изменении результата на 1 ед. 1) На сколько % изменится результат при и...полностью>>
'Документ'
складання та подання запитів на публічну інформацію в Управлінні з питань надзвичайних ситуацій та у справах захисту населення від наслідків Чорнобил...полностью>>
'Сказка'
Все участники: (хором) Мы, ребята, сочинили Сказку новую для вас. Чтоб послушными вы были, Нас послушайте сейчас! Ведущая: Жили - были Овечки с Бараш...полностью>>

Владимир Семенович Моложавенко

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И все-таки клад был. Неспроста же упоминался он едва ли не во всех преданиях и бывальщинах о Разине. Неизвестно другое: зарыл ли его Разин в своем «воровском» городке перед походом на Царицын или в верховьях Кумшака.

Впрочем, есть и еще одно «но». До сих пор науке неизвестно достоверное место разинского городка. Бесспорно лишь, что городок этот находился где-то в районе Раздорской и Константиновской станиц.

Сравнительно недавно экспедиция археолога З. И. Виткова производила раскопки на правобережье Дона близ устья Кагальника, но ничего не нашла. В 1958-1964 годах Новочеркасский музей истории донского казачества организовал несколько новых экспедиций. На острове Пореченском, что в трех километрах выше станицы Раздорской, было обследовано другое предполагаемое место поселения. Желаемых результатов и здесь не получено. Преподаватель Ростовского университета А. А. Тимошенко высказал предположение, что Кагальницкий городок — разинская «столица» — находился на острове Жилом выше станицы Константиновской.

Иные, более веские доводы все-таки позволяют утверждать, что зарыт клад не на острове, а на правобережье Дона. Между хуторами Ведерниковым и Кастыркой есть курган, который никогда не затопляется в половодье. Старожилы именуют его «городком». Рассказывают, что когда-то на нем жили люди, а потом переселились на взгорье, где теперь хутор Куликовка. Егде совсем недавно Куликовка называлась иначе: Упраздно-Кагальницким хутором. Стало быть, Кагальницкий городок был «упразднен», и перебрались его жители на новое место. Не ключ ли это к разгадке?

Жил в тех же местах, в станице Богоявленской, страстный краевед Виссарион Ильич Аникеев. Усердно, терпеливо собирал он исторические сведения о родном крае и разузнал, что станица Богоявленская возникла в результате объединения двух казачьих городков — Троилинского и Кагальницкого. Прежде оба эти городка располагались возле самого Дона и часто подвергались наводнениям. Жители Троилинского городка на новое место переселились сразу, а жители Кагальницкого разделились — часть ушла в Богоявленскую, а часть поселилась на том самом кургане, что высится между Ведерниковым и Кастыркой. Позднее они перебрались в Куликовку (то бишь в Упраздно-Кагальницкий).

А мог ли, собственно говоря, разинский городок располагаться здесь? По-видимому, да. Там, где Кагальник впадает в Дон, много пересохших ериков. В то время они были полны водой и могли вместе с Доном и Кагальником составлять круговую водную преграду, столь необходимую для защиты повстанческого городка от возможного нападения.

На левом же берегу Дона здесь есть хутор Задоно-Кагальницкий. Его название тоже наверняка связано с Кагальницким городком. Часть казаков могли уйти на левобережье. Для оставшихся на правом берегу новый хутор стал задонским. Отсюда и название.

Виссарион Ильич Аникеев умер накануне Великой Отечественной войны, записи его бесследно исчезли. Сын его — теперь уже пожилой человек — рассказал мне, что в бумагах отца были довольно точные приметы разинского клада. Вели эти приметы опять-таки к курганам между хуторами Ведерниковым и Кастыркой. Кстати, еще в 80-х годах прошлого столетия здесь начались раскопки, но вскоре были приостановлены. В 1913 году вблизи кургана был выпахан железный панцирь. Он долго висел потом на почетном месте в здании станичного правления. Хуторские ребятишки (в том числе и сын Аникеева) даже примеряли его. В 20-х годах панцирь этот передали в музей.

Никто из ученых, историков, археологов, краеведов, с которыми приходилось мне беседовать, не сомневается в реальном существовании разинского клада. Где он будет найден — то ли в Браткином кургане, то ли в устье Кагальника, то ли, наконец, на донском острове, — это вопрос времени. Во всяком случае, на Дону есть очень много ревнителей родного края, готовых принять участие в поисках. Не стоит доказывать, сколь велик оказался бы вклад в науку, если бы заветный кувшин оказался, наконец, в музее.

* * *

Когда несколько лет назад я выступил в печати с рассказом о разинском кладе, сразу же объявилось много энтузиастов, желающих помочь археологам. Одним из них был житель Раздорской станицы Иван Васильевич Прокопов. Собирая у старожилов сведения о заветном кувшине с бумагами Разина, он совершенно случайно нашел следы еще одного клада — запорожского. Поведал ему об этом человек, в семье которого тайна клада передавалась из поколения в поколение «от самого Калныша». Может статься, речь шла об имуществе последнего кошевого атамана Запорожской сечи Петра Калнишевского. Когда Сечь по царскому указу была «взята приступом» и прекратила свое существование, атаман бежал, по преданию, на Дон. Вполне вероятно, что скрывался он в Раздорах — одном из богатых казачьих городков, поддерживавшем самую тесную связь с верхушкой Запорожской сечи. Подтверждает это и одна из песен, записанных в Запорожье:

Ой полети, та полети черная галко,

Та на Дон рибу icти,

Ой принеси, да принеси, черная галко,

От Калниша вicтi!

Кстати, вполне достоверно известно, что с бегством Калнишевского исчезли и следы запорожской казны. По этому поводу существовали самые различные легенды. Одна из них вела к Переяславу, другая — к Корсуню, третья — к реке Подпольной. Так или иначе, но найти сокровища до сих пор не удалось.

Известен и такой достоверный факт. Калныш не покинул Дон добровольно. По требованию Екатерины II кошевой «вредного скопища» — Запорожской сечи — Петр Калнишевский, войсковой писарь Иван Глоба и войсковой судья Павел Головатый были разысканы и препровождены под конвоем в Москву. Уже совсем недавно были найдены свидетельства о том, что кончил свою жизнь Калнишевский узником Соловецкого монастыря в 1803 году, ста двенадцати лет от роду.

Не осталась ли часть сокровищ Калныша на Дону, там, где последний кошевой некогда грозной Сечи намеревался укрыться от царских воевод? И не тайну ли Калныша хранит до наших дней казачья семья в Раздорах?

Но клад последнего запорожского атамана мог быть зарыт и не в Раздорах, а где-то на дороге, что вела с Хортицы к Дону. Житель Таганрога Николай Самойлович Овчаров — тоже неутомимый кладоискатель — рассказывал мне о другом предании, которое уже больше столетия переходит в их семье от дедов к внукам.

А было так.

Прапрадед Николая Самойловича был привезен с семьей в Приазовье помещиком-крепостником из Рязанской губернии. Помещик намеревался, так сказать, «осваивать целину», миллионы гектаров которой веками лежали нетронутыми на необозримых просторах «Дикого поля».

Деревушка и помещичья усадьба были заложены у слияния двух ручьев родникового происхождения. По свидетельству старожилов на том месте была небольшая роща, росли могучие деревья.

Шли годы, деревушка росла. И однажды Овчаровы вздумали вырыть во дворе колодец, чтоб не таскать воду из «копанки» у ручья. Когда яма достигла двух аршин глубины, заступ наткнулся на что-то твердое. Вытащили... обгорелый обрубок толстого дерева, другой, третий, а им, казалось, и конца не будет. Вся земля на двухметровой глубине оказалась заваленной обгоревшими пеньками и сучьями.

— Вот тебе и раз! Копали, копали и докопались. Место это, выходит, нечистое, поганое... — растерялся Овчаров-старший. — Вылезай, сынок, наверх, забрасывай яму. Выкопаем колодец в другом месте...

Так и сделали. А много лет спустя зашел во двор к Овчаровым усталый и запыленный путник. Был он стар и болен. Когда накормили и напоили его, разговорился. Вспомнил, как пятьдесят или шестьдесят лет назад в этих местах отряд запорожских казаков, торопившийся уйти от погони, зарыл будто бы в этих местах — триста шагов от криницы — богатые сокровища. Несподручно, видно, было везти их дальше.

Странник ушел, а предание в семье осталось. Пытался ли кто-нибудь из Овчаровых еще раз добраться до тех обгорелых бревен, что лежали на двухметровой глубине, и узнать, что лежит под ними? Нет, не пытался. Сомневаться в этом нельзя. Люди набожные, богобоязненные, они не хотели даже осквернять свои руки прикосновением к тем, пусть даже несметным, сокровищам (если они там действительно были), что были добыты «разбойным путем». Иногда поговаривали на досуге о странном пришельце, вспоминали его рассказ, но лопат в руки не брали, всякий раз осеняя себя крестным знамением и отгоняя «лукавого», который нет-нет да и пытался «ввести их во искушение»...

Но это — всего лишь предание. А если поразмыслить над ним?

Запорожская сечь действительно по приказу Екатерины II была взята приступом царскими войсками. Доподлинно также известно, что атаман Калнишевский успел с небольшим отрядом бежать на Дон, и с бегством его исчезли все следы сечевой казны. Какими же были пути-дороги беглецов?

Пока отряд двигался по «Дикому полю», ему ничто не угрожало. Но вот он стал приближаться к устью Дона. Здесь уже было небезопасно. Снова к тому времени (1775 год) была возведена из руин дважды разрушавшаяся Троицкая крепость на Таганьем рогу. В крепости — довольно большой гарнизон, причем сторожевые посты выставлены за многие километры, а то и десятки километров вперед. И стоило лишь появиться в степи какому-либо неизвестному отряду, как тут же на сторожевых курганах заполыхали бы сигнальные костры. Пройдут считанные минуты, и в крепости уже станет известно, что приближается неизвестный отряд вооруженных всадников. Немедленно поднимется тревога... И тогда атаману приходит в голову мысль — не рисковать, попытаться пока пробраться на Дон налегке, а сокровища до поры до времени припрятать. Тем более, что и место рядом — приметное, укромное.

...Сняты с лошадей вьюки, наполненные золотыми и серебряными чашами, чеканной монетой. Уже присыпаны сокровища тонким слоем земли, и тут седоусый атаман приказывает собрать на месте бывшего бивуака все, что могло бы оставить следы. Потому собраны все до единой головешки, присыпаны землей костры. Даже золу и уголь — и те схоронили в яме!

Вот как можно представить ту историю, которая, возможно, и действительно произошла около двухсот лет назад на том месте, где впоследствии поселился крепостной крестьянин Иван Овчаров,

Да, над этим стоит задуматься!

А, может быть, места, известные Прокопову и Овчарову, хранят вовсе и не сокровища Калныша, а клад аланского царя Индиабу, что зарыт был, по арабским источникам, в кургане Контеббе, в 104 верстах от Таны (Азова)? Именно этот клад искали археологи из Венеции во главе с послом Джозафа Барбаро, присылавшие на Дон в середине XVIII века огромную по тем временам экспедицию в 127 человек!

Значит, клады все-таки есть, их нужно искать.

Много еще неразгаданных тайн хранят степные курганы.

Степные алмазы

И молодость,

И древность

Равноправно

Тревожат одержимостью меня...

Людмила Щипахина

Еще не утихли горячие споры вокруг этой удивительной находки, еще не сказала в этом споре ни одна из сторон определенное «да» или «нет», но одно уже совершенно бесспорно: геологическая наука стоит на пороге большого и очень ценного открытия.

А началось все в один из будничных, неприметных дней. Экспедиция геолога Василия Ружицкого брала последние пробы в рыхлых отложениях приазовской речушки Базовлука. Назавтра геологи собрались покидать порыжевшую и далеко не романтичную степь. И вдруг у самого плеса что-то ярко блеснуло. Осколок стекла? А может быть, просто кусок песчаника, отшлифованный потоком? Нет, совсем нет...

Ружицкий осторожно положил блестящий комочек на ладонь, легонько копнул песок, поднял другой — точно такой же, третий... Он не верил своим глазам. На ладони лежали чистейшие кристаллы алмаза. То, во что не верили и до сих пор не верят его коллеги, и в чем он сам был давно и твердо убежден.

Откуда же в приазовских степях алмазы? Может быть, они попали сюда случайно? Отнюдь нет.

В ту осень, когда геолог Василий Ружицкий нашел в Приазовье крохотные кристаллики алмазов, в Ростове-на-Дону гостила делегация из греческого города-побратима Волос. Мэр Волоса сказал председателю горсовета на официальном приеме:

— А ведь это в ваши места приезжали наши предки-аргонавты в поисках золотого руна...

Как ни парадоксально, но история алмазов, найденных геологами в Приазовье, восходит именно к тем далеким незапамятным временам.

Эллинский царь Пелиас, рассказывает легенда, отправил из Греции к берегам Понта корабль с наказом добыть золотое руно. Самые знаменитые герои были на борту корабля аргонавтов — Геракл, Кастор, Полидевк, а капитаном у них — храбрый Язон. Опасные приключения пережили аргонавты, прежде чем вернулись на родину с желанной добычей. И не повстречай они на черноморском берегу волшебницу Медею, не выполнили бы грозного наказа Пелиаса. Только не принесли счастья награбленные сокровища ни царю их, ни храброму Язону. Погиб Пелиас, убила Медея детей Язона, изменившего ей. А сам Язон умер в безвестности, раздавленный остатками разрушившегося от ветхости корабля «Арго».

Но все это — лишь легенда.

Впрочем, о сказочных богатствах приазовских и причерноморских земель рассказывают не только эллинские легенды. По свидетельству Страбона на берегах негостеприимного для греков Черного моря (тогда Аксенского, или Евксинского) путешественники были удивлены обилием щедрых даров природы и несметными сокровищами.

Видимо, вовсе неспроста родился миф об аргонавтах, приезжавших в эти края в поисках золотого руна!

Страбон писал в своей «Географии» о святилище морской богини, спасительнице утопающих — Левкофеи. Живя на земле, она была смертной женщиной, а утонув, якобы превратилась в богиню. В память о мачехе приемный сын ее Фрикс воздвигнул в приазовской степи величественный храм. Время уничтожило его следы, ветры давным-давно развеяли могучие каменные стены, а история все-таки помнит о нем. И не столько о самом храме, сколько о сокровищах, что были собраны под его сводами.

Тайну этого неведомого храма приоткрыли археологи совсем недавно. На Таманском полуострове, у Ахтанизовского лимана они нашли остатки древнего святилища, относящегося ко II веку до н. э. Находка как находка, археологи находили святилища и получше. Но крепостная стена вокруг святилища оказалась самой необыкновенной из всех крепостей в мире. Она оказалась почти целиком сложенной из произведений искусства! То были мраморные статуи и целые скульптурные группы, барельефы и горельефы, покрытые позолотой и искусным орнаментом надгробия. Больше того — среди них оказалась статуя Афродиты — богини любви и красоты. Афродиту Таманскую ученые уверенно сравнивают со знаменитой Венерой Милосской. Конечно, они совершенно разные — наша Афродита и луврская Венера! Но по мастерству исполнения, по изяществу, с каким в этих скульптурах передана красота человеческого тела, они могут соперничать.

Как же случилось, что все эти великолепные произведения искусства превратились в... камни для крепостной стены? Не могли же люди, из среды которых вышли талантливые мастера, так безжалостно обойтись со своими шедеврами?

Вот как это можно объяснить.

Крепость на Тамани возникла в I веке н. э. То было бурное время войн и набегов. Не только греков влекли сокровища степного Приазовья. С каспийских берегов, как сообщал Страбон, пришло сюда сарматское племя аспургианов, согнало с этих земель коренных жителей и начало войну с боспорским царем Полемоном. Когда аспургианам пришлось туго, они, как иные варвары, наскоро возвели укрепления из произведений искусства побежденного народа...

Но какое же отношение имеют все эти археологические находки к экспедиции геолога Ружицкого? А самое прямое. Дело в том, что севернее Тамани, в устье Дона, к нам дошло еще одно из свидетельств о неведомом храме Левкофеи. Во время раскопок Танаиса археологи обнаружили захоронение неизвестной, но, судя по всему, очень знатной женщины. На ней был золотой нагубник с миниатюрными бусинками из агата, бронзовыми застежками и... крохотным драгоценным камнем-алмазом.

Алмазы в ту пору грекам были известны уже очень хорошо. И уже тогда высоко ценились. «Адамас» в переводе с греческого значит «несокрушимый», «непобедимый». Из греческого это наименование пришло к славянам, превратившись в «адамант» (то есть бриллиант). В средние века существовало поверье, будто алмаз растворяется в свежей козлиной крови, но вряд ли кто-нибудь пытался это проверить на практике: обладатель алмаза дорожил им как талисманом, сопутствовавшим в боях и походах.

В старину каждый алмаз становился объектом самой острой и безжалостной борьбы, и путь его по странам мира был отмечен кровью. Знаменитый «Регент», алмаз весом в 140 карат (1 карат равен 0,2 грамма), украшает сейчас коллекцию парижского Лувра. Его нашел индус-невольник, работавший на алмазных копях. Камень не принес невольнику счастья, хотя ему и удалось бежать вместе со своим сокровищем. Много месяцев скрывал беглец алмаз под повязкой на голове, выдавая себя за раненого, пока не поверил тайну приятелю-матросу. Матрос убил простодушного индуса, похитил алмаз и продал его за тысячу фунтов стерлингов английскому губернатору Мадраса Томасу Питту. Питт перепродал его — уже за несколько миллионов — герцогу Орлеанскому, тогдашнему регенту Франции. В 1792 году камень исчез, но ненадолго. Уже в 1799 году Наполеон выкупил камень и украсил им эфес своей шпаги. Империя, шпага, а вместе с ними и «Регент» были безвозвратно утеряны при Ватерлоо. Алмаз достался пруссакам и только значительно позже вернулся в Париж, на этот раз в музей...

Алмазы не только доставались ценой крови. Ими расплачивались за кровь. Один из алмазов — знаменитый «Шах», украшавший трон Великих Моголов, был подарен персидским правительством русскому императору в виде... компенсации за убийство А. С. Грибоедова. И царский двор принял этот «дар», как будто он мог восполнить бесценную потерю!..

А знаменитый драгоценный камень в 195 карат, украшавший царский скипетр, был приобретен графом Орловым у французского гренадера (тот похитил его где-то в Индии) за 450 тысяч рублей золотом. Екатерина II, которая получила этот камень в дар, щедро наградила Орлова, назначив ему ежегодную пенсию в четыре тысячи рублей и пожаловав дворянскую грамоту.

Но все эти драгоценные камни были все-таки нерусского происхождения.

Откуда же появились алмазы в Приазовье? Привезли ли их сюда с собой греки-колонизаторы? Или степные племена, жившие здесь, добывали их в жестоких войнах с неприятелем? Вопрос этот еще ждет ответа. И тропинку к ответу прокладывают, как ни странно... геологи.

Греки приезжали в степи Причерноморья и Приазовья за золотым руном. Не точнее ли — за драгоценными камнями? Теми самыми, что собраны были в сокровищницах храма Левкофеи. Ведь не из Греции же доставлялись сюда опасными морскими дорогами драгоценности, «коим не было счета», как свидетельствовал Страбон!

До Октябрьской резолюции в науке бытовало мнение, что алмазных месторождений в России нет. Но вот четверть века назад советские геологи обнаружили алмазные россыпи на западных склонах Урала. После Отечественной войны был открыт один из богатейших в мире алмазоносных районов в Якутии. И вот — случайная находка Василия Ружицкого, но... уже на Русской платформе.

Что такое Русская платформа? Это, проще говоря, территория Европейской части нашей страны. Уже в советское время здесь найдены крупные месторождения железа, титаноциркониевые россыпи, калийные соли и многие другие полезные ископаемые. Не было лишь алмазов. А ведь по своему геологическому строению Русская платформа имеет много общего с районами Южной Африки и Сибири, где были найдены кимберлитовые трубки. Видимо, просто у геологов «не доходили руки» до старых-престарых и, казалось бы, хорошо изученных земель. Впрочем, мешал искателям алмазов и мощный покров четвертичных отложений.

А алмазы все-таки есть!

Откуда же они?

Кристаллы алмазов, как предполагают геологи, могут быть принесены в рыхлые отложения Безовлука из коренных месторождений алмазоносных кимберлитов. Подтверждается это тем, что почти везде вместе с алмазами найдены их характерные спутники в кимберлитовых трубках и прежде всего — ярко-красный минерал пироп.

«Красная тропа» пиропа в свое время привела геологов к коренным месторождениям алмазов в Якутии. Следуя за этим минералом, разведчики недр открыли первые в нашей стране кимберлитовые трубки.

В Приазовье, в районе так называемого Покровско-Киреевского разлома, вулканические породы, обнаруженные геологами, близки по своему составу к кимберлитам. Вполне возможно, что пиропы или близкие к ним минералы могут быть найдены и в долине Северского Донца — одного из притоков Дона. И закономерен потому вопрос: не отсюда ли вывозили их к себе на родину аргонавты?

Миф о золотом руне имел, выходит, под собой довольно реальную основу. Но почему же в таком случае степной край перестал вскоре привлекать к себе искателей алмазов? Видимо, просто потому, что алмазы лежат не только в прибрежном песке, но и поглубже. Понадобился не один век, прежде чем земля открыла людям свои тайны.

* * *

Когда я познакомил с этим очерком ростовских геологов, они тоже разделились на две спорящие стороны. «Находка Ружицкого бесспорна, но она еще не доказательство того, что в Приазовье есть алмазы», — говорят одни. «Алмазы все-таки есть, но искать их нелегко, очень уж сложно строение Русской платформы», — отвечает скептикам другая, более многочисленная группа.

Я рассказываю об этом потому, что алмазы — тоже одна из неразгаданных до конца тайн донской земли. Проще всего отвергнуть необычную гипотезу. Гораздо полезнее верить в нее и искать.

Загадка старой крепости

И вьявь я вижу пред собою

Дней прошлых гордые следы...

А. С. Пушкин

Любопытная заметка появилась в газете «Приазовский край» 22 декабря 1913 года. В разделе «Происшествия» сообщалось, что в Ростове на углу Большой Садовой улицы и Богатяновского переулка извозчичья пролетка неожиданно провалилась в огромную яму, которой... прежде не было на улице. Комиссар городской управы А. X. Гурьев, оказавшийся поблизости, установил, что на глубине двух-трех саженей от поверхности проходит потайной подземный ход.

Сообщение, напечатанное в газете, не было досужей фантазией корреспондента. Старожилы Богатяновского переулка (ныне Кировского проспекта) припоминают другой факт. В 1911 году на Никольской (теперь Социалистической) улице рыли траншею для канализационных труб и... тоже наткнулись на подземную галерею. Спешно приостановили работы, вызвали представителей власти и, «дабы не вносить смуты в умы горожан», поспешили заложить потайной ход кирпичом. Один из очевидцев этой истории — геодезист Зигмунд Константинович Рыгельский (он живет и сейчас на этой улице) с улыбкой вспоминает, как разгневалось начальство, увидев на городской карте нанесенный им план подземелья. Рыгельский даже успел осмотреть вход в загадочный тоннель. Начинался он неподалеку от Дона у знаменитого Богатяновского источника и уходил на север. И построен не кое-как, стены были выложены тесаным камнем, оштукатурены, можно было встать во весь рост.

Ростовские катакомбы... Даже многие коренные ростовчане не знают об их существовании. Скажут, газетный корреспондент мог преувеличить или добавить что-то от себя, а Рыгельский — попросту подшутить над доверчивыми людьми.

Признаться, я и сам не верил в эту историю. Да и было отчего не верить, если в самом компетентном по этой части учреждении — в городском отделе подземных сооружений — авторитетные люди убедили меня, что никаких потайных ходов в городе нет и в подтверждение выложили на стол самые подробные карты за целое столетие. Один из сотрудников, желая подшутить, даже рассказал историю о том, как в двадцатых годах воры-налетчики ограбили в Ростове банк, сделав полуверстовый подкоп (а на поверку-то никакого подкопа и не было). А вы ищете какой-то тоннель... Никаких документов о таинственном подземелье не нашлось ни у главного архитектора Ростова, ни в горисполкоме.

А жаль...

Жаль потому, что катакомбы в Ростове все-таки есть. Их никто не выдумал. Больше того. В 1835 году горный инженер М. Б. Краснянский нанес на план крепости Дмитрия Ростовского тоненькую ниточку — подземный ход, Одна лишь ниточка в разрезе грунтов... По мнению Краснянского, подземный ход начинался от Архангельских ворот крепости и тянулся к самому Дону. Краснянский датировал это сооружение 1761 годом. Копия этого плана затерялась в его личном досье, которому не очень-то придают значение работники архива.

И тоже жаль...

А теперь представим себе, как могли возникнуть в Ростове потайные катакомбы.

* * *

В августе 1695 года Петр Первый со свитой ехал по донскому правобережью. Направлялся он из Черкасска к Азову, царя одолевали думы о заветном выходе к морю, о том, что нелегкой будет борьба с турками, державшими тогда в своих руках ключи от донского устья. Обозы уже прошли к Темернику, и Петр спешил догнать войска. День был жарким, и притомившиеся сановники поотстали.

У крутоярья, под самой дорогой шумел источник, пробиваясь к Дону. Петр слез с коня, попросил чашу, напился холодной и прозрачной, как стекло, воды, потом, обтерев усы, произнес:

— Богатый источник!

Так и окрестили с тех пор родник «Богатым», а когда возникла здесь слободка, дали ей имя «Богатяновка». Слободка стала много лет спустя одной из посадских улиц — Богатяковским переулком. Соседняя с ней улица именовалась Петровской — в царскую честь.

Но в ту пору, когда останавливался у Богатого источника Петр, не было еще ни Ростова, ни Богатяновки. Только ниже по Дону, в устье Темерника, стояло три больших дощатых барака и несколько палаток — русский «гошпитальный двор». А на самом Темернике, километрах в двух от его устья, стучали молотки плотников — они чинили галеры, искалеченные турецкими ядрами, Да на левом берегу Дона виделся в знойном мареве курган Кобяк-Салган — некогда ставка Тамерлана, а тогда пограничный знак между Русью и Турцией (это как раз там, где в наши дни расположен город Батайск).

Неудачным был поход Петра, пришлось оставить туркам Азов и Таганрог, с трудом удержав Черкасск и Темерницкий порт. Русские купцы принимали здесь гостей не только из Константинополя, но даже из далекой Венеции. Торговля росла, нужно было думать о безопасности южных границ России. В декабре 1749 года императрица Елизавета Петровна подписала указ, предписав «учредить таможню русскую на Дону, у устья реки Темерника, против урочища, называемого Богатый Колодезь, где и донские казаки могут вести свою торговлю с приезжими греками, турками и армянами».

Год 1749-й и считают годом рождения Ростова-на-Дону.

Строилась таможня спешно. Из добротных бревен клали срубы под склады, рыли землянки, сооружали причал. Собирались осесть здесь надолго, хотя место было беспокойное, ненадежное, открытое набегам с «Дикого поля».

К осени следующего года на пустынном берегу у Богатого источника поднялся поселок. И если Петербург был окном России в Европу, то Темерницкий порт стал ее воротами на Юге, По тому времени это было единственное место, через которое Русское государство могло вести морскую торговлю со странами Черного и Средиземного морей. Помимо прочего, в районе таможни была самая удобная переправа через Дон на Кавказ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Бюллетень новых поступлений 2004 год (2)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  2. Бюллетень поступлений за 2011 год

    Бюллетень
    Диагностика и надежность автоматизированных систем : учебник / Бржозовский Борис Максович [и др.] ; под ред. Б.М. Бржозовского. - 3-е изд., перераб. и доп.
  3. Учебно-методический комплекс умк учебно-методический комплекс введение в научно-исследовательскую

    Учебно-методический комплекс
    Луценко О. А. Введение в научно-исследовательскую деятельность студентов: учебно-методический комплекс по дисциплине «Введение в научно-исследовательскую деятельность студентов» (блок ОПД.
  4. Бюллетень новых поступлений 2007 год (7)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  5. Утверждаю первый проректор гоу впо российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена

    Документ
    Понятия, термины и сокращения, использующиеся в настоящей документации об аукционе, применяются в значениях, определенных Федеральным законом от 21.07.

Другие похожие документы..