Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сучасна колоїдна хімія - це велика, самостійна частина хімічної науки, що вивчає дисперсний стан речовини і поверхневі явища в дисперсних системах. К...полностью>>
'Документ'
История бастардов всегда вызывала обывательский интерес и привлекала внимание научного сообщества. Следствие внебрачного сожительства или результат а...полностью>>
'Документ'
Во-первых, когнитивная лингвистика – очень важное для российского языкознания направление. В свое время оно было легко подхвачено (в отличие от гораз...полностью>>
'Документ'
Примечательно географическое положение Ставрополья. Граница Европы и Азии проходит по Кумо-Манычской впадине, разделяя наш край на две части: основну...полностью>>

Администрация муниципального образования «город нягань» институт муниципального развития (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ГОРОД НЯГАНЬ»

ИНСТИТУТ МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Г.ЕКАТЕРИНБУРГ

СУДЕБНЫЕ СПОРЫ

С УЧАСТИЕМ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Комментарий судебной практики

ВЫПУСК 1

Нягань

2008

Судебные споры с участием органов местного самоуправления: комментарий судебной практики / Под ред. А.В.Рыженков.-Нягань, И.В. Выдрина. – Екатеринбург: Администрация муниципального образования «город Нягань», Институт муниципального развития, 2008. – ___ с.

Предлагаемое издание подготовлено Администрацией муниципального образования «город Нягань» совместно с Институтом муниципального развития (г. Екатеринбург) в целях оказания помощи работникам органов местного самоуправления, специалистам в области права, а также всем, интересующимся муниципальной проблематикой.

Нормативный материал дан по состоянию на 11 мая 2008 г.

© Коллектив авторов, 2008

© Администрация МО «город Нягань», 2008

© НП «Институт муниципального развития», 2008

КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ

АРТЕМЬЕВ А.Д., председатель Комитета по защите прав потребителей Администрации г. Екатеринбурга – раздел III (в соавторстве с Я.В. Голубевой);

ВЫДРИН И.В., директор Института муниципального развития, доктор юридических наук, профессор – предисловие (в соавторстве с А.В.Рыженковым), раздел II;

ГОЛУБЕВА Я.В., главный специалист Комитета по защите прав потребителей Администрации г. Екатеринбурга – раздел III (в соавторстве с А.Д. Артемьевым);

ДЕГОНСКАЯ Н.Л., судья Арбитражного суда Свердловской области – раздел IV;

ЗАРИПОВ С.Р., помощник заместителя председателя Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области, магистрант УрГЮА – раздел V (в соавторстве с Д.Н. Сергеевым);

ПАНФИЛОВА Л.Г., заместитель председателя Комитета по жилищной политике Администрации г. Екатеринбурга – раздел I (в соавторстве с Н.В. Райченок);

РАЙЧЕНОК Н.В., председатель Комитета по жилищной политике Администрации г. Екатеринбурга – раздел I (в соавторстве с Л.Г. Панфиловой);

СЕРГЕЕВ Д.Н., аспирант УрГЮА – раздел V (в соавторстве с С.Р. Зариповым);

РЫЖЕНКОВ А.В., глава города Нягани, Ханты-Мансийский автономный округ- Югра– предисловие (в соавторстве с И.В. Выдриным), раздел II;

Под общей редакцией А.В.Рыженкова – главы города Нягани, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра; И.В. Выдрина – директора Института муниципального развития (г.Екатеринбург).

Содержание

Уважаемые коллеги!

Представленная Вашему вниманию книга с комментариями из судебной практики в области местного самоуправления является продолжением совместной работы Уральского Института муниципального развития и Всероссийской общественной организации «Всероссийский Совет местного самоуправления». Уже вышел в свет наш совместный проект - справочник «Местное самоуправление в Российской Федерации».

Россия живет в период реформы местного самоуправления, которая, в конечном итоге, должна оптимизировать систему управления в муниципальных образованиях и сделать работу органов местной власти максимально эффективной.

Реформа государственной и муниципальной власти, как и любая реформа, сопряжена с целым рядом трудностей и проблем разного плана, которые трудно прогнозировать и предусмотреть. Этап перехода к принципиально новой форме муниципального управления является сложным временем для всего муниципального сообщества. В условиях совершенствования законодательства, регламентирующего деятельность органов местного самоуправления, отсутствия определенного опыта работы в новых условиях налоговых и межбюджетных отношений неизбежны непредвиденные ситуации, недопонимание, а иногда ошибки и недочеты. Нередко истину приходится устанавливать в суде.

В справочнике наглядно, на примере реальных, типичных для многих муниципальных образований ситуаций раскрываются различные направления деятельности органов местного самоуправления и практика их участия в судебных спорах. В книге указываются не только ошибки, допущенные органами власти в муниципальных образованиях при решении вопросов местного значения, но, что очень важно при несовершенстве законов, отражены проблемы применения действующего законодательства органами местного самоуправления.

Книга может стать практическим пособием или руководством к действию для руководителей самого разного уровня для того, чтобы избежать собственных ошибок, а также, чтобы знать позицию сторон, участвующих в спорах по восстановлению истины в судебных разбирательствах.

Уверен, справочник будет полезен и востребован не только на территории Уральского Федерального округа, но и всей России.

Председатель Ханты-Мансийского

регионального отделения Всероссийской

общественной организации

«Всероссийский Совет местного самоуправления»,

глава города Нягань,

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра А.В. Рыженков

Раздел I.

Судебная практика рассмотрения жилищных споров с участием органов местного самоуправления

Введение в действие Жилищного Кодекса РФ вызвало непростые вопросы в правоприменительной практике.

В настоящее время в производстве районных судов города Екатеринбурга находится большое количество гражданских дел, вытекающих из жилищных правоотношений, ответчиками по которым выступает Администрация города Екатеринбурга. Среди них можно выделить следующие категории:

1) споры по искам граждан, занимающих жилые помещения, расположенные в муниципальных общежитиях, об обязывании заключить договор приватизации, либо о признании права собственности в порядке приватизации;

2) споры по исковым заявлениям граждан, отнесенных федеральными законами к особым, так называемым, «льготным» категориям о предоставлении жилых помещений.

При рассмотрении судами первой и кассационной инстанций гражданских дел, отнесенных к той или иной категории, зачастую по аналогичным делам, отнесенным к подсудности одного и того же суда, принимаются различные по существу решения. В некоторых случаях, напротив, складывается единообразная практика, противоречащая, по мнению Администрации города, требованиям действующего жилищного законодательства.

В качестве примеров можно рассмотреть следующие случаи.

I. Во-первых, что касается первой из вышеуказанных категорий споров, находящихся на рассмотрении в судах общей юрисдикции, то в производстве федеральных районных судов города Екатеринбурга находятся гражданские дела по исковым заявлениям граждан, проживающих в жилых помещениях в общежитиях, к Администрации города Екатеринбурга о заключении договора приватизации указанных жилых помещений, либо о признании права собственности на занимаемые жилые помещения в порядке приватизации, минуя стадию заключения указанного договора. В этом случае решение суда, принятое по результатам рассмотрения гражданского дела в пользу граждан, является основанием для регистрации права собственности в установленном порядке Главным Управлением ФРС по Свердловской области.

Интересно, что решениями некоторых федеральных районных судов города Екатеринбурга подобные исковые требования граждан удовлетворяются в полном объеме, на Администрацию города Екатеринбурга возлагается обязанность по заключению с гражданами договоров приватизации жилых помещений в общежитии в лучшем случае, а зачастую, минуя данную стадию, за гражданами сразу признается право собственности на комнаты в общежитии. Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда указанные решения судов первой инстанции оставлены без изменения. Вместе с тем, хотелось бы обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, здания «спорных» общежитий на основании соответствующих Постановлений Главы Екатеринбурга были приняты в состав муниципальной собственности в режиме общежитий, т.е. жилых помещений специализированного жилищного фонда. При вынесении решений суды руководствуются положением ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 г. «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», в силу которой, к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма. При этом, полагаем, что при вынесении судами общей юрисдикции вышеуказанных решений не дана надлежащая правовая оценка законодательно установленному порядку исключения жилых домов из числа общежитий, урегулированному нормами Жилищного кодекса Российской Федерации. В частности, в соответствии с ч. 2 ст. 92 ЖК РФ, включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определенному виду специализированных жилых помещений и исключение жилого помещения из указанного фонда осуществляются на основании решений органа, осуществляющего управление государственным и муниципальным жилищным фондом. В данном случае, таким органом является Администрация города Екатеринбурга, вследствие чего, решение вопросов об исключении жилых помещений из числа муниципального специализированного жилищного фонда входит в компетенцию Главы города, а не суда. Более того, заявляя требование о заключении договора приватизации жилого помещения в общежитии, истцы фактически просят изменить статус дома, что также в компетенцию суда не входит, а с заявлением об изменении статуса дома в Администрацию города истцы не обращались. На сегодняшний день, собственником зданий общежитий, являющихся предметом судебного спора, решение об исключении указанных домов из числа общежитий в установленном порядке не принято, в связи с чем, мы полагаем, не представляется возможным положительно решить вопрос о заключении с проживающими в нем гражданами договоров бесплатной передачи в собственность жилых помещений.

Важно также отметить, что в целях реализации положений ст. 7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», Главой Екатеринбурга было принято Постановление от 09.08.2005 г. № 728 «О приведении общежитий, находящихся в собственности муниципального образования «город Екатеринбург» в соответствие с установленными требованиями для применения нормы о договоре социального найма», смысл которого заключается в приведении общежитий муниципального жилищного фонда в соответствие с установленными санитарными и техническими правилами и нормами, иными требованиями законодательства, предъявляемыми к жилым помещениям, предоставляемым по договору социального найма. По указанным мероприятиям понимаются следующие действия:

1) проверка технического состояния зданий общежития. Это связано, главным образом, с проведением перепланировок и переустройств помещения на стадии исключения дома из числа общежитий (установка отдельных санузлов, электрических плит и иных электрических приборов, что, в свою очередь, приведет к нагрузке на электросеть во всем доме);

2) мероприятия по снятию с регистрационного учета в установленном порядке граждан, зарегистрированных, но не проживающих в жилых помещениях в общежитии, утративших право пользования жилыми помещениями в общежитии, вселившихся в общежитие с нарушением установленного законом порядка и не приобретших право пользования жилыми помещениями;

3) осуществление перевода нежилых помещений, расположенных в здании общежития, в жилые помещения.

Постановлениями Главы Екатеринбурга, которыми с общежитий снимается статус домов специализированного жилищного фонда, одновременно предусмотрен порядок заключения с гражданами, занимающими жилые помещения в данном доме на законных основаниях, договоров социального найма, которые, в свою очередь будут являться основанием для последующего заключения договоров приватизации жилых помещений. При этом, основными критериями, определяющими наличие у гражданина права на заключение договора социального найма, будут являться следующие:

1. вселение в общежитие в установленном законом порядке (в связи с наличием трудовых отношений с предприятием, в ведении которого находился объект специализированного жилищного фонда, с соблюдением законодательно предусмотренной процедуры предоставления гражданам жилых помещений в общежитии);

2. наличие факта постоянного проживания в общежитии.

3. наличие у гражданина постоянной регистрации в жилом помещении, расположенном в общежитии.

Проверка достоверности вышеуказанных обстоятельств на стадии изменения правового режима использования дома позволит исключить возможность заключения договоров социального найма с гражданами, фактически в них проживающими, но вселившимися в общежитие с нарушением предусмотренного законом порядка; с гражданами, фактически не проживающими в указанном общежитии и не производящими оплату за пользование жилым помещением; с гражданами, которые утратили право пользования жилым помещением в общежитии в связи с выездом на другое постоянное место жительства; с гражданами, не зарегистрированными по указанному адресу, либо имеющими временную регистрацию в общежитии.

По данным статистического учета, число судебных решений, принятых судами общей юрисдикции по результатам рассмотрения указанной категории споров, не в пользу Администрации города Екатеринбурга в 2006 году составило примерно 50.

II. С точки зрения толкования и применения положений действующего жилищного законодательства очень интересна судебная практика, складывающаяся по результатам рассмотрения судами гражданских дел по исковым заявлениям граждан к Администрации города Екатеринбурга о предоставлении жилых помещений по различным правовым основаниям.

В настоящее время в производстве федеральных районных судов города Екатеринбурга находятся исковые заявления граждан, отнесенных федеральными законами к, так называемым, «льготным категориям» к Администрации города Екатеринбурга о предоставлении жилых помещений. Обобщая подобного рода исковые заявления можно выделить следующие подгруппы споров о предоставлении жилых помещений:

  1. исковые заявления граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС

  2. исковые заявления детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

  3. исковые заявления сотрудников органов внутренних дел (участковых уполномоченных милиции), прокурорских работников;

  4. исковые заявления судей.

Например, в 2006 году общее количество гражданских дел по исковым заявлениям граждан о предоставлении жилых помещений по различным основаниям составило порядка 75 дел. Исковые заявления граждан удовлетворены федеральными районными судами города Екатеринбурга посредством возложения на Администрацию города Екатеринбурга обязанности по предоставлению жилых помещений более чем в 50 % случаев от общего количества.

Особенности обеспечения выше указанных категорий граждан жилыми помещениями обусловлены тем обстоятельством, что в отношении предоставления жилья последним на федеральном уровне приняты соответствующие федеральные законы, которыми определен порядок, условия и, что является наиболее важным для органа местного самоуправления, источник финансирования обеспечения жильем граждан, отнесенных к той или иной «льготной категории». Так, порядок и условия обеспечения жильем граждан, подвергшихся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, регламентируются Законом РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», обеспечение жильем детей-сирот производится в соответствии с Федеральным Законом РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, в отношении участковых уполномоченных действует Закон РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции». Обобщая все выше перечисленные нормативные правовые акты по источнику финансирования предоставления гражданам жилых помещений, можно сделать вывод, согласно которому обозначенные категории граждан обеспечиваются жилыми помещениями за счет средств федерального или областного бюджетов. Однако, невзирая на указанные обстоятельства, при разрешении споров о предоставлении жилья, суды принимают решения, которыми обязанность по предоставлению жилья возлагают на Администрацию города Екатеринбурга. При этом, зачастую суд в решении не указывает на возможность компенсации затраченных органом местного самоуправления на исполнение решения денежных средств из бюджета Российской Федерации, равно как и из бюджета Свердловской области.

В качестве примера предлагаю рассмотреть следующие случаи.

2.1. Что касается споров о предоставлении жилых помещений участникам ликвидации аварий на Чернобыльской АЭС, то в отношении указанной категории законом помимо определения источником финансирования обеспечения жильем, также предусмотрен срок для обеспечения жильем с момента постановки на учет.

Законом РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в отношении лиц, уволенных с военной службы, лиц, больных заразными формами туберкулеза, лиц, подвергнувшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС устанавливался трехмесячный срок с момента постановки на учет для обеспечения жильем указанной категории граждан. В настоящее время редакции указанных законов не предусматривают такой срок. Несмотря на новую редакцию законов, суды I и II инстанции удовлетворяют исковые требования граждан о внеочередном предоставлении жилья.

Наличие очереди, сформированной по дате поступления заявления, а также проблемы в межбюджетных отношениях по финансированию обеспечения жильем граждан, подвергнувшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, для суда, рассматривающего дело, правового значения не имеют. Также, правового значения для суда не имеет то обстоятельство, что, начиная с 1 января 2005 г. обеспечение жильем указанной категории граждан производится только в путем предоставления им субсидий (государственный жилищный сертификат), других источников финансирования мероприятий по обеспечению жильем «чернобыльцев») в федеральном бюджете не предусмотрено. Несмотря на указанный факт, исковые заявления граждан к Администрации города Екатеринбурга о предоставлении жилого помещения в натуре удовлетворяются в полном объеме. Таким образом, суды принимают решения, которые являются неисполнимыми.

2.2. В качестве самостоятельного примера считаю возможным указать на особенности рассмотрения судами гражданских дел по искам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. При этом, необходимо отметить, что при вынесении решения по предоставлению жилых помещений гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, суды не принимают во внимание положения нормативных правовых актов, предусматривающие определенный порядок и способы обеспечения жильем льготных категорий граждан.

Удовлетворяя исковые требования граждан – детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и возлагая обязанность по обеспечению жильем на Администрацию города за счет собственных средств, суды не принимают во внимание положения Федерального Закона РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ, где указывается, что предусмотренные настоящим Федеральным законом дополнительные гарантии для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации. Доказательством финансирования предоставления жилья детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, за счет средств областного бюджета, равно как факта осуществления органом местного самоуправления работы по обеспечению указанной категории граждан жильем, служат Распоряжения Правительства Свердловской области, которыми определяются объемы финансирования расходов по обеспечению детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями за счет средств областного бюджета. Так, согласно Распоряжениям правительства Свердловской области № 180-РП от 07.03.2006 г., № 341-РП от 21.04.2006 г., № 889-РП от 31.07.2006 г., за счет средств областного бюджета для категории дети-сироты были распределены 36 квартир (общей площадью 1432,9 кв.м) в домах-новостройках. Однако, указанные факты также судом во внимание не принимаются.

2.3. В указанный раздел также можно включить сложившуюся на сегодняшний день судебную практику по рассмотрению федеральными районными судами города Екатеринбурга исковых заявлений участковых уполномоченных милиции к Администрации города Екатеринбурга о предоставлении жилых помещений. В данном случае исковые требования основываются на положениях ст. 30 Закона РФ от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции», в соответствии с которой, участковым уполномоченным милиции, признанным нуждающимися в улучшении жилищных условий, жилая площадь в виде отдельной квартиры или дома по установленным законодательством нормам предоставляется соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и организациями – не позднее шести месяцев с момента вступления в должность. Удовлетворяя исковые требования и возлагая обязанность по предоставлению жилых помещений на Администрацию города Екатеринбурга, судом не принимается во внимание довод представителей Администрации о том, что из смысла ст. 30 выше указанного Закона не следует вывод о том, что обязанность по обеспечению жильем участковых уполномоченных милиции возложена исключительно на орган местного самоуправления, законодатель в ст. 30 Закона не возлагает прямой обязанности по обеспечению жильем участковых уполномоченных милиции исключительно на орган местного самоуправления. Кроме того, согласно Указу Губернатора Свердловской области от 03.02.1997 г., с 01.01.1997 г. штатная численность милиции общественной безопасности, содержавшаяся в 1996 г. за счет средств органа местного самоуправления, введена в структуру органов исполнительной власти Свердловской области и ее содержание переведено на областной бюджет. В соответствии же с Постановлениями Главы города Екатеринбурга от 20.02.2002 г. № 173, от 05.07.2002 г. № 698, 10% от общего количества освобождаемых жилых помещений муниципального жилищного фонда предоставляются Управлению внутренних дел города Екатеринбурга для передачи их участковым уполномоченным милиции на условиях договора коммерческого найма. Однако, несмотря на все выше перечисленные обстоятельства, судом первой и кассационной инстанций принимаются решения о возложении обязанности по предоставлению участковым уполномоченным милиции жилых помещений на Администрацию города Екатеринбурга.

При этом, важно обратить внимание на отсутствие единообразной судебной практики рассмотрения данной категории споров. Об этом свидетельствует принятие различных по своей правовой природе решений в отношении участковых уполномоченных как судом первой инстанции, так и Областным судом.

2.4. Говоря об источнике финансирования обеспечения жильем определенных категорий граждан, важно отметить следующий интересный, с точки зрения судебной практики, прецедент. В производстве федерального районного суда города Екатеринбурга находилось гражданское дело по исковому заявлению судьи к Администрации города Екатеринбурга о предоставлении жилого помещения. Указом Президента РФ истец назначен судьей федерального районного суда города Екатеринбурга без ограничений срока полномочий. В обоснование исковых требований истцом указана ст. 19 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации». В соответствии с ч. 3 ст. 19 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судьи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются в соответствии с нормами, установленными законодательством РФ, отдельными жилыми помещениями с учетом права судьи на дополнительную жилую площадь в размере 20 кв.м или в виде отдельной комнаты, приобретаемыми за счет средств федерального бюджета, выделяемых на эти цели судам Российской Федерации в порядке, установленном Правительством РФ. При этом, в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации, у органа местного самоуправления возникает обязательство по предоставлению жилого помещения только в отношении тех граждан, которые состоят на учете в органах местного самоуправления. Решением федерального районного суда города Екатеринбурга в удовлетворении заявленных исковых требований отказано в полном объеме. Однако, при пересмотре решения суда в кассационном порядке указанное решение отменено, на Администрацию города Екатеринбурга возложена обязанность по предоставлению истцу жилого помещения в собственность за счет местного бюджета. При этом, судом кассационной инстанции не учтено то обстоятельство, что судьи обеспечиваются жильем только за счет средств федерального бюджета, более того, истец на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в органе местного самоуправления не состоял. Что же касается оснований предоставления жилого помещения в собственность, то данный вывод суда вообще не основан на нормах права. В связи с постановленным судом кассационной инстанции решением, учитывая положения Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Администрацией города было подготовлено письмо в адрес Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, смысл которого сводился к возмещению органу местного самоуправления затрат, понесенных в связи с исполнением решения суда, путем компенсации расходов в размере стоимости предоставленного жилого помещения. Из ответа Судебного департамента при ВС РФ следует, что, по мнению отвечающих, бюджетные ассигнования на компенсационные выплаты местным администрациям за предоставленное жилье Судебному департаменту не предусмотрены, в связи с чем положительное решение вопроса о возмещении понесенных Администрацией города Екатеринбурга затрат невозможно.

Итак, гражданские дела, вытекающие из жилищных правоотношений – это дела, связанные с разрешением судом самых разнообразных конфликтов. Споры, связанные с применением жилищного законодательства всегда являлись и являются в настоящее время самыми многочисленными среди других категорий гражданских дел.

С принятием нового Жилищного кодекса утратили силу многие нормативные акты, принятые в разное время и на различном уровне и чтобы ЖК РФ заработал в полном объеме, еще предстоит принять десятки нормативных актов и Правительству РФ, и субъектам РФ и органам местного самоуправления. Обновление жилищного законодательства с неизбежностью ведет к переосмыслению всей прежней судебной практики, выработке новых подходов в правоприменительной деятельности судов при разрешении жилищных споров.

Таким образом, полагаем, что судьи, рассматривающие споры, связанные с жилищными правоотношениями, применяют совокупность процессуальных норм, регулирующих порядок осуществления правосудия по гражданским делам и норм материального права. При разрешении гражданских дел, учитывая судебную практику применения норм материального и процессуального права, они должны обеспечить эффективную судебную защиту нарушенных прав или оспариваемых прав и законных интересов не только граждан, но и муниципальных образований.

Раздел II.

Споры в сфере избирательных правоотношений

Органы местного самоуправления выступают непосредственными участниками многих организационно-правовых отношений, возникающих в процессе выборов. Данные отношения следует разграничить на несколько групп: отношения, связанные с назначением выборов; возникающие при регистрации (учете) избирателей, составлении списков избирателей; складывающиеся при образовании избирательных округов и участков; возникающие во взаимоотношениях с избирательными комиссиями; складывающиеся в сфере предвыборной агитации; связанные с финансовым обеспечением подготовки и проведения выборов. Указанные отношения возникают на основе норм Федерального закона от 12 июня 2002 года №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (в дальнейшем ФЗ от 12.06.02г.), федеральных законов о выборах Президента РФ, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, законодательных актов субъектов РФ о выборах, уставов муниципальных образований. Совокупность названных нормативных документов образует правовую основу участия органов местного самоуправления в сфере избирательных правоотношений.

Рассмотрим указанные отношения более подробно.

1. Отношения, связанные с назначением выборов.

В соответствии со ст.10 ФЗ от 12.06.2002г. выборы назначают уполномоченные на то органы или должностные лица. Муниципальные выборы назначаются представительными органами местного самоуправления не ранее чем за 90 дней и не позднее чем за 80 дней до дня голосования. Учитывая, что выборы являются обязательными, периодическими и должны проводиться в сроки, обеспечивающие соблюдение сроков полномочий муниципальных органов власти, требование о назначении выборов следует воспринимать как обязанность органов местного самоуправления.

Что произойдет, если выборы не будут назначены или же представительный орган местного самоуправления по какой-либо причине отсутствует? ФЗ от 12.06.2002г. устанавливает, что в этом случае полномочия по назначению муниципальных выборов переходят к соответствующей избирательной комиссии (муниципального образования или же территориальной комиссии, выполняющей полномочия избирательной комиссии муниципального образования – п.8 ст.10). Если же соответствующая обязанность не будет выполнена и избирательной комиссией, то в ситуацию может вмешаться суд общей юрисдикции. По заявлениям избирателей, избирательных объединений, органов государственной власти и местного самоуправления, прокурора суд вправе определить срок, не позднее которого уполномоченный орган или избирательная комиссия должны назначить выборы (п.9 ст.10 ФЗ от 12.06.02г.). Здесь следует обратить внимание, что прежнее избирательное законодательство допускало возможность назначения выборов самим судом. Более того, суды таким правом активно пользовались. Судебной практике были известны случаи, когда выборы органов местного самоуправления назначались Верховным Судом Российской Федерации.

В настоящее время ФЗ от 12.06.02г. не предусматривает назначение выборов судом. Последний лишь вправе, как указывалось выше, определить срок, не позднее которого уполномоченный орган или избирательная комиссия должны назначить выборы. В случае, если комиссия отсутствует, суд обязывает избирательную комиссию субъекта Федерации сформировать временный избирком муниципального образования или временную территориальную избирательную комиссию, которые и назначают выборы. Таким образом, выборное законодательство исключает суды из числа субъектов, назначающих выборы. Говоря об этом столь подробно, нужно подчеркнуть, что Федеральный закон от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»1 в отличие от избирательного законодательства допускает возможность назначения муниципальных выборов судом (п.2 ст.23). Полагаем, что в данном случае можно вести речь о несоответствии указанных федеральных законов.

Ни избирательное, ни какое-либо иное законодательство прямо не устанавливает ответственность представительных органов муниципальных образований за неназначение выборов. На данного рода отношения отчасти можно распространить действие ст.73 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», предусматривающей ответственность представительного органа муниципального образования перед государством. Основанием наступления такой ответственности является издание представительным органом нормативного акта, противоречащего законодательству Российской Федерации. Данный факт должен быть установлен судом. Однако, если соответствующий акт не издается, (а это скорее всего в случае неназначения выборов) действия представительной власти под указанную норму не подпадают.

Надо иметь в виду, что если суд определит срок, в течение которого представительный орган должен назначить выборы (п.9 ст.10 ФЗ от 12.06.02г.), возникает вопрос об обязательности исполнения решения суда. В соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации такая обязанность возлагается на должностное лицо органа, обладающее организационно-распорядительными полномочиями (т.е. на председателя думы). Формально председатель может выполнить все действия (созвать заседание представительного органа с соответствующей повесткой дня), но заставить проголосовать депутатов за решение о назначении выборов он не в силах. Следовательно, и в этой ситуации должностное лицо представительного органа ответственности не несет.

Таким образом, можно вести речь о пробельности российского законодательства в части неустановления правовой ответственности представительных органов местного самоуправления по факту уклонения ими от принятия решения о назначении муниципальных выборов.

В российской судебной практике имеют место случаи, когда суд не только определяет срок, не позднее которого уполномоченный орган или избирательная комиссия должны назначить муниципальные, но и наименования выборных органов, их состав, срок полномочий, правовые основы проведения выборов. Уникальным в этом отношении является «Валаамское дело», рассмотренное в конце 2006 года Верховным Судом Российской Федерации.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 20 декабря 2006 г. N 75-Г06-8 (Извлечение).

Решением Верховного суда Республики Карелия от 14 марта 2006 года пункт 20 статьи 1 Закона Республики Карелия от 07 апреля 2005 года N 866-ЗРК "О внесении изменения в Закон Республики Карелия "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" в части включения поселка Валаам в состав Сортавальского городского поселения был признан недействующим, в связи с чем, в силу Закона Республики Карелия от 01 ноября 2004 года N 813-ЗРК "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" поселок Валаам вошел в состав Валаамского сельского поселения Сортавальского муниципального района.

Щ. обратился в Верховный суд Республики Карелия с заявлением о назначении даты выборов депутатов представительного органа местного самоуправления Валаамского сельского поселения и Главы Валаамского сельского поселения, указав, что органы государственной власти Республики Карелия после вступления в силу решения суда обязаны были принять закон, устанавливающий порядок проведения выборов депутатов представительных органов и главы муниципального образования Валаамского сельского поселения, однако такой закон до настоящего времени не принят, вследствие чего нарушены конституционные права заявителя избирать и быть избранным в органы местного самоуправления.

То обстоятельство, что Законодательным Собранием Республики Карелия надлежащий закон не принят, противоречит положениям Федерального Закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Федерального Закона от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранным в органы местного самоуправления".

В связи с этим заявитель просит суд установить наименование органа местного самоуправления - Глава муниципального образования Валаамское сельское поселение, назначить дату выборов Главы муниципального образования Валаамское сельское поселение, установить нормативный правовой акт, на основании которого будут проводиться выборы: "Временное положение о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранным в органы местного самоуправления", а также установить срок полномочий Главы муниципального образования Валаамское сельское поселение (два года).

В судебном заседании Щ. заявленные требования поддержал.

Законодательное Собрание Республики Карелия, Глава Республики Карелия и Правительство Республики Карелия с заявленными требованиями не согласились.

Решением Верховного суда Республики Карелия от 04 сентября 2006 г. заявленные Щ. удовлетворены частично.

В десятидневный срок со дня со дня вступления решения суда в законную силу Центральная избирательная комиссия Республики Карелия обязана создать временную избирательную комиссию в количестве не более 15 человек с соблюдением требований к составу избирательной комиссии, предусмотренных ст.ст. 22-24, 29 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме Российской Федерации", которая в срок не ранее 11.12.2006 г. и не позднее 21.12.2006 года должна назначить выборы депутатов Совета Валаамского сельского поселения с количественным составом 7 человек со сроком полномочий четыре года и Главы Валаамского сельского поселения со сроком полномочий четыре года. На Правительство Республики Карелия возложена обязанность по обеспечению проведения указанных выборов.

В кассационной жалобе Законодательное Собрание Республики Карелия просит отменить указанное решение Верховного суда Республики Карелия, ввиду неправильно применения судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене обжалуемого решения суда.

Судом первой инстанции установлено, что в соответствии с Законом Республики Карелия от 01 ноября 2004 года N 813-ЗРК "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" образовано Валаамское сельское поселение, в состав которого входит поселок Валаам, расположенный на острове Валаам.

В названный Закон 07 апреля 2005 года Законом Республики Карелия N 866-ЗРК "О внесении изменения в Закон Республики Карелия "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" были внесены изменения и он был изложен в новой редакции. В соответствии с п. 20 ст. 1 новой редакции Закона РК от 01 ноября 2005 г. N 813-ЗРК поселок Валаам вошел в состав Сортавальского городского поселения.

Решением Верховного суда РК от 14 марта 2006 года п. 20 ст. 1 Закона РК от 7 апреля 2005 года N 866-ЗРК "О внесении изменения в Закон Республики Карелия "О городских, сельских поселениях в республике Карелия" в части включения пос. Валаам в состав Сортавальского городского поселения признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу, поскольку объединение двух муниципальных образований "Сортавальское городское поселение" и "Валаамское сельское поселение" произошло в нарушении требований ч. 3 ст. 13 ФЗ N 131-ФЗ.

Впоследствии Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2006 г. решение Верховного суда Республики Карелия от 14 марта 2006 г. отменено и дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Принятие Закона РК от 7 апреля 2005 года N 866-ЗРК привело к тому, что не были назначены и проведены выборы представительного органа и главы муниципального образования Валаамское сельское поселение в соответствии со ст. 1 п. 2 ст. 85 ФЗ от 06 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", согласно которой органы государственной власти Республики Карелия должны в срок до 31 марта 2005 года определить дату выборов депутатов представительных органов и глав вновь образованных муниципальных образований и обеспечить проведение указанных выборов в период до 1 ноября 2005 г. в границах муниципальных образований, установленных в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона.

Выборы депутатов представительных органов и главы Валаамского сельского поселения в соответствии с указанной нормой не проводились.

Удовлетворяя заявленные Щ.. требования в части, суд первой инстанции исходил из того, что имелось нарушение избирательных прав заявителя, предусмотренных ст. 12, 32, 130, 131 Конституции Российской Федерации.

Федеральным законодательством предусмотрено, что в случаях нарушения конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления по основаниям, перечисленным в п. 1 ст. 1 ФЗ от 26.11.1996 г. N 138-ФЗ, порядок назначения выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления определяется решением суда общей юрисдикции в соответствии с ФЗ от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (п. 5 статьи 3 ФЗ от 26.11.1996 г. N 138-ФЗ).

При этом пунктом 6 ст. 3 ФЗ от 26.11.1996 г. N 138-ФЗ предусмотрено, что решение суда принимается в случаях, если муниципальные образования упразднены, объединены или преобразованы в порядке, противоречащем законодательству, если выборы депутатов представительных органов местного самоуправления или выборных должностных лиц местного самоуправления не назначены уполномоченным органом или должностным лицом.

Поскольку произошло объединение двух муниципальных образований "Сортавальское городское поселение" и "Валаамское сельское поселение", суд обоснованно пришел к выводу о правомерности назначения выборов в соответствии с п. 6 ст. 3 ФЗ от 26.11.1996 г. N 138-ФЗ.

В соответствии с Законом РК от 27 июня 2003 г. N 683-ЗРК решение о назначении даты выборов депутатов представительных органов муниципальных образований, глав муниципальных образований должно быть принято не ранее чем за 90 дней и не позднее, чем за 80 дней до дня голосования. Срок полномочий главы муниципального образования в соответствии с Законом РК от 11 марта 2005 года N 858-ЗРК составляет четыре года.

Поскольку в соответствии с п. 9 ст. 3 ФЗ от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ и п. 9 ст. 10 ФЗ от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ суд может только установить срок в течение которого временная избирательная комиссия должна назначить дату выборов, Верховный суд Республики Карелия правильно обязал Центральную избирательную комиссию Республики Карелия в десятидневный срок со дня со дня вступления решения суда в законную силу создать временную избирательную комиссию в количестве не более 15 человек с соблюдением требований к составу избирательной комиссии, предусмотренных ст.ст. 22-24, 29 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме Российской Федерации", которая в срок не ранее 11.12.2006 г. и не позднее 21.12.2006 года должна назначить выборы депутатов Совета Валаамского сельского поселения с количественным составом 7 человек со сроком полномочий четыре года и Главы Валаамского сельского поселения со сроком полномочий четыре года.

Доводы кассационной жалобы были предметом исследования судом первой инстанции и не нашли подтверждения. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у Судебной коллегии не имеется. В связи с этим оснований для отмены обжалуемого решения суда не имеется.

Большое количество споров о назначении выборов имеет место во вновь образованных муниципальных образованиях.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 15 марта 2006 г. N 56-Г06-3(Извлечение).

П.А.В. обратился в суд с заявлением о признании недействующим с момента принятия Закона Приморского края от 4 марта 2005 г. N 223-КЗ "Об определении и назначении даты выборов в органы местного самоуправления" в части выборов главы Хорольского сельского поселения.

В обоснование своих требований заявитель указал, что указанным нормативным актом были назначены выборы в органы местного самоуправления вновь образованных муниципальных образований - городских и сельских поселений - на 29 мая 2005 г. В части 2 данной нормы предусмотрено совмещение выборов в органы местного самоуправления муниципальных районов Приморского края с выборами в органы местного самоуправления городских и сельских поселений.

Полагая, что данный закон противоречит Федеральному Закону РФ N 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", нарушает его права как гражданина и депутата муниципального комитета, П.А.В. указал, что во исполнение данного закона в Хорольском районе были проведены 29 мая 2005 г. одновременно выборы главы Хорольского сельского поселения и выборы представительного органа местного самоуправления Хорольского сельского поселения. При этом, вновь избранный глава администрации Хорольского сельского поселения стал одновременно главой местного самоуправления и главой муниципального комитета, тогда как по смыслу п. 2 ст. 85 Федерального закона N 131-ФЗ следует, что полномочия главы органа местного самоуправления определяются представительным органом местного самоуправления после его избрания и принятия Устава.

В судебном заседании П.А.В. изменил свои требования, просил признать указанный закон недействующим в части назначения даты выборов Главы Хорольского муниципального поселения и указал, что в оспариваемом им нормативном акте отсутствуют место главы муниципального поселения в структуре органа государственной власти и сроки его полномочий в переходный период.

Решением Приморского краевого суда от 31 октября 2005 г. в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе П.А.В. поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии абз. 1 п. 2 ч. 1 ст. 85 Закона РФ N 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" в целях организации местного самоуправления, органы государственной власти субъектов РФ до 31 марта   2005 г. устанавливают законом субъекта РФ границы вновь образуемых муниципальных образований и наделяют их статусом городского, сельского поселения, городского округа и муниципального района; численность представительных органов первого созыва вновь образованных муниципальных образований, сроки их полномочий, которые не могут быть менее 2-х лет, определяют порядок формирования представительных органов первого созыва вновь образованных муниципальных районов, определяют дату выборов в представительные органы вновь образованных муниципальных образований, а также обеспечивают проведение указанных выборов до 1 ноября 2005 г.

Абзацем вторым п. 2 ч. 1 ст. 85 Закона РФ N 131 до 31 марта 2005 г. законом субъекта РФ устанавливаются сроки полномочий, которые не могут быть менее 2-х лет, определяется дата выборов глав вновь созданных муниципальных образований, в которых в порядке, предусмотренных ст. 34 ч. 5 ФЗ N 131 не принято решение о проведении референдума (схода граждан) по вопросу о структуре органов местного самоуправления, а также обеспечивается проведение указанных выборов в период до 1 ноября 2005 г. в границах муниципальных образований, установленных в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона. Избранный глава муниципального образования возглавляет представительный орган муниципального образования, если иное не будет установлено уставом муниципального образования. Законом субъекта также до 30 апреля 2005 г. должна быть определена дата выборов выборных органов и выборных должностных лиц муниципальных образований, предусмотренных структурой органов местного самоуправления, установленной по итогам референдума (схода граждан) в порядке, установленном ч. 5 ст. 34 данного закона.

В соответствие с ч. 5 ст. 34 ФЗ N 131 структура органов местного самоуправления в случае преобразования на межселенных территориях вновь образованного муниципального образования или преобразования существующего муниципального образования определяется населением на местном референдуме (в муниципальном образовании с численностью населения менее 100 человек - на сходе граждан) или представительным органом муниципального образования и закрепляется в Уставе муниципального образования.

Назначение и обеспечение проведения местного референдума по вопросу определения структуры органов местного самоуправления вновь образованного муниципального образования, осуществляется органами государственной власти субъекта РФ в случае, если в течение 1 месяца со дня вступления в силу Закона субъекта РФ об установлении границ соответствующего муниципального образования группа избирателей (не менее 3% от общей численности избирателей муниципального образования) выступила с инициативой о проведении референдума избирателей (схода граждан).

При отсутствии предусмотренной данной нормой Федерального закона инициативы граждан о проведении местного референдума (схода граждан), структура органов местного самоуправления определяется представительным органом вновь образованного муниципального образования после его избрания.

Из материалов дела следует, что во исполнение данного Федерального закона Законом Приморского края N 146-КЗ от 11.10.2004 г. "О Хорольском муниципальном районе" установлены границы Хорольского муниципального округа, в составе которого образовано шесть муниципальных образований, в том числе Хорольское сельское поселение, включающие в себя села Ленинское, Луговое, Лукашевка, Поповка, Старобельмановка, Хороль и железнодорожная станция Хороль с административным центром в селе Хороль. Законом N 144-КЗ от 11.10.2004 г. была установлена численность депутатов представительных органов первого созыва и срок полномочий как депутатов, так и глав вновь образованных муниципальных образований сроком в 5 лет.

В судебном заседании было установлено и видно из материалов дела, что в Хорольском муниципальном районе инициативы граждан о проведении местного референдума (схода граждан) по вопросу о структуре органов местного самоуправления не было заявлено и таковые не проводились.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что выборы не только депутатов представительного органа, но и выборы главы администрации были установлены Законом субъекта РФ N 223-КЗ в соответствии с требования федерального законодательства: после определения границ вновь созданных муниципальных образований, установления численности депутатов первого созыва и срока их полномочий.

Доводы П.А.В. о том, что выборы главы муниципального образования не должны были проводиться одновременно с выборами муниципального комитета, как правильно указал суд, противоречат абзацу 4 п. 2 ч. 1 ст. 85 Федерального Закона РФ N 131 (введенным Федеральным законом N 34 от 18.04.2005 г.), в соответствии с которым до 31 мая 2005 г. законом субъекта РФ могли быть установлены порядок избрания глав вновь образованных муниципальных образований на первый срок их полномочий, а также статус указанной должности в структуре органов местного самоуправления в случае, если структура органов местного самоуправления не определена на местном референдуме (сходе граждан) в соответствии с ч. 5 ст. 34 ФЗ N 131.

То обстоятельство, что вновь избранный глава муниципального образования Хорольского сельского поселения одновременно является и руководителем муниципального комитета, как обоснованно указал суд, не противоречит ст. 85 Федерального Закона РФ N 131, в соответствии с которой избранный глава муниципального образования возглавляет представительный орган муниципального образования, если иное не будет установлено Уставом муниципального образования.

При этом суд правильно исходил из того, что в судебном заседании заявитель не отрицал, что вновь избранный муниципальный комитет Хорольского сельского поселения определил структуру органов государственной власти, их полномочия и срок, в том числе и главы муниципального образования в Уставе, который вступает в действие с 1 января 2006 г.

Следовательно, доводы П.А.В. о том, что оспариваемый им нормативно-правовой акт недействителен в связи с отсутствием срока полномочий вновь избранного главы муниципального образования Хорольского района и места главы муниципального образования в системе исполнительной власти, несостоятельны.

Кроме того, суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с ст. 251 ГПК РФ граждане, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти субъекта нарушаются его права, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части. При этом в заявлении должно быть указано, какие его права и свободы нарушены оспариваемым актом или его частью.

П.А.В., оспаривая закон Приморского края N 223-КЗ, ссылался на нарушение его прав как депутата муниципального комитета и гражданина Хорольского сельского поселения участвовать в выборах главы сельского поселения и определять его компетенцию.

Вместе с тем из пояснений самого заявителя следует, что он принимал участие в выборах 29 марта 2005 г., баллотировался и был избран депутатом муниципального комитета, участвовал в принятии Устава вновь созданного муниципального образования.

То обстоятельство, что выборы главы администрации и депутатов муниципального комитета проходили одновременно, как правильно указал суд, не повлекло нарушение его прав и не может быть признано как основание для признания нормативного акта недействующим.

Вывод суда основан на анализе действующего законодательства, регулирующего спорные отношения, мотивирован, соответствует материалам дела и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Нарушений судом норм материального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

2. Отношения, возникающие при регистрации (учете) избирателей, составлении списков избирателей.

Согласно п.2 ст.16 ФЗ от 12.06.02г. регистрация (учет) избирателей, проживающих на территории муниципального образования, осуществляется главой местной администрации. Необходимые сведения (к примеру, о фактах выдачи и замены паспорта гражданина России, регистрации и снятия с регистрационного учета по месту жительства) передаются главой местной администрации в избирательную комиссию субъекта РФ для формирования и ведения регистра избирателей (п.9 ст.16 ФЗ от 12.06.02г.). В соответствии с п.6 ст.17 указанного федерального закона сведения об избирателях, необходимые для составления списков избирателей формирует и уточняет глава местной администрации. Эти сведения передаются им в территориальные комиссии (избирательные комиссии муниципальных образований) сразу после назначения дня голосования.

Главы местных администраций несут ответственность за достоверность и полноту этих сведений, а также за своевременность их предоставления (п.7.1. ст.17 ФЗ от 12.06.02г.). Нарушение порядка предоставления сведений об избирателях либо предоставление недостоверных данных об избирателях грозит главе местной администрации наложением административного штрафа в размере от 10 до 50 минимальных размеров оплаты труда (ст.5.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в дальнейшем – КоАП РФ). Данное административное правонарушение имеет специальный субъект – уполномоченное должностное лицо (глава местной администрации). Протоколы об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст.5.4 КоАП РФ, составляют члены избирательной комиссии с правом решающего голоса, уполномоченные на это избиркомом. По ст.23.1 КоАП РФ дела о такого рода правонарушениях рассматриваются мировыми судьями.

Прежде, когда избирательное законодательство связывало включение гражданина в список избирателей с фактом его постоянного или преимущественного проживания на территории избирательного участка, судебные споры о правильности составления списков избирателей возникали довольно часто. Типичной ситуацией прошлых лет были споры в суде о завышении количества избирателей в списках. Неудовлетворенные исходом голосования кандидаты в судебных заседаниях аппелировали к тому, что постоянное или преимущественное проживание гражданина должно подтверждаться не только регистрационной отметкой в паспорте, но и фактическим проживанием лица на территории участка. Ответчиками в судах по спорам такого сорта выступали избирательные комиссии, а органы и должностные лица местного самоуправления, ответственные за предоставление сведений об избирателях, привлекались чаще всего в качестве третьих лиц. Результаты данных судебных заседаний оказывались непредсказуемыми, так как суды различным образом оценивали категорию «факт постоянного или преимущественного проживания граждан».

Ситуация коренным образом поменялась, когда ФЗ от 12.06.02г. изменил данную формулировку, установив, что основанием включения лица в список избирателей является факт нахождения его места жительства на территории участка. Данный факт устанавливается органами регистрационного учета граждан (органами внутренних дел, местными администрациями в соответствии с Законом Российской Федерации от 25 июня 1993 года «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и подтверждается регистрационной отметкой в паспорте. Эта законодательная новация позволила снять напряжение, привела к снижению количества обращений в судебные инстанции. К примеру, на выборах депутатов Екатеринбургской городской Думы в марте 2005 года обращение в суд по данному поводу было единственным, в то время как в периоды предшествующих избирательных кампаний подобных заявлений в среднем насчитывалось три или четыре. Представляется, что такая тенденция должна возобладать и в стране в целом.

3. Отношения, складывающиеся при образовании избирательных округов и участков.

При проведении муниципальных выборов представительный орган местного самоуправления утверждает схему избирательных округов. На нем же лежит обязанность опубликования (обнародования) такой схемы, включая ее графическое изображение (п.2,7 ст.18 ФЗ от 12.06.02г.). Орган местного самоуправления при утверждении схемы округов должен руководствоваться несколькими законодательными требованиями. Во-первых, не допускается образование округов из территорий, не граничащих между собой. Во-вторых, должно соблюдаться примерное равенство одномандатных округов по числу избирателей с допустимым отклонением от средней нормы представительства избирателей не более чем на 10 %, а в труднодоступных или отдаленных местностях – не более чем на 30 % . При образовании много-мандатных округов соблюдается примерное равенство числа избирателей на один депутатский мандат. Максимальное отклонение от средней нормы представительства может составлять не более 40 % при образовании избирательных округов на территориях компактного проживания коренных малочисленных народов. В-третьих, при формировании округов во внимание принимаются особенности административно-территориального устройства субъекта РФ, муниципального образования (п.4,5 ФЗ от 12.06.02г.).

Избирательные участки образуются главами местных администраций по согласованию с избирательными комиссиями не позднее чем за 45 дней до дня голосования. К организации участков предъявляются специальные требования. Они образуются из расчета не более 3 тысяч избирателей на каждом участке. Их границы не должны пересекать границы избирательных округов. Военнослужащие голосуют на общих избирательных участках. Вместе с тем допускается создание участков непосредственно в местах дислокации воинских частей. В этом случае участки образуются командирами воинских частей.

На главе местной администрации лежит обязанность опубликования списков участков с указанием их границ, номеров и адресов участковых комиссий.

Судебная практика по вопросам формирования избирательных округов и участков не так велика. Она свидетельствует о том, что типичными ошибками являются отступление от средней нормы представительства избирателей, создание округов из неграничащих между собой территорий, по национальному и даже половому признакам2.

В качестве примера приведем определение Верховного Суда РФ от 21 июля 1997 года, касающееся оценки законности образования избирательного округа в границах Бабынинского района Калужской области по выборам главы муниципального образования. В административных границах данного района создано два муниципальных образования – «Бабынинский район» и «поселок Воротынск». По ошибочному решению в состав избирательного округа по выборам главы муниципального образования «Бабынинский район» было включено другое муниципальное образование – «поселок Воротынск». Соответственно, жители поселка включены в списки избирателей и принимали участие в голосовании. Таким образом, нарушенными оказались не только нормы избирательного права, но и положения федерального и областного законодательства о местном

самоуправлении. В частности, был нарушен п.5 ст.19 Устава Калужской области, где сказано, что создание избирательных округов, выходящих за границы соответствующего муниципального образования, не допускается3.

4. Отношения, возникающие в связи с деятельностью избирательных комиссий.

Здесь действует общее правило, согласно которому органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны оказывать избирательным комиссиям содействие в реализации их полномочий. В частности, это выражается в предоставлении на безвозмездной основе необходимых помещений, транспортных средств, средств связи, технического оборудования (п.16 ст.20 ФЗ от 12.06.02г.). На органы местного самоуправления распространяется обязанность предоставлять комиссиям необходимые сведения и материалы, отвечать на запросы в установленные законом сроки.

За непредставление указанных сведений устанавливается административная ответственность в виде штрафа в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда (ст.5.3 КоАП РФ). Такие административные штрафы налагаются на должностных лиц местного самоуправления. Протоколы об административных правонарушениях составляются уполномоченными членами избирательных комиссий с правом решающего голоса. Дела такого рода рассматриваются мировыми судьями.

Еще одним поводом для соприкосновения органов местного самоуправления и избирательных комиссий является возможность инициации группой депутатов представительного органа вопроса о расформировании избирательной комиссии муниципального образования, окружной избирательной комиссии, теризбиркома или участковой комиссии. Данная инициатива реализуется в форме заявления в суд, которое может быть подано в период после окончания избирательной кампании, но не позднее чем через три месяца со дня ее окончания. Заявление принимается судом немедленно и решение по нему выносится не позднее 14 дней, а в период избирательной кампании – не позднее чем через три дня со дня подачи заявления. Дело о расформировании комиссии рассматривается судом коллегиально (ст.31 ФЗ от 12.06.02г.). Судебная практика по поводу расформирования комиссий пока незначительна и связана главным образом с инициацией данного вопроса вышестоящими избирательными комиссиями (к примеру, по заявлению ЦИК РФ суд принял решение о расформировании избирательной комиссии Красноярского края).

5. Отношения с участием органов местного самоуправления в сфере предвыборной агитации.

Законодательство о выборах возлагает на органы муниципальной власти обязанность информировать граждан о выборах. В то же время органы местного самоуправления не вправе информировать избирателей о кандидатах и об избирательных объединениях (п.1 ст.45 ФЗ от 12.06.02г.). Данное ограничение представляется излишним, поскольку, доводя до сведения граждан информацию о предстоящих выборах, нелогично умалчивать о ее непосредственных участниках. Тем не менее, этот запрет, являющийся не единственным для органов местного самоуправления, находится в общем ряду ограничений в сфере предвыборной агитации.

Муниципальным органам власти запрещается проводить предвыборную агитацию, выпускать и распространять любые агитационные материалы (п.7 ст.48 ФЗ от 12.02.02г.). В силу закона из агитационных мероприятий исключаются лица, замещающие выборные муниципальные должности, муниципальные служащие. Им запрещено вести предвыборную агитацию на каналах организаций телерадиовещания и в периодических печатных изданиях. Исключение из этого правила, касающееся вопросов референдума, составляет право лиц, замещающих выборные муниципальные должности, проводить агитацию, в том числе на телевидении и в печатных средствах массовой информации без использования преимуществ своего должностного положения (п.8.1 ФЗ от 12.06.02г. в редакции ФЗ от 21.07.05г. № 93 – ФЗ).

Нарушение предусмотренных законодательством о выборах и референдумах порядка и условий проведения предвыборной агитации и агитации по вопросам референдума на каналах организаций, осуществляющих теле - и (или) радиовещание, в периодических печатных изданиях лицами, замещающими выборные муниципальные должности, влечет наступление административной ответственности. Речь идет о наложении на должностных лиц административного штрафа в размере от 20 до 50 минимальных размеров оплаты труда ( ст.5.8 КоАП РФ). Протоколы об административных правонарушениях такого рода составляются уполномоченными членами избирательных комиссий с правом решающего голоса. Дела соответствующей квалификации рассматриваются мировыми судьями (ст.23.1 КоАП РФ). Одновременно, административное законодательство содержит норму, имеющую более широкую сферу действия, не ограничивающуюся нарушением порядка и условий ведения агитации на каналах телерадиовещания. Речь идет о ст.5.11 КоАП РФ, устанавливающей ответственность в виде штрафа, налагаемого на должностных лиц в размере от 20 до 30 минимальных размеров оплаты труда. Основанием наступления такой ответственности является проведение агитации лицами, которым участие в ее проведении запрещено законом. Естественно, что соответствующая норма распространяет свое действие и на выборных муниципальных должностных лиц и на муниципальных служащих.

Заметна роль органов местного самоуправления при проведении предвыборной агитации посредством массовых мероприятий. Они обязаны содействовать кандидатам, избирательным объединениям в организации и проведении собраний, встреч с избирателями, публичных дебатов и дискуссий, митингов, демонстраций и шествий. Заявления о выделении помещений для проведения встреч с избирателями, уведомления организаторов митингов, демонстраций и шествий рассматриваются органами местного самоуправления. Довольно часто в практике, в том числе и судебной, предметом рассмотрения становились споры, когда органы местного самоуправления, предоставляя зарегистрированным кандидатам помещения, находящиеся в муниципальной собственности, отказывали в таком праве другим претендентам. Как правило, такие судебные разбирательства заканчивались не в пользу муниципальной власти. Вынося решения по данной категории избирательных споров, суды руководствуются прямым указанием закона о том, что собственник, владелец помещения не вправе отказать другому зарегистрированному кандидату, избирательному объединению в предоставлении помещения на таких же условиях в иное время в течение агитационного периода (п.4 ст.53 ФЗ от 12.06.02г.). В качестве санкций за нарушение установленного законодательством о выборах права на пользование помещениями в ходе избирательной кампании суды применяют административные штрафы, налагаемые на должностных лиц в размере от 10 до 20 минимальных размеров оплаты труда (ст.5.15 КоАП РФ). Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренные названной нормой административного законодательства, составляют уполномоченные члены избирательных комиссий с правом решающего голоса.

Еще одно важное требование избирательного законодательства касается обязанности муниципальных органов предоставить специальные места для размещения агитационных печатных материалов на территории каждого избирательного участка (п.7 ст.54 ФЗ от 12.06.02г.). Кроме того, что такие места должны быть удобны для посещения избирателями и располагаться таким образом, чтобы граждане могли ознакомиться с размещенной там информацией, они выделяются органами местного самоуправления по согласованию с избирательными комиссиями не позднее чем за 30 дней до дня голосования.

Безусловно, на органы местного самоуправления распространяются все ограничения при проведении предвыборной агитации, установленные законодательством о выборах (ст.56 ФЗ от 12.06.02г.).

6. Отношения, связанные с финансовым обеспечением подготовки и проведения выборов.

Расходы, связанные с подготовкой и проведением выборов имеют несколько направлений: обеспечение деятельности избирательных комиссий; эксплуатация и развитие средств автоматизации; обучение организаторов выборов и избирателей. Указанные расходы осуществляют избирательные комиссии за счет средств, выделенных из федерального, региональных и местных бюджетов. Финансирование расходов по подготовке и проведению местных выборов осуществляются в соответствии с утвержденной бюджетной росписью о распределении расходов местного бюджета, но не позднее чем в 10-дневный срок со дня официального опубликования решения о назначении выборов (п.1 ст.57 ФЗ от 12.06.02г.).

Неперечисление, а равно несвоевременное перечисление органами местного самоуправления указанных бюджетных средств избирательным комиссиям в соответствии со ст.5.21 КоАП РФ влечет за собой наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 30 до 50 минимальных размеров оплаты труда. Дела данной категории возбуждаются прокурорами (ст.28.4 КоАП РФ) и в соответствии со ст.23.1 КоАП РФ рассматриваются мировыми судьями.

Порядок открытия и ведения счетов, учета, отчетности и перечисления бюджетных средств избирательным комиссиям устанавливается ЦИК РФ по согласованию с Центробанком РФ либо региональной избирательной комиссией по согласованию с главным управлением Центрального банка Российской Федерации. Это понятные и никем не оспариваемые нормы законодательства о выборах. Однако есть ли у ЦИК РФ или регионального избиркома право устанавливать в собственных актах правила поведения, не урегулированные избирательным законодательством? Такой вопрос возникал в связи с Инструкцией ЦИК РФ о порядке финансирования мероприятий, связанных с выборами Президента РФ, депутатов Государственной Думы. Согласно этому документу главы местного самоуправления должны были оформлять карточки с образцами подписей и оттиска печати соответствующей избирательной комиссии для открытия счета в банке. По мнению администрации Орджоникидзевского района г.Екатеринбурга, обратившейся в Верховный Суд РФ, оспариваемая норма Инструкции, принята с превышением полномочий ЦИК РФ. В жалобе утверждалось, что ЦИК РФ возлагает на должностное лицо исполнительного органа местного самоуправления обязанность по распоряжению денежными средствами избирательных комиссий и ответственность за их использование.

В решении Верховного Суда РФ признается, что возложенная обязанность не ущемляет прав должностных лиц местного самоуправления, поскольку такого рода действия есть одна из форм содействия избирательным комиссиям со стороны органов власти. Пусть она даже не определена законом, но установленный перечень форм содействия не является исчерпывающим. Наконец, обязанность по распоряжению данными средствами и ответственность за их использование указанной нормой не устанавливается. Инструкцией определен лишь порядок открытия счетов, на которые перечисляются денежные ресурсы для финансирования выборов4.

В заключение следует привести нормы избирательного законодательства об обжаловании нарушений избирательных прав граждан.

Решения и действия (бездействие) органов местного самоуправления, их должностных лиц, влекущие нарушения избирательных прав граждан, могут быть обжалованы в судебном порядке. С жалобами могут обращаться избиратели, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения, их доверенные лица, наблюдатели, а также избирательные комиссии (п.10 ст.75 ФЗ от 12.06.02г.). Суд соответствующего уровня не вправе отказать в приеме жалобы на нарушение избирательных прав граждан. После официального опубликования результатов выборов жалоба может быть подана в суд в течение одного года со дня официального опубликования результатов выборов. Решения по жалобам, поступившим до дня голосования в период избирательной кампании, принимаются в 5-дневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день голосования или в день, следующий за днем голосования – немедленно. Если факты, содержащиеся в жалобах, требуют дополнительной проверки, решения по ним принимаются не позднее чем в 10-дневный срок. Ответственность за нарушение законодательства о выборах устанавливается федеральными законами.

Раздел III.

Деятельность органов местного самоуправления по защите прав потребителей

Материальная сущность потребительского законодательства

К субъектам, которые попадают в сферу регулирования законодательства о защите прав потребителей, относятся с одной стороны - потребитель, с другой стороны - изготовитель, исполнитель, продавец, импортер, уполномоченная организация (уполномоченный индивидуальный предприниматель)

Преамбула Закона определяет потребителя как гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Следовательно, можно выделить признаки, характеризующие конкретное лицо как потребителя товаров (работ, услуг). Потребителем может выступить любое физическое лицо, обладающее гражданской правоспособностью, приобретающее товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Соответственно, Закон не распространяется:

- на юридических лиц, выступающих покупателями товара или заказывающих выполнение работы (оказание услуги);

- на физических лиц (граждан), если они используют, приобретают, заказывают либо имеют намерение приобрести или заказать товар, работу, услугу для предпринимательских целей;

- на договорные отношения между гражданами по поводу удовлетворения их нужд.

Так, согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" суды не вправе руководствоваться законодательством о защите прав потребителей при разрешении споров, вытекающих из отношений между гражданами, вступающими в договорные отношения между собой с целью удовлетворения личных бытовых нужд, а также из отношений, возникающих в связи с приобретением гражданином-предпринимателем товаров, выполнением для него работ или предоставлением услуг не для личных бытовых нужд, а для осуществления предпринимательской деятельности либо в связи с приобретением товаров, выполнением работ и оказанием услуг в целях удовлетворения потребностей предприятий, учреждений, организаций.

В то же время гражданин, пользующийся услугой личного характера, хотя и заказанной для производственных нужд (например, услуга по проживанию в гостинице в командировочных целях), является потребителем.

Под "потребителем" понимается не только гражданин, который непосредственно приобрел товар или заказал услугу (работу), но и гражданин, пользующийся ими или имеющий намерение ими воспользоваться. Так, при приобретении туристической путевки одним из членов семьи на всех членов семьи, потребителями будут являться все члены семьи.

Однако следует учесть, что законодательством в отдельных случаях предусматривается, что пользоваться товаром, результатом работы, услугой может только гражданин, заключивший договор с продавцом, исполнителем. Например, при заключении договора перевозки пассажира потребителем может быть только лицо, указанное в билете (ст. 786 ГК РФ).

Соответственно, первоначально необходимо установить, является ли субъект потребителем исходя из определения, данного в Законе, поскольку от этого зависит, будут ли распространяться нормы Закона на возникшие правоотношения.

Для существа потребительского законодательства важно, что содержит понятие товар в нем употребляемое. С позиции классической экономики товар – любой продукт деятельности человека предлагаемый к возмездному приобретению. Следовательно, с позиции закона это бесконечное множество объектов гражданских прав не изъятых законодательством из оборота. К ним относятся следующие товарные группы:

- вещи, услуги и работы,

- патенты, ноу-хау, произведения искусства,

- рабочая сила (знания, навыки и умение людей)

Отношения, связанные с приобретением, использованием товаров первой группы регулируются в основном потребительским законодательством. Второй группы – в основном, законодательством об охране авторских прав, а третьей группы – трудовым законодательством. Именно поэтому применяемое в потребительском законодательстве словосочетание – товары (услуги и работы), можно понимать только как товарные (для продажи) вещи, услуги и работы. Записанное в скобках есть напоминание – не забудьте, что услуги и работы тоже товар. Что же такое эти услуги и работы как товар?

Услуга – процесс, заканчивающийся получением потребителем полезного свойства нематериального характера, и само это свойство.

Работа – процесс, заканчивающийся созданием или видоизменением материального объекта и сам этот объект.

Соответственно, при рассмотрении дела суду следует установить надлежность ответчика и являлся ли ответчик организацией или индивидуальным предпринимателем на момент заключения договора, поскольку это обстоятельство влияет на возможность применения Закона. Однако в ряде случаев суды не выясняют указанное обстоятельство, что влечет необоснованное применение к возникшим правоотношениям Закона.

Ц. обратилась в суд с иском к частному предпринимателю А. о расторжении договора купли-продажи зимних сапог, взыскании суммы 1850 руб. - стоимость сапог, компенсации морального вреда в размере 3000 руб., взыскании штрафа в бюджет, ссылаясь на Закон. В обоснование иска указала, что в зимний период лопнули подошвы обоих сапог, ответчик не предоставил информацию о правильном использовании товара. Решением Полевского городского суда от 21.11.2002 г. исковые требования Ц. были удовлетворены. Договор купли-продажи женских зимних сапог, заключенный между Ц. и частным предпринимателем, А. был расторгнут, в пользу Ц. взыскано 1850 руб. в возмещение убытков, 2000 руб. в возмещение морального вреда, кроме этого, с ответчика был взыскан штраф в бюджет в сумме 1800 руб. 50 коп.

Судебная коллегия частично отменила решение суда и вынесла новое решение, указав при этом следующее.

Удовлетворяя исковые требования истца Ц., суд руководствовался Законом, ссылаясь на то, что ответчик А. осуществлял продажу товара как частный предприниматель. Между тем Ц. приобрела сапоги 28.11.2000 г., а согласно Свидетельству о государственной регистрации предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица, А. получил регистрацию предпринимателя 30.11.2000 г.

Согласно ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Поскольку продажа сапог истцу Ц. была осуществлена ответчиком А., не имеющим статуса индивидуального предпринимателя, то правоотношения сторон не могут регулироваться нормами Закона, а должны исходить из норм ГК РФ, регулирующих договор купли-продажи.

Нормами ГК РФ о купле-продаже между гражданами не предусмотрено взыскание морального вреда и штрафа в доход государства, поэтому судебная коллегия отменила решение суда в части взыскания морального вреда, а также штрафа в доход государства и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении этих требований (дело N 33-268/2003).

Основания возникновения потребительских правоотношений

В соответствии с законодательством о защите прав потребителей подлежат рассмотрению споры, вытекающие из гражданских правоотношений при продаже вещей и выполнении работ (оказании услуг), возникающие на основе следующих гражданско-правовых договоров: договор розничной купли-продажи; договор аренды (включая прокат); договор найма жилого помещения (как коммерческого, так и социального); договор на выполнение работ, оказание услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, договор на проведение текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг; договор подряда (бытового, строительного, подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, на техническое обслуживание приватизированного, а также другого жилого помещения, находящегося в собственности граждан); договор перевозки граждан, их багажа и грузов; договор комиссии; договор хранения; договоры на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд потребителя-гражданина, в том числе предоставление кредитов для личных (бытовых) нужд граждан, ведение счетов клиентов-граждан, осуществление расчетов по их поручению; договоры на оказание услуг по приему и хранению ценных бумаг и других ценностей; договоры об оказании консультационных, медицинских, ветеринарных услуг, услуг связи, услуг по обучению, туристскому обслуживанию; другие договоры, направленные на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли.

В соответствии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договора банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

При наличии потребительских правоотношений договор «долевого» строительства жилого дома является договором бытового строительного подряда и регулируется Законом. В настоящее время у судей не возникает проблем с рассмотрением дел, вытекающих из правоотношений по долевому участию в строительстве. При вынесении решений по таким делам суды обоснованно исходили из того, что данные правоотношения направлены на удовлетворение личных (бытовых) нужд истцов (приобретение жилых помещений), они являются неполноправными партнерами договора о долевом участии, не извлекают прибыли, поэтому правоотношения сторон в данном случае регулируются правилами договоров строительного подряда.

Так, по иску В. к "Уралстрой-1" о защите прав потребителя судом постановлено решение, по которому иск удовлетворен частично, с ООО "Уралстрой-1" в пользу В. взыскана неустойка в размере 10 000 руб. Ответчик обязан исполнить обязательство по передаче истице документов на квартиру, необходимых для регистрации права собственности. С выводом суда о том, что между сторонами фактически сложились правоотношения по договору строительного подряда, регулируемыми нормами ГК РФ и Законом, а не по договору о долевом участии в строительстве, судебная коллегия согласилась, указав следующее.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в ред. от 21 ноября 2000 г.) законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли - продажи, выполняющими работы или оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, с другой стороны.

В силу ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Обязанности подрядчика уточняются в ст. 740 ГК РФ, предусматривающей, что по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

Стороны заключили договор, согласно которому ответчик принял на себя обязательства по строительству для истца квартиры, а тот, в свою очередь, - по оплате ее стоимости и вступлении в собственность по окончании строительства, следовательно, между сторонами фактически имел место договор строительного подряда. Истица, заключая договор на строительство квартиры, исходила из собственных интересов, направленных на удовлетворение своих собственных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, поэтому спорные правоотношения регулируются не только гражданским законодательством, но и Законом.

Доводы о том, что совместная деятельность сторон по строительству квартиры сложилась на основе договора долевого участия в строительстве (договор простого товарищества), не могут быть приняты во внимание, поскольку сложившиеся между сторонами отношения противоречат требованиям ст.1041 ГК РФ и данной нормой права регулироваться не могут (дело N 2-727/2004).

Однако некоторые суды продолжают допускать ошибки в определении характера правоотношений, возникающих из договоров о долевом участии граждан в строительстве.

Так, решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 20.06.2000 г. был частично удовлетворён иск Е.: за нарушение ответчиком срока исполнения обязательств по договору долевого участия в строительстве жилья от 01.02.1996 г. с ЗАО "Верхисетскстройпроект" в пользу Е. были взысканы убытки в размере 5 701 руб. 80 коп. (бронирование телефона, возврат переплаты за строительство жилья); во взыскании неустойки и компенсации морального вреда Е. было отказано.

Президиум Свердловского областного суда нашел указанное решение подлежащим отмене в части отказа Е. в иске о взыскании неустойки и о компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Суд пришёл к выводу о том, что договор участия граждан в долевом строительстве жилья относится к договорам инвестирования, и на отношения, возникшие из этих договоров, законодательство о защите прав потребителей не распространяется. Выводы суда нельзя признать правильными.

Судом не было учтено, что в соответствии со ст. 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Как установил суд, Е. 01.02.1996 г. заключил с АОЗТ (ЗАО) "Верхисетскстройпроект" договор о долевом участии в строительстве первой очереди жилого комплекса по ул. Готвальда в г. Екатеринбурге с целью приобретения жилья в собственность для проживания. По условиям договора истец оплачивает свою долю участия в проектировании и строительстве дома (4-комнатной квартиры), а ответчик обязуется в июле 1996 г. после окончания строительства дома передать Е. квартиру в собственность. За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством. Суд также установил, что Е. свои обязательства по договору исполнил, а АОЗТ (ЗАО) "Верхисетскстройпроект" квартиру ему передало только в ноябре 1997 г. Внесённая истцом денежная сумма предназначалась для финансирования одной конкретной квартиры, а не для участия в управлении делами АОЗТ (ЗАО) "Верхисетскстройпроект" и не с целью получения прибыли от деятельности этого общества. Поэтому у суда отсутствовали правовые и фактические основания для отказа в применении законодательства о защите прав потребителей, допускающего взыскание неустойки и компенсации морального вреда, и для вывода о заключении между сторонами спора договора об инвестиционной деятельности (дело N 44-г- 124/2003).

Основаниями возникновения отношений по защите прав потребителей могут быть не только договоры. Право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), признается за любым потерпевшим, независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет (п. 2 ст. 14 Закона).

В судебной практике возникают вопросы относительно применения законодательства о защите прав потребителей к правоотношениям, возникающим на основании договора страхования.

Большая часть таких дел вытекает из договоров по страхованию автогражданской ответственности владельцев автотранспортных средств. Поскольку целью страхователя в данных договорах является не услуга, которую ему оказывает страховщик, а возмещение за него вреда, причиненного по вине самого страхователя, вытекающего из обязательств вследствие причинения вреда (ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ), то технические обязанности, связанные с выездом на место дорожно-транспортного происшествия аварийного комиссара, оформлением документации, с различными запросами страховщика, не являются услугой, так как направлены на выявление размера вреда, вины страхователя или иных лиц и возмещения такого вреда потерпевшему, то есть выгодоприобретателю.

Договор страхования выделен в отдельную главу 48 ГК РФ "Страхование". Имеются специальные законы "О страховании", "Об организации страхового дела в Российской Федерации", "Об обязательном страховании автогражданской ответственности владельцев транспортных средств", которые регулируют спорные правоотношения.

В то же время, в соответствии с Разъяснением "О некоторых вопросах, связанных с применением Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", утвержденным приказом Государственного антимонопольного комитета Российской Федерации от 20.05.1998 г. N 160 (далее по тексту - Разъяснения), отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из возмездных гражданско-правовых договоров на приобретение товаров, выполнение работ, оказание услуг. Исходя из смысла ст. 39 Закона в случаях, когда договоры об оказании отдельных видов услуг по своему характеру не подпадают под действие главы 3 Закона, применяются правовые последствия, предусмотренные не главой 3 этого Закона, а ГК РФ, специальным законодательством, регулирующим отношения по договорам об оказании отдельных видов услуг. К таким договорам относят, в том числе, и договор страхования.

М. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими абзаца 2 раздела 2 в части слов "договор страхования" и абзаца 5 этого же раздела в части слов "Отношения, возникающие из договора страхования, регулируются главой 48 "Страхование" ГК РФ, а также специальным законодательством о страховании. С учетом изложенного и положений ст. 39 названного Закона Закон РФ "О защите прав потребителей" применяется к отношениям, вытекающим из указанных договоров в части общих правил, а правовые последствия нарушений условий этого договора определяются ГК РФ и специальным законодательством о страховании" указанных Разъяснений. В обоснование заявления М. указала, что оспариваемые Разъяснения в названной части не соответствуют требованиям ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" и нарушают ее права, вытекающие из договора страхования.

Оставляя заявление М. без удовлетворения, Верховный Суд РФ указал следующее.

Отношения, вытекающие из договора страхования, урегулированы специальным Законом РФ "Об организации страхового дела в РФ" и главой 48 "Страхование" ГК РФ.

В силу ст. 39 Закона РФ "О защите прав потребителей", содержащейся в главе третьей этого Закона, последствия нарушения условий договоров об оказании отдельных видов услуг, если такие договоры по своему характеру не подпадают под действие настоящей главы, определяются соответствующим законом.

В указанной главе содержатся правовые нормы, регулирующие права потребителей при выполнении работ (оказании услуг) по договорам, сходным с договором подряда. Договор страхования обладает спецификой, не позволяющей применить правовые последствия, предусмотренные главой третьей Закона РФ "О защите прав потребителей", а поэтому он по своему характеру не подпадает под действие данной главы.

Из этого следует, что к отношениям, вытекающим из договора страхования с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты госпошлины. Правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются ГК РФ и специальным по вопросам страхования законодательством.

То обстоятельство, что Закон "Об организации страхового дела в РФ" и глава 48 ГК РФ не предусматривают непосредственно ответственности за нарушение условий договора страхования, не может служить основанием, о чем утверждает заявитель, для применения последствий нарушения условий таких договоров, предусмотренных Законом "О защите прав потребителей", поскольку в этом случае подлежат применению нормы ГК РФ, устанавливающие общие условия ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств (гл. 25 ГК РФ) (Решении Верховного Суда Российской Федерации от 28.04.2004 г. N ГКПИ04-418).

Так, решением мирового судьи судебного участка N 1 Октябрьского района было отказано в иске о возмещении вреда по делу по иску А. к Екатеринбургскому филиалу ЗАО "Страховая группа "Спасские ворота".

При рассмотрении дела в апелляционном порядке Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга пришел к выводу, что мировой судья при разрешении дела неправильно применил нормы материального права, в связи с чем, удовлетворил апелляционную жалобу А., а решение мирового судьи отменил. Судом постановлено новое решение, которым иск А. удовлетворен частично по следующим основаниям.

Между А. и СГ "Спасские ворота" 16 октября 2003 г. был заключен договор добровольного комплексного страхования на время зарубежной поездки. Условия договора в соответствии со ст. 940 ГК РФ были определены сторонами в заявлении А. и страховом полисе. Объектами страхования стороны определили в договоре: расходы по экстренной медицинской помощи; расходы по медицинской транспортировке - перевозка Страхователя с места происшествия в одну из ближайших больниц; расходы по предоставлению медицинского оборудования; расходы по перевозке останков в случае смерти. Заключенный сторонами договор является договором личного страхования в соответствии с ч. 1 ст. 934 ГК РФ, ст. 4 Закона Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации".

В соответствии с ч. 1 ст. 934 ГК РФ, по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Из предоставленных истцом документов и его личных пояснений в судебном заседании следует, что во время его пребывания в туристической поездке наступил страховой случай. В результате травмы А. понес расходы по оказанию ему медицинской помощи. А. подал ответчику заявление о производстве страховой выплаты.

Представитель ответчика, возражая против заявленного А. иска, сослался на ч. 1, 2 ст. 961 ГК РФ и положение п. 10.6.1 страхового полиса. В данном пункте договора страхования стороны установили, что при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, Страхователь обязан безотлагательно известить о наступлении данного события Сервисную компанию и представителя Страховщика, указанных в страховом полисе.

Оценивая приведенный пункт полиса страхования, суд учел, что в соответствии с ч. 1 и ч. 3 ст. 961 ГК РФ для договоров личного страхования, по которым страховым случаем является смерть застрахованного лица или причинение вреда его здоровью, срок обязательного уведомления Страховщика Страхователем о наступлении страхового случая, устанавливаемый договором, не может быть менее тридцати дней. В то же время в заключенном сторонами договоре страхования от 16 октября 2003 г. все предусмотренные договором страховые случаи связаны именно либо с причинением вреда здоровью Страхователя, либо с наступлением его смерти. В связи с этим суд считает, что вышеприведенное условие пункта 10.6.1 страхового полиса (о безотлагательном уведомлении Страхователем Сервисной компании и представителя Страховщика о наступлении страхового события) противоречит прямому указанию ч. 3 ст. 961 ГК, поскольку предусмотренный договором срок для данного уведомления никак не может быть менее 30 дней. Данное условие пункта 10.6.1 страхового полиса является ничтожным на основании ст.ст. 168, 180 ГК, не влечет юридических последствий и не подлежит применению при рассмотрении настоящего гражданского дела.

При определении суммы страховой выплаты суд учел, что А. документально подтвердил в судебном заседании медицинские расходы по страховому случаю. В то же время, в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд вправе принимать решение только в пределах заявленных истцом исковых требований. В связи с этим взысканию с ответчика в пользу истца подлежит сумма страхового возмещения, заявленная последним в иске.

Также, руководствуясь ст. 151 ГК РФ и ст. 15 Закона, суд удовлетворил заявленное А. исковое требование о взыскании с ответчика компенсации морального вреда.

Из приведенного примера следует, что, разрешая вопрос о взыскании страховой выплаты, суд применил нормы ГК РФ, при разрешении же вопроса о компенсации морального вреда судом были применены общие положения Закона "О защите прав потребителей", хотя специальные нормы законодательства о страховании не предусматривают компенсацию морального вреда. Закон подлежал применению к данным правоотношениям, поскольку А. заключил договор страхования в личных целях.

Характер потребительских правоотношений

Еще один отличительный признак - потребительские правоотношения носят возмездный характер, в связи с чем, законодательством о защите прав потребителей не регулируются отношения, возникающие на основе безвозмездных гражданско-правовых договоров, например, отношения, вытекающие из договора безвозмездного хранения в гардеробах организаций, если вознаграждение за хранение не оговорено или иным способом не обусловлено при сдаче вещи на хранение (ст. 924 ГК РФ).

Так, в судебной практике возник вопрос, распространяется ли Закон на отношения, возникающие при оказании платных образовательных услуг гражданам.

Как следует из преамбулы вышеназванного Закона, законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, с другой.

Отношения, складывающиеся между гражданами и образовательными учреждениями, по обучению регулируются Законом Российской Федерации "Об образовании", Федеральным законом "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" и гл. 39 ГК РФ "Возмездное оказание услуг".

Согласно ст.ст. 45, 46 Закона "Об образовании" и ст. 29 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" любые общеобразовательные учреждения вправе предоставлять гражданам платные образовательные услуги, если это предусмотрено уставом и лицензией образовательного учреждения.

В силу п. 2 ст. 779 ГК РФ правила главы "Возмездное оказание услуг" распространяются на услуги по обучению. В соответствии со ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде (ст.ст.702 - 729) и положения о бытовом подряде (ст.ст.730 - 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст.ст.779 - 782 Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Пункт 3 ст.730 ГК РФ предусматривает, что к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.

Следовательно, так как договор об оказании платных образовательных услуг - это возмездный договор, в силу которого образовательное учреждение оказывает услугу по обучению гражданина- потребителя (обучающегося) в приобретении навыков и знаний, то на рассматриваемые отношения распространяется Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Вместе с тем поскольку указанный договор по своему характеру не может в полной мере подпадать под действие главы III Закона, то в силу ст. 39 названного закона он будет распространяться на отношения, вытекающие из договора, в части общих правил (о праве граждан на предоставление информации, о компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины), а правовые последствия нарушений условий этого договора будут определяться самим договором, который не должен противоречить положениям ГК РФ.

Цель потребительских правоотношений

Для потребителя целью вступления в рассматриваемые правоотношения является намерение приобрести или заказать, приобретение или заказ товаров (работ, услуг) исключительно для личных семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В связи с этим не регулируются законодательством о защите прав потребителей:

- отношения, возникающие на основе гражданско-правовых договоров, не связанных с приобретением товаров, выполнением работ, оказанием услуг, а именно: вытекающие из договора государственного займа, гражданско-правовые отношения граждан с организациями (общественными объединениями, жилищными, дачно-строительными кооперативами, товариществами и т.д.), если они возникают в связи с членством граждан в этих организациях (в то же время, отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам (в том числе членам организаций) платных услуг, а также выполнение платных работ, не в связи с их членством в этих организациях, регулируются законодательством о защите прав потребителей);

- отношения, возникающие в связи с приобретением гражданином- предпринимателем товаров, выполнением для него работ или предоставлением услуг не для личных бытовых нужд, а для осуществления предпринимательской деятельности либо в связи с приобретением товаров, выполнением работ и оказанием услуг в целях удовлетворения потребностей предприятий, учреждений, организаций.

Так, по гражданскому делу по иску Б. к гаражно-строительному кооперативу "Медик" о взыскании неустойки, убытков, компенсации морального вреда истец указал, что между ним и ответчиком было заключено соглашение об участии в ГСК и в финансировании строительства объекта - гаражного бокса. В соответствии с ч. 1 ст. 116 ГК потребительским кооперативом признается добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов. В соответствии со ст. 3 Законом "О кооперации в СССР" от 26 мая 1988 г. потребительские кооперативы удовлетворяют потребности своих членов и других граждан в торговом и бытовом обслуживании, а также членов кооперативов в жилище, дачах и садовых участках, гаражах и стоянках для автомобилей, в социально-культурных и других услугах.

В соответствии с п. 2.1 Устава ГСК "Медик" кооператив по строительству и эксплуатации гаражей создается с целью обеспечения членов кооператива гаражами, построенными на их средства, и последующей эксплуатации гаражей в соответствии с Уставом. Таким образом, правоотношения сторон, вытекающие из членства в кооперативе, не могут регулироваться Законом, а должны регулироваться специальным Законом "О кооперации" и ГК РФ. В соответствии с п. 2.1 Устава ГСК "Медик" кооператив по строительству и эксплуатации гаражей создается с целью обеспечения членов кооператива гаражами, построенными на их средства, и последующей эксплуатации гаражей в соответствии с Уставом. Истец, являясь членом ГСК, а не потребителем, основал свои требования о взыскании неустойки, компенсации морального вреда на Законе необоснованно, в связи с чем суд вынес решение, которым в иске Б. к ГСК "Медик" о взыскании неустойки, убытков, компенсации морального вреда отказал. Судебная коллегия по гражданским делам согласилась с выводами суда, оставив решение без изменения (дело N 2- 612/2004).

В то же время гражданин, инвестирующий денежные средства на приобретение жилого помещения (квартиры), вне зависимости от того, какой договор заключен между ним и организацией, осуществляющей вложение инвестированных средств в строительство многоквартирных жилых домов, является потребителем оказываемых этой организацией услуг, так как фактически он приобретает квартиру для личных нужд. Поэтому на данные правоотношения, возникшие между сторонами в указанных выше случаях, распространяется Закон (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 2003, N 2).

Для изготовителя (исполнителя, продавца) целью вступления в потребительские правоотношения является производство, оказание, выполнение или продажа товаров (работ, услуг) потребителю для извлечения прибыли.

В связи с наличием иных целей не регулируются законодательством о защите прав потребителей отношения между гражданами и органами, выполняющими в соответствии с законодательством возложенные на них государственно-властные или административно-распорядительные полномочия, в частности:

- отношения, возникающие при осуществлении правосудия судом;

- отношения, возникающие при осуществлении нотариусом нотариальных действий;

- отношения, возникающие при осуществлении государственными органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, государственными учреждениями возложенных на них законодательством административно-распорядительных полномочий.

Вопросы, возникающие на стадии принятия к производству судов заявлений о защите прав потребителей

Подведомственность

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских и иных правоотношений.

В силу ч. 2 ст. 22 ГПК суды также рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций.

При этом суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 22 ГПК, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов (ч. 3 ст. 22 ГПК).

В соответствии с п. 1 ст. 17 Закона защита прав потребителей осуществляется судом.

Таким образом, с учетом характера потребительских правоотношений и их субъектного состава дела по искам о защите прав потребителей отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции.

Соответственно, по рассматриваемой категории гражданских дел суды не вправе отказывать в принятии заявления по тому основанию, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК).

Дела по искам о защите прав отдельных потребителей, группы потребителей или неопределенного круга потребителей рассматриваются судами общей юрисдикции по правилам искового производства.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 22, ст. 245 ГПК РФ допускается защита прав потребителей в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Так, Я., П., К. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 12 Правил оказания услуг телефонной связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. N 1235 (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением от 14.01.2002 г. N 12) недействующим, указав на то, что данный пункт в части, ограничивающей перечень оказываемых услуг связи только теми услугами, которые определены выданной оператору связи лицензией, противоречит федеральному законодательству, нарушает их (заявителей) права на получение всех услуг связи, предусмотренных условиями типового публичного договора об оказании услуг связи.

Решением Верховного Суда РФ от 04.12.2003 г. в удовлетворении заявления отказано.

Оставляя указанное решение без изменения, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации указала следующее.

В соответствии со ст. 49 ГК РФ отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Лицензирование деятельности в области оказания услуг связи ранее было предусмотрено ст. 15 Федерального закона от 16 февраля 1995 г. N 15-ФЗ "О связи", а в настоящее время - ст. 29 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126 (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 23.12.2003 г. N 186-ФЗ) "О связи".

Из анализа статей 29, 30, 36, 40, 46 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126, вступившего в силу с 1 января 2004 года и подлежащего применению при проверке оспариваемой правовой нормы на соответствие действующему законодательству, в их неразрывном единстве следует, что лицензия должна содержать наименование услуг связи, на оказание которых она выдана, оператор связи обязан оказывать пользователям только те услуги связи, которые предусмотрены выданной ему лицензией.

Перечень наименований услуг связи, вносимых в лицензию, и соответствующие перечни лицензионных условий устанавливаются Правительством Российской Федерации и ежегодно уточняются (п. 1 ст. 29 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126).

Пункт 12 Правил в части, относящейся к содержанию лицензии на оказание услуг телефонной связи, полностью соответствует этим положениям Закона, в связи с чем судом обоснованно отказано в признании его недействующим.

Довод заявителей о противоречии обжалуемой нормы ст. 426 ГК РФ основан на неправильном толковании этой статьи.

Из содержания п. 2 ст. 426 ГК РФ во взаимосвязи с пунктами 1 и 3 той же статьи следует, что цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, заключившими публичный договор с одной и той же коммерческой организацией.

Какого-либо нормативного правового акта Российской Федерации, устанавливающего единые условия договоров, а также одинаковые перечни услуг, которые в обязательном порядке должны предоставляться потребителю всеми коммерческими организациями, оказывающими услуги телефонной связи, не имеется. В этой связи утверждение заявителей о противоречии обжалуемого ими пункта Правил статьям 6, 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" не соответствует действительности.

В силу статей 44, 46 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126- ФЗ "О связи" оператор связи оказывает пользователям услуги связи на основании договора, в котором определяется перечень предоставляемых услуг в пределах, включенных в лицензию, наделяющую коммерческую организацию правом на оказание этих услуг. Поэтому доводы об ограничении прав на получение конкретных услуг, а в связи с этим и о противоречии обжалуемого положения Правил п. 2 ст. 1 ГК РФ, несостоятельны.

Ссылки в кассационной жалобе на то, что суд первой инстанции не исследовал указанные заявителями обстоятельства и не дал оценки доказательствам по делу, не могут служить основанием к отмене решения суда.

В данном случае судом рассмотрено дело, возникающее из публичных отношений, о проверке законности нормативного правового акта, а не дело, связанное с принятым на основе этого акта правоприменительного решения, когда требуется представление и оценка доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства. По рассмотренному делу судом осуществлена проверка оспариваемого заявителями положения нормативного правового акта Правительства Российской Федерации на предмет его соответствия федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, что не связано с представлением доказательств в подтверждение каких-либо фактических обстоятельств.

Правовая оценка оспариваемой нормы в решении дана полно и правильно. Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется (Определение Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2004 г. N КАС04-25).

Подсудность

Родовая (предметная) подсудность. Исходя из смысла статей 23-27 ГПК РФ, дела по искам о защите прав потребителей по первой инстанции рассматриваются и разрешаются мировыми судьями и районными судами. Заявления об оспаривании нормативных правовых актов, нарушающих права потребителей, рассматриваются и разрешаются в соответствии со статьями 24-27 ГПК РФ, т.е. судами всех уровней (за исключением мировых судей) в зависимости от уровня органа, издавшего оспариваемый нормативный правовой акт.

В судебной практике возникают некоторые вопросы относительно разграничения подсудности дел именно по искам о защите прав потребителей между мировыми судьями и районными судами.

Согласно ст. 24 ГПК РФ районным судам в качестве суда первой инстанции подсудны все гражданские дела, подведомственные судам общей юрисдикции, за исключением дел, предусмотренных, в частности, ст. 23 ГПК РФ.

В силу п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

Соответственно, суду первоначально следует определить характер требования (имущественный, подлежащий оценке; имущественный, не подлежащий оценке; неимущественный). Если требование носит имущественный характер, подлежащий оценке, то следует определять цену иска по правилам, предусмотренным ст. 91 ГПК РФ.

Если цена иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, то иск подлежит рассмотрению и разрешению мировым судьей. Если цена иска превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, то иск подлежит рассмотрению и разрешению районным судом.

Мировой судья судебного участка N 2 Октябрьского района г. Екатеринбурга принял исковое заявление супругов К. к ЗАО "Предприятие "Чусовское озеро" о возмещении ущерба в размере 490 666 руб., причиненного затоплением квартиры истцов вследствие недостатков работ по коммунальному обслуживанию дома. Однако данное дело было неподсудно мировому судье, и оно было передано по подсудности в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга в порядке п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ (дело N 2-334/2004).

В судебной практике также встречаются случаи, когда для определения подсудности применяются критерии, не предусмотренные ГПК РФ.

Мировой судья судебного участка N 2 Октябрьского района г. Екатеринбурга, ознакомившись с исковым заявлением Р. к ЕМУП "ДОМ-1", ЕМУП "ЕРЦ", ЖЭЦ N 2, возвратил его истцу на том основании, что в исковом заявлении Р. заявляет требования о возмещении вреда здоровью, а такие дела мировому судье неподсудны. Судья Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга также вынес определение о возвращении искового заявления Р., указав, что хотя исковые требования заявлены о возмещении вреда здоровью, однако права вытекают из Закона (ст. 1095 ГК), а указанные дела подлежат рассмотрению мировым судьей в качестве суда первой инстанции. В данном случае и мировой судья, и районный судья при определении подсудности иска Р. приняли во внимание только характер правоотношения (потребительский), а не характер требования и цену иска.

Кроме того, у судов возникают затруднения при определении подсудности исков о защите прав потребителей, когда одновременно с требованиями о возмещении материального ущерба (имущественный, подлежащий оценке) истец заявляет требование о компенсации морального вреда (неимущественный).

Если требование о компенсации морального вреда производно от имущественного требования, когда это допускается законом, то такие дела подсудны мировым судьям, если цена иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда. При этом размер требуемой истцом суммы компенсации морального вреда в цену иска не включается. Если требование связано с защитой неимущественных прав (нематериальных благ), то дела по таким требованиям подсудны районному суду. В частности, если требование потребителя о компенсации морального вреда в соответствии со ст. 15 Закона предъявляется самостоятельно, то, как требование неимущественного характера, оно подсудно районному суду независимо от размера требуемой истцом суммы компенсации.

Территориальная подсудность. Гражданское процессуальное законодательство предусматривает пять видов территориальной подсудности. В судебной практике возникает вопрос, подлежат ли они применению по делам о защите прав потребителей. Для ответа на данный вопрос следует руководствоваться не только статьями 28-32 ГПК РФ, но и п. 2 ст. 17 Закона.

Пункт 2 ст. 17 Закона (в ред. Федерального закона от 21.12.2004 N 171-ФЗ) закрепляет, что иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту:

нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его жительства;

жительства или пребывания истца;

заключения или исполнения договора.

Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Из этого следует, что по делам о защите прав потребителей применяются правила общей подсудности (ст. 28 ГПК РФ) и подсудности по выбору истца (ст. 29 ГПК РФ). Однако в ряде случаев допускается и применение других правил подсудности.

1. Общая территориальная подсудность, когда иск предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения организации (ст. 28 ГПК).

В соответствии с ч. 1 ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Указанная норма учитывается при предъявлении потребителем иска к индивидуальному предпринимателю.

Согласно ч. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное. Следовательно, если потребитель предъявляет исковые требования к организации по месту ее нахождения, то для проверки правильности соблюдения правил подсудности суду, в том числе и после принятия искового заявления к производству, необходимо предложить сторонам представить учредительные документы ответчика.

Однако при изучении дел было выявлено, что в ряде материалов дел отсутствуют соответствующие документы.

Так, по делу N 2-5 по иску Р. к ООО МФ "Фортес" мировой судья судебного участка N 5 Октябрьского района г. Екатеринбурга при подготовке дела к судебному разбирательству не истребовал копии учредительных документов, подтверждающих место нахождения ответчика - юридического лица.

По делам NN 2-190, 2-216, 2-133, 2-30, находящимся в производстве мирового судьи судебного участка N 2 Октябрьского района г. Екатеринбурга, при подготовке их к судебному разбирательству не решался вопрос об истребовании свидетельств о государственной регистрации и учредительных документов ответчиков.

2. В качестве альтернативы общей территориальной подсудности ст. 29 ГПК РФ предусматривает подсудность по выбору истца, так называемая альтернативная территориальная подсудность.

Исходя из смысла ст. 29 ГПК РФ, фактически по делам о защите прав потребителей возможны следующие варианты подсудности:

иск к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, может быть предъявлен в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации (ч.1);

иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства (ч. 2);

иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ч. 7);

иски, вытекающие из договоров, в которых указано место их исполнения, могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения такого договора (ч. 9).

Все изложенные пункты ст. 29 ГПК РФ не вступают в противоречие с п. 2 ст. 17 Закона.

При применении правил альтернативной подсудности следует учитывать положения п. 10 ст. 29 ГПК РФ, что выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу, а не суду.

Так, принятое к производству Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга заявление Е. к Компании "Alex Zander" и ООО "Ваш дом" было передано на рассмотрение в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга на основании п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ по подсудности. Суд установил, что "Alex Zander" - это товарный знак, служащий для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц, существующий на основании Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров". Использование торговой марки "Alex Zander" для названия магазина и продажи товаров было доверено ООО "Ваш дом". Поэтому в данном случае суд правильно пришел к выводу, что исковое заявление принято с нарушением правил подсудности, поскольку один из ответчиков, по месту нахождения которого предъявлялся иск, не существует.

В то же время, суд не учел ряд обстоятельств.

Как следует из искового заявления, истица проживает в Чкаловском районе г. Екатеринбурга (там же был заключен договор), иск предъявлен к двум ответчикам (Компания "Alex Zander", находящаяся, по мнению истицы, в Верх-Исетском районе г. Екатеринбурга, и ООО "Ваш дом", место нахождения которого - Октябрьский район г. Екатеринбурга). Следовательно, Е. предъявила иск в соответствии с п. 1 ст. 31 ГПК РФ, согласно которому иск к нескольким ответчикам, находящимся в разных местах, предъявляется в суд по месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца. В данном случае Е. выбрала Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга, т.е. истица не воспользовалась правом предъявления иска в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга. При рассмотрении судом вопроса о передаче дел в другой суд, Е. и ее представитель возражали против этого.

Несмотря на это, суд в определении о передаче дела по подсудности указал: "При таких обстоятельствах в соответствии с п. 3 ст. 33 ГПК РФ дело подлежит передаче на рассмотрение в суд, к подсудности которого оно относится: либо в Октябрьский, либо в Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга. Суд передает дело на рассмотрение по подсудности в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга по месту нахождения ответчика". Таким образом, признавая, что дело подсудно нескольким судам по выбору истца, суд сам выбрал суд, в котором будет рассматриваться дело.

Представляется, что суду надлежало первоначально разъяснить право выбора истице на передачу дела в суд по ее месту жительства, а уже при отсутствии такого согласия - передавать по месту нахождения ответчика. Из протокола судебного заседания не следует, что суд разъяснял Е. такое право (дело N 2-819/2004).

В судебной практике также возникал вопрос, как определяется территориальная подсудность дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов, в том случае, если спор заключается в признании за истцом права на жилое помещение.

Гражданин, инвестирующий денежные средства на приобретение жилого помещения (квартиры), вне зависимости от того, какой договор заключен между ним и организацией, осуществляющей вложение инвестированных средств в строительство многоквартирных жилых домов, является потребителем оказываемых этой организацией услуг, так как фактически он приобретает квартиру для личных нужд. Поэтому на данные правоотношения, возникшие между сторонами в указанных выше случаях, распространяется Закон.

В связи с вышеизложенным представляется, что при предъявлении данного иска подлежат применению специальные нормы, устанавливающие подсудность дел по искам о защите правпотребителей (ч.7 ст.29 ГПК РФ и ст. 17 Закона). Поэтому указанные выше иски могут быть предъявлены в суд по месту жительства истца либо по месту заключения или месту исполнения договора. На основании общего правила территориальной подсудности, установленного в ст. 28 ГПК РФ, такой иск может быть предъявлен и по месту нахождения ответчика.

Поскольку в силу ч. 10 ст. 29 ГПК РФ и п. 2 ст. 17 Закона право выбора подсудности предоставляется истцу (потребителю), то суды не вправе возвращать исковые заявления по п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ (дело неподсудно данному суду) по тому основанию, что исковое заявление истцом может быть подано в другой суд.

3. Согласно ч. 3 ст. 30 ГПК (исключительная подсудность) иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки, предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия.

Из содержания указанной нормы следует, что она установлена для дел, вытекающих из договоров перевозки, по которым до предъявления иска обязательно предъявление претензии. Действующим в настоящее время законодательством не установлено, что гражданин до обращения в суд обязан предъявить претензию к перевозчику, осуществляющему перевозку пассажиров и багажа; обязательное предъявление претензии предусмотрено только по требованию, возникающему из перевозки груза.

Таким образом, на подсудность данной категории дел правила ч. 3 ст. 30 ГПК РФ не распространяются; она определяется согласно п. 2 ст. 17 Закона.

Так, С. обратился в суд с иском к ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии" (сокращенно именуемое ОАО "Аэрофлот") о взыскании убытков в сумме 2415 руб., неустойки в сумме 774 руб. 18 коп. и компенсации морального вреда в сумме 10000 руб. Определением мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Екатеринбурга от 18.12.2003 г. дело передано по подсудности в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга. Апелляционным определением от 10.03.2004 г. вышеназванное определение мирового судьи оставлено без изменения, частная жалоба ОАО "Аэрофлот" - без удовлетворения.

Отменяя определение мирового судьи в порядке надзора, президиум указал, что, как видно из искового заявления, истец обратился в суд с иском о защите прав потребителя, ссылаясь в обоснование своих требований на Закон, п. 2 ст. 17 которого предоставляет потребителю право выбора подсудности. Следовательно, указанный иск подлежит рассмотрению как иск о защите прав потребителей, для которого в соответствии с ч. 7 ст. 29 ГПК РФ также предусмотрена альтернативная подсудность. В соответствии с п. 10 данной статьи выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Из искового заявления следует, что истец проживает на территории судебного участка N 6 Кировского района г. Екатеринбурга, цена заявленного им иска составляет 13189 руб., поэтому он вправе был обратиться к мировому судье судебного участка по месту своего жительства.

Доводы о том, что в соответствии со ст. 30 ГПК РФ для исков к перевозчикам, вытекающим из договоров перевозки, установлена исключительная подсудность и такие иски предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке была предъявлена претензия, не основаны на правильном толковании и применении Закона, содержащего исключение из общего правила, установленного ст. 30 ГПК РФ для иных участников спора о перевозке, кроме потребителей. Поэтому обжалуемые судебные постановления были отменены с направлением дела для рассмотрения по существу мировому судье судебного участка N 6 Кировского района г. Екатеринбурга (дело N 44-г-225/2004).

Имеются также особенности регулирования вопроса о подсудности дел о защите прав потребителей, вытекающих из договора международной перевозки пассажиров.

В соответствии со ст. 2 Закона, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены Законом, применяются правила международного договора. Указанное положение Закона соответствует п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации.

Международные воздушные перевозки осуществляются в соответствии с Варшавской Конвенцией 12 октября 1929 г. "Об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок" с изменениями, внесенными Гаагским Протоколом о поправках к Конвенции от 28 сентября 1955 г. Варшавская конвенция ратифицирована СССР и приобрела силу 07 июля 1934 г. В соответствии с п. 1 ст. 28 Конвенции иск об ответственности должен быть возбужден по выбору истца в пределах территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон либо в суде по месту жительства перевозчика, по месту нахождения главного управления его предприятия или по месту, где он имеет контору, посредством которой был заключен договор, либо перед судом места назначения.

Так, дело по иску Х. было передано по подсудности в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга определением Индустриального суда г. Ижевска по месту нахождения перевозчика, поскольку иск был предъявлен к ОАО Авиакомпания "Уральские авиалинии" (дело N 2-998/2004).

4. Поскольку в судебной практике часто иски о защите прав потребителей предъявляются к нескольким ответчикам, то по данной категории дел может быть применена подсудность нескольких связанных между собой дел (ст. 31 ГПК РФ), а именно: иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Однако это возможно при условии, что истец не воспользовался правом выбора, предусмотренным ст. 29 ГПК РФ и п. 2 ст. 17 Закона.

5. Договорная подсудность (ст. 32 ГПК РФ), согласно которой стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству.

В практике судов возникает вопрос о соотношении норм договорной подсудности и альтернативной подсудности, в частности, по делам о защите прав потребителей.

Так, С. обратилась в суд с иском о расторжении договора купли- продажи автомобиля, взыскании стоимости этого автомобиля, неустойки, расходов, возмещении морального вреда с продавца ЗАО "ОВОД". Свои требования истица предъявила в соответствии с Законом. Ответчик представил ходатайство о передаче дела на рассмотрение в Таганский районный суд г. Москвы по месту нахождения ЗАО "ОВОД" на основании п.6.4 договора купли-продажи, установившего подсудность разрешения споров по месту нахождения ответчика. Представитель истца в судебном заседании возражал против удовлетворения ходатайства ответчика о передаче дела в другой суд. Определением Первоуральского городского суда ходатайство ответчика было удовлетворено.

Судебная коллегия по гражданским делам указанное определение отменила, указав, что в силу п. 7 ст. 29 ГПК РФ и ст. 17 Закона иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту жительства истца (потребителя). Ссылки на то, что договором между сторонами определена договорная подсудность, не должны приниматься во внимание, поскольку согласно ст. 16 Закона условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Согласно этой норме закона, условия договора, лишающие истицу, предусмотренного ст. 17 Закона права на обращение в суд с иском о защите прав потребителя по месту своего жительства, являются недействительными, как ущемляющие права потребителя, предусмотренные 7 ст. 29 ГПК РФ и ст. 17 Закона (дело N 33-6043).

Однако судебная коллегия не учла, что в силу ст. 32 ГПК РФ не может быть изменена соглашением сторон только подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 ГПК РФ, т.е. родовая и исключительная территориальная подсудность. Соответственно, нет ограничений по изменению по соглашению сторон правил общей и альтернативной подсудности. Именно при заключении договора, в котором имеется условие о подсудности, потребитель и может воспользоваться своим правом выбора между несколькими судами, что не противоречит ни ст. 32 ГПК РФ, ни п. 2 ст. 17 Закона. В частности, такая позиция Верховного Суда Российской Федерации изложена в определении по аналогичному делу.

18 июня 1997 г. С. заключил с ЗАО "Арманд-Пежо" договор купли - продажи автомобиля. В связи с обнаружением в автомобиле существенных недостатков С. обратился в Приволжский районный суд г. Казани, по месту своего жительства, с иском к ЗАО "Арманд - Пежо" о расторжении договора купли - продажи автомобиля, взыскании стоимости товара и неустойки. Определением Приволжского районного суда г. Казани (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан) дело передано на рассмотрение в Савеловский межмуниципальный (районный) суд Северного административного округа г. Москвы. Президиум Верховного суда Республики Татарстан судебные постановления отменил и дело передал для рассмотрения в Приволжский районный суд г. Казани.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 ноября 1999 г. постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан отменила и оставила в силе определения районного суда и судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан, указав следующее.

Передавая дело на рассмотрение в Савеловский межмуниципальный суд Северного административного округа г. Москвы, районный суд исходил из того, что в п. 8.1 договора купли - продажи автомобиля от 18 июня 1997 г., заключенного между сторонами, предусмотрено, что споры между продавцом и покупателем, возникшие из договора, разрешаются в народном суде г. Москвы, т.е. стороны сами определили суд, которому подсудно дело. Отменяя судебные определения районного суда и судебной коллегии, президиум Верховного суда Республики Татарстан основывался на ст. 17 Закона "О защите прав потребителей". В данном случае, как считал суд, истец в соответствии с упомянутыми требованиями закона сам определил подсудность, предъявив иск по месту своего жительства. Никаким договором это его право не может быть ущемлено, а п. 8.1 договора от 18 июня 1997 г., заключенного между сторонами, следует признать недействительным, поскольку он ухудшает положение потребителя. По мнению президиума Верховного суда Республики Татарстан, ссылка судебной коллегии на ст. 120 ГПК РСФСР (ст. 32 ГПК РФ), согласно которой стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для дела, не обоснована, так как именно для данного дела стороны по договоренности не определили подсудность.

Между тем с доводами президиума Верховного суда Республики Татарстан согласиться нельзя.

В силу ст. 120 ГПК РСФСР (ст. 32 ГПК РФ) стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела. Подсудность, установленная ст. 119 названного Кодекса (ст. 30 ГПК РФ), не может быть изменена соглашением сторон. Таким образом, стороны вправе определить суд, которому подсудно дело, а также изменить как общую (ст. 117 ГПК РСФСР (ст. 28 ГПК РФ)), так и альтернативную (ст. 118 ГПК РСФСР (ст. 29 ГПК РФ)) подсудность. По смыслу ст. 120 ГПК РСФСР соглашением сторон не может определяться только исключительная (ст. 119 ГПК РСФСР) и родовая подсудность. Ни ст. 119 ГПК РСФСР, ни ст. 17 Закона "О защите прав потребителей" подсудность дел по искам, связанным с нарушением прав потребителей, не отнесена к исключительной подсудности.

Утверждение президиума Верховного суда Республики Татарстан о том, что п. 8.1 заключенного между сторонами договора ухудшает положение потребителя, ошибочно. С. при заключении договора воспользовался своим правом выбора между несколькими судами, что не противоречит ни ст. 120 ГПК РСФСР, ни ст. 17 упомянутого Закона.

Кроме того, ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", согласно которой условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными, регулирует правоотношения, возникающие из договора купли - продажи, носящие материально - правовой характер.

Нельзя согласиться и с доводом президиума Верховного суда Республики Татарстан об отсутствии между сторонами договоренности об изменении подсудности именно для данного дела, поскольку, как видно из положения п. 8.1 договора от 18 июня 1997 г., С. и ЗАО "Арманд- Пежо" пришли к соглашению и определили, что любые спорные вопросы, разногласия либо претензии, которые могут возникнуть или касаются настоящего договора, решаются в народном суде г. Москвы, т.е. определили подсудность для всех дел, связанных с исполнением договора, в том числе и для этого дела. Из смысла договора следует, что стороны определили подсудность дела народному суду г. Москвы, т.е. районному народному суду, переименованному впоследствии в межмуниципальный (районный) народный суд, а не городскому суду.

Таким образом, определением районного суда (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан) дело правильно передано на рассмотрение в Савеловский межмуниципальный суд Северного административного округа г. Москвы по месту нахождения органа юридического лица (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19.11.1999 г.).

Кроме того, ГПК РФ не содержит требований к форме соглашения о подсудности. Исходя из того, что лишь последствия такого соглашения носят процессуальный характер, следует, что требования к его форме вытекают из общих положений ГК РФ о форме сделок (ст. 158-163 ГК РФ).

Соответственно, договор об изменении подсудности может быть заключен в любом виде: как оговорка о подсудности, включенная отдельным пунктом в договор, в отношении тех споров, которые могут возникнуть из данного договора; как самостоятельное соглашение сторон, в отношении как возникших споров, так и могущих возникнуть в будущем из заключенного договора. Следовательно, договор о подсудности дела определенному суду может быть заключен как до, так и после возникновения спора между сторонами. При этом предметом соглашения может быть одно или несколько дел. Из общих положений ГК РФ вытекает также то, что при заключении соглашения о подсудности стороны не обязаны его мотивировать (статьи 1, 421 ГК РФ - свобода договора).

Отсюда следует, что в случае если соглашение о подсудности включено в договор, на который распространяется действие Закона, то данное условие не может рассматриваться как нарушающее право потребителя, предусмотренное ст. 17 Закона, а также п. 7 ст. 29 ГПК РФ.

Лица, имеющие право на обращение в суд с заявлением о защите прав потребителей

В соответствии с ч. 1 ст. 4 ГПК РФ суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов. Согласно ст. 38 ГПК РФ указанное лицо именуется истцом.

По искам о защите прав потребителей истцом выступает именно потребитель (признаки потребителя были указаны выше).

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 4 ГПК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Во исполнение данного положения ч. 1 ст. 45 ГПК РФ предусматривает, что прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В связи с тем, что Закон не содержит норм, касающихся прокурора, в судебной практике возник вопрос, вправе ли прокурор обращаться в суд с заявлением о защите прав потребителей.

Поскольку ч. 1 ст. 45 ГПК РФ не связывает право прокурора на обращение в суд в защиту интересов других лиц с прямым указанием в законе, то заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина (потребителя) может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В отношении же права прокурора на обращение в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, в том числе и потребителей, ч. 1 ст. 45 ГПК РФ никаких ограничений не содержит. При этом под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела.

Следовательно, несмотря на то, что ст. 46 Закона прямо не упоминает прокурора, в целях защиты прав неопределенного круга лиц, в том числе потребителей, прокурор в силу ч. 1 ст. 45 ГПК наделен правом обращения в суд с заявлением, например, о признании действий энергоснабжающих организаций, которые ограничивают поставку тепловой энергии потребителям, своевременно оплачивающим электроэнергию, противоправными и о прекращении таких действий.

Прокурор г. В. Пышма обратился в суд в интересах неопределенного круга лиц с иском к ОАО "Свердловэнерго" о признании действий ответчика по отключению горячего водоснабжения потребителям, не имеющим задолженности по оплате потребленных услуг, незаконными. В обоснование иска указал, что 03.07.2003 г. ОАО "Свердловэнерго" отключило горячее водоснабжение, снизило давление в камерах СТС на границах балансовой принадлежности тепловых сетей между СТС ОАО "Свердловэнерго" и МУП "УТС", а МУП "УТС", в свою очередь, отключило подачу горячей воды в МО "В.Пышма". Отключение горячего водоснабжения было произведено из-за образовавшейся задолженности по оплате предоставляемой горячей воды, имеющейся у МУП "ОЖХ" перед ОАО "Свердловэнерго". Считает, что действиями ответчика нарушаются законные интересы неопределенного круга лиц.

Ответчик ОАО "Свердловэнерго" с иском не согласился, пояснив, что абонентом по договору энергоснабжения является МУП "ОЖХ" г. В.Пышма. Так как МУП "ОЖХ" систематически не выполняет свои договорные обязательства, своевременно не оплачивает потребленные теплоэнергоресурсы, ОАО "Свердловэнерго", в соответствии с договором, приняло решение о снижении давления в системе до 1 атмосферы с 10 час. 03.07.2003 г. В данном случае МУП "УТС" обязано было полностью отключить свои установки 04.07.2003 г. МУП "УТС" полностью перекрыли задвижки в системе, отключив г. В.Пышма от подачи горячей воды. Граждане МО "В.Пышма" сами по себе не являются абонентами по договору энергоснабжения. Просил в иске отказать.

Представитель МУП "УТС" с иском согласился, пояснив, что МУП "УТС" является транспортирующей организацией. 03.07.2003 г. ОАО "Свердловэнерго" снизило давление в системе горячего водоснабжения до 1 атмосферы. Так как при таком давлении приборы МУП "УТС" не могут работать, они были вынуждены отключить подачу горячей воды полностью всем абонентам. Выборочно произвести отключение горячего водоснабжения потребителям, его оплачивающим, невозможно по техническим причинам.

Представитель МУП "ОЖХ" иск поддержал, пояснив, что из 41 094 потребителей горячего водоснабжения, 7 581 человек не оплачивает коммунальные расходы своевременно. МУП "ОЖХ" постоянно проводит работу по взысканию задолженности в судебном порядке, однако задолженность перед ОАО "Свердловэнерго" существует.

Верхнепышминский городской суд удовлетворил иск прокурора, признал действия ОАО "Свердловэнерго" в части прекращения поставки горячего водоснабжения в сети МУП "УТС" и МУП "ОЖХ" МО "Верхняя Пышма" незаконными, запретить ОАО "Свердловэнерго" действия по ограничению и прекращению поставки горячего водоснабжения, если при этом ограничивается либо прекращается поставка горячей воды потребителям, не имеющим задолженности по соответствующим платежам.

Оставляя решение суда без изменения, судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

Исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, суд обоснованно пришел к выводу, что договор энергоснабжения, заключенный между ОАО "Свердловэнерго", МУП "УТС" и МУП "ОЖХ" г. В.Пышма, фактически - со стороны МУП "ОЖХ" г. В.Пышма, заключен не только в своих интересах, но и в интересах граждан, использующих энергию для бытовых целей. Граждане, не имеющие задолженности по оплате энергии, добросовестно выполняют свои обязанности по указанному договору. Следовательно, ОАО "Свердловэнерго" обязано было при перерыве в подаче, прекращении или ограничении подачи энергии соблюдать требования п. 2 ст. 546 ГК РФ.

Из материалов дела не вытекает, что у ответчика имелись основания для совершения оспариваемых действий, нарушающих права и интересы граждан-потребителей.

Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, по доводам, изложенным в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает оснований для его отмены.

Ссылки ответчика, что граждане, проживающие в домах муниципального жилищного фонда, не могут быть абонентами по договорам энергоснабжения, несостоятельны. В данном случае иск прокурора предъявлен в защиту интересов неопределенного круга лиц, среди которых могут быть и граждане, не относящиеся к указанной категории. Расценивание ответчиком отключений горячего водоснабжения как санкции к своему недобросовестному потребителю - МУП "ОЖХ" г. В.Пышма не может быть принято во внимание, т.к. взаимоотношения ОАО "Свердловэнерго" и МУП "ОЖХ" не должны ущемлять права и интересы неопределенного круга лиц, в том числе граждан, использующих энергию для бытовых нужд и ее оплачивающих.

Доводы кассационной жалобы относительно невозможности решения проблемы задолженностей в связи с длительным неисполнением судебных актов не принимаются во внимание, т.к. не имеют правового значения для разрешения спора (дело N 33-5196/2004).

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

В отличие от прокурора, для указанных субъектов обязательным условием для обращения в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц является прямое указание на такое право в законе. Для обращения с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина (за исключением недееспособных и несовершеннолетних лиц) в качестве дополнительного условия является также просьба лиц, в интересах которых имеет место обращение в суд.

Соответственно, при отсутствии названных условий (указания в законе, просьбы заинтересованного лица) суду надлежит отказать в принятии заявления по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ (заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такого права).

При этом следует иметь в виду, что по Закону право на предъявление исков к изготовителям (исполнителям, продавцам) реализуется следующим образом:

уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), а также иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), имеют право на обращение в суд с заявлениями в защиту прав потребителей, законных интересов неопределенного круга потребителей, а также с заявлениями о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное или грубое нарушение установленных законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации прав потребителей (ст. 40 Закона);

органы местного самоуправления в целях защиты прав потребителей на территории муниципального образования вправе обращаться в суды в защиту прав потребителей (неопределенного круга потребителей) (ст. 44 Закона);

общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) (ст. 45 Закона).

Кроме того, уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и о прекращении этих действий (ст. 46 Закона).

Например, Комитет по защите прав потребителей Администрации города Екатеринбурга в интересах неопределенного круга потребителей обратился в суд с иском к ОАО "Уралсвязьинформ" о прекращении противоправных действий при оказании услуг телефонной связи. В обоснование своих требований заявитель указал, что многочисленные обращения жителей города - потребителей услуг ОАО "Уралсвязьинформ" как оператора связи - свидетельствуют о том, что при предоставлении им услуг телефонной связи допускается возможность причинения вреда имуществу потребителей в части необеспечения охраны от несанкционированных подключений в условиях обычного пользования (Обзор кассационной и надзорной практики Свердловского областного суда за первый квартал 2004 г.).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (п. 6.1) разъяснил, что в защиту неопределенного круга потребителей могут быть заявлены лишь требования неимущественного характера (т.е. не связанные со взысканием каких- либо сумм), целью которых является признание действий продавца (изготовителя) противоправными в отношении всех потребителей (как уже заключивших договор, так и только имеющих намерение заключить договор с данным хозяйствующим субъектом) и прекращение таких действий.

Особенности подготовки дел о защите прав потребителей к судебному разбирательству

В соответствии с ч. 1 ст. 147 ГПК РФ после принятия заявления судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству и указывает действия, которые следует совершить сторонам, другим лицам, участвующим в деле, и сроки совершения этих действий для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Однако изучение дел о защите прав потребителей показало, что судьи формально подходят к составлению определения о подготовке дела к судебному разбирательству, указывая в нем только действия по направлению ответчику копии искового заявления с приложенными к нему материалами и срок представления отзыва на исковое заявление.

В силу ст. 148 ГПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству судам следует обеспечить выполнение следующих задач:

- уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;

- определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон;

- разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса;

представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле;

- примирение сторон.

Исходя из принципа состязательности гражданского судопроизводства, подготовка дела к судебному разбирательству проводится судьей с участием сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей. При этом основная роль в данной стадии по действующему гражданскому процессуальному законодательству возлагается именно на стороны и других лиц, участвующих в деле. Так, ст. 149 ГПК РФ содержит указание на действия сторон при подготовке дела к судебному разбирательству. Суд же, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Так, ст. 150 ГПК РФ приводит примерный перечень действий судьи при подготовке дела к судебному разбирательству.

Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 147 ГПК РФ подготовка к судебному разбирательству является обязательной по каждому гражданскому делу, общие положения гл. 14 ГПК РФ применяются и по делам о защите прав потребителей. В то же время анализируемая категория гражданских дел имеет свои особенности стадии подготовки дел к судебному разбирательству.

Круг лиц, участвующих в деле

В соответствии со ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, по делам искового производства являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным статьями 4, 46 и 47 ГПК РФ.

Разрешая вопрос о составе лиц, участвующих в деле, суду следует учесть, что согласно ч. 2 ст. 38 ГПК РФ лицо, в интересах которого дело начато по заявлению лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца.

Соответственно, если в интересах потребителя (группы потребителей) предъявлен иск прокурором, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальными органами), а также иными федеральными органами исполнительной власти (их территориальными органами), осуществляющими функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), органами местного самоуправления, общественными объединениями потребителей (их ассоциациями, союзами), то суду необходимо привлечь к участию в деле в качестве истцов гражданина (группы граждан), в защиту прав, свобод и законных интересов которых обратились указанные субъекты.

Однако суды не всегда внимательно подходят к решению данного вопроса.

Так, прокурор Кировского района г. Екатеринбурга обратился в суд с иском в интересах неопределенного круга лиц к Некоммерческой организации Фонд управляющая жилищная компания "Радомир" о защите прав потребителей, указывая на то, что содержание жилого дома N 20 по ул. Изоплитная в г.Екатеринбурге не соответствует правилам и нормам эксплуатации жилого фонда: разрушена отделка цоколя, нарушена кровля, разрушено железобетонное основание крыльца, отсутствует козырек входа у первого и второго подъездов, нарушена отделка стен лестничных клеток. В связи с этим, прокурор просил обязать ответчика произвести капитальный ремонт жилого дома N 20 по ул. Изоплитной, обязать ответчика осуществлять содержание и эксплуатацию жилого дома в соответствии с требованиями правил и норм эксплуатации жилищного фонда. Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 03.02.2004 г. постановлено в иске прокурору Кировского района г. Екатеринбурга в интересах неопределенного круга лиц к Некоммерческой организации Фонд управляющая жилищная компания "Радомир" о защите прав потребителей отказать.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда в связи с существенным нарушением судом норм процессуального права, дело направила на новое рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 41 ГПК РСФСР, действовавшей на момент предъявления иска, прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует охрана государственных или общественных интересов или прав и охраняемых законом интересов граждан. В случае возбуждения дела путем предъявления иска прокурор не занимает положение стороны в процессе; лицо, в защиту которого предъявлен иск прокурором, занимает положение истца, а лицо, против которого предъявлен иск прокурором, занимает положение ответчика.

Из содержания искового заявления следует, что иск заявлен в интересах конкретных граждан, проживающих в доме N 20 по ул. Изоплитной в г. Екатеринбурге, которых нельзя отнести к неопределенному кругу лиц. Поэтому суду следовало решить вопрос о привлечении к участию в деле жильцов дома, однако этого сделано не было (дело N 33-5380/2004).

В ряде случаев суды допускают ошибки относительно определения надлежащего ответчика, поскольку суды не истребуют необходимые для того документы, в частности учредительные документы ответчика. Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии по делу надлежащей подготовки к судебному разбирательству.

Так, по иску Я. ответчиком указано ООО "Норд-Трейдинг", у которого истец приобрёл холодильник ненадлежащего качества. В судебное заседание явился представитель другого юридического лица - ООО "Норд-Кировский", расположенного по тому же адресу, что и ответчик. Без привлечения к участию в деле в каком-либо качестве представитель ООО "Норд-Кировский" был допущен к участию в деле и в процессе пользовался процессуальными правами стороны по делу (в том числе заявлял отвод судье). Суду пояснил, что ООО "Норд- Кировский" заключил договор аренды с ООО "Форест-Сервис" после заключения с истцом сделки купли-продажи некачественного товара и не является надлежащим ответчиком. Мировой судья судебного участка N 6 Октябрьского района в нарушение ст.ст. 56, 57 ГПК РФ не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, не вынес эти обстоятельства на обсуждение, не предлагал представить дополнительные доказательства и оказать содействие в их истребовании. По делу не истребованы учредительные документы ответчика с указанием места нахождения и сведений о заключении договора аренды с ООО "Форест-сервис", и постановлено заочное решение об удовлетворении заявленных требований с возложением ряда обязанностей на ООО "Норд-Трейдинг" (дело N 2-103/2004).

Так, при подготовке дела по иску Л. к К. о восстановлении нарушенных прав потребителя не был решён вопрос об истребовании свидетельства о государственной регистрации ответчика в качестве индивидуального предпринимателя для решения вопроса о том, что именно ответчик являлся стороной договора с истцом о предоставлении услуг по организации спектакля "Ромео и Джульетта". Впоследствии мировым судьей судебного участка N 2 Октябрьского района было постановлено заочное решение об удовлетворении иска, но данное решение было вынесено в отсутствие каких-либо доказательств, что именно К. являлся стороной договора с истцом о предоставлении услуг по организации спектакля, что он являлся индивидуальным предпринимателем и надлежащим ответчиком (дело N 2-18/2004).

Более того, в практике судов встречаются случаи, когда при рассмотрении дела производится замена ненадлежащего истца, несмотря на то, что действующее гражданское процессуальное законодательство не предусматривает такой возможности.

Так, В.Г. обратился в суд с иском к МУП "Градмаш", ЕМУП "Орджоникидзевский РЭМП" и П. о возложении обязанности по демонтажу металлической двери, указав, что ответчиком П. была установлена металлическая дверь около своей квартиры, которая ограничила доступ к мусоропроводу.

Определением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга произведена замена истца В.Г. на В.В., которая просила об удовлетворении иска, заявленного В.Г. Удовлетворяя ходатайство истца о его замене на В.В., суд пришел к выводу о том, что В.В. в квартире проживает и зарегистрирована одна, а истец в квартире не живет, каких-либо расходов на ее содержание не несет и потребителем услуг не является. При этом суд сослался на положения ст. 44 ГПК. Судом постановлено решение, которым ответчиков обязали демонтировать дверь, с МУП "Градмаш" в пользу В.В. взысканы убытки 37 руб., компенсация морального вреда 200 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение, указав следующее.

ГПК не содержит норм, позволяющих произвести замену истца. В данном процессуальном правоотношении не может идти речь и о процессуальном правопреемстве, поскольку случаев перемены лиц в обязательстве нет. В.В. в установленном законом порядке с иском в суд не обращалась, соответственно, суд не имел достаточных оснований рассматривать дело, считая ее истцом (дело N 33-7982/2004).

Согласно ст. 47 ГПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления до принятия решения судом первой инстанции вступают в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. В случаях, предусмотренных федеральным законом, и в иных необходимых случаях суд по своей инициативе может привлечь к участию в деле государственный орган или орган местного самоуправления для достижения целей, указанных в ч. 1 ст. 47 ГПК РФ.

В соответствии с п. 3. ст. 40 Закона уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальные органы), а также иные федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы), осуществляющие функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), могут быть привлечены судом к участию в деле или вступать в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях защиты прав потребителей.

Органы, привлеченные в указанном порядке к участию в деле, занимают самостоятельное процессуальное положение, отличное от процессуального положения сторон и третьих лиц. Однако судами допускаются ошибки при разрешении данного вопроса.

Так, рассмотрев в предварительном судебном заседании дело по иску П. к ООО ППК "Крепость", суд привлек к участию в деле Комитет по защите прав потребителей г. Екатеринбурга в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (дело N 2-837/2004).

Уточнение исковых требований и фактических оснований этих требований

Выполнение данного процессуального действия имеет немаловажное значение, поскольку от этого зависит и правильное определение круга обстоятельств, имеющих значение для дела; и пределы рассмотрения и разрешения дела судом (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).

При этом судам следует учитывать, что изменение предмета или основания иска, согласно ч. 1 ст. 39 ГПК РФ, является исключительным правом истца. В соответствии с ч. 2 ст. 45 ГПК РФ и ч. 2 ст. 46 ГПК РФ правом на изменение предмета или основания иска обладают прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления и организации в случаях, когда они обращаются в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц. Представитель истца может реализовать такое право при условии, что оно специально оговорено в доверенности (ст. 54 ГПК РФ).

Несмотря на это, суды допускают соответствующие ошибки, в том числе и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

В частности, суды не всегда уточняют исковые требования, хотя в этом возникает необходимость, поскольку истцы, не имея юридического образования и участвуя без представителя, не могут четко сформулировать свои требования.

Так, Ф. обратились в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с иском к ООО "Турфирма "Форсаж плюс" в соответствии с Законом. В обоснование иска они указали, что 16.05.2002 г. Ф. заключил с ответчиком договор на оказание комплекса туристических услуг на семью из шести человек по поездке в Турцию с 26.05.2002 г. по 23.06.2002 г. с размещением в семейном номере отеля 5* "Клуб Мега Сарай", уплатив 242 667 руб. Однако по приезде в Турцию данный номер им не был предоставлен, и их разместили в бунгало, чем существенно были нарушены условия договора, но они были вынуждены остаться на отдых.

31.05.2002г. Ф., спускаясь с лестницы, упал и сломал ногу, после чего администрация предложила им номер без лестницы, также не соответствующий условиям договора. Их претензия к ответчику осталась без удовлетворения, поэтому они обратились в суд с иском и просили взыскать с ответчика полную стоимость путевки и компенсацию морального вреда в пользу каждого из истцов.

Представитель ответчика иск не признал, ссылаясь на соблюдение им условий договора и указав, что истец невнимательно изучал договор, поэтому заблуждается в отношении его условий и неправильно трактует понятие семейного номера. Кроме того, ответчик указал, что информацию о размещении в отеле он получил от принимающей стороны, за которую он не должен нести ответственность.

Судом постановлено решение о частичном удовлетворении требований истцов, которое они в кассационной жалобе просили отменить в части отказа им в иске ввиду его необоснованности.

Обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия по гражданским делам пришла к следующему.

Согласно п. 1 ст. 4 Закона продавец (исполнитель, изготовитель) обязан передать товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что ответчик ненадлежащим образом выполнил взятые на себя обязательства по заключенному с истцом договору на оказание туристических услуг, поскольку представил в нарушение требований ст. 12 указанного закона истцам недостаточную информацию о характеристике номеров и отеле, что фактически представитель ответчика не оспаривал в судебном заседании. Следовательно, суд обоснованно в соответствии со ст. 15 Закона удовлетворил требования истцов о компенсации морального вреда, согласно которой моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Вина ответчика в данном случае судом была установлена, и коллегия оснований к изменению размера компенсации морального вреда, который был определен судом с учетом конкретных обстоятельств дела и наступивших последствий, не находит.

Также коллегия находит правильным вывод суда об отказе истцам в расторжении договора, т.к. они воспользовались представленными им туристическими услугами, хотя последние и оказались ненадлежащего качества. Следовательно, договор фактически был исполнен сторонами, поэтому он не подлежит расторжению, и суд обоснованно отказал в этой части иска, как и во взыскании полной стоимости данной поездки.

С учетом изложенного, доводы жалобы в этой части не могут быть приняты во внимание, т.к. сводятся к неправильному толкованию закона и не являются основанием к отмене решения суда в данной части.

Однако, разрешая спор, суд не учел положений п. 2 ст. 12 Закона о том, что продавец (исполнитель), не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре (работе, услуге), несет ответственность, предусмотренную п. 1 ст. 29 настоящего Закона, за недостатки товара (работы, услуги), возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации. Согласно данной норме Закона потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать:

- безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

- соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги);

- безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

- возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Истцы, ставя вопрос о возврате уплаченной ими суммы в счет стоимости путевки и ссылаясь на ненадлежаще оказанную им услугу, фактически ставили вопрос об уменьшении стоимости оказанной услуги с последующим перерасчетом стоимости проживания. На это кассатор ссылается и в своей кассационной жалобе.

Однако суд, разрешая спор, пришел к неверному выводу о том, что иных требований истцы не заявляют, хотя обязан был уточнить исковые требования, что судом не было сделано, поэтому решение в этой части отменено с направлением дела на новое рассмотрение (дело N 33- 3244/2003).

Не всегда суды внимательно определяют основания заявленных требований, что влечет нарушение норм процессуального права.

Так, Г. обратилась в суд с иском к МУ "Дирекция единого заказчика МО "г. Каменск-Уральский" о защите прав потребителей, указав, что в 1994 г. она приватизировала квартиру, в которой сантехоборудование пришло в негодность. Истица просила заменить унитаз и смывной бачок, два смесителя, внутриквартирные трубы и взыскать компенсацию морального вреда 2 000 руб.

Представитель ответчика исковые требования не признал, пояснив, что собственник квартиры несет бремя ее содержания, соответственно, истица должна за свой счет приобретать необходимое оборудование. По договору на коммунальное обслуживание ответчик производит ремонт, а не замену оборудования.

Решением Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского Г. отказано в удовлетворении ее требований.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила указанное решение в связи с нарушением норм процессуального права с направлением дела на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска. В силу ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Право определять основания иска принадлежит только истцу в соответствии со ст. 39 ГПК РФ.

Заявляя требования о замене сантехоборудования и взыскании морального вреда, истица ссылалась на Закон. Суд, разрешая спор по существу, исходил из норм жилищного и гражданского законодательства и не проверил законность заявленных требований применительно к избранным истицей основаниям иска (дело N 33-7525/2004).

Доказательства и доказывание

Статья 149 ГПК РФ предусматривает, что при подготовке дела к судебному разбирательству истец или его представитель передает ответчику копии доказательств, обосновывающих фактические основания иска, а ответчик или его представитель представляет истцу или его представителю и суду возражения в письменной форме относительно исковых требований, передает истцу или его представителю и судье доказательства, обосновывающие возражения относительно иска.

Обусловлено это тем, что в соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Данная норма устанавливает общее правило распределения бремени доказывания, которое применяется, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Поскольку иное может быть предусмотрено федеральным законом, в силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В частности, по делам о защите прав потребителей истец должен представить доказательства в подтверждение следующих обстоятельств: факта нарушения его прав как потребителя; обстоятельства, указывающие на характер правовой связи между ним и ответчиком; факт нарушения его прав как потребителя указанным им лицом. Факт нарушения продавцом (изготовителем, исполнителем) как субъектом предпринимательской деятельности обязательств означает, что у потребителя появляется право требовать возмещения причиненных этим убытков и применения к должнику мер ответственности в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей.

По делам о защите прав потребителей в полной мере применимы положения ст. 55 ГПК РФ, в силу которой сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, могут быть получены из любых средств доказывания: из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

С учетом этого, в первую очередь суду должны быть представлены и исследованы документы, устанавливающие характер взаимоотношений сторон, их права и обязанности (договор, квитанция, квитанция- обязательство, квитанция-заказ, транспортная накладная, расчет убытков, которые, по мнению истца, должны быть возмещены ответчиком, и другие документы).

При этом необходимо учитывать, следующее:

- при предъявлении требований, вытекающих из продажи товара ненадлежащего качества, отсутствие у потребителя кассового или товарного чека либо иного документа, удостоверяющих факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований (п. 5 ст. 18 Закона);

- при предъявлении требования об обмене товара надлежащего качества отсутствие у потребителя товарного чека или кассового чека либо иного подтверждающего оплату товара документа не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 25 Закона);

- при дистанционном способе продажи товара отсутствие у потребителя документа, подтверждающего факт и условия покупки товара, не лишает его возможности ссылаться на другие доказательства приобретения товара у данного продавца (п. 4 ст. 26-1 Закона).

Дела о защите прав потребителей имеют особенности и по распределению обязанности по доказыванию между потребителем и изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером).

Так, обязанность по доказыванию обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на ответчике в следующих случаях:

- изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (п. 4 ст. 13 Закона);

- изготовитель (исполнитель, продавец) освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги) (п. 5 ст. 14 Закона);

- в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы (п. 6 ст. 18 Закона);

- требования потребителя, установленные п.1 ст. 28 Закона, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя (п. 6 ст. 28 Закона);

- в отношении работы (услуги), на которую установлен гарантийный срок, исполнитель отвечает за ее недостатки, если не докажет, что они возникли после принятия работы (услуги) потребителем вследствие нарушения им правил использования результата работы (услуги), действий третьих лиц или непреодолимой силы (п. 4 ст. 29 Закона).

Изучение дел показало, что суды не всегда учитывают изложенное и необоснованно возлагают обязанность доказывания ненадлежащего исполнения обязательств на потребителя.

Так, Р. обратился в суд с иском к С., К., ЕМУП "Чкаловский" о возмещении материального ущерба. В обоснование иска пояснил, что в течение мая 2001г., марта 2002г. его квартира неоднократно заливалась водой. Виновными в затоплении являются С., К., проживающие в квартире, расположенной над квартирой Р., а также ЕМУП "Чкаловский", не осуществляющее ремонт вентиляционной системы в нарушение договора "О предоставлении коммунальных услуг". Иск предъявлен на основании Закона.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 Чкаловского района г. Екатеринбурга от 19.07.2002 г. в иске было отказано.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Свердловского областного суда отменил решение мирового судьи по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья сослался в решении на отсутствие достаточных доказательств, представленных истцом в обоснование иска, отказ истца от проведения по делу строительной экспертизы и от допроса дополнительных свидетелей из числа соседей, проживающих над квартирой К., и лиц, составлявших акты по поводу затопления квартиры.

Выводы суда противоречат нормам гражданско-процессуального законодательства и Закону.

В соответствии со ст.50 ГПК РСФСР, действовавшей на момент рассмотрения дела (ст.56 ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд в силу ст.197 ГПК РСФСР (198 ГПК РФ) в решении обязан указать доводы, по которым он отвергает представленные сторонами доказательства.

Как видно из материалов дела, предъявляя исковые требования, Р. представил суду акты от 15.05.2001 г., от 26.07.2001 г., от 13.03.2002 г. о причинах затопления его квартиры. Ответчики, возражая против иска, никаких доказательств не представили. Более того, ответчик К. признал факт затопления квартиры истца в 2002 г. по своей вине.

Однако суд в нарушение вышеназванных требований закона не дал правовой оценки ни доказательствам истца, ни частичному признанию иска ответчиком К.

Кроме того, возлагая на истца обязанность по предоставлению доказательств по требованиям к ЕМУП "Чкаловский", суд не учел, что иск к данному ответчику предъявлен на основании Закона, в соответствии с которым обязанность доказать надлежащее исполнение условий договора возлагается на исполнителя. При таких обстоятельствах президиум отменил решение мирового судьи, дело направил на новое рассмотрение (дело N 44-г-148/2003).

В то же время судам следует иметь в виду, что из правил распределения обязанности по доказыванию предусматриваются исключения - случаи продажи товара (выполнения услуги) ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар (работу, услугу) гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков.

В зависимости от этого, в ряде случаев, обязанность доказывания возлагается на потребителя (истца) в следующих случаях:

- продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, на который не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 6 ст. 18 Закона);

- в случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки товара обнаружены потребителем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет, потребитель вправе предъявить продавцу (изготовителю) требования, предусмотренные ст. 18 Закона, если докажет, что недостатки товара возникли до его передачи потребителю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 5 ст. 19 Закона);

- в случае выявления существенных недостатков товара потребитель вправе предъявить изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) требование о безвозмездном устранении таких недостатков, если докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 6 ст. 19 Закона);

- исполнитель отвечает за недостатки работы (услуги), на которую не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до ее принятия им или по причинам, возникшим до этого момента (п. 4 ст. 29 Закона);

- в случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет (пяти лет на недвижимое имущество) и недостатки работы (услуги) обнаружены потребителем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет (пяти лет на недвижимое имущество), потребитель вправе предъявить требования, предусмотренные п. 1 ст. 29 Закона, если докажет, что такие недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента (п. 5 ст. 29 Закона);

- в случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента (п. 6 ст. 29 Закона).

Однако суды не всегда учитывают изложенные правила распределения обязанности по доказыванию.

Например, Б. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Н. о расторжении договора купли-продажи компьютера "Селерон 1000", указав, что ответчиком был продан компьютер ненадлежащего качества без сообщения необходимой информации о товаре, которая заключалась в том, что блок питания ранее находился в ремонте. По истечении гарантийного срока без воздействия каких-либо внешних факторов сгорел системный блок, при вскрытии системного блока в фирме "Миллениум" обнаружили, что он не был опломбирован, а у блока питания повреждена пломба, имелись следы ремонта и надпись "О.К.Ситников", а такой работник имелся на предприятии, где ответчик закупает детали.

Решением Тавдинского городского суда иск Б. был удовлетворен частично. Судебная коллегия отменила указанное решение с направлением дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Разрешая данный спор, суд, руководствуясь ст. ст. 4, 7, 18 Закона, посчитал установленным, что ответчик не доказал, что недостатки в товаре возникли вследствие нарушения потребителем правил использования, действий третьих лиц или непреодолимой силы, а также ответчик не предоставил истцу надлежащей информации на русском языке.

Вместе с тем, с учетом положений ст. 9 Федерального закона от 26.01.1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", предусматривающей, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также с учетом требований ст.ст. 5, 18, 19, 29 Закона и ст.ст. 476, 477 ГК РФ, имея в виду, что по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательства лежит на продавце. Исключение составляют случаи продажи товара ненадлежащего качества, когда распределение бремени доказывания зависит от того, был ли установлен на товар гарантийный срок, а также от времени обнаружения недостатков. Бремя доказывания ложится на продавца, если недостатки товара были обнаружены в пределах гарантийного срока, и на покупателя, если они были обнаружены после истечения гарантийного срока. Данные обстоятельства имеют значение для дела, а суд неверно распределил бремя доказывания. Принимая решение по делу, суд исходил из того, что истцу был продан товар ненадлежащего качества, а ответчик не доказал обратное, в то время как обе стороны указывали на истечение гарантийного срока (дело N 33-8297/2004).

В соответствии со ст. 15 Закона моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

Отсюда следует, что обязанность доказывания претерпевания нравственных и физических страданий, их степени, причинной связи страданий с нарушением прав потребителя, вины причинителя вреда возлагается на потребителя, т.е. по общему правилу ст. 56 ГПК РФ.

По делам по искам о защите прав потребителей, как показала практика, возникает необходимость разъяснения возникающих в ходе рассмотрения дел данной категории вопросов, требующих специальных познаний.

По ряду дел заключение специалистов представлялось сторонами совместно с исковым заявлением либо в процессе рассмотрения дела.

Например, Б. приобрела у индивидуального предпринимателя Т. меховое пальто стоимостью 105 300 руб. Вечером в течение двух часов она носила это пальто, оно не подошло ей по размеру, кроме того, она обнаружила дефект: расстегиваются застежки. Через два дня она вернула товар продавцу, который направил товар на экспертизу. Эксперт Л. установила, что предъявленное пальто имеет следы эксплуатации, а нарушения технологических операций изготовления изделия не выявила.

Б. обратилась в суд с требованием о расторжении договора купли- продажи. Однако в удовлетворении иска ей было правомерно отказано, поскольку в соответствии со ст. 25 Закона потребитель вправе обменять непродовольственный товар надлежащего качества на аналогичный товар у продавца, у которого приобрел этот товар, если указанный товар не подошел по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации в течение 14 дней, не считая дня его покупки, и при условии, что товар не был в употреблении, сохранены его товарный вид, потребительские свойства, пломбы, фабричные ярлыки, а также товарный чек или кассовый чек, выданные потребителю вместе с проданным указанным товаром, а при отсутствии аналогичного товара в продаже - потребовать расторжения договора и возврата уплаченной за товар денежной суммы. Однако из заключения эксперта Л. и ее показаний в судебном заседании следует, что истец Б. носила пальто. Доводы о ненадлежащем качестве застежек пальто также не нашли своего подтверждения (дело N 2-495/2004).

Судья вправе с учетом мнения лиц, участвующих в деле, назначить экспертизу не только во время судебного разбирательства, но и при подготовке дела к судебному разбирательству во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения явствует из обстоятельств дела и представленных доказательств (ст.150 ГПК РФ). При назначении экспертизы должны учитываться требования ст.ст. 79-87 ГПК РФ.

При возникновении спора о причинах возникновения недостатков товара продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны провести экспертизу товара за свой счет. Потребитель вправе оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке. Если в результате экспертизы товара установлено, что его недостатки возникли вследствие обстоятельств, за которые не отвечает продавец (изготовитель), потребитель обязан возместить продавцу (изготовителю), уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру расходы на проведение экспертизы, а также связанные с ее проведением расходы на хранение и транспортировку товара (п. 5 ст. 18 Закона).

Согласно Закону экспертиза проводится для получения заключения эксперта по одному вопросу: о причинах возникновения недостатков, когда наличие недостатка и его характер не вызывают спора. Продавец не вправе отклонить требования потребителя по реабилитирующим продавца основаниям, указанным в ч. 2 п. 6 ст. 18 Закона, без проведения экспертизы.

Интересы продавца в этом случае также охраняются Законом: если экспертиза установит, что причиной возникновения недостатков является одно из упомянутых реабилитирующих обстоятельств, расходы на проведение экспертизы, хранение и транспортировку товара должны быть возмещены потребителем продавцу.

Установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, восполнить которые стороны не могут, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их просьбе истребует от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства.

Имея в виду, что показания свидетелей, а также письменные и вещественные доказательства, представляемые сторонами, должны иметь значение для дела, судье следует во всех случаях предлагать сторонам указать, какие именно обстоятельства могут быть подтверждены этими доказательствами и свидетельскими показаниями.

Судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить экспертизу при подготовке дела к судебному разбирательству (медицинскую, психиатрическую, химическую, бухгалтерскую, товароведческую и т.д.) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения явствует из обстоятельств дела и представленных доказательств. Лицам, участвующим в деле, следует разъяснить их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение.

Особенности судебного разбирательства

Мировое соглашение по делам о защите прав потребителя

Гражданским процессуальным законодательством предусматривается исчерпывающий перечень оснований для прекращения производства по делу (ст.220 ГПК РФ). Изучение же дел о защите прав потребителей показало, что имеет место прекращение производства по делу по основаниям, не предусмотренным ГПК РФ.

Так, наниматели жилья обратились в суд с иском к АТП "Свердловскгражданстрой" о возложении обязанности произвести ремонт фасада здания и о передаче дома в муниципальную собственность, однако в судебном заседании было установлено, что ответчик решением Арбитражного суда Свердловской области признан несостоятельным (банкротом). Суд прекратил производство по данному делу, указав, что в соответствии со ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в п. 1 ст. 134 данного закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства (дело N 2-1094/2004).

Однако суд не учел, что основанием для прекращения производства по делу является ликвидация организации (стороны по делу), если она завершена. В силу п. 1 ст. 65 ГК РФ признание юридического лица банкротом судом влечет его ликвидацию. Порядок ликвидации установлен Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Следовательно, у суда не имелось оснований для прекращения производства по делу. В силу п. 3 ст. 149 данного закона определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника. С даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего, в силу ст. 129 закона он (конкурсный управляющий) осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника - унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены законом.

Изучение дел также показало, что по искам о защите прав потребителей дела часто оканчиваются заключением сторонами мирового соглашения.

Так, из 91 изученного дела, рассмотренного Октябрьским районным судом г. Екатеринбурга и мировыми судьями Октябрьского района г. Екатеринбурга, 22 прекращены в связи с заключением сторонами мирового соглашения и утверждения его условий судом.

Представляется, что немаловажную роль в этом играют суды, поскольку в силу ст. 148 ГПК РФ примирение сторон является одной из задач суда при подготовке дела к судебному разбирательству.

В соответствии с ч. 1 ст. 39 ГПК РФ стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ).

Условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются сторонами. В случае, если мировое соглашение сторон выражено в адресованном суду заявлении в письменной форме, это заявление приобщается к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания. При этом суд разъясняет сторонам последствия заключения мирового соглашения. При утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу (абзац 5 ст. 220 ГПК РФ). В определении суда должны быть указаны условия утверждаемого судом мирового соглашения сторон (ст. 173 ГПК РФ). В определении суда о прекращении производства по делу указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (ст. 221 ГПК РФ).

Несмотря на то, что все эти положения прямо урегулированы законом, изучение дел показало, что судами допускаются ошибки при утверждении мирового соглашения.

Так, судом утверждено мировое соглашение между Б. и ЕМУП "ЖЭК- 14", по которому ответчик обязуется уплатить истцу сумму 30 тыс. рублей не позднее 01.11.2004 г. Однако ни в тексте мирового соглашения, ни в протоколе судебного заседания нет подписи истца, подтверждающей его согласие с данными условиями (дело N 2-1354/2004).

М. обратился в суд с требованием о понуждении ООО "Уралстрой- 1" исполнить принятые по договору обязательства, передать квартиру, взыскать неустойку за просрочку исполнения обязательства. После предварительного судебного заседания ответчик передал спорную квартиру М. и выплатил неустойку в сумме 500 000 руб. Стороны подтверждают этот факт в мировом соглашении. Суд утвердил его независимо от того, что требования истца были удовлетворены и спора по данному вопросу нет. Однако в резолютивной части определения суд обязал ответчика передать квартиру М. и взыскал неустойку 500 000 руб. С другой стороны, в мировом соглашении имелось условие о выплате истцу стоимости плиты в размере 3 250 руб., однако данное условие мирового соглашения не утверждено судом в резолютивной части определения суда (дело N 2-296/2004).

Кроме того, не во всех определениях судов содержатся мотивы, по которым суд пришел к выводу, что условия мирового соглашения, заключенного сторонами, не противоречат закону и не нарушают права и законные интересы других лиц. Так же в ряде определений не соблюдены требования ст. 221 ГПК РФ относительно указания последствий прекращения производства по делу.

Аналогичная ситуация наблюдается и в случае отказа от иска. В соответствии со ст. 39 ГПК РФ истец вправе отказаться от иска. Суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Заявление истца об отказе от иска заносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом. В случае, если отказ от иска выражен в адресованном суду заявлении в письменной форме, это заявление приобщается к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания. Суд разъясняет истцу последствия отказа от иска. При отказе истца от иска и принятии его судом суд выносит определение, которым одновременно прекращается производство по делу (ст. 173 ГПК РФ).

Однако суды не всегда соблюдают указанные требования.

Так, по делу по иску К. к ООО "Концепт Кар" о защите прав потребителя и встречному иску ООО "Концепт Кар" к К. о понуждении забрать автомобиль и возмещении убытков представитель истца по доверенности адвокат Ц. просил суд прекратить дело, отказался от иска. Представитель ООО "Концепт Кар" просил прекратить производство по делу по встречному иску к К. Суд указал, что отказ от иска не противоречит требованиям закона, не нарушает интересов сторон, третьих лиц, прекратил производство по делу, но в противоречие со ст. 220 ГПК не указал о принятии отказа истцов от иска (дело N 2- 494/2004).

Особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий дел по защите прав потребителей

1. Особенности рассмотрения отдельных дел по искам о защите прав потребителей при продаже товаров, качество товара, существенный недостаток товара, безопасность товара, информация о товарах.

Наиболее распространенное нарушение прав потребителей на практике - это нарушение права на качественный товар (работу, услугу). Качество товара определено ст. 469 ГК РФ и ст. 4 Закона.

В соответствии со ст. 18 Закона потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору потребовать от продавца либо уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя:

- безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление, произведенное потребителем или третьим лицом. Указанное требование может быть также предъявлено к изготовителю товара. При этом на основании п. 6 ст. 19, а также п. 6 ст. 29 Закона и ст. 737 ГК РФ, если недостатки товара (работы, услуги) носят существенный характер, требование о безвозмездном их устранении к изготовителю (уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру, исполнителю) может быть заявлено только в том случае, если потребитель докажет, что недостатки возникли до передачи товаров потребителю (до принятия результатов работы, услуги) или по причинам, возникшим до этого момента. Если свойства товара не позволяют устранить недостаток (продовольственные товары, товары бытовой химии и т.п.) указанное требование предъявлено быть не может;

- соразмерного уменьшения покупной цены. Требование о соразмерном уменьшении покупной цены предъявляется, если товар, несмотря на недостатки, пригоден к использованию, но в цене, объявленной продавцом при заключении договора, не было учтено снижение качества товара;

- замены на товар аналогичной марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены. Указанное требование может быть предъявлено также к изготовителю товара.

Из общего правила о замене товара ненадлежащего качества ГК РФ и Закон предусматривают два исключения. Это касается технически сложных товаров и дорогостоящих товаров. Они заменяются только в случае существенного нарушения требований, предъявляемых к качеству.

Перечень технически сложных товаров, подлежащих замене при наличии существенных недостатков, определен Правительством Российской Федерации. В перечень включены автотранспортные средства и номерные агрегаты к ним, мотоциклы, мотороллеры, снегоходы, катера, яхты, лодочные моторы, холодильники и морозильники, автоматические стиральные машины, персональные компьютеры с периферийными устройствами, сельскохозяйственные тракторы, мультиблоки и мультикультиваторы. Этот перечень является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит. Вопрос о том, является ли товар дорогостоящим, решается судом с учетом обстоятельств каждого конкретного дела (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации). Второе исключение относится к товарам, которые по своему характеру или существу обязательства не подлежат замене (п. 3 ст. 475 ГК РФ).

А. приобрел в ООО "ИЛЭНД" монитор "Hansol 710D", который в период гарантийного срока сломался. А. обратился в суд с требованиями о расторжении договора купли-продажи, взыскании стоимости товара и неустойки. Решением мирового судьи судебного участка N 2 Октябрьского района г. Екатеринбурга в удовлетворении иска было отказано, а апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга указанное решение было отставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении иска, судебные инстанции со ссылкой на ст. 18 Закона указали, что расторжение договора купли-продажи дорогостоящего товара, каким является монитор, допустимо только при обнаружении существенных недостатков товара, чего установлено не было.

Однако выводы судебных инстанций основаны на ошибочном толковании норм материального права. В соответствии с п. 1 ст. 503 ГК и ст. 18 Закона к требованиям потребителей, подлежащим удовлетворению в случае обнаружения существенного нарушения требований к качеству товара, не относится требование о расторжении договора купли-продажи. Оно относится только к требованиям о замене технически сложного или дорогостоящего товара. Поэтому президиум Свердловского областного суда отменил судебные акты обеих инстанций (дело N 44-253/2004).

При обнаружении недостатков товара требование о замене некачественного товара потребитель должен предъявить продавцу (изготовителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру) на основании договора с ним. У названных субъектов возникает обязанность заменить некачественный товар.

По общему правилу замена товара в соответствии со ст. 21 Закона производится в течение 7 дней со дня предъявления требования потребителем.

Однако Закон устанавливает несколько исключений из этого правила:

- когда для установления причин выхода товара из строя требуется дополнительная проверка, он должен быть заменен в течение 20 дней с момента предъявления требования;

- когда у продавца отсутствует товар, необходимый для замены, она производится в месячный срок со дня предъявления требования;

- когда покупатель или продавец находится в районах Крайнего Севера и других районах долгосрочного завоза товаров и у продавца отсутствует товар, необходимый для замены, она производится в срок очередной доставки соответствующего товара в эти районы.

Если для замены товара требуется более 7 дней, по требованию потребителя продавец (изготовитель либо уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель) в течение 3 дней со дня предъявления требования о замене товара обязан безвозмездно предоставить покупателю во временное пользование на период замены аналогичный товар длительного пользования, обеспечив его доставку за свой счет. Перечень товаров длительного пользования, на которые указанное требование не распространяется, утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. N 55. К ним относятся автомототранспортные средства, прицепы и номерные агрегаты к ним (кроме приобретенных инвалидами с разрешения органов социальной защиты населения), прогулочные суда и плавсредства, мебель, электробытовые приборы, используемые как предметы туалета и в медицинских целях (электробритвы, электрофены, электрощипцы для завивки волос, электрорефлекторы, электрогрелки, электробинты, электропледы, электроодеяла), электробытовые приборы, используемые для термической обработки продуктов и приготовления пищи. Этот перечень является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.

В соответствии со ст. 23 Закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара. Цена товара определяется, исходя из его цены, существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование добровольно удовлетворено не было.

В случае невыполнения требований потребителя в сроки, предусмотренные статьями 20 - 22 Закона, потребитель вправе по своему выбору предъявить иные требования, установленные ст.18 Закона.

П. обратился в суд с иском к ООО "Дельта - Центр" о взыскании неустойки, а также компенсации морального вреда за несвоевременное устранение недостатков по договору купли-продажи, указав, что 11.04.2002 г. заключил договор купли-продажи автомашины марки "Мерседес-Бенц" модели Е 240, 2002 года выпуска. После непродолжительной эксплуатации в автомобиле проявились недостатки производственного характера, первое обращение истца к продавцу имело место 01.07.2002 г., причем, как пояснил истец, часть неисправностей была устранена ответчиком со значительным нарушением сроков ремонта. Так, недостатки, о которых истец заявил 01.07.2002 г. (диагностика ходовой части, замена обшивки салона), были устранены продавцом 02.09.2002 г., т.е. просрочка составила 63 дня. 19.05.2003 г. истец обратился к продавцу в связи со следующими неисправностями транспортного средства: проверка работоспособности телефона, диагностика ходовой части (стук сзади), замена рулевой рейки. Неисправности ходовой части (стук сзади, замена заднего правого амортизатора) были устранены, а установка антенны телефона была произведена продавцом 19.06.2003 г. спустя месяц с момента обращения, то есть просрочка в устранении данных недостатков автомобиля продавцом составила 31 день. Неисправность в виде замены рулевой рейки была устранена продавцом 05.08.2003 г., и просрочка в устранении данного недостатка автомобиля составила 78 дней. Какой- либо договоренности с продавцом относительно сроков устранения недостатков у истца не существовало. Всего в связи с различными неисправностями автомашины он обращался к ответчику более 15 раз, и за время эксплуатации в приобретенной автомашине постоянно обнаруживались те или иные недостатки, не позволяющие считать автомашину технически исправной, и за все время, когда истец пользовался приобретенным у продавца автомобилем, автомобиль был неисправен 223 дня, в связи с чем, истец заявил требование о взыскании неустойки за несвоевременное устранение недостатков.

Истец ограничил требования о взыскании с продавца неустойки за несвоевременное устранение только тех недостатков, которые были связаны с безопасностью движения и могли привести к возникновению дорожно-транспортного происшествия, а именно: отказ указателя скорости автомобиля (по вопросу устранения данной неисправности истец обратился к продавцу 29.10.2002 г., и данная неисправность была устранена продавцом 11.11.2002 г., таким образом, просрочка в устранении данного недостатка автомобиля составила 13 дней) и замена рулевой рейки автомобиля (по вопросу устранения данной неисправности автомобиля истец обратился к ответчику 19.05.2003 г., и данная неисправность была устранена 05.08.2003 г., соответственно, просрочка в устранении данного недостатка составила 78 дней).

Таким образом, по мнению истца, количество дней просрочки в устранении неисправностей (недостатков) транспортного средства составило (13 + 78) 91 день. В связи с указанными обстоятельствами истец просил взыскать с ответчика неустойку за несвоевременное устранение недостатков (неисправностей) автомобиля, связанных с безопасностью движения в сумме (1 865 217 руб. (стоимость автомашины) : 100% х 91 день) 1 697 347 руб.

Кроме того, в результате незаконных действий ответчика истцу был причинен моральный вред, выразившийся в том, что им было потрачено значительное количество времени и энергии в связи с поездками в автосервис, устранением неисправностей автомашины и решением вопросов, связанных с отсутствием автомашины на время ремонта. Имея автомашину такого высокого класса, долгое время истец был лишен возможности ее эксплуатировать, постоянно ожидая очередной неисправности. Вследствие указанных обстоятельств у него значительно ухудшилось состояние здоровья. С 13.04.2004 г. он проходил курс лечения на дневном стационаре МК Психиатрическая больница N 29 г. Екатеринбурга с диагнозом "пролонгированная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации". Причиненный моральный вред истец оценил в 100 000 руб., просил взыскать указанную сумму с ответчика.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал. В обоснование возражений по иску пояснил, что не оспаривает факт наличия в автомобиле, приобретенном П., многочисленных недостатков, и согласен, что такой недостаток, как отказ указателя скорости автомобиля, является существенным, однако основания для удовлетворения требований о взыскании неустойки отсутствуют, поскольку, во-первых, указатель скорости имел альтернативный вариант (цифровой), который работал, что исключает угрозу безопасности, а, во-вторых, между истцом и ответчиком было достигнуто соглашение относительно сроков устранения недостатков. Требования о компенсации морального вреда так же необоснованы.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.09.2004 г. постановлено: взыскать с ООО "Дельта - Центр" в пользу П. неустойку за несвоевременное устранение недостатков проданного товара в сумме 300 000 руб., в возмещение морального вреда 10 000 руб.

Удовлетворяя требования истца о взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара и определяя количество дней допущенной просрочки, суд исходил из положений ст.ст. 20 - 23 Закона, устанавливающих обязанность изготовителя (продавца) устранить недостатки незамедлительно, если иной срок устранения недостатков не определен соглашением сторон. При этом суд не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", согласно которым при рассмотрении требований потребителей о взыскании неустойки (пени), предусмотренной Законом, необходимо иметь в виду, что если срок устранения недостатков не был определен письменным соглашением сторон, то в соответствии с п. 1 ст. 20 Закона недостатки должны быть устранены незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для устранения данных недостатков товара с учетом обычно применяемого способа их устранения.

Минимальный срок, объективно необходимый для устранения недостатков автомашины истца, для устранения которых истец обращался к ответчику, судом не установлен. Обстоятельства, необходимые для его установления, в судебном заседании не исследовались.

В материалах дела имеются фрагменты переписки между ООО "Дельта- Центр" и ЗАО "Даймлер Крайслер Автомобили РУС" относительно порядка и сроков поставки необходимых деталей, а также товарная накладная, подтверждающая факт осуществления поставки указанных деталей.

Суд не дал оценку доводам представителя ответчика об отсутствии на момент обращения истца необходимых деталей, подлежащих замене, в силу их редкого использования и своевременности действий ответчика по доставке этих деталей в г. Екатеринбург.

Между тем без учета указанных обстоятельств и надлежащей оценки соответствующих доказательств разрешить вопрос о законности и обоснованности требований о взыскании неустойки не представляется возможным. Поэтому решение суда в части взыскания неустойки за нарушение сроков устранения недостатков отменено и направлено на новое рассмотрение. Требования о компенсации морального вреда являются производными от исковых требований о взыскании неустойки.

Кроме того, решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 10.12.2003 г. с ООО "Дельта-Центр" в пользу П. уже была взыскана компенсация морального вреда в размере 60 000 руб., причиненного ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества, где принимались во внимание неоднократные обращения истца к ответчику и физические страдания, которые при этом он испытывал. Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 30.03.2003 г. решение в этой части оставлено без изменения. Указанные обстоятельства не учтены судом при постановлении решения. В решении не указано, имело ли место нарушение прав потребителя после рассмотрения первого иска. Если, взыскивая неустойку, суд принимал во внимание нарушение права потребителя на своевременное устранение недостатков, то решение в части нарушения этих прав по вышеприведённым причинам является незаконным. Кроме этого, суду надлежало установить, не охватывается ли данное право потребителя понятием некачественной вещи, за что уже взыскана компенсация морального вреда (дело N 33-8888/2004).

Потребитель вместо предъявления этих требований вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками.

Так, судом был удовлетворен иск Щ. к индивидуальному предпринимателю З. о взыскании соразмерного уменьшения покупной цены, взыскании неустойки. Истец указал, что приобретенная им мозаичная плитка была некачественной, отличалась по цвету, это было обнаружено им уже при укладке плитки. Тем не менее истец не отказался от дальнейшей укладки плитки, продолжил работу, предъявив впоследствии требование о соразмерном уменьшении покупной цены. Ответчик неоднократно просил истца возвратить ему некачественную плитку, но истец не удовлетворил данные требования продавца, поэтому плитка осматривалась ответчиком на месте укладки. Ответчик указал, что в соответствии с инструкцией по укладке мозаики укладка должна была производиться в несколько этапов, а при обнаружении недостатков плитки укладка должна была быть приостановлена.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение в части взыскания неустойки в сумме 20 000 руб. и указала, что поскольку истец не выполнил требование закона о возврате ответчику некачественного товара, и намерений возвратить товар истец не имел, то и оснований для возникновения права на неустойку у него не возникло, в иске в данной части ему было отказано (дело N 33- 6067/2004).

Потребитель вправе также потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товаров ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные Законом для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

По поводу ответственности за недостатки товаров, на которые не установлен гарантийный срок, действует презумпция ответственности покупателя (потребителя). В соответствии с п. 6 ст. 18 и п. 4 ст. 29 Закона продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер, исполнитель отвечает за недостатки товара (работы, услуги), на который не установлен гарантийный срок, только если потребитель докажет, что они возникли до передачи товара (до принятия работы, услуги) потребителю по причинам, возникшим до этого момента.

Требования, связанные с недостатками товара, к изготовителю (продавцу) могут быть заявлены потребителем при условии обнаружения недостатков в пределах гарантийного срока или срока годности, если такие сроки установлены (п.п. 3, 4 ст. 477 ГК РФ, п.1 ст.19 Закона).

В отношении товаров, на которые гарантийные сроки или сроки годности не установлены, потребитель вправе предъявить соответствующие требования, если недостатки товаров обнаружены в разумный срок, но в пределах двух лет со дня передачи их потребителю, если более длительные сроки не установлены законом или договором.

З. заключил договор купли-продажи насоса с ООО "Водяной", оплатив в кассу стоимость товара в размере 5 292 руб. До истечения гарантийного срока, установленного продавцом, насос перестал запускаться. На претензию З. получил отказ, и он обратился в суд с иском о расторжении договора купли-продажи насоса, взыскании стоимости товара, неустойки в размере в размере 1 % от цены товара в сумме 20 540 руб. Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга З. было отказано в удовлетворении иска. Суд исходил из того, что, возможно, насос был разобран истцом, и им самостоятельно подвергнут ремонту. В связи с этим суд пришел к выводу, что истцом не доказан факт продажи товара ненадлежащего качества.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила указанное решение суда с вынесением нового по следующим основаниям. Согласно ст. 4 Закона продавец обязан передать потребителю товар, качество которого соответствует условиям договора, обязательным требованиям стандартов, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. В соответствии со ст. ст. 15, 18, 20, 23 Закона в случае продажи товара ненадлежащего качества потребитель вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков либо расторжения договора купли-продажи (в настоящее время отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы), продавец обязан принять товар, устранить недостатки незамедлительно, в противном случае продавец уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 1 % цены товара, в случае необходимости продавец обязан провести проверку качества товара, в ходе которой вправе участвовать потребитель, при наличии спора о причинах возникновения недостатков продавец обязан провести экспертизу товара за свой счет, в случае нарушения права потребитель вправе требовать возмещения морального вреда, при возврате потребителем крупногабаритного товара или товара весом более 5 кг, расходы по доставке возмещаются продавцом.

В силу п. 6 ст. 18 Закона в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Таким образом, обязанность проведения экспертизы для установления причин некачественности товара законом возложена на ответчика. Из материалов дела видно, что директором магазина было отказано в принятии насоса в связи с неясностью для него причин выхода из строя товара.

Ответчиком не доказано в порядке ст. 56 ГПК РФ наличие оснований для освобождения его от ответственности за продажу некачественного товара. Судебная коллегия по гражданским делам постановила новое решение, расторгнув договор купли-продажи насоса, взыскав с ответчика стоимость товара, а также неустойку с применением ст. 333 ГК РФ в размере 5 000 руб. (дело N 33-6475/2004).

При выявлении существенных недостатков потребитель вправе предъявить требование о безвозмездном устранении недостатков непосредственно к изготовителю, если недостатки обнаружены по истечении двух лет со дня передачи товара, но в пределах установленного срока службы, или в течение 10 лет со дня передачи товара, если срок службы не установлен.

В силу п. 5 ст.18 Закона при возникновении спора о причинах возникновения недостатков товара продавец (изготовитель) или организация, выполняющая функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, обязаны произвести экспертизу товара за свой счет. Потребитель вправе оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке.

Правило, предусмотренное п. 1 ст. 476 ГК РФ, соответствует общим положениям ГК РФ о моменте перехода права собственности и риска случайной гибели или случайного повреждения товара. Поскольку недостатки товара выявлены после перехода к покупателю права собственности и риска случайной гибели или случайного повреждения товара, на нем лежит бремя доказывания того, что они возникли до передачи ему товара или по причинам, возникшим до этого момента.

По гражданскому делу по иску Б. к индивидуальному предпринимателю Т. истец указывала, что дефекты шубы возникли до ее передачи потребителю, проведенной экспертизой за счет продавца было установлено, что дефектов товара, возникших до передачи шубы потребителю не установлено, шуба имела дефекты носки, что исключало возможность ее возврата. В иске Б. было отказано.

Принципиально иной подход применяется к товарам, по которым договор предусматривает гарантию качества (п. 2 ст. 476 ГК РФ). При обнаружении недостатков товара в пределах срока гарантии продавец несет бремя доказывания того, что эти недостатки возникли после передачи товара покупателю или по причинам, за которые продавец не отвечает (нарушение покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо возникшим вследствие действий третьих лиц, например, перевозчика, либо непреодолимой силы).

В случае, если предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки товара обнаружены покупателем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет со дня передачи товара покупателю, продавец несет ответственность, если покупатель докажет, что недостатки товара возникли до передачи товара покупателю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 5 ст. 19 Закона, п. 5 ст. 477 ГК РФ).

Например, решением мирового судьи судебного участка N 6 Октябрьского района иск И. к индивидуальному предпринимателю С. оставлен без удовлетворения. Мировой судья установил, что стороны заключили договор купли-продажи пылесоса, истец в течение гарантийного срока обнаружил недостатки товара, заключавшиеся в том, что пылесос издавал свистящий звук и сам выключался. После обращения истца в сервисный центр "Сентри" специалистами данного центра было установлено, что пылесос технически исправен, выключается вследствие того, что его фильтры забиты пылью, было произведено техническое обслуживание пылесоса без замены деталей, а именно чистка фильтров.

Ст. 18 Закона устанавливает, что потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе потребовать, в том числе, и расторжения договора купли-продажи (в настоящее время отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы). Мировой судья, установив, что истцом был куплен товар надлежащего качества (пылесос в момент его сдачи в сервисный центр был технически исправен и нуждался только в очистке фильтров), правильно применил ст. 18 Закона и сделал вывод об отсутствии нарушения прав истца со стороны ответчика и о необоснованности заявленного искового требования о расторжении договора купли-продажи из-за ненадлежащего качества товара.

Также истец указал, что в магазине ответчика, где он купил товар, и в сервисном центре отсутствует информация о том, какие действия ему необходимо совершать и какие у него имеются права. Вследствие этого были нарушены его права на предоставление надлежащей информации, что является дополнительным основанием для возложения на продавца ответственности, предусмотренной Законом, а именно для расторжения договора купли-продажи (до настоящего времени). Согласно ст. 8 Закона потребитель имеет право требовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Необходимость предоставления информации о предоставляемых товарах (работах и услугах) - как следует из положений ст. 10 Закона - не включает в себя обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) предоставлять потребителю информацию обо всем комплексе прав, принадлежащих гражданину на основе норм гражданского законодательства. Апелляционная инстанция пришла к выводу, что, отказывая в иске, мировой судья правильно установил все обстоятельства, имеющие значения для дела, применил закон, подлежащий применению.

Право потребителя на информацию об обязанных перед потребителем лицах и об объектах правоотношений (товаре, работе, услуге) закреплено ст.ст. 9-10 Закона.

Под недостоверной информацией следует понимать несоответствие предоставленной информации фактическим данным, показателям и т.п. Под недостаточно полной информацией следует понимать отсутствие какого-либо вида информации из перечня, установленного ст. 9-10 Закона.

Под необходимой информацией о товаре следует понимать не только информацию из перечня, изложенного в ст. 9-10 Закона, но и информацию, которая относится к обычно предъявляемым требованиям самого потребителя.

Понятие "ненадлежащая информация" охватывает как недостоверную информацию, так и неполную (необходимую) информацию.

Например, Е. обратилась в Серовский городской суд с иском к индивидуальному предпринимателю М., указав, что приобрела у ответчика пылесос, в процессе эксплуатации которого выяснилось, что применяемый в нем фильтр нуждается в регулярной, очень частной замене, без которой использование пылесоса по назначению становится невозможным. Истица утверждала, что продавец об этой особенности товара при покупке пылесоса ей не сообщил. Суд отказал Е. в удовлетворении ее требований. Судебная коллегия по гражданским делам отменила указанное решение с направлением дела на новое рассмотрение, указав, что выводы суда являются преждевременными, поскольку, как заявляла Е., она не была предупреждена при покупке о коротком сроке службы промежуточного фильтра и о необходимости частой замены его, а из переданных ей документов это не было очевидным. Она утверждала, что допущенное нарушение ответчиком-продавцом не обеспечило возможность правильного выбора товара и в конечном итоге повлекло приобретение товара, не подходящего ей по своим потребительским свойствам. Однако суд данные доводы не проверил, полагая достаточным установления факта того, что продавцом и изготовителем не был установлен гарантийный срок на фильтр (дело N 33-7368/2004).

2. Особенности рассмотрения дел по искам о защите прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг), качество работ (услуг), существенный недостаток выполненной работы (оказанной услуги), информация о работах (услугах), безопасность работы (услуг), нарушение срока исполнения выполнения работ (оказания услуг)

В ст. 28 Закона предусмотрены меры воздействия на исполнителя, в одностороннем порядке нарушившего сроки выполнения работ. Потребитель вправе при таком нарушении по своему выбору:

- назначить исполнителю новый срок;

- поручить выполнение работы (оказание услуги) третьим лицам или выполнить ее своими силами и потребовать от исполнителя возмещения понесенных расходов;

- потребовать уменьшения цены за выполнение работы (оказание услуги);

- отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) (ранее - расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги)).

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем.

Потребитель также вправе расторгнуть договор о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора (абз. 3 п. 1 ст. 29 Закона).

При этом под существенными недостатками в выполняемой работе (оказании услуги) и иными отступлениями от условий договора, дающими потребителю в соответствии с п. 1 ст. 29 Закона право расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков, следует понимать такие недостатки, которые делают невозможным или недопустимым использование работы (услуги) в соответствии с ее целевым назначением или не могут быть устранены в отношении данного потребителя, либо для их устранения требуются большие затраты труда и времени, либо делают результат работы (услуги) иным, чем предусмотрено договором, или когда после устранения недостатков они появляются вновь, либо вследствие которых потребитель в значительной степени лишается того, на что он был вправе рассчитывать при заключении договора (п.15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

Согласно п. 4 ст. 28 Закона исполнитель вправе требовать возмещения затрат, произведенных в процессе выполнения работы (оказания услуги), а также платы за выполненную работу (оказанную услугу) в тех случаях, когда потребитель принял выполненную работу (оказанную услугу).

В соответствии с п. 2 ст. 33 Закона исполнитель не вправе требовать увеличения твердой сметы, а потребитель - ее уменьшения, в том числе в случае, когда в момент заключения договора исключалась возможность предусмотреть полный объем подлежащих выполнению работ (услуг) или необходимых для этого расходов. Исполнитель имеет право требовать увеличения твердой сметы только при таком существенном возрастании стоимости материалов и оборудования, предоставляемых исполнителем, а также оказываемых ему третьими лицами услуг, которое нельзя было предусмотреть при заключении договора. При отказе потребителя выполнить это требование, исполнитель вправе расторгнуть договор в судебном порядке.

Если возникла необходимость выполнения дополнительных работ (оказания дополнительных услуг) и по этой причине существенного превышения приблизительной сметы, исполнитель обязан своевременно предупредить об этом потребителя. Если потребитель не дал согласие на превышение приблизительной сметы, он вправе отказаться от исполнения договора. В этом случае исполнитель может требовать от потребителя уплаты цены за выполненную работу (оказанную услугу).

Исполнитель, своевременно не предупредивший потребителя о необходимости превышения приблизительной сметы, обязан исполнить договор, сохраняя право на оплату работы (услуги) в пределах приблизительной сметы.

При рассмотрении дел по искам о защите прав потребителей при оказании услуг необходимо выяснять условия договора об оказании услуг и обязательства сторон в соответствии с установленными договором условиями.

Так, истец Ф. просил взыскать с индивидуального предпринимателя К. убытки, вызванные необходимостью выполнения работ, неустойку за невыполнение работ по устройству противотока, подогрева и по установке фурнитуры, компенсацию морального вреда, увеличив в ходе судебного разбирательства компенсацию морального вреда, судебные расходы. Судом было установлено, что стороны заключили договор. В силу п. 1 договора К. принял на себя обязательства поставить оборудование в соответствии со спецификацией и в силу п. 8 договора - установить оборудование. Ранее, в июле 2002 г., истец Ф. обращался в суд с иском о расторжении договора, ссылаясь на то, что поставленная ему ответчиком К. бегущая река Impuls Spot оказалась некачественной.

Стороны пришли к мировому соглашению, прекратили производство по делу. Из определения суда следует, что ответчик К. принял на себя обязательство выплатить Ф. 4019 руб. Из объяснений сторон установлено, что по условиям мирового соглашения ответчик К. принял на себя обязательство устранить недостатки, допущенные при установке оборудования, и заплатил истцу неустойку. При этом ими было подписано дополнительное соглашение, по которому ответчик принял на себя обязательства: произвести работы, необходимые для надлежащего использования бассейна, произвести запуск приобретенного у "продавца" нагревателя воды, установить приобретенный у "продавца" фильтр на поступающую воду, надлежащим образом установить приобретенный у "продавца" скиммер, передать необходимую документацию, был определен срок устранения недостатков в течение трех рабочих дней, начиная с 05.10.2002 г. Между сторонами был заключен договор бытового подряда (параграф 2 главы 37 ГК). В соответствии с договором К. продал Ф. часть оборудования для бассейна и принял на себя обязательство установить оборудование. Обязательств построить бассейн, сдать его "под ключ" ответчик К. на себя не принимал. Ст. 27 Закона предусматривает, что работа должна быть выполнена в разумные сроки. Ст. 12 Закона и ст. 314 ГК РФ определяет понятие "разумный" как "объективно необходимый и возможный для исполнения обязательства при существующих в момент его исполнения обстоятельствах, возможностях должника, с учетом существа обязательства, способа его исполнения, сложившейся практики". Дополнительным соглашением срок исполнения принятых К. обязательств определен "в течение трех рабочих дней" начиная с 05.10.2002 г. Ст. 720 ГК РФ и п. 8 договора предусматривают, что выполненные работы должны быть приняты (переданы) на основании двухстороннего акта.

В судебном заседании было установлено, что оборудование, приобретенное на основании договора, ответчиком К. установлено, но акт приема-передачи сторонами не подписан. Суд установил, что передача надлежащим образом выполненной работы не произведена, была просрочка исполнения обязательства. Ст. 10 Закона содержит положения о том, что изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю всю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. В соответствии со ст. 731 ГК РФ, подрядчик не вправе навязывать заказчику включение в договор бытового подряда дополнительной работы или услуги. Суд установил, что указанное оборудование (без термостата и циркулярного насоса) было установлено, потому что в то время его устраивал такой вариант, а в настоящее время, спустя четыре года, истец пожелал иметь более современный бассейн, поэтому отказался от предыдущего варианта. В таком случае расходы на усовершенствование он должен понести сам, суд посчитал, что оснований возложить на ответчика установку неприобретенного оборудования не имеется. Экспертом указанные недостатки включены, исходя из представления о том, что К. должен был осуществить запуск бассейна, судом установлено, что К. принял на себя обязательство установить только приобретенное у него оборудование. Иск был удовлетворен с частичным взысканием неустойки за просрочку обязательства (дело N 2-46/2004).

В судебной практике неоднозначно решается вопрос об оплате договора об оказании услуг связи, если прежний владелец помещения эти работы оплатил.

Так, Р. обратился в суд с иском к ОАО о пересмотре стоимости оказания услуг связи, указал, что в жилом помещении, владельцем которого он является с 26 сентября 1997 г., телефон установлен, подключен, действует, и в свое время прежний владелец помещения эти работы оплатил. Поэтому оплату в 6000 руб., взятую ответчиком с него, как нового владельца помещения, при заключении договора об оказании услуг связи, считает незаконной, т.к. она включает установку телефона со всей технологической цепочкой. По мнению истца понятие услуги связи не включает доступ к связи. Просил обязать ответчика пересмотреть взятую с него оплату 6000 руб., исключив из нее стоимость работ по организации абонентской линии от телефонной станции до телефонной розетки, стоимость работ по подключению абонентской линии к станционному оборудованию, подключение абонентского устройства к абонентской линии с учетом стоимости станционного и линейного оборудования, стоимость других непроизведенных работ, связанных технологической цепочкой по установке телефона, вернуть ему переплаченную сумму оплаты.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Железнодорожного района г. Екатеринбурга от 26 апреля 2004 г. в удовлетворении иска Р. было отказано.

Апелляционным решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 08 июня 2004 г. данное решение было отменено с принятием нового решения, по которому иск Р. к ОАО о взыскании излишне уплаченной суммы по договору о предоставлении услуг телефонной связи был удовлетворен, с ОАО в пользу Р. была взыскана сумма неосновательного обогащения в размере 6 000 руб. Суд апелляционной инстанции исходил из того, что мировым судьей применены Правила оказания услуг телефонной связи без учета норм ФЗ "О связи", деятельность по предоставлению доступа к телефонной связи не охватывается понятием услуг связи, и, по существу, такая услуга является услугой по доступу к предоставлению другой услуги /услуги связи/, ст. 44 ФЗ "О связи" 2003 г. не имеет отсылки к Правилам оказания услуг связи, Правила оказания услуг телефонной связи не приведены в соответствие с ФЗ "О связи" 2003 г. Однако, в соответствии со ст. 2 ФЗ "О связи" от 07 июля 2003 г. N126-ФЗ услуга связи - деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи или почтовых отправлений. Определение услуг связи как продукта деятельности по приему, обработке, передаче и доставке почтовых отправлений или сообщений электросвязи содержалось и в ранее действовавшем Федеральном законе "О связи" от 16 февраля 1995 г. N15-ФЗ.

Кроме того, п. 1 ст. 54 ФЗ "О связи" от 07 июля 2003 г. N126-ФЗ содержит положение о том, что в случае, если тарифы на услуги данного оператора связи подлежат государственному регулированию, по требованию абонента-гражданина оператор связи обязан предоставить ему возможность оплаты предоставления доступа к сети связи с рассрочкой платежа не менее чем на шесть месяцев с первоначальным взносом не более чем тридцать процентов от установленной платы.

Таким образом, вывод суда о том, что услуга предоставления доступа к сети связи не является услугой связи, неправилен.

В соответствии с п. 5 ст. 45 ФЗ "О связи" от 07 июля 2003 г. N 126-ФЗ в случае прекращения у абонента права владения и пользования помещением, в котором установлено оконечное оборудование /далее - телефонизированное помещение/, договор об оказании услуг связи с абонентом прекращается. При этом оператор связи, с которым прекращается договор об оказании услуг связи, по требованию нового владельца телефонизированного помещения в течение тридцати дней обязан заключить с ним договор об оказании услуг связи.

В соответствии с п. 2 ст. 44 ФЗ "О связи" от 07 июля 2003 г. N126-ФЗ Правила оказания услуг связи утверждаются Правительством Российской Федерации. Правилами оказания услуг связи регламентируются взаимоотношения пользователей услугами связи и операторов связи при заключении и исполнении договора об оказании услуг связи, а также порядок и основания приостановления оказания услуг связи по договору и расторжения такого договора, особенности оказания услуг связи, права и обязанности операторов связи и пользователей услугами связи, форма и порядок расчетов за оказанные услуги связи, порядок предъявления и рассмотрения жалоб, претензий пользователей услугами связи, ответственность сторон.

В соответствии со ст. 38 Закона Правила бытового и иных видов обслуживания потребителей /правила выполнения отдельных видов работ и правила оказания отдельных видов услуг/ утверждаются Правительством РФ.

Определение услуг телефонной связи содержится в Правилах оказания услуг телефонной связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. N 1235, в соответствии с п. 13 которых основными услугами телефонной связи являются: предоставление доступа к телефонной сети; предоставление местного, междугородного и международного телефонного соединения автоматическим способом или с помощью телефониста. Указанные Правила являются действующими и с учетом положений ФЗ "О связи" подлежат применению.

В соответствии с п. 47 Правил при переходе права собственности на телефонизированное жилое помещение к лицам, не зарегистрированным в установленном порядке на данной жилой площади или не являвшимся собственниками этой жилой площади наравне с абонентом, договор об оказании услуг телефонной связи с абонентом - бывшим собственником жилого помещения расторгается, а с новым собственником заключается в установленном порядке с учетом пункта 84 настоящих Правил. В соответствии с п. 84 Правил в случаях заключения договора об оказании услуг телефонной связи при переходе права собственности на телефонизированное жилое помещение к лицам, не зарегистрированным в установленном порядке на данной жилой площади, или при обмене телефонизированными жилыми помещениями в зонах действия разных операторов связи применяются тарифы на очередное предоставление доступа к телефонной сети.

Таким образом, ФЗ и Правилами установлена необходимость перезаключения договора на пользование телефоном при смене собственника телефонизированного жилого помещения. С новым собственником заключается в установленном порядке самостоятельный договор об оказании услуг телефонной связи. В части установления размера тарифа на подключение к телефонной сети положения Правил содержат ссылку на тарифы, которые разрабатываются предприятиями связи самостоятельно, а государственное регулирование тарифов на основные услуги местной телефонной связи осуществляют органы исполнительной власти соответствующего региона.

В соответствии с п.п. 1, 2, 4 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится /в частности, услуги связи/. Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. В случаях, предусмотренных законом, Правительство РФ может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров /типовые договоры, положения и т.п./.

В соответствии с п.п. 1, 2, 3 ст. 28 ФЗ "О связи" от 07 июля 2003 г. N126-ФЗ тарифы на услуги связи устанавливаются оператором связи самостоятельно, если иное не предусмотрено настоящим ФЗ и законодательством РФ о естественных монополиях, тарифы на услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи подлежат государственному регулированию в соответствии с законодательством РФ о естественных монополиях. Перечень услуг общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи, тарифы на которые регулируются государством, а также порядок их регулирования устанавливается Правительством РФ.

В соответствии с п.п. 2, 3 Основных положений государственного регулирования тарифов на услуги общедоступной электрической и почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11 октября 2001 г. N 715, государственному регулированию подлежат тарифы на услуги связи, предоставляемые операторами связи, включенными в установленном порядке в реестр субъектов естественных монополий в области связи, государственное регулирование тарифов на услуги связи осуществляется Министерством РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.

В соответствии с решением МАП России от 17 декабря 2003 г. N 17/05-19 /тарифы на услуги местной телефонной связи, государственное регулирование которых осуществляет МАП России, предоставляемые ОАО на территории Свердловской области/ размер оплаты за предоставление доступа к телефонной сети по проводной линии /при кабельном вводе до 40 м, при воздушном вводе до 50 м/ и радиолинии установлен в 6000 руб.

Судом установлено, что приобретенное истцом жилое помещение было телефонизировано, при заключении с ним договора об оказании услуг телефонной связи им была произведена оплата за предоставление доступа к телефонной связи в размере 6000 руб.

При таких обстоятельствах решение мирового судьи об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании с ответчика стоимости непроизводившихся, по мнению истца, работ по организации абонентской линии от телефонной станции до телефонной розетки; стоимости работ по подключению абонентской линии к станционному оборудованию, подключению абонентского устройства к абонентской линии с учетом стоимости станционного и линейного оборудования; стоимости других непроизведенных работ, связанных технологической цепочкой по установке телефона, является правильным.

Президиум Свердловского областного суда отменил апелляционное решение, оставил в силе решение мирового судьи (дело N 44-г- 306/2004).

Потребитель имеет право на информацию (ст. ст. 9-10 Закона).

Истец С. посчитала, что ее права потребителя нарушены ОАО "Аэрофлот-Российские авиалинии" непредоставлением ей полной и достоверной информации, просила взыскать стоимость авиабилетов, а также убытки, связанные с потерей двух дней прохождения тура на двоих, а также компенсацию морального вреда.

Решением суда иск С. удовлетворен. Судом было установлено, что самолет рейса СУ 720, на который у истицы с мужем были приобретены билеты, должен был вылететь из г. Екатеринбурга 02.02.2002 г. в 07.00 час. по местному времени, находиться в полете около двух часов и доставить их в аэропорт "Шереметьево-2" г. Москвы в 07:30 московского времени. В этот же день в 12:55 по московскому времени они должны были вылететь чартерным рейсом Москва-Римини (Италия) для прохождения тура. Опоздание на чартерный рейс для них могло означать потерю туристической путевки и билетов на рейс. Поэтому условия договора о времени вылета и прилета самолета являлись для них существенными. Между тем из-за недостоверной и несвоевременной информации представителя авиакомпании ответчика С. опоздала на чартерный рейс и понесла убытки.

Рассматривая требования потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суд правильно исходил из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу ст. 12 Закона изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора. При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации (п. 1 ст. 10 Закона). Информация о товарах (работах, услугах) в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона должна в наглядной и доступной форме доводиться до сведения потребителя при заключении договоров о реализации товаров (выполнении работ, оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания. В данном случае действия представителя авиакомпании, выразившиеся в недоведении до потребителя достоверной и своевременной информации о точном времени отправления рейса, следует расценивать как непредставление необходимой информации с наступлением последствий, перечисленных в п. п. 1, 2, 3 ст. 12 Закона.

Удовлетворяя требования С., суд правильно пришел к выводу, что в данном случае права потребителя были нарушены непредоставлением надлежащей информации об услуге. В результате этого, приобретенный ею туристический тур оказался непригодным для целей, для которых истица намеревалась его использовать. В данном случае в материалах дела отсутствовали допустимые доказательства предоставления необходимой информации по возникшим правоотношениям индивидуально С. Более того, ответчик не отрицал этого обстоятельства и указал, что они при возникновении поломки самолета и сами не владели информацией о точном вылете рейса. Судом же установлено, что в результате информации, предоставленной представителем ответчика, истица отказалась от вылета другим рейсом и понесла убытки. Решение суда кассационной инстанцией оставлено без изменения (дело N 2-110/2004).

Определить право конкретного потребителя на безопасность товаров (работ, услуг) можно в качестве субъективного гражданского права, принадлежащего конкретному гражданину. Потребитель, обладая таким правом, имеет, следовательно, правомочие требовать от изготовителя, исполнителя, продавца соответствующего поведения - изготовления, передачи безопасного товара (результата работы), оказания безопасной услуги.

Например, суд законно удовлетворил требования С., предъявленные к ЕМУП ЖЭК-14 о переносе контейнерной площадки для сбора бытовых отходов и компенсации морального вреда, установив, что данная площадка была расположена на расстоянии 12 метров от жилого дома истца. Это противоречит ст. 7 Закона, а также санитарным правилам N 42-128-4690-88 "Содержание территории населенных мест", утвержденным Министерством Здравоохранения СССР от 5 августа 1988 г. Согласно данным правилам расстояние от контейнерной площадки, на которой собираются бытовые отходы, до жилого дома должно быть не менее 20 м (дело N 2-1053/2004).

3. Возмещение убытков, неустойка (законная и договорная), уменьшение неустойки

При рассмотрении дел, возникших в связи с осуществлением и защитой потребителем его прав, закрепленных в Законе, необходимо иметь в виду, что в силу п. 1 ст. 13 Закона законодательством Российской Федерации, а также договором между потребителем и продавцом (изготовителем, исполнителем) может предусматриваться ответственность за нарушение последним обязательств. Такие условия ответственности продавца (исполнителя), должны учитываться судом при разрешении возникшего впоследствии между этими лицами спора.

Убытки, причиненные потребителю в связи с нарушением продавцом (изготовителем, исполнителем) его прав, подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда ГК РФ установлен ограниченный размер ответственности (например, ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа ст. ст. 796, 902 ГК РФ). При этом следует иметь в виду, что убытки возмещаются сверх неустойки (пени), установленной законом или договором, а также что уплата неустойки и возмещение убытков не освобождает продавца (изготовителя, исполнителя) от выполнения в натуре возложенных на него обязательств перед потребителем (п. п. 2 и 3 ст. 13 Закона).

Под убытками в соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ следует понимать расходы, которые потребитель, чье право нарушено, произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые потребитель получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право потребителя, получило вследствие этого доходы, потребитель вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 400 ГК РФ предусматривает, что включение в договор присоединения или в другие договоры с участием гражданина-потребителя условия об ограничении размера ответственности ничтожно (недействительно), если размер ответственности определен Законом.

Согласно ст. 393 ГК РФ убытки возмещаются, если они причинены неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательства. При этом размер убытков определяется исходя из цен, существовавших в том месте, где обязательство должно было быть исполнено в день добровольного удовлетворения требования, а если требование не было удовлетворено добровольно - в день предъявления иска. Суд может применить цены, существующие в день вынесения решения. Приведенный порядок определения цены применяется, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором.

П. заключила с ООО ППК "Крепость" договор на установку металлических решеток на окна и балкон в своей квартире, уплатив 11 500 руб. Через некоторое время из квартиры была совершена кража путем проникновения в нее через балкон, решетка на нем была сломана. Материальный ущерб от кражи составил 114 775 руб. П. наряду с требованиями расторжения договора, взыскания стоимости заказа, неустойки, компенсации морального вреда просила суд взыскать сумму ущерба от кражи, считая, что похищение имущества произошло по вине ответчика, который некачественно выполнил работу. Суд установил, что изготовление и установка решеток проводилась с нарушением технологии сварки, удовлетворил частично требования истца. Однако иск о возмещении ущерба от кражи суд правильно оставил без удовлетворения, поскольку ущерб истцу причинен в результате кражи имущества неизвестным лицом, а не вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков работы (дело N 2-837/2004).

При рассмотрении требований потребителей о взыскании неустойки, предусмотренной Законом, необходимо иметь в виду, что:

а) неустойка (пеня) в размере, установленном ст. 23 Закона, взыскивается за каждый день просрочки, за нарушение указанных в ст. ст. 20, 21, 22 Закона сроков устранения недостатков товара и замены товара с недостатками, а также за каждый день задержки выполнения требования потребителя о предоставлении на время ремонта либо до замены товара с недостатками аналогичного товара длительного пользования впредь до выдачи потребителю товара из ремонта или его замены либо до предоставления во временное пользование аналогичного товара без ограничения какой-либо суммой. Если потребитель в связи с нарушением продавцом, изготовителем (уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем) предусмотренных ст. ст. 20, 21, 22 Закона сроков предъявил иное требование, вытекающее из продажи товара с недостатками, неустойка (пеня) за нарушение названных сроков взыскивается до предъявления потребителем нового требования из числа предусмотренных ст. 18 Закона. При этом следует иметь в виду, что в случае просрочки выполнения нового требования также взыскивается неустойка (пеня), предусмотренная п. 1 ст. 23 Закона. В случае, когда продавцом, изготовителем (уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем) нарушены сроки устранения недостатков товара или сроки замены товара с недостатками, а также не выполнено либо несвоевременно выполнено требование потребителя о предоставлении во временное пользование аналогичного товара длительного пользования, неустойка (пеня) взыскивается за каждое допущенное этими лицами нарушение;

б) неустойка (пеня) в размере, предусмотренном п. 5 ст. 28 Закона, за нарушение установленных сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) и промежуточных сроков выполнения работы (оказания услуги), а также назначенных потребителем на основании п. 1 ст. 28 Закона новых сроков, в течение которых исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги), ее этапа и (или) выполнить работу (оказать услугу), ее этап, взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки вплоть до начала исполнения работы (оказания услуги), ее этапа либо окончания выполнения работы (оказания услуги), ее этапа или до предъявления потребителем иных требований, перечисленных в п. 1 ст. 28 Закона. Если исполнителем были одновременно нарушены установленные сроки начала и окончания работы (оказания услуги), ее этапа, неустойка (пеня) взыскивается за каждое нарушение, однако ее сумма в отличие от неустойки (пени), установленной ст. 23 Закона, не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) не определена договором;

в) размер подлежащей взысканию неустойки (пени) за нарушение предусмотренных ст. 30, 31 Закона сроков устранения недостатков работы (услуги) должен определяться в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона;

г) при удовлетворении судом требования потребителя предусмотренная п. 1 ст. 23 Закона неустойка (пеня) взыскивается по день фактического исполнения решения. Размер подлежащей взысканию неустойки (пени) в случаях, указанных в ст. 23, п. 5 ст. 28, ст. ст. 30, 31 Закона, а также в случаях, предусмотренных иными законами или договором, определяется судом, исходя из цены товара (выполнения работы, оказания услуги), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, изготовителем на день вынесения решения, поскольку указанные субъекты не выполнили возложенную на них п. 5 ст. 13 Закона обязанность удовлетворить требования потребителя по уплате неустойки в добровольном порядке.

Согласно ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) является определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Для взыскания неустойки достаточно установления факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Доказывание причинения при этом убытков не требуется. Неустойка, предусмотренная законом (законная неустойка), в отличие от неустойки, установленной договором (договорная неустойка), подлежит взысканию независимо от включения условия о неустойке в договор (ст. 332 ГК РФ).

Учитывая, что указанные требования закона не содержат каких-либо изъятий из общих правил начисления и взыскания неустойки, суд в соответствии со ст. 333 ГК РФ вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При этом судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий внимания, интерес ответчика.

Основной ошибкой судов при взыскании неустойки было то, что не делался расчет полной суммы неустойки, а сразу делался вывод о необходимости ее снижения, что повлекло отмену решений с вынесением новых.

По общему правилу гражданско-правовая ответственность наступает при наличии вины (умысла или неосторожности) лица, не исполнившего обязательство либо исполнившего его ненадлежащим образом (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Однако законом или договором могут быть предусмотрены исключения из этого правила.

Наиболее общий случай установления ответственности без вины предусмотрен п. 3 ст. 401 ГК РФ. Этой нормой определена ответственность всех предпринимателей (при осуществлении предпринимательской деятельности) при отсутствии их вины, если иное не предусмотрено законом или договором. Такое исключение предусмотрено, например, Законом в ст. 15, регламентирующей ответственность за причинение морального вреда потребителю. Согласно Закону предприниматель может быть освобожден от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным Законом. Согласно ст. 401 ГК РФ под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства. К ним относятся землетрясения, наводнения, засухи и тому подобные стихийные природные явления, а также общественные явления (войны, эпидемии, широкомасштабные забастовки, объявление карантина и т.п.). В упомянутой статье ГК РФ перечислены некоторые обстоятельства, которые не могут быть отнесены к непреодолимой силе: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке необходимых для исполнения обязательства товаров, отсутствие необходимых денежных средств. Представляется, что этот перечень не является исчерпывающим.

4. Компенсация морального вреда, штраф

Для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме), которая предполагается. Поэтому обязанность доказывать отсутствие вины лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред причинен нарушением прав потребителя, вызванным действием непреодолимой силы.

Истцы обратились в суд с исками к командиру в/части 32136 К. о признании незаконным отключения без предупреждения электроэнергии от их гаражей, которую они получали от трансформаторной подстанции, принадлежащей в/ч 32136, указав, что ежемесячно оплачивали израсходованную электроэнергию в кассу ФГУП "Комбинат "Электрохимприбор", с которым был заключен договор. Просили взыскать компенсацию морального вреда. Судом произведена замена ответчика на в/ч 32136, с этим согласились все истцы, кроме П. и С. Ответчик требования не признал. Представитель ФГУП "КЭХП" требования истцов поддержал.

Решением городского суда г. Лесного постановлено: П. и С. в удовлетворении иска к командиру в/ч 32136 К. о признании отключения электроэнергии незаконным, компенсации морального вреда отказать.

Исковые требования остальных истцов к в/ч 32136 удовлетворены частично: признано незаконным отключение в/ч 32136 электроэнергии от гаражей Ф., М., Ж., Е., взыскано в их пользу компенсация морального вреда по 200 руб.

Судебная коллегия отменила указанное решение в части удовлетворения иска о компенсации морального вреда с вынесением нового, отказав в иске.

Суд не установил и доказательствами не подтвердил, какие личные неимущественные права истцов были нарушены ответчиком. Не установлено судом также и доказательств того, что истцы непосредственно выступали как потребители электроэнергии от ответчика как энергоснабжающей организации на основании договорных отношений с ним, что позволяло бы применить нормы Закона к спорным правоотношениям. Не свидетельствуют об этом договор между ФГУП "КЭХП" и гаражным кооперативом N 7, акт допуска в эксплуатацию и акт разграничений балансовой принадлежности электросетей, где одной из сторон указан кооператив. В установленном законом порядке фактического подключения к присоединенной сети абонентов - физических лиц в соответствии с требованиями ст. 540 ГК РФ не доказано. Следовательно, ни по основаниям ст. 151 ГК, ни по основаниям ст. 15 Закона у истцов не возникло право на удовлетворение требований о компенсации морального вреда.

Вместе с тем судебная коллегия не нашла оснований для отмены решения в остальной части, поскольку обязанность доказать правомерность своих действий по отключению без предупреждения истцов от подстанции N 127 законом возложена на организацию, чьи действия обжалуются. Этого ответчик не доказал, и у суда первой инстанции имелись основания для признания его действий неправомерными (дело N 33-2901/2004).

Ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может возлагаться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно. При этом возмещение имущественного вреда не влияет на право потребителя компенсировать моральный вред, а размер компенсации морального вреда не находится в зависимости от размера возмещения имущественного вреда. Размер компенсации морального вреда определяется судом (ст. 1099 ГК, 15 Закона).

Причиненный моральный вред компенсируется в денежной форме. Размер компенсации определяется соглашением сторон, а в случае спора - судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. При этом согласно ст. 151 ГК принимается во внимание степень вины причинителя, иные обстоятельства, степень физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда, убытков и других имущественных требований.

Требование о компенсации морального вреда может предъявляться самостоятельно или вместе с имущественными требованиями. Следует также отметить, что в связи с причинением морального вреда не могут быть обоснованы регрессные требования, изготовитель (продавец) не несет ответственности за действия третьего лица.

Так, например, Щ. предъявил иск к ООО "Авто-Арт", указал, что купил у ответчика автомобиль ГАЗ 3110, уплатив 165 000 руб. В период гарантийного срока на заднем сиденье автомобиля разошлась по шву обивка. Просил обязать ответчика устранить недостаток: заменить обивку заднего сиденья автомобиля, взыскать с него неустойку и компенсировать моральный вред. Судом постановлено решение, по которому иск удовлетворен частично, ООО "Авто-Арт" обязано устранить недостаток, заменить обивку автомобиля, принадлежащего истцу. С ООО "Авто-Арт" в пользу Щ. взыскана неустойка в размере 1000 руб., компенсация морального вреда 300 руб., в остальной части иска отказано.

Судебной коллегией решение в части компенсации морального вреда было изменено, и было указано, что поведение ответчика, уклонившегося от выполнения законных требований потребителя истца об устранении недостатков проданного ему товара, давало суду основания для взыскания компенсации морального вреда. При определении суммы, подлежащей взысканию в качестве компенсации морального вреда, суд принял во внимание обстоятельства дела, тяжесть наступивших последствий, а также то, что в период нахождения дела в суде ответчик признал неправомерность своего поведения и пытался в добровольном порядке устранить недостатки проданного товара. В то же время размер компенсации морального вреда в 300 руб. явно не отвечал требованиям разумности и справедливости. Истец длительное время по вине ответчика не мог устранить недостатки приобретенного товара, вынужден тратить время на защиту своих прав. Ответчик же вплоть до обращения истца в суд не принимал мер к удовлетворению требований истца в добровольном порядке. Исходя из этих обстоятельств, судебная коллегия нашла необходимым изменить решение в этой части, увеличив размер компенсации морального вреда до 3000 руб. (дело N 2-149/2004).

Другой пример. Истец К. обратился в суд иском к ОАО АК "Уральские Авиалинии" с требованием о взыскании с ответчика неустойки за каждый час задержки вылета и взыскании морального вреда. В соответствии со ст.120 Воздушного кодекса Российской Федерации за просрочку доставки пассажира в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере двадцати пяти процентов установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем пятьдесят процентов провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Доказательств, изложенных в ст. 120 ВК РФ, освобождающих ответчика от ответственности в виде уплаты неустойки, суду не было представлено. Суд правильно пришел к выводу о том, что задержка рейса длилась не менее 13 часов и требование истца о взыскании неустойки подлежит полному удовлетворению на основании ст.120 ВК и ст. 795 ГК. Неустойка составила 325 руб.

В соответствии со ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, не исполнившим обязательства. Лицо признается невиновным, если докажет, что оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства либо существовали обстоятельства непреодолимой силы. Ожидание трансфертных пассажиров, следующих из Норильска, не направлено на исполнение обязательства перед К., и поэтому не может быть признано принятием всех мер к исполнению обязательства перед К., а также непреодолимой силой. Иных доказательств принятия мер к исполнению обязательства, также как и доказательств наличия форс- мажорных обстоятельств, суду не представлено. Поэтому суд посчитал ответчика виновным в неисполнении обязательства, что является основанием для компенсации морального вреда. Принимая во внимание доводы истца об испытании им нравственных страданий, суд, исходя из принципа разумности и справедливости, взыскал в возмещение морального вреда по данному требованию 6 000 руб. (дело N 2-1079/2004).

За рассматриваемый период при прежней редакции п.6 ст. 13 Закона штрафы в бюджет взыскивались крайне редко, сложившаяся практика отсутствует. Практически по всем рассмотренным делам нарушения прав потребителей не носили массового характера, поэтому оснований для взыскания штрафа не имелось. Как правило, суды, не взыскивая штраф с ответчиков, указывают на то, что законодатель дает суду право, а не обязанность взыскивать с ответчика штраф, и суд не усматривает оснований для взыскания штрафа (дело N 2-922/2004).

Однако имелись случаи, когда штраф взыскивается судом необоснованно.

М. обратилась в суд с иском к ЗАО "Управление капитального строительства ДСК" о признании недействительным дополнительного соглашения к договору долевого участия в строительстве и о взыскании с ответчика неустойки за нарушение установленного срока выполнения работ. Истица указала, что 10.04.2002 г. ею с ответчиком был заключен договор долевого участия в строительстве двухкомнатной квартиры общей площадью 47,43 кв.м в доме N 16 по ул. Бисертской корп. 1 кв. 47. Срок передачи квартиры в пользование был установлен - второй квартал 2002 г. Стоимость квартиры ею была выплачена при заключении договора. Однако перед сдачей дома в эксплуатацию ей было предложено заключить дополнительное соглашение и заплатить за квартиру еще 32700 руб., поскольку размер квартиры оказался не 47,43 кв. м, а 50,7 кв. м по данным замеров БТИ. Она вынуждена была такое соглашение заключить и сумму 32 700 руб. выплатить, поскольку ответчик в противном случае отказывался выдать ей документы на квартиру и разрешение на вселение в квартиру. Ответчик ввел ее в заблуждение относительно изменения размера жилой площади квартиры, поскольку при регистрации квартиры в Учреждении юстиции оказалось, что размер ее не увеличился. Кроме того, срок сдачи квартиры в эксплуатацию был определен договором - это второй квартал 2002 г. Фактически дом был сдан в эксплуатацию с нарушением этого срока на 207 дней. За указанный период просрочки она просила взыскать с ответчика неустойку.

Судом постановлено решение, по которому дополнительное соглашение к договору N 52 долевого участия в строительстве от 10.04.2002 г. признано недействительным, взыскано с ЗАО "Управление капитального строительства ДСК" в пользу М. 32 700 руб., 100 000 руб. неустойки и 2 000 руб. судебных расходов, а также взыскан штраф в доход федерального бюджета 100 000 руб.

В кассационной жалобе ответчик просил решение суда отменить, указывая, что в момент окончания строительства при проведении обмеров квартир работниками БТИ произошло уточнение общих площадей в доме, в том числе и в квартире истицы, и оказалось, что размер общей площади квартиры истицы - 50,7 кв.м, и в соответствии с п. 3.2.1 договора о долевом участии истица должна была доплатить за дополнительные квадратные метры, что она добровольно и сделала. Суд в нарушение требований закона не дал оценки этим обстоятельствам.

Кассатор полагал также, что у истца отсутствовали основания для предъявления неустойки за несвоевременную сдачу жилья, поскольку в п. 4.2. договора указано, что при нарушении заказчиком сроков ввода жилья в эксплуатацию, дольщик вправе расторгнуть договор и потребовать возврат внесенных средств на строительство жилья. Кроме этого, истица подписала акт приемки жилья, указав, что претензий не имеет; очевидно, что это распространяется и на сроки получения жилья. Считал также необоснованным взыскание штрафа в доход государства.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила данное решение в части взыскания штрафа, оставив решение в остальной части без изменения.

Судом установлено, что между сторонами был заключен договор долевого участия в строительстве жилья. Размер строящейся квартиры был определен сразу, и ни в одном пункте указанного договора не указано, что он может уточняться.

Факт того, что истица была введена ответчиком в заблуждение относительно увеличения размера жилья, нашел свое подтверждение в суде.

Пункт 3.2.1. договора N 52 долевого участия в строительстве, на который ссылается ответчик, не содержит дополнительных условий оплаты жилья.

Ссылка ответчика на п. 4.2. договора, из которого следует, что истица не вправе требовать взыскания неустойки, не может быть принята во внимание, поскольку в соответствии со ст. 422 ГК РФ и ст. 16 Закона условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Суд правильно взыскал с ответчика неустойку и обоснованно применил при этом ст. 333 ГК РФ, снизив размер неустойки до 100 000 руб.

Вместе с тем судебная коллегия нашла возможным освободить ответчика от уплаты штрафа в доход государства в размере 100 000 руб., признав доводы, на основании которых суд взыскал штраф, неубедительными (дело N 33-6343/2003).

При решении вопроса о взыскании штрафа судам следует учитывать задачи гражданского судопроизводства, предусмотренные ст. 2 ГПК РФ. Следует учесть, что изменения, внесенные в Закон 21 декабря 2004 года, коснулись и нормы о штрафе. Если в ранее действующей редакции взыскивать штраф было право, а не обязанность суда, то в настоящее время при удовлетворении требований потребителя, установленных законом суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Таким образом, фраза "суд взыскивает" обязывает суд взыскивать штраф.

Однако возникает вопрос, можно ли применять данную норму к правоотношениям, которые возникли до указанного выше изменения в ст. 13 Закона. Думается, что нет, поскольку в данном случае ухудшается положение участника правоотношения, и в данном случае необходимо исходить из требований Закона без учета новой редакции.

Наложение штрафа на недобросовестного предпринимателя, который уклоняется от разрешения спора в добровольном порядке, послужило бы и предупреждению подобного противоправного поведения конкретного ответчика в будущем, способствовало бы формированию уважительного отношения к суду и Закону.

Раздел IV.

Предоставление коммунальных услуг гражданам: комментарий судебной практики

Коммунальные услуги – термин, который известен всем нам, порой вызывающий негодование или раздражение, но всегда интересный, поскольку касается каждого.

Коммунальные услуги - (от французского сommune - общинный) - услуги, оказываемые населению, связанные с поддержанием и обеспечением бытовых условий в местах домашнего пребывания людей (водоснабжение, теплоснабжение и другие).

Плата за коммунальные услуги – плата населения и арендаторов нежилых помещений за пользование услугами предприятий коммунального хозяйства (электро-, тепло-, газо-, водоснабжение, канализация и другие).

Платежи коммунальные – платежи населения и арендаторов помещений за пользование коммунальными услугами (тепло-, газо- и водоснабжение, канализацию).

Правоотношения в части оказания коммунальных услуг регулируются законодательно, положения ряда документов постараемся разъяснить.

Отношения по предоставлению коммунальных услуг регулируются, в частности, следующими законами и подзаконными актами:

- Жилищный кодекс Российской Федерации;

- Федеральный закон от 30 декабря 2004 года № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса»;

- Постановление Правительства РФ от 23 мая 2006 № 306 «Об утверждении Правил установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг» (утверждены Правила установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг);

- Постановление Правительства РФ от 23 мая 2006 № 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам» (утверждены Правила предоставления коммунальных услуг).

Основы регулирования тарифов организаций коммунального комплекса, обеспечивающих электро-, тепло-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, утилизацию (захоронение) твердых бытовых отходов, а также установления надбавок к ценам (тарифам) для потребителей и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса определены Федеральным законом от 30 декабря 2004 года №210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».

В соответствии с данным законом подлежат регулированию:

1) тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса - производителей товаров и услуг в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов;

2) тарифы на подключение вновь создаваемых (реконструируемых) объектов недвижимости к системе коммунальной инфраструктуры;

3) тарифы организаций коммунального комплекса на подключение;

4) надбавки к ценам (тарифам) для потребителей товаров и услуг организаций коммунального комплекса;

5) надбавки к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса.

Согласно данному закону тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса - ценовые ставки, по которым осуществляются расчеты с организациями коммунального комплекса за производимые ими товары (оказываемые услуги) и которые включаются в цену (тариф) для потребителей, без учета надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса; цены (тарифы) для потребителей - ценовые ставки, которые включают тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса, обеспечивающих производство товаров (оказание услуг) в целях обеспечения водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов, без учета надбавок к ценам (тарифам) для потребителей; доступность для потребителей товаров и услуг организаций коммунального комплекса - доступность приобретения и оплаты потребителями соответствующих товаров и услуг организаций коммунального комплекса с учетом цен (тарифов) для потребителей и надбавок к ценам (тарифам) для потребителей; потребители товаров и услуг организаций коммунального комплекса в сфере электро-, тепло-, водоснабжения, водоотведения, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов - лица, приобретающие по договору электрическую и тепловую энергию, воду, услуги по водоотведению и утилизации (захоронению) твердых бытовых отходов для собственных хозяйственно-бытовых и (или) производственных нужд (далее - потребители). В жилищном секторе потребителями товаров и услуг указанных организаций в сфере электро-, тепло-, водоснабжения, водоотведения, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов являются:

а) в многоквартирных домах - товарищества собственников жилья, жилищные кооперативы, жилищно-строительные кооперативы и иные специализированные потребительские кооперативы, управляющие организации, которые приобретают указанные выше товары и услуги для предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в данном многоквартирном доме, или непосредственно собственники помещений в многоквартирном доме в случае непосредственного управления многоквартирным домом собственниками помещений;

б) в жилом доме - собственник этого дома или уполномоченное им лицо, предоставляющее коммунальные услуги.

При этом законом дано понятие предельных индексов - это устанавливаемые в среднем по субъектам Российской Федерации и (или) по муниципальным образованиям на очередной финансовый год, выраженные в процентах индексы максимально и минимально возможного изменения установленных тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса с учетом надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса, действующих на конец текущего финансового года.

Предельные индексы изменения размера платы граждан за жилое помещение и коммунальные услуги устанавливаются ежегодно Федеральной службой по тарифам, так на 2006 год они установлены приказом Федеральной службы по тарифам от 29 декабря 2005 г. №853-э/4.

Вышеуказанным законом установлены общие принципы регулирования тарифов и надбавок, первым из которых названо достижение баланса интересов потребителей товаров и услуг организаций коммунального комплекса и интересов указанных организаций, обеспечивающего доступность этих товаров и услуг для потребителей и эффективное функционирование организаций коммунального комплекса; представительные органы муниципальных образований осуществляют расчет цен (тарифов) для потребителей; тарифы и надбавки устанавливаются на соответствующий период действия, вступают в силу с даты начала указанного периода, но не ранее чем через один календарный месяц после их установления и действуют до окончания этого периода, за исключением случаев их досрочного пересмотра по основаниям, установленным законом.

Период действия тарифов на товары и услуги организации коммунального комплекса не может быть менее одного года и должен соответствовать сроку реализации производственной программы организации коммунального комплекса. Изменение (увеличение или уменьшение) размера надбавки для потребителей может производиться не чаще одного раза в год.

Досрочный пересмотр тарифов и надбавок возможен только при определенных условиях, опять-таки определенных законом.

В области регулирования тарифов и надбавок осуществляется государственный контроль федеральным органом исполнительной власти и органами регулирования субъектов Российской Федерации в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Поскольку нам ближе орган регулирования субъекта Российской Федерации, то следует остановиться на его правах, он вправе:

1) запрашивать и получать у органов местного самоуправления информацию и необходимые материалы по вопросам установления и изменения тарифов и надбавок, регулируемых в соответствии с настоящим Федеральным законом;

2) осуществлять сбор информации об установленных тарифах и надбавках, регулируемых в соответствии с настоящим Федеральным законом;

3) проводить проверки обоснованности установления и изменения тарифов и надбавок, регулируемых в соответствии с настоящим Федеральным законом;

4) выдавать предписание органу регулирования муниципального образования о досрочном пересмотре установленных в соответствии со статьей 5 Федерального закона№210-ФЗ органом регулирования муниципального образования тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса в случае установления их на уровне выше максимальных и (или) ниже минимальных предельных индексов, установленных органом регулирования субъекта Российской Федерации. В случае неисполнения указанного предписания до истечения сорокапятидневного срока со дня выдачи этого предписания орган регулирования субъекта Российской Федерации обращается в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения органа регулирования муниципального образования по установлению тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса.

При принятии (изменении) решений по вопросам установления предельных индексов и тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса органы регулирования субъектов Российской Федерации в течение пяти дней со дня вступления в силу соответствующего решения направляют его копию в федеральный орган исполнительной власти в области регулирования тарифов и надбавок. При принятии (изменении) решений по вопросам установления тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса органы регулирования муниципальных образований в течение пяти дней со дня вступления в силу соответствующего решения направляют его копию в орган регулирования субъекта Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 № 306 «Об утверждении Правил установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг» утверждены Правила установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг. Разъяснения по применению Правил дает Министерство регионального развития Российской Федерации.

Согласно данным Правилам:

"норматив потребления коммунальных услуг" - месячный (среднемесячный) объем (количество, норма) потребления коммунальных ресурсов (холодной и горячей воды, сетевого газа, электрической и тепловой энергии) потребителем в многоквартирном доме или жилом доме при отсутствии приборов учета;

"степень благоустройства" - наличие внутридомовых инженерных коммуникаций и оборудования многоквартирного дома или жилого дома, используемых для предоставления потребителям коммунальных услуг;

"климатические условия" - влияющие на потребление коммунальных ресурсов среднесуточная температура наружного воздуха за отопительный период, расчетная температура наружного воздуха в целях проектирования отопления, скорость ветра в отопительный период и другие климатические параметры;

Устанавливаемые в соответствии с настоящими Правилами нормативы потребления коммунальных услуг применяются при отсутствии приборов учета и предназначены для определения размера платы за коммунальные услуги.

Нормативы потребления коммунальных услуг утверждаются уполномоченными органами.

При выборе единицы измерения используются следующие показатели:

а) в отношении холодного и горячего водоснабжения, водоотведения - куб. метр на 1 человека;

б) в отношении электроснабжения - кВт ч на человека;

в) в отношении отопления - Гкал на 1 кв. метр общей площади жилых помещений;

г) в отношении газоснабжения:

для приготовления пищи и (или) подогрева воды - куб. метр на 1 человека;

для отопления - куб. метр на 1 кв. метр общей площади жилых помещений.

23 мая 2006 года Правительство Российской Федерации постановлением № 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам» утвердило Правила предоставления коммунальных услуг гражданам (далее – Правила).

Принятие новых Правил формально вызвано поручением части 2 статьи 157 Жилищного кодекса РФ (далее - ЖК РФ), а содержательно - переходом к рыночным методам регулирования экономических отношений в жилищно-коммунальной сфере. Новое регулирование отношений по предоставлению коммунальных услуг гражданам направлено на устранение серьезного отставания их прежнего регулирования от положений Гражданского и Жилищного кодексов Российской Федерации. Новые Правила предоставления коммунальных услуг обеспечивают реализацию прав граждан на комфортное пользование жилыми помещениями, устанавливают высокий уровень требований к качеству коммунальных услуг, сбалансированные права и обязанности потребителей и исполнителей, процедуры снижения размера платы при нарушении параметров качества, а также при временном отсутствии потребителей по месту жительства. Правила отражают специфику отношений по предоставлению коммунальных услуг для удовлетворения потребностей в них граждан, учитывают отличие и сходство этих отношений с отношениями ресурсоснабжения. В Правилах впервые на федеральном уровне прямо урегулированы процедуры оплаты коммунальных услуг с использованием показаний общедомовых и индивидуальных приборов учета. Положения Правил основываются на праве собственников помещений выбирать установленные ЖК РФ способы управления многоквартирными домами.

За предшествующие годы у граждан, руководителей и специалистов организаций и органов управления ЖКХ регионов, районов, поселений, судей и прокурорских работников сложился устойчивый стереотип взаимоотношений между населением, управляющими жилищными и ресурсоснабжающими организациями, а также органами публичной власти различного уровня. Для правильного понимания и применения новых Правил предоставления коммунальных услуг гражданам необходим анализ положений, положенных в их основу.

Основанием предоставления коммунальных услуг всегда являются возмездные договоры. Стороны отношений по предоставлению коммунальных услуг (исполнитель и потребитель) не находятся в служебном или ином подчинении один у другого. Они юридически равны по отношению друг к другу. Это реализация применительно к отношениям по предоставлению коммунальных услуг принципа равенства. Действия сторон договора, содержащих условия о предоставлении коммунальных услуг, основаны на обоюдном взаимовыгодном интересе.

Правоотношениям по предоставлению коммунальных услуг в целом свойственна диспозитивность нормативно-правового регулирования, дающая возможность заключения договора и определения его условий по собственному усмотрению участников обязательственных правоотношений. Несмотря на высокую степень детализации регулирования отношений по предоставлению коммунальных услуг, Правила содержат большое число диспозитивных правил, позволяющих субъектам договорных отношений корректировать свое поведение, если это вызвано их интересами и возможностями. При этом основным способом защиты гражданских прав является применение мер имущественного характера. Прежде всего это возложение обязанности возместить причиненные имущественные потери (в частности, в порядке, указанном в приложении №2 к Правилам), а также уплатить пени (например, часть 14 статьи 155 ЖК). Если нарушенные гражданские права не восстанавливаются другой стороной добровольно, то их защита осуществляется в судебном порядке. Защита прав в административном порядке путем обращения потребителя в соответствующий государственный или муниципальный орган публичной власти применяется на практике все реже. По мере внедрения на рынок предоставления услуг управления многоквартирными домами организаций частной формы собственности и упразднения прямого администрирования в отношении муниципальных организаций такой способ защиты вероятно постепенно исчезнет.

К другой части общественных отношений в гражданско-правовой сфере, подпадающей под собирательное понятие "жилищные отношения", помимо диспозитивности могут применяться и другие методы правового регулирования. Они регулируются путем применения различных по своей отраслевой принадлежности правовых норм: административно-правовых, земельных, семейных, финансовых и др. Этим отношениям свойственны черты публичного права, в которых государственный или муниципальный орган, как один из участников, наделен властными правомочиями, а другой участник должен подчиняться его предписаниям.

Правоотношения по предоставлению коммунальных услуг гражданам являются одновременно и гражданско-правовыми отношениями, и жилищными правоотношениями, и правоотношениями в области защиты прав потребителей. Исходя из теории права при расхождении между общими и специальными нормативными правовыми актами преимущество отдается специальному акту. Представляется, что гражданско-правовые нормы ЖК РФ следует считать специальными нормами и по отношению к нормам ГК РФ, и по отношению к нормам Закона «О защите прав потребителей». В ЖК РФ содержатся важнейшие специальные нормы, регулирующие отношения по предоставлению коммунальных услуг: их стороны, основания возникновения и содержание, взаимные обязательства сторон, порядок оплаты и ответственность за ненадлежащее выполнение обязательств.

Отношения по поводу предоставления коммунальных услуг входят в состав жилищных отношений, регулируемых жилищным законодательством (часть 1 статьи 4 ЖК РФ). Правила предоставления коммунальных услуг 2006 г. впервые дают легальное определение понятию "коммунальные услуги". Ранее, несмотря на широкое применение в законодательных и подзаконных актах, это понятие отдельно нормативно не определялось. Определение в ГОСТах наиболее близкого понятия "жилищно-коммунальные услуги" нельзя считать корректным. Из этих определений следует, что коммунальные услуги - это услуги исполнителя по подаче потребителям электрической энергии, питьевой воды, газа, тепловой энергии и горячей воды. Акцент делается на то, что подача и есть услуга. Но помимо этих действий услугой можно назвать саму подачу указанных ресурсов. Это гипотетически возможно, только если вычленить такую деятельность из комплекса отношений по предоставлению коммунальных услуг, то есть на основании одного договора заказывать и оплачивать сам ресурс (например, по показаниям приборов учета), а на основании другого договора заказывать и оплачивать услуги по его подаче.

Под правовое определение понятия "услуга" попадает только сама подача указанных ресурсов (деятельность по транспортировке ресурсов по различным инженерным сетям). Деятельность по подаче ресурсов (отдельно от ресурсов) не представляет интереса для потребителей, им необходимы сами ресурсы в жилом помещении и в многоквартирном доме.

Такой вид объектов гражданских прав, как услуги (в отличие от вещей), существует только в момент их предоставления. Законодательство и юридическая наука понимают под услугой деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности (см., в частности, статью 779 ГК РФ, статью 38 НК РФ).

Состав перечня коммунальных услуг формально вытекает из части 4 статьи 154 ЖК РФ, а содержательно обусловлен тем, что в него включены виды деятельности, связанные с обеспечением комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях. Большинство этих видов деятельности исполнителя связывает то, что они осуществляются с подачей ресурсов в жилое помещение по присоединенной сети ресурсов (холодной и горячей воды, газа, электрической и тепловой энергии) и с отводом бытовых стоков. В пункте 6 Правил определение понятия "коммунальные услуги" конкретизируется, и каждому виду коммунальных услуг дается самостоятельное определение:

- холодное водоснабжение - круглосуточное обеспечение потребителя холодной питьевой водой надлежащего качества, подаваемой в необходимых объемах по присоединенной сети в жилое помещение либо до водоразборной колонки;

- горячее водоснабжение - круглосуточное обеспечение потребителя горячей водой надлежащего качества, подаваемой в необходимых объемах по присоединенной сети в жилое помещение;

- водоотведение - отвод бытовых стоков из жилого помещения по присоединенной сети;

- электроснабжение - круглосуточное обеспечение потребителя электрической энергией надлежащего качества, подаваемой в необходимых объемах по присоединенной сети в жилое помещение;

- газоснабжение - круглосуточное обеспечение потребителя газом надлежащего качества, подаваемым в необходимых объемах по присоединенной сети в жилое помещение, а также продажа бытового газа в баллонах;

- отопление - поддержание в жилом помещении, отапливаемом по присоединенной сети, температуры воздуха, указанной в пункте 15 приложения 1 к настоящим Правилам, а также продажа твердого топлива при наличии печного отопления.

Коммунальные услуги не сводятся к деятельности исполнителя только по транспортировке коммунальных ресурсов, поскольку их предоставление является деятельностью по "обеспечению комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях", это цель деятельности, а не ее содержание.

Коммунальные услуги - это:

а) обеспечение ресурсами, подаваемыми по присоединенной сети в жилое помещение (холодное и горячее водоснабжение, электро-, газоснабжение, отопление);

б) продажа бытового газа в баллонах и твердого топлива;

в) услуги водоотведения. Такой вид деятельности не связан с подачей ресурсов, а сточные воды не включены в состав коммунальных ресурсов. Полезность этого вида деятельности заключается в отведении сточных вод, то есть в самой деятельности.

Между предоставлением коммунальных услуг и снабжением ресурсами (товарами) есть как общее, так и различия.

Установленный пунктом 3 Правил перечень коммунальных ресурсов (холодная вода, горячая вода, электрическая энергия, газ, тепловая энергия) практически совпадает с перечнем товаров (ресурсов), подача которых осуществляется в рамках ресурсоснабжения (статьи 539, 548 ГК РФ). И те и другие ресурсы подаются по присоединенным инженерным сетям. В общем случае деятельность по транспортировке ресурсов не выделяется в самостоятельный вид деятельности, а входит в состав ресурсоснабжения, но при этом размер платы за холодное и горячее водоснабжение, водоотведение, электро-, газоснабжение и отопление рассчитывается по тарифам, установленным для ресурсоснабжающих организаций.

Когда исполнителем являются управляющая организация, товарищество собственников жилья (ТСЖ), жилищно-строительный кооператив (ЖСК), жилищный кооператив (ЖК) или иной специализированный потребительский кооператив (например, ЖНК), расчет размера платы потребителей за коммунальные услуги, а также приобретение исполнителем коммунальных ресурсов осуществляются по одинаковым тарифам, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации и используемым для расчета размера платы за коммунальные услуги гражданами.

Размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема (количества) потребляемых коммунальных ресурсов, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии - из нормативов потребления коммунальных услуг.

Оплата энергии (ресурсов) производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, но при этом не исключается возможность оплаты на основании иных данных, если это предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Если ресурсоснабжение может осуществляться как для бытовых, так и для производственных целей, то коммунальные услуги предоставляются только с бытовыми целями (обеспечение комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях).

Предоставление коммунальных услуг регулируется прежде всего ЖК РФ и Правилами предоставления коммунальных услуг 2006 года. Коммунальные услуги холодного и горячего водоснабжения, электро-, газоснабжения (централизованного), отопления (теплоснабжения) и водоотведения неразрывно связаны с жилым помещением, вернее, с использованием внутридомовых инженерных систем. Под такими системами понимаются инженерные коммуникации и оборудование, предназначенные для предоставления коммунальных услуг и расположенные в помещениях многоквартирного дома или в жилом доме. Понятие внутридомовых инженерных систем ограничивается пределами многоквартирного или жилого дома как здания, объекта недвижимости. Системы коммунальной инфраструктуры, расположенные за пределами многоквартирного или жилого дома, в общем случае должны входить в состав муниципального имущества соответствующего поселения.

Нельзя предоставить качественные коммунальные услуги без надлежащего состояния сетей и оборудования, входящего в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и в состав имущества, принадлежащего только собственнику (сособственникам) индивидуального жилого дома или жилого помещения в многоквартирном доме. Надо отметить, что, несмотря на неразрывную связь предоставления основных видов коммунальных услуг с внутридомовыми инженерными системами, содержание и ремонт внутридомовых инженерных систем и предоставление коммунальных услуг тем не менее должны осуществляться (и оплачиваться) на основании различных договоров. Исключение составляет договор управления многоквартирным домом, на основании которого осуществляется и предоставление коммунальных услуг, а также содержание и ремонт общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Особыми подвидами коммунальных услуг считаются поставка твердого топлива как разновидность теплоснабжения при наличии печного отопления, а также поставка бытового газа в баллонах при отсутствии сетевого газоснабжения и электроплит. Хотя они и не связаны с подачей ресурсов по присоединенной сети, но служат тем же целям, что и сетевое газоснабжение и централизованное отопление: созданию комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях - обеспечению необходимой температуры в жилом помещении, возможности приготовления пищи, подогрева воды и др.

Коммунальные услуги потребляются гражданами в самом жилом помещении. Включение в состав коммунальных услуг поставки твердого топлива и бытового газа в баллонах позволило усилить социальную защиту граждан, проживающих в частном секторе в частично благоустроенных жилых помещениях.

С 1 марта 2006 г. приобретение твердого топлива и бытового газа в баллонах должно осуществляется с предоставлением в соответствии со статьей 159 ЖК РФ субсидий гражданам, имеющим низкий уровень доходов.

Ранее действовавшие Постановления Правительства РФ помимо водоснабжения, водоотведения, теплоснабжения, горячего водоснабжения, газоснабжения, электроснабжения включали в состав коммунальных услуг вывоз бытовых отходов, обслуживание лифтового хозяйства.

В отличие от коммунальных услуг содержание лифта, мусоропровода и вывоз бытовых отходов как услуги предоставляются и потребляются вне жилого помещения. Кроме того, лифты и мусоропроводы в соответствии со статьей 36 ЖК РФ, как инженерное оборудование, неотделимое от объекта недвижимости, входят в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и являются общей долевой собственностью собственников помещений. Содержание общего имущества, в том числе лифта, мусоропровода, и вывоз бытовых отходов являются составной частью бремени собственников помещений по содержанию принадлежащего им имущества. Эта обязанность установлена статьей 210 ГК РФ и действует с 1 января 1995 года.

ЖК РФ в части 3 статьи 30 и части 1 статьи 39 воспроизводит эту обязанность применительно к общему имуществу собственников помещений в многоквартирном доме.

Установление в качестве цели деятельности исполнителя по предоставлению коммунальных услуг обеспечения комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях не означает, что потребление ими коммунальных услуг ограничивается только объемами (количеством) коммунальных ресурсов, потребленных внутри жилых помещений, в которых проживают потребители. Коммунальные услуги способствуют осуществлению жизнеобеспечения и поддержания необходимого санитарного состояния в целом в многоквартирном доме. Например, отсутствие освещения и отопления помещений общего пользования (подъезды, лестницы, площадки, коридоры и др.) снижает уровень комфортности проживания граждан в жилых помещениях, расположенных в многоквартирном доме.

Правила определяют, какие коммунальные услуги необходимо считать предоставленными с надлежащим качеством (пункты 3, 9, раздел VII, приложение 1). Это коммунальные услуги, отвечающие требованиям настоящих Правил (в первую очередь - положениям приложения 2 к Правилам), санитарным и техническим требованиям к режиму, объему и качеству предоставления коммунальных услуг, иным требованиям законодательства Российской Федерации, а также договора, заключаемого исполнителем в соответствии с законодательством Российской Федерации и содержащего условия предоставления коммунальных услуг. Перечень требований, которым должны соответствовать коммунальные услуги, является открытым. Включение в этот перечень договоров, содержащих условия предоставления коммунальных услуг, означает, что стороны таких договоров могут повысить требования, установленные федеральными нормативными правовыми актами.

Особенностью правового регулирования отношений по предоставлению коммунальных услуг является то, что ЖК РФ и Правила предоставления коммунальных услуг большее внимание уделяют исполнителю. Это естественно, поскольку именно от него зависит реальное исполнение обязательств по предоставлению коммунальных услуг.

Указанные в определении понятия "исполнитель" императивно установленные критерии и признаки должны применяться в совокупности. Исходя из этого определения можно сделать вывод, что если какое-либо лицо отвечает большинству положений определения, но не имеет обязательств по обслуживанию внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги, то это лицо не является исполнителем.

В зависимости от выбранного собственниками помещений способа управления многоквартирным домом предоставление коммунальных услуг в соответствии с ЖК РФ осуществляется различными исполнителями:

а) при управлении управляющей организацией (части 2 и 3 статьи 162) - управляющая организация на основании договора управления многоквартирным домом, заключаемого каждым собственником помещения. Определение "управляющая организация" раскрыто в части 4 статьи 155 ЖК РФ. Управляющая организация - это юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, управляющие многоквартирным домом на основании договора управления многоквартирным домом. Поскольку ТСЖ, ЖСК, ЖК или иной специализированный потребительский кооператив не заключает договоры управления с собственниками помещений в многоквартирном доме (как являющимися, так и не являющимися членами этих организаций), - несмотря на близость осуществляемых функций, товарищество или кооператив не могут считаться управляющей организацией;

б) при управлении товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом - части 5 и 6 статьи 155 не называют в качестве исполнителя ни ТСЖ, ЖСК, ЖК или иной специализированный потребительский кооператив, ни ресурсоснабжающую организацию. При этом Правила 2006 г. устанавливают, что предоставление коммунальных услуг при данном способе управления осуществляется только ТСЖ, ЖСК, ЖК, ЖНК или иным специализированным потребительским кооперативом на основании возмездного договора, заключаемого с каждым собственником помещения (как с членами этих организаций, так и с собственниками, не являющимися их членами). Такой вывод следует из определения "исполнитель". В соответствии с ЖК РФ товарищество создается для содержания и ремонта многоквартирного дома: для собственников, являющихся членами ТСЖ или кооператива, в рамках членских отношений, а для собственников, не являющихся членами ТСЖ, - на основании возмездных договоров о содержании и ремонте общего имущества в многоквартирном доме (см. пункт 2 статьи 138 ЖК). При заключении ТСЖ или кооперативом договора управления с управляющей организацией (статья 162 ЖК РФ) коммунальные услуги собственникам будет предоставлять не управляющая организация, а ТСЖ или кооператив, которые будут исполнителями. ТСЖ не может быть посредником. Если ТСЖ или кооператив привлекают управляющую организацию, то она будет отвечать перед ТСЖ (кооперативом) за все в доме: и за предоставление всех коммунальных услуг, и за содержание и ремонт общего имущества. При этом управляющая организация не будет исполнителем коммунальных услуг, ведь способ управления многоквартирным домом не изменится. В этом случае исполнителем будут ТСЖ или кооператив;

в) при непосредственном управлении собственниками помещений в многоквартирном доме (часть 8 статьи 155, часть 2 статьи 164 ЖК РФ) - лицами, осуществляющими соответствующие виды деятельности (например, ресурсоснабжающими организациями) на основании договоров холодного и горячего водоснабжения, водоотведения, электроснабжения, газоснабжения, отопления, заключаемых каждым собственником помещения, осуществляющим непосредственное управление многоквартирным домом, от своего имени.

Пункт 17 статьи 2 Федерального закона от 30 декабря 2004 №210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" устанавливает, что потребителями товаров и услуг организаций коммунального комплекса в сфере электро-, тепло-, водоснабжения, водоотведения, в жилищном секторе (в многоквартирных домах) являются:

1) товарищества собственников жилья, жилищные кооперативы, жилищно-строительные кооперативы и иные специализированные потребительские кооперативы, управляющие организации, которые приобретают указанные выше товары и услуги для предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в данном многоквартирном доме;

2) сами собственники помещений в многоквартирном доме в случае непосредственного управления многоквартирным домом собственниками помещений.

Управляющая организация, ТСЖ, ЖСК, ЖК, ЖНК или иной специализированный потребительский кооператив, приобретая от своего имени и за свой счет товары и услуги у организаций коммунального комплекса и иных ресурсоснабжающих организаций, делают это для предоставления коммунальных услуг от своего имени на основании возмездных договоров с собственниками жилых помещений.

В соответствии с ЖК РФ и Правилами (пункт 4) коммунальные услуги предоставляются потребителю на основании договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг и заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

Следует иметь в виду, что управляющие организации, ТСЖ, ЖСК или иные специализированные потребительские кооперативы должны заключать договоры ресурсоснабжения (разновидность договора купли-продажи) от своего имени и за свой счет. По этим договорам управляющие организации, ТСЖ или кооперативы должны приобретать все коммунальные ресурсы и услуги водоотведения, которые только могут быть предоставлены в зависимости от степени благоустройства многоквартирного дома или жилого дома. Под благоустройством понимается наличие в многоквартирном доме или жилом доме внутридомовых инженерных систем, позволяющих предоставлять потребителю соответствующие коммунальные услуги. После этого управляющие организации, ТСЖ, ЖСК, иные специализированные потребительские кооперативы от своего имени предоставляют гражданам соответствующие коммунальные услуги.

В свою очередь, граждане обязаны вносить плату соответственно управляющим организациям, ТСЖ или кооперативам (см. части 5, 6 и 7 статьи 155 ЖК РФ). "Договоры в пользу третьих лиц" или "договоры на организацию поставки ресурсов" при управлении многоквартирным домом управляющей организацией заключаться не могут, поскольку ЖК РФ предусмотрено иное. Заключение "прямых договоров" гражданами с ресурсоснабжающими организациями при этом способе управления будет грубо противоречить нормам ЖК РФ и Правил. При непосредственном управлении собственники помещений получают коммунальные услуги непосредственно от ресурсоснабжающих организаций (см.. часть 8 статьи 155 ЖК РФ).

Требование об обязательной ответственности исполнителя за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги, является новым.

Правила не отводят исполнителю посредническую миссию. Исполнитель должен осуществлять полный комплекс действий, обеспечивающих предоставление коммунальных услуг. Правила основаны на принципе ответственности исполнителя одновременно и за предоставление всех коммунальных услуг, и за обслуживание используемых для этого всех имеющихся в многоквартирном доме и в индивидуальном жилом доме внутридомовых инженерных систем. В отличие от ресурсоснабжающей организации управляющая организация, ТСЖ, ЖСК, ЖК или иной специализированный потребительский кооператив предоставляют гражданам комплекс коммунальных услуг, состав которых определяется степенью благоустройства многоквартирного или жилого дома. Это установлено пунктом 6 Правил. Иное понимание неизбежно приведет к нарушению требований статьи 162 ЖК РФ и Правил предоставления коммунальных услуг гражданам.

Для квалификации лица как исполнителя коммунальных услуг не имеет решающего значения, кто именно является подрядчиком и практически осуществляет действия по содержанию и ремонту внутридомовых инженерных систем, какая организация коммунального комплекса или иная ресурсоснабжающая организация производит соответствующий ресурс, какая сетевая организация передает его до дома. Важно то, какое одно лицо по договору отвечает перед собственником жилого помещения за эти неотделимые друг от друга полезные действия. Потребителю важно, чтобы на конечном этапе перед ним отвечал один конкретный исполнитель, отвечающий за все количественные и качественные характеристики коммунальных услуг: подаваемых коммунальных ресурсов и услуг водоотведения. При снижении качества потребитель будет всегда требовать с исполнителя, а он будет отвечать перед потребителем и, в свою очередь, с собственных контрагентов, по чьей вине произошло снижение качества.

При способе непосредственного управления многоквартирным домом каждый собственник помещения от своего имени заключает договоры холодного и горячего водоснабжения, водоотведения, электроснабжения, газоснабжения (в том числе поставок бытового газа в баллонах), отопления (теплоснабжения, в том числе поставок твердого топлива при наличии печного отопления).

Обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги, может осуществляться как на основании того же договора, который предусматривает обязательства по предоставлению коммунальных услуг (на основании пункта 3 статьи 421 ГК РФ такой договор будет являться смешанным), так и на основании различных договоров. В любом случае условия договоров, содержащих требования о содержании и ремонте внутридомовых инженерных систем (например, о составе общего имущества многоквартирного дома, перечне услуг и работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме, порядке определения размера платы за содержание и ремонт), должны согласовываться сторонами в соответствии со статьями 155, 156, 158, 162, 164 ЖК РФ.

Многоквартирные дома, как правило, подключены к централизованным системам коммунальной инфраструктуры. При этом управляющие организации, ТСЖ, ЖСК, ЖНК, несомненно, должны иметь возможность регулировать количество и качество коммунальных ресурсов (в первую очередь - тепловой энергии), поступающих в многоквартирные дома или индивидуальные жилые дома. Но возможности исполнителя ограничены перечнем и качеством услуг и работ по содержанию и ремонту внутридомовых инженерных систем, заказанных собственниками (например, заказом модернизации внутридомового оборудования), и размером платы потребителей за эти услуги и работы. Поэтому в случае непринятия собственниками необходимых решений и снижения по этой причине качества коммунального обслуживания винить в этом исполнителя будет неправомерно. Заложенный в Правилах принцип возложения на одно лицо ответственности за подачу коммунальных ресурсов и за техническое обеспечение надлежащего состояния сетей для их подачи в границах дома позволяет исполнителю управлять качеством коммунальных услуг и нести ответственность за эту деятельность, осуществляемую на основании возмездных договоров. При этом ответственность исполнителя зависит от соответствия объемов финансирования потребителями техническим потребностям содержания и ремонта общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, а также дополнительным запросам потребителей. Естественно, исполнитель при этом не должен быть "транзитной организацией", получать только "вознаграждение посредника".

Правила (пункт 3) устанавливают, что потребитель - это гражданин, использующий коммунальные услуги для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Поскольку коммунальные услуги - это деятельность исполнителя, обеспечивающая комфортные условия проживания граждан в жилых помещениях, потребителями должны считаться граждане, проживающие в жилом помещении многоквартирного дома или в жилом доме. Правила не содержат перечня оснований пользования жилыми помещениями потребителями коммунальных услуг. Представляется, что в качестве потребителей должны рассматриваться граждане, проживающие в жилых помещениях в качестве собственников, нанимателей, членов их семей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством. Причем речь идет о гражданах, проживающих в жилом помещении не только постоянно, но и временно.

Согласно части 1 статьи 153 ЖК РФ граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги. В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 153 ЖК РФ обязанность по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги возникает у нанимателя жилого помещения по договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда с момента заключения такого договора.

Несвоевременное внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги влечет взимание с нанимателя пеней.

В случае невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более чем 6 месяцев наймодатель вправе требовать расторжения договора найма в судебном порядке.

Таким образом, несмотря на то что статьи 155, 162, 164 ЖК РФ устанавливают, что основанием предоставления коммунальных услуг являются договоры, заключаемые исполнителем с собственниками жилых помещений в соответствии с законодательством Российской Федерации и что обязательства по оплате коммунальных услуг исполнителю возникают у собственников жилых помещений, перечень потребителей коммунальных услуг не ограничивается только собственниками жилых помещений, а включает в себя всех граждан, на законных основаниях постоянно или временно проживающих в жилых помещениях в многоквартирных домах и в индивидуальных жилых домах.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 №491 утверждены Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме; Правила изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность.

Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме регулируют отношения по содержанию общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме.

Правила изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность устанавливают основания и порядок изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме (далее соответственно - услуги, работы, общее имущество) ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность (далее - изменение размера платы); данные Правила не распространяются на отношения, возникающие в связи с оплатой расходов на содержание и ремонт общего имущества собственниками помещений в многоквартирном доме (далее - собственники помещений), являющимися членами товарищества собственников жилья, жилищного, жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива.

Арбитражные суды активно рассматривают экономические споры с участием органов местного самоуправления, и это подтверждает практика.

1. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2006 №14939/05.

Колхоз имени Свердлова (далее - колхоз) обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики с заявлением о признании незаконным решения от 20.09..2004 N 05-05/464 Управления Федеральной антимонопольной службы по Чувашской Республике - Чувашии (далее - антимонопольный орган) по делу о нарушении антимонопольного законодательства и выданного на его основании предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена администрация Чебоксарского района Чувашской Республики - Чувашии.

Решением суда первой инстанции заявление удовлетворено, оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа признаны незаконными и отменены.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении заявления отказано.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении о пересмотре в порядке надзора названных постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, колхоз просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение этими судами норм материального и процессуального права, и оставить без изменения решение суда первой инстанции.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении представителя антимонопольного органа, Президиум постановил, что решение суда первой инстанции - оставлению без изменения по следующим основаниям.

Как установлено антимонопольным органом, на основании договора на отпуск питьевой воды для муниципальных нужд, заключенного между Акулевской сельской администрацией Чебоксарского района и колхозом, последний оказывал услуги по подаче воды в 2003 году. По истечении срока действия договора колхоз отказался продлить договорные отношения, сославшись на то, что он не является водоснабжающей организацией, и предложил передать водонапорные башни, находящиеся в его собственности, администрации Чебоксарского района Чувашской Республики - Чувашии на условиях аренды.

Действия колхоза антимонопольный орган расценил как незаконные и вынес решение о признании колхоза нарушившим требования пункта 1 статьи 5 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и выдал предписание, в соответствии с которым колхозу надлежало восстановить подачу воды для муниципальных нужд, заключить договор на отпуск питьевой воды, прекратить навязывание условий договора аренды водонапорных башен как не относящихся к условиям договора водоснабжения и невыгодных для контрагента.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности антимонопольным органом наличия в действиях колхоза нарушения антимонопольного законодательства. Колхоз не является водоснабжающей организацией, договор не соответствует признакам публичного договора, в связи с чем колхоз не несет обязанности по оказанию услуг по водоснабжению любому обратившемуся к нему лицу. Суд также пришел к выводу о необходимости регулирования данных правоотношений в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Суды апелляционной и кассационной инстанций с этими доводами не согласились. Не опровергая вывода о регулировании данных правоотношений нормами гражданского законодательства, суды указали, что статьей 5 Закона о конкуренции установлено исключение из принципа свободы договора, в соответствии с которым организациям, занимающим доминирующее положение на товарном рынке, запрещается отказываться от заключения договоров с потребителями.

Таким образом, суды сочли, что колхоз, прекратив подачу воды и отказывая в заключении договора водоснабжения, нарушил требования статьи 5 Закона о конкуренции.

Данные выводы судов апелляционной и кассационной инстанций нельзя признать обоснованными ввиду следующего.

Согласно статье 2 Закона о конкуренции, определяющей сферу применения настоящего Закона, этот Закон распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках в Российской Федерации, в которых участвуют российские и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные наделенные функциями или правами указанных органов власти органы или организации, а также физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

Таким образом, одним из обязательных условий отнесения соответствующих отношений к подлежащим регулированию Законом о конкуренции является влияние этих отношений на конкуренцию на товарных рынках России.

Согласно статье 4 Закона о конкуренции конкуренция - состязательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Статья 5 названного Закона запрещает действия (бездействия) хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов.

Следовательно, помимо определения действий, которые признаются нарушением антимонопольного законодательства, Законом установлены также субъекты этих правонарушений. Таковыми являются хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на товарном рынке и совершающие правонарушения, и хозяйствующие субъекты, осуществляющие свою деятельность на товарном рынке, интересы которых ущемляются противоправными действиями.

В соответствии со статьей 4 Закона о конкуренции хозяйствующие субъекты - это российские и иностранные коммерческие организации, некоммерческие организации, за исключением не занимающихся предпринимательской деятельностью, в том числе сельскохозяйственных потребительских кооперативов, а также индивидуальные предприниматели.

Сельская администрация как орган местного самоуправления, осуществляющий свои функции на основании Федерального закона от 06.10.2003 №131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Положения о поселковой и сельских администрациях Чебоксарского района, утвержденного постановлением главы администрации Чебоксарского района от 27.12.2001 №943, применительно к спорной ситуации к субъектам правоотношений в смысле статьи 5 Закона о конкуренции не может быть отнесена.

Отказ колхоза от заключения договора на отпуск питьевой воды с сельской администрацией не может иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции, то есть не может влиять на конкуренцию на товарном рынке либо ущемлять интересы других хозяйствующих субъектов.

Возникшие между колхозом и сельской администрацией спорные отношения по подаче воды как непосредственно колхозом, так и путем присоединения к его водопроводным сетям, подлежат разрешению в гражданско-правовом порядке.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии в действиях колхоза признаков нарушения пункта 1 статьи 5 Закона о конкуренции правомерен, в связи с чем у судов апелляционной и кассационной инстанций не было оснований для отмены решения суда.

На основании изложенного, постановление суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии и постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по данному делу в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отменены как противоречащие закону и нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Решение суда первой инстанции Арбитражного суда Чувашской Республики - Чувашии по данному делу оставлено без изменения.

2. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа (суд кассационной инстанции) от 29 ноября 2006 года Дело №Ф08-5538/2006.

ООО "Техноинвест" обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ОАО "Южная генерирующая компания - ТГК-8" о понуждении заключить договор на теплоснабжение и горячее водоснабжение нежилых помещений многоквартирного жилого дома в г. Ростове-на-Дону по ул. Ленина, 119 по данным проведенного ОАО "Ростовгражданпроект" расчета расхода тепла на отопление и горячее водоснабжение на срок до 30 декабря 2009 года.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен ЖСК "Дружба".

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.

Судебные инстанции исходили из того, что истец, являясь собственником встроенных нежилых помещений и владея на праве общей долевой собственности инженерно-техническим оборудованием и коммуникациями (сетями) в многоквартирном жилом доме (статья 36 Жилищного кодекса Российской Федерации), не может являться субъектом договора энергоснабжения, поскольку не имеет технической возможности принимать отпущенную компанией тепловую энергию и соблюдать режим ее потребления (статьи 539 пункт 2 и 543 пункт 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд установил, что в настоящее время договор теплоснабжения заключен компанией с кооперативом, который выполняет требования теплоснабжающей организации по соблюдению режима потребления энергии и, следовательно, фактически осуществляет управление многоквартирным домом (статья 161 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции указал также, что в нарушение статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общество не приложило к исковому заявлению проект договора теплоснабжения и не представило доказательств направления его в адрес ответчика. Данное обстоятельство исключает возможность удовлетворения иска, поскольку в решении не могут быть сформулированы условия, на которых стороны обязаны заключить договор/

Общество обжаловало судебные акты в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит отменить решение и апелляционное постановление, ссылаясь на их незаконность и необоснованность. Истец указывает, что является не только собственником нежилых помещений в многоквартирном жилом доме, но и сособственником теплового пункта (энергопринимающего устройства и иного оборудования), через который осуществляется снабжение тепловой энергией всего дома. Материалы дела подтверждают, что общество получило от снабжающей организации и выполнило технические условия на подключение к общим сетям жилого дома, установило приборы учета потребляемой горячей воды и представило компании расчетные данные о потреблении тепловой энергии в нежилых помещениях (выполнены ОАО "Ростовгражданпроект"). Истец полагает, что может выступать абонентом по самостоятельному договору теплоснабжения.

Следовательно, требование общества о понуждении компании к заключению этого договора подлежало удовлетворению судом на основании статей 426, 445, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии доказательств направления истцом в адрес ответчика проекта договора теплоснабжения противоречит материалам дела.

Как видно из материалов дела, общество является собственником встроенных нежилых помещений, расположенных на 1-м и 2-м этажах многоквартирного жилого дома в г. Ростове-на-Дону по ул. Ленина, 119. Остальные 5 этажей дома заняты жилыми помещениями (квартирами), принадлежащими гражданам - членам кооператива.

В соответствии с соглашением о долевом соотношении площадей от 25.04.2004 в названном доме на кооператив приходится 72% общей площади дома, на остальных собственников помещений - 28%, в том числе на общество - 9,15%.

Из переписки сторон следует, что компания неоднократно отказывала обществу в заключении договора теплоснабжения, ссылаясь на отсутствие у него технической возможности исполнять условия договора о соблюдении режима теплопотребления. Такой договор уже заключен с кооперативом, который, по мнению компании, является организацией, управляющей имущественным комплексом жилого дома, и выполняет требования снабжающей организации по соблюдению режима потребления на границе балансовой принадлежности. Компания полагает, что общество обязано заключить с кооперативом договор о предоставлении коммунальных услуг и вносить плату за оказанные услуги на основании пункта 6 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Отказ компании от заключения договора теплоснабжения послужил основанием для предъявления иска.

При разрешении спора судебные инстанции пришли к выводу о том, что общество не может являться субъектом договора теплоснабжения, поскольку не имеет технической возможности принимать отпущенную компанией тепловую энергию и соблюдать режим ее потребления (статьи 539 пункт 2 и 543 пункт 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 1 Федерального закона "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" потребителями энергии являются физические или юридические лица, осуществляющие пользование электрической и тепловой энергией (мощностью). Таким образом, общество, использующее тепловую энергию для собственных (производственных или хозяйственно-бытовых) нужд, является потребителем энергии.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Обязанность коммерческой организации заключать публичные договоры, к которым относится и договор энергоснабжения, предусмотрена статьей 426 Кодекса, согласно пункту 3 которой не допускается отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить контрагенту соответствующие товары. При необоснованном уклонении от заключения такого договора другая сторона (потребитель) в соответствии с пунктом 4 статьи 445 ГК вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор.

Для заключения договора на отпуск тепловой энергии абонент (потребитель) должен:

иметь отвечающее установленным техническим требованиям энергопринимающее устройство, присоединенное к сетям снабжающей организации, и другое необходимое оборудование;

обеспечить учет потребления энергии (пункт 2 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Соблюдение абонентом (потребителем) указанных требований является технической предпосылкой заключения договора теплоснабжения. Отсутствие технически исправной энергоустановки, присоединенной к сетям снабжающей организации, а также средств учета потребляемой энергии влечет невозможность подавать потребителю тепловую энергию через присоединенную сеть и является основанием для отказа снабжающей организации от заключения договора (пункт 3 статьи 426 Кодекса).

В силу пункта 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности чердаки, технические этажи и подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в доме оборудование, а также механическое, электрическое, сантехническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Таким образом, собственник помещений в многоквартирном доме является одновременно сособственником принимающих устройств и иного оборудования, а также инженерных коммуникаций, через которые осуществляется снабжение всех помещений в многоквартирном доме энергоресурсами. Изложенное означает, что общество (наряду с кооперативом и иными собственниками нежилых помещений) имеет принимающее устройство и другое оборудование (инженерные коммуникации), необходимые для получения от снабжающей организации тепловой энергии. Какие-либо сведения о том, что указанное оборудование не отвечает установленным техническим требованиям, в деле отсутствуют. Напротив, из пояснений ответчика следует, что он поставляет через это же инженерно-техническое оборудование тепловую энергию кооперативу на основании договора. В деле имеются также технические условия на теплоснабжение принадлежащих обществу нежилых помещений, выданные филиалом "Ростовтеплосеть" ОАО "Ростовэнерго" (правопредшественником компании).

Следовательно, истец имеет равные возможности с другим собственником общего имущества жилого дома (кооперативом) исполнять договор теплоснабжения. Поэтому при обеспечении обществом надлежащего учета теплопотребления истец не может быть признан лицом, не имеющим технической возможности принимать тепловую энергию, поставляемую ответчиком (пункт 2 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, вывод судов о том, что общество в спорных правоотношениях не является абонентом, нельзя признать законным и обоснованным.

Как сособственник всего инженерно-технического оборудования и коммуникаций, размещенных в жилом доме, общество (наряду с другими собственниками жилых и нежилых помещений) обязано содержать его в надлежащем техническом состоянии, в том числе обеспечить безопасность эксплуатируемых тепловых сетей, приборов и оборудования (статья 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 39 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 №491. В пункте 10 Правил установлено, что общее имущество должно содержаться собственниками в состоянии, обеспечивающем соблюдение требований законодательства Российской Федерации (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей).

Согласно пункту 28 названных Правил собственники помещений обязаны нести бремя расходов на содержание общего имущества соразмерно своим долям в праве общей собственности на это имущество. При этом содержание общего имущества обеспечивается не только платежами собственников жилых помещений (граждан), но и владельцами иных помещений - за счет собственных средств (пункт 30).

Не может быть принята кассационной инстанцией и ссылка суда на невозможность соблюдения обществом установленного снабжающей организацией режима потребления энергии (поддержание им требуемого давления в трубопроводе, температурного режима и т.д..) в связи с отсутствием у истца соответствующего оборудования (собственной рамки управления, приборов учета и др.). Судебными инстанциями установлено, что в настоящее время договор теплоснабжения заключен компанией с кооперативом, который надлежащим образом выполняет требования снабжающей организации по соблюдению режима потребления. Данное обстоятельство подтверждает в своих возражениях и ответчик. Между тем кооператив (также как общество) является одним из сособственников оборудования и инженерных сетей, размещенных в жилом доме. Документы, подтверждающие наличие у кооператива какого-либо иного (индивидуального) оборудования, позволяющего именно ему обеспечивать установленный поставщиком тепловой энергии режим потребления, в деле отсутствуют. Кооператив в отзыве на иск также не подтверждает наличие такого оборудования. При этом он поддерживает требования общества, полагая, что истец не может являться субабонентом кооператива, так как тоже имеет в общей долевой собственности внутридомовое инженерное оборудование и коммуникации.

При изложенных обстоятельствах вывод судебных инстанций об отсутствии правовых оснований для понуждения компании к заключению с обществом самостоятельного договора на отпуск тепловой энергии является необоснованным.

Доводы ответчика о том, что истец обязан заключить с кооперативом договор о предоставлении коммунальных услуг и вносить ему плату за эти услуги на основании пункта 6 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации, несостоятельны.

В соответствии с названной нормой Кодекса не являющиеся членами товарищества собственников жилья (жилищного кооператива) собственники помещений в многоквартирном доме, в котором создано товарищество (кооператив), вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги в соответствии с договорами, заключенными с таким товариществом (кооперативом).

В силу части 2 статьи 153 Жилищного кодекса Российской Федерации обязанность по внесению платы за коммунальные услуги возникает у собственника и нанимателя (арендатора) жилого помещения. Таким образом, пункт 6 статьи 155 Кодекса, на который в обоснование своих возражений на иск ссылается ответчик, не регламентирует порядок внесения коммерческой организацией платы за нежилое помещение (и коммунальные услуги). Правила предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 №307, регулируют отношения между исполнителями и потребителями - гражданами, использующими такие услуги для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы общества установил, что управление многоквартирным домом осуществляет кооператив, который заключил с компанией договор теплоснабжения от 03.01.2001 №2022. Сославшись на пункт 9 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу, что наличие управляющей организации (кооператива) является обстоятельством, исключающим возможность заключения обществом договора теплоснабжения с компанией.

Согласно пункту 9 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации многоквартирный дом может управляться только одной управляющей организацией. При этом в пункте 2 названной статьи Кодекса предусмотрены следующие способы управления многоквартирным домом:

непосредственное управление собственниками помещений;

управление товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом (иным специализированным потребительским кооперативом);

управление управляющей организацией.

Таким образом, по смыслу пункта 2 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации жилищный кооператив не является управляющей организацией, о которой идет речь в пункте 9 статьи 161 Кодекса.

Суд апелляционной инстанции также указал, что общество не приложило к исковому заявлению проект договора теплоснабжения и не предоставило доказательств направления его в адрес компании. По мнению суда, отсутствие в деле проекта договора исключает указание в решении условий, на которых стороны обязаны заключить договор.

Между тем суд не дал оценки копии сопроводительного письма, из содержания которого следует, что общество передало компании проект договора энергоснабжения. На данном письме имеется отметка снабжающей организации (печать и подпись) о принятии сопроводительного письма (т. 1, л.д. 17). В суде первой и апелляционной инстанций ответчик не ссылался на отсутствие (неполучение) проекта договора теплоснабжения.

Поскольку содержащиеся в обжалуемых актах выводы не основаны на фактических обстоятельствах и имеющихся в деле доказательствах, а при разрешении спора судебные инстанции неправильно применили нормы материального права, решение от 03.05.2006 и постановление апелляционной инстанции от 26.07.2006 подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо разрешить спор на основе всестороннего и полного исследования и оценки как имеющихся в материалах дела, так и дополнительно представленных участвующими в деле лицами документов, а также с учетом выводов, изложенных в настоящем постановлении.

Расходы по уплате государственной пошлины следует распределить между сторонами по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при новом рассмотрении дела с учетом суммы, уплаченной обществом при ее подаче.

Суд кассационной инстанции постановил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменить, дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 17 июля 2007 г. Дело N А60-10175/07-С5.

Муниципальное учреждение "Служба заказчика" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области о привлечении учреждения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность которое установлена ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ.

Заинтересованное лицо с заявленными требованиями не согласно, полагает, что оспариваемое постановление вынесено в соответствии с требованиями КоАП РФ; факты совершения нарушений установлены и подтверждены материалами дела об административном правонарушении.

При анализе представленных договоров на обслуживание жилых помещений и предоставление коммунальных услуг, заключенных между МУ "Служба заказчика" и нанимателями жилых помещений в доме №3 по ул. Центральной в поселке Рябиновом, на предмет соответствия указанных договоров требованиям действующего законодательства проверяющими выявлены факты нарушения прав потребителей, а именно: потребителю не предоставлены сведения о государственной регистрации, режиме работы, адресах и номерах телефонов диспетчерской, аварийной или аварийно-диспетчерской службы; предельные сроки устранения аварий и иных нарушений порядка предоставления коммунальных услуг, установленных законодательством РФ, а также информация о Правилах предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 № 307.

Кроме того, в ходе проведения проверки установлено, что в помещениях исполнителя отсутствует информация о предельных сроках устранения аварий и иных нарушений, порядке предоставления коммунальных услуг, установленных законодательством РФ; о наименовании, адресе и телефонах федеральных органов исполнительной власти (их территориальных органов и подразделений), органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, уполномоченных осуществлять контроль за соблюдением Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307; отсутствуют Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 №491; положение о порядке проведения перерасчета платы за жилищно-коммунальные услуги при временном отсутствии граждан по месту постоянного проживания (регистрации), утвержденное приказом директора от 27.04.2006 №50-К, расположенное на стенде в помещении, занимаемом МУ "Служба заказчика", не соответствует действующему законодательству, а именно в приказе указано, что перерасчет платы осуществляется при отсутствии потребителя один календарный месяц, в действительности перерасчет платы за коммунальные услуги должен осуществляться при временном отсутствии потребителя в жилом помещении более 5 полных календарных дней подряд, что является нарушением п. 5 ст. 4 Закона РФ от 07.02.1992 №2300-1 "О защите прав потребителей", п. 49, 54 - 59 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307.

По результатам проверки, усмотрев в действиях учреждения признаки состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого установлена ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ, ТО ТУ Роспотребнадзора по Свердловской области вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении.

Постановлением главного государственного санитарного врача по г. Ирбиту, Ирбитскому району и Слободо-Туринскому району, Муниципальное учреждение "Служба заказчика" привлечено к ответственности по ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 5000 рублей.

В соответствии со статьей 8 Закона РФ "О защите прав потребителей" необходимая и достоверная информация об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров купли-продажи и договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей.

Если законами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к товару (работе, услуге), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий этим требованиям.

В соответствии с п. 4 Правил предоставления коммунальных услуг, утв. Постановлением Правительства №307 от 23.05.2006, коммунальные услуги предоставляются потребителю в порядке, предусмотренном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и настоящими Правилами, на основании договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг и заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации (далее - договор).

При этом в соответствии с подпунктом "п" п. 49 Правил исполнитель обязан предоставить потребителю информацию об исполнителе, в том числе наименование, место нахождения (адрес его постоянно действующего исполнительного органа), сведения о государственной регистрации, режим работы, фамилию, имя и отчество руководителя, а для индивидуального предпринимателя - дополнительно сведения о государственной регистрации и наименование зарегистрировавшего его органа (указываются в договоре, а также размещаются на досках объявлений, расположенных во всех подъездах многоквартирного дома или в пределах земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, а также на досках объявлений, расположенных вблизи жилых домов); адреса и номера телефонов диспетчерской, аварийной или аварийно-диспетчерской службы (указываются в договоре, а также размещаются на досках объявлений, расположенных во всех подъездах многоквартирного дома или в пределах земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, а также на досках объявлений, расположенных вблизи жилых домов); размеры тарифов на коммунальные услуги, надбавок к тарифам и реквизиты нормативных правовых актов, на основании которых применяются тарифы (размещаются на досках объявлений, расположенных во всех подъездах многоквартирного дома или в пределах земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, а также на досках объявлений, расположенных вблизи жилых домов); порядок и форма оплаты коммунальных услуг (указываются в договоре, а также размещаются на доске объявлений в помещении исполнителя в месте, доступном для всех посетителей); информация о настоящих Правилах (указываются в договоре, а также размещаются на доске объявлений в помещении исполнителя в месте, доступном для всех потребителей).

При временном отсутствии потребителя в жилом помещении более 5 полных календарных дней подряд осуществляется перерасчет платы за холодное водоснабжение, горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение и газоснабжение (п. 54 Правил).

Нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на юридических лиц - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (п. 1 ст. 14.8 КоАП РФ).

Как видно из материалов дела, полная и достоверная информация об исполнителе на момент проверки в помещении учреждения отсутствовала, перерасчет платы осуществляется при отсутствии потребителя один календарный месяц.

Согласно тексту договоров заявителя на обслуживание жилых помещений и предоставления коммунальных услуг, заключенных с нанимателями жилых помещений в доме N 3 по ул. Центральной в поселке Рябиновом, в тексте договоров не содержатся сведения о государственной регистрации, режиме работы, адресах и номерах телефонов диспетчерской, аварийной или аварийно-диспетчерской службы; предельные сроки устранения аварий и иных нарушений порядка предоставления коммунальных услуг, установленных законодательством РФ, а также информация о Правилах предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307. Таким образом, заявителем не вносятся изменения в соответствии с действующим законодательством в заключенные договоры в нарушение ст. 426 ГК РФ.

Кроме того, как следует из акта по результатам проверки и протокола в помещениях исполнителя отсутствует информация о предельных сроках устранения аварий и иных нарушений, порядке предоставления коммунальных услуг, установленных законодательством РФ; о наименовании, адресе и телефонах федеральных органов исполнительной власти (их территориальных органов и подразделений), органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, уполномоченных осуществлять контроль за соблюдением Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307; отсутствуют Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 №491; положение о порядке проведения перерасчета платы за жилищно-коммунальные услуги при временном отсутствии граждан по месту постоянного проживания (регистрации), утвержденное приказом директора от 27.04.2006 №50-К, расположенное на стенде в помещении, занимаемом МУ "Служба заказчика" Ирбитского МО, не соответствует действующему законодательству, а именно в приказе указано, что перерасчет платы осуществляется при отсутствии потребителя один календарный месяц, в действительности перерасчет платы за коммунальные услуги должен осуществляться при временном отсутствии потребителя в жилом помещении более 5 полных календарных дней подряд, что является нарушением п. 5 ст. 4 Закона РФ от 07.02.1992 №2300-1 "О защите прав потребителей", п. 49, 54 - 59 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307.

Довод заявителя о том, что исследуемые в ходе проведения проверки договоры заключены до вступления в законную силу Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утв. Постановлением Правительства РФ №307 от 23.05.2006, и в силу указанного обстоятельства не содержат условий, необходимость включения которых установлена указанными Правилами, судом также отклоняется на основании следующего.

Согласно п. 4 указанных Правил оказание коммунальных услуг осуществляется на основе договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг и заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Договор оказания этих услуг является публичным.

В соответствии с п. 4 ст. 426 Гражданского кодекса РФ в случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

На основании изложенного у заявителя возникла обязанность по приведению заключенных договоров в соответствие с требованиями Правил, утв. Постановлением Правительства РФ №307 от 23.05.2006, путем составления и подписания дополнительных соглашений к ним. На момент проверки договоры на оказание коммунальных услуг в соответствие с положениями указанных Правил не приведены.

На основании изложенного суд отказал заявителю впризнании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области о привлечении учреждения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность которое установлена ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ.

4. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 августа 2007 г. Дело №А71-1397/2007-Г14 17АП-5220/2007-ГК

Муниципальное учреждение "Г" обратилось в Арбитражный суд с иском о взыскании с ООО "А" задолженности за фактически потребленную тепловую энергию в период с 06.11.2006 по 31.12.2006 в сумме 10247269 руб. 33 коп. на основании ст. 309, 310, 539, 544 Гражданского кодекса РФ.

На основании ст. 49 АПК РФ арбитражным судом от истца принято уменьшение размера исковых требований до 7020266 руб. 02 коп.

Решением суда иск удовлетворен: с ООО "А" в пользу МУ "Г" взыскано 7020266 руб. 02 коп. долга и 46601 руб. 33 коп. в возмещение расходов по госпошлине.

Ответчик, ООО "А", с решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 06.06.2007 не согласен, просит его отменить по указанным в апелляционной жалобе основаниям, принять новое решение об удовлетворении исковых требований истца в сумме 1209580 руб. 29 коп., ссылаясь на то, что выводы, изложенные в решении суда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права - Методика определения количества тепловой энергии и теплоносителя... №105. Ответчик указывает, что решение по делу принято по недостаточно исследованным обстоятельствам, не учтено, что население производит оплату коммунальных услуг ежемесячно по 1/12 от фактически потребленной теплоэнергии. По мнению ответчика, расчет должен быть произведен по нормативам потребления коммунальных услуг для населения МО "Город Ижевск" на основании Постановления администрации г. Ижевска №184 от 25.04.2002, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307 "О порядке предоставления коммунальных услуг".

Истец в отзыве на апелляционную жалобу просит решение арбитражного суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, указав, что при расчете количества потребленной ответчиком тепловой энергии подлежит применению Методика определения количеств тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденная Приказом Госстроя РФ от 06.05.2000 №105. Истец пояснил, для того чтобы применять нормативы, они в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 23..05.2006 №306 должны быть утверждены на каждый конкретный дом. Такие нормативы у ответчика отсутствуют, поэтому применение нормативов, установленных Постановлением администрации г.Ижевска от 25.04.2002 №184, невозможно, а отсутствие договора не освобождает от обязанности оплатить фактически потребленную теплоэнергию.

Дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в порядке, установленном ст. 266, 268 АПК РФ.

В соответствии с распоряжением администрации г. Ижевска от 27.09.2006 №147/1 в управление ООО "А" с ноября 2006 года были переданы жилые многоквартирные дома, ранее находящиеся в ведении истца - МУ "Г". Для поставки тепловой энергии в горячей воде на указанные объекты жилого фонда истцом были заключены: договор теплоснабжения и договор на отпуск и потребление тепловой энергии в горячей воде с ООО "И".

Сторонами не оспаривается, что истец принимал поставляемую ему по договорам тепловую энергию и фактически передавал ее по сетям, находящимся в его оперативном управлении, потребителям, в том числе ООО "А", на жилые многоквартирные дома, находящиеся в управлении ответчика. Договор теплоснабжения в письменной форме между истцом и ответчиком не заключен. Из материалов дела также следует, что за поставленную тепловую энергию МУ "Г" фактически предъявляло к оплате, а ООО "А" производило оплату счетов за тепловую энергию.

Согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 548 ГК РФ правила, предусмотренные статьями 539-547 ГК РФ, применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть. Между истцом и ответчиком фактически сложились отношения, связанные со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть. При этом ООО "А" по отношению к МУ "Г" является субабонентом (ст. 545 ГК РФ).

При таких обстоятельствах к фактически сложившимся между сторонами отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, суд первой инстанции правомерно применил законодательство, регулирующее договор энергоснабжения.

В соответствии со ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

В части учета энергии с целью осуществления финансовых расчетов между энергоснабжающей организацией и абонентом подлежат применению Правила учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденные Минтопэнерго РФ от 12.09.1995 №Вк-4936 (далее - Правила). Указанными Правилами на абонента возложена обязанность установления узлов учета тепловой энергии. Поскольку объекты теплопотребления не оборудованы узлами учета теплоэнергии, в соответствии с Инструктивным письмом Министерства топлива и энергетики Российской Федерации от 20.12.1995 №42-4-2/18 при временном отсутствии приборов учета расход тепловой энергии у потребителя подлежит исчислению в соответствии с Методикой определения количеств тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального водоснабжения №МДС 41-4.2000 (далее - Методика №105), утвержденной Приказом Госстроя РФ от 06.05.2000 N 105.

В обоснование размера исковых требований истец представил расчет потребления тепловой энергии объектов ответчика за период с ноября по декабрь 2006 года, который соответствует требованиям Методики №105 и условиям договоров поставки тепловой энергии с ресурсоснабжающими организациями. Поскольку абонент (МУ "Г") не является энергоснабжающей организацией, он вправе передавать энергию субабоненту (ООО "А") на условиях договоров энергоснабжения. Договоры энергоснабжения истцом выполнены полностью, что подтверждается актом сверки взаимных расчетов.

Для оплаты за указанный период истец предъявил ответчику счета-фактуры на общую сумму 15113935 руб. 28 коп., которые оплачены ответчиком частично. Взыскивая с ответчика задолженность за теплоэнергию в сумме 7020266 руб. 02 коп., суд первой инстанции правильно учел количество фактического теплопотребления и частичное исполнение денежного обязательства ответчиком.

Суд апелляционной инстанции отклоняет доводы ответчика о необходимости исчисления количества фактически потребленной тепловой энергии по нормативам, утвержденным Постановлением администрации г. Ижевска №184 от 25.04.2002, а также применения в отношениях между истцом и ответчиком Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства от 23.05.2006 №307, поскольку данные доводы не основаны на обстоятельствах дела и нормах права, регулирующих отношения сторон по настоящему делу.

Постановление администрации г. Ижевска от 25.04.2002 принято с целью упорядочения субсидий по оплате жилищно-коммунальных услуг в г. Ижевске в качестве меры социальной защиты населения и не подлежит применению между теплоснабжающей организацией и абонентом по договору энергоснабжения. Кроме того, постановления Правительства УР №914 от 27.08.2001 и №27 от 27.03.2006, во исполнение которых было принято Постановление администрации г. Ижевска №184, утратили силу. Доказательства утверждения ответчику органами местного самоуправления нормативов в порядке, установленном п. 4 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, в дело не представлены.

Положения Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307, не подлежат применению, поскольку договором между исполнителем коммунальных услуг и ресурсоснабжающей организацией применение какого-либо из пунктов указанных Правил не предусмотрено. Средства измерения, используемые для определения количества потребления коммунальных ресурсов потребителями, проживающими в жилых помещениях многоквартирного дома, используются в отношениях между исполнителями (лицами, предоставляющими коммунальные услуги) и потребителями (гражданами, использующими коммунальные услуги для личных целей, не связанных с предпринимательской деятельностью) - пп. 1, 3, 4 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307. Правоотношения ответчика и истца по настоящему делу регулируются положениями параграфа 6 Гражданского кодекса Российской Федерации - "Энергоснабжение", ст. 539-547.

Ответчик в судебном заседании апелляционного арбитражного суда в обоснование апелляционной жалобы сослался на контррасчеты, составленные им по Методике №105, по которым разница в расчетах с истцом составляет не менее пяти миллионов рублей. Указанные расчеты апелляционным судом отклонены, поскольку на исследование суда первой инстанции не представлялись. Кроме того, из пояснений представителей ответчика в судебном заседании апелляционного суда следует, что в произведенных ответчиком контррасчетах значение расчетной температуры наружного воздуха было заменено им на значение фактической температуры наружного воздуха, при этом все остальные значения, в том числе и значение температуры внутри жилых помещений, оставлены в расчетном значении. Указанные произвольные действия ответчика в контррасчетах противоречат расчетному методу исчисления теплопотребления, установленному Методикой №105, предусматривающему применение в приведенной формуле установленных расчетных величин.

Компенсация выпадающих доходов от разницы тарифов для населения и ответчика не может быть отнесена на истца по настоящему делу, являющегося абонентом, поскольку подлежит возмещению в ином порядке, установленном в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 14.04.1995 №41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" и Федеральным законом от 30.12.2004 №210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса".

Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод, что при расчетах между истцом и ответчиком по настоящему делу подлежат применению тарифы, установленные Постановлением Региональной энергетической комиссии Удмуртской Республики от 25.11.2005 №14/7 "О тарифе на тепловую энергию для потребителей г. Ижевска, подключенных к муниципальным теплотехническим системам, переданным в оперативное управление МУ "Г".

На основании изложенного Семнадцатый арбитражный апелляционный суд решение Арбитражного суда Удмуртской Республики по делу оставил без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

5. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2007 г. Дело N А50-4896/2007-А11; 17АП-4001/07-АК.

Общество с ограниченной ответственностью "У" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, вынесенного Государственной жилищной инспекцией Пермского края (далее - инспекция), в соответствии с которым общество признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 7.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), и привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 5000 руб.

Решением арбитражного суда заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда, инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит указанный судебный акт отменить, принять по делу новое решение, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального права.

Как следует из материалов дела, в ходе проведения внеплановой инспекционной проверки соблюдения обществом обязательных требований, установленных действующими нормативно-правовыми актами, при предоставлении населению жилищных и коммунальных услуг, отвечающих требованиям утвержденных стандартов качества по использованию и сохранности жилищного фонда, независимо от его форм собственности, в жилом помещении, расположенном по адресу: г. Пермь, ул. Осинская, д. 12 выявлены правонарушения, выразившиеся в нарушении обеспечения жилого дома коммунальными услугами: в водоразборных кранах квартир отсутствует горячее водоснабжение.

По результатам проверки, оформленной актом проведения внеплановой инспекционной проверки, уполномоченным лицом инспекции составлен протокол об административном правонарушении, послуживший основанием для вынесения постановления по делу об административном правонарушении о привлечении общества к административной ответственности по ст. 7.23 КоАП РФ, в виде штрафа в сумме 5000 руб.

При рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии вины общества во вменяемом правонарушении, поскольку административным органом вина общества не доказана, в связи с чем признал оспариваемое постановление незаконным.

При этом суд первой инстанции исходил из следующего.

Статьей 7.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность юридических лиц в виде штрафа в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда за нарушение нормативного уровня или режима обеспечения населения коммунальными услугами.

Согласно п. 5.8.3 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя Российской Федерации от 27 сентября 2003 г. №170, организации по обслуживанию жилищного фонда должны обеспечивать проведение профилактических работ (осмотры, наладка систем), планово-предупредительных ремонтов, устранение крупных дефектов в строительно-монтажных работах по монтажу систем водопровода и канализации (установка уплотнительных гильз при пересечении трубопроводами перекрытий и др.) в сроки, установленные планами работ организаций по обслуживанию жилищного фонда; инженерный контроль за своевременным исполнением заявок нанимателей на устранение неисправностей водопровода и канализации и т.д.

В соответствии с п. 9 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. №307, при предоставлении коммунальных услуг должна быть обеспечена бесперебойная подача в жилое помещение коммунальных ресурсов надлежащего качества в объемах, необходимых потребителю.

Как следует из условий договора от 30.06.2006, заявитель должен предоставить коммунальные услуги собственникам помещений в многоквартирных домах, перечень которых определяется приложением №1 (в которое включен дом №12 по ул. Осинской в г.Перми) к указанному договору, и пользующимся помещениями в домах лицам, в том числе оказание услуг по обеспечению горячим водоснабжением, а также осуществлять контроль над режимом и качеством коммунальных услуг (горячего и холодного водоснабжения, водоотведения, отопления), принимать меры для поставки услуг надлежащего качества.

Как правомерно установлено судом первой инстанции, не оспаривается заявителем и следует из материалов дела, а именно: из акта проверки, протокола по делу об административном правонарушении, что на момент проверки в доме №12 по ул. Осинской в г. Перми обнаружено отсутствие горячего водоснабжения в квартирах.

Согласно ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Обязанность доказывания вины возложена на административный орган.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (п. 2 ст. 2..1 КоАП РФ).

Как указано выше, факт нарушения заявителем Правил подтверждается имеющимися в деле документами, в том числе актом проверки, протоколами об административном правонарушении.

В силу ч. 1, 2, 3, 4 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство оценивается арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Исходя из представленных в материалы дела доказательств, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что общество предпринимало возможные меры для устранения выявленного в ходе проверки факта.

Так, материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что причиной нарушения нормативов обеспечения населения коммунальными услугами (горячим водоснабжением) явилось введение ограничения подачи водоснабжения индивидуальным предпринимателем М. (далее - предприниматель), через оборудование которого осуществляется поставка горячей воды в проверяемый жилой дом от энергоснабжающей организации, вследствие наличия задолженности энергоснабжающей организации перед предпринимателем.

При этом в оспариваемом постановлении административный орган обоснованно указал, что фактически нарушение произошло вследствие неисполнения энергоснабжающей организацией обязательств по договору.

Кроме того, судом первой инстанции установлено, материалами дела подтверждается и сторонами не оспаривается, что на момент введения ограничения подачи горячего водоснабжения общество не имело задолженности по оплате услуг перед энергоснабжающей организацией. А также именно общество обратилось в прокуратуру с целью принятия мер для прекращения действий предпринимателя.

Иного суду апелляционной инстанции в нарушение ст. 65, 200 АПК РФ инспекцией не доказано.

Довод инспекции о том, что вина общества заключается в незаключении договора с предпринимателем, судом апелляционной инстанции отклонен, как не соответствующий законодательству Российской Федерации и материалам дела.

Согласно п. 4 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. №307 "О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам" коммунальные услуги предоставляются потребителю на основании договора, заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В обязанности исполнителя входит заключение договора с ресурсоснабжающими организациями или самостоятельное производство коммунальных ресурсов, необходимых для предоставления коммунальных услуг потребителям (подп. "в" п. 49 Правил). Доказательств того, что энергоснабжающая организация - ООО "Р" - не обладало достаточными полномочиями на заключение договора с обществом, суду апелляционной инстанции не представлено.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

6. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2007 г. Дело N А50-4609/2007-А18; 17АП-4137/2007-АК

В Арбитражный суд обратилось ОАО "Т" с заявлением об отмене постановления, принятого в отношении общества Государственной жилищной инспекцией в части привлечения общества к административной ответственности по ст. 7.23 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 5000 руб.

Решением Арбитражного заявленные обществом требования удовлетворены: оспариваемое постановление признано незаконным, поскольку в нарушение ст. 210 АПК РФ административным органом в действиях общества не доказан состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.23 КоАП РФ.

Государственная жилищная инспекция с судебным актом не согласна по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе, ссылаясь на то, что состав правонарушения, вмененного в вину общества, доказан материалами дела. Кроме того, при надлежащем исполнении обязанностей общество могло не допустить нарушений прав потребителей, оно не вправе было прекращать подачу тепловой энергии, поскольку не вправе было требовать погашения задолженности по платежам, не являющимися текущими.

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения Государственной жилищной инспекцией была проведена внеплановая проверка по адресу: г. Пермь, ул. Большевистская, 134, в ходе которой выявлены факты нарушения нормативов обеспечения населения коммунальными услугами (п. 4.16..1 ГОСТ Р51617-2000, п. 9 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307), а именно: отсутствует горячая вода в здании общежития в течение длительного времени, что зафиксировано в акте проверки.

По результатам проверки жилищной инспекцией составлен протокол об административном правонарушении в отношении общества и вынесено постановление, которым общество признано виновным по ст. 7.23 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа 5000 руб.

Удовлетворяя заявленные требования и признавая оспариваемое постановление незаконным, суд первой инстанции исходил из недоказанности административным органом в действиях общества состава правонарушения по ст. 7.23 КоАП РФ.

Статьей 7.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность юридических лиц в виде штрафа в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда за нарушение нормативного уровня или режима обеспечения населения коммунальными услугами.

Правила предоставления коммунальных услуг, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. №307, регулируют отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, ответственность, а также порядок контроля качества предоставления коммунальных услуг.

Исполнителем услуг согласно п. 3 Правил является юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, предоставляющие коммунальные услуги, производящие или приобретающие коммунальные ресурсы и отвечающие за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги. Исполнителем могут быть управляющая организация, товарищество собственников жилья, жилищно-строительный, жилищный или иной специализированный потребительский кооператив, а при непосредственном управлении многоквартирным домом собственниками помещений - иная организация, производящая или приобретающая коммунальные ресурсы.

Пунктом 9 вышеуказанных Правил установлен режим бесперебойной подачи в жилое помещение коммунальных ресурсов надлежащего качества в объемах, необходимых потребителю.

Пунктом 4.16.1 ГОСТ "Жилищно-коммунальные услуги" Р 51617-2000 предусмотрено, что продолжительность отключения наружных сетей отопления и горячего водоснабжения при аварийных ситуациях должна определяться допустимым снижением температуры воздуха в жилых помещениях.

Как правомерно установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между ОАО "Т" и МП "П" заключен договор от 18.04.2005 N 4844 на поставку и потребление тепловой энергии в сетевой воде.

Пунктами 5.4.2, 7.1.1 указанного договора предусмотрено, что энергоснабжающая организация (ОАО "Т") имеет право прекратить подачу тепловой энергии в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения потребителем (МП "П") обязательств по оплате, указанных в п..п. 3.3 договора.

В связи с наличием задолженности у муниципального предприятия по оплате тепловой энергии перед обществом по указанному договору, последнее в соответствии со ст. 523, 546 Гражданского кодекса РФ и названными пунктами договора, прекратило подачу тепловой энергии.

В силу п. 6 Порядка прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 05.01..1998 предусмотрено, что в случаях, когда к сетям, принадлежащим организации-потребителю, подключены абоненты, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, организация-потребитель обязана обеспечить подачу этим абонентам топливно-энергетических ресурсов в необходимых для них объемах.

В соответствии с п. 5 указанных Правил исполнитель обязан предоставить потребителю (гражданину) коммунальные услуги, соответствующие по качеству обязательным требованиям нормативов и стандартов, санитарных норм и условиям договора.

Согласно ст. 7.23 КоАП РФ ответственность за нарушение нормативного уровня и режима обеспечения населения коммунальными услугами установлена для лиц, которыми нарушены Правила предоставления коммунальных услуг.

Действие Правил распространяется на потребителей и исполнителей услуг по теплоснабжению, водоснабжению и канализации независимо от их ведомственной подчиненности, форм собственности и организационно-правовой формы.

Поскольку ОАО "Т" не состоит в договорных отношениях с жильцами рассматриваемого дома, то обязанность по предоставлению коммунальных услуг соответствующего качества лежит на МП "П", заключившим вышеуказанный договор с обществом. Иного жилищной инспекцией не представлено.

Согласно условиям договора МП "П" является исполнителем услуг по снабжению тепловой энергией и несет самостоятельные обязательства по оплате тепловой энергии независимо от фактической оплаты потребителями, следовательно, ограничение обществом подачи тепловой энергии в случаях, предусмотренных договором (пункт 7), не противоречит п. 2 ст. 546 ГК РФ.

Таким образом, именно МП "П", являясь исполнителем услуг по снабжению тепловой энергией, должно было обеспечить бесперебойное поступление горячей воды потребителям, не имеющим задолженности (Постановление Президиума ВАС РФ №10998/04 от 01.03.2005).

С учетом изложенного обоснован вывод суда первой инстанции о том, что в нарушение ст. 210 АПК РФ административным органом не представлено доказательств того, что общество отвечает признакам лица, осуществляющего предоставление коммунальных услуг населению.

Кроме того, все акты, содержащиеся в материалах настоящего дела, вынесенные Государственной жилищной инспекцией (распоряжение, акт проверки, предписание, протокол об административном правонарушении, оспариваемое постановление), приняты в отношении общества с ограниченной ответственностью "Т", в то время как согласно свидетельству о государственной регистрации заявителем по делу является открытое акционерное общество "Т".

Доводы апелляционной жалобы о том, что общество не вправе было прекращать подачу тепловой энергии, поскольку не вправе было требовать погашения задолженности по платежам, не являющимся текущими, апелляционным судом отклоняются, поскольку данные действия общества не влекут его привлечение к административной ответственности по ст. 7.23 КоАП РФ.

Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

7. Постановление Арбитражного суда Свердловской области от 13 марта 2007 г. Дело N А60-1348/2007-С5.

Арбитражный суд рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению ООО к Государственной жилищной инспекции об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности,

ООО просит признать незаконным и отменить постановление Государственной жилищной инспекции по делу об административном правонарушении о назначении ООО административного наказания. Мотивирует свои доводы заявитель тем, что в его действиях отсутствует состав правонарушения и государственным органом нарушен порядок привлечения юридического лица к административной ответственности.

Прокуратурой Чкаловского района г. Екатеринбурга с привлечением специалистов Управления ЖКХ администрации г.. Екатеринбурга проведена проверка технического состояния жилого дома №103 по улице Новосибирской в г. Екатеринбурге.

В ходе проверки установлено, что данный дом содержится с нарушением Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя России от 27.09.2003 №170, а именно в квартире отопление по 3 стоякам из 4, в результате чего снижен температурный режим в жилых помещениях.

По итогам проведенной проверки взяты объяснения, составлен акт от 15.11.2006, вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении от 27.11.2006 в отношении ООО. Постановление о возбуждении дела об административном правонарушении направлено в Государственную жилищную инспекцию Министерства строительства и ЖКХ Свердловской области для рассмотрения по существу.

Заместитель начальника Государственной жилищной инспекции рассмотрел материалы дела и вынес постановление о привлечении ООО к административной ответственности, предусмотренной статьей 7.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде штрафа в размере 10000 рублей.

Суд удовлетворил требования заявителя по следующим основаниям.

Согласно статьям 539, 542 Гражданского кодекса РФ теплоснабжающая организация обязана предоставить потребителю услуги, соответствующие по качеству обязательным требованиям нормативов и стандартов, санитарных правил и норм и условиям договора снабжения тепловой энергией. Потребительские свойства и режим предоставления услуг по теплоснабжению должны соответствовать установленным нормативам температуры воздуха в жилых помещениях.

В силу пункта 6 Порядка прекращения или ограничения подачи электрической, тепловой энергии и газа, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 05.01.1998 №1, в случаях, когда к сетям, принадлежащим организации-потребителю, подключены абоненты, которые своевременно оплачивают использованные топливно-энергетические ресурсы, организация-потребитель обязана по согласованию с энергоснабжающей или газоснабжающей организацией обеспечить подачу этим абонентам топливно-энергетических ресурсов.

Согласно пункту 4.16.2 ГОСТа Р 51617-2000 "Жилищно-коммунальные услуги. Общие технические условия", утвержденного Постановлением Госстандарта РФ от 19.06.2000 №158-ст, в отапливаемых помещениях жилых зданий и прочих коммунальных мест проживания должна быть обеспечена температура воздуха в холодный период 18 (20) градусов.

На основании статьи 4 Федерального закона "О защите прав потребителей", пункта 4.12 ГОСТа Р 51617-2000 и пунктов 3, 5, 9 Правил предоставления коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307, при предоставлении коммунальных услуг должна быть обеспечена бесперебойная подача в жилое помещение коммунальных ресурсов надлежащего качества в объемах, необходимых потребителю.

В соответствии с Государственным стандартом РФ ГОСТ Р 51617-2000 "Жилищно-коммунальные услуги. Общие технические условия" (принят Постановлением Госстандарта РФ от 19 июня 2000 г. №158-ст) (с изменениями от 22 июля 2003 г.) и Межгосударственным стандартом ГОСТ 30335-95 / ГОСТ Р 50646-94 "Услуги населению. Термины и определения" (введен в действие Постановлением Госстандарта РФ от 12 марта 1996 г. №164) исполнителем по осуществлению жилищно-коммунальных услуг являются предприятие, организация или предприниматель, оказывающие услугу потребителю.

Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006№ 307 "О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам", установлено, что при предоставлении коммунальных услуг должно быть обеспечено бесперебойное отопление жилого помещения в течение отопительного периода в зависимости от температуры наружного воздуха, исполнитель обязан предоставлять потребителю коммунальные услуги в необходимых для него объемах и надлежащего качества.

Разделом VIII Правил утвержден порядок установления факта непредоставления коммунальных услуг или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества. В этом случае, как следует из пунктов 67, 68 Правил, составляется акт, который подписывается потребителем и исполнителем, а в случае, если они не пришли к единому решению, то приглашаются представители государственной жилищной инспекции и общественного объединения потребителей, в присутствии которых производится оценка качества предоставления коммунальных услуг, составляется и подписывается акт.

В силу пункта 69 Правил в акте о непредоставлении коммунальных услуг или предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества указываются нарушения параметров качества, время и дата начала непредоставления коммунальных услуг или предоставления услуг ненадлежащего качества.

Правила содержат допустимую продолжительность перерывов или предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества и условия изменения размера платы за услуги при предоставлении их ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность. Допустимая продолжительность перерыва отопления: не более 24 часов (суммарно) в течение одного месяца; не более 16 часов единовременно - при температуре воздуха в жилых помещениях от 12 градусов до нормативной; не более 8 часов единовременно - при температуре воздуха в жилых помещениях от 10 до 12 градусов; не более 4 часов единовременно - при температуре воздуха в жилых помещениях от 8 до 10 градусов.

Как следует из Устава ООО, одним из видов деятельности общества является предоставление коммунальных услуг.

Из материалов дела следует и представитель заявителя в судебном заседании подтвердил тот факт, что управление эксплуатацией жилого фонда и обязанность по обеспечению коммунальными услугами дома №103 по улице Новосибирской в г. Екатеринбурге возложены на ООО.

Как установлено в судебном заседании, в жилых помещениях квартиры дома №103 по улице Новосибирской в г. Екатеринбурге не работают 3 стояка из 4. При этом из материалов дела не следует, какой температурный режим существует в указанной квартире.

Актом Администрации Чкаловского района г. Екатеринбурга от 27.10.2006 установлено, что в квартире (торцевая) отсутствует отопление по одному из двух стояков в комнате, в кухне и в ванной, температура внутри помещения соответствует нормативной.

В материалах дела указано, что подрядной организацией в данном доме ведется капитальный ремонт системы центрального отопления. Как следует из материалов дела, жительница квартиры просит восстановить прежнюю систему отопления, однако не указывает, что на момент рассмотрения государственным органом административного дела температурный режим в квартире был нарушен.

Представитель заинтересованного лица пояснил, что заявитель привлечен к ответственности за нарушение режима отопления. Однако материалами дела не подтверждено, что режим отопления в квартире дома №103 по улице Новосибирской нарушен. Из представленных документов следует, что собственник квартиры просит восстановить прежнюю систему отопления.

Представитель заявителя пояснил, что в доме №103 по улице Новосибирской проводится капитальный ремонт системы центрального отопления, но собственник квартиры не предоставляет доступ заявителя в квартиру для проведения работ, что подтверждается материалами дела. Кроме многочисленных попыток начать работу и отказа собственником в доступе в квартиру, заявитель в целях выполнения работ заказал в проектном предприятии рабочий проект отопления и вентиляции в квартире жилого дома №103 по улице Новосибирской.

Статья 7.23 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение нормативов обеспечения населения коммунальными услугами.

На основании статьи 7.23 КоАП РФ нарушение нормативов обеспечения населения коммунальными услугами влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда.

Объектом правонарушения, предусмотренного в статье 7.23 КоАП РФ, являются права потребителей, а непосредственным предметом посягательства - установленные нормативы, в соответствии с которыми исполнитель обязан предоставить потребителю услуги, соответствующие по качеству обязательным требованиям нормативов и стандартов, санитарных правил и норм и условиям договора, а также информацию об услугах, предоставляемых исполнителем.

Объективная сторона рассматриваемого правонарушения выражается в противоправных действиях (бездействии), вызвавших нарушение установленных нормативов или режимов обеспечения населения коммунальными услугами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Как следует из материалов дела, заинтересованным лицом не представлено доказательств того, что имеет место нарушение заявителем режима отопления квартиры жилого дома №103 по улице Новосибирской в г. Екатеринбурге.

Кроме того, суд полагает, что заявителем были приняты все зависящие от него меры для выполнения возложенной на него обязанности по обеспечению лиц, проживающих в данной квартире, тепловой энергией, что подтверждено материалами дела.

В обоснование своих доводов заявитель указал, что не был уведомлен о времени и месте рассмотрения административного дела заинтересованным лицом, в связи с чем невозможно было представить возражения по факту нарушения. Из оспариваемого постановления следует, что дело рассмотрено в отсутствие законных представителей ООО. Как пояснил представитель заинтересованного лица, определение о назначении времени и места рассмотрения дела было передано заявителю по факсу 15..12.2005 в 10 час. 20 мин. и в этот же день была передана телефонограмма. Документальное подтверждение данного довода в суд не представлено. В книге входящей корреспонденции и телефонограмм ООО за период с 14.12.2006 по 18.12.2006 отсутствуют отправления от заинтересованного лица.

В соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

При этом пунктами 2, 4 статьи 29.7 Кодекса предусмотрено, что при рассмотрении дела об административном правонарушении устанавливается факт явки физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, а также иных лиц, участвующих в рассмотрении дела; выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины их неявки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение (пункт 4 статьи 210 АПК РФ).

В нарушение указанного требования инспекция не доказала суду наличие вины во вменяемом заявителю правонарушении, следовательно, в действиях ООО отсутствует состав административного правонарушения.

Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное с нарушением указанных положений, подлежит отмене.

Суд признал незаконным и отменил постановление Государственной жилищной инспекции по делу об административном правонарушении о назначении ООО административного наказания как не соответствующее требованиям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Как следует из изложенных примеров, каждое дело рассматривается судом с учетом конкретных обстоятельств, доказательств, доводов и документов, на основании действующего законодательства. При этом необходимо учитывать тот факт, что каждый гражданин, получаемый от той или иной организации коммунальные услуги вправе требовать от нее необходимое количество и качество данных услуг, но все нарушения должны быть зафиксированы в установленных порядке и сроки, в противном случае, нарушитель может уклониться от административной ответственности.

Раздел V.

Публичные споры с участием органов местного самоуправления

1. Споры о преобразовании муниципальных образований

В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" преобразованием муниципальных образований является в том числе и изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом городского округа либо лишением его статуса городского округа.

Пункт 7 той же статьи предусматривает, что изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом городского округа либо лишением его статуса городского округа осуществляется законом субъекта Российской Федерации с согласия населения соответствующего городского поселения, а также с согласия населения муниципального района, из состава которого выделяется (в состав которого включается) соответствующее городское поселение. Мнение населения городского поселения и мнение населения муниципального района выявляются путем голосования, проводимого раздельно на территории городского поселения и на территории муниципального района, из состава которого выделяется (в состав которого включается) городское поселение. Изменение статуса городского поселения не допускается при отсутствии согласия на такое изменение населения городского поселения и (или) населения муниципального района.

Наделение муниципального образования статусом муниципального района во исполнение Федерального закона N 131-ФЗ не является его преобразованием, если оно произведено в границах существовавшего ранее муниципального образования.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 18 октября 2006 г. N 75-Г06-6

Законодательным Собранием Республики Карелия 17 ноября 2004 г. принят Закон N 825-ЗРК "О муниципальных районах в Республики Карелия", который 01 декабря 2004 г. подписан Главой Республики Карелия и официально опубликован в газете "Карелия" от 16 декабря 2004 г. М., являясь жителем г. Сортавала, обратился в Верховный суд Республики Карелия с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим названного Закона в части наделения муниципального образования город Сортавала статусом муниципального района, в обоснование своих требований на то, что муниципальное образование г. Сортавала преобразовано в нарушение Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" без соблюдения процедуры выявления мнения населения в порядке референдума, чем нарушаются права заявителя на участие в органах местного самоуправления и на выражение своего мнения по данному вопросу. Полагает, что муниципальное образование город Сортавала должно быть наделено статусом городского округа, поскольку до 30 апреля 2003 года предметы ведения муниципального образования город Сортавала не были разграничены.

Решением Верховного суда Республики Карелия от 11 июля 2006 г. в удовлетворении заявленных требований М. отказано.

В кассационной жалобе М. просит указанное решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для их удовлетворения.

В соответствии с пунктом "н" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации, принятые им по предметам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п.п. 2, 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В соответствии со ст. 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органы государственной власти субъектов до 01.01.2005 г. обязаны установить границы муниципальных образований и наделить соответствующим статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района с учетом требований названного Закона.

В силу абзаца 4 ч. 3 ст. 84 Федерального закона от 6 октября 2003 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" городские поселения, являющиеся на день вступления в силу главы 12 Закона муниципальными образованиями, предмет ведения которых на 30 апреля 2003 года не разграничен в соответствии с пунктом 3 статьи 6 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления", с 1 января 2006 года являются городскими округами, если законом субъекта Российской Федерации до 1 февраля 2005 года в соответствии с требованиями части 2 статьи 11 и части 7 статьи 13 настоящего Федерального закона не установлено иное.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" наделение городского поселения статусом городского округа осуществляется законом субъекта Российской Федерации при наличии сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры, т.е. право наделять статусом городского поселения или городского округа отнесено к компетенции субъекта, который учитывает при этом требования ст. 15 и 16 этого же закона.

Действующее законодательство под преобразованием муниципального образования понимает наделение законом субъекта РФ городских населенных пунктов, расположенных в границах района, являющегося муниципальным образованием, статусом городских округов. Тем самым, мнение населения при изменении статуса городского поселения в связи с наделением его статусом городского округа требуется в тех случаях, когда соответствующее городское поселение выделяется из состава муниципального района.

Между тем, в соответствии с абзацем 2 ч. 3 ст. 84 Федерального закона от 6 октября 2003 года наделение законом субъекта Российской Федерации городских, сельских населенных пунктов, расположенных в границах района, являющегося муниципальным образованием на день вступления в силу настоящей главы, статусом городских, сельских поселений в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 85 настоящего Федерального закона не является изменением границ, преобразованием указанного района.

В силу ст. 13 п. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" преобразованием муниципальных образований является объединение и разделение муниципальных преобразований, изменение статуса городского поселения в связи с наделением ею статусом городского округа либо лишением его статуса городского округа.

Как усматривается из материалов дела, законом Республики Карелия от 1 ноября 2004 года N 813-ЗРК "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" впервые, после опубликования Федерального закона N 131-ФЗ от 6 октября 2003 года, были образованы муниципальные образования в республике и наделены соответствующим статусом городского, сельского поселения, городского округа и установлены границы муниципальных образований в субъекте. Было образовано 22 городских поселения, в том числе Сортавальское городское поселение, в состав которого входит г. Сортавала.

Указанным законом муниципальные образования, существовавшие на территории республики Карелия, были наделены статусом муниципальных районов, в том числе статусом муниципального района было наделено муниципальное образование города Сортавала, в состав которого входят Сортавальское, Вяртсельское, Хелюльское городские поселения, Кааламское, Хаапалампинское сельские поселения (административный центр муниципального района г. Сортавала).

Границы муниципального образования "Сортавальский муниципальный район" в связи с принятием закона N 825-ЗРК от 1.12.2004 года не изменились, что подтверждено картографической схемой установления границ Сортавальского муниципального района.

Вывод суда о том, что наделение муниципального образования города Сортавала статусом муниципального района во исполнение Федерального закона N 131-ФЗ произведено в границах существовавшего ранее муниципального образования и поэтому не является его преобразованием т.к. г. Сортавала, в соответствии с Законом Республики Карелия от 01 ноября 2004 г. N 813-ЗРК "О городских, сельских поселениях в Республики Карелия" входил в состав Сортавальского городского поселения, в связи с чем, получения согласия населения в порядке референдума не требуется, является правильным и основан на установленных судом обстоятельствах и требованиях закона.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 75-Г06-15

Законодательным Собранием Республики Карелия принят Закон N 866-ЗРК "О внесении изменения в Закон Республики Карелия "О городских, сельских поселениях в Республики Карелия", который 7 апреля 2005 г. подписан Главой Республики Карелия и официально опубликован в газете "Карелия" 21 апреля 2005 г.

Щ.А.С. обратился в Верховный суд Республики Карелия с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим названного Закона, в обоснование своих требований ссылаясь на то, что оспариваемым Законом нарушено его право на осуществление местного самоуправления.

Решением Верховного суда Республики Карелия от 19 сентября 2005 г. в удовлетворении заявленных требований Щ.А.С. отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации решение Верховного суда Республики Карелия от 19 сентября 2005 г. отменено и дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение, по результатам которого решением Верховного суда Республики Карелия от 14 марта 2006 г. заявление Щ.А.С. удовлетворено. Пункт 20 ст. 1 Закона Республики Карелия от 7 апреля 2005 г. N 866-ЗРК "О внесении изменения в Закон Республики Карелия "О городских, сельских поселениях в Республике Карелия" признан противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2006 г. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2006 г. и решение Верховного суда Республики Карелия от 14 марта 2006 г. отменено. Дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

В кассационной жалобе Щ.А.С. просит решение Верховного суда Республики Карелия от 19 сентября 2005 г. отменить ввиду нарушения судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене обжалуемого решения суда.

В силу ст. 72 Конституции РФ установление общих принципов организации местного самоуправления находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ.

Согласно ст. 76 Конституции Российской Федерации законы субъекта Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Из материалов дела усматривается, что в образованную 1 января 1970 г. административно-территориальную единицу Республики Карелия "город Сортавала республиканского значения", были включены ряд населенных пунктов, в том числе и пос. Валаам. В границах этой территории в 2002 году было образовано "муниципальное образование город Сортавала", представляющее собой совокупность населенных пунктов, жители которых совместно осуществляли местное самоуправление. На территории муниципального образования город Сортавала других муниципальных образований не было.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 85 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления" в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации, в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, до 1 марта 2005 года устанавливают границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

В связи с этим законодателем Республики Карелия были приняты закон Республики Карелия N 813-ЗРК "О городских, сельских поселения в Республике Карелия", которым установлены границы муниципальных образований в субъекте и наделены соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа и были образованы муниципальные образования Сортавальское городское поселение и Валаамское сельское поселение, в состав последнего вошел только пос. Валаам, территориально расположенный на острове Валаам в Ладожском озере. Впоследствии был принят оспариваемый в настоящем деле закон Республики Карелия N 866-ЗРК (о внесении изменений в закон N 813-ЗРК), согласно которому было образовано муниципальное образование Сортавальское городское поселение, в состав которого вошел пос. Валаам.

Отказывая в удовлетворении заявленных Щ.А.С. требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что названные Законы Республики Карелия приняты во исполнение требований указанного Федерального закона, который в соответствии со статьей 83 вступает в силу с 1 января 2006 года, за исключением положений, для которых главой 12 Федерального закона установлены иные сроки и порядок вступления в силу.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 85 Федерального закона, в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации до 1 января 2005 г., а согласно изменениям, внесенным Федеральным законом от 28 декабря 2004 г. N 186-ФЗ - в срок до 1 марта 2005 г., устанавливают в соответствии с требованиями Федерального закона границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

В силу ст. 13 п. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" преобразованием муниципальных образований является объединение и разделение муниципальных преобразований, изменение статуса городского поселения в связи с наделением ею статусом городского округа либо лишением его статуса городского округа.

Суд правильно пришел к выводу о том, что поскольку на день (8 октября 2003 г.) вступления главы 12 Федерального закона пос. Валаам был расположен в границах муниципального образования города Сортавала, что следует из Устава муниципального образования города Сортавала, поэтому в силу положений части 3 статьи 84 названного Федерального закона, образование муниципального образования Сортавальское городское поселение с входящим в его состав пос. Валаам не является преобразованием района и изменением границ, поэтому положения статей 12, 13 Федерального закона в рассматриваемом случае не применяются.

Кроме того, судом было учтено, что при определении пос. Валаам в составе муниципального образования Сортавальское городское поселение учитывались те обстоятельства, что он расположен на острове, где иных населенных пунктов не имеется. На острове нет муниципального имущества, отсутствует производство.

Вывод суда о том, что образование Сортавальского городского поселения с входящим в его состав пос. Валаам не является преобразованием во исполнение Федерального закона N 131-Ф3 произведено без изменения границ муниципального образования и поэтому не является его преобразованием, в связи с чем, получения согласия населения на это не требуется, является правильным и основан на установленных судом обстоятельствах и требованиях закона.

При таком положении вывод суда первой инстанции о том, что оспариваемый Закон в части образования муниципального образования "Сортавальское городское поселение", в состав которого вошел пос. Валаам, был принят законодателем субъекта Российской Федерации в пределах своей компетенции, не противоречит федеральному законодательству и не нарушает конституционные права граждан является правильным.

Доводы кассационной жалобы о том, что образование "Сортавальского городского поселения" с включением в него пос. Валаам является преобразованием муниципального образования, произведенного без учета мнения населения, нарушает права этого населения, являлись предметом рассмотрения суда, им дана соответствующая оценка судом первой инстанции.

Изучение материалов дела не дает оснований признать состоятельными доводы жалобы о том, что решение постановлено не в соответствии с обстоятельствами дела и основано на неправильном применении норм материального права и они не могут послужить основанием к отмене постановленного судом решения.

Представляет большой практический интерес и судебная практика по делам об упразднении муниципальных образований.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 5 апреля 2006 г. N 11-Г06-2

Г.P.P. обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению законов Республики Татарстан от 15 сентября 2004 года N 46-ЗРТ "О границах территории и статусе муниципального образования города Казани" и от 2 апреля 2005 года N 62-ЗРТ "Об упразднении внутригородских муниципальных образований в составе территории муниципального образования города Казани".

В обоснование требований указал на то, что названные законы противоречат положениям Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", предусматривающим объединение двух и более поселений, не влекущее изменения границ иных муниципальных образований, с согласия населения путем голосования либо на сходах граждан. По вопросу объединения внутригородских муниципальных образований и наделения города Казани статусом городского округа голосование или сходы населения города не проводились, что повлекло нарушение его права на осуществление местного самоуправления.

Решением суда от 8 декабря 2005 года в удовлетворении заявления Г.P.P. отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит об отмене данного решения, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда и считает его правильным.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 85 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона органы государственной власти субъектов Российской Федерации до 1 марта 2005 года устанавливают в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

В силу части 3 статьи 84 этого же Федерального закона в случае наличия в составе территории (в границах) муниципального образования (за исключением района) города и других населенных пунктов, являющихся муниципальными образованиями, не позднее 1 марта 2005 года законом субъекта Российской Федерации принимается решение об упразднении указанных муниципальных образований (за исключением города) и соответствующих органов местного самоуправления не позднее 1 января 2006 года, если территории данных муниципальных образований находятся в пределах городской черты.

Внутригородские муниципальные образования упраздняются с 1 января 2006 года.

Как следует из материалов дела, Законом Республики Татарстан от 15 сентября 2004 года N 46-ЗРТ "О границах территории и статусе муниципального образования города Казани" город Казань наделен статусом городского округа и установлены границы его территории.

Законом Республики Татарстан от 2 апреля 2005 года N 62-ЗРТ "Об упразднении внутригородских муниципальных образований в составе территории муниципального образования города Казани" решено упразднить с 1 января 2006 года находящиеся в составе территории муниципального образования города Казани внутригородские муниципальные образования.

Из чего суд сделал правильный вывод о том, что законодатель Республики Татарстан, наделяя г. Казань статусом городского округа, и упраздняя оказавшиеся внутри его городской черты 25 муниципальных образований, действовал в точном соответствии с вышеприведенными предписаниями Федерального закона.

При этом суд обоснованно исходил из того, что оспариваемыми законами республики город Казань наделялся статусом муниципального образования впервые, а 25 внутригородских муниципальных образований были именно упразднены, а не объединены, на что согласия их населения не требуется.

По этой причине суд правомерно отверг доводы заявителя о том, что изменение границ местного самоуправления допускается только с учетом мнения населения.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что, поскольку на территории города Казани городское самоуправление не осуществлялось, внутригородские муниципальные образования могли быть ликвидированы только с согласия их населения, не основана на законе. Как указывалось выше, в соответствии с частью 3 статьи 84 Федерального закона N 131-ФЗ упразднение внутригородских муниципальных образований не поставлено в зависимость от того, осуществлялось в этом городе до его наделения статусом городского округа городское самоуправление или нет.

Утверждения заявителя о том, что 25 органов местного самоуправления жилых комплексов города Казани должны быть наделены статусом поселений, а город Казань - муниципальным районом, не могут быть приняты во внимание и служить поводом к отмене решения суда, поскольку подобной обязанности субъекта Российской Федерации федеральным законом не предусмотрено. Данных же о том, что в силу сложившихся исторических традиций, генерального плана развития, сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры город Казань республиканского значения может быть исключительно муниципальным районом и разрешать вопросы местного значения лишь межпоселенческого характера, а сами эти жилые комплексы города - поселениями и решать вопросы формирования и исполнения бюджета поселения, осуществления права собственности на имущество поселения, организации в своих границах электро-, тепло-, газо- и водоснабжения, содержания и строительства автомобильных дорог и т.д., заявителем не представлено.

При таких обстоятельствах решение суда об отказе в удовлетворении требований заявителя следует признать законным и обоснованным, которое по доводам жалобы, направленным на иную оценку обстоятельств, установленных и исследованных судом по правилам статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, отменено быть не может.

2. Споры о наименованиях муниципальных образований.

Города и другие поселения, районы, волости и подобные им объекты являются географическими объектами. Присвоение наименований географическим объектам и переименование географических объектов относятся к ведению Российской федерации. В документах и иных изданиях употребляются нормализованные наименования географических объектов. Произвольная замена субъектами Российской Федерации одних наименований географических объектов другими, употребление искаженных наименований географических объектов не допускается.

Географические объекты - существующие или существовавшие относительно устойчивые, характеризующиеся определенным местоположением целостные образования Земли: материки, океаны, моря, заливы, проливы, острова, горы, реки, озера, ледники, пустыни и иные природные объекты; республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа; города и другие поселения, районы, волости, железнодорожные станции, морские порты, аэропорты и подобные им объекты.

Наименования географических объектов - географические названия, которые присваиваются географическим объектам и служат для их отличия и распознавания.

Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1998 г. № 177 в качестве специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области установления, нормализации, употребления, регистрации, учета и сохранения наименований географических объектов (в области наименований географических объектов) определена Федеральная служба геодезии и картографии России.

В соответствии со ст. 9 Закона о наименованиях географических объектов (Федеральный закон от 18 декабря 1997 г. № 152-ФЗ «О наименованиях географических объектов» // СЗ РФ от 22 декабря 1997 г., N 51, ст. 5718) могут вносить органы местного самоуправления.

Законом вводятся понятия «установление наименования географического объекта» и «переименование географического объекта». Органы местного самоуправлению, по смыслу закона, могут активно участвовать в деятельности как по установлению наименований, так и по переименованию объектов.

Установление наименований географических объектов - выявление существующих наименований географических объектов, присвоение наименований географическим объектам и переименование географических объектов.

Существующие наименования географических объектов выявляются в соответствии с данными официальных картографических и справочных изданий и иных источников, посредством опроса населения соответствующих территорий, а также опроса краеведов и других специалистов.

Порядок выявления существующих наименований географических объектов определяется специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области наименований географических объектов.

Наименование, присваиваемое географическому объекту, должно отражать наиболее характерные признаки географического объекта, местности, в которой расположен этот объект, или особенности жизни и деятельности населения соответствующей территории, состоять не более чем из трех слов, естественно вписываться в уже существующую систему наименований географических объектов.

Географическим объектам могут присваиваться имена лиц, непосредственно принимавших участие в открытии, изучении, освоении или основании географических объектов. Имена выдающихся государственных и общественных деятелей, представителей науки и культуры и других имеющих заслуги перед государством лиц посмертно могут присваиваться географическим объектам, которые не имеют наименований.

Присвоение одного и того же наименования нескольким однородным географическим объектам в пределах территориального образования не допускается.

Переименование географического объекта допускается в случаях, если:

два или более однородных географических объекта в пределах территориального образования имеют одно и то же наименование, что затрудняет осуществление хозяйственной или иной деятельности;

географический объект обозначен аббревиатурой, номером или словосочетанием, выполняющими функции наименований географических объектов, но в действительности ими не являющимися.

Переименование географических объектов допускается также в целях возвращения отдельным географическим объектам наименований, широко известных в прошлом и настоящем.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 20 сентября 2006 г. N 92-Г06-8

Первый заместитель прокурора Республики Тыва обратился в суд с указанным выше заявлением, мотивируя его тем, что более чем по двадцати позициям оспариваемый им вышеназванный Закон Республики противоречит федеральному законодательству. При этом, сослался на то, что статьей 1 Федерального    закона    "О    наименованиях    географических объектов" N 152-ФЗ от 18.12.97 г. определено понятие "географические объекты" - существующие или существовавшие относительно устойчивые, характеризующиеся определенным местоположением целостные образования Земли: материки, океаны, моря, заливы, проливы, острова, горы, реки, озера, ледники, пустыни и иные природные объекты; республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа; города и другие поселения районы, волости, железнодорожные станции, морские порты, аэропорты и подобные им объекты. В соответствии со ст. 5 этого же закона специально уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в области наименований географических объектов в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, осуществляет деятельность в области наименований географических объектов совместно с другими федеральными органами исполнительной власти в пределах их компетенции. Постановлением Правительства Российской Федерации N 177 от 12 февраля 1998 г. "Вопросы реализации Федерального закона "О наименованиях географических объектов" определено, что специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области установления, нормализации, употребления, регистрации, учета и сохранения наименований географических объектов является Федеральная служба геодезии и картографии России. При этом, статьей 9 ФЗ N 152-ФЗ от 18 декабря 1997 г. определен порядок присвоения наименований географическим объектам и, в соответствии с п. 1 данной нормы закона, органам государственной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право вносить предложения о присвоении наименований географическим объектам или их переименовании. Из указанных положений законов следует, что субъекты Российской Федерации правом переименования географических объектов не наделены. Несмотря на это, оспариваемыми нормами закона Республики Тыва, названия административных центров указаны иначе, чем они определены в соответствии с Общероссийским классификатором объектов административно-территориального деления Российской Федерации (ОКАТО), что является нарушением федерального законодательства.

Решением Верховного суда Республики Тыва от 10 июля 2006 г., как указало выше, заявление Заместителя прокурора Республики Тыва удовлетворено.

В кассационной жалобе Правительства Республики Тыва ставится вопрос об отмене судебного решения по мотиву нарушений норм материального и процессуального права. В частности, указывается на то, что суд не учел того, что понятие "поселение" как подразделение муниципального образования определяется субъектом РФ при образовании, объединении, преобразовании и упразднении последних. При этом суд ошибочно исходил из норм права, которые не связаны с географическими объектами, а связаны с местным самоуправлением и административно-территориальным делением. Вывод суда неправильно основан на положениях общероссийского классификатора объектов административно-территориального деления (ОКАТО), который не является нормативным правовым актом и его объектами являются муниципальные образования, а не географические объекты. Наименования имеющихся на территории республики географических объектов не изменялись и им не присваивалось новых названий. Оспариваемый прокурором закон Республики не присваивает и не определяет наименования муниципальных образований и последние приведены на основании уставов, прошедших государственную регистрацию и внесены в государственный реестр муниципальных образований РФ и его целью является наделение статусом уже имеющего наименование муниципального образования и утверждение его границ.

Обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении решения суд исходил из того, что оспариваемый закон был принят во исполнение ч. 1 ст. 85 Федерального закона N 131-Ф3 от 6 октября 2003 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в соответствии с которой и в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации до 1 марта 2005 г. устанавливают в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

Между тем, при принятии оспариваемого Закона Республики не были учтены требования Федерального Закона N 152-ФЗ от 18.12.1997 г. Согласно ст.ст. 1, 3, 4, 8 этого закона и применительно к обстоятельствам данного дела, районы, города и другие поселения как географические объекты имеют географические названия, которые служат для их отличия и распознавания. Положение данного закона действует в сфере установления, нормализации, употребления, регистрации, учета и сохранения наименований географических объектов. Присвоение наименований географическим объектам и переименование географических объектов относятся к ведению Российской федерации. В документах и иных изданиях употребляются нормализованные наименования географических объектов. Произвольная замена одних наименований географических объектов другими, употребление искаженных наименований географических объектов не допускается.

Между тем, из оспариваемых положений Закона Республики Тыва наименование центров отдельных сумонов как географических объектов указаны не в соответствии с уже существующими наименованиями либо вообще не значащимися в республике или указаны иные наименования, что противоречит федеральному законодательству, поскольку перечисленные в оспариваемом законе Республики административно-территориальные единицы должны соответствовать названным в Федеральном законе определениям географических объектов.

Ст. 138 Конституции Республики Тыва предусмотрено, что Республику Тыва составляют города, кожууны (сельские районы) и другие административно-территориальные деления республики, утверждаемые Великим Хуралом Республики Тыва. В соответствии со ст. 5 Закона Республики Тыва N 130 от 13 июля 1994 г. "Об административно-территориальном устройстве Республики Тыва" категории административно-территориальных образований в Республики Тыва - кожуунов и сумонов - по своему статусу равнозначны районам и сельским (поселковым) административно-территориальным образований в Российской Федерации соответственно.

Учитывая, как отмечено выше, что оспариваемыми нормами закона Республики названия административных центров указаны иначе, чем они определены в соответствии с Общероссийским классификатором объектов административно-территориального деления Российской Федерации (ОКАТО), нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что оспариваемым законом республики названия административно-территориальных единиц не устанавливаются, а, следовательно, правомерным является решение суда об удовлетворении заявления первого заместителя прокурора Республики Тыва.

3. Споры о формировании органов местного самоуправления.

Органы местного самоуправления избираются непосредственно населением и (или) образуются представительным органом муниципального образования. Участие органов государственной власти и их должностных лиц в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления допускается только в случаях и порядке, предусмотренном Федеральным законом № 131-ФЗ.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 30 августа 2006 г. N 47-Г06-283

Заместитель прокурора Оренбургской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим и не подлежащим применению абзаца 2 части 3 ст. 69 Закона Оренбургской области от 12 мая 2004 г. N 1153/177-111-ОЗ "О выборах глав муниципальных образований и других должностных лиц местного самоуправления в Оренбургской области", сославшись на то, что оспариваемой нормой Закона Оренбургской области предусмотрено право Губернатора области наравне с депутатами представительного органа местного самоуправления предлагать кандидата на должность главы муниципального образования, в то время как это противоречит Федеральному закону от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в соответствии с которым, органы местного самоуправления избираются непосредственно населением и (или) образуются представительным органом муниципального образования и наделяются собственными полномочиями по решению вопросов местного значения, они не входят в систему органов государственной власти, участие органов государственной власти и их должностных лиц в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления допускается только в случаях и порядке, установленных законом. Предлагая кандидата на должность главы муниципального образования, губернатор тем самым участвует в формировании органов местного самоуправления, что является недопустимым.

Решением Оренбургского областного суда от 26 мая 2006 г., в удовлетворении заявления отказано, что мотивировано тем, что согласно части 2 ст. 3 и пункта "в" части 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов; законом субъекта Российской Федерации в пределах полномочий, определенных федеральным законом, устанавливается порядок проведения выборов в органы местного самоуправления на территории субъекта Российской Федерации. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области местного самоуправления относится принятие и изменение законов субъектов Российской Федерации о местном самоуправлении, контроль за их соблюдением. Согласно ст. 6 данного Федерального закона муниципальные выборы, в том числе выборы глав муниципальных образований и других должностных лиц местного самоуправления, а также принятие соответствующего закона субъекта Российской Федерации, к вопросам местного значения не относится. Органы местного самоуправления в пределах своих полномочий лишь обеспечивают подготовку и проведение муниципальных выборов. В соответствии с действующей частью 2 ст. 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" глава муниципального образования в соответствии с уставом муниципального образования избирается на муниципальных выборах либо представительным органом муниципального образования из своего состава в соответствии с положениями Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных пряв и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Порядок избрания глав муниципальных образований представительным органом муниципального образования из своего состава на федеральном уровне законодательно не определен. Исходя из указанного, Оренбургская область, как субъект РФ, вправе самостоятельно своим законом установить такой порядок. Суд указал также, что нарушений федерального законодательства оспариваемой прокурором нормой не допущено, поскольку Закон области принят в соответствии с полномочиями Оренбургской области, а оспариваемая норма прав муниципальных образований не нарушает, так как кандидатура на должность главы муниципального образования (в случае, если он избирается представительным органом муниципального образования), даже если кандидат и предложен главой администрации области (в настоящее время - губернатором Оренбургской области), должен участвовать в муниципальных выборах и может быть назначен на должность главы муниципального образования только по результатам голосования. При этом все кандидаты на должность главы муниципального образования должны быть депутатами представительного органа муниципального образования и все они обладают равными правами и возможностями, а, следовательно, предложенная губернатором области кандидатура не имеет каких-либо преимуществ перед другими кандидатами, предложение губернатора области не является обязательным для депутатов, которые вправе с ним не согласиться.

В кассационном представлении прокурора ставится вопрос об отмене решения суда и вынесении нового решения - об удовлетворении заявления, поскольку согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" местное самоуправление является формой осуществления народом своей власти, обеспечивающей в пределах, установленных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, - законами субъектов РФ, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций. Этим законом определены полномочия субъекта РФ: последний обеспечивает государственные гарантии прав населения на осуществления местного самоуправления - часть 4 статьи 3, часть 3 статьи 23; осуществляет правовое регулирование определенных отношений в сфере местного самоуправления не принимая непосредственного участия в решении вопросов местного самоуправления - статья 6; устанавливает виды избирательных систем, которые применяются при проведении муниципальных выборов и порядок их применения - часть 3 статьи 23; устанавливает наименование представительного органа, органа муниципального образования, главы муниципального образования, местной администрации - часть 3 статьи 34; выполняет ряд других полномочий, указанных в законе. В то же время, в части 4 статьи 34 этого же Закона определено, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Участие органов государственной власти и их должностных лиц в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления допускается только в случаях и порядке, установленных частями 5 и 11 статьи 37 Федерального закона N 131-Ф3. Поскольку эти статьи не касаются рассматриваемого конкретного вопроса, то с учетом конституционных гарантий организации местного самоуправления органы государственной власти и государственные должностные лица не вправе вмешиваться при формировании органов местного самоуправления, в том числе, избирании глав администрации муниципального образования. Оспариваемой прокуратурой нормой закона главе администрации области (в настоящее время губернатору области) предоставляется право предлагать кандидатуру на должность главы муниципального образования, т.е. фактически разрешено высшему должностному лицу органов исполнительной власти области непосредственно участвовать в формировании органов местного самоуправления, чем допускается нарушение положений федерального законодательства.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям. Приведенные выше доводы кассационного представления, являются обоснованными, поскольку основаны на требованиях действующего законодательства.

Указанным выше ФЗ РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" предусмотрено, что участие органов государственной власти и их должностных лиц в формировании органов местного самоуправления, назначении на должность и освобождении от должности должностных лиц местного самоуправления допускается только в случаях и порядке, установленных данным Законом (ст. 37) настоящего Федерального закона, которым не предусмотрена возможность участия органов государственной власти и их должностных лиц в формировании органов местного самоуправления).

Формирование органов местного самоуправления предполагает (от начала и до конца) процесс организации (создания) органов местного самоуправление#. Составной частью (одним из этапов) является выдвижение (предложение) кандидатур на должность главы муниципального образования.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2006 г. N 1-Г06-30.

Архангельским областным Собранием депутатов 4 июня 1997 года принят областной закон за N 31-9-03 "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Архангельской области", согласно пункту 1 статьи 6 которого в соответствии с Уставом муниципального образования депутат может осуществлять свои полномочия на постоянной (штатной) основе. Количество депутатов, работающих на постоянной (штатной) основе, определяется представительным органом местного самоуправления самостоятельно.

Исполняющий обязанности прокурора Архангельской области обратился в суд с заявлением о признании недействующим второго предложения данной нормы, указав на его противоречие части 5 статьи 40 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в соответствии с которой на постоянной основе могут работать не более 10 процентов депутатов от установленной численности представительного органа муниципального образования, а если численность представительного органа муниципального образования составляет менее 10 человек, - 1 депутат, а также статье 35 этого же Закона.

Решением суда от 23 августа 2006 года заявление исполняющего обязанности прокурора Архангельской области удовлетворено.

В кассационной жалобе Архангельское областное Собрание депутатов просит об отмене судебного решения, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с оспариваемыми прокурором положениями пункта 1 статьи 6 областного закона от 4 июня 1997 г. N 31-9-ОЗ "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Архангельской области" количество депутатов, работающих на постоянной основе, определяется представительным органом местного самоуправления самостоятельно.

Удовлетворяя заявление прокурора о признании этих положений недействующими, суд правильно указал на то, что их буквальное толкование позволяет считать, что представительный орган местного самоуправления при определении количества депутатов, работающих на постоянной основе, не ограничен какими-либо пределами.

Вместе с тем, в абзаце третьем пункта 5 статьи 40 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" определено, что на постоянной основе могут работать не более 10 процентов депутатов от установленной численности представительного органа муниципального образования, а если численность представительного органа муниципального образования составляет менее 10 человек - 1 депутат.

В соответствии с подпунктом "н" пункта 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы установления общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Учитывая, что нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, принятые по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, в силу пункта 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации, пункта 1 статьи 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" не могут противоречить федеральному закону, суд обоснованно признал второе предложение пункта 1 статьи 6 областного закона от 4 июня 1997 г. N 31-9-03 "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Архангельской области" недействующим.

Доводы кассационной жалобы Архангельского областного Собрания депутатов о том, что оспариваемая прокурором норма областного закона не является препятствием для прямого действия положений Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", проверялись судом и правильно признаны им необоснованными.

При этом суд правомерно отметил, что редакция оспариваемой прокурором нормы областного закона вносит правовую неопределенность в реализацию прав представительного органа местного самоуправления в Архангельской области.

В то время, когда Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях на то, что именно нарушения требований определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования не обеспечивают единообразного понимания и толкования правовых норм правоприменителями, что приводит к нарушению принципа равенства всех перед законом и верховенства закона (например, Постановление от 17 июня 2004 г. N 12-П).

4. Споры о статусе муниципального образования.

Муниципальное образование - населенная территория, имеющая органы местного самоуправления, бюджет, имущество, находящееся в муниципальной собственности, предназначенные для решения вопросов местного значения.

В сравнении с прежним законодательством ФЗ от 06.10.03г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (СЗ РФ.2003.№40.Ст.3822) классифицирует муниципальные образования на несколько типов: сельское поселение; городское поселение; муниципальный район; городские округа; внутригородские территории городов федерального значения.

Новое федеральное законодательство проводит содержательное различие между типами муниципальных образований. Одни из них организованы по поселенческому принципу (поселения, городские округа), другие по территориальному принципу (муниципальные районы). Разнится состав территорий, образующих муниципальные образования. К примеру, сельское поселение – это один или несколько объединенных общей территорией сельских населенных пунктов. Городское поселение есть город или поселок. Муниципальный район – несколько поселений (как городских, так и сельских или поселений и межселенных территорий). Муниципальным образованиям различных типов принадлежит разное количество вопросов местного значения : поселение-32; муниципальный район-29; городской округ-38. Прежде все муниципальные образования могли наделяться отдельными государственными полномочиями. В настоящее время федеральное законодательство установило, что отдельные госполномочия передаются только муниципальным районам и городским округам.

В соответствии с п.3ч.1 ст.11 ФЗ от 06.10.03г. территорию муниципального образования составляют исторически сложившиеся земли населенных пунктов, прилегающие к ним земли общего пользования, территории традиционного природопользования населения, рекреационные земли, земли для развития поселения. В состав территории муниципального образования входят земли независимо от форм собственности и целевого назначения. Границы территории муниципального образования устанавливаются и изменяются законами субъектов РФ (ч.2 ст.10 ФЗ от 06.10.03г.)5.

Выделение федеральным законодателем типов муниципальных образований неизбежно привело к десяткам споров, связанных с вопросами наделения муниципального образования тем или иным статусом.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2007 г. N 4-Г07-17.

Т.А.Н., Б., П.Д.Е., П.А.Р., М.П.В., П.И.В., А., жители г. Балашиха, обратились в суд с заявлениями о признании недействующим Закона Московской области N 99/2006-03 от 7 июля 2006 года "О городском округе Балашиха и его границе", ссылаясь на то, что оспариваемым законом статусом городского округа наделены г. Балашиха и сельские населенные пункты, тогда как в силу ст. 2 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" городским округом может быть лишь городское поселение.

Отсутствие в городском округе Балашиха сложившейся социальной, транспортной и иной инфраструктуры, необходимой для самостоятельного решения органами местного самоуправления вопросов местного значения и осуществления ими отдельных государственных полномочий, переданных федеральными законами, в силу ч. 2 ст. 11 Закона N 131-Ф3 является безусловным препятствием для наделения муниципального образования статусом городского округа.

Утверждение оспариваемым Законом границ городского округа Балашиха осуществлено с нарушением требований Градостроительного кодекса РФ и Земельного кодекса РФ, поскольку включение территории Балашихинского спецлесхоза в состав городского округа изменяет категории этих земель в земли поселений. Включение в границы городского округа части территории Национального парка "Лосиный остров" с целью организации местного самоуправления противоречит требованиям Закона РФ "Об особо охраняемых природных территориях", предусматривающих осуществление только государственного управления и контроля в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения.

Законом МО N 99/2006-03 продублирован Закон Московской области от 29 декабря 2004 года N 197/2004-03 "О наделении муниципального образования "Балашихинский район Московской области" статусом городского округа и утверждении границы городского округа Балашиха", который определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2006 года был признан недействующим, что противоречит ч. 4 ст. 253 ГПК РФ.

Картографическое описание, являющееся неотъемлемой частью Закона МО N 99/2006-03, не соответствует описанию границ Балашихинского района, изложенному в приложении к Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 августа 1960 года, что свидетельствует о том, что при установлении границ городского округа Балашиха изменены границы ранее существовавшего муниципального образования Балашихинский район. При этом в нарушение требований ст. 12 Закона N 131-Ф3 мнение населения не выяснялось, референдум не проводился.

Кроме того, внутри муниципального образования находятся закрытые территориальные образования: пос. Заря, пос. Сверный, пос. Восточный, что противоречит п. 13 ч. 1 ст. 11 Закона 131-ФЗ, согласно которому территория поселения не может входить в состав территории другого поселения.

Решением Московского областного суда от 21 декабря 2006 года постановлено: Т.А.Н., Б., П.Д.Е., П.А.Р., М.П.В., П.И.В., А. в удовлетворении заявления о признании недействующим Закона Московской области от 7 июля 2006 года N 99/2006-03 "О наделении муниципального образования "Балашихинский район Московской области" статусом городского округа и утверждении границы городского округа Балашиха" отказать.

В кассационных жалобах ставится вопрос об отмене решения суда ввиду неправильного применения материального закона и существенного нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для их удовлетворения.

Законом Московской области от 7 июля 2006 года N 99/2006-03 "О городском округе Балашиха и его границе", изданным во исполнение определения Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2006 года, которым Закон Московской области N 197/2004-03 от 29 декабря 2004 года "О наделении муниципального образования "Балашихинский район Московской области" статусом городского округа и утверждении границы городского округа Балашиха" признан противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению, установлено следующее.

Статьей 2 вышеназванного Закона наделено статусом городского округа муниципальное образование, расположенное на территории административно-территориальной единицы Московской области-Балашихинский район Московской области с населенными пунктами: Балашиха, село Новый Милет, деревни Дятловка, Павлино, Пестово, Полтево, Пуршево, Русавкино-Поповщино, Русавкино-Романово, Соболиха, Федурново, Фенино, Черное.

Статьей 3 Закона утверждена граница городского округа Балашиха в виде картографического описания, являющегося неотъемлемой частью Закона.

Статьей 4 Закона определен порядок введения его в действие: Закон вступает в силу на следующий день после его официального опубликования и распространяется на правоотношения, связанные с решением вопросов местного значения, возникшие с 24 мая 2006 года.

В состав территории городского округа в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 11 Закона N 131-Ф3 "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" могут входить один город или один поселок, а также - в соответствии с генеральным планом городского поселения - территории, предназначенные для развития его социальной, транспортной и иной инфраструктуры (включая территории поселков и сельских населенных пунктов, не являющихся муниципальными образованиями).

Судом установлено, что площадь в границах учрежденного городского округа - 20 631 га, в том числе площадь г. Балашиха - 3 872 га, площадь сельских поселений - 940 га.

Численность постоянно проживающего населения на начало 2005 года составляла 189,5 тыс. человек, при этом население г. Балашихи составляло 180,5 тыс. человек (95,3%). Численность постоянного населения сельских населенных пунктов: д. Черное - 3 493 человека, д. Федурново -1 832 человека, д. Пестово - 71 человек, д. Фенино - 104 человека, д. Дятловка - 142 человека, д. Полтево - 139 человек, д. Павлино - 46 человек, д. Соболиха - 181 человек, д. Русавкино-Романово - 85 человек, д. Русавкино-Поповщино - 66 человек, д. Пуршево - 2183 человека, с. Новый Милет - 658 человек. Всего в сельских населенных пунктах проживает 9 тыс. человек.

На территория округа имеется пять автомагистралей, дороги районного и местного значения, железнодорожная магистраль Горьковского направления МЖД с веткой на г. Балашиху, обеспечивающие транспортные связи.

Территория муниципального образования имеет городской характер, значительная часть территории застроена многоквартирными домами, население даже в сельской местности не связано с сельским хозяйством.

Аграрный сектор включает в себя лишь 7 сельскохозяйственных предприятий, в котором занято около 900 человек, что составляет менее 1,2% от числа работающих во всех отраслях экономики района. Земли сельскохозяйственного назначения составляют менее 0,1 части всей территории.

На территории муниципального образования сложилась сеть культурно-бытового и коммунального обслуживания, сеть детских дошкольных учреждений и общеобразовательных школ, учреждений здравоохранения, социального обеспечения, торговых предприятий, предприятий бытового обслуживания.

На момент принятия оспариваемого Закона имелся утвержденный в установленном порядке Генеральный план городского округа Балашиха, Генеральный план городского округа Балашиха (на расчетный срок до 2020 года, первая очередь - до 2010 года) был разработан в ГУП "Научно-исследовательский и проектный институт генерального плана города Москвы". Проект Генерального плана был согласован, опубликован в региональной газете "Факт" N 36 10 сентября 2005 года, рассмотрен на публичных слушаниях 6 и 10 ноября 2005 года.

Решением Совета депутатов Балашихинского района Московской области N 8/39 от 20 декабря 2005 года принято постановление "Об утверждении Генерального плана городского округа Балашиха", Главой Балашихинского района утверждено постановление от 30 декабря 2005 года N 53/39 о Генеральном плане городского округа Балашиха.

Постановление от 30 декабря 2005 года N 53/39 с утвержденным Генеральным планом городского округа Балашиха опубликованы в Балашихинской региональной газете "Факт" 20 и 27 января 2006 года

Генеральный план предусматривает направления развития территории городского округа Балашиха: социально-экономическое развитие, развитие инженерной инфраструктуры, транспортной инфраструктуры, мероприятия по оптимизации окружающей природной среды.

Целью такого территориального планирования городского округа Балашиха является развитие городской системы, придание четкой структуры и реализация потенциала окружающих территорий, создание предпосылок для решения вопросов единой инвестиционной политики, реализующей не только жилищные проблемы, но все разнообразие социальных и иных проблем, в том числе рекреационных и природоохранных, решение проблем реконструкции сложившихся магистралей, создание новых магистралей, развитие общественного транспорта и устранение внутренних дефектов транспортной системы.

Границы муниципального образования Балашихинский район определены и установлены до ноября 2004 года. Земельные участки площадью около 714 га исключены из земель Балашихинского района. При этом уточнение границ административно-территориального образования было произведено до принятия оспариваемого Закона. Границы населенных пунктов изменены не были.

Суд проверил процедуру принятия и опубликования вышеназванных актов и обоснованно признал ее соответствующей законодательству.

При таких обстоятельствах вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований сделан правильно.

Федеральным законодательством не исключены случаи, предусматривающие вхождение в состав территории городского округа сельских населенных пунктов. Все двенадцать сельских населенных пунктов, включенных в состав городского округа Балашиха, не являлись муниципальными образованиями, при этом одиннадцать из них и не могли быть наделены таким статусом с учетом требований закона к числу жителей поселения.

Включенные в состав территории городского округа Балашиха территории одиннадцати деревень и одного села предназначены для развития социальной, транспортной и иной инфраструктуры городского округа.

В соответствии с нормами ст.ст. 11, 85 Закона N 131-Ф3 "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" решение вопросов о наделении муниципальных образований статусом городского или сельского поселения, округа, муниципального района, об определении границ муниципальных образований отнесено к компетенции органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Наделение муниципального образования Балашихинский район статусом городского округа не изменило границы ранее существовавшего муниципального образования и не требовало учета мнения населения.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах, не опровергают выводов суда.

В силу ч. 4 ст. 253 ГПК РФ решение суда о признании нормативного правового акта недействующим не может быть преодолено повторным принятием такого же акта.

Отсутствие генерального плана города Балашихи на момент принятия Закона МО от 29.12.2004 года N 197/2004-03 являлось основанием для признания последнего недействующим.

На момент издания оспариваемого закона (от 07.07.2006 N 99/2006-03) статусом городского округа наделено муниципальное образование в составе населенных пунктов: город Балашиха, деревня Дятловка, село Новый Милет, деревня Павлино, деревня Пестово, деревня Полтево, деревня Пуршево, деревня Русавкино-Поповщино, деревня Русавкино-Романово, деревня Соболиха, деревня Федурново, деревня Фенино, деревня Черное - при наличии генерального плана, утвержденного в установленном порядке.

Таким образом, вышеназванные законы нельзя признать идентичными, а принятие оспариваемого акта не является преодолением вступившего в законную силу определения Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2006 года.

Согласно ст.ст. 9, 18 Градостроительного кодекса РФ документы территориального планирования, в том числе генеральные планы, составляются в отношении муниципальных образований, а не отдельных населенных пунктов. Поскольку город Балашиха никогда не являлся муниципальным образованием, то в отношении территории только города генеральный план составляться не мог.

Необходимость наделения статусом городского округа муниципального образования, расположенного на территории Балашихинского района, обусловлена также наличием сложившейся общей социальной, транспортной и иной инфраструктуры, что подтверждается доказательствами, исследованными судом, которым дана надлежащая оценка.

Ссылки в кассационных жалобах на то, что к материалам дела приобщены положения об органах Администрации городского округа Балашиха, утвержденные после принятия оспариваемого закона, а потому не имеют отношения к рассматриваемому делу, нельзя признать состоятельными. Из Положений об Управлении по образованию, о Финансово-экономическом управлении, об Управлении культуры, о Департаменте по делам сельских территорий усматривается, что эти органы являются правопреемниками ранее действовавших одноименных органов Администрации Балашихинского района. В совокупности со структурой Администрации Балашихинского района до принятия закона исследованные доказательства подтверждают, что в Балашихинском районе сложилась структура управления, обусловленная территориальным единством населенных пунктов, вошедших в состав городского округа Балашиха в соответствии с оспариваемым законом.

Вопрос о включении части территории национального парка в границы муниципального образования был предметом судебного исследования по делу N 3-21/2006 по заявлению Б.А.В., Т.А.Н. и др. о признании недействующим Закона Московской области от 29.12.2004. Решение Московского областного суда от 08.02.2006 года в этой части определением Верховного Суда РФ от 24.05.2006 года оставлено без изменения.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 11 Федерального закона N 131-Ф3 вхождение в территорию поселения земель не зависит от форм собственности и целевого назначения.

Суд правильно пришел к выводу, что в границы городского округа Балашиха вошла та же часть территории национального парка "Лосиный остров", которая входила в территорию муниципального образования Балашихинский район. Наделение муниципального образования Балашихинский район статусом городского округа не означает изменение категории земель, входящих в границы этого муниципального образования.

Довод о том, что включение в границы городского округа Балашиха поселков Заря и Северный нарушает нормы п. 13 ч. 1 ст. 11 Федерального закона N 131-ФЗ, является необоснованным.

Поселки Заря и Северный являются военными городками и в силу ст. 10 Закона Московской области "Об административно-территориальном устройстве Московской области" не являются населенными пунктами и не могут сами по себе быть муниципальными образованиями. Поселок Восточный - это часть г. Москвы, он лишь граничит с городским округом Балашиха и в состав городского округа не входит.

Доводы о том, что при издании оспариваемого закона были изменены границы муниципального образования, что требует проведения местного референдума, не основаны ни на законе, ни на материалах дела. Границы муниципального образования Балашихинский район, ранее действовавшего на территории Балашихинского района (административно-территориальной единицы) в установленном порядке не утверждались.

Судом не установлены обстоятельства об изменении границ муниципального образования.

Материалы дела исследованы судом полно и объективно, всем установленным обстоятельствам дана надлежащая оценка, нормы материального права применены правильно, процессуальных нарушений, влекущих отмену решения, не установлено.

Необоснованность иных доводов, изложенных в кассационных жалобах, отражена в судебном решении с изложением соответствующих выводов, которые, как отмечено выше, Судебная коллегия считает правильными.

Оснований для отмены решения суда, как о том ставится вопрос в кассационной жалобе, Судебная коллегия не усматривает.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 86-Г07-5.

Постановлением Законодательного Собрания Владимирской области от 25 мая 2005 года N 252 принят Закон N 69-03 "О наделении Гусь-Хрустального района и муниципальных образований, входящих в его состав, соответствующим статусом муниципальных образований и установлении их границ", который 25 мая 2005 г. подписан Губернатором Владимирской области и официально опубликован в газете "Владимирские ведомости" от 27 мая 2005 года N 174-175. В приложении N 24 к данному Закону содержится описание границ муниципального образования Купреевское.

Р., жительница села Колпь, входящего в состав муниципального образования "Купреевское" (сельское поселение), которое, в свою очередь, находится в составе муниципального образования Гусь-Хрустальный район (муниципальный район) Владимирской области, обратилась во Владимирский областной суд с заявлением о признании недействующей части 3 статьи 2 названного Закона в части наделения вновь образованного муниципального образования "Купреевское" статусом сельского поселения, а также признании недействующими приложения 24 к этому Закону и постановления Законодательного Собрания Владимирской области от 25 мая 2005 года N 252 в части принятия оспариваемых норм по следующим основаниям.

Оспариваемым Законом на территории Гусь-Хрустального района Владимирской области образовано муниципальное образование "Купреевское" с административным центром деревня-Купреево с установлением границ и наделением его статусом сельского поселения. При этом статус муниципального образования Колпскому сельскому округу не придан, более того, он вошел в состав территории муниципального образования "Купреевское", в результате чего была ликвидирована Колпская сельская администрация и Р. уволена.

Оспариваемый Закон принят в нарушение положений ст. 3, ч. 3 ст. 6, ч. 3 ст. 12, ч. 3 ст. 24 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-Ф3 "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" поскольку принят без учета мнения жителей Колпского сельского округа.

В судебном заседании представители Законодательного Собрания, Администрации Владимирской области и Администрации Гусь-Хрустального района возражали против удовлетворения заявления, считая его необоснованным.

Решением Владимирского областного суда от 25 декабря 2006 г. в удовлетворении заявленных Р. требований отказано.

В кассационной жалобе Р. просит указанное решение суда отменить, в связи с нарушением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для их удовлетворения.

В соответствии с пунктом "н" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления отнесено к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации, принятые им по предметам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п.п. 2, 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 85 указанного Федерального закона N 131-ФЗ (в редакции Федерального закона от 28.12.2004 года N 186-ФЗ) в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона органы государственной власти субъектов Российской Федерации до 1 марта 2005 года устанавливают границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

В силу требований части 3 статьи 84 Федерального закона N 131-ФЗ изменение границ и преобразование муниципальных образований, существующих на день вступления в силу настоящей главы, в период со дня вступления в силу настоящей главы до 1 января 2006 года допускаются исключительно в порядке и по основаниям, установленным настоящей статьей и статьей 85 настоящего Федерального закона. Изменение границ и преобразование муниципальных образований, существующих на день вступления в силу настоящей главы, производятся с соблюдением требований соответственно статей 12 и 13 настоящего Федерального закона.

Наделение законом субъекта Российской Федерации городских, сельских населенных пунктов, расположенных в границах района, являющегося муниципальным образованием на день вступления в силу настоящей главы, статусом городских, сельских поселений в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 85 настоящего Федерального закона не является изменением границ, преобразованием указанного района.

Во исполнение указанных норм Федерального закона оспариваемым Законом области на территории Гусь-Хрустального муниципального района Владимирской области образованы муниципальные образования, в том числе вновь образованное муниципальное образование "Купреевское" с административным центром - деревня Купреево с включением в него в числе 12 населенных пунктов села Колпь, установлены их границы согласно картографическим описаниям, вновь образованные муниципальные образования наделены статусом сельских поселений. При этом район наделен статусом муниципального района.

Судом установлено, что Колпский сельский округ с административным центром - село Колпь, никогда не имевший статуса муниципального образования, на время принятия оспариваемого Закона являлся административно-территориальным образованием, расположенным в границах муниципального образования Гусь-Хрустальный район Владимирской области, с нахождением в нем Колпской сельской администрации в качестве самостоятельного территориального структурного подразделения администрации Гусь-Хрустального района.

В связи с этим вывод суда о том, что наделение населенного пункта деревня Купреево статусом вновь образованного муниципального образования в форме сельского поселения с включением в его состав 12 других сельских населенных пунктов, в том числе и села Колпь, расположенных в границах Гусь-Хрустального района, являвшегося на день вступления в силу главы 12 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-Ф3 муниципальным образованием, изменением границ либо преобразованием Гусь-Хрустального района в смысле ст.ст. 12 и 13 вышеуказанного Закона не является, а потому согласия или учета мнения населения сельских населенных пунктов не требует, является правильным.

При этом, как обоснованно указано судом, то обстоятельство, что село Колпь вошло в состав вновь образованного муниципального образования "Купреевское" на правах сельского населенного пункта само по себе прав Р. на труд и осуществление местного самоуправления не нарушает.

Доводы Р. в кассационной жалобе о том, что оспариваемым Законом ликвидирован Колпский сельский округ, являются необоснованными и выводов суда не опровергают, поскольку оспариваемый Закон не содержит положений, предусматривающих упразднение Колпского и Купреевского сельских округов.

Вывод суда о том, что оспариваемые положения Закона не противоречат федеральному закону и не нарушают прав и законных интересов заявителя, в связи, с чем требования Р. не подлежат удовлетворению, основан на анализе действующего законодательства, мотивирован, соответствует требованиям закона и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 53-Г07-2.

Т.А.И., М.М.В. и З.А.Г. обратились в суд с заявлением, в котором просили признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими статьи 2 и 3 Закона Красноярского края N 13-2925 от 28.01.2005 года "Об установлении границ и наделении соответствующим статусом муниципального образования Туруханский район и находящихся в его границах иных муниципальных образований" (далее Закон края) в части наделения статусом городского поселения города Игарки и включения его в состав Туруханского района.

Требование мотивировали тем, что они проживают в этом городе, а наделение его статусом муниципального образования "городское поселение" вместо статуса "городской округ" нарушает их законные права на осуществление местного самоуправления. Помимо этого заявители указали на то, что Закон края принят без установления границ муниципального образования, что также противоречит федеральному законодательству и нарушает их права на осуществление местного самоуправления.

В судебном заседании представители Законодательного Собрания и Губернатора Красноярского края требования не признали. Представитель заинтересованного лица - администрации Туруханского района просил в удовлетворении заявления отказать.

Решением Красноярского краевого суда от 4 декабря 2006 г. в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Т.А.И. и М.М.В. поставлен вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Как видно из материалов дела и установлено судом, оспариваемый Закон края был принят 28.01.2005 года, подписан губернатором Красноярского края 03.02.2005 года и опубликован в Ведомостях высших органов государственной власти Красноярского края N 7 от 07.02.2005 года. Вступил в силу Закон края, согласно его статье 4, через десять дней после опубликования.

Обосновывая нарушение оспариваемым Законом края принадлежащих им прав, заявители указывают на то, что в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 85 N 131-ФЗ от 31.03.2005 года "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (далее ФЗ N 131) органы государственной власти Красноярского края в первую очередь должны были установить границы муниципального образования "город Игарка", что при принятии Закона края сделано не было.

Этим, по мнению заявителей, нарушаются их права, установленные статьями 2, 3 и 11 ФЗ N 131, на осуществление местного самоуправления в установленных законным образом границах муниципального образования, в том числе: в формировании органов местного самоуправления, в решении вопросов местного значения.

Заявители указывают также на то, что территория города Игарки, фактически отвечающая требованиям городского округа, наделена статусом городского поселения, чему она не соответствует, а перечень вопросов местного значения городского округа, установленный статьей 16 ФЗ N 131 является более расширенным по отношению к перечням вопросов местного значения городского поселения и муниципального района, которые содержатся в статьях 14 и 15 этого Федерального закона.

Таким образом, требования заявителей о нарушении их прав на местное самоуправление сводятся к двум основаниям; это не установление границ муниципального образования город Игарка и присвоение ему статуса городского поселения.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 85 ФЗ N 131 в целях организации местного самоуправления в Российской Федерации в соответствии с требованиями указанного Федерального закона органы государственной власти субъектов РФ до 01.03.2005 года устанавливают границы муниципальных образований и наделяют соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района.

Таким образом, принимая оспариваемый Закон края Красноярский край, как субъект Российской Федерации, не вышел за пределы своих полномочий.

Из материалов дела следует и никем не оспаривается, что при наделении города Игарки статусом городского поселения и включении его в состав Туруханского района было выявлено мнение населения г. Игарки и Туруханского района посредством голосования по этому вопросу 14.11.2004 г.

Согласно имеющимся в деле протоколам голосования и сводным таблицам территориальных избирательных комиссий Туруханского района и города Игарки население указанных муниципальных образований выразило согласие на изменение статуса города Игарки на городское поселение и включение его в состав Туруханского района.

Право Красноярского края как субъекта РФ о наделении города Игарки статусом городского поселения, как правильно указал суд, следует из положений абзаца 4 части 3 статьи 84 ФЗ N 131, согласно которому городские поселения, являющиеся на день вступления в силу главы 12 ФЗ N 131 муниципальными образованиями, предметы ведения которых на 30.04.2003 года не разграничены, в соответствии с пунктом 3 статьи 6 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", с 01.01.2006 года являются городскими округами, если законом субъекта Российской Федерации до 01.03.2005 года в соответствии с требованиями части 2 статьи 11 и части 7 статьи 13 настоящего Федерального закона не установлено иное.

Суд обоснованно исходил из того, что в отношении города Игарки такой закон субъекта Российской Федерации (Закон края) был принят с соблюдением необходимых процедур и в пределах компетенции Красноярского края, предусмотренных в ФЗ N 131.

Как обоснованно указал суд, заявители, проживая в городе Игарке, вправе осуществлять свои права по участию в местном самоуправлении, как в пределах самого муниципального образования городского поселения, так и в пределах муниципального образования Туруханский район, в том числе путем реализации своего активного и пассивного избирательного права. Закон края не нарушает их прав на участие в осуществлении местного самоуправления в городском поселении и Туруханском районе посредством формирования представительных и иных органов местного самоуправления. Они не лишены права участия в местных референдумах, муниципальных выборах.

Оценивая доводы заявителей о необходимости обязательного установления границ городского поселения Игарки одновременно с присвоением этому муниципальному образованию статуса, суд обоснованно исходил из следующего.

Действительно, пункт 1 части 1 статьи 85 ФЗ N 131 предусматривает право органов государственной власти субъектов РФ до 01.03.2005 года устанавливать в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона границы муниципальных образований и наделять соответствующие муниципальные образования статусом городского, сельского поселения, городского округа, муниципального района

При принятии Закона края не были установлены новые границы города Игарки уже в качестве присвоенного ему статуса городского поселения.

Однако, как правильно указал суд, из анализа части 3 статьи 85 ФЗ N 131 следует, что утверждение границ муниципальных образований наделенных соответствующим статусом в порядке пункта 1 части 1 настоящей статьи может быть произведено не обязательно одновременно с установлением статуса муниципального образования.

Таким образом, является обоснованным вывод суда о том, что принятие Закона края о наделении города Игарки статусом городского поселения, о включении его в состав муниципального образования Туруханский район, без установления новых границ, не противоречит федеральному законодательству.

Соответствует материалам дела и вывод уда о том, что муниципальное образование - город Игарка не утратило своей самостоятельности. Его прежние сложившиеся границы не изменены. То обстоятельство, что данное муниципальное образование включено в систему местного самоуправления как муниципальное образование "первого уровня", как правильно указал суд, не нарушает прав граждан на осуществление местного самоуправления.

Вывод суда основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям закона и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

5. Споры о границах муниципальных образований

Граница муниципального образования - внешняя черта самоуправляющейся территории, отделяющая ее от других муниципальных образований, линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы территории муниципального образования (, то есть пространственный предел действия органов местного самоуправления конкретного муниципального образования.

ФЗ от 06.10.03г. подробно регулирует комплекс вопросов, связанных с определением границ муниципальных образований. Изменение границ может быть сопровождаться потерей части территорий отдельных населенных пунктов, входящих в состав муниципального образования, а может и не сопровождаться этим.

В первом случае изменение границ возможно только лишь с согласия населения данных населенных пунктов, выраженного путем голосования.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 апреля 2007 г. N 11-Г07-7.

И.И.Г., Г.A.M., С.А.Г., Т.М.И. обратились в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании частично недействительными постановления Государственного Совета Республики Татарстан от 3 сентября 2003 года N 2222 "Об изменении границ Альметьевского района и города Альметьевска Республики Татарстан" и постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 1 октября 2003 года N 520 "Об утверждении изменения границ земель Альметьевского района и г. Альметьевска".

В обоснование требований ссылались на то, что данные нормативные правовые акты в части установления границ территории муниципального образования поселок городского типа Нижняя Мактама с примыкающим к нему селом Тихоновка противоречат положениям федерального закона.

Указывали на то, что в результате принятия оспариваемых постановлений произведено изменение границ Нижнемактаминского Совета местного самоуправления без учета мнения большинства населения.

Решением суда от 9 ноября 2006 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе заявители просят об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда и считает его правильным.

Как видно из материалов дела, Государственным Советом Республики Татарстан 3 сентября 2003 года было принято постановление N 2222 "Об изменении границ Альметьевского района и города Альметьевска Республики Татарстан", в соответствии с пунктом 1 которого в состав города Альметьевска Республики Татарстан были включены село Урсала Урсалинского местного самоуправления и поселок Бакалы Калейкинского местного самоуправления Альметьевского района. Пунктом 2 постановления были изменены границы Альметьевского района и города Альметьевска согласно прилагаемой схеме.

Постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 1 октября 2003 года N 520 "Об утверждении изменения границ земель Альметьевского района и г. Альметьевска" утверждено изменение границ Альметьевского района и г. Альметьевска согласно схеме, прилагаемой к названному выше постановлению Государственного Совета Республики Татарстан с включением в черту г. Альметьевска 7088,44 гектара земель Альметьевского района, в том числе 5374,19 гектара земель сельскохозяйственного назначения, 399,50 гектара земель поселений и 1314,75 гектара земель промышленности, энергетики, транспорта, связи и иного специального назначения.

Решением исполнительного комитета Альметьевского районного Совета депутатов трудящихся ТАССР от 9 сентября 1958 года N 323 утверждены протоколы сессии Нижне-Мактаминского сельского Совета от 1 сентября 1958 года и Тихоновского от 29 августа 1958 года об объединении Нижне-Мактаминского и Тихоновского сельских Советов в один Нижне-Мактаминский сельский Совет с центром в с. Нижняя Мактама и решено просить Президиум Верховного Совета Татарской АССР утвердить настоящее решение исполкома райсовета депутатов трудящихся.

Указом Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 18 сентября 1958 года N П-38 объединены Тихоновский и Нижне-Мактаминский сельские Советы в один Нижне-Мактаминский Сельсовет Альметьевского района Татарской АССР с центром в селе Нижняя Мактама.

Согласно объяснительной записке к решению исполнительного комитета Альметьевского районного Совета депутатов трудящихся от 9 сентября 1958 года N 323 размер территории Нижнемактаминского сельского Совета составлял 2800,59 га, территория Тихоновского сельского Совета составляет 1500,17 га. Территория объединенного сельского Совета в 1958 году составила более 4000 га.

Из карты Тихоновского и Нижне-Мактаминского сельских Советов Альметьевского района ТАССР следует, что в состав территории объединенного сельского Совета вошли не только земли населенных пунктов Нижняя Мактама и Тихоновка, но и территория вокруг населенных пунктов к западу, востоку и в основной части к югу от этих населенных пунктов.

Решением исполнительного комитета Нижнемактаминского поселкового Совета от 22 мая 1984 года N 5 на основании рассмотрения и изучения материалов схода граждан рабочего поселка Нижняя Мактама решено просить исполком Альметьевского районного Совета народных депутатов ходатайствовать перед вышестоящими органами о включении рабочего поселка Нижняя Мактама в черту г. Альметьевска.

Исполнительный комитет Альметьевского городского Совета народных депутатов 13 августа 1984 года принял решение N 467 просить Президиум Верховного Совета Татарской АССР на основании положения "О порядке решения вопросов административно-территориального устройства Татарской АССР", утвержденного Указом Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 10 ноября 1983 года N 2647-х, передать территорию Нижне-Мактаминского поселкового Совета Народных депутатов с населенным пунктом рабочий поселок Нижняя Мактама в административное подчинение Альметьевского городского Совета народных депутатов.

Указом Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 12 октября 1984 года N 3313 рабочий поселок Нижняя Мактама Альметьевского района передан в административное подчинение Альметьевскому городскому Совету народных депутатов. Этим же Указом населенные пункты Верхняя Мактама и Туктар из административного подчинения Нижнемактаминского поселкового Совета народных депутатов переданы в состав Миннибаевского Сельсовета Альметьевского района.

15 июня 1995 года решением Нижнемактаминского Совета местного самоуправления был принят Устав местного самоуправления. В соответствии с разделом I Устава местное самоуправление населения осуществляется в границах ныне существующего сельского Совета с включением населенных пунктов рабочий поселок Нижняя Мактама и село Тихоновка. При этом в Уставе границы территории местного самоуправления не определены, площадь территории не указана, указано лишь на то, что местное самоуправление осуществляется в границах ныне существующего сельского Совета.

Согласно справке отдела Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по г. Альметьевску и Альметьевскому району общая площадь земель поселка городского типа Н. Мактама с прилегающим к нему селом Тихоновка не изменялась с 1984 года. Площадь земель муниципального образования "поселок городского типа Н.Мактама с примыкающим к нему селом Тихоновка" составляет 554.7371 га.

Таким образом, судом установлено, что местное самоуправление поселка Нижняя Мактама и села Тихоновка к моменту принятия постановления Государственного Совета Республики Татарстан от 3 сентября 2003 года N 2222 "Об изменении границ Альметьевского района и города Альметьевска Республики Татарстан" и постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 1 октября 2003 года N 520 "Об утверждении изменения земель Альметьевского района и г. Альметьевска" осуществлялось в границах этих населенных пунктов.

В связи с этим суд пришел к правильному выводу о том, что в результате принятия оспариваемых нормативных правовых актов земли поселка Нижняя Мактама и села Тихоновка не были незаконным образом отчуждены и оснований для признания оспариваемых постановлений Государственного Совета и Кабинета Министров Республики Татарстан противоречащим федеральному законодательству по данному основанию не имеется.

Постановлением Государственного Совета Республики Татарстан был решен вопрос о включении в состав города Альметьевска села Урсала Урсалинского местного самоуправления и поселка Бакалы Калейкинского местного самоуправления Альметьевского района, границы Альметьевского района и города Альметьевска были изменены в связи с присоединением к городу Альметьевску территорий именно данных населенных пунктов.

Доводы заявителей о том, что оспариваемые постановления Государственного Совета и Кабинета Министров Республики Татарстан противоречат Федеральному закону от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", на правильность вывода суда не влияют, поскольку эти акты, разрешая вопросы административно-территориального устройства республики, отношений, возникающих в сфере осуществления местного самоуправления, не регулируют.

Прочие доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене законного и обоснованного решения суда.

СУДЕБНЫЕ АКТЫ

СУД ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА - ЮГРЫ

Судья Клюсова А.И. № 33-28/2008

Кассационное определение

г. Ханты-Мансийск 15 января 2008 года

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного с круга - Югры в составе:

председательствующего судьи Лаптева Н.В.,

судей: Ульянова Р.Л., Солопаевой Л.М.,

с участием помощника прокурора Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Бикмухаметовой Г.Р., представителя администрации МО г. Нягань Замановой Н.Г., представителя ответчика Конишевской (Чумаковой) М.Н. - Зеель И.Г.,

рассмотрела в судебном заседании представление прокурора г. Нягань о пересмотре определения Няганского городского суда от 03 июля 2007 года по вновь открывшимся обстоятельствам по гражданскому делу по иску прокурора г. Нягань в защиту интересов муниципального образования города Нягань к Конишевской Марине Николаевне, МП МО г. Нягань «Няганьпищеторг» о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки,

по частному представлению прокурора г. Нягань

на определение Няганского городского суда от 14 ноября 2007 года.

Заслушав доклад судьи Лаптева Н.В., Судебная коллегия

установила:

Прокурор г. Нягань обратился в суд с представлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определение Няганского городского суда от 03 июля 20С7 года по гражданскому делу по иску прокурора г. Нягань в защиту интересов МО г. Нягань к Конишевской М.Н., МП МО г. Нягань «Няганьпищеторг» о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Представление мотивировано тем, что прокурор г. Нягань обратился в суд в защиту интересов МО г. Нягань к Конишевской М.Н., МП МО г. Нягань «Няганьпищеторг» о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора № 243 купли-продажи здания магазина № 25 «Хлеб», заключенного 22 ноября 2005 года МП МО г. Нягань «Няганьпищеторг» и Конишевской М.Н. Стоимость магазина исчислена ООО «Сибирское агентство оценки» из площади строения 137,5 кв.м. Фактически продано здание 298,4 кв.м.

Определением Няганского городского суда от 03 июля 2007 года производство по данному делу прекращено в связи с отказом администрации МО г. Нягань от иска и принятия его судом.

03 сентября 2007 года из экспертного заключения ТУ по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре Федерального агентства по управлению Федеральным имуществом от 23 августа 2007 года по отчёту № 246/07 от 16 марта 2007 года «Об оценке рыночной стоимости здания магазина, прокурору стало известно о том, что отчёт № 246 от 16 марта 20С7 года «Об оценке рыночной стоимости здания магазина», выполненный ООО «Сибирское агентство оценки» не соответствует Федеральному закону № 135-ФЗ от 29.07.1998 года и «Стандартам оценки, обязательным к применению субъектами оценочной деятельности», утверждённым Постановлением Правительства РФ № 519 от 06 июля 2001 года, выполнен методологически неверно, исправление нарушений и ошибок, содержащихся в отчёте, повлияет на итоговую величину рыночной стоимости, в связи с чем названный отчет не может быть рекомендован для целей совершения сделки.

По мнению прокурора, поскольку директором ООО «Сибирское агентство оценки» от 07 сентября 2007 года прокурору было сообщено о том, что в отчёте об оценке здания магазина «Хлеб» подвальное помещение нежилого помещения фактически в расчёты не включалось, а технический паспорт на подвальное помещение для проведения оценки оценщику заказчиком МП «Няганьпищеторг» не представлялся, то несоответствие отчёта оценки № 246 от 16.03.2007 года требованиям Федерального закона № 135-ФЗ и исключение подвального помещения из отчёта оценки № 246 от 16.03.2007 года на день вынесения определения Няганского городского суда от 03 июля 2007 года являются вновь открывшимися обстоятельствами, требующими пересмотра решения суда.

Также прокурор полагает, что в случае если бы прокурор располагал такими сведениями и представил их суду, то производство по делу не было бы прекращено, поскольку это, прежде всего, противоречило бы статье 12 Федерального закона от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», согласно которой начальная цена приватизируемого муниципального имущества устанавливается на основании отчета об оценке муниципального имущества, составленного в соответствии с законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности, и нарушило бы интересы муниципалитета, поскольку в соответствии со статьёй 29 Федерального закона от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» доходы от приватизации объектов муниципальной собственности поступают в полном объеме в местный бюджет.

Представители истца и ответчиков возражали против пересмотра дела, ссылаясь на то, что указанные обстоятельства не являются вновь открывшимися и не могут повлиять на существо вынесенного судебного акта, о прекращении производства по делу.

Определением Няганского городского суда от 14 ноября 2007 года постановлено отказать прокурору г. Нягань в пересмотре определения Няганского городского суда от 03 июля 2007 года по вновь открывшимся обстоятельствам по гражданскому делу по иску прокурора г. Нягань в защиту интересов муниципального образования города Нягань к Конишевской Марине Николаевне, МП МО г. Нягань «Няганьпищеторг» о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

В частном представлении прокурор г. Нягани просит определение суда отменить в связи с нарушением норм процессуального права, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителей, обсудив доводы представления, Судебная коллегия находит его не подлежащим удовлетворению.

Определением Няганского городского суда от 03 июля 2007 года было прекращено производство по гражданскому делу по иску прокурора города Нягани в защиту интересов муниципального образования г. Нягани к Конишевской М.Н. и МП муниципального образования г. Нягани «Няганьпищеторг» о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 25 сентября 2007 года определение Няганского городского суда от 03 июля 2007 года оставлено без изменения, представление прокурора г. Нягань без удовлетворения.

Как видно из определения Няганского городского суда от 03 июля 2007 года производство по делу было прекращено судом в связи с отказом истца по делу - администрации МО г. Нягань от иска на основании ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступившие в законную силу, являются:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда и установленные вступившим в законную силу приговором суда

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

4) отмена решения, приговора или определения суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения или определения суда.

Доводы прокурора, изложенные в представлении, о том, что отчёт оценки № 246 от 16.03.2007, выполненный ООО «Сибирское агентство оценки», не соответствует требованиям Федерального закона № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности», а суд не мог принять отказ от иска в нарушение Федерального закона № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» не влекут пересмотр состоявшегося по делу определения, т.к. данное обстоятельство не является вновь открывшимся.

Указанный отчет оценки имущества является одним из доказательств по рассмотренному делу. При наличии сомнений в достоверности оценки имущества прокурор в соответствии со ст. 35, 79 Гражданского процессуального кодекса РФ мог в судебном заседании реализовать свои процессуальные права и ходатайствовать о проведении судебной экспертизы: для установления действительной стоимости имущества.

Таким образом, при рассмотрении дела по существу прокурор при надлежащем распоряжении своими процессуальными правами мог разрешить сомнение в достоверности оценки имущества.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия

определила:

определение Няганского городского суда от 14 ноября 2007 года оставить без изменения, представление прокурора г. Нягани без удовлетворения.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

08 февраля 2008 года г. Нягань

Няганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе:

председательствующего судьи Смирновой С.Г.,

с участием старшего помощника прокурора г. Нягань Чепуренко Е.В.,

при секретаре Насыровой Л.В.,

а также представителя отдела опеки и попечительства Администрации г. Нягани Будник М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Администрации МО г. Нягань о признании Смирнова Анатолия Витальевича недееспособным

УСТАНОВИЛ

Заявитель просит признать Смирнова Анатолия Витальевича 1940 года рождения, уроженца г. Каркаралинска Карагандинской обл., недееспособным, ссылаясь на то, что он является инвалидом III группы, в связи, с чем он не понимает значение своих действий и не может руководить ими. Смирнов А.В. является одиноким гражданином, находится на стационарном обслуживании в Учреждении социального обслуживания ХМАО - Югры «Дом-интернат малой вместимости для граждан пожилого возраста и инвалидов «Родник», не может себя обслуживать и нуждается в постоянном постороннем уходе. Считает, что он нуждается в опеке.

В судебном заседании на заявленных требованиях настаивал, пояснив суду, что Смирнов А.В. не понимает значения своих действий, не может сам одеться, поесть, в окружающей среде не ориентируется, нуждается в постоянном постороннем уходе, а поскольку родственников у него нет, находится в доме-интернате «Родник».

Представитель заинтересованного лица - Учреждения социального обслуживания ХМАО - Югры «Дом-интернат малой вместимости для граждан пожилого возраста и инвалидов «Родник» Богачева И.В. в судебном заседании не возражала против удовлетворения требований заявителя.

Выслушав стороны, заключение старшего помощника прокурора г. Нягань Чепуренко Е.В., полагавшего требования заявителя подлежащими удовлетворению, изучив материалы дела, суд приходит к выводу об удовлетворении требований заявителя по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими может быть признан судом недееспособным.

Согласно акту амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № 256 от 03.02.2008 г., произведенной по определению Няганского городского суда, Смирнов Анатолий Витальевич страдает хроническим психическим расстройством в форме тотальной деменции сосудистого генеза, по своему психическому состоянию не может понимать значение своих действий и руководить ими.

Кроме того, из справки МСЭ № 311747 следует, что Смирнов А.В. имеет инвалидность третьей группы.

Справкой №1816 от 18.10.2007 года подтверждается факт того, что Смирнов Анатолий Витальевич состоит на «Д» учёте в ММУ «Городская поликлиника №1» у врача-психиатра и имеет инвалидность третьей группы.

Следовательно, есть основания признать Смирнова Анатолия Витальевича недееспособным.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 29 ГК РФ, ст. ст. 194-198 ГГЖ РФ, суд

РЕШИЛ

Признать Смирнова Анатолия Витальевича, 29 мая 1940 года рождения, уроженца г. Каркаралинска Карагандинской области недееспособным.

Копию решения направить в органы опеки и попечительства Администрации МО г. Нягань для решения вопроса о назначении Смирнову Анатолию Витальевичу опекуна.

Взыскать с Администрации МО г. Нягань госпошлину в доход бюджета в сумме 100 рублей.

Решение может быть обжаловано в Ханты-Мансийский окружной суд через Няганский городской суд в течение 10 дней.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Нягань 13 февраля 2008 г.

Няганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе председательствующего судьи Николаева А.Н.

При секретаре Орловой Г.А.

С участием

Представителя процессуального истца ст. пом. прокурора Чепуренко Е.В.

Истца Прудниковой А.Р.

Ответчика Тамашаускас P.P.

Представителя ответчика Бурилина Л.В. - Богачевой И.В.

Представителя 3-го лица - Дома-интерната «Родник» - Богачевой И.В.

Третьего лица Соловьева Е.С.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению прокурора г. Нягань в защиту интересов пенсионерки, инвалида 2-ой группы Прудниковой Антонины Романовны и муниципального образования г. Нягань к Бурилину Леониду Васильевичу, Тамашаускас Размари Раймондо о расторжении договора найма специализированного жилого помещения и выселении,

УСТАНОВИЛ:

Прокурор г. Нягань обратился в суд с исковым заявлением в защиту интересов пенсионерки, инвалида 2-ой группы Прудниковой Антонины Романовны и муниципального образования г. Нягань к Бурилину Л.В., Тамашаускас P.P. о расторжении договора найма комнаты № 23 общежития № 3\3 по ул. Сибирская города Нягани и выселении без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование своих требований указывает на то, что в прокуратуру г. Нягаяь обратилась пенсионерка, инвалид 2-ой группы Прудникова А.Р. с просьбой оказать помощь в выселении Тамашаускас P.P., которая мешает ей и другим соседям спокойно жить. По поступившему заявлению прокуратурой г. Нягань проводилась проверка, по результатам которой было установлено, что общежитие № 3\3 по ул. Сибирская, г. Нягань фактически находится на балансе у муниципального образования г. Нягань, однако собственность на данный объект ни за кем не зарегистрирована. Комнаты в общежитии распределяются гражданам Администрацией г. Нягань на заседаниях жилищной комиссии.

Комната № 23 общежития 3\3 ул. Сибирская предоставлена Бурилину Л.В. на заседании жилищной комиссии, как лицу, освободившемуся из мест лишения свободы. 22.06.2004 года ему выдан ордер № 47 на указанную комнату.

Однако в комнате ответчик Бурилин Л.В. не проживает, сдает её в поднаем ~р. Тамашаускас P.P.

На период предоставления ответчику Бурилину Л.В. койко - места в общежитии, действовал Жилищный кодекс РСФСР, принятый Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 июня 1983 года.

Статья 109 ЖК РСФСР устанавливала, что порядок предоставления и пользования общежитиями определяется законодательством Российской Федерации. В соответствии с п. 13 Положения об общежитиях, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 11.08.1988 года № 328, проживающие в общежитиях граждане обязаны использовать предоставленную им жилую площадь в соответствии с её назначением.

Часть 4 ст. 100 Жилищного кодекса РФ прямо запрещает сдавать в поднаём жилые помещения специализированного жилого фонда.

Считает, что поскольку ответчик Бурилин Л.В. использует комнату не по назначению, договор найма комнаты № 23 общежития 3\3 по ул. Сибирской должен быть с ним расторгнут на основании ст. ст. 101, 83 ЖК РФ.

Кроме того, проверкой установлено, что Тамашаускас P.P. незаконно проживая в комнате, ведет антиобщественный образ жизни. По информации директора ООО «Жилкомсервис - Западный» в адрес 000 «ЖКС - Западный» от жильцов общежития поступали жалобы на то, что жильцы комнаты № 23 употребляют спиртные напитки, приводят незнакомых людей, приносят вещи со свалки, ненадлежащим образом пользуются жилым помещением, в связи с чем, по мнению прокурора, договор найма специализированного жилого помещения должен быть расторгнут судом в соответствии сост. 101, 83 ЖК РФ.

Поскольку расторжение договора найма влечет за собой выселение нанимателя и проживающих в жилом помещении лиц (ст. 688 Гражданского кодекса РФ), поэтому Бурилин Л.В. и Тамашаускас P.P. должны быть выселены из общежития без предоставления другого жилого помещения.

Прокурор обратился в суд с данным иском в порядке ст. 45 ГПК РФ в защиту интересов пенсионерки, инвалида 2-ой группы Прудниковой А.Р., поскольку преклонный возраст истца, ее состояние здоровья препятствуют самостоятельно обратиться в суд и отстоять свои права.

Иск направлен прокурором и в защиту интересов муниципального образования г. Нягань. Считает, что поскольку общежитие находится на балансе у муниципального образования, то в соответствии со ст. 301 -304 Гражданского кодекса РФ вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Истец Прудникова А.Р. исковые требования поддержала.

Представитель истца Администрации МО г. Нягань в судебное заседание не явился, уведомлен о дате и месте рассмотрения дела надлежащим образом, заявлением в адрес суда от 12 февраля 2008 г. просит рассмотреть дело в их отсутствие.

Ответчик Бурилин Л.В. в судебное заседание не явился, уведомлен о дате и месте рассмотрения дела надлежащим образом, просит рассмотреть дело без его участия. В силу ст. 167 ГПК РФ, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика Бурилина Л.В. и представителя истца Администрации МО г. Нягань.

Ответчик Тамашаускас P.P. иск не признала. Пояснила, что в комнате её просил пожить Бурилин. Она имеет жилое помещение по адресу: вагон-городок УБР-2, общежитие, 38а, комната 12. Она может съехать из спорной комнаты в любое время.

Третье лицо Соловьев М.С. поддержал требования истца. Пояснил,: что он тоже имеет право пользования данным жилым помещением. С 2004 г. по 2006 гг. он отбывал наказание в местах лишения свободы. В 2006 г. освободился и желает вселиться в спорное жилое помещение.

Представитель ответчика Бурилина Л.В. и 3-го лица - Дома-интерната «Родник» - Богачёва И.В. исковые требования поддержала частично. Пояснила, что в судебном заседании не нашло своего подтверждения нарушение прав и законных интересов истцов. Считает исковые требования о выселении Тамашаускас P.P. в связи с незаконньгм проживанием подлежат удовлетворению, т.к. заключенный ей договор найма является недействительной сделкой, поскольку противоречит ч.4 ст. 100 ЖК РФ. В настоящее время Бурилин Л.В. является инвалидом 1 группы, нуждается в постоянном, постороннем уходе. С 05.12.2005 г. проживает в Доме-интернате «Родник» на основании его личного заявления и договора о стационарном обслуживании на срок с 09.01.08 г. по 29.02.08 г. Е силу п. 10 ст. 12 ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста к инвалидов» граждане пожилого возраста и инвалиды имеют право на сохранение занимаемых ими по договору найма или аренды жилых помещений в домах государственного, муниципального и общественного жилищных фондов в течение 6 месяцев с момента поступления в стационарное учреждение социального обслуживания. А в случае отказа от услуг стационарного учреждения по истечении указанного срока указанные граждане, освободившие жилые помещения в связи с их помещением в эти учреждения, имеют право на внеочередное обеспечение жилым помещением, если им не может быть возвращено ранее занимаемое ими жилое помещение. От комнаты в общежитии он не хочет отказываться, т.к. надеется выздороветь.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив представленные доказательства, суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 101 ЖК РФ договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных предусмотренных статьей 83 настоящего Кодекса случаях.

В силу ч. 4, п. 3 ст. 83 ЖК РФ расторжение договора социального найма жилою помещения по требованию наймодателя допускается в судебном порядке в случае систематического нарушения прав и законных интересов соседей, которое делает невозможным совместное проживание в одном жилом помещении.

Статья 91 ЖК РФ предусматривает, что если наниматель и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение, наймодатель обязан предупредить нанимателя и членов его семьи о необходимости устранить нарушения. Если наниматель жилого помещения и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи после предупреждения наймодателя не устранят эти нарушения, виновные граждане по требованию наймодателя или других заинтересованных лиц выселяются в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения.

Как видно из материалов дела, Бурилин Л.В. является нанимателем жилого помещения в общежитии по адресу: г. Нягань, ул. Сибирская, д. 3/3 комната 23 общей площадью 5, 15 кв. м (койко-место) с 30.06.2004 г. Бурилин Л.В. является инвалидом 1 группы вследствие общего заболевания с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности. С 05.12.2005 г. по настоящее время Бурилин Л.В. находится в Учреждении социального обслуживания ХМАО - Югры «Дом-интернат малой вместимости для граждан пожилого возраста и инвалидов «Родник».

1.10.2007 г. Бурилин Л.В. заключил с ответчиком Тамашаускас P.P. договор найма, в соответствии с которым предоставил нанимателю Тамашаускас P.P. спорное жилое помещение сроком до 31.12.2008 г. за плату во временное владение и пользование.

Оснований для выселения Тамашаускас P.P. без предоставления другого жилого помещения вследствие систематического нарушения прав и законных интересов соседей не нашло своего подтверждения в суде. Как следует из бытовой характеристики участкового уполномоченного ОВД г. Нягани Рузиева Б.Э. Тамашаускас P.P. к административной ответственности не привлекалась, в злоупотреблении спиртными напитками и нарушении общественного порядка не замечена. Свидетели Чабай B.C., Санжарова М.А., Костин С.Д., Стрельникова Г.М. не подтвердили неправильное поведение ответчика Тамашаускас P.P., нарушение их прав и прав истца Прудниковой А.Р.

Свидетель Ижбунова В.И. подтвердила недостойное поведение ответчика однажды зимой 2007 г., когда ответчик ругалась матом в коридоре. Однако указанное не может быть квалифицировано, как систематическое нарушение прав и законных интересов истца.

Статья 91 ЖК РФ предусматривает обязательным условием выселения письменное предупреждение об устранении выявленных нарушений. Однако доказательств предупреждения со стороны наймодателя ответчику о прекращении нарушений прав и законных интересов истца Прудниковой А.Р. в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах оснований для выселения ответчика Тамашаускас P.P. по ч. 4 п. 3 ст. 83 и ст. 91 ЖК РФ не имеется.

Владельцем данного общежития является орган местного самоуправления - Администрация г. Нягани, т.к. осуществляет владение указанным общежитием - распределяет места в общежитии, выдает ордеры на занятие жилой площади. В соответствии со ст. 305 ГК РФ владелец имущества имеет право на защиту его владения, как собственник имущества.

В соответствии с ч. 4 ст. 99 ЖК РФ наниматель специализированного жилого помещения не вправе осуществлять обмен занимаемого жилого помещения, а также передавать его в поднаём.

Согласно ст. 167 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных нормативных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания судом. В силу п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и является недействительной с момента её совершения.

Ответчик Бурилин Л.В. не является собственником жилого помещения и не вправе заключать на жилое помещение в общежитии, где он проживает, договор найма жилого помещения в общежитии (ст. 99 ЖК РФ). Поэтому договор найма спорного жилого помещения от 01.10.2007 г., заключенный между Бурилиным Л.В. и Тамашаускас P.P., является ничтожным в силу закона и является недействительным со дня его заключения, т.е. с 01.10.2007 г.

При установленных обстоятельствах в связи с тем, что договор найма жилого помещения, на основании которого ответчик проживает в жилом помещении, является ничтожной сделкой и не порождает жилищных правоотношений, ответчик Тамашаускас P.P. подлежит выселению из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Иск в части выселения Бурилина Л.В. из жилого помещения на основании ч. 4 п. 4 ст. 83 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Часть 4 п.4 ст. 83 ЖК РФ предусматривает расторжение договора социального найма в судебном порядке в случае использования жилого помещения не по назначению.

В силу ст. 17 ЖК РФ под использованием жилого помещения по назначению понимается использование его для проживания граждан. Допускается также использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требованиям, которым должно отвечать жилое помещение. Не допускается размещение в жилых помещениях промышленных производств.

Предоставление Бурилиным Л.В. в найм жилого помещения не является установленным фактом использования жилого помещения не по назначению и не является основанием для выселения без предоставления другого жилого помещения. Кроме того, Бурилин Л.В. является инвалидом 1 группы, находится временно в доме-интернате «Родник». На основании п. 10 ст. 12 Федерального закона РФ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 02.08.1995 г. №122-фз имеет право на внеочередное обеспечение жилым помещением. Заключение договора найма вызвано уважительными причинами - инвалидностью Бурилина Л.В. и его проживанием в доме-интернате «Родник».

Эти обстоятельства подтверждаются объяснениями сторон, сообщением Филиага ФГУП «Ростехинвентаризация» - Федеральное БТИ по ХМАО - Югре от 23.11.2007 года, выпиской из протокола заседания жилищной комиссии № 3 от 28.05.2004 г., корешком ордера на жилое помещение от 22.06.2004 г., информацией директора ООО «Жилкомсервис-Западный», справкой о регистрации Бурилина Л.В. по месту жительства, справкой МСЭ на Прудникову А.Р., договором найма жилого помещения, заключенней между Бурилиным Л.В. и Тамашаускас P.P. от 1.10.2007 г., справкой директора Учреждения социального обслуживания ХМАО - Югры «Дом - интернат малой вместимости для граждан пожилого возраста и инвалидов «Родник», справкой МСЭ на Бурилина Л.В. и другими материалами дела.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 194-199 ГРК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск прокурора города Нягани удовлетворить частично.

Выселить Тамашаускас Размари Раймондо, 11.06.1970 г. рождения из комнаты № 23 общежития № 3\3 по улице Сибирская города Нягани без предоставления другого жилого помещения.

В остальной части иска отказать.

На решение суда может быть подана кассационная жалоба в Суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры через Няганский городской суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ул. Ленина д. 74, г. Тюмень. 625010, тел. (3452) 799-444,

, e-mail infb@

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

19 февраля 2008 года Дело № Ф04-1015/2008 (693-А75-23)

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
Председательствующего Т.Я. Шабалковой

судей О.И. Антипиной

В.И. Новоселова

рассмотрев в судебном заседании при участии представителей:

от главы города Нягани - Р.Т. Мачехина по доверенности от 19.02.2007; В.В. Манухин по доверенности от 25.12.2007;

от общества с ограниченной ответственностью «Няганская генерирующая компания» - С.В. Деньгина по доверенности от 18.02.2008; Н.В. Троян по доверенности от 01.03.2007;

от прокуратуры Ханты-Мансийского автономного округа - Югры представители, извещенные надлежащим образом, не явились,

кассационную жалобу главы города Нягани на решение от 13.11.2007 Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа (судьи: Т.П. Кущева, М.М. Мингазетдинов, Н.Б. Загоруйко) по делу № А75-5767/2007 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Няганская генерирующая компания» к главе города Нягань, при участии прокуратуры Ханты-Мансийского автономного округа,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Няганская генерирующая компания» (далее - ООО «Няганская генерирующая компания») обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с заявлением о признании недействующими постановления мэра города Нягани от 19.12.2005 № 2012 «Об установлении нормативов на жилищно-коммунальные услуги» в части определения нормативов на отопление, постановления главы города Нягани от 09.02.2006 № 168 «О внесении изменений в постановление мэра города от 19.12.2005 № 2012 «Об установлении нормативов на жилищно-коммунальные услуги».

Решением суда первой инстанции от 13.11.2007 оспариваемые ООО «Няганская генерирующая компания» нормативные акты признаны недействующими, как несоответствующие Закону Российской Федерации от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».

В кассационной жалобе глава города Нягани, ссылаясь на нарушение арбитражным судом статьей 6, 7, 8, 9, 10, 41, 192, 193 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просит отменить судебный акт первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Глава города Нягани заявляет, что правом на обжалование в арбитражном суде решений органа регулирования муниципального образования по установлению тарифов на товары и услуги организаций коммунального комплекса и надбавок к тарифам на товары и услуги организаций коммунального комплекса обладают только соответствующие федеральные органы исполнительной власти и органы субъекта Российской Федерации.

По мнению главы муниципального образования, принимая решение, арбитражный суд неправомерно руководствовался Законом Российской Федерации от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса», который не регулирует правила, определяющие порядок установления нормативов потребления коммунальных услуг и требования к их формированию.

Кроме того, глава города Нягани не согласен с выводом суда о том. что оспариваемые нормативные акты принимались на основании отмененного распоряжения правительства автономного округа от 15.04.2002 № 187-рп.

При этом заявитель жалобы утверждает, что нормативы на отопление в городе Нягани на 2006 год были разработаны в соответствии с приказом Министерства экономики Российской Федерации от 06.05.1999 № 240, методическими указаниями отдела энергетики Академии коммунального хозяйства им. К.Д. Памфилова от 1994 года, а также СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», СНиП 23-01-99 «Строительная климатология», СНиП «Общественные здания и сооружения».

Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В судебном заседании представители главы города Нягани поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители ООО «Няганская генерирующая компания» отклонили доводы кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции изучил материалы дела, проверил правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, проанализировал доводы кассационной жалобы и считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 19.12.2005 мэром города Нягани принято постановление № 2012, которым с 01.02.2006 были установлены нормативы на жилищно-коммунальные услуги, в том числе на услуги отопления, от 0,0217 Гкал/кв. м до 0,0318 Гкал/кв. м для 9-этажных жилых домов, общежитий до 1-этажных домов, общежитий, домов коттеджного типа, инвентарного жилого фонда 8-этажных жилых домов.

Постановлением главы города Нягани № 168 от 09.02.2006 в указанное постановление внесены изменения нормативов на жилищно-коммунальные услуги, которые составили от 0,024 Гкал/кв. м до 0,0333 Гкал/кв. м.

Полагая, что утвержденные главой муниципального образования нормативы потребления коммунальной услуги по отоплению на 2006 год не отражают фактическую потребность тепловой энергии и не соответствуют Правилам установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 306, ООО «Няганская генерирующая компания» обратилась в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Принимая судебный акт об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что согласно пункту 2 статьи 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов возбуждается на основании заявлений заинтересованных лиц, обратившихся с требованием о признании такого акта недействующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействующим нормативного правового акта, принятого государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, должностным лицом, если полагают, что оспариваемый нормативный правовой акт или отдельные его положения не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности или создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2003 № 2 определено, что под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт уполномоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

В силу пункта 1 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Согласно пункту 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» при применении статьи 29 Кодекса необходимо обратить внимание на то, что к подведомственности арбитражных судов относятся дела об оспаривании нормативных правовых актов и дела об административных правонарушениях, если в соответствии с федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

В соответствии со статьей 52 Федерального закона Российской Федерации от 28.08.1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» решения, принятые путем прямого волеизъявления граждан, решения и действия (бездействие) органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления могут быть обжалованы в суд или арбитражный суд в установленном законом порядке.

Следовательно, Федеральный закон от 28.08.1995 года № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» прямо определяет арбитражный суд в качестве суда, компетентного рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов органов местного самоуправления, если они затрагивают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Такой подход подтверждается позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в информационном письме от 13.08.2004 № 80.

ООО «Няганская генерирующая компания» осуществляет деятельность по поставке тепловой энергии потребителям. Исходя из того, что норматив потребления непосредственно влияет на размер получаемого предприятием дохода, оспариваемый нормативный акт затрагивает его права и законные интересы.

Суд кассационной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции о незаконности установленных обжалуемым нормативным актом нормативов на отопление по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии - исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами местного самоуправления, за исключением нормативов потребления коммунальных услуг по электроснабжению и газоснабжению, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 306 «Об утверждении правил установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг» предусмотрено, что нормативы потребления коммунальных услуг утверждаются уполномоченными органами, то есть органами местного самоуправления.

На основании пункта 1.2.13 Плана реализации приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье - гражданам России в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре на 2006-2007 годы» и необходимости приведения нормативов потребления коммунальных услуг в соответствие с постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 306 до 31.12.2006, администрацией города Нягани на 2007 год были установлены нормативы потребления коммунальных услуг расчетным методом.

Нормативы потребления коммунальных услуг в оспариваемых постановлениях были разработаны в соответствии с методическими рекомендациями по формированию нормативов потребления услуг жилищно-коммунального хозяйства, утвержденными приказом министерства экономики Российской Федерации от 06.05.1999 № 240 и методическими указаниями по определению расхода топлива, электроэнергии и воды на выработку тепла отопительными котельными коммунальных теплоэнергетических предприятий, разработанные отделом энергетики Академии коммунального хозяйства им. К.Д. Памфилова в 1994 году, предназначенные для использования работниками теплоэнергетических предприятий при проведении тепла и жилищно-коммунальных служб при определении расходов потребляемого тепла жилищно-коммунальным сектором, а также использованы: СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений», СНиП 23-01-99 «Строительная климатология». СНиП «Общественные здания и сооружения.

Нормативы потребления коммунальных услуг, действовавшие в 2006 году и установленные постановлением мэра города Нягани от 19.12.2005 № 2012 (в редакции от 09.02.2006 № 168), были разработаны в соответствии с распоряжением правительства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 15.04.2002 № 187-рп «Об утверждении методики определения региональных нормативов потребления жилищно-коммунальных услуг».

Распоряжением правительства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 01.06.2005 № 241-рп «О признании утратившим силу распоряжения Правительства автономного округа от 15 апреля 2002 года № 187-рп» была отменена методика определения региональных нормативов потребления жилищно-коммунальных услуг.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что без отсутствия экономического обоснования нормативов потребления коммунальных услуг, без учета конструктивных и технических параметров и степени благоустройства отапливаемых домов, а также на основании отмененной методики установление нормативов на отопление противоречит требованиям Федерального закона Российской Федерации от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».

Кроме того, следует учесть следующее.

В силу пункта 2 статьи 1, пунктов 1, 2 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» тарифы на товары и услуги организаций коммунального комплекса производителей товаров и услуг в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов - подлежат регулированию в соответствии с названным Федеральным законом.

Частью 2 статьи 5 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ полномочия в области регулирования тарифов и надбавок организаций коммунального комплекса осуществляют органы местного самоуправления.

Согласно статье 38 Устава города Нягани (принят решением Думы города Нягани от 28.07.2005 № 13) полномочия по решению вопросов местного значения в области жилищного хозяйства, коммунально-бытового обслуживания населения отнесены к компетенции администрации города Нягани.

Статьей 34 Устава города Нягани, предусматривающей полномочия главы города Нягани, решение вопросов в области жилищного хозяйства, коммунально-бытового обслуживания, в том числе по установлению нормативов на жилищно-коммунальные услуги, не значатся.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены судебного акта, и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 13.11.2007 по делу № А75-5767/2007 оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Именем Российской Федерации

26 февраля 2008 года г. Нягань

Няганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе председательствующего судьи Басковой Л.В.

при секретаре Алиевой Н.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бондаренко Веры Александровны к Муниципальному учреждению «Центр аварийно-ремонтных работ», Администрации города Нягань о признании помещения жилым

УСТАНОВИЛ

Бондаренко В.А. обратилась в суд с иском к МУ «Центру аварийно-ремонтных работ», Администрации города Нягань о признании помещения жилым. Свои требования мотивировала тем, что с ноября 2000 г. по настоящее время проживает по адресу вагон № 107 в/г Дустлик, с этого периода и по настоящее время оплачивает за жилье и коммунальные услуги. Считает, что данный вагон на основании ст. 15, 16 ЖК РФ является жилым помещением.

В судебное заседание истица не явилась, была надлежащим образом уведомлена о времени и месте судебного разбирательства, просят рассмотреть дело без ее участия.

Представитель ответчика МУ «Центра аварийно-ремонтных работ» в судебное заседание не явилась, были надлежащим образом уведомлены о времени и месту судебного разбирательства, в возражениях на иск просят признать их ненадлежащими ответчиками и освободить от ответственности.

В судебном заседании представитель ответчика Администрации города Нягань просит оставить иск без рассмотрения, т.к. истицей не соблюден досудебный порядок урегулирования споров.

Выслушав представителя ответчика Администрации города Нягань, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему:

Согласно п. 1 ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора.

В соответствии со ст. 15 ЖК РФ порядок признания помещения жилым помещением и требования, которым должно отвечать жилое помещение, устанавливается Правительством РФ.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 28.01.2006 г. утверждено Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.

Признание помещения жилым помещением осуществляется межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях, на основании оценки соответствия указанных помещений и дома установленным Положением требованиям.

Комиссия на основании заявления гражданина проводит оценку соответствия помещения установленным в Положении требованиям. По результатам работы комиссия принимает решение. Решение соответствующего органа может быть обжаловано в судебном порядке.

Из ответа заместителя Главы администрации города, председателя межведомственной комиссии за № 254 от 28.01.2008 г. видно, что Бондаренко В.А. с заявлением о признании вагончика № 107 в/г Дустлик г. Нягань жилым помещением в межведомственную комиссию не обращалась.

Суд приходит к выводу, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, предусмотренный в данном случае федеральным законом.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.224-225 ГПК РФ суд;

ОПРЕДЕЛИЛ

Гражданское дело по иску Бондаренко Веры Александровны к Муниципальному учреждению «Центр аварийно-ремонтных работ». Администрации города Нягань о признании помещения жилым оставить без рассмотрения.

Определение может быть обжаловано в Ханты-Мансийский окружной суд через Няганский городской суд в течение 10 дней.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

01 апреля 2008 года г. Нягань

Няганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в составе:

председательствующего судьи Беца Г.Д.

при секретаре Орловой Г.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Зубовой Марии Витальевны, действующей в своих интересах и в защиту интересов несовершеннолетнего сына Зубова Алексея Сергеевича об установлении национальной принадлежности

УСТАНОВИЛ

Заявительница просит установить юридический факт принадлежности ее и ее несовершеннолетнего сына к национальности «манси», ссылаясь на то, что 19.04.2006 г. по решению Кондинского районного суда ХМАО ее отцу была установлена национальная принадлежность «манси». Сама она и ее сын с момента рождения проживают на территории Ханты-Мансийского автономного округа, воспитываются в соответствии с традициями народов манси, знают их обычаи. Установление национальной принадлежности «манси» даст ей и ее сыну основание иметь родовое отношение к национальности «манси».

В судебном заседании заявительница на своих требованиях настаивала, суду пояснила, что воспитывалась она в соответствии с традициями народов «манси» и в настоящее время в их семье соблюдаются национальные традиции «манси». Ее бабушка была по национальности «манси». Они любят готовить и употреблять в пищу традиционные блюда из рыбы и оленины. Они интересуются культурой «манси», посещают музеи, выставки, знают национальные праздники «манси».

Представитель заинтересованного лица в судебное заседание не явился, надлежаще извещен о дате и месте рассмотрения заявления. Ходатайством в адрес суда (вх. № 1191 от 01.04.2008 года) просил рассмотреть данное дело в их отсутствие и решение вопроса об удовлетворении или отказе в удовлетворении заявленных требований оставил на усмотрение суда.

Выслушав заявительницу, допросив свидетеля, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных щи имущественных прав граждан.

При этом согласно п. 10 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ помимо указанного перечня юридических фактов суд может устанавливать другие факты, имеющие юридическое значение.

В силу ст. 26 Конституции РФ каждый вправе определять свою национальную принадлежность.

Согласно копии решения Кондинского районного суда ХМАО от 19 апреля 2006 года, отцу заявительницы - Зубову Виталию Никифоровичу, 24 апреля 1954 года рождения, установлена национальная принадлежность «манси» (л.д. 5).

Кроме того, свидетель Каверина А.Н. в судебном заседании пояснила, что в семье заявительницы соблюдаются все традиции национальности «манси». Родственники заявительницы на все праздники дарят им книги об истории развития и о традициях народов «манси».

Таким образом, в судебном заседании подтвердился факт принадлежности заявительницы, а следовательно ее несовершеннолетнего сына к национальности «манси», в связи, с чем требования Зубовой М.В. подлежат удовлетворению.

Установление данного факта имеет для заявительницы, а также для ее несовершеннолетнего сына юридическое значение, так как позволит Зубовой М.В. и Зубову А.С. реализовать свои права на пользование льготами, установленными действующим законодательством для малочисленной народности «манси».

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 194-198, п. 10 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Установить юридический факт принадлежности Зубовой Марии Витальевне, 21 января 1984 года рождения, уроженки села Нях, Октябрьского района, Тюменской области к народу «манси».

Установить юридический факт принадлежности Зубову Алексею Сергеевичу, 12 сентября 2004 года рождения, уроженца г. Нягань Ханты-Мансийского автономного округа, Тюменской области к народу «манси».

Решение может быть обжаловано в Ханты-Мансийский окружной суд через Няганский городской суд в течение 10 дней.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

05 февраля 2007 года

Няганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе председательствующего судьи Тарасовой Г.Е.

При секретаре Орловой Г.А.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сохранной Альбины Федоровны к Администрации муниципального образования г. Нягань, МУ «Комитет городского хозяйства» о понуждении к заключению договора социального найма на жилое помещение

УСТАНОВИЛ:

Истица обратилась в суд с иском к Администрации муниципального образования г. Нягань о расторжении договора безвозмездного пользования и понуждению к заключению договора социального найма на жилое помещение, расположенное по адресу: г. Нягань, 4 микрорайон, д.11, кв.26.

Свои требования истица мотивировала тем, что с 18.05.1998 г. она проживает в выше указанной квартире на основании договора безвозмездного пользовании, заключенного между ответчиком и её мужем Сохранным А.А.

В 2004 году муж истицы умер и в настоящее время в квартире проживает только истица. Истица неоднократно обращалась в администрацию г. Нягань с просьбой выдать ей ордер на квартиру, но получала отказы, которые считает незаконными, ссылаясь на ст.50 ЖК РСФСР и ст.672 ГК РФ предусматривающие предоставление жилых помещений по договорам социального найма.

В судебном заседании истица и её представитель уточнили исковые требования и просили обязать Администрацию) МО г. Нягань обязать заключить с истицей договор социального найма на выше указанную квартиру с мая 1998 г., ссылаясь на то, что договор безвозмездного пользования является ничтожным в силу закона, поскольку действующим законодательством не предусмотрено предоставление жилых помещений по договорам безвозмездного пользования. Семья истицы с 1998 года фактически пользовалась этой квартирой по договору найма, поскольку оплачивала все коммунальные услуги. Заключение договора социального найма истице необходимо для последующей приватизации этой квартиры.

Представитель ответчика иск не признал, ссылаясь на отсутствие оснований для предоставления истице квартиры по договору социального найма.

Квартира принадлежит истцу на праве собственности и была предоставлена муку истицы Сохранному А.А. по договору безвозмездного пользования в связи приглашением его на работу в Управление образования. Кроме того, с 08.04.2003 г. на основании поданного им заявления он был поставлен в общую очередь на получение жилья, а также включен в список на получение жилищного сертификата по целевой программе для военнослужащих, уволенных в запас.

27.12.2005 г. семья истицы была исключена из списка на получение жилищного сертификата, поскольку Сохранный А.А. был уволен из вооруженных сил республики Узбекистан, с которой не заключен международный договор.

Однако, после смерти Сохранного А.А. истица была оставлена в общей очереди на получение жилья со дня подачи заявления Сохранным А.А. и на день рассмотрения иска состоит в очереди под № 1739.

Согласно п. 4.4 договора безвозмездного пользования после смерти Сохранного А.А. к истице перешли все права и обязанности по пользованию квартирой и истица может

продолжать пользоваться квартирой по договору безвозмездного пользования до предоставления ей жилого помещения по договору социального найма в установленном законом порядке.

Представитель МУ «Комитет городского хозяйства», привлеченный к участию в .челе в качестве соответчика в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Заслушав пояснения сторон, исследовав материалы дела, суд не находит оснований для удовлетворения иска.

Доводы истицы и её представителя о том, что договор безвозмездного пользования спорной квартирой заключенный 18.05.1998 г. между Сохранным А.А. и Комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации г. Нягань является ничтожным поскольку законодательство не предусматривает предоставление жилых помещений по договорам безвозмездного пользования являются не состоятельными.

Предоставление имущества в безвозмездное пользование регулируется главой 36 Гражданского Кодекса РФ (ст. ст.689-701).

Из материалов дела следует, квартира по адресу: г. Нягань 4 микрорайон д.11 кв.26 принадлежит МО г. Нягань на праве собственности (л.д. 34, 35).

15.05.1998 г. заместитель Главы местного самоуправления г. Нягань направил в адрес Главы местного самоуправления ходатайство о предоставлении Сохранному А.А. приглашенному в Управление образования на должность начальника жилого помещения по договору безвозмездного пользования. На основании указанного ходатайства 18 мая 1998 года между Сохранным А.А. и Комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации г. Нягань был заключен договор безвозмездного пользования выше указанной квартирой.

28.12.2000 г. договор безвозмездного пользования квартирой был расторгнут и по договору купли-продажи квартира была продана Сохранному А.А. Однако решением Няганского городского суда от 05.11.2001 г. договор купли-продажи квартиры был признан недействительным и стороны были приведены в первоначальное состояние, т.е. за Сохранным А.А. и членами его семьи было сохранено право безвозмездного пользования квартирой (л.д.5-13).

В 2004 году муж истицы Сохранный А.А. умер, в настоящее время в квартире проживает и зарегистрирована одна истица (л.д. 16, 17).

Согласно п.4.4. договора безвозмездного пользования после смерти Сохранного А.А. к истице перешли все права и обязанности по пользованию жилым помещением по договору безвозмездного пользования (л.д. 33).

Отказ Администрации мо.г.Нягань заключить с истицей договор социального найма на спорную квартиру является законным и обоснованным.

В силу ст. 33 ЖК РСФСР (действовавшего до 01.03.2005 г.) жилые помещения по договору найма предоставлялись гражданам, состоявшим на учете нуждающихся ь улучшении жилищных условий в порядке очередности, исходя из времени постанови т. учет и включения в списки на получение жилых помещений.

Из материалов дела видно, что на основании заявления от 08.04.2003 г. Сохранный А.А. был принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий при администрации г. Нягань на получение жилого помещения, (л.д. 30).

Кроме того, Сохранный А.А. на основании заявления от 25.04.2004 г. был поставлен в очередь среди военнослужащих, уволенных в запас на получение государственного жилищного сертификата согласно Постановлению Правительства РФ от 06.09.1998 г. № 1054. После его смерти в очереди на получение жилищного сертификата была поставлена истица. Однако, 27.12.2005 г. истица была исключена из этих списков в связи с тем, что Сохранный А.А. был уволен из вооруженных сил р. Узбекистан с которой не был заключен и ратифицирован договор (л.д.37).

Однако после смерти Сохранного А.А. истица была оставлена в общей очереди при администрации г. Нягань на получение жилья согласно поданного Сохранным А.А. заявления от 08.04.2003 г. На день рассмотрения иска истица состоит в очереди на получение жилья за № 1739 (л.д. 36).

В соответствии со ст. 57 ЖК РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет.

Учитывая, что у истицы не наступила очередь на предоставление жилья по договору социального найма, при таких обстоятельствах отсутствуют основания для понуждения администрации МО г. Нягань заключить с ней договор социального найма на спорное жилое помещение.

Руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Сохранной Альбине Фёдоровне в иске отказать.

Решение может быть обжаловано сторонами в 10-дневный срок в Ханты-Мансийский окружной суд через Няганский городской суд.

Судья Тарасова Г.Е. Дело № 33/389

КАССАЦИОННОЕОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 февраля 2007 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе:

председательствующего Юрьева И.М.

судей коллегии Ивановой И.Е., Солопаевой Л.М.

с участием прокурора ХМАО Бикмухаметовой Г.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Солопаевой Л.М. дело по иску прокурора г. Нягани в защиту интересов инвалида 2 группы Назаровой Людмилы Михайловны к администрации МО г. Нягань о защите жилищных прав по кассационному представлению помощника прокурора г.Нягани на решение Няганского горсуда от 4.12.2006 г., которым постановлено:

В иске прокурору в защиту интересов Назаровой Л.М. к администрации МО г. Нягань о защите жилищных прав отказать.

Заслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Прокурор г. Нягани обратился в суд с иском в защиту интересов инвалида 2 группы Назаровой Л.М., в котором просит обязать администрацию МО г. Нягань снизить долю её расходов на приобретение квартиры 35, д. 125, по ул. Интернациональной, в г. Нягани, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Определением суда от 01.02.2005 г. утверждено мировое соглашение, по условиям которого администрация МО г. Нягань обязана до 01.07.2006 г. предоставить Назаровой Л.М. по договору купли-продажи квартиру на семью из 4 человек в соответствии с Положением «О порядке и условиях переселения из ветхого муниципального жилищного фонда в г. Нягани» от 19.04.2005 г., а Назарова Л.М. обязана в срок до 01.07.2006 г. снести и вывезти собственными силами вагон, в котором проживает её семья, находящийся по адресу: г. Нягань, вагон-городок УзТДС, вагон 83.

Назаровой Л.М. был представлен проект договора купли-продажи 3-х комнатной квартиры 35, в д. 125, по ул. Интернациональной в г. Нягани, в соответствии с которым ей предложено приобрести квартиру за 551879 руб.68 коп., т.е. с привлечением собственных средств, составляющих 35% от стоимости квартиры с рассрочкой платежа на 10 лет.

Назарова Л.М. обратилась в администрацию МО г. Нягань с просьбой о снижении доли собственных средств в приобретении жилья до 15%, но получила отказ, что противоречит п. 4.8 Положения «О порядке и условиях переселения из ветхого муниципального жилищного фонда в г. Нягани», согласно которому при определении доли собственных средств граждан, привлекаемых для частичного финансирования учитывается срок

проживания в ветхом жилье, материальное и семейное положение, состояние здоровья проживающих.

С учётом указанного пункта Положения доля собственных средств Назаровой Л.М. должна быть снижена, т.к. она является инвалидом 2 гр. от общего заболевания, получает пенсию в размере 2146 руб.29 коп., её муж Назаров В.Д. имеет заработок 12123 руб.92 коп. в месяц, на их иждивении находится сын Михаил, являющийся студентом.

В судебном заседании пом. прокурора г. Нягани Чепуренко Е.В. просил снизить долю привлечения денежных средств Назаровой Л.М. в приобретении жилья до 20%, на чём также настаивала Назарова Л.М.

Представитель администрации МО г. Нягань Манухин В.В. иск не признал, сославшись на необоснованность заявленного требования.

Назаров В.Д., участвующий в деле в качестве 3 лица на стороне истицы, в
судебное заседание не явился. .;

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В кассационном представлении помощник прокурора просит отменить решение, ссылаясь на неправильное толкование судом п.4.8 Положения «О порядке и условиях переселения из ветхого муниципального жилищного фонда г. Нягани», утверждённого мэром г. Нягани 19.04.2004 г.

В отзыве на кассационное представление Назаровы считают его обоснованным.

В отзыве на кассационное представление представитель МО администрации г. Нягань Манухин В.В., не соглашается с доводами кассационного представления и просит оставить решение без изменения.

Проверив материалы дела, заслушав представителя администрации МО
г. Нягань Манухина В.В., заключение прокурора отдела прокуратуры ХМАО
Бикмухаметовой Г.Р. об отмене решения, обсудив доводы кассационного
представления и отзывов на него, судебная коллегия не находит оснований
для отмены решения. .;

Исходя из обстоятельств дела, спор между сторонами возник по поводу условий договора, который стороны обязаны заключить согласно мировому соглашению, утверждённому судом.

Мировым соглашением сторон предусмотрено заключение договора, основанного на Положении «О порядке и условиях переселения из ветхого муниципального жилищного фонда в г. Нягани», утверждённом мэром города 19.04.2005 г.

В соответствии с п. 1.4 данного Положения финансирование строительства нового жилья, а в отдельных случаях приобретение жилья на вторичном рынке для переселения граждан, проживающих в ветхом жилищном фонде, осуществляется, в том числе, из их личных сбережений в размере 35% от стоимости строительства, приобретения жилья.

Требуя заключения договора с Назаровой Л.М. на иных условиях, предусматривающих снижение размера личных сбережений до 20% для приобретения квартиры для семьи истицы, прокурор ссылается на п. 4.8 названного Положения, в соответствии с которым при определении доли

собственных средств граждан, привлекаемых для частичного финансирования, учитывается срок проживания в ветхом жилье, материальное и семейное положение, состояние здоровья проживающих. Срок рассрочки платежа при этом не должен превышать 15 лет.

Суд дал оценку этим обстоятельствам и пришёл к выводу о необоснованности иска прокурора, предъявленного в интересах Назаровой Л.М., поскольку в п. 1.4 Положения доля собственных средств граждан установлена в твёрдом размере и составляет 35%.

Положение не содержит условий, непосредственно и конкретно предусматривающих снижение вышеустановленного размера доли собственных средств граждан.

В п. 4.8 Положения, на который ссылается прокурор в иске, говорится об определении доли собственных средств граждан с учётом определённых обстоятельств, но не о снижении этой доли.

Доводы кассационного представления о неправильном толковании п.4.8 Положения не основаны на доказательствах.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Няганского горсуда от 04.12.2006 г. оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения.

Судья Тарасова Г.Е. Дело № 3 3/513

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

6 марта 2007 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в составе: председательствующего Лаптева Н.В. судей коллегии Сухих Е.А, Солопаевой Л.М. с участием прокурора ХМАО Бикмухаметовой Г.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Солопаевой Л.М. дело по иску прокурора г. Нягани в защиту интересов инвалида Ветошева Валерия Валерьевича к администрации г. Нягани о предоставлении жилого помещения по кассационной жалобе ответчика на решение Няганского горсуда от 19.12.2006 г., которым постановлено:

Иск прокурора г. Нягани в защиту интересов инвалида Ветошева В.В. удовлетворить.

Обязать администрацию г. Нягани предоставить Ветошеву В.В. по договору социального найма благоустроенное жилое помещение в г. Нягани, отвечающее установленным законодательством санитарным нормам, общей площадью не менее 20 кв.м.

Заслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Прокурор г. Нягани обратился в суд с иском в защиту интересов инвалида 3 группы Ветошева В.В. к администрации г. Нягани о предоставлении ему жилого помещения по договору социального найма по следующим основаниям.

Ветошев В.В. является сиротой, его мать умерла, а отец лишён родительских прав в связи с чем, Ветошев В.В. находился в школе-интернате на полном государственном обеспечении и в июне 2004г. был отчислен из образовательного учреждения по окончании учёбы.

Между тем, жильё Ветошеву В.В. не было предоставлено, он проживает в общежитии, занимая койко-место.

В судебном заседании помощник прокурора г. Нягани Брюхина Н.В. и Ветошев В.В. настаивали на удовлетворении искового требования по вышеизложенным основаниям.

Представитель администрации г. Нягани Манухин В.В. иск не признал, суду пояснил, что внеочередным обеспечением Ветошева В.В. жилым помещением будут нарушены права других очередников. Кроме того, финансирование для этих целей в бюджет муниципального образования из субъекта РФ - Ханты-Мансийского автономного округа не поступает.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель ответчика Манухин В.В. просит отменить решение, ссылаясь на доводы, приведенные в судебном заседании, и, указывая, что обеспечение жилыми помещениями детей-сирот относится к государственным полномочиям, передаваемым муниципальным образованиям, с обязательным финансированием за счёт средств автономного округа. Однако, это обстоятельство не было принято во внимание судом, которым при вынесении решения были неправильно применены нормы материального права, не применён закон, подлежащий применению, а выводы суда в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, заслушав представителя ответчика Манухина В.В., заключение прокурора отдела прокуратуры ХМАО Бикмухаметовой Г.Р. об оставлении решения без изменения, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Судом установлено право Ветошева В.В. на внеочередное предоставление жилого помещения, основанное на законе.

Это обстоятельство не оспаривается ответчиком.

В кассационной жалобе, не соглашаясь с решением суда, представитель, ответчика ссылается на отсутствие механизма предоставления жилья детям-сиротам, в связи с чем, предоставление вне очереди жилого помещения по решению суда Ветошеву В.В. нарушит права других очередников, состоящих в списке, нуждающихся в улучшении жилищных условий во внеочередном порядке.

Однако, данный довод не заслуживает внимания и не может быть основанием для отмены решения.

Другие доводы кассационной жалобы, связанные с финансированием обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, которое является государственным полномочием, переданным муниципальным образованиям с условием обязательного финансирования из соответствующего бюджета, т.е. бюджета автономного округа, также не могут быть приняты во внимание.

Действующим законодательством не предусмотрено лишение или ограничение прав детей-сирот в о