Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Розвиток освітніх потреб українського суспільства в Галичині поставив на порядок денний проблему оновлення навчальної книжки з літератури, яка б відо...полностью>>
'Программа'
Программа вступительного испытания в магистратуру по направлению подготовки 050100.68 Педагогическое образование, магистерская программа: Литература ...полностью>>
'Закон'
В целях обеспечения устойчивой работы отраслей народного хозяйства республики и выполнения межправительственных соглашений о взаимных поставках проду...полностью>>
'Документ'
Неправильное произношение звуков у малышей - естест­венная особенность детской речи. Но для ребят старшего воз­раста - это речевой недостаток, требую...полностью>>

Летию со дня рождения а. В. Кольцова

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
А.В. КОЛЬЦОВА


ЛИТЕРАТУРНО-МУ3ЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Оборудование:
1. Плакаты с высказываниями о поэте:
«Из самых глубин нации зазвучал такой голос, как голос Кольцова» (А.И. Герцен);
«Кольцов переживёт многих поэтов, которые пользовались несравненно высшею против него славою, но которые не были народны» (В.Г. Белинский);
«Читал Кольцова. Прелесть и сила необъятная» (Л. Н. Толстой);

«У Кольцова есть штук двадцать маленьких поэм, которые будут жить, пока жив русский язык» (И. С. Тургенев);
«По совершенной самобытности Кольцов может быть сравнен только с Гоголем; по энергии лиризма с Кольцовым из наших поэтов равняется только Лермонтов» (Н. Г. Чернышевский).


2. Музыкальное оформление:
«Хуторок» (слова АВ. Кольцова, музыка народная)
«Разлука» (слова А.В. Кольцова, музыка А.Л. Гурилёва)
«Грусть девушки» (слова А. Кольцова, музыка А.Л. Гурилёва)


Звучит песня «Хуторок».
На фоне затихающей музыки читает.

1-й чтец.
О Русь, взмахни крылами, По голубой долине,
Поставь иную крепь! Меж тёлок и коров,
С иными именами Идёт в златой ряднине
Встаёт иная степь. Твой Алексей Кольцов.
В руках — краюха хлеба,
Уста — вишневый сок.
И вызвездило небо
Пастушеский рожок...
. А. Есенин «О Русь, взмахни крылами...»)


1-й ведущий.

Песни и песенные стихи про хуторок в степи и шумящую рожь, пахаря, про грусть девушки и вьющиеся кудри молодца, про ночи соловья, поющего о любви и грусти, про степную траву, вянущую осенней порой, про горькое горе бедняка... Они разнеслись по самым далёким уголкам нашей земли, стали родными каждому русскому человеку. А сложил их истинно народный поэт Алексей Васильевич Кольцов.

К большому сожалению, в наших образовательных программах слишком мало места отводится на изучение произведений этого поэта. А знать их нужно не только потому, что он наш земляк, а ещё и потому, что многое можно почерпнуть у Алексея Кольцова.

Итак, кто же такой Кольцов? Что такое его поэзия?

Имя Алексея Васильевича Кольцова давно стало для воронежцев своего рода визитной карточкой. Этот город настолько органически спаян с образом Кольцова, что совершенно немыслим в отрыве от него: Кольцовская улица, Кольцовский сквер, в котором уже больше полвека стоит бюст поэта из мрамора, драматический театр, носящий имя Кольцова, средняя школа имени поэта – всё это приметы современного Воронежа. Ежегодно здесь проводятся Кольцовско-Никитинские поэтические чтения, для участия в которых собираются гости со всей нашей страны. А в этом году исполняется 200 лет со дня рождения Кольцова, а потому 2009 год назван годом Кольцова в Воронежской области.
Алексей Васильевич Кольцов – слава и гордость Воронежского края - пришёл словно по зову России в свой урочный час. Он писал стихи, соединившие Пушкина и Лермонтова с Некрасовым и Никитиным. Без Кольцова в русской поэзии немыслимо представить — при всём их различии — Сурикова, Дрожжина, Исаковского, Твардовского...

2-й чтец.

Сяду я за стол — Вместе с бедностью

Да подумаю: Дал мне батюшка
Как на свете жить Лишь один талан -
Одинокому? Силу крепкую;

Нет у молодца Да и ту, как раз,

Молодой жены, Нужда горькая

Нет у молодца По чужим людям

Друга вернова, Всю истратила.

.

Золотой казны, Сяду я за стол -
Угла тёплова, Да подумаю:
Бороны-сохи, Как на свете жить
Коня-пахаря; Одинокому?

(«Раздумье селянина»)

2-й ведущий.
В октябре 1809 года в метрической книге города Воронежа появилась запись: «Октября 3-го рождён у купца Василия Петрова сына Кольцова и жены его Параскевы Ивановой сын Алексий».

1- ведущий.
Родился он в семье прасола (торговца скотом). Василий Петрович Кольцов стоял во главе семьи крепкой и патриархальной. Жена его, Прасковья Ивановна, была неграмотна, но умна и добра. В семье было семнадцать детей, однако в живых остались четыре дочери и единственный сын — Алексей.
Отец рано стал приобщать будущего поэта к делам. Девяти лет мальчик был отдан в Воронежское уездное училище, но уже через два года отец, человек невежественный и грубый, забрал его оттуда. С одиннадцати лет Алексей Кольцов вынужден был заниматься купеческими делами. Василий Петрович и далее подавлял в сыне стремление к знаниям.

Мечтатель с чуткой и впечатлительной душой был погружён в лукавство и азарт купли-продажи. Перед его взглядом проходили гурты скота, он присутствовал на бойне, ездил по базарам, «обманывал людей и иногда подличал», как скажет позднее сам.

На просторных полях юга России, среди пахарей, косарей и пастухов прошла юность Кольцова. Он постоянно ездит по деревням, в лес, в степь... Ветер, напоенный запахом трав, дым костра, ночи, проведённые под открытым небом... Для поэтической натуры трудно придумать более полное воспитание самой природой, особенно степью, которую он полюбил страстно и восторженно. «Случалось, - вспоминал он, - целые дни и недели проводить в грязи и слякоти, на холодном осеннем ветру, засыпать на голой земле, под шум дождя, под защитою овчинного тулупа».
Наверное, не случайно именно в степи мальчик однажды вдруг ощутил себя поэтом. Сам Кольцов рассказывал об этом так:

2-й ведущий.

«Я ночевал с гуртом отца в степи, ночь была тёмная-претёмная и такая тишина, что слышался шелест травы, небо надо мною было тоже тёмное, высокое, с яркими мигающими звёздами. Мне не спалось, я лежал и смотрел на небо. Вдруг у меня стали в голове слагаться стихи; до этого у меня постоянно вертелись отрывочные без связи рифмы, а тут приняли определённую форму. Я вскочил на ноги в каком-то лихорадочном состоянии; чтобы удостовериться, что это не сон, я прочёл свои стихи вслух. Странное я испытывал ощущение, прислушиваясь сам к своим стихам».

.
З-й чтец.

… В края дальние Ковылём-травой
Пойдёт молодец — Расстилается!.
Что вниз по Дону Ах ты, степь моя,
По набережью, Степь привольная,
Хороши стоят Широко ты, степь,
Там слободушки! Пораскинулась,
Степь раздольная К морю Чёрному
Далеко вокруг, Понадвинулась!..
Широко лежит, («Косарь»)


1-й ведущий.

Алексей подрастал человеком довольно замкнутого характера и казался даже, по словам сестёр, замкнутым и угрюмым. В степи, в лесу, в поле он становился совсем другим, душа его раскрывалась. И среди народа Кольцов был «свой человек», «весёлый парень». Куда бы он ни приезжал, где бы ни останавливался — везде приезд его был в пору, а сам он всегда был желанным гостем.


4-й чтец.

Как здоров да молод, Только дум, заботы
Без веселья — весел; У царя-головки:
Без призыва — счастье Погулять по свету,
Идет отовсюду. Пожить нараспашке;


В непогоду-ветер Свою удаль-силку
Шапка на макушке; Попытать на людях, —
Проходи, поп, барин, — Чтоб не стыдно вспомнить
Волоска не тронем! Молодое время!..
(«Сельская песня»)

1-й ведущий.

Кольцов узнал жизнь народа, «поэзию и прозу» его быта - узнал не понаслышке, не из книг...
Что до книг, они стали верными друзьями Алексея ещё в уездном училище. В пятнадцатилетнем возрасте Кольцов узнаёт, что есть и стихи. Конечно, он знал народные песни, любил их слушать, пел сам, - но это было как бы частью жизни. И вдруг выяснилось, что есть ещё книги, написанные совершенно необычно - легко, гладко, красиво. Таким словом, наверное, нельзя говорить, можно только петь. И потрясённый мальчик запел. И уже всегда потом, всю жизнь Кольцов будет читать стихи нараспев, а чаще всего просто петь.


5-й чтец.

Ты не пой, соловей, Ходит солнышко.
Под моим окном;
Улети в леса Без неё кто меня
Моей родины! Примет ласково?
На чью грудь отдохнуть
Полюби ты окно Склоню голову?
Души-девицы...
Прощебечь нежно ей Без неё, на чью речь
Про мою тоску; Улыбнуся я?
Чья мне песнь, чей привет
Ты скажи, как без ней Будет по сердцу?
Сохну, вяну я,
Что трава на степи Что ж поёшь, соловей,
Перед осенью. Под моим окном?


Без неё ночью мне Улетай, улетай
Месяц сумрачен; К душе-девице!
Среди дня без огня
«Песня»


1-й ведущий.

В шестнадцать лет было написано первое стихотворение «Три видения». Интерес к поэзии теперь приобрёл особый характер. Чтение прозы было оставлено, а на даваемые отцом деньги покупались стихи Дмитриева, Ломоносова, Державина...
Манной небесной оказалось для молодого Кольцова знакомство с торговцем книгами Дмитрием Антоновичем Кашкиным, человек образованным и умным, любящим русскую словесность. Алексей забегал в его лавку и припадал к книгам.
Кашкин не мог не увидеть и не поощрить такую любовь к книге и предложил юноше бесплатно пользоваться своим книжным собранием. Наиболее нравившихся авторов Кольцов покупал, и они становились «своими». Самыми любимыми оказались Дельвиг, Жуковский и Пушкин.
На протяжении пяти лет кашкинская книжная лавка была для начинающего поэта и училищем, и гимназией, и университетом, а сам Кашкин — литературным воспитателем, наставником и критиком. К 1827 году тридцать шесть стихотворений составили большую тетрадь «Упражнения Алексея Кольцова в стихах».


Звучит песня «Не скажу никому»
1-й ведущий.

Толчком, который помог Кольцову обрести «свой» поэтический голос, стала драма первой любви, боль от которой осталась в его душе навсегда. В доме Кольцовых жила крепостная прислуга, горничная Дуняша, девушка редкой красоты и чуткости. На красавицу заглядывалась вся улица, и понятна близость страстного Кольцова к Дуняше: он полюбил девушку со всем пылом юности, со всей энергией чувства, на которую только способен восемнадцати - девятнадцатилетний молодой человек. Дуняша отвечала взаимностью, но Василий Петрович и мысли не мог допустить, чтобы единственный наследник и продолжатель дела связал себя браком со служанкой. Отец мечтал породниться с представителями родовитого купечества, а потому во время отъезда сына он продал Дуняшу донскому помещику. Потрясённый юноша слёг в горячке и едва не умер. Оправившись от болезни, он пустился в степь на поиски любимой. Долго скитался по
Дону, посылал на розыски нанятых людей, но никого не нашёл. Впоследствии оказалось, что Дуняша была замужем за казаком в какой-то станице.

Про расставание, про горькую любовь добра молодца, про несчастную долю красной девицы Кольцов потом будет петь не с чужих слов... Следы этого романа остались в прекрасных, глубоко прочувствованных стихах, обошедших в книжках и романсах всю Русь. Кому неизвестны прекрасные строки:

Обойми, поцелуй, Как мне мило теперь

Приголубь, приласкай, Любоваться тобой:

Ещё раз, поскорей, Как весна, хороша

Поцелуй горячей! Ты, невеста моя!

А эти чудные строфы «Разлуки»:

На заре туманной юности

Всей душой любил я милую…

Был в глазах её небесный свет,

На лице горел любви огонь!


6-й чтец.

Ах, зачем меня От дружка дары
Силой выдали Принесу с собой:
За немилого — На лице — печаль,
Мужа старого? На душе - тоску.


Небось весело Поздно, родные,
Теперь матушке Обвинять судьбу,
Утирать мои Ворожить, гадать,
Слёзы горькие! Сулить радости!


Небось весело Пусть из-за моря
Глядеть батюшке Корабли плывут;
На житьё-бытьё Пущай золото
Горемышное! На пол сыпится;
Не расти траве
Небось сердце в них После осени:
Разрывается, - Не цвести цветам
Как приду одна Зимой по снегу!
На великий день: («Русская песня»)

1-й ведущий.
Но юность опять-таки взяла своё: Кольцов оправился от постигшего горя. А тут, как бы в подмогу силам молодости, подоспело и новое чувство - Вторым после Кашкина наставником и критиком Кольцова стал воронежский поэт Андрей Порфирьевич Серебрянский. Образованный Серебрянский редактировал, исправлял и просто уничтожал то, что ему казалось слабым в стихах его подопечного. Тот мужественно и благодарно всё принимал.
Кольцов вообще, особенно поначалу, никогда не творил в тишине и втайне — всегда стремился вынести стихи на внешний суд и был к нему очень внимателен.

7-й чтец.


Что ты ходишь с нуждой Та же сила тогда
По чужим по людям; Другой голос возьмёт:
Веруй силам души И чудно и смешно,
да могучим плечам. Всех к тебе прикуёт.
На заботы ж свои
Чуть заря поднимись И те ж люди-враги,
И один во весь день Что чуждались тебя,
Что есть мочи трудись. Бог уж ведает как,

Назовутся в друзья.
Неудачи, беда?
С грустью дома сиди; Ты не сердись на них;
А с зарёю опять Но спокойно, в тиши,
К новым нуждам иди. Жизнь горою пируй

По желаньям души.
И так бейся, пока
Случай счастье найдёт
И на славу твою
Жить с тобою начнёт. («Товарищу»)


1-й ведущий.

1831 год стал для Кольцова знаменательным. Его стихотворение «Кольцо» было напечатано в московской «Литературной газете», во главе которой стояли Дельвиг, Вяземский, Пушкин.

2-й ведущий.

Стихи в газету прислал земляк поэта Николай Станкевич, гений которого заключался в умении встречать и поддерживать одарённых людей. Познакомившись с Кольцовым в воронежской деревне, он раньше всех разглядел суть его таланта.
Кашкин, Серебрянский, Станкевич и — чуть позже — Виссарион Григорьевич Белинский... Они помогли Кольцову осознать себя и поверить в свои силы. При их поддержке, но всё же совершенно самостоятельно поэт нашёл свой жанр и сформировался в нём. Подобно тому, как Крылова называют основоположником русской басни, можно сказать, что Кольцов был основоположником русской литературной песни на народной основе.

К 1836 году Кольцов стал великим поэтом, как никто: ни до него, ни вокруг, ни после. Недаром Белинский говорил, что, «несмотря на всю объективность своего гения, Пушкин не мог бы написать ни
одной песни вроде Кольцова, потому что Кольцов один и безраздельно владел тайною этой песни».


1-й ведущий.

«Русские звуки поэзии Кольцова, — писал Белинский, — должны породить много новых мотивов национальной русской музыки». Его предсказание сбылось.
На тексты стихотворений Кольцова писали музыку около трёхсот композиторов, среди которых Глинка, Варламов, Гурилёв, Даргомыжский, Балакирев, Мусоргский, Римский-Корсаков, Рубинштейн, Рахманинов.
На слова поэта создано свыше семисот песен и романсов. Причём на тексты некоторых стихотворений музыка писалась неоднократно — от двадцати до тридцати раз, например: «Раздумье селянина», «Глаза», «Перстень», «Не скажу никому...», «Так и рвётся душа....», «В непогоду ветер... », «Я любила его...».
В сокровищницу русской музыкальной культуры вошли такие кольцовские песни, как «Хуторок», «Горькая доля» («Соловьём залётным...»), «Грусть девушки» и многие другие.
Песня «Не шуми ты, рожь»

Не шуми ты, рожь, Сладко было мне
Спелым колосом! Глядеть в очи ей,
Ты не пой, косарь, В очи, полные
Про широку степь! Полюбовных дум!

Мне не для чего И те ясные

Собирать добро, Очи стухнули,

Мне не для чего Спит могильным сном

Богатеть теперь! Красна девица!

Прочил молодец, Тяжелей горы,

Прочил доброе, Тяжелей полночи

Не своей душе - Легла на сердце

Душе-девице. Дума чёрная!

(«Не шуми ты, рожь»)

1-й ведущий.

Приезжая в Москву и Петербург, Кольцов общается с Чаадаевым, Жуковским и Белинским и, конечно же, с Пушкиным.
Знакомство Пушкина и Кольцова состоялось в Петербурге на одной из «суббот» у Жуковского. Александр Сергеевич очень тепло относился к народному поэту, высоко оценивал его творчество... Кольцов же буквально боготворил Пушкина, называл его «русским солнцем», «животворной силой», «соловьём-пророком»...
«Прострелено солнце», — написал Кольцов после того, как узнал о гибели Александра Сергеевича. На убийство Пушкина он отозвался и стихами громадной силы.
Сколько было стихотворений на смерть великого русского поэта — не счесть. А остались: «Смерть поэта» Лермонтова и «Лес» Кольцова...
В образе леса Кольцов нашел выражение величия, богатырской мощи, которые он видел в Пушкине.

Что, дремучий лес,
Призадумался,
Грустью тёмною
Затуманился?

Что, Бова-силач
Заколдованный?
С непокрытою
Головой в бою

Ты стоишь - поник
И не ратуешь
С мимолётною
Тучей-бурею.

Густолиственный
Твой зелёный шлем
Буйный вихрь сорвал —

И развеял в прах.

Плащ упал к ногам
И рассыпался..
Ты стоишь — поник
И не ратуешь.

Где ж девалася

Речь высокая,

Сила гордая,

Доблесть царская?

Где ж теперь твоя
Мочь зелёная?
Почернел ты весь,
Затуманился...

Одичал, замолк...
Только в непогодь
Воешь жалобу
На безвременье.

Так-то, тёмный лес,
Богатырь Бова!
Ты всю жизнь свою
Маял битвами.

Не осилили
Тебя сильные,
Так дорезала
Осень чёрная.

Знать, во время сна
К безоружному
Силы вражие
Понахлынули.

С богатырских плеч
Сняли голову — Не большой горой,
А соломинкой...
(«Лес»)

1-й ведущий.
Последние годы жизни Кольцова были омрачены вынужденным возвращением в Воронеж, непониманием семьи, несчастливой любовью... Чужой среди родных, без друзей, вдали от писателей, признавших его талант, поэт чувствовал себя одиноким и глубоко несчастным. Драму довершает чахотка: она длится около года и сводит Кольцова в могилу тридцати трёх лет от роду.

2-й ведущий.
В ноябре 1842 года в метрической книге Воронежа появилась запись: «Октября 29-го умер, ноября 1-го погребён на кладбище Всех Святых воронежский мещанин Алексей Васильев Кольцов, 33 лет, от чахотк

1-й ведущий.

«С ним родилась его поэзия, — написал вскоре после смерти Кольцова Белинский, с ним и умерла её тайна».

Кольцов занял большое и бесспорное место в духовной жизни многих людей. Велика та плодотворная роль, какую он сыграл в литературном движении Воронежского края. Трудно, просто невозможно представить литературный Воронеж без могучего голоса Кольцова. Совсем невелик объём его творчества: до нас дошло менее 150 его стихотворений. Но передовая критика ставила и ставит его имя в один ряд с величайшими именами нашей литературы.


Звучит романс «Соловьём залётным…»




Список использованной литературы


1. Кольцов А.В. Сочинения / Вступ. статья В.П. Аникина. — М.: Правда,
1984.
2. Кольцов А. В. Стихотворения / Предисл. Л. Озерова. — М.: Дет. лит..
1988.
3. Русские писатели. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. Ч. 1. / Под
ред. П.А. Николаева. М.: Просвещение, 1990.
4. Скатов Н.Н. Кольцов. — М.: Мол. гвардия, 1983.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 1 октября 105 лет со дня рождения В. Горовица (1904-1989), американского пианиста, уроженца России

    Документ
    Горовиц Владимир. Был таким же замечательным исполнителем фортепианной музыки, как Хейфец - скрипичной, хотя и не всем нравились его привлекающие внимание фокусы во время игры.
  2. К 35-летию института психологии ран и 80-летию со дня рождения б. Ф. Ломова системное исследование психического в работах Б. Ф

    Исследование
    O.K. Тихомиров - основатель психологической школы мышления в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (к 75-летию со дня рождения)
  3. Научная программа съезда генетиков и селекционеров, посвященного 200-летию со дня рождения Ч. Дарвина и V съезда Вавиловского общества генетиков и селекционеров 21 июня 27 июня 2009 года, г.

    Программа
    М.А. Петрова, Ж М. Горленко, С.З. Миндлин (ИМГ РАН, Москва). Новый IS-элемент древнего штамма Psychrobacter psychrophilus и его роль в распространении устойчивости к антибиотикам.
  4. Литература 12 сентября - 130 лет со дня рождения писателя-сказочника Степана Григорьевича Писахова (1879-1960) (2)

    Литература
    Отмечается в соответствии с Указом Президента РФ от 31.01.2006 № 549 “Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации”.
  5. План мероприятий территориальных органов культуры по подготовке и проведению празднования 150-летия со дня рождения А. П. Чехова Москва

    Документ
    «Сложность простоты А.П.Чехова» - научно-практическая конференция с участием Российской Государственной библиотеки, Государственного литературного музея, Института философии Российской Академии наук, Московского государственного университета

Другие похожие документы..