Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В работе показана стратегия отбора научно-педагогических периодических изданий и поиска в них статей выбранной тематики. Предлагаемый подход предпола...полностью>>
'Документ'
И. Куприн «Собачье счастье», «Ю-ю». Задания в тетради Окружающий мир «О молниях, змеях, собаках и прочем» «Экологическая безопасность» Задания в тетр...полностью>>
'Документ'
КАБІНЕТ МІНІСТРІВ УКРАЇНИ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ БІОРЕСУРСІВ І ПРИРОДОКОРИСТУВАННЯ УКРАЇНИ ФАКУЛЬТЕТ АГРАРНОГО МЕНЕДЖМЕНТУ Кафедра маркетингу та мі...полностью>>
'Документ'
Информационные технологии в профессиональном образовании успешно внедряются, как правило, при наличии удобного интерфейса. Построение сценариев диало...полностью>>

Управление и человек

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава 2.

Управление и человек

Содержание главы:

2.1. Рефлексия управления: первоначала.

2.2. Управление и социальное действие.

2.3. Информация, знания и управление.

2.4. Науки об управлении.

2.5. Управление и национальный язык.

2.6. Менеджмент и его понимание в России.

2.7. Управление и власть.

2.1. Рефлексия управления: первоначала.

В истории сложилось так, что управление, став инструментом реализации политической власти, растворилось в последней, слилось с нею настолько, что во многом перестало быть предметом научного анализа в своем «чистом», первичном виде. Получилось, словно у прославленного поэта: мы говорим управление, подразумеваем власть, и также – наоборот. Прорыв к новому пониманию управления произошел, увы, не в политической и философской сферах, несмотря на множество блестящих, ставших классическими, работ, начиная от «Государства» Платона, «Государя» Николо Макиавелли и множество достойных исследований между и после них, посвященных государственному правлению и общественному устройству, вроде «Двух трактатов о правлении» Джона Локка.

Нового качества в рефлексии управления не дали и блестящие труды о не терпящем фальши военном искусстве, несмотря на всю непреходящую их ценность командования, то есть властной координации действий множества вооруженных, технически оснащенных людей, ошибки в управлении которыми вели к жестоким поражениям, а нестандартные решения и неожиданные находки – к блистательнейшим победам.

Прорыв в понимании произошел в технологических сферах производственного, экономического управления предприятиями, освободившимися от непосредственного влияния государства; он стал возможным в хозяйственных организациях, мерилом успеха которых явилась прибыль в условиях рыночной конкуренции с подобными же организациями. Случилось это на рубеже XIX-XX веков, и более ранний анализ, как, к примеру, технологии производства швейных иголок у Адама Смита, был лишь предтечей того прорыва. Работы Фредерика Тейлора с исследованием конструкции рабочего совка и оптимальности движений работника в производственном цехе, казалось бы, далеки от рефлексии управления. Но уже Анри Файоль, современник Тейлора, поднимается на уровень обобщения управления, администрирования как социального действия и, по существу, вместе с Тейлором закладывает не только основания менеджмента как «научной организации труда», но по большому счету прокладывает путь теоретико-философскому взору в самые основания управления.

Гаррингтон Эмерсон – это уже, связанная с его именем, философия менеджмента в полном смысле данного термина. Потом появляются «Тектология» Александра Богданова, «Общая теория систем» Людвига Берталанфи, «Кибернетика» Норберта Винера, «Синергетика» Гельмута Хакена и «Теория открытых систем» Ильи Пригожина, не всегда, не во всем имеющие отношение собственно к управлению, но неизменно становящихся методологическим основанием его научной рефлексии. Процесс рационального осмысления управления непрерывно движется в течение всего XX века вместе со стремительным развитием и «конкурирующей фирмы» – научного менеджмента (по определению Тейлора), переросшего с момента своего возникновения в принципиально новое качество философски построенных принципов разумно-оптимальной организации, застрагивающей основы самого общественного устройства.

Таким образом, современный менеджмент (независимо от того, осознают ли это его создатели и приверженцы, а также критики и противники, или нет) стал давно не только формой поиска рациональной эффективности деловых отношений, в которых свобода отдельной личности, единичного человека, живущего в среде и общении с социально свободными другими людьми, но и исходным, ключевым и одновременно итожащим принципом рационального конструирования самого общества.

Менеджмент стал в самом широком смысле этого термина философией рациональности общественного устройства, и именно он всколыхнул движение всей управленческой мысли в ее технических и философских глубинах; именно менеджмент поднял до нового уровня и состояния проблему рефлексии управления, сжатого в тисках политической власти.

И все происшедшее требует также и нового социально-философского обобщающего взора на управление как феномен, в котором так мало общего на самом деле от наделенного властью и серой маской бесцветных глаз правящего чиновника.

Как рано в истории общества начался анализ сущности управления и управления как явления?

Взгляд в прошлое позволяет нам утверждать, что потребность в управлении, а вслед за ним и сам феномен возникли с началом коллективной преобразовательной практики человека и даже предчеловека, когда самоорганизация, спонтанная организация гоминидов перестала в достаточной мере отвечать потребностям их сохранения как биологического, природного вида. Однако рефлексия управления как явления началась много позже его фактического возникновения. Человек должен был подняться еще до уровня понимания, анализа самого себя, дойти до рубежа хотя бы первичной саморефлексии, вслед за которым он смог задаться вопросом также и о природе и сути своих отношений, взаимодействия с другими людьми.

Несмотря на то, что управление человеческими коллективами насчитывает многие тысячелетия, действительная история научной теории организации и управления началась только в XX-м столетии, утверждает Д.М. Гвишиани1. Однако история общественной мысли и самой науки начиналась много раньше, и уже библейские тексты говорят о трудных поисках рациональной организации общества, с сегодняшней точки зрения часто нелепых, но порой гениальных, закладывающих основы цивилизации и всей теперешней современности.

Отдельные исследователи ведут отсчет генезиса управления от священников древних цивилизаций, превращавшихся «в Шумере, Египте и Аккаде <…> в касту религиозных функционеров», своего рода первых «деловых людей». «Ведь жрецы, - говорит А.И. Кравченко, - помимо соблюдения ритуальных почестей, заведовали сбором налогов, управляли государственной казной, распределяли государственный бюджет, ведали имущественными делами»2. Различить государственно-политическое управление от хозяйственно-делового управления того времени невозможно, так как и самостоятельных, не зависящих от государства экономических организаций или попросту еще не было, или существование их могло проявляться в едва развитом виде. И понадобилась бы прозорливость опытного исследователя, чтобы заметить и рассмотреть зарождение хозяйственных ячеек-организаций того времени. Возможно, современный ученый и смог бы провести добротное социальное исследование «форм и методов управления» того периода, окажись он специально в Древнем Египте, и было бы безумно интересно увидеть их результаты. Но вряд ли это вскрыло бы нам сложно дифференцированную картину, ибо, надо полагать, сами отношения хозяйственно-управленческой иерархии и организационных структур вряд ли еще проявлялись в каком-то отчетливо сложившемся виде. Однако систематизировать экономические отношения стремились и руководители той эпохи, потому побочным результатом управленческой деятельности шумерских жрецов стало появление письменности. А с именем вавилонского правителя Хаммурапи (1792-1752 гг. до н.э.) связана уже, созданная им на основе единых законов, эффективная административная система, понадобившаяся для управления обширными территориями, в том числе завоеванных им Месопотамии и Ассирии.

Однако говорить об анализе управления и его природы современниками той эпохи все же возможным не представляется. Цивилизация должна была еще прорасти своей буйной растительностью разумного отражения действительности на всю глубину общественных отношений и всей социальности прежде чем встал вопрос о смысле, природе и сущности управления в ней.

Философская рефлексия управления.

О начале осознания, рефлексии управления в достаточной мере можно говорить лишь с наступлением новой эпохи в истории человечества – цивилизации. И даже не самой ее ранней стадии. Управление как явление осознается человеческой мыслью, пожалуй, не ранее античности. Отсчет рефлексии управления с достаточной уверенностью можно вести лишь начиная с дошедших до нас работ Платона «Государство» и его продолжения – «Законы»3. Может быть, и от чуть, непринципиально, более раннего срока. По большому же счету рефлексия управления имеет значительно более короткую историю, чем само это явление.

Среди тех, кто внес несомненный вклад в становление теории управления в Новое время, следует назвать имена Николо Макиавелли (1469-1527)4, Томаса Гоббса (1588-1679)5, Джона Локка (1632-1704)6, Шарля Луи Монтескьё (1689-1755)7, Адама Смита (1723-1790)8, Клода Анри Сен-Симона (1760-1825)9, Роберта Оуэна (1771-1858)10, Давида Рикардо (1772-1823)11, Джона Стюарта Милля (1806-1873)12. Все они в большинстве своем – английские (исключение – французы Монтескье, Сен-Симон) философы и экономисты, повлиявшие на развитие управленческой мысли через социальную философию и, говоря сегодняшним языком, также политологию. Можно сказать, что в работах этих мыслителей анализируется процесс и характер устойчивости общественных отношений, ведется поиск их оптимальных регуляторов. При этом обзор классических социально-философских источников показывает, что управление в их анализе не вычленяется как самостоятельный феномен. Употребляя слово «управление» классики философии не задаются проблемой научной рефлексии термина. Более того, как мы рассмотрим ниже, «управление» и «власть», рассматриваются у них как рядоположенные и едва ли не идентичные понятия; управление во многих из них рассматривается в синкретическом единении с анализом общественного устройства, общественных отношений и действий.

Каков же позитивный вклад истории социально-философской мысли в анализ социального управления? Если говорить о типе рациональности, выросшем до состояния науки, то на вопрос о времени возникновения науки об управлении трудно найти однозначный ответ; не менее просто также – и о времени возникновении управления как науки. Но историческая арифметика и не может стать исчерпывающим основанием для поиска многих ответов.

Всматриваясь в исторический процесс возникновения искусства, ремесел и философии как в способы объединения людей, нельзя не прийти к выводу, что именно философия стала одним из первых, если не самым первым рационально осмысленным способом не только осмысления, но и самого конструирования общественного устройства. Философия как феномен древнегреческой мысли была первым видом рационального осмысления общественного устройства, способом взаимодействия индивидов и, в этих своих поисках, – также методом и способом формирования самого общества, его устройства и обустройства. Так, в широком смысле, философия изначально была философией организации и, тем самым, – философией управления, по существу первой наукой об управлении. Но именно в широком, а не в собственно специальном смысле слова.

Мы не оговорились здесь, связав понимание философии с ее европейской, греческой традицией, прежде всего, и выводя за рамки анализа другие ее исторические проявления, как, например, восточный тип философствования. «Философия, как целостность (и как термин, и как понятие), признается учеными порождением эллинского гения», - подчеркивают Дж. Реале и Д. Антисери. «Действительно, - отмечают они, - если остальным компонентам греческой культуры можно найти аналоги у других народов Востока, достигших высокого уровня развития цивилизации раньше греков <...>, то, касаясь философии, мы не находим ничего подобного или даже просто похожего». «Философия, функционирующая в виде рациональных категорий, - заключают авторы, - сделала возможным рождение науки и даже, в определенном смысле, породила ее».13

А «...западная наука, - как закрепляют эти позиции уже И. Пригожин и И. Стенгерс, - никогда не стала бы тем, что она есть, если бы в основе ее не лежало глубокое убеждение, что именно она ставит перед нами проблему постижимости мира человеческим разумом».14

При этом надо признать, что философия управления как научное направление, в узком, специальном смысле данного слова, как сектор социально-философского знания, к настоящему времени только создает свой фундамент и делает это еще не вполне уверенно, робко. Это характерно не только для отечественной философской мысли, еще несущей в себе атавизмы прошедшей эпохи и дискредитирующие ее следы «единственного верного» анализа общества и управления им15.

Вся современная европейская научная мысль предпочитает рассматривать управление в первую очередь прагматическим образом как систематизированное регулирующее влияние на деловую организацию с целью ее оптимизации и повышения эффективности функционирования16.

2.2. Управление и социальное действие.

Как отмечено в первой главе, в социально-философском анализе управления мы исходим из того, что четырем уровням социального действия, определенных Т. Парсонсом, соответствуют и четыре уровня управления: 1) технический, 2) менеджериальный, 3) институциональный и 4) социетальный.

Более продуктивно, отметили мы, рассматривать их в «укрупненном» виде как технико-менеджеральный и институционально-социетальный уровни управления, что в практическом смысле сразу позволяет сориентировать анализ управления деловой организацией и управление социальными процессами, государством, обществом, сообществами.

При этом само «социальное действие» в анализе управления нуждается в ясном определении и уточнении его как понятия. Парсонс не был первым, кто обратился к данному термину и ввел его в социальные науки, равно как и Вебер, анализируя это понятие, скромно утверждает, что «не претендует на новизну».

«Действие» Вебер определяет как поступки и поведение индивида, с которыми последний связывает субъективный смысл. Слово «смысл» оказывается решающим у Вебера и в определении «социального действия», под которым он понимает такое действие, «которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действиями других людей и ориентируется на него».17

Итак, смысл, соотносимый с другими людьми в поступках данного человека или групп людей, определяет характер и само наличие социального действия. Именно из «действия» и «действий» складываются, по Веберу, «социальные отношения», которые мы взяли за ближайшее родовое понятие в подходе к определению и характеристике управления.

Можно и «социальные отношения» анализировать ранее, а «действия» выводить из «отношений»18. Оба эти, вроде бы «полярных», подхода возможны и допустимы здесь потому, что феномены эти не только рядоположены, но и равнопорядковы: с одной стороны, «социальные действия» порождают «социальные отношения» и их характер, а «социальные отношения» направляют «социальные действия», определяют их векторность, силу и другие черты; с другой стороны, вступившие в социальные отношения индивиды совершают определенные действия, соотносимые по смыслу с другими людьми и по этой черте их определяемые как «социальные».

Такая взаимосвязанная двусторонность в понимании «социальных отношений» и «социальных действий» предоставляет возможность в равной мере корректно определять управление как через понятие социальные отношений, так и через понятие социального действия или действий, что выше уже и позволило нам, опираясь на типологию «социального действия» Парсонса, выделить четыре уровня управления и свести их к двум главным, в этом дихотомическом делении наглядно отображая приложение управления к двум важнейшим сферам социальности – 1) деловой социально-экономической организации (критерием эффективности которой выступает прибыль или другие важные для общества в ее существовании критерии, как, например, качество здравоохранения для конкретной клиники) и 2) объединенное в государство данное общество с его социальными институтами и отношениями и действиями по отношению к другим обществам.

Небезынтересно, как Вебер в указанном очерке уточняет понятие «социального действия». «Социальное действие (включая невмешательство или терпеливое приятие), - говорит он, - может быть ориентировано на прошедшее, настоящее или ожидаемое в будущем поведение других. Оно может быть местью за прошлые обиды, защитой от опасности в настоящем или мерами защиты от грозящей опасности в будущем. "Другие" могут быть отдельными лицами, знакомыми или неопределенным множеством совершенно незнакомых людей. (Так, например, "деньги" служат средством обмена, которое действующее лицо принимает потому, что ориентирует свои действия на ожидание готовности со стороны многочисленных незнакомых и неопределенных "других" в свою очередь принять их впоследствии в процессе обмена.)»19

Не все типы действия можно назвать «социальными», уточняет он здесь же. «Внешнее действие не может быть названо социальным в том случае, если оно ориентировано только на поведение вещных объектов. Внутреннее отношение носит социальный характер лишь в том случае, если оно ориентировано на поведение других. Так, например, действия религиозного характера несоциальны, если они не выходят за пределы созерцания, прочитанной в одиночестве молитвы и т.д. Хозяйствование (отдельного индивида) социально только тогда и поскольку, если и поскольку оно принимает во внимание поведение других».

Представленное понимание дает нам возможность определить место социальной философии не только в анализе общества, его социальных действий, отношений и управления. Социально-философский анализ общества сам, в свою очередь, превращается в вид и уровень социального действия, а вслед за ним – и в уровень социального управления. Социальная философия может, способна, должна не только охватить своим взором все уровни управления, но, охватывая их зрением широкого философского знания, образовать тем самым собственный уровень управления как способность «прозревать ход истории» и возможность влиять на характер действий и отношений в обществе.

Философский анализ управления не может обойти вниманием роль информации в процессе регулирования человеческой жизнедеятельности.

2.3. Информация, знания и управление.

Познание и управление.

В первой главе говорилось о том, что управление, как и любая деятельность, строится на некотором знании об объекте воздействия и его возможных состояниях. Поэтому информация об управляемом объекте (понимаемая обычно, прежде всего, как «данные», факты) является необходимым условием управленческой деятельности. Необходима управлению и обратная связь в виде рефлексии результативности управленческих действий и операций. Обратная связь также представляет собой информацию. Важно отметить и то, что и само управленческое действие – это, в первую очередь, информационное воздействие.

В условиях осуществления стандартных, перио­дически повторяющихся операций эта информация и основанная на ней рефлексия доходят до уровня автоматизмов и не представляют проблему для субъекта управления. Но как только в одном из элементов процессуальной структуры управления происходят непредвиденные и трудно распознаваемые изменения, значительно повышается роль по­знавательной функции. Управление в этих случаях выступает заказчи­ком на получение новых сведений и, в конечном итоге, знаний об управленческой ситуации20.

Таким образом, познавательная функция управления является одной из важнейших в осуществлении управленческой деятельности.

Но являются ли знания и информация однопорядковыми явлениями? Можно ли говорить об информационной функции управления как о самостоятельной или правильнее выделить в управлении комплексную, более сложную функцию – информационно-познавательную? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо рассмотреть природу информации и человеческих знаний.

Сообщения и информация.

Замечание Норберта Винера о том, что «техника управления и техника связи неотделимы друг от друга» и что оба понятия «концентрируются… вокруг более фундаментального понятия сообщения»21, носит важный методологический характер для понимания сущности управления и позволяет рассматривать управление через его ближайшее родовое понятие «сообщение» или близко стоящие от него понятия «отношения», «коммуникация». Поэтому не случайно классики менеджмента отмечают, что «взаимоотношения между людьми – не часть управленческой деятельности, это, собственно, и есть управление как таковое»22. Эти слова можно воспринять как яркую метафору так называемого «поведенческого менеджмента», на основаниях которого построен, к примеру, весь Дейл Карнеги23 и схожие с ним теории управления и психологии деловых отношений.

Однако за данной метафорой и в действительности стоит глубинная сущность того, что управление как самый важный вид социального действия всё, целиком и полностью, строится на коммуникативных действиях. В широком понимании именно отношения между индивидами и есть «оболочка» управленческих действий, есть ближайшее от управления по законам формальной логики родовое понятие. Управление происходит внутри человеческих отношений, или «сообщений» (по Н. Винеру).

А отношения и коммуникация, в свою очередь, что надо сразу же подчеркнуть, невозможны без информационного обмена, без информации. Следовательно, управление – это в первую голову и всегда есть именно информационное действие.

Такой подход открывает большие методологические возможности в анализе управления, исследовании его сущности и природы. Одна из таких возможностей – соотнесение природы управления и природы информации.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Управление межличностными отношениями в группе

    Документ
    Межличностные отношения - система установок, ожиданий, стереотипов, ориентации, через которые люди воспринимают и оценивают друг друга. Межличностные отношения - субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, проявляющиеся в характере
  2. Управление локальными областями в вечном развитии

    Семинар
    здравствуйте ещё раз тема моего сегодняшнего семинара это моё Учение О Боге Управление локальными областями в Вечном развитии в данной теме я показываю каким образом если область например управления вырисовывается как конкретная какая-то локализованная
  3. Курс уп необходим для получения знаний об эффективном управлении персоналом с целью максимального использования возможности человека к труду. Цель курса изучение принципов и методов формирования и развития персонала

    Лекция
    Предмет курса управление персоналом. Это система взглядов связан с целенаправленным воздействием на людей (персонал) занятых трудом с целью обеспечения эффективного функционирования организацией и удовлетворения потребности работника
  4. Управление структурными преобразованиями на предприятиях сферы услуг

    Автореферат
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дагестанский государственный технический университет»
  5. В. Г. Рубанов психология управления

    Документ
    В пособии в краткой форме изложены теоретические вопросы психологии управления. Внимание обращено на неоднозначное понимание многих общетеоретических посылок.

Другие похожие документы..