Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Термоэлектрические преобразователи (материалы термоэлектродов; погрешности, обусловленные изменением температуры свободных концов термопреобразовател...полностью>>
'Программа'
руководители и специалисты субъектов малого и среднего предпринимательства, организаций, образующих инфраструктуру поддержки субъектов малого и средне...полностью>>
'Литература'
3. Постановление Правительства РФ «О силах и средствах единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций», от 03.08.19...полностью>>
'Документ'
Заслухавши та обговоривши інформацію „ Про виконання рішення колегії головного управління освіти і науки від 24.12.2010 (протокол № 8) «Про стан та п...полностью>>

Кириллова Н. Б. Медиасреда российской модернизации. М.: Академический проект, 2005. 400 с

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.3. Масс-медиа как социальный институт

Термином «масс-медиа» в последнее десятилетие все чаще обозначают средства массовой коммуникации (СМК): печатные издания, телевидение, радиовещание, источники информации в Интернете, а также кино, видео, сотовую связь и т. д. Их роль сегодня настолько велика, что современное общество называют не только «информационным», но и «медиатизированным», то есть в огромной степени зависимым от масс-медиа. Это свидетельствует об институализации данного понятия.

Исследования социокультурной ситуации в постсоветской России показывают, что расширяющееся медиапространство все более активно влияет на общественное сознание как мощное средство информации, культурных и образовательных контактов, как фактор развития творческих способностей личности уже нового тысячелетия.

В этой связи усложняются наши социальные связи и модели постсовременной идентичности, заставляя еще раз обратиться к пониманию таких явлений, как «масс-медиа» и «медиакультура» и их роли в обществе.

Медиа (от латинского «media», «medium» — средство, посредник) — это термин XX века, первоначально введенный для обозначения любого проявления феномена «массовой культуры» («mass culture», «mass media»). Что касается понятия «медиакультура», то это детище современной культурологической теории, введенное для обозначения особого типа культуры информационного общества, являющейся посредником между обществом и государством, социумом и властью.

Медиакультуру можно определить как совокупность информационно-коммуникативных средств, материальных и интеллектуальных ценностей, выработанных человечеством в процессе культурно-исторического развития, способствующих формированию общественного сознания и социализации личности. Медиакультура включает в себя культуру передачи информации и культуру ее восприятия; она может выступать и системой уровней развития личности, способной воспринимать, анализировать, оценивать медиатекст, заниматься медиатворчеством, усваивать новые знания в области медиа и т. д.

1.3.1. Социальные функции медиакультуры

Медиакультура — явление полифункциональное, как и культура в целом. Это значит, что у нее уникальная роль в социальной системе. Классификация функций культуры, данная в трудах многих исследователей — философов, социологов, культурологов,1 — колеблется между числом шесть и четырнадцать. Хотелось бы выделить только те важные функции, которые характеризуют именно медиакультуру, делая ее интегрирующим фактором (интегратором) социальной модернизации.

Информативная функция

На первый план, безусловно, выходит информативная функция, так как медиакультура представляет собою особый тип информационного процесса, которого не знает природа. И поскольку медиакультура — это совокупность информационно-коммуникативных средств, то мы имеем дело с социальной информацией, носителем которой она является. Благодаря медиакультуре в обществе становится возможным накопление и умножение информации, а это, как говорил Ю. Лотман, «подразумевает сохранение предшествующего опыта»,2 то есть сохранение генетической памяти общества. Ибо, по мнению Лотмана, «культура есть память».3

Роль информационной функции медиакультуры в последнее десятилетие усилилась благодаря компьютерной технике, включающей память и программы по переработке информации. Таким образом, современная медиакультура выступает гарантом информационного обеспечения общества, его «социальной памяти».

Вместе с тем информационную составляющую медиакультуры трудно представить вне связи с семиотической. Исходя из этого, можно сформулировать и такое определение: медиакультура — это социальная информация, сохраняющаяся и накапливающаяся в обществе с помощью создаваемых людьми знаковых средств.1

Коммуникативная функция

Данная функция тесно связана с информационной, не случайно многие исследователи их объединяют. Суть коммуникативной функции состоит в том, что медиакультура — это акт общения: между властью и обществом, разными странами, народами, социальными группами, индивидами и т. д. Именно коммуникативная функция медиакультуры дает ей возможность выступать мощным катализатором диалога культур, благодаря чему происходит обмен культурной информацией в историко-философском и историко-литературном контексте и тем самым интенсифицируется социальный прогресс.2

Развитие форм и способов коммуникации — важнейший аспект культурной деятельности человечества. С ее развитием люди обрели необычайно широкие возможности передачи и обмена разнообразной информации — от первобытных сигнальных барабанов до современного спутникового телевидения, компьютера и Интернета. Медиакультура дает широкую возможность для общения людей во времени и пространстве, преодолевая века и расстояния.

Одним из определений медиакультуры сегодня, достаточно распространенным и в научном, и в повседневном общении, является такое понятие, как «СМК» — средства массовых коммуникаций, куда относится достаточно разветвленная система печатных, визуальных и аудиовизуальных средств. Самым мощным фактором прогресса в развитии СМК сегодня являются компьютер и Интернет, охватывающий весь мир и делающий доступным мгновенное вступление в контакт с любым источником информации.

Вместе с тем парадоксом современной ситуации является огромная масса контактов через медиа и параллельно с этим дефицит межличного общения как социокультурная и психологическая проблема.

Нормативная (идеологическая) функция

Суть ее в том, что медиакультура несет ответственность за процесс социализации личности, усвоение ею социального опыта, знаний, норм, идеалов, соответствующих данному обществу, данной социальной группе. Сюда же относятся обычаи и традиции, этикет и нравы, законы и конституционные акты — словом, все то, что в совокупности образует более сложные комплексы, такие как право, мораль, идеология.

Все это те ценностные ориентации, без которых невозможен процесс социализации личности, который обеспечивает сохранение общества, его структуры и сложившихся (складывающихся) в нем форм жизни. Безусловно, общество трансформируется, изменяется, модернизируется и система массовых коммуникаций, роль которых усиливается именно в переломные, кризисные периоды.

Эти процессы будут рассмотрены в последующих разделах книги более подробно как доказательство того, что медиакультура является важнейшим фактором социализации личности, т. е. усвоения ею знаний, ценностей и норм, присущих конкретно новому демократическому обществу.

Забегая вперед, хочется сразу отметить, что идеализация роли медиакультуры столь же антинаучна, как и ее недооценка. Иначе ничем не объяснить, к примеру, причин той социально-культурной ситуации, которая сложилась в постсоветской России. Речь идет о разгуле криминала, наркобизнеса и проституции, бессмысленной жестокости, аморализма, маргинализации (в противовес социализации) личности. И это наглядно проявляется в жизни определенной части российской молодежи.

Причины здесь не только экономические, но и идеологические. Это обусловлено и определенным падением в социуме престижа духовной культуры (на первый план выходит культура материальная), и обесцениванием нравственных традиций и идеалов, и коммерциализацией СМК, что приводит к пропаганде псевдокультуры, негативного социокультурного опыта.

Отсюда актуальность и значимость нормативной функции медиакультуры.

Релаксационная функция

Релаксационная (от латинского relaxatio — уменьшение напряжения) функция связана с потребностью личности в физическом и психологическом расслаблении, разрядке. Медиакультура (в особенности электронные СМК) в полной мере предоставляет это современному человеку.

И дело не только в том, что потребление определенных видов медиакультуры (чтение беллетристики, прослушивание аудиозаписей, просмотр видео- и кинофильмов, ТВ, компьютерные игры и т. д.) у нас происходит в момент досуга, когда мы «настроены» на развлечение, отдых, расслабление. Дело в том, что и сама культура, по мнению голландского культуролога Й. Хайзенги, содержит в себе игровой элемент. По концепции Хайзенги, проанализированной в книге «Homo Ludens» («Человек играющий»), игра — это не только форма происхождения культуры, но и обязательный элемент всякой культурной деятельности, движущая сила развития культуры.1 «Все есть игра»,2 — утверждал Хайзенга, находя подтверждение своих мыслей в древнегреческой философии. «Игрою детей называл он людские мнения», — гласит одно из изречений Гераклита. «Человек сотворен, дабы служить игрушкою Бога, — утверждает Платон. — Посему он должен проводить свою жизнь, следуя своей природе и играя в самые прекрасные игры».3

Интересна и точка зрения М. М. Бахтина о «смеховой культуре» как антитезе господствующей, официальной культуре, когда подвергаются осмеянию божества, политические кумиры и стереотипы.4 Трактовка Бахтиным «смеховой культуры», идея которой была продолжена в книге Д. С. Лихачева, А. М. Панченко, Н. В. Понырко «Смех в Древней Руси»,5 близка к искусству релаксации, о чем мы говорили выше.

Современная индустрия развлечений, являющаяся составной частью медиакультуры, предлагает широкий спектр специальных средств релаксации — от фильмов определенных жанров (детектив, триллер, комедия, мелодрама, фантастика и т. д.) до интерактивных игр по телевидению или путешествий в виртуальных компьютерных мирах. Перечисленные средства релаксации по-разному способны воздействовать на психику потребителя, о чем свидетельствуют данные социологических исследований. Сказанное еще раз подтверждает, что медиакультура — сфера особая и абстрагироваться от нее нельзя.

Выделяя релаксационную функцию медиакультуры, мы исходим из учения Артистотеля о катарсисе — очищении духа при помощи сострадания, страха или смеха, освобождении его от суетного быта.

Креативная функция

Еще одной фундаментальной функцией медиакультуры является освоение и преобразование мира, окружающей жизни, среды обитания. С помощью получаемой из СМК информации индивид расширяет свои познания о мире, осмысливая его с разных точек зрения: философской, нравственной, экономической, эстетической, правовой и т. д.; при этом проявляется его любознательность, желание познать себя в окружающем мире, проникнуть в тайны природы и человеческого бытия. Медиакультура способна расширить границы «непосредственного опыта» индивида, тем самым влияя на мировоззренческие установки, на процесс формирования личности.

В большей степени, чем другие формы общественного сознания, масс-медиа способны, как писал Л. С. Выготский, «вовлекать в круг социальной жизни интимные и самые личные стороны нашего существа».6 В основе этого эффекта лежит механизм «сопереживания».

Креативная функция медиакультуры позволяет индивиду адаптироваться в современной жизни, окружающей среде, получать ответы на многие вопросы, подготавливая его ко всевозможным противоречиям и катаклизмам. Этот процесс сродни не только обучению и воспитанию, но и медитации, так как способствует формированию самосознания личности, ее способности жить и созидать.

Интеграционная функция

Культура объединяет народы, социальные группы, государства. Это истина. Сохранение культурного наследия, национальных традиций, исторической памяти создает связь между поколениями. Культурная общность поддерживается и мировыми религиями.

Конец XX века ознаменовался небывалым скачком в развитии глобальных информационных и коммуникационных технологий, существенным образом повлиявших на функционирование медиакультуры в мире. Спутниковое телевидение, сетевые технологии, основанные на цифровом способе передачи информации, привели к формированию новой медиасреды для распространения потоков информации. Интернет, объединяющий национальные, региональные и местные компьютерные сети, стал источником свободного обмена информацией, чего не было ранее. Интернет стал одновременно и мощным фактором интеграции разных культур в киберпространстве. Это доказывает, что интеграционная функция медиакультуры способствует объединению культур и установлению взаимопонимания между народами планеты. Роль интеграционной функции медиакультуры возрастает в условиях определенного «раскола» общества, когда идет процесс социальной модернизации. В этой ситуации интеграция становится культурно-организационным единством всех структур общества, требующим массовой ответственности за целое» (А. Ахиезер).

Причем интеграция культуры и интеграция социальных отношений носят различный характер. Медиакультура системна, она интегрирована по самой природе, так как формирует целостную основу, программу для всех форм диалога, для определенного тождества всех субъектов общества. Вот почему с интеграционной тесно связана посредническая функция.

Посредническая функция

Важна роль медиакультуры как социального посредника, устанавливающего связи между структурами общества. Она дает возможность разным социальным группам общаться друг с другом, устанавливать контакты. Особое значение в этой связи приобретает медиакультура как инструмент управления обществом. Эта возможность СМИ давно привлекала к себе внимание многих известных мыслителей. Еще молодой Маркс, редактируя Рейнскую газету, обратил внимание на значение печати как «третьего элемента», который входит в структуру государства и находится между правителями и управляемыми. Оба они одинаково нуждаются для разрешения возникающих проблем в «свободной печати» — с «головой гражданина государства и с гражданским сердцем».1

О немыслимой ранее власти информации над людьми во всех уголках земного шара размышлял Э. Тоффлер.2

У медиакультуры в отличие от других видов культуры есть еще функция — политическая (управленческая). Медиакультуру не зря называют «четвертой властью», учитывая мощную, многостороннюю и масштабную власть медиа над чувствами и сознанием людей.

Однако можно согласиться с С. Гуревичем, что СМИ — не власть, но сила, иногда очень значительная, выражающая общественное мнение и влияющая на реальную власть, подчас даже ограничивающая ее возможности».3 А отсюда вывод: медиакультура — это посредник между обществом и государством, между властью и личностью.

«Функция масс-медиа, согласно всему рассмотренному выше, состоит в управлении самонаблюдением общественной системы, — под этим подразумевается не спецификация некоторого объекта среди других, а некий способ разделить мир на систему (и именно общество) и внешний мир. Речь идет об универсальном, а не об объектно-специфическом наблюдении», — так пишет в своей книге немецкий социолог Н. Луман.4

Объективные изменения социальной структуры общества, которое отказалось от командно-административной системы управления, переход СМИ к горизонтальному структурированию в условиях становления информационного общества усилили роль масс-медиа как особого социального института. Налицо все соответствующие признаки: 1) внутренне слаженная система функций, выполняемых в обществе и соотносящихся с другими сферами человеческой деятельности; 2) материально-техническая база; 3) кадры (журналисты, сценаристы, режиссеры, редакторы, корректоры, наборщики, инженеры, художники-дизайнеры, телеведущие и др.). Все это требует особой системы управления, ведь демократия как отражение всей палитры общественных настроений, как доступ к власти широких слоев населения нуждается в сильном, развитом, независимом институте средств массовой информации. Налицо своего рода парная зависимость: демократия не может существовать без свободной прессы; свободная пресса есть только в условиях демократии.

«Государство, которое не обеспечивает гласности, беспрепятственного доступа своих граждан к информации, затрагивающей их права и свободы либо представляющей общественный интерес, не может именоваться демократическим, правовым, социальным», — подчеркивает О. Смирнов.1

Демократическое государство отличается от авторитарного или тоталитарного тем, что всю свою деятельность основывает на норме закона. Вот и при взаимодействии со средствами массовой информации это государство остается в границах правового поля, в том числе и при осуществлении контроля над СМИ.

1.3.2. Модели развития медиакультуры
как социального института

Масс-медиа развиваются неравномерно, что зависит от многих условий: политических, социокультурных, экономических.

Отечественные исследователи выделяют шесть основных моделей развития масс-медиа как социального института.

1. Модель независимой прессы, или свободного рынка идей характеризуется тем, что распространение информации должно быть открыто для индивидов или групп без предварительного разрешения или лицензии.

Критика правительства, официальных лиц или политических партий не может быть наказуемой. Публикации не следует подвергать цензурным ограничениям, равно как и препятствовать сбору материала, проводящемуся законными средствами, его опубликованию, а также распространению информации поверх государственных границ. Кроме того, журналисты обладают независимостью внутри самой системы массовой коммуникации.

2. Советская (социалистическая) модель характеризуется тем, что СМИ находятся под диктатом государства и не могут принадлежать частным владельцам. Их деятельность контролируется и направляется партийно-государственными органами в соответствии с задачами времени. Главный принцип их функционирования — соблюдение принципа «партийности». Одним из распространенных методов подхода к отражению жизни, характерных советской модели, является мифологизация действительности в контексте поставленных партийных задач.2

3. Модель социальной ответственности характеризуется определенными обязательствами СМИ перед обществом: соответствовать высоким профессиональным стандартам информативности, точности, объективности и баланса. Их деятельность регулируется посредством правовых норм и существующих институтов. СМИ должны быть объективными, отражать различные точки зрения на общественные проблемы, предоставлять заинтересованным лицам и организациям возможность ответа на критику. Общество следит за тем, чтобы деятельность СМИ ни прямо, ни косвенно не способствовала культивированию насилия, не провоцировала общественных беспорядков. Общество может вмешаться в деятельность СМИ, если это оправдано необходимостью обеспечения безопасности.

4. Авторитарная модель базируется на том, что функционирование СМИ не может вестись с целью подрыва господствующего режима или нарушения установленного порядка. Их деятельность жестко подчинена власти, поэтому они избегают критики доминирующих политических и моральных ценностей. Установление цензуры обосновывается необходимостью реализации перечисленных выше принципов.

5. Модель «развития», применяемая в развивающихся странах, направлена на то, чтобы СМИ способствовали целям осуществляемой национальной внутренней политики. Их свобода может быть ограничена с учетом приоритетов в экономике и потребностей развития общества.

6. Модель демократического представительства предполагает, что отдельные граждане и меньшинства должны иметь право на использование СМИ в собственных интересах. Организация и содержание материалов не должны быть подчинены централизованному политическому или государственному бюрократическому контролю. СМИ существуют прежде всего для «своей» аудитории, группы, организации; местные общины имеют собственную прессу. Средства массовой информации — слишком важный институт, чтобы оставаться уделом исключительно профессионалов.

В настоящее время российские СМИ не соответствуют полностью ни одной из вышеперечисленных моделей. В их деятельности можно увидеть отдельные черты разных моделей. Так, по мнению А. А. Грабельникова, многие демократические СМИ в нашей стране пытаются следовать «модели независимой прессы». Они провозглашают свободу слова для всех граждан, выступают против цензурных ограничений, критикуют правительство, официальных лиц, политические партии. Однако российская действительность диктует им свою волю: провозглашая открытость распространения информации для всех граждан и групп, редакции зачастую первыми ставят заслон своим политическим оппонентам. Их нападки на политические партии и официальных лиц весьма избирательны: одних просто травят, грехи других стараются не замечать.1

«Социалистическую модель» можно увидеть в деятельности партийной жизни. Газеты отдельных партий и движений (ЛДПР, КПРФ) живут, как и прежде, в соответствии с нормами партийной дисциплины, где «массы» подчиняются решениям партийного руководства или лидера.

Отдельные черты «модели социальной ответственности» присущи некоторым российским изданиям. К примеру, «Коммерсантъ» стремится соответствовать высоким профессиональным стандартам ведения информационной политики. Другие издания, например «Независимая газета», пытаются быть плюралистическими, представлять различные точки зрения на происходящие события.

«Авторитарная модель» проявляет себя в определенных ситуациях. Несмотря на неоднократные заверения властей о защите демократических свобод в нашем обществе, на протяжении 1990 х годов неоднократно приостанавливался выход ряда изданий в свет, некоторые были закрыты. Средства массовой информации, резко выступавшие против войны в Чечне, были вынуждены перейти на умеренные позиции после угрозы властей отобрать у них лицензию.2

«Модель развития», предназначенная западными теоретиками для стран «третьего мира», представлена и в российских газетах и журналах, отдающих приоритет национальным интересам, придерживающихся взглядов — «ни Восток, ни Запад», утверждающих самобытность нашей страны. Вся информационная политика стоит на призывах к возрождению в русском человеке гордости за свою державу, веры в собственные силы, укреплению государства.

Часть российских СМИ в проведении информационной политики придерживается «модели демократического представительства». Отдельные граждане и меньшинства имеют свою прессу и используют ее в собственных интересах. Территориальные сообщества применяют для этого кабельное телевидение. Для локальных аудиторий со своими конкретными запросами и интересами издаются газеты и журналы. В России есть законодательная и практическая возможность для журналистской и издательской деятельности любых малых групп.

И можно согласиться с А. Грабельниковым, что к 2002 году в России не было единого подхода к проблеме функционирования российских средств массовой информации, а также ясной концепции будущего развития отношений СМИ и общества, СМИ и власти.3

1.3.3. Медиакультура как «катализатор»
диалога власти и общества

Роль медиакультуры в обществе растет невиданными ранее темпами, являясь комплексным средством освоения человеком окружающего мира в его социальных, интеллектуальных, нравственных, художественных, психологических аспектах.

Уровень развития современных средств массовой коммуникации и специфика их всестороннего воздействия на личность доказывают, что масс-медиа — один из факторов практической реализации теории «диалога культур», разработка которой была начата М. Бахтиным и продолжена Ю. Лотманом, В. Библером и другими исследователями. Как известно, М. Бахтин пришел к теории «диалога культур» через анализ проблемы «другого».1 Для Ю. Лотмана, одного из родоначальников отечественной семиотики, процесс познания реальности, как и процесс познания «другого», подразумевал возведение медиатекста до уровня «абстрактного языка».2 Что касается В. Библера, то именно ему принадлежит ныне широко известный тезис о том, что на рубеже XX — XXI веков обозначилось отчетливое «смещение эпицентра всего человеческого бытия — к полюсу культуры».3 Следуя идеям М. Бахтина, В. Библер резонно утверждал, что «разум культуры актуализируется именно как разум общения (диалога) логик, общения (диалога) культур».4

Все эти мысли являются краеугольными в вопросах выявления роли медиакультуры как своеобразного катализатора диалога между властью и обществом.

Государство в любом своем политико-правовом варианте — как тоталитарное, так и демократическое — является выразителем общественного интереса. Но степень выражения этого интереса в различных обществах, безусловно, различна. В каждом социуме всегда есть пограничные группы, не способные из-за сложившихся отношений и существующих институтов открыто выражать свои нужды, проблемы и цели. Чем менее развиты гражданские институты, тем больше таких групп. В тоталитарных обществах значительное количество граждан может пребывать под пятой немногих управленцев, чьи интересы провозглашаются в качестве общенациональных.

Однако такое положение вещей свидетельствует о том, что все слои населения, даже не находящие выражения собственных устремлений в курсе своего правительства, принимают это как данность и мирятся с ней. Большое, если не решающее, значение в успешном проведении подобного внутреннего курса отводится пропагандистской работе, то есть деятельности средств массовой информации. «Они — под ружьем у институтов государственного управления, они — инкорпоранты власти».5

Россия знает по собственному прошлому, как способны параллельно существовать эти сферы: государственного публичного интереса и интереса частного. Конечно, «государственная политика не может быть отгорожена китайской стеной от сферы частных интересов. Они нередко становятся предметом государственной политики».6 Вывод в конечном счете сводится к тому, что «имея в виду относительность граней между публичным и частным, все же надо подчеркнуть, что публичная политика государства концентрируется на общенациональных интересах».7

Однако общие интересы граждан, а именно это подразумевается под «публичным интересом», могут находить свое отражение только в условиях развитой демократии, когда любой, даже самый слабый гражданский голос, голос национальной или социальной группы, слышен всему обществу. Для осуществления такого государственного курса нужна новая информационная политика, которая способна отражать большой спектр социальных настроений и политических мнений, которая должна быть формой диалога.

Однако этим проблема общественного интереса и способов его выражения не исчерпывается. Помимо «инфраструктуры» демократии, к которой относятся институты государства и гражданского общества, необходима дееспособность, активность самих граждан. Инициативы государства должны находить поддержку у населения; в свою очередь государство должно чувствовать и своевременно реагировать на сигналы из общества, понимать процессы, которые там происходят. И здесь нужна активность, адекватность в осуществлении своих функций средств массовой информации. Та и другая сторона начинают искать поддержку у журналистов и редакций для своего опосредованного диалога. Этот непрямой диалог власти и общества детерминирует обособление института средств массовой информации, делает его самостоятельным субъектом политики, экономики, социального развития.

Завоевать симпатии большинства людей, привлечь их внимание к собственным целям и задачам — это актуальная проблема не только оппозиционных политических партий в демократических странах, но и устоявшихся государственных институтов. Анализ практики Канады, Германии и США показывает, что в этих странах большое внимание уделяется преодолению апатии граждан, существующего у них недоверия и сопротивления проведению решений государственного аппарата. Работа государственных пресс-служб совместно со СМИ, направленная на решение этой проблемы, нацелена на рост информированности граждан. Для стран с сильной экономикой стало аксиомой то, что высокий уровень информированности граждан, открытость государства обществу способствуют поддержанию социальной стабильности.1



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российский комитет программы юнеско «Информация для всех», Бюро юнеско в Москве (1)

    Документ
    Анонсы содержания номеров журнала «Медиаобразование» публикуются на российском образовательном портале «Учеба» www.ucheba.ru и рассылаются администрацией данного портала всем желающим по электронной почте.
  2. И. В. Челышева теория и история российского медиаобразования и. В. Челышева теория и история российского медиаобразования учебное пособие

    Учебное пособие
    В учебном пособии рассматриваются вопросы теории и истории российского медиаобразования. Автором исследуются этапы исторического развития медиаобразования в России; эволюция основных теоретических концепций и направлений, выявляются
  3. Н. Б. Кириллова Медиакультура: от модерна к постмодерну Москва, 2005. Кириллова Н. Б

    Документ
    Мы живем в интересную эпоху, которую современные исследователи называют по-разному. Для одних это период развития «постиндустриального общества», для других — «информационная эпоха», кто-то определяет ее как «постмодернистскую ситуацию»,
  4. Е. Г. Баранюк доцент кафедры гуманитарного образовании гбоу дпо со «иро»; > С. Ю. Тренихина кандидат социологических наук

    Документ
    О-23 Образ России эпохи первого Президента РФ Б. Н. Ельцина [Текст] : материалы международной науч.-практ. конф. 26 февраля 2011 года / ГБОУ ДПО СО «Ин-т развития образования», Уральский Центр первого Президента РФ Б.
  5. Сборник статей молодых ученых Таганрог, 2009 удк 316. 77: 001. 8 Ббк 74. 580. М 42 isbn 978-5-87976-583-0

    Сборник статей
    «Медиаобразование и медиакомпетентность»: всероссийская научная школа для молодежи. Сб. статей молодых ученых / Под ред. А.В.Федорова. Таганрог: Изд-во Таганрог.

Другие похожие документы..