Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
Уважаемые участники парламентских слушаний, около года назад на заседании комиссии Совета Федерации по естественным монополиям мы рассматривали итоги ...полностью>>
'Документ'
Наряду с энергетикой, связью, образованием и здравоохранением, другими инфраструктурными отраслями транспорт обеспечивает условия жизнедеятельности об...полностью>>
'Документ'
Зовнішньоекономічна політика та зовнішньоекономічна діяльність України: фінансовий аспект. Фінансова політика України на етапі формування державності...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Противоправное поглощение компании – установление над этой компанией лицом или группой совместно действующих лиц полного или частичного контроля в юр...полностью>>

Госдума РФ мониторинг сми 20 апреля 2006 г (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ДОРОГИ, КОТОРЫЕ РАЗДЕЛЯЮТ.

Российская газета, Шкель Тамара, 20.04.2006, №82, Стр. 3

КАК БЫ НИ РОСЛИ ЦЕНЫ НА БИЛЕТЫ, РОССИЯНЕ ПРОДОЛЖАЮТ ЕЗДИТЬ - КТО ДАЛЕКО, КТО БЛИЗКО. ХОТЯ И НЕСКОЛЬКО МЕНЬШЕ, ЧЕМ ПРЕЖДЕ. И ВЧЕРА МИНИСТР ТРАНСПОРТА ИГОРЬ ЛЕВИТИН НА "ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОМ ЧАСЕ" В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ ПОДТВЕРДИЛ ЭТО ЦИФРАМИ.

В прошлом году весь российский транспорт ежесуточно перевозил около 80 миллионов пассажиров. Но "пассажирооборот транспорта общего пользования" снизился на 7 процентов по сравнению с годом предыдущим. После наведения порядка в рядах льготников люди стали меньше ездить на муниципальном транспорте. Зато стало больше желающих прокатиться в салонах и вагонах повышенной комфортности. Несмотря на существенный рост стоимости топлива с 2000-го по 2005 год, Левитин отметил стабильный рост объемов перевозок на воздушном транспорте.

Однако далеко не весь транспорт в России живет по законам рынка. Государство регулирует тарифы на перевозки пассажиров в автобусах, электричках, трамваях и услуги легковых таксомоторов. "Мы регулярно проводим мониторинг и анализируем уровень тарифов в субъектах", - сказал министр. По его сведениям, на начало этого года средняя стоимость одной поездки в городском наземном пассажирском транспорте составила 6-7 рублей, а поездка в метро обходится 7-15 рублей. Для социально незащищенных групп населения вводятся различные виды долгосрочных проездных билетов. С начала 2005 года такие механизмы, по словам Игоря Левитина, введены в 70 субъектах Федерации. Анализ социальных городских перевозок показал, что сегодня расходы населения на этот вид транспорта составляют около 5 процентов от размера среднемесячной заработной платы в соответствующем субъекте. При этом, заверил депутатов Левитин, цены на билеты росли в прошлом году медленнее, чем цены на топливо и другие эксплуатационные расходы транспортных предприятий.

А потому министр назвал тарифную политику в области пассажирских перевозок на автомобильном, городском, электрическом транспорте "достаточно сбалансированной".

Тарифная политика, проводимая на железнодорожном транспорте, по словам Левитина, направлена на постепенное сокращение перекрестного субсидирования пассажирских перевозок за счет грузовых. Убытки от пассажирских перевозок дальнего следования сокращаются примерно на четыре-пять миллиардов рублей в год. Но ситуация меняется. "Сегодня, - заметил Левитин, - накануне реализации третьего этапа реформирования железнодорожного транспорта и выделения пассажирской и пригородной компании в отдельные виды бизнеса, мы должны принять очень важное решение. Должны дать ответ, будет ли у нас пассажир оплачивать все 100 процентов от реальной стоимости пассажирской перевозки, и если да, то к какому году это должно произойти". Левитин подчеркнул, что "такое решение, безусловно, должно быть закреплено отдельным постановлением правительства". И сообщил, что сегодня специалисты министерства транспорта, Федеральной службы по тарифам, компании "Российские железные дороги" "разрабатывают такие документы".

В целом, считает министр, проводимая сегодня государственная политика на пассажирские перевозки себя оправдывает.

Однако депутаты не разделяли его оптимизма. Они настаивали на том, чтобы железнодорожный транспорт, реформируясь, "в известной степени оставался социальным". Министр пообещал, что "население не должно ощутить на себе повышение тарифа" - это главный тезис, которым руководствуется ведомство Левитина. Депутаты требовали навести порядок на железнодорожных переездах, и если не хватает там стрелочников, сократить аппарат министерства и отправить госчиновников "обслуживать переезды". "У нас 12 тысяч переездов. И если 400 человек из министерства транспорта пойдут в стрелочники, они не закроют все переезды, если бы даже и хотели", - ответил на это предложение Левитин.

Были у народных избранников вопросы и по тарифам. "Почему отдых и лечение в санатории зачастую обходятся россиянину дешевле, чем проезд к месту этого отдыха", - недоумевали думцы. А Алексей Митрофанов из фракции

ЛДПР заявил, что такая тарифная политика развалила страну. Людям с Дальнего Востока легче и дешевле слетать в Ниигату, чем в Москву. И потому новое поколение дальневосточников живет не только вдали от столицы страны, но и ни разу ее не увидев. Естественен, по словам Митрофанова, и выбор среднего москвича - проведать бабушку на Камчатке или за те же деньги отдохнуть на Кипре, где "все включено". Митрофанов считает, что государству надо дотировать пассажирские перевозки, чтобы дальневосточный школьник хотя бы раз в два года смог поехать в Москву. И предложил создать в Думе политическое лобби для продвижения подобных идей, способных объединить страну. Думцев также интересовали проблемы малой авиации, строительство мостов и развитие метро. Особое беспокойство они проявляли по поводу того, что в кассах Госдумы билеты для депутатов продаются по цене более высокой, чем в других кассах, где члены депутатских семей и помощники народных избранников покупают билет за наличные деньги. Первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска попросила Левитина также разобраться с ситуацией в VIР-залах. Во всех странах мира, заметила Слиска, в стоимость оплаты за услуги таких залов входит "чай, кофе, соки, какие-то маленькие шоколадные наборы". А у нас за все надо платить дополнительно. Причем "чашка чая в VIР-зале стоит больше, чем бутылка хорошего вина". Левитин пообещал депутатам "немедленно отреагировать" на эти замечания, как и на другие просьбы народных избранников, связанные с ремонтом и строительством дорог, аэропортов и самолетов.

Фото:

- Даже если треть чиновников министерства транспорта отправить работать стрелочниками - всех переездов они не закроют, - разуверил думцев Игорь Левитин (крайний слева).

КОНСТИТУЦИЯ ДЛЯ СЕЛА.

Российская газета, Алексей Гордеев, министр сельского хозяйства РФ, 20.04.2006, №82, Стр. 10

Государственная Дума в первом чтении рассматривает "основной закон" для работников села и потребителей сельхозпродукции

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

ЗАВТРА, 21 АПРЕЛЯ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РАССМОТРИТ в ПЕРВОМ ЧТЕНИИ ЗАКОНОПРОЕКТ "О РАЗВИТИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА". АГРАРИИ ЖДАЛИ этого ДВА СОЗЫВА НИЖНЕЙ ПАЛАТЫ ПАРЛАМЕНТА: по РАЗНЫМ ПРИЧИНАМ ЗАКОНОПРОЕКТУ НЕ УДАВАЛОСЬ СТАТЬ ЗАКОНОМ ОКОЛО ПЯТИ ЛЕТ. В РУКАХ ДЕПУТАТОВ - ОДИН ИЗ КЛЮЧЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ, КОТОРЫЙ СПОСОБЕН ЗАЛОЖИТЬ КРЕПКУЮ ОСНОВУ РАЗВИТИЯ ДЛЯ НАШЕГО СЕЛА НА ДОЛГИЕ ГОДЫ ВПЕРЕД.

Зачем крестьянам особый закон?

Поскольку в какой-то момент стала модной тенденция "минимизации" законодательства, стремления создать некие "универсальные" законы на все случаи жизни, то нам надо прежде всего ответить на вопрос, зачем нужен специальный закон "О развитии сельского хозяйства".

АПК производит то, без чего люди не в состоянии существовать ни дня - продукты питания.

Попытки решить продовольственную проблему как-то иначе, не за счет комплексного развития национального АПК, предпринимавшиеся разными государствами, в том числе Россией на заре 90-х ("добыть побольше нефти и за счет этого купить продукты"), потерпели крах. В мире нет ни одной развитой страны, которая бы сознательно игнорировала этот сектор бизнеса, а правильнее сказать, сферу жизни и деятельности.

Одной из главных причин такого внимания многих государств мира к АПК является тот факт, что цена продуктов питания не может зависеть только от их себестоимости. Огромные массы людей (в любой стране, даже в развитой) не в состоянии платить за еду столько, сколько она стоит на самом деле.

Повсеместно производство продуктов питания оказывается весьма затратным делом, а рост цен на них может стать, особенно в сочетании с другими факторами, серьезным источником инфляции. Таким образом, АПК

- это, конечно, бизнес, но бизнес особый. С одной стороны, никто не будет "просто так", без усилий государства, продавать селу ни семена, ни горючее, ни технику по "социальной" цене, с другой - все ждут, что конечный продукт АПК будет нести в себе некую социальную нагрузку, будет доступным для всех слоев общества, что является составной частью продовольственной безопасности страны. При этом к продуктам питания предъявляются еще и повышенные требования качества, поскольку все понимают, что именно тут начинается забота о здоровье нации.

Особенность сельского хозяйства как образа жизни заключается в том, что селяне не просто являются производителями некоего товара, который оторван от их менталитета, от их привычек, уклада жизни, от их культуры, наконец. Традиционная культура любого общества - это крестьянская культура. Забвение этого факта всегда приводило к ряду тяжелейших социальных, экономических и психологических последствий. Самые яркие примеры в нашей стране

- коллективизация 30-х и "экономический дарвинизм" начала 90-х.

Практически в любой стране мира вы в той или иной форме найдете закон, аналогичный нашему новому законопроекту. С 1933 года в США, например, такой закон выходит обновленным каждые 5-7 лет, законы, близкие нашему законопроекту, существуют в Германии и Франции, есть аналогичные акты и в ряде постсоветских государств (Украина, Латвия, Казахстан).

В России же налицо правовой вакуум, который едва заполняется разовыми постановлениями правительства, например, о субсидировании процентных ставок по кредитам, выдаваемым селу, или о компенсации селянам затрат на покупку горючесмазочных материалов на период посевной и жатвы. Однако такое "заполнение" не может быть достаточным, поскольку при этом учитываются только самые вопиющие, сиюминутные проблемы, а столь же острые, но долговременные тенденции, носящие накопительный характер, не решаются.

Появление национального проекта "Развитие АПК" поставило перед нами ряд новых вызовов, на которые мы явно не ответим в рамках существующего правового поля. Уже сегодня при верстке приоритетов национального проекта мы столкнулись с тем, что далеко не все министерства и ведомства осознают и понимают важность существования единой и гармоничной политики развития села. К сожалению, далеко не очевидны им и задачи, которые так хорошо понятны любому крестьянину: победа над бедностью, создание системы эффективных производителей без различия форм собственности, решение социальных, культурных задач, выход из демографического криза. Все это вобрал в себя новый законопроект и предлагаемая Государственная программа.

О законопроекте

Речь идет сразу о двух документах - собственно законе, а также принимаемой правительством на среднесрочную перспективу Государственной программе, которая позволит оперативно реагировать на ситуацию на рынке, на социальную ситуацию в российских селах, не трогая базовые принципы самого закона, что снимает угрозу деформации последних в угоду той или иной конъюнктуре.

Закон начинается с определения таких базовых понятий, как

"сельскохозяйственный товаропроизводитель" и "агропродовольственный сектор". Казалось бы, что тут пояснять, все и так знают, что это такое. Однако в России, в отличие от большинства стран мира, нет единого законодательного определения сельскохозяйственного товаропроизводителя. Каждый нормативный акт (Налоговый кодекс, законодательство о несостоятельности, о финансовом оздоровлении, о сельхозкооперации) определяет его отдельно. Более того, у нас исторически сложилось законодательство по трем довольно условно выделенным типам сельхозпроизводителей: сельхозорганизациям, фермерским хозяйствам и личным подсобным хозяйствам. Различие определяется не экономическим содержанием их деятельности, а фактом регистрации. Все это искажает реальную картину аграрной структуры, и не позволяет обеспечивать равный доступ участникам сельскохозяйственной деятельности к государственной поддержке. В предлагаемом законопроекте введено единое понятие сельскохозяйственного товаропроизводителя независимо от организационно-правовой формы, размера, наличия регистрации.

Далее этот документ формулирует цели, принципы и направления агропродовольственной политики, инструменты ее реализации, а также основные направления государственной поддержки АПК.

"Государственная программа" - это среднесрочная (3-5 летняя) форма бюджетного планирования аграрной политики поддержки на федеральном уровне. Она представляет собой более детальный вид бюджетного доклада, но с фиксированным периодом действия. Решается одновременно и еще одна задача - все направления расходов федерального бюджета будут осуществляться программно-целевым методом. Таким образом, мы уходим от произвола в трактовке понятия "бюджетная поддержка селу", трактовки, которая оставляла простор для манипулирования этим термином в том числе в политических, далеких от хозяйственных, целей, и ставим поддержку села в точно такие же четкие рамки, как любой другой бюджетный процесс. Теперь мы будем точно знать не только, сколько нужно селянам, но также то, что село непременно получит этот оптимальный размер государственной поддержки. Это даст возможность бизнесу, инвесторам прогнозировать свою деятельность в рамках среднесрочной экономической политики правительства. По сути, это будет законодательно оформленное государственно-частное партнерство в сфере сельского хозяйства.

В законе также прописаны полномочия всех уровней власти, причем по отдельности. Без разделения зон ответственности и одновременно их координации полноценная аграрная политика попросту невозможна. В мировой практике при проведении аграрной политики проводится разграничение мер, допустимых на федеральном и на региональном уровне. В частности, меры по регулированию цен

- ценовые дотации, интервенции, компенсации стоимости ресурсов - допускаются только на федеральном уровне. В противном случае между субъектами Федерации возникают противоречия вплоть до "торговых войн", начинает разрушаться общенациональный рынок сельхозпродукции и продовольствия. В России такие ограничения до сих пор не установлены, в результате мы внутри страны имеем практику, когда регион воюет с регионом путем сельскохозяйственных субсидий. Регион-донор может позволить себе, скажем, высокие субсидии на литр молока, соседний же дотационный регион вынужден вырезать дойное стадо, так как субсидированное молоко вытесняет его производителей с рынка. Законопроект закрепляет регулирование проведения таких мер на федеральном уровне.

Важная часть закона посвящена информации. Информация

- одна из самых действенных мер регулирования. Если производители знают об объемах производства в отрасли, запасах, ввозе и вывозе продукции, это приведет к снижению колебаний в объемах производства и к стабильности цен. Информирование - это и специфическая антимонопольная мера в АПК. Иначе относительно мелкие сельскохозяйственные производители оказываются на рынках в худшем положении, чем их контрагенты - крупные промышленные предприятия. Поэтому законопроект устанавливает перечень и периодичность публикации данных, которые государство обязуется собирать и распространять среди субъектов рынка. Устанавливаются также условия равного доступа к этой информации, и то, что все участники рынка получают ее одновременно, и за это отвечает государство.

Важной особенностью законопроекта является повышение публичности аграрной политики. Вводится обязательное привлечение союзов производителей и потребителей к обсуждению предлагаемых мер регулирования рынка. Конечно, потребуется определенная аккредитация таких союзов, которая бы давала гарантию того, что они действительно отражают интересы основных участников производства и рынка. Далее предусмотрен Ежегодный доклад минсельхоза, который должен отражать не состояние АПК в общем, а отвечать на вопрос, как реализована государственная программа за прошедший год, то есть что именно правительство и минсельхоз сделали для достижения поставленных целей. Это поможет показать эффективность использования бюджетных средств. Доклад должен быть публичным.

Наконец, в законопроекте закреплена необходимость проведения общественной экспертизы эффективности ее реализации. Для этого создается специальная комиссия, в которую входят независимые эксперты, представители отраслевых союзов производителей и потребителей сельскохозяйственной продукции и других некоммерческих организаций, представители федеральных органов исполнительной власти, субъектов РФ. Число государственных служащих в составе Экспертной комиссии не должно превышать одной трети от общей численности членов комиссии. Цель комиссии - дать оценку эффективности проводимых мер и выработать рекомендации по изменению этой политики. До настоящего времени оценка эффективности мер аграрной политики фактически осуществляется ее же разработчиками и непосредственными исполнителями (то есть только чиновниками), что, безусловно, не является оптимальным.

Таким образом, законопроект нацелен на усиление публичности и ответственности аграрной политики государства, вовлечения в ее формирование и оценку, как я уже сказал, всех заинтересованных сторон. Это существенный шаг в сторону создания гражданского общества, повышения доверия граждан к власти.

В сфере финансов предлагается реальный переход на трехлетнее, а затем на пятилетнее бюджетирование, ориентированное на результат. Пока в целом федеральный бюджет планируется с помощью скользящих трехлетних планов. Мы предлагаем попробовать перейти на фиксированные пятилетние планы на примере одной отрасли.

Меры, заложенные в законе, должны сделать АПК более привлекательным для инвесторов. Частные инвестиции позволят вывести сельское хозяйство на новый уровень технологий и экономической эффективности, снизить потребность в бюджетной "подпитке" АПК в дальнейшем. Это также приведет к росту доходов в аграрном бизнесе, росту доходов селян, что станет основой для пополнения средств бюджета большинства сельских муниципальных образований, В итоге можно рассчитывать на повышение качества жизни в сельской местности, что позволит привлечь в сельскую экономику квалифицированных работников.

Несколько слов критикам закона

У законопроекта, как я уже говорил, трудная судьба. Разработчики закона выявили позиции всех сторон, учли интересы участников рынка. Уже после того как законопроект покинул стены правительства, мне приходилось слышать от ряда участников рынка, что документ "выхолощен", что из него вроде как "ушли" конкретные цифры поддержки АПК. Это абсолютно не так.

Вспомним то, что говорилось выше о структуре законопроекта. Государственная программа является его неотъемлемой частью. Именно в Программе и содержатся те цифры государственной поддержки, которую гарантированно получит село. Не скрою, были предложения "зашить" цифры в сам закон, чтобы "надежнее" было. На мой взгляд, это близорукая политика. Рынок развивается быстро, законодательство же не может переписываться под каждое движение рынка. Если сегодня мы закладываем такую-то цифру поддержки АПК "на веки вечные", то может статься, что через пять лет, в силу изменения конъюнктуры, из-за изменения курса рубля хотя бы, эти цифры покажутся нереальными или, напротив, смехотворными. Такая новелла поставит под удар весь закон, что, конечно, недопустимо. Чем, по сути, такой подход отличается от нынешней практики разовых договоренностей правительства с топливниками или с энергетиками? Разве не от этого мы хотим уйти?

Сегодня предстоит заложить законодательный фундамент. Если нам удастся это сделать, то второй нашей задачей станет принятие такой Государственной программы, которая была бы достойна этого крепкого фундамента.

Пренебрежительно-высокомерное отношение к селу в нашем обществе, прежде всего в его высших сферах, переломлено. Теперь нам предстоит показать, что мы достойны того, на чем настаивали все эти годы. Убежден, что одобрение Госдумой законопроекта и Государственной программы станет важнейшим шагом в этом направлении. В то же время мы уверены, что конструктивное взаимодействие всех ветвей власти в процессе прохождения закона поможет сделать его близким к совершенству.

***

Пренебрежительно-высокомерное отношение к селу в нашем обществе, прежде всего в его высших сферах, переломлено

Фото:

- Алексей Гордеев: АПК - бизнес особый.

Алексей Гордеев, министр сельского хозяйства РФ

КРЫША ПАДАЕТ.

Российская газета, Волков Юрий, 20.04.2006, №82, Стр. 4

Реформа техрегулирования сознательно блокируется чиновниками

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ РЕФОРМА ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В РОССИИ, ПРЕДПОЛАГАЮЩАЯ ПЕРЕХОД НА НОВЫЕ СТАНДАРТЫ КАЧЕСТВА ПРОИЗВОДСТВА И МОДЕРНИЗАЦИЮ СФЕРЫ УСЛУГ, СОЗНАТЕЛЬНО БЛОКИРУЕТСЯ ОПРЕДЕЛЕННЫМ КРУГОМ ЧИНОВНИКОВ И ЗАИНТЕРЕСОВАННЫМИ БИЗНЕС-СТРУКТУРАМИ. В ЭТОМ И ЗАКЛЮЧАЕТСЯ РАЗГАДКА ТОГО, ЧТО ЗА ИСТЕКШИЕ ТРИ ГОДА ЗАКОН "О ТЕХНИЧЕСКОМ РЕГУЛИРОВАНИИ" ТАК И НЕ ЗАРАБОТАЛ.

Дискуссия на последнем заседании правительства по поводу так называемого упрощения процедуры разработки и принятия технических регламентов по сути дела четко обозначила проблему.

Все - от премьера и его первого заместителя Д. Медведева до основного докладчика В. Христенко - согласились, что реформа идет медленно, очень медленно. Но мнения о том, почему это происходит, разошлись.

Итак, реформа техрегулирования 2003 года - это революция, как правильно определил ее Д. Медведев. Но важен ведь не сам по себе процесс, но и результат. А результат таков: за все это время постановлением правительства принят всего один технический регламент. Регламент, безусловно, важный, касающийся практически всех нас, - о введении стандартов Евро 2 и 3 для авто. Второй техрегламент, со слов Христенко, подготовлен для принятия указом президента.

Далее начинается процесс.

16 регламентов детально разработаны, прошли все стадии публичного обсуждения и согласований и направлены минпромэнерго в аппарат Белого дома для внесения в Госдуму в качестве законопроектов. Они касаются важнейших отраслей экономики: химии, машиностроения, электрооборудования. Упрекать Христенко будет несправедливо. Работа проделана огромная. Еще несколько десятков регламентов его ведомством подготовлены и лежат фактически на подписи для направления в правительство.

А дальше-то что?

А дальше - полный нонсенс. Все 16 регламентов аппарат Белого дома отправляет... обратно по ведомствам на согласование!

Но ведь технический регламент - сложный, комплексный закон! Добиться единодушной поддержки каждого такого документа всеми чиновниками всех заинтересованных ведомств (а признаем, что за некоторыми из них стоят и конкретные бизнес-интересы) - это все равно что пытаться заставить всех 450 депутатов Госдумы голосовать единогласно.

Это невозможно!

Поэтому передача "обратно" на пересогласование правительственных проектов - это медленное удушение реформы. Это будет длиться не месяцы - годы. Годами многостраничные (некоторые по 200-300 страниц профессионального текста) документы будут совершать хождения по министерствам и ведомствам.

Но зачем?

Все внесенные Христенко техрегламенты прошли этап публичного обсуждения. Все чиновники имели возможность по ним высказаться. Вносите их срочно в Госдуму. И у вас будет возможность (еще как минимум дважды!) высказываться и внести свои предложения в рамках непростой процедуры принятия технических регламентов в качестве федеральных законов. Дважды, потому что законом предусмотрена процедура "защиты от дурака" этих сложных документов в процессе принятия: до первого и до второго чтений - через обсуждение текстов на специально создаваемых правительством экспертных комиссиях по конкретным техническим регламентам.

Медведев абсолютно прав, когда говорит о необходимости резко упростить процедуру рассмотрения техрегламентов с целью срочного запуска реформы. Его обеспокоенность абсолютно понятна: торможение реформы техрегулирования может привести и к торможению реализации президентских нацпроектов. Как строить доступное жилье? По старым СНИПам, то есть, по сути, с глобальными нарушениями технологии, обеспечения безопасности? Ведь нового техрегламента о безопасности зданий и сооружений от правительства нет и не предвидится. А по ряду строительных подходов и технологий, например, в столице - по высотному жилью, - вообще никаких СНИПов толком нет. Оттуда при пожаре жильцы как будут эвакуироваться? Согласно каким правилам и нормам? На самолете Шойгу? Так даже его энергии и вездесущности на всех не хватит, если не будет принятых законом норм безопасности!

Итак, видятся три основных пути ускорения принятия техрегламентов.

Первое. Принимать постановлениями правительства. Почему бы нет? Но только временно и в экстренных случаях, как и предусмотрено концепцией реформы. Например, уже больше года идут разговоры о 16 "подвисших" СНИПах. Сколько можно говорить? Ну, если надо, примите их постановлением правительства, и точка! Это же элементарно с бюрократической точки зрения!

Второй вариант. Резко ускорить процесс рассмотрения подготовленных правительством техрегламентов внутри аппарата Белого дома и соответственно внесения их в качестве законопроектов в Госдуму. Двух недель на оформление и редактирование бумаг для самого неповоротливого чиновника более чем достаточно. Тогда Госдуме, которая давно уже технологически готова к рассмотрению проектов техрегламентов, и даже в отсутствие правительственных проектов берется за рассмотрение инициативных, подготовленных бизнес-сообществом, будет "чем заняться". А пока депутатов упрекнуть, в общем-то, не в чем, они, как уже сообщали СМИ, к сегодняшнему дню официально внесли восемь проектов и готовятся внести еще и еще, хотя, казалось бы, полный приоритет и инициатива здесь должны исходить именно от правительства.

Думаю, все выиграют, если Медведев проявит здесь административную настойчивость и сумеет добиться решения по своему сегодняшнему предложению

- упростить и ускорить ход реформы.

И, наконец, есть третий путь

- принимать Госдумой техрегламенты в упрощенном порядке, например ратифицировать, как ратифицируются международные договоры.

Но для этого надо менять базовый закон. Имеет ли смысл это делать, если пока мы еще даже и не попробовали принять ни один техрегламент по действующему закону?

Возможно, именно в Госдуме все и пойдет четко и без задержек. Тем более что публичное обсуждение - это возможность найти консенсус, избежать грубого лоббирования и коррупционных норм в принимаемых техрегламентах - в этом собственно сама суть президентской идеи реформы. Уйдя от этого, мы можем постепенно встать на шаткий путь принятия всех техрегламентов постановлениями правительства, а оттуда полшага - до консервации тысяч давно устаревших ГОСТов и нынешней безумной ситуации в области техрегулирования.

Предложение о переносе всех решений по выпуску этих жизненно важных законов на уровень правительства путем издания распоряжений - это ловкий бюрократический ход, который до сих пор в коридорах различных ведомств стеснялись озвучить, опасаясь пойти против воли президента.

Именно в нежелании передать ведомственные полномочия по выработке жестких норм и стандартов в различных отраслях на законодательный уровень кроется причина того, что реализация правительственной программы разработки технических регламентов на сегодня заторможена.

В соответствии с Законом "О техническом регулировании" к 2010 году нам нужно разработать и принять как минимум 300 специфических законов. Простая арифметика говорит о том, что мы заваливаемся в долговую законотворческую яму.

У нас падают крыши рынков и бассейнов. Ежегодно десятки тысяч людей получают опасные отравления некачественными продуктами питания. Все это говорит о том, что система ГОСТов, СанПИНов и старых СНИПов устарела, но соответствующие ведомства не спешат создать эффективную систему защиты безопасности граждан, предусмотренную идеологией закона о техрегулировании.

Теперь все мы понимаем, что консервация "старой" экономики во многом определяется разнобоем мнений, ведомственной разноголосицей и конфликтом интересов. Многие разработчики техрегламентов и экспертные сообщества, которые готовы были включиться в эту неотложную работу, потеряли интерес к реформе. Другие, в том числе и в ведомствах, - замерли в ожидании: "Чья возьмет?" Думается, что настало время Белому дому проявить политическую волю и четко сказать свое слово.

***

Как строить доступное жилье? По старым СНИПам, то есть, по сути, с глобальными нарушениями технологии, обеспечения безопасности?

Фото:

- Юрий Волков: Система ГОСТов в России устарела.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Госдума РФ мониторинг сми 20 апреля 2006 г (1)

    Документ
    ГЛАВА ДУМСКОГО КОМИТЕТА ПО БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛАГАЕТ, ЧТО В ПЕРСПЕКТИВЕ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ БУДЕТ ПОЛНОСТЬЮ ВОССТАНОВЛЕН ИНСТИТУТ КОНФИСКАЦИИ ИМУЩЕСТВА 38
  2. Госдума РФ мониторинг сми 25 апреля 2006 г

    Документ
    КУРМАНБЕК БАКИЕВ ВЫСКАЗЫВАЕТСЯ ЗА РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РФ И КИРГИЗИЕЙ КАК В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ, ТАК И ПО ЛИНИИ МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ И МЕЖПАРЛАМЕНТСКИХ СВЯЗЕЙ 86
  3. Госдума РФ мониторинг сми 13 апреля 2006 г

    Документ
    ГЛАВА ВЭБА ПРЕДЛАГАЕТ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СОЗДАНИЯ КОРПОРАЦИИ РАЗВИТИЯ И НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ СОЗДАТЬ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БАНК ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РАЗВИТИЯ НА БАЗЕ ВЭБА 85
  4. Госдума РФ мониторинг сми 5 апреля 2006 г

    Документ
    ГЛАВА ДУМСКОГО КОМИТЕТА ПРЕДЛАГАЕТ РЕГИОНАЛЬНЫМ ВЛАСТЯМ ОТВЕЧАТЬ ЗА ЖИЗНЕННО ВАЖНЫЕ ОБЪЕКТЫ, ЕСЛИ МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ НЕ СПРАВЛЯЮТСЯ СО СВОИМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ 142
  5. Госдума РФ мониторинг сми 28 апреля 2006 г (1)

    Документ
    04. 00 , Кокорекина Ольга, 15:00 18 ПЕРВЫЙ КАНАЛ, НОВОСТИ, 7.04. 00 , Кокорекина Ольга, 18:00 18 ПЕРВЫЙ КАНАЛ, ВРЕМЯ, 7.

Другие похожие документы..