Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
"Мир сошёл с ума…" - в последнее время эти слова мы повторяем всё чаще, уставая от обилия нездоровых лиц в метро, нервных срывов близких, и...полностью>>
'Сказка'
БАЗЕЛЬ В городе на Рейне уже началась новогодняя феерия: необыкновенный каток в заснеженном лесу, самое большое в Швейцарии колесо обозрения, уютные ...полностью>>
'Интервью'
Вчера в ТПП прошло активное обсуждение «Концепции государственной ценовой и тарифной политики в сфере монопольных и немонопольных видов деятельности»...полностью>>
'Документ'
Территория Нижнего Приангарья расположена в бассейне нижнего течения реки Ангары и среднего участка реки Енисея к северу и северо-востоку от города К...полностью>>

Чеченский государственный университет центр системных региональных исследований и прогнозирования иппк юфу и испи ран

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЧЕЧЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЦЕНТР СИСТЕМНЫХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН

ЮЖНОРОССИЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ

ВЫПУСК 61

Х.Х. ВАЙХАНОВ

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ

НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ:

ГЕОПОЛИТИКО-КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

(на материалах Чеченской Республики)

НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР

В.Х. АКАЕВ

ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР

И.П. ДОБАЕВ

РОСТОВ-НА-ДОНУ

ИЗДАТЕЛЬСТВО СКНЦ ВШ ЮФУ

2010

Редакционная коллегия серии:

Акаев В.Х., Волков Ю.Г., Добаев И.П. (зам. отв. ред.),

Попов А.В., Ханбабаев К.М., Черноус В.В. (отв. ред.),

Ненашева А.В. (отв. секретарь)

Рецензенты:

Баранов А.В., доктор политических наук, профессор

Панин В.Н., доктор политических наук, профессор

В

Вайханов Х.Х. Национальная безопасность России на региональном уровне / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010.– _ с.

В монографии на материалах Чеченской Республики, с использованием геополитико-конфликтологического подхода, основательно рассматриваются вопросы, связанные с обеспечением национальной безопасности России на региональном уровне.

Адресуется ученым, аспирантам, студентам вузов, всем тем, кто интересуется современными проблемами северокавказского региона России.

Д-01(03) 2008. Без объявл.

ISBN 978-58-7872-371-8

© ЦСРИиП ЮФУ и ИСПИ РАН

© Вайханов Х.Х., 2010

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………

3

ГЛАВА I. Национальная безопасность и геополитика России на региональном уровне: теоретико-методологические основы анализа..

12

1.1. Национальная безопасность на региональном уровне: понятие, структура, основные концептуальные подходы………………….………….

12

1.2. Внутренняя региональная геополитика как наука и метод многофакторного исследования…………………..……..……………………

35

1.3. Конфликтогенные факторы политических процессов на Северном Кавказе………………………………………………………………………….

57

Глава II. Национальная безопасность России в контексте трансформации региональной геополитической ситуации в Чеченской Республике…………………………………………….…………

82

2.1. Факторный анализ геополитического положения Чеченской Республики…………………………………………………………………..…

82

2.2. Роль и место этноконфессионального фактора в политических процессах ЧР…………………………………………………………............

104

2.3. Политические стратегии укрепления национальной безопасности России на региональном уровне……………………………………………..

128

Заключение……………………………………………………………………

151

Библиографический список использованной литературы……………..

157

Приложения……………………………………………………………………

174

Введение

Проблема национальной безопасности остается одной из центральных в плане развития России как суверенного и единого государства. Высшая степень актуальности данной проблемы обусловлена угрозами, с которыми столкнулась РФ. Они беспрецедентны по своему масштабу, широте, характеру проявления и негативным последствиям. Преодолевая одни угрозы, жизнь сталкивает российское государство и общество с новыми осложнениями, не менее грозными. Ситуация усугубляется и тем, что решать вопросы безопасности России приходится в условиях становления ее новой государственно-правовой системы.

Успешность решения проблемы национальной безопасности зависит от эффективности механизма региональной безопасности, повышенный интерес к которому связан с тем, что "регион" как территория Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий в контексте зарождения и развития угроз выступает первичной, базовой категорией. Современные состояние и условия развития российских регионов создают серьезные трудности для страны практически во всех сферах реализации национальных интересов - внутриполитической, экономической, социальной, экологической, оборонной и др.

Источниками проблем, наиболее остро угрожающих безопасности общества и государства, являются повышенный конфликтогенный потенциал в обществе, вызванный противоречивостью политических процессов, неравномерностью социально-экономического развития страны, этнокультурными и иными особенностями развития регионов. Крайне острыми проблемами, нерешенность которых угрожает национальной безопасности, остаются те из них, которые вызваны безработицей, все еще низким уровнем денежных доходов широких слоев населения и высокой степенью его имущественного расслоения. Так, по величине среднедушевого производства валового регионального продукта и среднедушевым реальным доходам населения субъекты Российской Федерации различаются более чем в 20 раз. Очевидно, что такая резкая дифференциация будет иметь своим неизбежным следствием расширение ареалов депрессивности и бедности. Чрезмерные различия в условиях жизни населения центра и периферии, различных регионов страны приводят к разочарованию граждан в демократии, в целях и результатах социальных реформ, поскольку о конституционных ценностях граждане судят по уровню их жизни. Обществом все это воспринимается как нарушение принципов социальной справедливости, что и приводит зачастую к протестным действиям и сепаратизму. Нарастанию криминогенного потенциала способствует рост национального самосознания, одним из последствий которого стали конфликты на межэтнической и межконфессиональной почве.

Многочисленные конфликтогенные факторы в постсоветский период стали отличительным атрибутом северокавказского региона России. Вместе с тем, являясь органичной частью и подсистемой Кавказа в целом, Северный Кавказ представляет собой особый регион в геополитическом контексте России, тесно связанный со сложной системой внутренних и внешних стратегических, этнических, конфессиональных, социальных и политических факторов. Общая тенденция к глобализации и процессы рекомпозиции политического пространства Евразии в логике становления однополярности активно влияют на этот регион России, делая его предельно уязвимым со стратегической точки зрения.

Проблемы северокавказских республик являются по определению многофакторными, включающими различные процессы. Особенно это характерно для Чеченской Республики, которая в 90-х гг. была превращена в зону сепаратизма, религиозно-политического экстремизма, плацдарм международного терроризма. Именно оттуда исходили главные угрозы суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации. Однако в начале 2000-х гг. в ходе антитеррористической кампании, проводившейся на территории ЧР, произошел процесс т.н. «растекания джихада», в результате чего, наряду с улучшением обстановки собственно в ЧР, произошла резкая дестабилизация ситуации в других северокавказских республиках. Наибольшие угрозы на северокавказском направлении представляет усиление террористической активности в Дагестане и Ингушетии. Режим контртеррористической операции в Чечне 16 апреля 2009 г. официально объявлен завершенным, но зона терроризма охватывает все новые районы Северного Кавказа. Впрочем, до сих пор она окончательно не ликвидирована и в Чеченской Республике.

Становится очевидным, что современная система мер по обеспечению национальной безопасности России на региональном уровне зачастую дает сбои, не всегда приводит к положительному результату. Отсюда следует, что обеспечение целостности и безопасности России во многом зависит от способности руководства страны и регионов осуществлять эффективную политику, опирающуюся на научный анализ стоящих перед ним проблем. Существенную роль в этом призвана сыграть наука. При этом особое значение приобретает изучение ситуации на Северном Кавказе, в целом, и в северокавказских республиках, в частности.

Противоречивый характер тенденций в развитии национальных республик в составе РФ на Северном Кавказе определяет целесообразность использования в их изучении многофакторного анализа как эффективного геополитического подхода к исследованию функционирования сложных систем. Геополитическая методология предлагает свести наиболее значимые процессы к единой географической матрице (например, регион РФ) и исследовать ее взаимосвязи с внешними и глобальными факторами. Такой подход в современной российской политической науке до недавнего времени практиковался крайне редко, что существенно снижало ее прогностический и аналитический потенциал: изолированное исследование отдельных трендов и тенденций, без сведения к общей парадигмальной схеме, не позволяет схватить сущность развертывающихся процессов, а, следовательно, адекватно их интерпретировать и в них участвовать.

Необходимость применения такого подхода объясняется взаимосвязанностью и взаимообусловленностью социально-экономических и этнополитических процессов, происходящих в этих регионах России. Однако следует подчеркнуть, что нынешние реалии настоятельно требуют полномасштабного исследования многочисленных факторов, определяющих геополитическое положение северокавказских субъектов РФ, прежде всего, с точки зрения конфликта. Речь идет о группе конфликтогенных факторов, ключевых и второстепенных. Применение метода многофакторного анализа в рамках геополитико-конфликтологического подхода позволяет осуществить комплексную оценку ситуации в субъектах РФ на Северном Кавказе, выявить причинно-следственные связи между различными факторами национальной и региональной безопасности, предложить стратегии усиления национальной безопасности России на уровне того или иного субъекта, Чеченской Республики в частности, основанные на снижении уровня конфликтности региона.

Таким образом, можно утверждать, что геополитико-конфликтологический подход, представляющий универсальный интерес и несомненную ценность для российской политологии в целом, особенно незаменим для исследования современной, чреватой конфликтами, ситуации на Северном Кавказе, в целом, а также в отдельных северокавказских республиках. На основании этой методологии можно не просто изучать многомерные и многофакторные процессы, но и активно справляться с серьезными вызовами национальной безопасности и территориальной целостности РФ, исходящими из этого региона, что является важной практической стороной вопроса. Одновременно актуальность исследования определяется тем, что появляются новые возможности применить на практике геополитические выводы к стабилизации ситуации в регионе, противодействию терроризму, укреплению территориальной целостности, суверенитета и в целом национальной безопасности России.

Тема исследования, безусловно, носит междисциплинарный характер, и органично включает в себя три направления политической науки – вопросы безопасности, геополитики, конфликтологии и этноконфликтологии.

Проблемам безопасности посвящено много разноплановых работ политического, социологического, философского характера. Им уделялось внимание в исследованиях отечественных и зарубежных ученых. Осмысление проблем социальной напряженности и стабильности общества велось в рамках структурно-функционального (Г. Спенсер, Т. Парсонс), интегрального (П. Сорокин), конфликтологического (К. Маркс и Ф. Энгельс, Р. Дарендорф, Л. Козер) подходов и других теорий, акцентировавших внимание на общих тенденциях и закономерностях его развития.

В последние годы проблеме безопасности значительное внимание уделяется и в России, что позволило осуществить анализ ее общетеоретических аспектов, определить понятийный аппарат, раскрыть структуру, содержание и функции (Ю. А. Дмитриев, Н. В. Кривельская, С. З. Павленко, А. А. Першин, С. А. Проскурин, С. В. Смульский и др.). Весом вклад российских ученых в развитие общесистемной безопасности различных социальных систем (М. С. Алешенков, Т. Д. Алексеева, Н. М. Блинов, Н. Г. Калинин, Р. Г. Яновский и др.). Интенсивно разрабатываются проблемы различных уровней (национальный – международный) и видов безопасности (социальная, политическая, экономическая, информационная, демографическая, миграционная, военная, энергетическая и др.).

Достаточно большое количество работ посвящено отдельным аспектам национальной и региональной безопасности, современной геополитической и этнополитической ситуации на Северном Кавказе (В.А. Авксентьев, В.Х. Акаев, А.К. Алиев, К.С. Гаджиев, И.П. Добаев, А.Г. Дугин, А.И. Кателевский, В.Е. Мишин, В.Н. Панин, В.В. Черноус и др.).

Самые разнообразные аспекты безопасности регионов Юга России исследовали М.А. Аствацатурова, Ю.В. Васильев, Г.С. Денисова, И.А. Иванников, В.Н. Коновалов, С.А. Кислицын, А.В. Понеделков, А.М. Старостин, В.П. Таранцов, Д.Ю. Шапсугов и др.

Вопросы безопасности стали предметом исследования докторантов, аспирантов и соискателей Северо-Кавказской академии государственной службы (СКАГС) – К.М. Аваджяна, В.П. Анисимова, О.А. Артюхина, С.В. Габунщина, А.Т. Забуруннова, Д.В. Кротова, Б.Х. Наипова, А.С. Ротова и др.1

Геополитика, как наука и одновременно как методология политического анализа, начала развиваться в конце XIX – начале XX вв. в трудах отцов-основателей ее классических школ – Ф. Ратцеля, А. Мэхэна, Х. Макиндера, позже – К. Хаусхофера, К. Шмитта, Видаля де ля Блаша и др. Именно они явились создателями национальных школ геополитики – американской, английской, немецкой, французской. Ими геополитика понималась как система знаний о контроле над пространством.

Основы русской школы геополитики были заложены в XIX в. (Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, Д.А. Милютин, А.С. Хомяков). В последующем отечественная геополитика была развита трудами таких ученых, как К.М. Бэр, В.И. Ламанский, Л.И. Мечников, Д.И. Менделеев и др. Дальнейшие эволюционные сдвиги в геополитических воззрениях России наблюдаются в начале XX в. в работах Е.А. Вандама (Едрихина), А. Радо, В.П. Семенова-Тян-Шанского, А.Е. Снесарева и др.

После 1917 г. за границей, в эмигрантской среде, русская геополитика получила новое развитие, стала основой и плодом работы такого интереснейшего научного феномена, как евразийство. Классиками российской геополитики среднего поколения стали столпы евразийства – Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Г.В. Вернадский и другие, а в России – «последний евразиец» Л.Н. Гумилев.

В советскую эпоху наблюдалась деградация отечественной геополитики, как науки. Однако и в современной российской научной среде геополитические исследования так и не получили самостоятельного статуса. Одними авторами геополитика рассматривается как ответвление истории международных отношений (напр., М.М. Лебедева, П.А. Цыганков и др.). Другие считают ее областью политологии или политической географии (Р.Ф. Туровский, В.А. Колосов, Н.С. Мироненко). Наконец, третьи (А.Г. Дугин, Г.А. Зюганов, А.С. Панарин и др.) отстаивают проблематику фундаментального дуализма политических сообществ.

Геополитическая тематика, начиная с 90-х гг. ХХ в., занимает весомое место в работах южнороссийских исследователей. Среди них следует назвать ростовчан Г.Б. Гавриша, И.П. Добаева, А.Г. Дружинина, В.В. Черноуса1, а также коллектив ученых СКАГС во главе с В.Г. Игнатовым2; кубанских авторов А.В. Баранова и А.А. Вартумяна3; группу исследователей из Пятигорского государственного лингвистического университета, возглавляемую В.Н. Паниным4; ученых из Чеченского государственного университета во главе с В.Х. Акаевым5; дагестанских исследователей А.Т. Абакарова, З.С. Арухова, Э.М. Магарамова, З.А. Махулову, Г.А. Мурклинскую6 и др.

Что касается конфликтологии и этноконфликтологии, в том числе на региональном уровне, то они основательно исследованы в трудах В.А. Авксентьева, Н.В. Арутюнова, Г.С. Денисовой, Л.М. Дробижевой, В.Н. Коновалова, С.В. Лурье, А.А. Сусоколова, В.В. Черноуса и др.

Проблемам конфликтности «конфессионального фактора», исламизма, религиозно-политического экстремизма и терроризма, прикрывающегося исламом, посвящены работы В.Х. Акаева, З.С. Арухова, С.Е. Бережного, И.П. Добаева, А.А. Игнатенко, Е.В. Кратова, Х.Т. Курбанова, С.А. Ляушевой, А.В. Малашенко, Р.Ф. Патеева, А.В. Сухова, К.М. Ханбабаева и др.

Среди авторов, занимавшихся анализом особенностей этносоциального и этноконфессионального устройства чеченского традиционного общества, можно отметить дореволюционного ученого У. Лаудаева, а среди ученых советского периода - М. Мамакаева, И. Саидова, А. Саламова, С. Умарова, С. Хасиева, Я. Чеснова. В постсоветский период среди авторов, продолживших традиции своих предшественников в исследованиях этнополитических процессов ЧР, выделим В.Х. Акаева, Л.С. Басханову, Ю.В. Васильева, В.Ю. Верещагина, С.А. Воронцова, Г.Б. Гавриша, Г.С. Денисову, А.-Х. Ельсаева, С.Н. Епифанцева, А.А. Манкиева, Ю.Е. Милованова, П.Я. Нечепуренко и др. Сюда же отнесем труды по проблемам Чечни, выполненные коллективом ученых Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН, а также многочисленные работы чеченского «традиционалиста» Х.-А. Нухаева, опубликованные в 2001-2003 гг.

Вместе с тем, отметим, что современные проблемы Чеченской Республики, их воздействие на состояние национальной безопасности Российской Федерации, носят сложный и многомерный характер, многие из них до сих пор не исследованы, в отношении других ведутся бурные дискуссии. Как представляется, их трудно проанализировать и осмыслить в рамках только одной науки. Геополитическая методология позволяет, в определенной степени, разрешить создавшееся противоречие, что дополнительно актуализирует осуществленное научное исследование.

Глава I. Национальная безопасность и геополитика России на региональном уровне: теоретико-методологические основы

    1. Национальная безопасность на региональном уровне:

понятие, структура, основные концептуальные подходы

В данном параграфе нам предстоит дать определения ключевым понятиям исследования: «национальная безопасность» и «национальная безопасность на региональном уровне», или «региональная безопасность». Однако адекватно осмыслить данные категории, как представляется, практически невозможно без предварительного рассмотрения понятия «национальный интерес».

В числе тех, кто впервые ввел термин «национальный интерес» в политический терминологический аппарат и лексику, был французский государственный деятель и историк Адольф Тьер. Однако в научный оборот понятие «национальный интерес» вошло только в тридцатые годы прошлого столетия. Так, в 1935 году оно было включено в Оксфордскую энциклопедию социальных наук, а приоритет в его разработке принадлежит американским ученым Р. Нибуру и Ч. Бирду1.

В теории и практике внешне- и внутриполитической деятельности национальный интерес является одним из основных базовых понятий. Так, например, теоретические построения школы «политического реализма» конструируются на основе категории национального интереса. В наиболее развернутой форме теория национального интереса в политике была сформулирована известным американским политологом Гансом Моргентау2. Он предлагал различать в этой сфере главные и второстепенные интересы, общий интерес, конфликтующие интересы, идентичные и взаимодополняющие интересы, постоянные и переменные интересы. В этом смысле главный интерес, по мнению ученого, состоит из трех факторов: природы интереса, который должен быть защищен, политического окружения и рациональной необходимости, ограничивающей выбор целей и средств1.

Следует отметить, что в наши дни, в условиях нарастания процессов глобализации, без категории «интерес» вообще невозможно адекватное понимание существа тех событий, явлений и процессов, которые происходят в сфере политических отношений, однако вполне очевидно, что эта роль не является абсолютной.

В современной политической науке существует разнообразные подходы к пониманию национальных интересов. По мнению известного политолога Р. Арона, содержание категории «национальный интерес» слишком многозначно, и поэтому ему трудно, если вообще возможно, дать объективное определение. Вместе с тем, полагая, что цели государства могут проявляться как абстрактным, так и конкретным образом, он отмечал то, что, в конечном счете, все они соотносятся именно с понятием «национальный интерес»2. Указанной категорией широко оперируют и представители другого научно-теоретического направления, получившего название «модернизм»3.

Другие западные школы также различают фиксированное (базовое) и переменное содержание национального интереса4. Фиксированная часть не может быть предметом политического торга и предполагает сохранение государства как суверенной и целостной единицы. Переменная же часть – это те составляющие национального интереса, которые определяются рядом видоизменяющихся факторов, таких как доминирующая в данный момент совокупность внешнеполитических предпочтений различных политических сил и элит; складывающаяся в результате внешнеполитической деятельности государств международная обстановка; тенденции изменения общественного мнения; развитие науки и техники; личностные характеристики входящих в руководство страны политических лидеров и т.д.

Что касается отечественной науки, то в ее рамках проблеме национального интереса также уделяется значительное внимание. Так, М.В. Ильин определяет национальный интерес как интерес нации, как двуединство суверенного территориального государства и гражданского общества1. В свою очередь, С.В. Алексеев видит в них совокупность осознанных и сбалансированных потребностей общества, государства и народа в различных областях и сферах деятельности общества и государства2. Профессор Южного федерального университета В.Н. Коновалов в большей степени уделяет внимание государственной составляющей в категории национального интереса: «…национальные интересы - это осознанные потребности государства, определяемые экономическими и геополитическими отношениями данного государства в данную эпоху, культурно-историческими традициями, необходимостью обеспечения безопасности, защитой населения от внешней угрозы и внутренних беспорядков, экологических катастроф и т.д.»3. Эту же позицию разделяет авторитетный отечественный исследователь проблем международных отношений П.А. Цыганков, определяющий национальный интерес как осознание и отражение в деятельности лидеров коренных потребностей государства4.

О.В. Волобуев считает, что национальные интересы – это сублимированное выражение совокупных социальных интересов разноуровневого характера, составляющих основу формирования стратегии государственной политики, направленной на создание оптимальных внутренних и международных условий для развития нации как двуединства гражданского общества и правового государства1. При этом двуединство гражданского общества и правового государства в плане национальных интересов им понимается как дееспособная связь этих интересов с государственными приоритетами в области внутренней и внешней политики.

Национальные интересы формируются в соответствии с геополитическими и геоэкономическими параметрами государства, в результате пересечения множества взаимосвязанных, пересекающихся, противоречивых, взаимодополняющих, разнонаправленных структур, предпочтений, опасений и т.д. На их формирование значительное влияние оказывает уровень экономического развития страны, стабильность и легитимность политического режима, национально-культурные традиции государства, а также уровень его престижа в международном сообществе.

Вопросы, связанные с национальными интересами, нашли свое отражение в нормативно-правовых документах различных стран, в том числе России. Так, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации зафиксировано, что национальные интересы России – это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах2.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 зафиксировано, что «национальные интересы Российской Федерации» - совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства1.

В этих документах отмечается, что национальные интересы носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства. Выделяются также национальные интересы России во внутриполитической и международной сферах2.

Во внутриполитической сфере национальные интересы Российской Федерации на долгосрочную перспективу заключаются в развитии демократии и гражданского общества, повышении конкурентоспособности национальной экономики; в обеспечении незыблемости конституционного строя3; в сохранении стабильности институтов государственной власти, обеспечение гражданского мира и национального согласия, территориальной целостности, единства правового порядка, а также в нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и их последствий – социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, терроризма4.

В свою очередь, национальные интересы России в международной сфере заключаются в превращении Российской Федерации в мировую державу, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнерских отношений в условиях многополярного мира, а также в обеспечении незыблемости территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации5.

В отечественной политологической литературе существует значительное количество классификаций национальных интересов. В первую очередь они, как и в вышеназванных основополагающих документах РФ (Концепция и Стратегия – Х.В.) различаются на внешние и внутренние, причем под внутренними в большей степени подразумеваются общественные интересы. В связи с этим возникает принципиальный вопрос о приоритетности влияния внешних или внутренних интересов на выработку внешне- и внутриполитического курса государства. Здесь возможно предложить несколько вариантов разрешения данной проблемы: либо приоритетны внешние интересы, либо внутренние. Однако, как представляется, целесообразно вообще отказаться от очередности приоритета в данной области. Гораздо более существенную роль играет выявление стратегических задач развития государства и общества в целом, а на этой основе уже формулировать внутренние и внешние интересы, вычленяя при этом, как абсолютно справедливо предлагает Э.А. Поздняков и ряд других отечественных ученых, главные или постоянные и специфические или второстепенные интересы1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Южный федеральный университет центр системных региональных исследований и прогнозирования иппк юфу и испи ран (2)

    Монография
    Романченко Н.Е. Институционализация современных радикальных неправительственных религиозно-политических организаций на Северном Кавказе. – Москва - Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания, 2011.
  2. Южный федеральный университет центр системных региональных исследований и прогнозирования иппк юфу и испи ран (1)

    Монография
    Монография посвящена актуальным проблемам современного терроризма. На обширном фактическом материале США, Западной Европы и Юга России показаны региональные особенности, типы и формы проявления этого сложного и многомерного социально-политического
  3. Ростовский государственный университет центр системных региональных исследований и прогнозирования иппк при ргу и испи ран

    Монография
    В монографии освещаются проблемы, связанные с появлением, развитием и состоянием исламского фундаментализма, его идеологической доктрины и политической практики на Юге России.
  4. Выпуск 48 Э. Ф. Шарафутдинова чеченский конфликт: этноконфессиональный аспект отв редактор И. П. Добаев Ростов-на-Дону Издательство скнц вш юфу 2008

    Книга
    Шарафутдинова Э.Ф. Чеченский конфликт: этноконфессиональный аспект / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство _СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008. – 173 с.
  5. Акаев В. Х., Волков Ю. Г., Добаев И. П. зам отв ред

    Документ
    В монографии основательно рассматриваются вопросы, связанные с появлением, укреплением и дальнейшей эволюцией суфийских орденов-тарикатов накшбандийа и кадирийа на Северо-Восточном Кавказе.

Другие похожие документы..