Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
зачеты и экзамены с 4 января 011г по июня 011г Каникулы 7 июня 011г по 31 августа 011г Зачеты Культурология Международные экономические отношения Нац...полностью>>
'Курсовая'
"Необходимо предъявлять к ребенку твердые, непререкаемые требования общества, воору-жать нормами поведения, чтобы он знал, что можно и чего нель...полностью>>
'Документ'
Выпускная квалификационная работа (ВКР) является самостоятельной работой выпускника, выполняемой по учебному плану на завершающем этапе обучения. Слу...полностью>>
'Документ'
Указывается трудовая функция, т.е. работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конк...полностью>>

Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (3)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Семантический уровень

Коннект 1 Коннектор Коннект 2

111

ЛИНГВИСТИКА

Целью нашего исследования было проследить влияние типа дискурса на упот-

ребление коннекторов.

Для этого были выбраны три рубрики газеты «Die Zeit»: Politik, Wirtschaft

и Feuilleton (политика, экономика и рубрика, посвященная аннонсированию и

рецензированию фильмов, выставок, спектаклей). Статьи данных рубрик мы

рассмативали, соответственно, как политический, экономический и оценочный

дискурсы. u1042 В качестве анализируемого материала были подобраны статьи обьемом

около 20/30, 70/80 и 150/200 газетных строк (малые, средние и большие), общим

объемом 100000 знаков для каждой рубрики.

В качестве обьекта исследования были выбраны 19 коннекторов, рассматривае-

мых У. Энгелем в разделе, посвященном тексту, в его «Deutsche Grammatik» (1988).

Этими коннекторами являются: aber, allerdings, bloss, denn, doch, eigentlich, freilch, immerhin,

jedoch, пaemlich, nun, nur, odter, schon, sicher, sondern, und, vielleicht, zwar.

На первом этапе исследования частотности был проведен сплошной подсчет

yпoтребления коннекторов в каждой рубрике.

Результаты сплошной выборки следующие:

из приведенного нами списка коннекторов наиболее употребительными

явились коннекторы aber, und, doch. Другие коннекторы употреблялись гораздо

реже. Это не позволило установить определенной зависимости между остальными

коннекторами и дискурсом. На этом основании они были исключены из дальней-

шего анализа;

между объемом статьи и частотой употребления коннекторов не сущест-

вует явно выраженной зависимости. Это особенно четко прослеживается на на-

иболее часто употребляемых коннекторах: частота употребления коннектора und

в статьях различного объема показывает большую схожесть. Такая же тенденция

наблюдается и на употреблении коннектора doch. Употребления коннектора aber

не позволяет сделать такого однозначного вывода;

Politik Wirtschaft Feuilleton

20–30 70–80 150–200 20–30 70–80 150–200 20–30 70–80 150–200

Aber 9 25 34 7 14 34 7 12 34

Doch 2 9 16 10 17 22 3 9 19

Und 16 25 54 18 28 48 23 37 89

тип дискурса может влиять определенным образом на частоту употреб-

ления коннекторов aber, doch, und. Для рубрики Politik наиболее высока частота

употребляемости коннектора aber, для doch такой рубрикой является Wirtschaft,

для und – Feuilleton. Хотя доминирование употребления коннектора und очевидно,

повышение частоты использования этого коннектора в статьях рубрики Feuilleton

можно интерпретировать их повествовательным и описательным характером.

События, описываемые в этой рубрике, не являются столь актуальными и носят

развлекательный характер. Внутреннее спокойствие автора выражается в исполь-

зовании меньшего количества высказываний, имеющих противительный харак-

тер. u1053 Наличие внутренней заинтересованности автора при описывании событий

рубрик Politik и Wirtschaft (что выражается также в том факте, что данные рубрики

помещаются в начале многих периодических изданий), иллокутивная установка

автора неким образом должна повлиять на мнение читателя, все это обусловли-

вает повышенную частоту употребления коннекторов aber и doch в соответствую-

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

112

щих рубриках. Чем вызвана такая разница употребления aber и doch, предстоит

еще выяснить. Возможно, причина кроется тоже в иллокутивной установке автора

и в семантической нагрузке самих коннекторов.

В данной работе мы попытались ответить на вопрос, существует ли зависи-

мость между дискурсивной направленностью текста и коннектором. На тол-

кование и обоснование этой зависимости будет направлено наше дальнейшее

исследование.

Библиографический список

1. Степанов, Ю.С. Язык и метод. К современной философии языка / Ю.С. Степа-

нов. – М., 1998.

2. Engel, U. Deutsche Grammatik. 2. Auflage / U. Engel. – Heidelberg, 1996.

3. Kostrova, O.A. Satz und Ausserung: einfach und complex; Lehrwerk zum Spezailkurs.

Samara: Verl. der paedagogischen Universitaet. 1998.

4. Mendosa, I. Zur Koordination im Russischen: u, a und da als pragmatische Konnektoren.

Slavistische Beitraege. Band 338 / I. Mendosa. – Muenchen, 1996.

5. Pasch, R. Illokutionsstrukturtypen und Typen der Verknuepfung von Inhalten illokutiver

Handlungen. In: Motsch, W. (Hrsg.) / R. Pasch. – 1987. – S. 119–161.

6. Pasch, R., BrauBe, U. Handbuch der deutschen KonneMoren (в рукописи).

Источники

«Die Zeit» N. 24–27, 43–48, 50–52 (1996); 1, 3–5, 7, 11, 13–15, 17–18 (1997).

УДК 811.112.2

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КАТЕГОРИИ СВЯЗНОСТИ

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЛЕКСИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

В НЕМЕЦКОМ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ

Ф.У. Жаббарова

Статья посвящена проблеме связности текста. В ней рассматриваются лекси-

ческие средства связи, являющиеся одним из способов репрезентации категории связ-

ности на материале немецкого научно-технического текста. В статье выявляются

наиболее важные лексические средства связи.

Ключевые слова: когезия, категория связности, лексические средства, научный

текст, анафорическая направленность, катафора.

роблемы признаков текста, отличающих его от простого набора пред-

ложений, обсуждаются в работах как отечественных, так и зарубеж-

ных лингвистов (И.Р. Гальперин, Т.И. Николаева, Н.Д. Зарубина,

Н.П. Пешкова, Ф. Данеш, В. Дресслер, Р. Богранд и др.). При этом

П

113

ЛИНГВИСТИКА

существенное внимание уделяется таким важнейшим признакам текста, как связ-

ность и цельность. Категория связности наряду с категориями информативности,

модальности, временной перспективы включается в число сугубо текстовых ка-

тегорий, поскольку содержание любого речевого произведения излагается после-

довательно, линейно в цепочке взаимосвязанных предложений. В современном

немецком языке используются различные средства внутритекстовой связи. На-

пример, союзы, частицы, текстообразующие вводные конструкции (also, erstens,

außerdem u. a.), лексические, грамматические и композиционные средства связи.

Так, И.Р. Гальперин [1, с. 80] подразделяет средства когезии в тексте на грамма-

тические, логические, ассоциативные, образные, композиционно-структурные,

стилистические и ритмико-образующие. Средства связи могут объединять час-

ти высказывания в целое, представляющее собой группы высказываний с общей

микротемой, отдельные высказывания в сверхфразовые единства, а сверхфразо-

вые единства между собой.

В текстах разных функциональных стилей и видов преобладают разные средс-

тва текстовой связи. Так, для аналитических текстов ведущими будут логические

и композиционные, а для информационных и описательных – лексические, грам-

матические, композиционные связи.

Доминирующим фактором организации языковых средств в научном стиле

является их обобщенно-отвлеченный характер на лексическом и грамматическом

уровнях языковой системы. Обобщенность и отвлеченность придают научной

речи единую функционально-стилистическую окраску.

Что же касается лексики научного стиля, то для нее характерно широкое ис-

пользование абстрактных слов, явно преобладающих над конкретными (Verdunstung,

Gefrieren, Druck, Strahlung usw.). В отвлеченных и обобщенных значениях

используются не только слова с абстрактной семантикой, но и слова, обозначаю-

щие конкретные предметы объективной реальности.

В научном изложении почти не употребляются слова, выражающие еди-

ничные понятия и конкретные образы. Обобщенно-отвлеченный характер

речи подчеркивается также употреблением специальных слов типа gewöhnlich,

immer, stets, jeder и т. д., например: In der Natur kommen die Elemente gewöhnlich

als Isotopengemisch vor [3, с. 13]. В научной речи многочисленны и разнообраз-

ны по составу средства связи самостоятельных предложений, абзацев, разных

по величине отрезков текста. Для связи высказываний и отдельных абзацев

могут использоваться лексический повтор, указательные и личные местоиме-

ния 3-го лица, местоименные наречия (dabei, dadurch, damit u. a.), наречные

слова (dort, hier u. a.), союзы (und, deshalb, da, jedoch, oder u. a.). Ср.: die beiden

Spaltprodukte und die zwei bis drei entstehenden Neutronen fliegen mit großer Geschwindigkeit

auseinander. Dabei stoßen sie zunächtst an Nachbaratome und geben

dort einen Teil ihrer Energie ab [3, с. 16].

В текстах научного стиля распространено такое своеобразное явление, как

многократное употребление одних и тех же лексических единиц, прежде всего

терминов. Действительно, научное общение невозможно без использования

терминологии, поскольку в области науки и техники требуется максимально

точное определение понятий и явлений действительности, отражающее точ-

ность и объективность научных истин и рассуждений. Повтор какого-либо

слова или словосочетания, в научном тексте часто термина, служит языковым

средством выражения общего компонента мысли и связывает отдельные фра-

зы текста. Общий компонент мысли может называться одним и тем же словом,

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

114

т. е. используется буквальный лексический повтор. Например: Schwere Atomkerne

zerlegen – das bedeutet: Atomkerne spalten. Heute weiß man, daß fast alle

Atomkerne spaltbar sind [3, с. 14]. В данном случае номинативная цепочка скла-

дывается из термина Atomkern, выраженного именем существительным. Они

могут состоять также из чередования термина и местоимения третьего лица:

Das Material, das hierfür geeignet ist, heißt Moderator. Es muß einen hohen Anteil

von Atomen mit niedrigen Atomgewicht aufweisen [3, с. 17]. Личные, относитель-

ные и указательные местоимения связывают два предложения, замещая какой-

либо член предложения или указывая на содержание всего придаточного пред-

ложения, какой-то его части или даже целого отрезка текста. При построении

номинативных цепочек используются также слова- синонимы, отношения

гипоним-гипероним, гипероним-гипоним: Ein anderes und zugleich das älteste

Anreichungsverfahren, das insbesondere in den USA, Frankreich und Russland eingesetzt

wird, ist das Diffusionsverfahren. Diese Methode ist jedoch bei weitem nicht

so wirtschaftlich wie beispielsweise die Ultrazentrifuge [3, с. 27].

В формировании связности текста участвуют и номинативно-коммуникатив-

ные единицы, обладающие левосторонней (анафорической), правосторонней,

в которых содержится указание на последующее – катафора, и двусторонней на-

правленностью. Для лексического оформления левосторонней связи употребля-

ются преимущественно сложные и производные слова, синонимы, гиперонимы,

гипонимы. Текстовая связь с правосторонней направленностью может осущест-

вляться посредством антонимов, слов с полярной семантикой (anders, umgekehrt,

entsprechend, entgegengesetzt, Gegenteil u.a.), количественных и порядковых чис-

лительных. Ср.: Viele anspruchsvolle Komponenten, z. B. die Pumpen, sind praktisch

gleich. Aber die Wärme wird anders erzeugt: Im Reaktor entsteht sie durch Kernspaltung

[3, с. 2]. Номинативно-коммуникативными единицами, обладающими двусто-

ронней направленностью, являются глаголы, вводящие речь, вопросительные на-

речия, отрицательные слова [2, с. 239].

Таким образом, к числу важнейших лексических средств связи могут быть от-

несены различного рода повторы, используемые в научном тексте для многократ-

ного называния основных предметов и их отношений в нем. При этом связь осу-

ществляется за счет постепенного развертывания темы, когда часть содержания

предыдущего высказывания повторяется в последующих и становится отправной

точкой дальнейшего развития мысли.

Библиографический список

1. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р. Гальпе-

рин. – М., 1981.

2. Einführung in die Grammatik und Orthographie der deutschen Gegenwartssprache /

Von einem Autorenkollektiv unter Leitung von K.-E. Sommerfeldt, G. Starke, D. Nerius,

3., unveränderte Auflage. – VEB Bibliographisches Institut Leipzig, 1985.

3. Informationskreis Kernenergie Tulpenfeld 10, 5311. – Bonn, 2001.

115

ЛИНГВИСТИКА

УДК 803.0-3(082)

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ

ПРЕЦЕДЕНТНЫХ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

А.А. Волкова, Л.М. Сапожникова

Объектом исследования в данной статье являются прецедентные собственные

имена, семантические параметры, частотность и характер их использования в не-

мецких литературных художественных текстах XIX–XX вв.

Ключевые слова: прецедентность, имя собственное, прецедентное собственное

имя.

последнее время все больше внимания уделяется проблемам связи

языка и культуры. Мультикультурный состав населения большинства

стран мира обусловливает актуальность исследования данной про-

блематики и особенно вопроса понимания между носителями разных

культур. Для успешного осуществления процесса коммуникации между предста-

вителями разных лингвокультур владение лишь вербальным кодом в ряде случаев

является недостаточным без необходимых внеязыковых знаний, т. е. без необхо-

димых элементов, входящих в когнитивную базу представителей той культуры,

на языке которой ведется общение.

В связи с этим особое внимание уделяется изучению прецедентных феноме-

нов вообще и прецедентных имен в частности, как одних из наиболее важных

единиц когнитивной базы отдельного лингвокультурного сообщества [ср. Гудков,

2003]. Прецедентные имена, легко вплетаясь в «канву» внелингвистических зна-

ний большинства представителей той или иной культуры, отражают многолетний

коллективный опыт, а также особенности языковой картины мира отдельно взя-

той нации.

Исследуя прецедентные феномены разного уровня прецедентности,

В.В. Красных отмечает, что в основе прецедентности данных феноменов лежит

их известность всем представителям отдельного лингвокультурного сообщества

и постоянно возобновляемая апелляция к ним как в устной, так и в письменной

речи большинства членов данного сообщества [Красных 2003: 170]. Общеизвест-

ность прецедентных феноменов для членов данного или других лингвистических

сообществ указывает на их этноспецифический или общий для культурного аре-

ала характер, а постоянно возобновляемая в разных культурах апелляция к ним

на степень их актуальности в когнитивном плане.

В основе данной статьи лежит исследование употребления и функционирования

прецедентных собственных имен (далее ПСИ) в немецких литературных художес-

твенных текстах XIX и первой половины XX веков. Особенности данного исследо-

вания заключаются в работе, помимо лексикографических источников, с элект-

ронным корпусом текстов немецкой художественной литературы XIX–XX веков.

«Deutsche Literatur. Von Lessing bis Kafka». Исследование проводилось в два этапа.

На первом этапе в ходе работы с лексикографическими источниками было отобра-

но 24 СИ – антропонимы, которые могут быть классифицированы как ПСИ ввиду

их общеизвестности и сформировавшегося у них минимализированного представ-

ления о признаках исходного номинанта, которое кодифицировано в словарях.

Для этой цели были использованы лексикон «Eigennamen im deutschen Wortschatz»

[Köster 2003] и словарь Duden. Bedeutungswörterbuch [Duden 2002].

В

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

116

Затем была проведена работа с электронным корпусом немецких литератур-

ных художественных текстов XIX–XX векрв. В ходе этой работы были исследова-

ны частотность и особенности употребления отобранных ПСИ в художественных

текстах различных периодов.

Все отобранные для последующего исследования СИ – антропонимы были

разделены на две группы по характеру исходного ономастического объекта.

В первую группу были отнесены 4 ПСИ, первоначальными носителями которых

являются реальные исторические личности, упоминание о которых можно найти

в исторических справочниках, учебной литературе, энциклопедиях и т. п. Отде-

льные свойства этих реальных исторических личностей легли в основу понятий-

ности соответствующего ПСИ:

Casanova, Don Juan, Herostrat, Napoleon

Во вторую группу вошли имена ономастических объектов, существовавших

лишь в мифическом (мифологическом, литературном) контексте (20 ПСИ)

имена литературных персонажей (9 ПСИ): Blaubart/Blaubartskönig, Don

Quichotte, Dulzinea, Kaliban, Mephisto, Robinson Crusoe, Romeo, Sancho Pansa, Tarzan

имена богов, титанов и героев мифов (6 ПСИ): Adonis, Apollo, Faun, Furie,

Herkules, Megäre

имена библейских героев (2 ПСИ): Judas, Goliath

Анализ семантических параметров исследуемых ПСИ показал, что семантика

ПСИ мотивирована:

1) внешними признаками исходного номинанта:

Adonis, Apollo, Venus – внешнее совершенство и привлекательность носителя

имени;

Tarzan, Goliath, Herkules физическая сила, высокий рост, крепкое телосложе-

ние и выносливость носителя имени;

2) образом жизни, привычками:

Casanova, Don Juan – дамские угодники, герои-любовники, пользующиеся

особой популярностью среди женщин;

Robinson Crusoe – живущий в дали от цивилизации, одинокий, предоставлен-

ный сам себе человек;

3) характером, поведением:

Furie, Megäre – взбалмошная, сварливая, склочная женщина, также часто ис-

пользуется для обозначения ревнивой женщины;

Judas – предатель, коварный, исполненный злобы человек.

Используя в своем произведении ПСИ, автор апеллирует к первоначальному

носителю данного СИ, вызывая у читателей ассоциации с исходным номинантом.

Таким образом, можно утверждать, что использование ПСИ в художественных

текстах представляет собой обращение к культурным фоновым знаниям предста-

вителей отдельного лингвокультурного сообщества, отражает их национальные

стереотипы и национальные ценности.

В ходе работы с электронным корпусом художественных текстов был прове-

ден анализ частотности употребления отобранных ПСИ.

Результаты данного анализа отображены на следующей диаграмме:

117

ЛИНГВИСТИКА

Частотность употребления ПСИ в литературных

художественных текстах 19-20вв.

34 31

12 12 12 12 9 9 7 6

Furie

Herkules

Don J uan

Robinson

Sancho Pansa

Adonis

Apollo

Venus

Napoleon

Judas

На следующем этапе работы с корпусом художественных текстов были ис-

следованы случаи употребления отобранных ПСИ в литературных текстах XIX

и XX веков. Далее приведены примеры употребления наиболее частотных ПСИ.

Примеры употребления ПСИ в немецких литературных текстах XIX в.

ПСИ

Число

примеров

Пример употребления ПСИ в художественном тексте

Furie 34

«Dieses dritte Glas soll zum Andenken meiner unglücklichen Freundin

ungenossen verschäumen…«Sibylle! Furie!» rief Wilhelm aus, indem er

aufsprang und mit der Faust auf den Tisch schlug, «welch ein böser Geist

besitzt und treibt dich?» [Goethe: Wilhelm Meisters Lehrjahre, S. 783]

Herkules 31

«Er griff in die Brust und glaubte, durch den himmlischen Beistand stark

wie Herkules, die Schlangen erwürgt zu haben» [Meyer: Die Hochzeit des

Mönchs, S. 103]

Adonis 12

«In diesem verworrenen Treiben, wo die Teller tanzen und die Gläser

fliegen lernten, saßen mir gegenüber zwei Jünglinge, schön und blaß wie

Marmorbilder, der eine mehr dem Adonis, der andere mehr dem Apollo

ähnlich» [Heine: Reisebilder. Erster Teil, S. 80]

Примеры употребления ПСИ в немецких литературных текстах XX в.

ПСИ

Число

примеров

Пример употребления ПСИ в художественном тексте

Robinson

Crusoe

12

«Aufs Haar gleicht sie einem unglücklichen Hausvater, den die Fluten des

sonnabendlichen Scheuerns auf einen Stuhl am kalten Ofen geschwemmt

haben, wo er sitzt – ein neuer Robinson Crusoe – mit Kind, Hund» [Raabe:

Die Chronik der Sperlingsgasse, S. 165]

Venus 9

«Sieh jene weiße, die sich selig aufschlug

und dasteht in den großen öffnen Blättern

wie eine Venus aufrecht in der Muschel…»[Rilke: Neue Gedichte, S. 91]

Napoleon 5

«Ihr Lächeln sagt es, das ganz unmotiviert ist, da wir Ernst machen«,

sprach die Gräfin und kreuzte die Arme wie Napoleon»[Ebner-Eschenbach:

Der Kreisphysikus, S. 29]

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

118

Исследование частотности употребления ПСИ в литературных художествен-

ных текстах XIX–XX веков показало, что палитра общекультурных ПСИ, исполь-

зуемых в художественных текстах XIX века, значительно богаче палитры ПСИ

в текстах XX века. В художественных текстах XIX века представлены все из 25 ис-

следуемых ПСИ, тогда как в текстах первой половины XX века зафиксированы

случаи употребления лишь пять из исследуемых ПСИ. Данное обстоятельство

можно объяснить изменением когнитивных приоритетов и снижением степени

актуальности и когнитивной значимости классических общекультурных ПСИ.

В то же время литература XX и XXI веков все больше оперирует ПСИ, источником

которых является массовая культура (Rambo, Mickimaus и т. д.), прецедентность

которых еще не кодифицирована на лексикографическом уровне.

Библиографический список

1. Гудков, Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации / Д.Б. Гудков. –

М., 2003. – 288 с.

2. Красных, В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? / В.В. Краснов. –

М., 2003. – 376 с.

3. Der Große Duden. Bd. 4. Grammatik. – 1962. – 763 S.

4. Duden. Das Bedeutungswörterbuch. – 2002. – 1104 S.

5. Köster, R. Eigennamen im deutschen Wortschatz. Ein Lexikon / R. Köster. – Berlin :

New York, 2003. – 196 S.

УДК 811.112.2.09

ФЕНОМЕН «НЕМЕЦКОГО РУССКОГО ГОВОРА»:

К ПРОБЛЕМЕ ЯЗЫКОВОЙ ИНТЕГРАЦИИ

В СОВРЕМЕННОЙ ГЕРМАНИИ

М.А. Ефремова, Т.В. Гречушникова

В статье изложены социальные условия, определяющие характерные черты язы-

ковой интеграции различных групп иммигрантов в Германии. Рассмотрены возникаю-

щие социолекты, их особенности и перспективы существования, влияние на развитие

современного немецкого языка.

Ключевые слова: Германия, иммигрант, языковая интеграция, социолект, языко-

вая интерференция.

ля 15,1 млн людей, населяющих Германию сегодня, характерно миг-

рационное прошлое [1, с. 43]. Этнические немцы, в основном пе-

реселенцы из стран бывшего СССР (3 млн) [2], и представители му-

сульманской диаспоры (3,3 млн – 4% населения), в частности турки

(2,6 млн) [3, с. 53], образуют самые значительные группы иммигрантов. Активная

Д

119

ЛИНГВИСТИКА

политика переселения началась в 1988 году, пик пришелся на начало 1990-х годов.

С 2005 года u1087 по сей день показатель принятых этнических немцев не превышает

нескольких тысяч в год. Большая часть первых переселенцев владела немецким

языком плохо или не владела им вообще. В результате в 1996 году в процедуру

приема переселенцев были введены экзамены по немецкому языку [2]. Данная

мера была призвана сгладить языковую интеграцию иммигрантов, однако ряд

факторов предопределил формирование особой субкультуры и языка в их среде.

Причинами неполной языковой интеграции явились, во-первых, компактное

заселение переселенцев, во-вторых, их стремление к обособлению в пока еще «чу-

жой» стране. Наличие большого количества «земляков» позволило активно ис-

пользовать русский язык, но немецкие реалии и немецкий вокруг также не могли

не оказать влияние на язык иммигрантов. В результате формируется «немецко-

русский» социолект, по определению М. Максимова, «немецкий русский говор»

[4]. Для него характерна фонетическая, лексическая, семантическая и морфосин-

таксическая интерференция. Словообразование происходит по правилам русского

языка с использованием частей, заимствованных из немецкого лексем. Особенно

этому процессу подвержены глаголы: замельдоваться нем. sich anmelden – зарегис-

трироваться; митовать нем. mieten (die Wohnung) – снимать, арендовать квартиру;

безухать нем. besuchen – посещать. Устойчивые словосочетания часто полностью

калькируются: делать урлауб нем. Urlaub machen – проводить отпуск; поставить

антраг нем. Antrag stellen – подать заявление. Также встречаются прилагательные

и служебные слова, не имеющие аналога в русском языке, например, нем. doch,

oder so [4].

Важным явлением в «немецко-русском» социолекте становится заполнение

лакун, т. е. процесс раскрытия смысла некоторого понятия, принадлежащего

к чужой культуре. Например, «терми́н» нем. Termin, «монатскарте» нем. Monatskarte.

В русском языке эквивалент этим словам можно найти: Monatskarte – ме-

сячный проездной билет, Termin – встреча в назначенное время, но употребление

одного слова вместо нескольких гораздо удобнее. Важной функцией языка им-

мигрантов является также стилистическая: u1080 игра слов с целью создания коннота-

ций, понятных только носителю русского языка, например, слово «арбайтслёзы»

(от нем. «arbeitslos» безработный, правильное произношение [‘ар-байтс-лос]),

обозначающее пособие по безработице, указывает на небольшой размер этого

пособия такой, что «хоть плачь» [4].

Данный язык носит неофициальный характер, однако на территории Герма-

нии выходит ряд русскоязычных печатных изданий, в которых данный смешан-

ный язык используется. В 2008 году вышло второе издание «Толкового словаря

современного немецкого русского говора» М. Максимова [5], что также говорит

о приобретении социолектом определенного статуса. Со временем подобный

смешанный язык становится не средством плавной, постепенной интеграции,

а самоцелью, в том числе для создания комических проектов. Проект «Квеля»

представляет собой кардинальное смешение немецкого и русского, на этом язы-

ке сочиняются песни, ведутся интернет-дневники. Существуют разные мнения

по поводу происхождения названия этого проекта: от нем. Quelle – источник, либо

от нем. quälen – мучить [6].

Существование «немецко-русского» говора дает возможность говорить о не-

полной языковой интеграции переселенцев, однако данная группа иммигрантов

признана самой интегрированной в немецкое общество. Об этом свидетельству-

ет их высокий образовательный уровень (28% имеют полное среднее образова-

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

120

ние, только 3% не закончили школу) и большое количество браков с коренными

немцами (67%) [7]. Учитывая эти тенденции, можно ожидать скорого снижения

актуализации «немецко-русского говора».

Хуже всех интегрирована группа турецких иммигрантов. В настоящее время

в Германии живет уже третье поколение приехавших из-за нехватки рабочей силы

в середине 1950-х годов «гастарбайтеров». Интеграция первого поколения была

стихийной, неупорядоченной, у второго поколения она оказалась наиболее ус-

пешной. Однако третье поколение турецкой диаспоры представляет наибольшую

проблему для страны. Отсутствие мотива интегрироваться связывают в первую

очередь с религиозными различиями, радикализацией мышления, «желанием

вернуться к своим корням» [8].

В результате неполноценной языковой интеграции иммигрантов возникают

социальные диалекты, основанные на смешении грамматических и лексических

особенностей языка немецкого и языка исторической родины. Такое слияние не-

мецкого и турецкого языков получило название «Канак Шпрак» (Kanak Sprak).

Название происходит от пренебрежительного обозначения немцами гастарбайте-

ров, прежде всего турецкого и арабского происхождения, «Kanake» [9]. Данный

сленг уже не просто служит средством общения в районах локального расселе-

ния турецких иммигрантов, он выходит за рамки повседневной коммуникации,

получая распространение в современной литературе, музыке и кинематографе.

В 1995 году на этом социолекте выходит книга Ф. Займоглу «Kanak Sprak», вы-

ражающая мироощущение второго и третьего поколения иммигрантов в Европе

[9]. Речь отдельных героев в современном немецком кино «Knockin’ On Heaven’s

Door» (1997) и «Kanak Attack» (2000) будет непонятна носителям стандарта норма-

тивного немецкого из-за активного использования героями «Канак Шпрак».

В «мультиэтнических» районах, где немецкий язык тесно соприкасается

с языками иммигрантов, возник молодежный сленг «Киц» (Kiezdeutsch). Для него

характерны упрощения и некоторые новшества с грамматической точки зрения,

языковая изобретательность и креативность, а также активное употребление слов

из языков иммигрантов: wallah (араб./тур.: ей-богу!; видит бог!), abi (тур.: старший

брат, уважительное обращение к старшему по возрасту мужчине) [10].

Характер языковой интеграции иммигрантов определяется, прежде всего,

социальными условиями. Этнокультурная однородность, локальное расселение,

приверженность семейным традициям предопределили возникновение и актив-

ное развитие социолекта «Канак Шпрак». Молодежный язык мультиэтнических

районов «Киц» демонстрирует, с одной стороны, языковую интеграцию иммиг-

рантов, с другой, влияние языков их исторической родины на немецкий. «Немец-

ко-русский говор», обусловленный социальными и психологическими u1092 факторами

начального периода адаптации переселенцев, существует не только как необходи-

мое средство коммуникации и самоидентификации непохожих на коренных не-

мцев переселенцев из России, но уже и как область шуток, коннотаций, стилисти-

чески окрашенных высказываний. Однако желание быть включенным в немецкое

общество, стремление получить образование, браки с представителями коренного

населения способствуют скорейшей языковой интеграции. Это позволяет гово-

рить о временном характере данного социолекта. Ввиду актуальности проблемы

интеграции вообще, особенности и перспективы процесса языковой интеграции

представляют большой интерес для лингвистов, будь то статус социолекта, соци-

олект как признак самоидентификации и самопрезентации, как способ психоло-

гического взаимодействия с себе подобными и окружающими и др.

121

ЛИНГВИСТИКА

Библиографический список

1. Шайян, Ж. Германия: жить вместе / Ж. Шайян // Deutschland. – 2008. – № 5. –

С. 43–45.

2. Вайц, В. Переселенцы в Германии: от бегства в никуда к интеграции по-рус-

ски / В. Вайц. – 2010. – http://www.dw-world.de/dw/article/0,,5170754,00.html

(27.01.2010).

3. Баде, K.Й. Ислам в Германии / К.Й. Баде // Deutschland. – 2008. – № 5. –

С. 53–58.

4. Язык русских эмигрантов в Германии. – 2009. – /wiki/

Язык_русских_эмигрантов_в_Германии (25.11.2009).

5. Толковый словарь современного немецкого русского говора. – 2008. – http://

/ (22.11.2009).

6. Deutschrussisch. – 2009. – /wiki/Deutschrussisch

(27.11.2009).

7. Исследование: лучше всех в немецкое общество интегрированы выходцы

из бывшего СССР // Deutsche Welle. – 2009. – http://www.dw-world.de/dw/

article/0,,3974353,00.html (26.01.2010).

8. Погорельская, С.В. Мусульмане в Германии: Специфика интеграции / С.В. По-

горельская // Актуальные проблемы Европы. – 2008. – № 1. – С. 147–176.

9. Kanak Sprak – 24 Mißtöne vom Rande der Gesellschaft. – 2009. – http://de.wikipedia.

org/wiki/Kanak_Sprak_%E2%80%93_24_Mi%C3%9Ft%C3%B6ne_vom_Rande_

der_Gesellschaft (25.11.2009).

10. Brammertz, C. Kreativität und Innovation: die multiethnische Jugendsprache Kiezdeutsch.

2008. – http://www.goethe.de/ges/spa/siw/de3645403.htm (27.11.2009).

УДК 803.0

ИНФЕРЕНТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

МОДАЛЬНОГО ГЛАГОЛА MÜSSEN

Р.Д. Шакирова

В статье рассмотрена инферентивная функция модального глагола müssen. Ус-

тановлено, что, помимо маркирования эпистемической модальности, глагол müssen

обозначает в высказывании одновременно инферентивную информацию. Выделены

ситуации, в которых глагол müssen употребляется в инферентивном значении.

Ключевые слова: эвиденциальность, инференциальность, логическое умозаключе-

ние, логический вывод, модальный глагол müssen, реконструкция, перцептивная де-

ятельность, говорящий.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

126

тмечаемое в последние десятилетия повышение интереса лингвистов

к категории эвиденциальности можно, вероятно, связать с ее универ-

сальностью. Несмотря на то, что не все языки имеют специализиро-

ванные грамматические формы, главным образом морфологические

средства, базирующиеся на формах перфекта, для экспликации эвиденциальной

семантики, она обнаруживает себя в таких, казалось бы, далеких от этой катего-

рии языках, как немецкий язык. В настоящей работе анализируется инферентив-

ное значение немецкого модального глагола müssen, выбор которого в u1082 качестве

предмета исследования обусловлен его высокой частотностью.

В силу того, что инференциальность рассматривается как подтип эвиденци-

альной семантики, уточним в первую очередь само понятие эвиденциальности.

По утверждению Н.А. Козинцевой [Козинцева, 1994: 93], одной из первых в оте-

чественной лингвистике обративших серьезное внимание к категории эвиденци-

альности, семантику высказываний с эвиденциальным значением можно пред-

ставить как содержащую рамочную (EV) и пропозитивную части (Р): Г сообщает,

что [Х видел/полагает/узнал, что] Р, где Г – говорящий, Х – субъект модуса EV

(«хозяин» информации). Сама информация приобретается посредством: а) чувс-

твенного восприятия; б) логического умозаключения, в) сообщения. Согласно

В.А. Плунгяну [Плунгян, 2000: 321], в сфере эвиденциальности находятся зна-

чения эксплицитного указания на источник сведений говорящего относительно

сообщаемой им ситуации. Как видим, эвиденциальная семантика связана с экс-

плицитным обозначением источника информации говорящего, на базе которого

строится его высказывание.

Говоря о понятии инферентива, который в переводе с английского слова inference

означает «вывод, заключение», необходимо отметить относительное единоду-

шие лингвистов в его понимании. Будучи подтипом эвиденциальной семантики,

инференциальность соотносится с эксплицитным обозначением в высказывании

информации, полученной посредством логического умозаключения на основе

сенсорного наблюдения или жизненного опыта говорящего.

Хорошо известно, что не все языки обладают особыми грамматическими

формами для выражения инференциальности, как, впрочем, и эвиденциальности

в целом. Между тем языки, в которых отсутствуют такие средства, передают инфе-

ренциальную семантику совмещенно с другими, близкими и не очень близкими

значениями. Например, помимо обозначения в высказывании модальности до-

стоверности, немецкие модальные глаголы во вторичной функции эксплицируют

инференциальное значение.

Своеобразие глагола müssen заключается в том, что в противоположность дру-

гим маркерам инференциальной семантики, к которым, помимо модальных гла-

голов, мы причисляем также модальные слова, полумодальный глагол scheinen, он

уместен как в ситуации реконструкции события на основе наблюдения косвенных

данных, так и в ситуации логического умозаключения без опоры на перцептив-

ную деятельность.

О реконструкции ситуации можно говорить в том случае, когда событие вос-

станавливается говорящим по косвенным данным, которые можно созерцать

на протяжении определенного времени после того, как само событие уже про-

изошло. При этом говорящий, не будучи свидетелем восстанавливаемой ситуа-

ции, делает логический вывод о сообщаемом лишь благодаря восприятию «сле-

дов», которые остались на месте «происшествия». В следующем высказывании

посредством оптического наблюдения ситуации главный герой произведения

О

127

ЛИНГВИСТИКА

реконструирует картину случившегося, а именно: через окно в комнату влетел

дрозд: Ich trete in die Türöffnung, der Hund steht auf, ich halte ihn am Halsband.

Alles, was ich sehe, ist eine dicke Amsel, die unter dem Fenster sitzt, aufgeplustert zu

einem schwarzen Federball, aus dem vorne der orangefarbene Schnabel heraussticht.

Sie muss gegen das Fenster geflogen sein, obwohl das Glas kaum durchsichtig ist und

jede einzelne Scheibe die Topflappengröβe nicht übersteigt (J. Zeh «Adler und Engel»).

В другом примере ситуация восстанавливается на базе визуального восприятия

следов, появившихся от непотушенной сигареты: In den Lackmantel auf Höhe

der Seitentasche ist ein riesiges Loch geschmolzen… Sie steckt die Hände in die Taschen,

aus Verlegenheit. Die Rechte kommt durch das Loch gleich wieder zum Vorschein.

«Hast du geraucht?»…«Nein, gelesen», sagt Bertha. «Und geraucht, im Bett».

«Du muβt vor dem Einschlafen deine brennende Zigarette in die Tasche gesteckt haben»

(J. Kuckart «Die schöne Frau»).

Однако не всегда перцептивная деятельность сопутствует логическому

умозаключению говорящего. Без опоры на чувственное восприятие действи-

тельности говорящий делает логический вывод, исходя из своего жизненного

опыта. Так, в следующем примере говорящему предлагается работа. Этот факт

становится предпосылкой для логического вывода о том, что сосед слышал об

отсутствии у него работы: Ein paar Wochen danach rief mich Thomas Steuber an,

unser früherer Nachbar, und fragte, ob ich ihm einen Jahreswagen, einen 5er BMW, in

Gröbenzell bei München abholen könnte. Er bot mir zweihundertfünfzig Mark dafür,

plus Spesen, plus Fahrtkosten. Er muβte gehört haben, daβ ich arbeitslos war (I. Schulze

«Simple Stories»). В другом случае говорящий делает логический вывод о том, что

в доме должен быть главный выключатель на основе своего жизненного опыта,

другими словами, личного знакомства с такой ситуацией в прошлой жизни: Als

genug Holz neben dem Kamin lag, fragte Phil: «Funktioniert der überhaupt?» «Das

werden wir sehen. Laβt uns auf die Suche gehen, solange wir Licht haben. Habt ihr auch

gemerkt, dass die Schalter nicht gehen? Irgendwo muβ ein Hauptschalter sein, aber ich

habe ihn noch nicht gefunden…» (B. Schlink «Die Heimkehr»).

Касательно модального значения достоверности, отметим, что глагол müssen

обозначает одновременно высокую степень уверенности говорящего в вероятнос-

ти сообщаемого события.

Итак, модальный глагол müssen, наряду с маркированием эпистемической мо-

дальности, сигнализирует о том, что высказывание сформулировано на базе логи-

ческого умозаключения говорящего, посылками для вывода которого послужили

либо его перцептивная деятельность, либо его жизненный опыт.

Библиографический список

1. Козинцева, Н.А. Категория эвиденциальности (проблема типологического ана-

лиза) / Н.А. Козинцева // Вопросы языкознания. – 1994. – № 3. – С. 93.

2. Плунгян, В.А. Общая морфология: Введение в проблематику : учеб. пособие /

В.А. Плунгян. – М. : Эдиториал УРСС, 2000. – С. 322-324.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

128

УДК 811.112.2.09

КОНЦЕПТ «СКОРОСТЬ И ТЕМП»

В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КАРТИНЕ МИРА

ПИСАТЕЛЕЙ РАННЕГО НЕМЕЦКОГО ЭКСПРЕССИОНИЗМА

К.С. Опарина

Статья представляет собой исследование, выполненное в рамках когнитив-

ной лингвистики. В данной статье исследуется структура и своеобразие языко-

вой объективации концепта «скорость и темп» в малой прозе раннего немецкого

экспрессионизма.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика, концепт, лексико-семантическое

поле, художественная картина мира, немецкий экспрессионизм, малая проза.

начале ХХ века произошла смена научной парадигмы в сторону акцен-

тирования ее на антропоцентризме. Научный интерес обратился ко

всем сферам существования человека, в том числе и к его мышлению,

как одной из наиболее важных областей его ментальной деятельности.

Таким образом, развитие как отечественного, так и зарубежного языкознания ха-

рактеризуется бурным развитием когнитивной лингвистики.

Мышление выражается не только в языке, но в первую очередь в нем. Сле-

довательно, получить доступ к механизмам мышления наиболее возможно через

изучение отражения его в языке.

В последнее время в когнитивной лингвистике наблюдается повышенный

интерес к художественной картине мира. Актуальность данного понятия объяс-

няется тем, что изучение художественной картины мира позволяет с наибольшей

полнотой исследовать закономерности функционирования внутреннего мира

художественного произведения как отражения национальной и индивидуально-

авторской концептосферы, а следовательно, максимально всесторонне проана-

лизировать функционирование сознания определенной языковой личности, что

является первоочередной задачей когнитивной лингвистики.

Носителем художественной картины мира выступает творческая языковая

личность, создающая текст художественной литературы. Картина или образ мира

любого носителя языка включает в себя его языковую картину мира. Неотъем-

лемой и важной частью языковой картины мира, в свою очередь, является худо-

жественная картина мира индивида, которая кодируется в сознании с помощью

концептов.

Немецкий экспрессионизм в литературе, чьи временные рамки пришлись на пе-

риод с 1910 по 1925 год, до сих пор открывает исследователям широкие перспективы

в сфере уникального языка основных категорий эстетики экспрессионизма. В дан-

ном исследовании нас в первую очередь интересуют понятие витализма, связанное

c ним выдвижение экспрессионистами на первый план категории движения с высо-

кой скоростью и высокий темп жизни как единственная возможность существования

человека. Особенно перспективным в этом плане является этап раннего немецкого

экспрессионизма, завершившийся с началом Первой мировой войны.

Писатели, создававшие свои произведения в этот период, вынуждены были

творить в условиях ожидания катастрофы, грозящей уничтожить их привычный

В

129

ЛИНГВИСТИКА

мир, что и произошло на самом деле. Это заставляло писателей-экспрессио-

ни-стов спешить изо всех сил в их стремлении выразить свои идеи и донести их

до сознания общества особым языковым u1082 кодом. Жажда перемен пронизывает

все творчество представителей раннего немецкого экспрессионизма. Так, Г. Гейм

записал в дневнике в 1910 году: «Geschähe doch einmal etwas. Würden einmal wieder

Barrikaden gebaut. Ich wäre der erste, der sich darauf stellte, ich wollte noch mit

der Kugel im Herzen den Rausch der Begeisterung spüre» [7].

Известный исследователь австрийского и немецкого экспрессионизма

Н.В. Пестова констатирует в своей монографии «Случайный гость из готики»:

«В социальном поведении экспрессионистского поколения манифестируются

то же радикальное отрицание существующих общественных форм, тот же воинс-

твенный индивидуализм, та же приверженность к эпатажности и провокации,

шокированию публики, которые составили мировоззренческую этическую и эс-

тетическую доминанту всех параллельных и последующих национальных и ин-

тернациональных авангардных движений» [2, c. 60].

Натурализм и его язык, по мнению представителей зарождающегося экспрес-

сионизма, изжили себя не только как направление в искусстве, но и как своего

рода онтологическая парадигма, на основные категории которой опирались мно-

гие предыдущие поколения европейцев и, в частности, немцы и австрийцы.

Один из важнейших представителей раннего немецкого экспрессионизма

К. Эдшмид писал в своем труде «Über den dichterischen Expressionismus»: «Die Welt

<...> im letzten Zucken, im eigentlichsten Kern aufzusuchen und neu zu schaffen, das

ist die größte Aufgabe der Kunst». «Ein «neues Weltbild» mußte geschaffen werden, das

nicht mehr teil hatte an jenem nur erfahrungsgemäß zu erfassenden der Naturalisten,

nicht mehr teil hatte an jenem zerstückelten Raum, den die Impression gab, das vielmehr

»einfach« sein mußte, eigentlich, und darum schön» [5, S. 59]. Экспрессионисты

призывали не просто к отказу от некоторых художественных категорий эстети-

ки натурализма, а к созданию принципиально новой картины мира, что должно

было повлечь за собой кардинальные изменения в искусстве, в первую очередь

в литературе и в художественном языке.

Как уже было упомянуто выше, в данной статье анализируется структура

и способы речевой объективации концепта «скорость и темп». Анализ прово-

дится на материале трех рассказов Г. Гейма и К. Эдшмида «Йонатан», «Корабль»,

и «Смертельный май».

Как было выяснено в ходе исследования, данный концепт по структуре пред-

ставляет собой сегментный концепт (классификация И.А. Стернина). u1044 Данный

концепт включает в себя ядро, содержащее базовый образ и окруженное несколь-

кими сегментами, равноправными по степени абстракции.

Представляется весьма эффективным анализировать репрезентанты концепта

с помощью полевого подхода.

Первоначально понятие поля восходит к трудам В. Гумбольдта и Г. Остгофа.

В дальнейшем, полевый подход разрабатывался такими известными лингвиста-

ми, как Л. Вейсгербер, Й. Трир, Г. Ибсен, В. Порциг, А. Йоллес, Ф. Дорнзейф,

Г.С. Щур, А.А. Уфимцева и др.

Полевый подход к изучению лексики предполагает выделение ядра, к которо-

му относятся лексемы, наиболее соответствующие выполнению функций поля,

и периферии.

Ядро данного концепта содержит в себе концептуальный признак «ме-

ханическое движение, перемещение в пространстве с высокой скоростью»

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

130

и репрезентируется лексическими единицами, семантика которых содержит

в себе сему «движение с высокой скоростью», в основном, глаголами. В общей

сложности в тексте трех исследуемых рассказов было обнаружен 191 глагол

с семантикой движения.

Глаголы с семантикой движения составляют ядро ЛСП «скорость и темп», что

показал количественный анализ текста рассказа. Данные глаголы были подраз-

делены нами на основе семантического анализа их словарных дефиниций на три

микрополя. В качестве интегрального семантического признака здесь выступает

сема «интенсивность движения».

1. Микрополе «движение с высокой скоростью»:

springen, herausspringen, aufspringen, (hinaus)laufen, zusammenlaufen, hinüberwerfen,

entgegenwerfen, werfen, sich herumwerfen, schleudern, rennen, (herum), rasen, schütteln,

zittern, auffahren, sich zusammenziehen, jagen, greifen, sich losreißen, herausreißen.

2. Микрополе «движение с умеренной скоростью»:

bewegen, sich bewegen, bewegt (sein), In Bewegung kommen, blähen, defilieren, dehnen,

gehen, fortgehen, dahingehen, hinübergehen, hinausgehen, herauspressen, sich heben,

(hinein)schwanken, schwanken, umdrehen, verdrehen, verschwinden, vorbeiziehen, sich

zusammenziehen zurücksinken, schwingen, schweben, kreisen, sich legen, fahren, kommen,

hereinkommen, herunterkommen, sich drehen, sich herumdrehen, sich umdrehen, sich umdrehen,

sich aufheben, kriechen, heraufkriechen, herunterkriechen, heruntersteigen, ziehen,

heraufziehen, winken, sich schleppen, voranfliegen, ausstrecken, tanzen, schlingern,

schaukeln, heraustragen, verschwinden, sich herumtreiben, kreisen, sich heben, legen.

3. Микрополе «отсутствие скорости»:

liegen, ruhen.

Причисляя глаголы с семантикой движения к центру ЛСП «скорость и темп»,

мы опирались на утверждение В.В. Виноградова, что глагол является наибо-

лее сложной и всеобъемлющей семантической и грамматической категорией

[1, c. 422].

Любой вид движения, в нашем случае это движение с различной скоростью,

наиболее полно может быть выражено глаголом.

Манифестированное во всех программных произведениях экспрессионистов

(К. Пинтус, Ф. Верфель) утверждение о том, что неподвижность – есть смерть,

сначала духовная, затем физическая, выразилось в жизненной концепции глав-

ного героя рассказа «Смертельный май» [6, с. 192].

Главный герой не в состоянии двигаться спокойно и равномерно. Его убеж-

денность в том, что жизнь есть ничто иное, как вечное движение с высокой ско-

ростью, переносится из виртуальной сферы в реальную жизнь. Главный герой,

офицер, находящийся из-за ранения в госпитале, одержим идеей, что он не может

остановиться ни на секунду, иначе ему угрожает смерть. Именно поэтому, всего

его перемещения в пространстве быстры, нервозны и хаотичны: «Der Maler sprang

heraus mit zwei geschossenen Lapins und die Augen voll Träumerei von Frauen, mit denen

ihn die Einsamkeit der Heide überfallen hatte» [DtM, S. 94].

То же самое мы наблюдаем и в рассказе Г. Гейма «Йонатан». Главный герой

из-за перелома обеих ног находится в больнице в практически неподвижном со-

стоянии. Однако больше, чем неподвижность, его мучает страх одиночества, за-

брошенности и грозящей смерти, что для Г. Хайма является одной из основопола-

гающих категорий его эстетики как важнейшего представителя экспрессионизма.

Конечно же, Йонатан не может встать с кровати, он вообще едва ли в состоянии

двигаться физически. Однако читатель вместе с главным героем словно погру-

жается в атмосферу постоянного движения. Это движение является совершенно

131

ЛИНГВИСТИКА

особенным. Оно не является целеустремленным движением к какой-либо цели,

а скорее напоминает бесконечное падение в никуда, в смерть: «Er hielt den Atem

vor Schmerzen an, er sog ihn in sich hinein. Und dann, dann brüllte er aus voller Kehle ein

furchtbares Uuuu Aaaa. Wie der Tod über dem Haus raste» [J. S. 18].

К периферии данного концепта были отнесены следующие сегменты:

1) «физиологические/медицинские характеристики: конвульсивные движе-

ния, судороги, быстрый обмен веществ, быстрый ток крови в организме».

Так, герой К. Эдшмида ищет лишь выражения самого себя, воспринимая свое

существование как нечто доведенное до экстаза, до предела собственного бытия.

Он находит возможность самореализации в мире приключений, демонстрации

силы, «в мире сильных мужчин, которые подчиняются своему демону» [3. S. 27],

которые готовы, превозмогая боль и смерть, вознестись на вершину эмоций: «Er

füllte sich von heißester Erregung in starre Kälte geschleudert und dann von neuem beißender

Hitze entgegengeworfen. In seiner Brust wütete ein Orchester, Orgeln brannten

auf und in langen, grausamen Voluten hoben sich die Bläser zu einem furchtbaren Stoß»

[DtM S. 92];

2) «образ танцующей женщины/молодой девушки как источника живитель-

ной силы».

Особенно интересными для дальнейшего понимания текста являются от-

рывки, где природа представляется в виде женских образов. Образ женщины или

девушки символизирует плодородие, живительную силу природы, начало но-

вой жизни, но эта жизнь не может находиться в статичном состоянии, поэтому

все «составляющие жизни» обладают высокой скоростью.

К. Эдшмид четырежды употребляет лексическую единицу «танцевать». Опи-

раясь на дефиницию данного глагола в словаре Duden, можно утверждать, что на-

личие «tanzen» придает следующему отрывку определенную гармонию: «Sie (die

Mädchen) trugen kleine Tuniken, die wie nichts waren und tanzten auf dieser schrägen

Ebene uns gegenüber zwischen den Bäumen, tanzten mit Hüften, fließend, wie die glatten

Sprünge der Leoparden, Beinen… stumm vor Berauschtheit, und Armen, die sie im wilden

Entsetzen der Schönheit in den Mond hinein schwangen» [DtM S. 99];

3) «образ движущейся, приближающейся к главному герою женщины как

надвигающаяся неумолимая смерть».

В тексте рассказов Г. Гейма этот сегмент концепта представлен двумя практи-

чески исключающими друг друга образами: медсестра (медицинский работник, чье

призвание бороться с болезнями) и чума, изображенная в виде пожилой женщины.

В больнице, где лежит маленький Йонатан, смерть – это привычная вещь. В одном

эпизоде медсестра строго отчитывает Йонатана за то, что он лишний раз побеспокоил

ее своим звонком. Если у него болят ноги, она ничего не может сделать, ему не оста-

ется ничего другого, как покорно терпеть боль: «Dann könnte sie jede Stunde tausendmal

rennen», sagte sie, und sie schlug die Türe hinter sich zu» [J. S. 19].

Лишь в том случае, если больной лежит при смерти, медперсонал делает над

собой усилие и ускоряет темп своего движения: «Alle Krankenschwestern rannten mit

ihren klappernden weißen Schürzen in den Sälen herum, große Morphiumspritzen, Opiumdosen

schwingend, wie die Ministranten eines seltsamen Gottesdienstes». «Alle Ärzte waren

auf den Beinen, alle liefen hin und her zwischen den Betten, in denen die roten geschwollenen

Köpfe der Kranken staken wie große Rüben in einem herbstlichen Acker» [J. S. 19].

В рассказе «Корабль» читатель напрямую сталкивается мистикой чума пре-

следует команду корабля и убивает всех своим смертоносным дыханием: «Eine alte

Frau in einem schwarzen altmodischen Kleid, lange weiße Locken fielen ihr zu beiden Seiten

in das blasse alte Gesicht. …Ihr schwarzer Reifrock knitterte, und sie kam auf ihn zu.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

132

Герой пытается убежать от нее, несмотря на подгибающиеся от страха ноги. Здесь

его движения хаотичны, быстры и представлены как последний рывок в попытке

спастись от гибели: «In einer letzten Verzweiflung richtete er sich mit Händen und Füßen

auf. Sein Herz schlug nicht mehr. Er fiel wieder hin».

Однако его попытки были тщетными, смерть одолела его, и он погиб, пог-

рузившись в вечную неподвижность: «Er wich zurück, griff mit den Händen in die

Luft, wollte sich irgendwo festhalten, überschlug sich und stürzte krachend auf das Deck,

mit dem Kopf zuerst auf eine eiserne Planke. Und da blieb er liegen mit zerschmettertem

Schädel».

Анализ рассказов двух представителей малой прозы раннего экспрессионизма

позволил нам убедиться в том, что категория движения с высокой скоростью как

единственно возможный способ существования человека является одной из ос-

новных в эстетике экспрессионизма.

Библиографический список

1. Виноградов, В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове / В.В. Виногра-

дов. – М.–Л. : Высш. шк, 1947. – 93 с.

2. Пестова, Н.В. «Случайный гость из готики»: русский, австрийский и немецкий

экспрессионизм / Н.В. Пестова. – Екатеринбург : ИРА УТК, 2009. – 297 с.

3. Стернин, И.А. Методология когнитивных исследований / И.А. Стернин. – Во-

ронеж : Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2001. – 182 с.

4. Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения / 1984 / под ред.

Д.Д. Благого [и др.]. – Л. : Наука, 1986. – 260 с.

5. Щур, Г.С. Теории поля в лингвистике / Г.С. Щур. – М. : Наука, 1974. – 253 с.

6. Martens, G. Vitalismus und Expressionismus. Ein Beitrag zur Genese und Deutung

expressionistischer Stilstrukturen und Motive / G. Martens. – Stuttgart :

Verlag J.B. Metzler Stuttgart-Weimar, 1971.

7. Pinthus, K. Menschheitsdämmerung. Symphonie jüngster Dichtung / K. Pinthus. –

Berlin : Rowohlt, 1920. – 67 S.

8. Lektüre zum Expressionismus. http://www.hausarbeiten.de/suchmaschine?searchstrin

g=expressionismus+in+der+Literatur&field=data

Источники и словари

1. Edschmid, K. Der tödliche Mai/K. Edschmid / K. Edschmid // Die deutsche Literatur

in Text und Darstellung. Expresionismus und Dadaismus. Herausgeg. von Otto F.

Best und Hans-Jürgen Schmidt. Band 14. Stuttgart, Phillipp Reclam jun. Stuttgart,

1992. – 336 S. [DtM]

2. Heym, G. Das Schiff / G. Heym. – http://www.di-lemmata.de/lib/index.php.

3. Heym, G. Jonathan / G. Heym. – http://www.di-lemmata.de/lib/index.php.

4. Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. – М. :

Просвещение. 1990. – 1024 c.

5. Autorenlexikon deutschsprachiger Literatur des 20. Jahrhunderts. Herausgeg. von

Manfred Brauneck unter Mitarbeit von Wolfgang Beck. Hamburg, Rowohlt Taschenbuch

Verlag, 1995. – 825 S.

6. Duden. Deutsches Universalwörterbuch. Dudenverlag. Mannheim – Leipzig –

Wien – Zürich, 2006. – 2016 S.

133

ЛИНГВИСТИКА

УДК 81’33

СИНЕРГЕТИКА – НАУЧНОЕ КРЕДО ФИЗИКА ГЕРМАНА

ХАКЕНА И ЛИНГВИСТА РАЙМОНДА ПИОТРОВСКОГО

Ю.И. Горбунов

Cтатья посвящается основным понятиям синергетики немецкого физика Герма-

на Хакена, а также тенденциям развития лингвистической синергетики как новой

научной парадигмы в трудах российского лингвиста Раймонда Пиотровского.

Ключевые слова: синергетика, лингвистическая синергетика, бифуркации, дис-

сипативная структура, флуктуации, диахронический скачок, языковая интерферен-

ция, имперские языки, туземные языки, пиджины, креольские языки, лингвистичес-

кий автомат, энтропия.

торая половина ХХ века знаменуется в научных исследованиях все воз-

растающим интересом к неравновесной динамике и самоорганизации

сложных систем различной природы. Формируется новая парадигма,

общая для многочисленных научных направлений в силу своей меж-

дисциплинарной природы. Эта новая парадигма – синергетика – зарождается

в трудах немецкого физика-теоретика Германа Хакена (Hermann Haken) [1–5]

и постепенно охватывает различные отрасли современной науки – от естествен-

ных наук до социальных и гуманитарных, включая лингвистику [6].

Герман Хакен родился 12 июля 1927 года в Германии. С 1946 по 1948 год он

изучал физику и математику в университете Галле, затем – в университете Эрлан-

гена (1948–1950). Получив степени доктора философии и доктора естественных

наук, Герман Хакен с 1960 года занимает должность профессора теоретической

физики в университете Штутгарта. До ноября 1997 года он был директором Ин-

ститута теоретической физики и синергетики университета Штутгарта. С дека-

бря 1997 года – почетный профессор и директор Центра синергетики в этом же

институте, а также ведет исследования в Центре по изучению сложных систем

в университете Флориды (Бока Рэтон, США).

Герман Хакен является издателем шпрингеровской серии книг по синергети-

ке, в рамках которой к настящему времени опубликовано уже 69 томов. Герман

Хакен – автор более 300 научных работ, среди которых наиболее известны:

Синергетика : пер с англ. – М. : Мир, 1980. – 406 с.

Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся систе-

мах и устройствах : пер. с англ. – М. : Мир, 1985. – 424 с.

Лазерная светодинамика : пер. с англ. – М. : Мир, 1988. – 350 с.

В 1969 году Герман Хакен впервые ввел в своих лекциях в университете Штут-

гарта термин «синергетика», который обозначает новое направление междисцип-

линарных исследований в науке. Исконное значение греческого слова «синерге-

тика» указывает на «общую или совмещенную энергию что-то сделать». Избирая

данный термин, Герман Хакен исходил из того факта, что исследуемые в науке те

или иные системы имеют способность к самоорганизации и тем самым порож-

дают новые структуры. Предложив термин «синергетика», Герман Хакен добавил

еще одно пояснение: «учение о взаимодействии», тем самым очертив общую на-

правленность этого исследовательского течения, суть которого состоит в исследо-

В

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

134

вании общих закономерностей систем, состоящих из отдельных частей. При этом

для более глубокого понимания общих закономерностей Герман Хакен предло-

жил такие понятия, как «параметры порядка», «принцип подчинения» и т. д.

В дальнейшем им были открыты иные очень важные закономерности подоб-

ного рода, например, в теории детерминированного хаоса и в ходе исследования

фракталов. Все эти новые результаты, несомненно, подпадают под термин «си-

нергетика», ибо с самого начала этот термин понимался им как некая направлен-

ность исследования, а не как конечный результат.

Сущность синергетики, по мнению Германа Хакена, состоит в следующих

положениях.

1. Исследуемые системы состоят из нескольких или многих одинаковых или

разнородных частей, которые находятся во взаимодействии друг с другом.

2. Эти системы являются нелинейными.

3. При рассмотрении физических, химических и биологических систем речь

идет об открытых u1089 системах, далеких от теплового равновесия.

4. Эти системы подвержены внутренним и внешним колебаниям.

5. Системы могут стать нестабильными.

6. Происходят качественные изменения.

7. В этих системах обнаруживаются эмерджентные новые качества.

8. Возникают пространственные, временные, пространственно-временные

или функциональные структуры.

9. Структуры могут быть упорядоченными или хаотическими.

10. Во многих случаях возможна математизация [7, с. 354].

Синергетика Германа Хакена послужила мощным толчком для дальнейше-

го распространения ее идей в широкой сфере научных исследований социальных

и гуманитарных наук. В России пальма первенства в применении идей синергетики

в области лингвистических исследований принадлежит профессору Раймонду Пи-

отровскому (1922–2009). Заслуженный деятель науки РФ, доктор филологических

наук, академик Международной Академии информатизации, Гуманитарной Ака-

демии России, заграничный член Польской Академии наук и искусств, Академии

кибернетики «Одоблежа» (Швейцария, Италия, Румыния) профессор Раймонд Пи-

отровский в течение более 50 лет возглавлял международную группу «Статистика

речи», которая объединяет ученых не только России, но и стран ближнего и дальне-

го зарубежья, где работают его многочисленные соратники и ученики.

Раймонд Пиотровский – автор 25 монографий, посвященных проблемам

языкознания и информатики, среди которых наиболее значительными являются:

Текст, машина, человек. – Л. : Наука, 1975. – 328 с.;

Introduction of Elements of Mathematics to Linguistics. – Bochum : Brockmeyer,

1990;

Лингвистический автомат (в исследовании и непрерывном образова-

нии. – СПб. : РГПУ им. А.И. Герцена, 1999 [8–10].

В 2006 году в издательстве филологического факультета Санкт-Петербургско-

го университета вышла в свет монография Раймонда Пиотровского «Лингвис-

тическая синергетика: исходные положения, первые результаты, перспективы»,

в которой рассматриваются теоретические положения синергетики применитель-

но к статике и динамике языка и индивидуальной речемыслительной деятельнос-

ти человека (РМД), обсуждаются вопросы компьютерного моделирования u1101 этих

синергетических механизмов и их включение в современные системы автомати-

ческой переработки устного и письменного текстов.

135

ЛИНГВИСТИКА

Используя богатый опыт исследователей международной группы «Статисти-

ка речи», которая на протяжении нескольких десятилетий успешно занималась

построением реально работающих систем по автоматической переработке текста

(машинный перевод, автоматическое аннотирование текста и его статистический

анализ), а также широко используя другие данные современной прикладной и те-

оретической лингвистики, Раймонд Пиотровский ищет следы синергетики:

1) в структурно-типологическом сопоставлении различных языков;

2) скачкообразном изменении структуры языка, который проявляется в ходе

его исторического развития и часто совпадает с периодами интенсивной межъ-

языковой интерференции;

3) преобразовании «мягких» (хаотических) состояний пиджинов в более

«жесткие» системы креольских языков;

4) сравнении энтропийных характеристик текстов разной тематики, стиле-

вой принадлежности и патологичности;

5) изменении в уровне усвоения родного языка ребенком, а также иностран-

ного языка учащимися средних и высших учебных заведений;

6) построении и реализации алгоритмов автоматической переработ-

ки текста (АПТ), в частности при машинном переводе (МП) и аннотировании

текстов [11, с. 14].

В концепции лингвистической синергетики Раймонда Пиотровского подроб-

но излагаются основные понятия синергетики, к которым относятся:

развивающаяся система S, которая может находиться в состоянии устой-

чивости или оказываться в неустойчивом состоянии,

флуктуации fh, то есть внешние воздействия на систему,

управляющие параметры системы, среди которых один (Q), или малая

группа параметров (Q1, Q2, .., Qh) может подчинять другие параметры qi, qj, qk (эти

последние именуются параметрами порядка).

Оперируя только что введёнными понятиями, можно определить возможнос-

ти развития некоторой сложной системы. Если такая, развивающаяся во времени,

система вышла из состояния устойчивого равновесия u1080 и оказалась в неравновес-

ном (хаотическом) состоянии вблизи точки X, то она может в дальнейшем либо

разрушиться, либо скачкообразно изменить свое состояние и преобразоваться,

идя разными путями, в другую систему (S1, S2, .., Sh) (рис 1).

Затухание или нарастание внешних воздействий не зависит от самой системы,

но определяется эффективностью связи посторонних флуктуирующих областей

с внешним миром. Поэтому предсказать судьбу системы, оказавшейся в крити-

ческой точке Х, невозможно. Случайность (джокер) может подтолкнуть её как

на разрушение, так и на новый путь развития. В последнем случае внутри хаоса

возникает новый системный порядок (так называемая диссипативная структура)

с новой самоупорядоченностью и новым механизмом самоорганизации. Причем,

при наличии нескольких Q- или q-параметров самоорганизация может пойти

по разным путям [12, с. 6–7].

Основные понятия синергетики соотносятся в теории Раймонда Пиотровско-

го с основными парадоксами речемыслительной деятельности (РМД), или дихо-

томическими антиномиями, среди которых:

1) антиномия системы языка – системы речи и построения конкретного

текста;

2) антиномия языка коллектива и идиолекта, то есть РМД конкретного

человека;

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

136

3) антиномия языка в целом и его разновидностей и стилей;

4) антиномия коллективной или индивидуальной РМД в норме и пато-

логии;

5) антиномия синхронии и диахронии;

6) антиномия между применением языка носителями и его освоением

и использованием иноязычниками [11, с. 12–13].

������������������������������. ������������, ������ �������������� �������������������� Q- ������ q-��������������������

������������������������������ ���������� ���������� ���� ������������ ���������� [12, ��. 6–7].

���������������� �������������� ���������������������� ���������������������� �� ������������ ���������������� ��������������-

���������� �� ������������������ ���������������������� �������������������������������� ������������������u56256 .����� (������), ������

������������������������������ ����������������������, ���������� ��������������:

1) ������������������ �������������� ���������� – �������������� �������� �� �������������������� ������������������-

���� ������������;

S(Q)

S1(Q1)

S2(Q2)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (2)

    Документ
    В журнале «Вестник гуманитарного института ТГУ» публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии, философии, психологии, социологии, журналистике.
  2. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (1)

    Документ
    Ю. Прокофьева РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: А.И. Акопов (научный редактор); Т.Н. Андреюшкина (заместитель главного редактора); М.А. Венгранович (литературный редактор); Ю.
  3. Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Войны священные страницы навеки в памяти людской: материалы VI респ. науч.-практ. конференции, посвящ. Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.
  4. Редакционная коллегия (3)

    Документ
    В конце декабря вдруг грянула весна. Сначала пошёл дождь, потом с обрушившегося, как крыша, неба хлынул ливень. А потом из-за небесных обломков выглянуло тёплое-тёплое солнце.
  5. Редакционная коллегия: завьялов е. А (2)

    Документ
    Настоящее издание – второй том Книги Памяти жертв политических репрессий Владимирской области “Боль и память”. Как известно, первый том вышел из печати в 2001 году и вместил официальные документы и материалы, послужившие основанием

Другие похожие документы..