Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
1. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие между федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти су...полностью>>
'Учебное пособие'
Рецензент: канд. техн. наук, доцент Кемеровского института коммерции Московского государственного университета коммерции В.М. Киселев, начальник отде...полностью>>
'Документ'
Загартовування - це система тренування, спрямована на пристосування організму до добових, сезонних, "періодичних або раптових змін температури, о...полностью>>
'Лекция'
Под технологией программирования понимается совокупность обобщенных и систематизированных знаний, или наука, об оптимальных способах (приемах и проце...полностью>>

Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (3)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

������

���������������������������� ��������

������

���������������������������� �������� ����

���������������������������� ��������

����������������������������

����������

������������������

������������������

���������� ��

����������

���������� ��

��������������

���������� ��

����������

���������� ��

��������������

������. 1. ���������������� ���������������������������� ����������

�� ��������Рис. 1��. ��И��ер��а��р��х��и��я ��си��н��т��а��кс��ич��е��ск��и��х (п��ол��ей�� )

в общесинтаксическом поле (ОСП)

Теория поля предполагает, кроме выделения элементов, составляющих его

структуру, установление связей между этими элементами и объяснение их взаим-

ных переходов. В теории синтаксических полей связи объясняются чаще всего на

основе синтаксической синонимии – понятия, основанного на семантической

общности разноструктурных конструкций. Однако синонимия не охватывает

всех случаев связи между синтаксическими единицами. Синонимия не объясняет,

например, связь ЭП в составе сложного предложения, не объясняет осложнения

предложения полупредикативными конструкциями. Кроме того, понятие сино-

нимии имеет констатирующий (и в этом смысле статичный) характер. Понятие

же связи обнаруживается в динамике языкового развития.

Динамический подход, позволяющий увидеть «прорастание» [ср. Köller 1983:

21] новых смыслов в рамках ОСП, может быть осуществлен введением в описание

понятия семантико-синтаксического процесса. Эти процессы придают синтакси-

ческому знаку экспрессивный характер, позволяют объяснить функционирова-

ние языковых единиц в условиях разных контекстов и их подвижность в составе

соответствующих микрополей и ОСП в целом. Мы относим к таким процессам

метафоризацию, метонимизацию, перемещение, импликацию, повторение, рас-

членение, включение. Каждый из них ведет к усложнению смысла высказывания

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

74

в целом, поэтому их можно объединить в понятии «метасимволизация» [ср. Кост-

рова 2004: 23]. Покажем на примерах, как возникает связь и подвижность синтак-

сических единиц в результате действия этих процессов.

Рассмотрим пример, содержащий три ЭП в составе сложного комплекса, ко-

торый входит в состав микрополя продолженных синтаксических форм:

(1) Gefordert sind «Genie» und «Herz», (2) zwei Attribute, (3) die fortan zum Wahrzeichen

wahrer Poesie wеrden [Rüdiger Safranski: 40].

Каждое ЭП этого комплекса может быть отнесено к базисному микропо-

лю ОСП – микрополю ЭП, что проявляет связь этого микрополя и микрополя

ПСФ.

Первое ЭП не может быть отнесено к центру своего микрополя, поскольку

выдвижение на первое место причастия в функции предикатива делает высказы-

вание экспрессивным, вследствие чего оно перемещается на периферию микро-

поля. Возникающую экспрессию можно рассматривать как смысловое усложне-

ние, привносящее в высказывание некоторую имплицитную оценку, что сближает

данное ЭП с осложненным предложением, образующим центр другого микропо-

ля. Переход к стилистике иллюстрирует рис. 2.

��������������������:

��������������������������

�������������� ��������

������

����: SubjCopPräd

������

����:PrädCopSubj

������. 2. �������������� �� ��������������������

sind «Genie» und «Herz», (2) zwei Attribute, (3) die fortan zum

Poesie w��rden [Rüdiger Safranski: 40].

�� ������������������ ���������� �������� ���������������� �� ������������������ ��������������-

�� ����, ������ ������������������ ���������� ���������� ������������������ �� ������������������

�������� �������� ��u56256 .������������� �� ������������ ������������ ������������������, ��������������-

�������� ���������� ������������������ �� �������������� ���������������������� ������������ ����-

��������, �������������������� �������� ������ ������������������������ ���� ������������������

�������� �������������������� ���������� �������������������������� ������ ������������������

�������� �� ������������������������ ������������������ ���������������������� ������������,

���� �� ���������������������� ������������������������, �������������������� ����������

������������ �� ��������������������

�������������������������� ������

�������� ����������������

���������������� ����������������

������ ����������������������

pro toto). ������ ��������

������ ������������������. ��

�������������� ����������������������

������ ������������������.

������������ ��������������������, ������������������ �������������� ���������������� ������������-

�� �� �������������� ��������������������, ������ �� �� �������������� ������ �� ����������.

Рис. 2. Переход к стилистике

Второе ЭП мы рассматриваем как результат действия процесса метонимиза-

ции, следствием которого явилось употребление сокращенной конструкции (ср.

pars pro toto). Оно тоже относится к периферии микрополя. И только третье, сти-

листически нейтральное ЭП можно отнести к ядру микрополя.

Рассмотренный пример показывает, насколько сложным является взаимо-

действие элементов как в составе микрополей, так и в составе ОСП в целом.

Таким образом, введение понятия ОСП позволяет представить общую ие-

рархическую модель синтаксиса, охватывающую синтаксические единицы и их

взаимные связи. Модель выявляет универсальность элементарного предложе-

ния как единицы синтаксиса, поскольку к нему сводятся другие синтаксичес-

кие единицы (словосочетания, сложные предложения и цепочки предложений).

Построение модели ОСП выявляет его специфическое свойство, которое состо-

ит в проницаемости уровней: его центральная единица (ЭП) имеет выход как

75

ЛИНГВИСТИКА

в более высокий уровень организации языковых единиц (текст), так и на более

низкий уровень (лексику).

Выявление и по возможности полное описание варьирования ЭП и ОСП не-

обходимо для создания системной эмпирической грамматики любого языка. Осо-

бенно полезно такое описание для грамматики иностранного языка, поскольку

в языковом сознании пользователей такой грамматики присутствует ОСП

родного языка, которое, несомненно, отличается от такового в изучаемом

иностранном языке

Библиографический список

1. Абрамов, Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка. Сопоставительная

типология немецкого и русского языков / Б.А. Абрамов ; под ред. Н.Н. Семе-

нюк, О.А. Радченко, Л.И. Гришаевой. – М. : Владос, 2001.

2. Адмони, В.Г. Исторический синтаксис немецкого языка / В.Г. Адмони. – М. :

Высш. шк., 1963.

3. Адмони, В.Г. Синтаксис современного немецкого зыка (система отношений и

система построения) / В.Г. Адмони. – Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1973.

4. Баранов, А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста / А.Г. Бара-

нов. – Ростов н/Д : Изд-во Рост. ун-та, 1993.

5. Золотова, Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса / Г.А. Золото-

ва. – 2-е изд-е, стереот. – М. : УРСС, 2001.

6. Ильенко, С.Г. Концепция синтаксических единиц В.А. Белошапковой и вопрос о

«неопознанных синтаксических объектах» / С.Г. Ильенко // Т.В. Белошапкова,

Т.В. Шмелева (сост.). Традиционное и новое в русской грамматике : cб. статей

памяти Веры Арсеньевны Белошапковой. – М. : Индрик, 2001. – С. 57–65.

7. Кострова, О.А. Продолженная синтаксическая форма в контактной коммуни-

кации (на материале современного немецкого языка) / О.А. Кострова. – Сама-

ра, 1992.

8. Кострова, О.А. Экспрессивный синтаксис современного немецкого языка /

О.А. Кострова. – М. : Флинта : МПСИ, 2004.

9. Левицкий, Ю.А. Основы теории синтаксиса / Ю.А. Левицкий. – Пермь : Перм-

ский ун-т, 2003.

10. Онипенко, Н.К. Теория коммуникативной грамматики и проблема системного

описания русского синтаксиса / Н.К. Онипенко // Русский язык в научном u1086 ос-

вещении. № 2. – М., 2001. – С. 107–121.

11. Покусаенко, В.К. Переходные конструкции в области сложного и простого

предложения / В.К. Покусаенко. – Ростов н/Д : Изд-во Ростов. ун-та, 1983.

12. Duden. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache. 6., neu bearbeitete Aufl. /Hrsg.

von der Dudenredaktion / Bearb. von Peter Eisenberg, Hermann Gelhaus, Helmut

Henne, Horst Sitta und Hans Wellmann. – Bd. 4. – Mannheim ; Leipzig ; Wien ;

Zürich, 1998.

13. Köller, W. Funktionaler Grammatikunterricht: Tempus, Genus, Modus: Wozu wurde

das erfunden? / W. Köller. – Hannover : Schroedel Schulbuchverl, 1983.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

76

УДК 81`373

СИНТАГМЕМНЫЙ АНАЛИЗ

ЭКВИВАЛЕНТНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ

РУССКОГО И НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ

Н.С. Шарафутдинова

Статья посвящена изучению контенсионального наполнения авиационных терми-

нов русского и немецкого языков. Лингвокогнитивный подход с элементами морфо-

темного анализа дает возможность проследить закономерности языковой объекти-

вации мыслительных понятий в языке техники и установить когнитивное наполнение

эквивалентных научно-технических терминов различных языков.

Ключевые слова: контенсиональное наполнение, лингвокогнитивный подход, син-

тагмемный анализ, морфотемный анализ, термин.

ормирование понятий, закрепляемых в термине, происходит в про-

цессе становления и развития специальных знаний в конкретных тер-

минологиях. Термин становится носителем и хранителем фрагмента

информации. Тем самым термин представляет собой особую когни-

тивно-информационную структуру, репрезентирующую в конкретной языковой

форме профессионально-научное знание.

Когнитивный подход в изучении современной научно-технической терминоло-

гии обусловлен тем, что он позволяет глубже описать закономерности взаимодействия

языка и сознания, речи и мышления в подъязыке науки и техники. На наш взгляд,

в лингвокогнитивных исследованиях более эффективным является использование

метода морфотемного анализа, разработанного А.И. Фефиловым [1].

Суть морфотемного анализа заключается в том, что единица языка рассматри-

вается в перспективе комплексной формально-семантической структуры. Мор-

фотема языковой единицы – это, с одной стороны, форма во всех ее проявлени-

ях (букв. морфа), с другой стороны, – семантическая основа, смысловой u1084 мотив

(букв. тема) [2, с. 25].

Лингвокогнитивный подход с элементами морфотемного анализа дает возмож-

ность более полно представить формально-семантическую структуру терминов и тем

самым проследить закономерности объективации, или языкового воплощения,

мыслительных понятий в языке техники. Участие логико-семантических категорий

в становлении научно-технической терминологии изучено недостаточно, в частности

не определен характер взаимодействия логико-семантических категорий друг с дру-

гом, не установлены типовые, стереотипные, а также нестереотипные архитектони-

ческие структуры научно-технических терминов и их когнитивное наполнение.

Предлагаемая статья посвящена изучению контенсионального наполнения

авиационных терминов русского и немецкого языков.

Под контенсионалом М.В. Никитин понимает совокупность признаков, от-

раженных в данном понятии (значении, имени) [3, с. 85]. В традиционной семан-

тике под контенсионалом понимают сигнификативное ядро значения, то есть

жесткую структуру конечного множества значений (признаков) [4, с. 25].

Под контенсионалом мы понимаем содержание объективированного мысли-

тельного понятия. Согласно морфотемной концепции языка и речи традиционно

Ф

77

ЛИНГВИСТИКА

выделяемое лексическое значение слова трактуется как согласованный с исходным

логико-семантическим признаком морфотемы и соотнесенный с другими замыкаю-

щими, смежными логико-семантическими признаками контенсиональный признак,

фиксирующий в языковом сознании какое-то мыслительное содержание «наивного

понятия о вещи, свойстве, действии, процессе, событии и т. п.» [5, с. 56]. Контен-

сионал реализуется через синтагмему (объективированные понятийные комплек-

сы), которая состоит из глубинных семантических признаков, то есть из структур-

ных, логико-категориальных, модификационных и собственно контенсиональных

признаков.

Синтагмемный анализ терминов является частью морфотемного анализа язы-

ка и речи. При проведении данного анализа интересуют следующие признаки лин-

гвемы, то есть языковой единицы.

1. Категориально-семантический признак (КСП) – это исходный компонент

семантической структуры терминологического наименования, который выража-

ется определяемой конституентой, а в многословных терминах – базовым словом

терминологической лексической единицы. При этом не важно, имеет ли термин

форму сложного слова или словосочетания. Именно категориально-семантичес-

кому признаку принадлежит роль организующего начала, он подчиняет себе всю

семантическую структуру термина.

При логической классификации имён по семантическим классам различают име-

на с субстанциальным, акциональным, квалитативным, локальным, квантитативным

и темпоральным значением. При этом класс имени, представляемый категориаль-

но-семантическим признаком (КСП), зависит от того, какой логико-мыслительный

класс понятий им объективируется: субстанциальный класс – КСПСуб; акцио-

нальный класс – КСПАкц; квалитативный класс – КСПКвал; локальный класс –

КСПЛок; темпоральный класс – КСПТемп; квантитативный класс – КСПКван..

Большинство (78,5% немецких и 77% русских) терминов анализируемой терми-

нологии относится к субстанциальному классу и актуализирует в форманте, пред-

ставляющем категориально-семантический признак, логико-семантическую ка-

тегорию субстанциальности. Логико-семантическая категория субстанциальности

актуализируется в авиационных терминах в виде наименований летательных аппаратов,

самолетных/ вертолетных деталей, приборов, оборудования и профессий.

2. Детерминативно-семантический признак (ДСП) имеет зависимую по-

зицию от категориально-семантического признака и выражается детермини-

рующим (определяющим) компонентом термина. Он, так же как и КСП, объ-

ективирует один из шести логико-мыслительных понятий: субстанциальность,

акциональность, квалитативность, локальность, квантитативность и темпораль-

ность. Например: ДСПРел_Акц + КСПСуб: Meßgerät, измерительный прибор;

ДСПЛок + КСПСуб: Oberflügel, верхнее крыло и т. д.

В отраслевом термине могут быть актуализированы несколько детерминатив-

но-семантических признаков. u1053 Например:

Морской патрульный самолёт Seeüberwachungsflugzeug

ДСП1 ДСП2 КСПСуб ДСП1 ДСП2 КСПСуб

В ДСП1 воплощено место эксплуатации данного самолёта, а в ДСП2 – его на-

значение. Поскольку каждый дополнительный признак сужает значение основного

термина, то значение термина «Seeüberwachungsflugzeug» и его русского эквивалента

«морской патрульный самолёт» ‘уже, чем у терминов «Seeflugzeug» и «Überwachungsflugzeug

», «морской самолёт» и «патрульный самолёт».

Если ДСП не выполняет определяющую функцию, то эту роль берёт на себя

дополнительный детерминативно-семантический признак (ДДСП). ДДСП

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

78

выступает определением ДСП и несёт в себе отличительный признак, выделяю-

щий термин из ряда других, однородных с ним. Сравните: Einradfahrwerk – одно-

колёсное шасси, Zweiradfahrwerk – двухколёсное шасси, Vierradfahrwerk – четырёх-

колёсное шасси (ДДСПКван + ДСПСуб + КСПСуб). Эти термины отличаются

друг от друга выражением количества колёс, ср.: «КСПСуб_холотив шасси + АС-

ПРел имеет + ДДСПКван одно + ДСПСуб_меротив колесо», «шасси имеет два

колеса», «шасси имеет четыре колеса». ДСП в подобных терминах семантически

опустошён и выполняет лишь связующую функцию между КСП и ДДСП.

3. Номинационно-семантический признак фиксирует в усечённом виде

смежное логико-мыслительное понятие, не являющееся целью репрезентации,

а выступающее в качестве фона, перспективы видения исходного, обозначаемого

логико-мыслительного понятия. Номинационно-семантический признак (НСП)

сливается с номинативной оболочкой форманта, несущего категориально-семан-

тический или детерминативно-семантический признак. Например: двигатель:

КСПСуб /НСПРел_Акц: двигать/; faltbarer Flügel: ДСПКвал /НСПРел_Акц:

falten/ + КСПСуб/НСПРел_Акц: fliegen.

Данный признак, так же как и предыдущие два, объективирует один из шести

логико-мыслительных понятий.

4. Лексикализованный и морфолого-синтаксический уровень формантиза-

ции. На этом уровне объективации логико-семантические признаки модифици-

руются, то есть лексикализуются их функциональные и модификационные на-

грузки. Различают следующие разновидности логико-семантического признака

субстанциальности: инструментив (признак, объективирующий инструменты,

приборы, детали), транспортив (признак, объективирующий транспортное средс-

тво), агенс (признак, объективирующий лицо, деятеля), объектив (признак, объ-

ективирующий объект, неодушевленный предмет, подвергающийся воздействию,

ср.: Ölkühler – маслорадиатор), пациентив (признак, объективирующий субъект,

подвергающийся воздействию, или одушевленный объект, ср.: Passagierflugzeug –

пассажирский самолет), фабрикатив (признак, объективирующий материал, из

которого изготовлен предмет), форматив (признак, объективирующий внешнюю

форму предмета, ср.: звездообразный двигатель), фактитив (предмет, созданный

в результате какой-то деятельности, ср.: обшивка), меротив (признак, объекти-

вирующий часть (отдельную деталь) целостного прибора, ср.: крыло самолета),

холотив (признак, объективирующий целый предмет, состоящий из множества

предметов, ср.: крыло самолета), инклюзив (предмет с внутренним пространс-

твом, включающий в себя другой предмет, ср.: топливный бак – Benzintank), кон-

тринструментив (инструментальный предмет, используемый для противодействия

какому-то объекту или явлению, ср.: противооблединительная установка – Enteisungsanlage),

комитатив (сопроводительный предмет, предмет, сопутствующий

другому предмету, ср.: поршневой двигатель), ауксилиаратив (предмет, служащий

как вспомогательное средство при функционировании другого предмета, ср.: ра-

диолокатор), посессив (предмет, являющийся обладателем другого предмета, ср.:

президентский самолет) и др. [1, с. 53–55; 6, с. 37–38].

5. Ассоциативно-семантический признак (АСП). На этом уровне поня-

тийные категории объективируются имплицитно, то есть без специальных фор-

мантов, но легко воспроизводимых в сознании коммуникантов. Ассоциативные

семантические признаки (АСП) термина можно воспроизвести при знании его

дефиниции. Например, на основе дефиниции термина «гидросамолёт» мы можем

выявить его разноуровневые семантические признаки: «Гидросамолёт – самолёт,

79

ЛИНГВИСТИКА

способный осуществить u1074 взлёт с водной поверхности и посадку на неё» [7, с. 39];

гидросамолёт: КСПСуб_транспортив (самолёт) /НСПРел_Акц/(летать) + АС-

ПРел_Акц (осуществляет взлёт и посадку) + ДСПЛок (гидро).

Вышеназванные семантические признаки функционируют в тесной взаимо-

связи друг с другом и позволяют представить синтагмему термина.

Следует отметить, что ассоциативно-семантические и номинационно-семанти-

ческие признаки могут варьироваться даже в пределах одного термина, так как сло-

варная дефиниция одного и того же термина может быть различной в зависимости

от адресата и цели словаря. Однако базовыми, а значит, и неизменными, являются

категориально-семантические и детерминативно-семантические признаки, которые

собственно и составляют ядро лексического значения того или иного термина.

Сравнительное изучение синтагмем эквивалентных терминов позволяет пред-

полагать, что синтагмемные признаки эквивалентных русских и немецких терми-

нов в основном совпадают. Данный факт подтверждает универсальность авиаци-

онных терминов в обоих языках.

Основываясь на выявленные признаки контенсионала авиационных терминов

немецкого и русского языков можно построить основные морфотемные модели,

по которым происходит формирование терминов. Наиболее продуктивной мор-

фотемной моделью образования авиационных терминов в немецком и русском

языках является следующая морфотемная модель: ДСПСуб + КСПСуб: Turbinenschaufel,

лопатка турбины, Funkgerät, радиоустановка, Blatthalter, топливный бак,

кислородное оборудование. Вторая по продуктивности модель ДСПРел_Акц + КС-

ПСуб: Einfüllstutzen, заправочный штуцер, Flugtechnik, лётная техника, Meßinstrument,

измерительный прибор.

Итак, синтагмемное наполнение большинства терминов передается через суб-

станциальность, реализованную в основной части наименования, и субстанци-

альность или реляциональность с акциональным признаком, актуализированную

в определяющей его части. Субстанциальность, реализованная в определяющей

части термина, относительно активно взаимодействует с КСП субстанциальности

или с КСП реляциональности или u1072 акциональности.

Признаки КСП и ДСП являются ключевыми для определения синтагмемного

содержания термина, так как именно в них отражаются основные признаки, ко-

торые заложены в термине.

Рассмотрим синтагмему терминов, называющих отдельную деталь целос-

тного прибора (каркас крыла – Flügelgerippe, каркас лонжерона – Holmrahmen).

Упрощенная синтагмема этих терминов: «то, что (КСП) + является (АСП1 Рел_

Акц) + частью (АСП2 Суб_меротив) + целого предмета (ДСПСуб_холотив) + и

предназначен для чего-то (АСП3 утитив)». Например, синтагмема термина колесо

шасси – «колесо (КСПСуб_инструментив), являющееся (АСП1 Рел_Акц) частью

(АСП2 меротив) шасси (самолёта) (ДСПСуб_холотив) и предназначенное для пе-

редвижения (АСП3 Рел_Акц_утитив) по земле (АСП4 Лок)».

При сравнении термина с его синтагмемой становится очевидным, что в акустеме

термина отражены лишь существенные синтагмемные компоненты, позволяющие

отличить термин от других ему подобных. Остальные синтагмемные компоненты

получают статус ассоциативно-семантического признака и легко восстанавливают-

ся в языковом сознании. В морфотемную формулу термина нами включены лишь

синтагмемные компоненты, получившие эксплицитное закрепление в термине.

Средства выражения форматива в эквивалентных разноязычных терминах могут

и не совпадать. Например, в немецком термине «Hakenrohr» нашло отражение схо-

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

80

жесть трубы с крючком, а в его русском эквиваленте «Г-образная труб(к)а» зафикси-

рована схожесть трубы с изображением буквы Г. В эквивалентных терминах «Rundholm

» и «трубчатый лонжерон» также закреплены различные ассоциации: rund

(круглый) и трубчатый (труба). На основе различных ассоциаций возникают и тер-

мины-синонимы, сравните: пилообразная кромка, зубчатая кромка (пила и зубы).

Приведем примеры терминов со смысловым отношением предназначения.

Aufklärungsflugzeug – разведывательный самолёт: «самолёт (КСП), предназначен-

ный (АСП1) для разведки (ДСП) объектов (АСП2) противника (АСП3)»; Kampfhubschrauber

боевой вертолёт: «вертолёт (КСП), предназначенный (АСП1)

для боевых (ДСП) действий '28АСП2)».

Синтагмемный анализ терминов русского и немецкого языков дает воз-

можность легче выявить и объяснить специфику лингвокогнитивного сознания

в разноязычных терминосистемах. Полученное знание будет полезным не только

для теории терминоведения, но и в практике перевода специальной литературы.

Библиографический список

1. Фефилов, А.И. Морфотемный анализ единиц языка и речи / А.И. Фефилов. –

Ульяновск : УлГУ, 1997. – 246 с.

2. Фефилов, А.И. Когитологические аспекты морфотемного анализа / А.И. Фефи-

лов // Морфотемика. – Ульяновск : УлГУ, 2008. – С. 6–62.

3. Никитин, М.В. Лексическое значение слова / М.В. Никитин. – М. : Высш. шк.,

1983. – 215 с.

4. Орловская, Е. Логические аспекты изучения понятий / Е. Орловская // Логи-

ческие исследования. Вып. 1. – М. : Наука, 1993. – С. 20–33.

5. Апресян, Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка /

Ю.Д. Апресян. – М. : Наука, 1974. – 368 с.

6. Шарафутдинова, Н.С. Лингвокогнитивные основы научно-технической тер-

минологии / Н.С. Шарафутдинова. – Ульяновск : УлГТУ, 2006. – 131 с.

7. Краткий словарь авиационных терминов / Н.М. Боргест, А.И. Данилин,

В.А. Комаров ; под ред. В.А. Комарова. – М. : Изд-во МАИ, 1992. – 224 с.

УДК 811.112.2.(075)

ТИПОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ ОБНОВЛЕННЫХ НОМИНАЦИЙ

С ЗАМЕНЯЕМЫМИ ЛЕКСЕМАМИ ПРИ ПЕРЕИМЕНОВАНИИ

Ю.М. Шемчук

Основной целью данной статьи является описание типологии отношений обнов-

ленных номинаций с заменяемыми лексемами. В статье рассматриваются проблемы

классического переименования и конкуренции неологизма и заменяемой лексемы.

Ключевые слова: неология, неологизм, номинация, переименование

81

ЛИНГВИСТИКА

лассический случай полного забвения заменяемой лексемы представ-

лен именами собственными. Являясь в первую очередь зависимыми

от воли человека, они часто сменяют друг друга при сохранении пос-

тоянства обозначаемого. Директивная смена названий улиц, городов

и т. п. приводит к полному вытеснению прежнего топонима. Очевидными слу-

чаями переименования денотатов можно считать смену названий городов быв-

шего СССР: Рыбинск (вместо прежнего Андропов), Набережные Челны (вместо

Брежнев), Тверь (вместо Калинин), Владикавказ (вместо Орджоникидзе), Шарыпово

(вместо Черненко) в России, а также Луганск (вместо Ворошиловград), Змиев (вмес-

то Готвальд), Мариуполь (вместо Жданов) на Украине. В Грузии города Гегечкори,

Махарадзе, Маяковский, Цулукидзе и Цхакая переименовались в Мартвили, Озур-

гети, Багдади, Хони и Сенаки. Азербайджанские города Ждановск и Кировабад ста-

ли после переименования Бейлаган и Гянджа. Литовский Капсукас поменяли на

переименование Мариямполе, а эстонский Кингисепп уступил место новому слову

Курессааре. В Киргизии появилась обновленная номинация Иссык-Куль (ср. пре-

жний топоним Рыбачье).

Обновленные названия станций московского метрополитена: «Царицино»

(бывшая «Ленино»), «Александровский сад» (бывшая «Калининская»), «Театральная

площадь» (бывшая «Площадь Свердлова»), «Охотный ряд» (бывшая «Проспект Мар-

кса»), «Лубянка» (бывшая «Дзержинская»), «Чистые пруды» (бывшая «Кировская»),

«Сухаревская» (бывшая «Колхозная»), «Алексеевская» (бывшая «Щербаковская»),

«Тверская» (бывшая «Горьковская»), «Китай город» (бывшая «Площадь Ногина»),

«Выхино» (бывшая «Ждановская»).

Иногда возвращается в узус забытая лексика. Оглядываясь на прошлое, пере-

именовывается то, что уже было ранее переименовано. Классическим примером

такого переименования может стать название известного русского города: Санкт-

Петербург (1703–1914) > Петроград (1914–1924) > Ленинград (1924–1991) >

Санкт – Петербург (с 1991) > Петербург > Питер (разг. вариант в наст. вр.).

В Германии наблюдаются аналогичные процессы. Однако здесь больше пере-

именовывали не города, а улицы. (Исключение г. Хемниц.) Так, например, сме-

нялись названия одной улицы г. Галле: Waldstraße (1905–1933) > Hindenburgstraße

(1934–1945) > Karl-Liebknecht-Straße (1945–1963) > Otto-Kanning-Straße (1964 – по

наст.вр.). Другую улицу в г. Галле – улицу Kaiserstraße (1888–1945) – после оконча-

ния Второй мировой войны переименовали в Willy-Lohmann-Straße, а улица Hallesche

Straße в период с 1937 по 1945 г. называлась Adolf-Hitler-Straße.

Примером переименования улиц может послужить также ситуация

в г. Виттенберге. После второй мировой u1074 войны в городе было переимено-

вано более шестидесяти улиц, которые получили названия в честь великих

людей как Германии (Goethestraße (ранее Admiral-Scheer-Straße), Mozartstraße

(ранее Boelckestraße), Robert-Koch-Straße (ранее Lesingenstraße), Heinrich-

Heine-Straße (ранее Roonstraße)), так и России (Tschaikowskystraße (ра-

нее Großadmiral-von-Turpitz-Straße), Leo-Tolstoi-Weg (ранее Hans-Lody-Weg),

Maxim-Gorki-Straße (ранее Eichhornstraße)). Среди переименований улиц

г. Виттенберга встречаются также улицы, названные в честь политичес-

ких деятелей: Ernst-Thälmann-Straße (ранее Adolf-Hitler-Straße), Karl-Marx-

Platz (ранее Arsenalplatz), Karl-Liebknecht-Platz (ранее Rudolf-Jordan-Platz)

и т. п. Некоторые прежние названия, представлявшие собой личное имя,

сменились на нейтральные, вызывающие у людей положительные эмоции:

Blütenweg (ранее Georg-Kütemeyer-Straße), Lerchensraße (ранее Hans-Malkow-

К

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

82

ski-Straße), Am Bach (ранее Heinrich-Messerschmidt-Straße), Rosenweg (ранее

Hermann-Fischer-Straße), Narzissenweg (ранее Paul-Berk-Straße).

Классическое переименование может быть представлено также именами на-

рицательными. Примеры вытеснения одних наименований лиц по профессии

другими: «Reisestellenleiter (устар.) – Travel-Manager менеджер, туроператор в бюро

путешествий, Umweltschutztechniker (устар.) – Abfalltechniker, Recyclingtechniker

специалист по вторичной переработке отходов, Bauschlosser (устар.) – Konstruktionsmechaniker

конструктор» [Новикова 2006, 18]. Ср. также устаревшую и вышед-

шую из употребления лексему Bonne, на смену которой пришла Erzieherin.

Обновленные номинации поднимают социальный престиж и уважение лю-

дей к некоторым профессиям. Таким образом, Putzfrau становится Raumpflegerin,

Hebamme Entbindungspflegerin, Straßenkehrer Betriebshelfer (der Straßenreinigung),

Tapezierer Innenarchitekt, Blumenverkäuferin Floristin. Облагораживающие пере-

именования притягивают, они – аттрактивны.

В большинстве случаев, однако, переименование происходит не одноразо-

во и резко, а подчас постепенно. Наличие заменяемой лексемы и обновленной

номинации есть величина непостоянная. Переименования и старые номина-

ции на первом этапе языкового развития выступают в отношения конкурен-

ции средств выражения. В результате этой конкуренции могут победить об-

новленные лексемы, как наиболее удобные и целесообразные для конкретных

условий общения, т. е. конкуренция выступает в роли закономерного явления,

продиктованного коммуникативной целесообразностью. Например, для на-

именования одного и того же лица по профессии существуют старые, еще не

вышедшие из употребления, и новые слова. «Механик по аппаратам связи» по-

новому будет Kommunikationselektriker (ср. старую лексему Nachrichtengerätemechaniker).

Новое слово Industriemechaniker «механик в области металлургии»

в настоящее время конкурирует с прежним Metallgewerbemacher. Лексичес-

кая инновация Automobilmechaniker «автослесарь» также используется вместе

со старым обозначением Kraftfahrzeugschlosser. Другие примеры, заимство-

ванные из автореферата Е.Ю. Новиковой: обновленное название профессии

Recyclingtechniker употребляется параллельно с лексемой Abfalltechniker, Asset-

Manager пришло на смену традиционным названиям Vermögens- oder Finanzverwalter.

Ср. также новые названия Art Direktor Künstlerischer Leiter,

Büroinformationselektroniker Büromaschinenmechaniker, Clinical-Engineer Krankenhaustechniker,

Community-Manager Community Specialist, Conference-Manager

Sitzungsmanager, Consultant Berater, Dispatcher Außendienstkoordinator,

DTP-Layouter DTP-Setzer, Energiebroker und – trader Stromhändler.

Процесс вытеснения переименованием прежнего имени – процесс проти-

воречивый. До окончательного закрепления в языке лексические инновации

проходят своеобразную проверку временем, в течение которого обновленная

номинация и заменяемая лексема равноправно сосуществуют в языке. Про-

должительность конкуренции прежнего имени и переименований неодина-

кова: одни конкурируют долго, на протяжении десятилетий и даже столетий,

в другом случае переименование сравнительно быстро и окончательно при-

ходит на смену старой номинации. Может случиться полное вытеснение об-

новленной номинацией прежнего названия, а может наблюдаться их сопер-

ничество довольно длительный период времени до той поры, когда возникает

необходимость унификации и, следовательно, сокращения названий одного

и того же референта.

83

ЛИНГВИСТИКА

В соответствии с рассмотренными типами отношений следует говорить о рас-

пространенности случаев параллельного употребления обновленной номинации

с уже зарекомендовавшей себя лексической единицей. Со временем, сначала

конкурируя, а затем после победы в конкурентной борьбе со старой номинацией

обновленная номинация может полностью вытеснить то имя, на смену которому

она вошла в язык, но резкая смена тоже не исключена.

Таким образом, типологию отношений обновленных номинаций с заменяе-

мыми лексемами можно представить таким образом:

классический случай полного забвения «старого слова»;

конкуренция обновленной номинации и заменяемой лексемы.

Последний тип отношений, как показал анализ фактического материала, пре-

валирует. Конкуренция обновленной номинации и заменяемой лексемы является

одной из самых заметных особенностей современного состояния языка. В лек-

сической системе содержится довольно большой пласт лексических инноваций,

борющихся за право преимущественного использования.

Библиографический список

1. Новикова, Е.Ю. Структура, семантика и тенденции развития наименования

лиц по профессии в современном немецком языке : автореф. дис. … канд. фи-

лол. наук / Е.Ю. Новикова. – М., 2006.– 25 с.

УДК 81+811.112.2’25

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ КАРТИНА МИРА И ПЕРЕВОД

К.А. Касаткина

Статья посвящена проблемам вербализации концептов в тексте художествен-

ного произведения и переводческому аспекту их функционирования. В статье рас-

сматривается понятие языковой картины мира и ее отражение в романе «Liebe in

St. Petersburg» Х. Консалика. Языковые маркеры национально-культурного сознания

являются компонентами переводческих лакун, что проявляется в реализации концеп-

тов «любовь», «свое-чужое», «пространство и время».

Ключевые слова: лакуна, концепт, художественный текст, культура, прецеден-

тное имя, межкультурная коммуникация, языковые маркеры национально-культур-

ного сознания, языковая картина мира.

эпоху интенсивного межкультурного общения проблемы взаимодей-

ствия различных культур становятся неоспоримым фактором, а язык

изучается сквозь призму речевой деятельности его носителей – пред-

ставителей определенного этноса и определенной культуры. «Язык

как средство общения людей и сформированная с его помощью культура дан-

ного общества находятся в непрерывной связи и непрерывном взаимодействии,

В

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

84

что и определяет их развитие», пишет в своей книге «Война и мир языков и куль-

тур» С.Г. Тер-Минасова [7, с. 17]. В каждом обществе существует своя культура,

своя система ценностей и понятий, которая отражается в языке. Язык выражает

концептуальную систему, существующую в данном обществе, поскольку он явля-

ется частью мыслительной деятельности говорящего. Концепт стал одной из ос-

новных единиц когнитивной лингвистики, являясь предметом рассмотрения ряда

наук: культурологии, межкультурной коммуникации, переводоведения.

Понятие «концепт», введенное в лингвистику Д.С. Лихачевым, обозначает

«сгусток культуры в сознании человека», «пучок» представлений, знаний, ассо-

циаций, сопровождающий слово [6, с. 40]. Концепты, по мнению Демьянкова [2,

с. 27], существуют сами по себе, подвергаясь реконструкции людьми. В. Красных

рассматривает концепт как некую максимально абстрагированную идею «куль-

турного предмета», не имеющего визуального прототипического образа, хотя

и возможны визуально-образные ассоциации, с ним связанные [4, с. 272]. Анализ

структуры и содержания концептов представляет собой концептуальный анализ.

Говоря о современных подходах к концептуальному анализу (работы О.А. Алек-

сандровой, Е.С. Кубряковой, Ю.С. Степанова, И.С. Выходцевой, И.П. Черка-

совой) следует отметить прежде всего исследования культурно-семиотические,

выполненные в сопоставительном аспекте. В межкультурной коммуникации кон-

цепты, понимаемые как основные ячейки культуры в ментальном мире человека,

могут использоваться как опорные элементы для сопоставления менталитетов,

а также культурно-ценностных доминант.

Итальянский писатель, переводовед У. Эко говорит о наличии у всякого пред-

ставителя любого социума «определенных ментальных схем», на основании кото-

рых мы способны опознавать некое данное обстоятельство, в котором находится

некий данный объект» [8, с. 37]. Переходя в плоскость рассмотрения проявле-

ния концептов в межкультурном общении, следует выделить лингвокультурное

направление, позволяющее изучать объединение представителей определенной

лингвокультуры через концептуальное пространство, проявляющееся в языке

определенного социума. Каждая культура представляет широкий спектр нацио-

нально и культурномаркированных единиц, предопределяющих возникновение

межкультурной асимметрии, и как следствие этого непонимание в процессе ус-

тной или письменной коммуникации. И здесь на передний план выходит пере-

вод как явление, способное устранять межъязыковые и межкультурные различия,

а это означает и коммуникативные помехи в общении.

Все исследователи единодушны в том, что концепт проявляется в трех процес-

сах, которые происходят в составе концептосферы индивида: формирование кон-

цепта, его вербализация и интерпретация участниками процесса коммуникации

[1, с. 109]. При этом подчеркивается важность социокультурных и исторических

аспектов возникновения и развития определенных концептов в определенных

языковых сообществах.

Концептосфера языка проявляется через наличие особых национально-марки-

рованных признаков, явлений, наименований, что позволяет рассматривать свое-

образные маркеры национально-культурного сознания, явления, обладающие на-

ционально-культурной спецификой, представляющие собой «продукты» речевой

деятельности языковой личности определенного этнолингвокультурного сообщес-

тва. По сути, такие маркеры выступают в качестве вербальных репрезентантов об-

разов национально-культурного сознания, формируют национально когнитивные

базы участвующих в межкультурном общении этнолингвокультурных личностей.

85

ЛИНГВИСТИКА

Говорить о языковых маркерах национально-культурного сознания мож-

но применительно к различным ситуациям межъязыкового общения, отмечая

лингвоструктурные, лингвоэкологические, лингвокультурные типы, проявля-

ющиеся в самых разнообразных ситуациях межкультурного общения [5, с. 71].

В данной статье предпринята попытка выделить лингвокультурные маркеры

национально-культурного сознания через призму концептуализации u1085 немецко-

русской картины мира. По М. Хайдеггеру, «картина мира, сущностно понятая,

означает не картину, изображающую мир, а мир, понятый как картина». Ина-

че говоря, картина мира, по сути, есть отражение окружающего мира в голо-

ве человека. Картина мира несет на себе национально-культурный отпечаток,

представляет собой идеальное, концептуальное образование, имеющее двойс-

твенную природу: необъективированное, как элемент сознания (различные

«ментальные схемы») и объективированное – в виде семиотических образова-

ний, какими являются различные тексты, а в более широком трактовании –

социальные структуры, искусство, архитектура.

Каждый естественный язык отражает определенный способ концептуализа-

ции мира. Таким образом, языковая картина может быть определена как сово-

купность знаний о мире, запечатленных в конкретном языке, как «мир в зеркале

языка» [1, с. 112].

В процессе межкультурного общения происходит трансформация языковой

картины мира, а наилучшим из способов достичь успеха в межкультурной комму-

никации является перевод.

Модель эффективного межкультурного общения через переводчика включает

факторы учитывания роли языковых маркеров национально-культурного созна-

нии в формировании различных языковых картин мира у коммуникантов, прина-

длежащих к различным лингвокультурам, поскольку именно подобные явления

вызывают особые переводческие трудности, именуемые «лакунами».

Феномен одностороннего отсутствия языкового явления в сопоставляемых

языках определяется как «пропуск» [Hockett 1954], «пробел» [Hale 1975], но на-

иболее часто как «лакуна». Понятие и термин «лакуна» занимают сегодня одно

из центральных мест в сопоставительной культурологии и теории межкультурной

коммуникации.

Культурологи, этно- и психолингвисты исследуют межъязыковые и внутри-

языковые, лексические, грамматические, стилистические, культурологические,

контрастивные, имплицитные и эксплицитные лакуны. Наиболее изученными

считаются явления лексических лакун, поскольку лексико-семантическая систе-

ма любого языка открыта, непосредственно связана с экстралингвистическими

факторами, поэтому в лексике национально-культурное своеобразие языка про-

является достаточно наглядно. Д.И. Ермолович определяет лакуны как «лексичес-

ки не выраженные концепты», в такой же степени участвующие в «мыслительной

деятельности народа, как и лексикализированные [3, с. 44].

Художественный текст наиболее ярко демонстрирует принадлежность к оп-

ределенной культуре, а концепты, вербализуемые в нем, являются отражением

и выражением соответствующей картины мира.

С точки зрения перевода каждый инокультурный текст содержит достаточно

много «переводческих лакун», которые проявляются в несовпадении картин мира

автора и читателей. Вербализуемые в тексте концепты часто приводят к прагма-

тической адаптации при переводе, проявляющейся в комментариях, а также ис-

пользовании переводческих трансформаций.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

86

Роман Х. Консалика «Liebe in St. Petersburg» служит ярким тому подтвержде-

нием. Концепт «Россия» является центральным в данном произведении, о чем

говорит уже и само название, соединяющее в себе как бы две противоположные

и в то же время тесно взаимосвязанные культуры – России и Германии. Однако

роман интересен и тем, что языковое выражение базового концепта описывается

через призму динамики сопутствующих концептов: любовь, свое/чужое, добро/

зло, пространство и время.

Поскольку роман написан в 80-е годы двадцатого столетия, в картине мира

немецкого читателя образ России позитивно маркирован и не отождествляется

с образом врага. Особенностью романа является тот факт, что универсальные

с точки зрения межкультурной коммуникации концепты, такие как любовь, доб-

ро, зло носят здесь более лакунизированный характер, что проявляется в исполь-

зовании определенных стереотипов.

Во имя любви Gregor von Puttlach оставляет блестящую карьеру военного ат-

таше, остается в России, становясь, по сути, военным преступником в Германии.

Подобный эпизод вряд ли будет соответствовать русской картине мира, где более

стереотипен факт отказа от любви во имя долга.

Стереотипными представлениями немцев о России являются холод, снег, Си-

бирь, наличие меховой одежды, медведи, длинные дороги. Все это в полной мере

проявляет себя в романе Х. Консалика.

В произведении много реалий, культурных символов, характерных для русской

картины мира, но представляющих «лакуны» для немецкого читателя. Для описа-

ния российской действительности используются прецедентные для русской куль-

туры имена – ср. Tolstoj, Puschkin, Bolschewiki, Zar, Rasputin. При этом некоторые

вербализуемые в романе прецедентные феномены для русской картины мира не

являются таковыми, однако используются автором, чтобы передать образ много-

национальной России, который уже сформировался в Германии (например, обы-

чай прощания перед долгой дорогой – ср. mit Salz bestreuen, «советский» стереотип

о роли «связей» в России – ср. In Ruβland einfluβreiche Freunde zu haben ist mehr wert

als hundert Segen der Popen; имена служанок – Ewdokija Surabjewna, Alla Iwanowna).

Отдельно о категории «пространство» и «время». Роман охватывает времен-

ной отрезок в 62 года (с 1913 по 1975 г.). Линейное восприятие времени, характер-

ное для немецкой культуры, передается в романе во взаимосвязи с пространством,

как ориентированное в пространстве и движущееся к определенной цели. Приме-

ром могут служить описания событий, берущих начало в прошлом (1913 г., 1918 г.,

1920 г.) и движущихся к определенной цели (1975 год, посещение России уже

немолодыми главными героями). При этом концепт «пространство» имеет так-

же лакунизированный характер, поскольку для немцев это прежде всего «личное

пространство» – дом, семья, а для передачи русской картины мира используются

частые описания долгих дорог, многодневных переездов, связанных с трудностя-

ми и опасностью. Концепт «пространство» трансформируется в языковой картине

мира, приобретая различные формы (ср. Der Michejews Palast an der Mojka, riesiges

Gutachten in Transkoje, groβes Haus in Berlin), перемежаясь с концептом свое/чу-

жое (ср. eine bescheidene Wohnung in Paris). Для убедительности восприятия Кон-

салик использует прецедентные феномены (ср. Intourist-bus как символ общения

с иностранцами в России 70–80-х годов, eine kalte Gurkensuppe, Datscha).

Проблема восприятия концептуальной картины романа и передача u1077 ее при пе-

реводе вызвала интерес как немецкоговорящих, так и русских читателей. Резуль-

таты опроса выявили следующее:

87

ЛИНГВИСТИКА

немцы, не посещавшие Россию, воспринимают описание событий как

нечто нейтральное, для них основным концептом, вызывающим интерес, являет-

ся концепт «любовь»;

немцы, знакомые с Россией по деловым контактам, считают описание

событий и поступков героев чересчур экзотическими, отмечая излишнюю пом-

пезность (описание медведей, живущих в поместье – ср. den Bären Wanja in Park

spazieren führen; сцена охоты на волковср. der riesige graue Wolf schien sich im der

Luft herumzuwerfen, blitzschnell hatte Anna Petrowna das Gewehr gehoben);

русские студенты-лингвисты и специалисты, владеющие немецким

языком, не согласны по ряду событий и считают необходимым введение ком-

ментариев в переводе с целью прагматической адаптации (например, некоторое

упрощение описания событий при переходе большевика Erschov на сторону идео-

логических противников, что вряд ли могло соответствовать действительности в

описываемый исторический период; наличие поместий в Сибири у лиц высшего

дворянского сословия, несколько примитивное отождествление царской армии

с казаками).

Таким образом, знакомство с инокультурной картиной мира через художест-

венный текст представляет собой уникальную возможность межкультурного диа-

лога. Примечательно, что подобные диалоги становятся возможными благодаря

информационной коммуникации, расширяя возможности участников ближе поз-

накомиться с культурой России и Германии.

Библиографический список

1. Александрова, О.В. Язык. Культура. Общение / О.В. Александрова // Сборник

научных трудов. – М. : Гнозис, 2008. – С. 107–115.

2. Демьянкова, В.З. «Концепт» в философии языка и в когнитивной лингвистике /

В.З. Демьянкова // Концептуальный анализ языка: Современные направления

исследования. – М., 2007.

3. Ермолович, Д.И. Наш перевод, вперед лети! В лакуне остановка / Д.И. Ермоло-

вич // Мосты. – 2009. – №1(2). – С. 40–59.

4. Красных, В. Свой среди чужих: миф или реальность / В. Красных. – М. : Гно-

зис, 2003. – 375 с.

5. Привалова, И. Интеркультура и вербальный знак / И. Привалова. – М., 2005. –

472 с.

6. Степанов, Ю.С. Константы. Словарь русской культуры / Ю.С. Степанов. – М. :

Шк. «Язык русской культуры», 1997. – 824 с.

7. Тер-Минасова, С.Г. Война и мир языков и культур: вопросы теории и практи-

ки… / С.Г. Тер-Минасова. – М. : АСТ : Астрель : Хранитель, 2007. – 286с.

8. Эко, У. Сказать почти то же самое. Опыты о переводе / У. Эко. – СПб., 2006. –

576 с.

9. Konsalik, Heinz G. Liebe in St. Petersburg. Die Bucht der schwarzen Perlen: Zwei Romane

in einem Band, 2007. – 592 S.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

88

УДК 81`25

ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ДИССОНАНС

В АСПЕКТЕ ПЕРЕВОДА

А.Н. Злобин, А.K. Уточкина

В статье, посвященной проблемам переводческой эрратологии, рассматривается

явление лингвокультурного диссонанса и его влияние на качество перевода.

Ключевые слова: переводческие несоответствия, лингвокультурный диссонанс,

культурная составляющая перевода, прагматическая адаптация, эквивалентность

перевода.

последнее время, считает И.А. Лихтенштейн, отмечается изменение

традиционных представлений о переводческой деятельности. К сожа-

лению, это, как правило, сопровождается резким падением качества

перевода и непрофессионализмом не только самих переводчиков, но

и бесчисленных переводческих бюро [2, c. 43]. Опубликованные переводы как

художественных, так и технических текстов, оставляют желать лучшего. Пытаясь

разобраться в причинах снижения качества переводной продукции, современные

исследователи проблем перевода всё чаще обращают внимание на взаимосвязь

языка и культуры. Ошибки, обусловленные отсутствием широкого культурного

кругозора, фоновых знаний, знания инокультуры, да и предмета перевода, при-

водят к появлению переводческих несоответствий как в процессе понимания,

так и в процессе порождения текста [3, c. 38]. Примером тому может служить

лингвокультурный диссонанс, т. е. несоответствие текста перевода (ПТ) исход-

ному тексту (ИТ), что свидетельствует о том, что качество перевода находится

не на должном уровне.

Для того чтобы убедиться в этом, обратимся к примерам из опубликованного

перевода с немецкого на русский язык рассказов Элмара Шенкеля из сборника

«Schule des Vergessens», выполненного переводчиком Еленой Шевченко [4].

Текстема ПТ 1 Отклонения ПТ 2

Besucherströmе

fraßen sich wie

Lawa durch das

Nest

Потоки гостей

вгрызались в про-

странство, как

лава, в глухое захо-

лустье

1. «Потоки вгрыза-

лись» (буквализм).

2. «Глухое захолус-

тье» (семантическая

избыточность)

Потоки гостей,

словно лава, запо-

лоняли город

Представляется целесообразным отметить, что в данном случае глагол вгры-

заться стилистически не соответствует ИТ, поэтому для передачи характера и

смысла данного предложения, на наш взгляд, подходит другой русский глагол –

заполонять, который соответствует нормативным требованиям, а именно жанро-

во стилистической норме перевода.

Кроме того, переводчик использует семантически избыточное словосочета-

ние глухое захолустье, в котором, как и в предыдущем примере, наблюдается лин-

гвистический диссонанс. Рассмотрим теперь следующий пример.

В

89

ЛИНГВИСТИКА

Текстема ПТ 1 Отклонения

(отсутствие

культурной

адаптации)

ПТ 2

Am letzten Tag

wurde der Vogel abgeschossen,

meist

von einem, der es

nicht verdiente.

Holzstücke spritzen

unter dem Aufschrei

der Leute in alle

Richtungen.

(«Schuetzenfest»)

В последний

день следова-

ло подстрелить

птицу, и, как

обычно, это

сделал тот, кто

меньше всего за-

служивал. Щеп-

ки брызнули во

все стороны под

людские крики.

1. Подстре-

лить птицу

2. Щепки брыз-

нули

В последний день следовало

сбить выстрелом деревянный

макет птицы¹, укреплённый

на шесте. Чаще всего сделать

это удавалось тому, кто мень-

ше всего этого заслуживал.

Под возгласы толпы щепки

разлетались во все стороны.

¹ Деревянный макет птицы

служит мишенью в соревнова-

ниях по стрельбе (прим. пер.)

В данном примере мы обнаруживаем вызванное влиянием ИТ нарушение пе-

реводчиком нескольких норм ПЯ. Так, словосочетание людские крики ассоцииру-

ется больше с реакцией на какую-либо трагическую ситуацию или происшествие.

Предлагаемое нами словосочетание возгласы толпы предполагает наличие собрав-

шихся по какому-либо поводу людей (в нашем случае на праздник стрелков) и,

в отличие от людских криков, не имеет оттенка негативности. Таким образом, пере-

водчику мы бы рекомендовали дать ситуативный перевод данного предложения.

Следующее нарушение в представленной выше текстеме вызвано несоблюдени-

ем известного квалифицированному переводчику постулата В.Н. Комиссарова о том,

что нужно «переводить смысл, а не букву». Так, предложение «Щепки брызнули во все

стороны под людские крики» воспринимается однозначно как переводное.

И ещё одно, на наш взгляд, нарушение связано опять же с нормой ПЯ: в дан-

ном случае употребление глагола брызнуть и существительного щепки. В пони-

мании русскоязычного читателя брызнуть могут только жидкости или предметы,

их содержащие. Так, щепки в разные стороны брызнуть не могут. Используя та-

кое словосочетание, переводчик опять же не соблюдает нормативные требования

к переводу, в результате чего снова снижается качество перевода. Нетрудно убе-

диться в том, что в данном предложении следует использовать глагол разлететь-

ся, входящий в семантическое поле существительного щепки и соответствующий

в данном случае норме ПЯ (ср. «Лес рубят, щепки летят»).

Рассматривая перевод данного фрагмента ИТ с точки зрения соблюдения

прагматической нормы перевода, мы приходим к выводу, что переводчик не внёс

поправки на культурные различия между ИЯ и ПЯ. Это привело к недостаточному

пониманию исходного текста рецептором перевода из-за отсутствия у него необ-

ходимых фоновых знаний. У читателя возникает непонимание происходящего:

непонятно откуда взявшиеся щепки почему-то брызгают в стороны после выстре-

ла в птицу. Лингвокультурного диссонанса можно было бы избежать, прибегнув

к прагматической адаптации текста: ведь речь идет о празднике стрелков

(Schützenfest), отсутствующем в русской культуре. В данном случае с помощью

описания ситуации необходимо объяснить получателю перевода, что речь идёт

о макете деревянной птицы, используемом в состязании по стрельбе.

Описание значения исходной единицы применяется в условиях отсутствия

регулярного словарного соответствия, а также при несовпадении смысловых

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

90

функций соответствующих единиц в ИЯ и ПЯ [1, c. 113]. Такими соответствую-

щими единицами при несовпадении смысловых функций в ИТ и ПТ являются,

на наш взгляд, существительные Vogel и птица. То, что птица (Vogel), которую

подстреливают на праздник стрелков, – деревянный макет, и то, что перед нача-

лом соревнования её укрепляют на шесте, известно немецкому читателю. Cамо

понятие Schützenfest (праздник стрелков) является немецкой реалией, т. е. сло-

вом оригинала, которое обозначает местное явление, которому нет соответствия

в быту и понятиях других народов.

Таким образом, слово птица в ПТ требует разъяснительного перевода, необхо-

димого для понимания текста русскоговорящим читателем, который и обязан был

обеспечить квалифицированный переводчик. Незнание или же недопонимание ИТ

самим переводчиком приводит к появлению ПТ, который будет не понят также и чи-

тателем. Используя терминологию А.Б. Шевнина, мы классифицируем выявленное

несоответствие как несоответствие рецептивного типа, или агноним [3, c. 38]. Ис-

пользование добавления «деревянный макет птицы, укреплённый на шесте» обеспечи-

вает эквивалентность перевода на уровне способа описания ситуации.

Как известно, подобный переводческий комментарий служит пониманию

текста рецептором и рассматривается как дополнительный прием, сопровожда-

ющий слова, переведенные с помощью любого способа лексико-семантической

трансформации, но при этом требующие расширенного пояснения, например,

если толковые словари не дают вокабулы, достаточно глубокой для данного кон-

текста, или само понятие вообще отсутствует или трактуется иначе в переводящей

культуре [1, c. 113].

Произведя лишь грамматико-семантические замены в процессе создания нового

текста на ПЯ и не имея фоновых знаний (или не зная когнитивного контекста), не-

обходимых для работы с ИТ, переводчик в упомянутом выше примере не дал необхо-

димую в данном случае прагматическую (культурную) адаптацию текста на ИЯ, что

привело к созданию ПТ, имеющего сниженную прагматическую ценность для рецеп-

тора перевода. Подобные примеры позволяют нам говорить о том, что переводчики,

порождая лингвокультурные несоответствия как рецептивного '28т. е. в процессе пони-

мания), так и экспрессивного (т. е. в процессе создания ПТ) типов, не обеспечивают

адекватного понимания текста рецептором перевода [3, c. 37].

Таким образом, именно отсутствие культурной составляющей у переводчика,

как подтверждают примеры, приводит к лингвокультурному диссонансу и иска-

жению содержания ИТ.

Библиографический список

1. Казакова, Т.А. Практические основы перевода / Т.А. Казакова // Серия «Изу-

чаем иностранные языки». – СПб. : Союз, 2001. – 320 с.

2. Лихтенштейн, И.А. Количество, не переходящее в качество / И.А. Лихтен-

штейн // Гермес : научно-худож. сб. / сост. А.Н. Злобин. – Саранск : Изд-во

Мордов. ун-та, 2009. – С. 43–46.

3. Шевнин, А.Б. Переводческая эрратология как инструмент научного познания /

А.Б. Шевнин // Вестник НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. – Вып. 5. Лингвистика

и межкультурная коммуникация. – Н. Новгород : НГЛУ им. Н.А. Добролюбо-

ва, 2009. – С. 35–39.

4. Шенкель, Элмар. Школа забвения : рассказы / Элмар Шенкель ; пер. с нем.

Е. Шевченко. – Казань : ДАС, 2002. – 100 с.

91

ЛИНГВИСТИКА

УДК 811.112.2’25

КОММУНИКАТИВНАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ

ПЕРЕВОДА ОБЪЯВЛЕНИЙ О ВАКАНСИЯХ

С НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ

С.М. Вопияшина

В статье рассматривается перевод немецких объявлений о вакансиях на русский

язык. В центре внимания находится проблема достижения коммуникативной экви-

валентности при переводе. Анализ показывает, что немецкие и российские тексты

имеют существенные различия в области выполняемых функций, что, безусловно,

сказывается на построении текста и выборе соответствующих языковых средств и

приводит к трудностям при переводе.

Ключевые слова: функции текста, коммуникативно-прагматическая характе-

ристика текста, коммуникативная эквивалентность.

рудовой дискурс представляет собой в настоящее время большой

интерес для исследователей, в том числе и в аспекте межкультурной

коммуникации, поскольку трудовая миграция приобрела глобальные

масштабы. Одним из широко распространенных текстов этого дискур-

са являются объявления о вакансиях, размещенные в печатных изданиях (газетах

и журналах). Перевод таких текстов может заинтересовать u1087 потенциальных работ-

ников, сотрудников международных кадровых агентств, осуществляющих посред-

нические функции между работником и работодателем, а также тех, кто изучает

опыт составления текстов объявлений о вакансии.

Объявления о вакансии (50 ед.), анализируемые в данной статье, размещены

в достаточно крупных изданиях «Frankfurter Allgemeine Zeitung», «Frankfurter

Rundschau», «Die Zeit», имеющих широкое распространение и публикующих ин-

тересующие нас тексты в репрезентативном объеме.

Принимая за основополагающий принцип перевода текста коммуникативную

эквивалентность, обратимся к коммуникативно-прагматической характеристике

исходных текстов.

Объявления о вакансиях создаются с целью найти работника, наиболее под-

ходящего для исполнения некоторых обязанностей, следовательно, основная ин-

тенция автора – заинтересовать своим объявлением определенный, неслучайный

круг людей, отвечающих предлагаемому набору требований и, в свою очередь, нуж-

дающихся по каким-либо причинам в получении предлагаемой вакансии. Можно

предположить, что работодатель не заинтересован в «текучке». Являясь активной

заинтересованной стороной, он определяет круг возможных соискателей в соот-

ветствии со своими требованиями и статусом. Успешность коммуникации в дан-

ном случае зависит от того, сможет ли работодатель четко и ясно сформулировать

свои требования, предпочтения, сможет ли на этом этапе убедить потенциального

работника обратиться за вакансией и насколько адекватно интерпретирует посыл

потенциальный работник [2].

Согласно этой интенции, логично вытекающей из описанной выше ком-

муникативной ситуации, определяется основная функция текста – информа-

тивная. Информативность немецких объявлений о вакансиях очень высока

Т

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

92

и заключается в наименовании самих вакансий, самоидентификации компа-

нии и виртуальной идентификации работника.

Самоидентификация осуществляется посредством наименования органи-

зации, в которой открывается вакансия. В объявлении, кроме того, обязательно

указываются реквизиты компании и, как правило, имя и фамилия контактного

лица: HARTKOPF &CIE Personenberatung GmbH

Schlossstr.20 (Sud), 51429 Bergisch Gladbach

Telefon: 022 04-95 06-11 (Peter Hartkopf),

Fax: 022 04-95 16-22, E-Mail: Info@Hartkopfcie.de

Адресант также максимально конкретизируется. Прежде всего, через наиме-

нование вакансии: Assistent/-in in Vertrieb, Steuerfachangestellte/r, Buchhalter/-in,

и описание рабочих задач: Vergabe von Baumassnahmen und anderen Leistungen in Zusammenarbeit

mit der Bauverwaltung der Länder; Erstellen von Mietvermittlungen und Wirtschaftlichkeitsuntersuchungen.

Идентификация осуществляется путем указания на не-

которые параметры, которыми кандидат на вакансию должен обладать, а именно:

квалификации: Sie sind Diplom-Ingenieur oder staatlich geprüfter Techniker/-in;

Studium der Betriebswirtschaft und Ausbildung zum Bilanzbuchhalter; …Abgeschlossenes

FH-Studium (z. B. Wohnungswirtschaft/Betriebswirtschaft/Architektur);

опыта работы: Sie verfügen über eine entsprechende Berufserfahrung im Außendienst,

aber nicht unbedingt in der Lebensmittelindustrie; …mindestens 5 Jahre Erfahrung

in der Kfz-Zulieferungsindustrie..; praktisches SAB-Erfahrung wünschenswert;

определенных компетенций. Среди компетенций можно выделить как

наиболее общие: gute Englischkenntnisse/English in Wort und Schrift, Teamfähigkeit und

Belastbarkeit, hohe Einsatzbereitschaft und Flexibilität, так и специальные, свойствен-

ные достаточно узкому кругу специалистов: Kenntnisse im Projectmanagment, Praktische

Kenntnisse für Fertigungsmethoden Hanban, 5S, Hoshin, TPM, GPAO.

Информативность реализуется и в типовой структуре текста. Объявления о ва-

кансиях, независимо от объема имеют четко структурированную форму: название

организации-работодателя/логотип, самопрезентация, определение вакансии,

требования к кандидату, информация об условиях труда, перспективах карьерно-

го роста, реквизиты.

Наряду с информативной во многих текстах реализуется волюнтативная фун-

кция или функция воздействия, тесно взаимосвязанная с оценочной и эмоцио-

нальной функциями. Так, самоидентификация работодателя сопровождается

самопрезентацией или краткой характеристикой организации-работодателя, ко-

торая может быть официально-деловой, т. е. содержащей основные объективные

данные: HEMA S.A.S. gehört zur weltweit tätigen französischen SIDEL Gruppe und stellt

Abfüllanlagen her und bietet Dienstleistungen an für die Bereiche Food und Nonfood, либо

носит выраженный рекламный характер (рекламность проявляется в вербально

репрезентируемой высокой самооценке): Die klaren strategischen Ziele, ein hochmotiviertes

Mitarbeiterteam sowie eine Sortimentspolitik auf höchstem Niveau bilden die Voraussetzung

für eine weiterhin positive Entwicklung der Marke.

Воздействующая функция, безусловно, реализуется и в описании возмож-

ностей u1074 вознаграждения и перспектив карьерного роста: Wir bieten Ihnen eine mehrmonatige

Einarbeitungszeit in Lübeck. Zusätzlich zu Ihrem Grundgehalt erhalten Sie eine

attraktive Leistungsbezahlung. Neben einer Home-Office-Austattung steht Ihnen ein Dienstwagen

auch zur privaten Nutzung zur Verfügung. Bei dieser selbständigen und verantwortungsvollen

Aufgabe in einem internationalen Umfeld bieten wir Ihnen eine sichere und zukunftsorientierte

Position.

93

ЛИНГВИСТИКА

Особое значение следует уделить фатической функции или контактоустанав-

ливающей. Так, многим объявлениям о вакансии свойственна адресность, диало-

гичность. В тексте она эксплицируется личными и притяжательными местоиме-

ниями в предложениях утвердительного, вопросительного и побудительного типа:

Zu Ihren Aufgaben gehören…, Sie sind es gewohnt, in hohem Masse selbstständig zu arbeiten;

Wenn wir Interesse geweckt haben, möchten wir Sie gerne kennen lernen; Wir freuen uns auf

Ihre aussagefähige Bewerbung! В результате некоторые объявления воспринимаются

как письма, обращенные к потенциальному работнику лично.

Таким образом, текст объявления о вакансии выполняет информативную,

волюнтативную, оценочную, фатическую функции, находящие свое выражение

в коммуникативных стратегиях информирования, самопрезентации, воодушевле-

ния/стимулирования, сотрудничества.

Между описанными функциями текста объявления о вакансии может быть ус-

тановлена иерархия, где доминирующей признается информативная функция.

Рассматривая исследуемые тексты в аспекте коммуникативной эквивалент-

ности, мы опираемся на теорию З.Д. Львовской, которая считает, что коммуни-

кативная эквивалентность определяется на основе базисного принципа перевода

и предполагает максимально возможную верность концептуальной программе ав-

тора ИТ и приемлемость ПТ в принимающей культуре и репрезентируется в сле-

дующих нормах перевода: 1) перевод никогда не должен вступать в противоречие

с концептуальной программой автора исходного текста (ИТ), то есть не должен

приводить к ложным импликатурам и должен содержать импликатуры, релеван-

тные для концептуальной программы ИТ и для ее понимания адресатом ПТ, не-

зависимо от того, имеют ли эти импликатуры эксплицитные или имплицитные

маркеры; 2) перевод не должен противоречить релевантным факторам коммуни-

кативной ситуации принимающей культуры, то есть он должен быть адекватным

новой ситуации; 3) перевод не должен вступать в противоречие с нормами речево-

го и неречевого поведения принимающей культуры в целом и с текстовыми кон-

венциями в частности [1].

Исходя из описанной выше специфики изучаемого текста, считаем, что при

переводе должна быть сохранена, прежде всего, информативная функция текста.

Здесь можно выделить ряд важных моментов.

Во-первых, необходимо учитывать, что в немецком языке сосуществуют две

формы наименования профессии или должности (также номенклатура) – муж-

ская и женская, что и эксплицируется в наименованиях вакансий (см. выше),

и сигнализирует о наличии важного социокультурного признака – равноправия

мужчин и женщин на рынке труда. В русском языке в таких именах наблюдается

ярко выраженная асимметрия: отсутствие женского варианта имени – менеджер,

коммерческий директор; наличие стилистически окрашенного варианта – инже-

нерша, врачиха, использование имен мужского рода для обозначения лица по про-

фессии – окулист, водитель, консультант. При переводе в данном случае должно

быть использовано наименование, принятое в русском языке, с обязательным

указанием в скобках (м/ж).

Во-вторых, в силу различия социокультурной реальности в России и Герма-

нии смысловое наполнение наименований вакансий может оказаться различным.

Так, Manager, Assistent, Leiter и другие слова имеют соответствия в русском языке,

но что такое «менеджер», «ассистент», «руководитель» в российском и немецком

понимании? Вариативность наблюдается и в выборе одного из множественных

словарных соответствий, например, Sachbearbeiter – исполнитель, консультант,

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

94

делопроизводитель, референт. Во избежание недоразумений следует обратить при-

стальное внимание на перевод элементов текста, содержащих информацию о тре-

бованиях работодателя, на описание вакансии.

Задача переводчика несколько осложняется также тем, что транснациональ-

ные компании используют английские варианты номенклатуры: Production Manager,

Senior Security Technician, Program Manufacturing Leader. Согласно существую-

щей переводческой практике такие наименования могут быть перенесены в текст

перевода в оригинальной форме с последующим описанием задач и требований

работодателя, выполняющих детерминирующую функцию.

В-третьих, определенную трудность для перевода составляют наименования

квалификаций и должностей, не совпадающие в России и Германии. В данном

случае для эквивалентной передачи информации возможен описательный и ком-

ментирующий перевод, например, Referendarin – стажер, (человек, приобретаю-

щий на рабочем месте практические навыки работы и усваивающий дополнительные

теоретические знания в течение двух лет после окончания высшего учебного заведе-

ния), или W 1, W 2, W 3 в составе наименований Juniorprofessor (W 1) – профессор,

имеющий начальную тарифную ставку 35 07 евро, Universitätsprofessor W 2 – профес-

сор, имеющий тарифную ставку W 2 – 4175 евро, W 3 Professor für Romanische Literaturwissenschaft

профессор- специалист по романской литературе, имеющий тариф-

ную ставку – 5059 евро.

Языковые единицы, репрезентирующие функцию воздействия и фатическую

функцию, не составляют особого труда при переводе, ср.: Мы гарантируем: рабо-

ту в стабильной и дружной компании, интересную работу с высоким уровнем доходов.

Вопрос заключается в том, что стиль российских текстов объявлений о вакансиях

отличается от немецкого. Он более «сухой», информативно менее развернутый. Для

сравнения приведем типовой текст обычного российского объявления: Директор

департамента электромонтажных работ. 30-50 лет. В/о (строительное, электротех-

ническое). О/р обязателен. З/п по результатам собеседования. З/п от 80 т.р.+ участие

в прибыли. Т.78 1-80-77 .д.16 м. Волгоградский проспект. Фактически основная функ-

ция российских аналогов – информативная, признаки других функций выражены

незначительно, единичными примерами, слабо эксплицированы в тексте. Эмоци-

ональная норма, таким образом, не совпадает в разных лингвокультурах, в русском

языке она значительно ниже в текстах объявлений о вакансиях, что создает допол-

нительные трудности для перевода и, безусловно, оказывает значительное влияние

на уровень коммуникативной эквивалентности u1087 при переводе [4, цит. по: 3].

Сохранение при переводе немецкой личностно ориентированной специфики

неизбежно приводит к нарушению третьего постулата З.Д Львовской – перевод

не должен вступать в противоречие с нормами речевого и неречевого поведения

принимающей культуры в целом и с текстовыми конвенциями в частности.

Возникающие, таким образом, проблемы в передаче информационной и других

составляющих текстов объявлений о вакансии объясняются во многом с позиций

межкультурных отличий. Преодоление этих проблем видится в использовании сле-

дующего переводческого инструментария: прямого переноса имени, транскрипции

и транслитерации, описательно перевода, переводческого комментария, адаптации

к иноязычному способу объективации, учета узуса принимающего языка.

В заключение отметим, что в статье отмечены проблемные зоны и представле-

ны наблюдения и выводы общего характера. Они могут быть детализированы при

более глубоком рассмотрении различных аспектов (например, семантического, со-

циокультурного, стилистического, прагматического) перевода изучаемых текстов.

95

ЛИНГВИСТИКА

Библиографический список

1. Львовская, З.Д. Современные проблемы перевода : пер. с исп. / З.Д. Львовс-

кая. – М. : ЛКИ, 2008. – 224 с.

2. Наумов, В.В. Лингвистическая идентификация личности / В.В. Наумов. – М. :

КомКнига, 2006. – 240 с.

3. Трошина, Н.Н. Стилистическая эквивалентность перевода как проблема меж-

культурной коммуникации / Н.Н. Трошина // Ментальность. Коммуникация.

Перевод : сб. статей памяти Ф.М. Березина (1931–2003) / РАН. ИНИОН. Центр

гуманит. науч.-инф. исслед. ; отд.языкознания ; отв.ред. и сост. канд. филол.

наук М.Б. Раренко. – М., 2008. – 280 с. – C. 159–179

4. Stolt, B. Kulturbarrieren als Verständnisproblem / B. Stolt // Moderna Sprak. – Goteborg,

1998. – Vol. 82, № 2. – S. 110–125/ Цит. по: Работа. Учеба. – 16–22.06.09. –

23.

5. Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung. – 8.07.09. – № 27.

6. Frankfurter Rundschau. – 23.12.06. – № 299.

7. Die Zeit. – 2009. – № 6.

УДК 811.112.2’25

НЕМЕЦКИЙ И РУССКИЙ УСТАВ КАК ОБЪЕКТ

ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКОГО И ПЕРЕВОДЧЕСКОГО

ИССЛЕДОВАНИЯ

А.Н. Малявина

В статье рассматриваются особенности перевода русских учредительных доку-

ментов на немецкий язык в лингвостилистическом и социокультурном u1072 аспектах. По-

казаны схожие внутристилевые черты русских и немецких уставов и существенные

различия их лингвистического оформления и функционирования в социуме, приводя-

щие к трудностям при переводе.

Ключевые слова: устав, коммуникативная компетенция, норма, лингвостилис-

тические особенности перевода, социокультурное своеобразие.

спешное функционирование предприятия в межкультурной среде, разви-

тие его партнерских отношений, подкрепленных имеющими юридичес-

кую силу документами, зависит не только от точного представления эко-

номической и политической ситуации, но и от соблюдения требований,

предъявляемых как при устном, так и письменном общении между представителями

разных культурных социумов. Иными словами, кроме необходимости овладения про-

фессиональными, свойственными определенной области материальной деятельнос-

ти, компетенциями, в условиях современного бурно развивающегося международ-

ного общения и сотрудничества, насущным стало приобретение коммуникативной

компетенции в широком смысле этого понятия.

У

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

96

Особенно актуально это требование для специалистов, занимающихся пе-

реводческой деятельностью в международных компаниях или работающих

на предприятиях, имеющих обширные деловые связи за пределами России. Осно-

вополагающими составляющими коммуникативной компетенции по результатам

исследований, проводимых Советом Европы [7; 14], являются следующие компе-

тенции: лингвистическая (овладение системой сведений обо всех уровнях языка

как родного, так и иностранного), социолингвистическая (способность восприни-

мать и адекватно реагировать на экстралингвистические факторы и тенденции

развития языка и его существования), дискурсивная (овладение анализом связ-

ного текста, сверхфразового единства), стратегическая (способность восполнять

в процессе общения недостаточность знаний языка, речевого и социального опы-

та), социальная (способность вступать в коммуникативные отношения), социо-

культурная (овладение совокупностью знаний о стране, национально-культурных

особенностях социального и речевого поведения носителей языка и способность

пользоваться этими знаниями). Список необходимо дополнить компетенциями:

переводческой (способность понять смысла оригинала на исходном языке, адек-

ватно передать релевантную информацию в процессе создания совершенно ново-

го текста на переводящий язык, учитывая функции и цели создания транслята),

межкультурной (понимание разницы между культурами и владение способами

успешного взаимодействия представителей разных культур) и «предметно направ-

ленной» (приобретение знаний в определенной профессиональной сфере: эконо-

мике, компьютерной технике, лингвистике и т. д.).

Требование овладения расширенным списком компетенций является осново-

полагающим для специалистов, переводящих официально-деловую документа-

цию предприятий, а также поддерживающих иноязычные сайты компаний.

Официально-деловой стиль, дифференцирующийся на такие подстили, как

законодательный (юридический), дипломатический и административно-канце-

лярский [3], реализуется в различных документах, среди которых наиболее ин-

тересным с точки зрения воплощения коммуникативной компетенции в аспекте

переводческой деятельности является устав юридического лица, определение ко-

торого не имеет существенных расхождений в русской и немецкоязычной эконо-

мической и юридической традициях:

Устав юридического лица – учредительный документ, на основе которого создает-

ся, и действует юридическое лицо. В уставе определяется правовое положение (правовой

статус) юридического лица. В уставе обязательно указывается полное и сокращенное

наименование юридического лица; его местонахождение; цели и сферы деятельности;

порядок управления (компетенция общего собрания акционеров – для акционерного обще-

ства, Совета директоров, правления, генерального директора); размер уставного капи-

тала и его изменения; реорганизация и порядок ликвидации [9].

Устав – установленный государством (государствами), собственником u1080 имущес-

тва либо общественной организацией свод правил, регулирующих […] правовой ста-

тус конкретных юридических лиц […] – в этом случае устав выступает как учреди-

тельный документ [11].

Satzung heißt die Grundordnung einer Kapitalgesellschaft, einer Genossenschaft (Bezeichnung

dort: Statut), einer Körperschaft des öffentlichen Rechts (z. B. bei einer Gemeinde)

oder eines Vereins. Sie wird schriftlich abgefasst. In der Satzung z. B. einer AG müssen nach

§23 AktG u. a. folgende Angaben gemacht werden: der Name der Firma; der Sitz der Gesellschaft;

der Tätigkeitsbereich des Unternehmens; die Höhe des Grundkapitals.

97

ЛИНГВИСТИКА

Satzung ist der Oberbegriff der schriftlich niedergelegten Verfassung (Grundordnung) eines

rechtlichen Zusammenschlusses. Sie ist u. a. die Bezeichnung für den Gesellschaftsvertrag

der AG und KGaA. Auch der Gesellschaftsvertrag einer GmbH kann als Satzung bezeichnet

werden.

Die Vorlage einer Satzung ist eine der Bedingungen, die ein Idealverein (§21 BGB) zur

Anmeldung zum Vereinsregister zu erfüllen hat, um Rechtsfähigkeit zu erlangen (§§59 , 60

BGB). Sie muß u. a. den Zweck, den Namen, den Sitz des Vereins und den Eintragungswillen

enthalten (§57 BGB) und soll den Ein- und Austritt der Mitglieder, die Beitragsfrage, die

Bildung des Vorstandes sowie die Formerfordernisse bzgl. der Mitgliederversammlung regeln

(§58 BGB) [18].

Предметом исследований устава в аспекте межкультурной коммуникации

и перевода могут служить моменты, обусловленные дифференцирующими

факторами в языковом воплощении уставов, особенностями национально-

культурного восприятия и передачи предписаний и норм конкретной языко-

вой среды, специфичность систем кодировок и формы письменного оформ-

ления юридического документа, а также степень раскрытия и интерпретации

представленной в уставе информации, зависящей от уровня развития право-

вых механизмов в той или иной стране.

С лингвостилистической точки зрения русскоязычной традиции [3; 4; 6] внут-

ристилевыми чертами устава как текста официально-делового стиля, формирую-

щими его структуру и языковые приметы, которые проявляются в лексике, фразе-

ологии, словообразовании, морфологии и синтаксисе, являются однозначность,

точность, четкость и лаконичность формулировок; нормализация и стандартиза-

ция средств выражения; стандартность и единообразие речевых средств (речевые

стереотипы, клише, шаблоны, типовое оформление); императивный, неличный

характер, тон предписания и долженствования; использование юридической тер-

минологии; своеобразие лексики и фразеологии; употребление слов в прямых,

конкретно-логических, номинативных значениях; неприемлемость эмоциональ-

но окрашенной и иностилевой лексики; допущение терминологических вариан-

тов; близость к общелитературному языку.

Кроме того, необходимо отметить, что для устава характерно словосложение,

заимствование интернациональных словообразовательных моделей; типично

преобладание имен над глаголами и имен существительных над местоимениями;

продуктивен мужской род (обозначение профессии в мужском роде); активен ро-

дительный падеж существительных; широко представлены аббревиатуры; обильна

лексика отглагольного происхождения; распространены неличные формы глагола

(причастия, инфинитив) и формы повелительного наклонения; распространены

отыменные предлоги и союзы; типичны формы настоящего времени глагола, вы-

полняющие функцию предписания; не выражены формы субъективной оценки

и модальности; принято четкое членение конструкций, яркое выражение синтак-

сической связи (обычно лексически обозначенной), нанизывание деепричастных

и причастных оборотов, прямой порядок слов; характерно обилие однородных

членов и различных перечислений с цифровыми и буквенными обозначениями.

В традиции германской лингвостилистической концепции [2; 13] устав как

текст, принадлежащий официально-деловому стилю (unmittelbare Direktive), ха-

рактеризуется однозначностью, законченностью, точностью, терминологичес-

кой строгостью; строгостью формы и шаблонностью структуры документа; осо-

бенностями композиции (членение на части, параграфы, статьи, пункты и т. д.);

анонимностью (отсутствием автора); языковой экономией, с одной стороны,

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

98

и необходимостью пояснений, с другой, то есть детальностью изложения (пов-

торение, подробные предложения); обилием терминов юридического характера

и отсутствием пояснений и объяснений терминов (в отличие от законов); нелич-

ным характером, передающимся конструкциями пассива и статива; преимущес-

твенным употреблением глагольных словосочетаний (Streckformen); побудитель-

ностью содержания, передающейся модальными словами, глаголами с семантикой

побуждения, императивом, безличными конструкциями, конструкциями «haben

+ zu» и «sein + zu»; наличием штампов, клише, общих фраз; частотностью

использования условных придаточных предложений или других конструкций,

передающих «условное» значение; параллелизмом конструкций предложений;

умеренным применением аббревиации; использованием наименований лиц

по профессии или должности общего рода или в форме и женского, и мужского

рода; отсутствием эмоциональности, эстетики, риторических фигур.

Обобщенное рассмотрение текста устава с точки зрения лингвистики и сти-

листики убедительно демонстрирует сходство по основным внутристилевым чер-

там и некоторые различия в выборе средств языкового оформления (например,

в немецком языке больше грамматических конструкций для передачи функции

побуждения).

Теоретически при переводе текста устава (т. е. в процессе работы над юриди-

ческим переводом) существуют определенные закономерности и сложности, ла-

пидарно представленные ниже.

Юридический перевод – это перевод текстов, относящихся к области права

и используемых для конвертации информацией юридического характера между

разноязычными социумами. Поскольку право является предметной областью,

связанной с социально-политическими и культурными особенностями страны,

то есть требующей владения коммуникативной компетенцией в ее широком по-

нимании, юридический перевод представляет собой непростую задачу. Для адек-

ватной передачи юридической информации язык юридического перевода должен

быть в соответствии с внутристилевыми особенностями предельно точным и до-

стоверным, так как ошибки в тексте-трансляте могут иметь как непосредствен-

ные, так и опосредованные юридические и правовые последствия.

При переводе текстов подобного рода нельзя забывать о том, что исходный текст

организован в соответствии с определенной правовой системой и социокультурной

средой, что находит свое отражение в содержащихся в нем юридических формули-

ровках и социокультурных маркерах, а текст перевода предназначен для использо-

вания в рамках другой правовой системы и культуры с характерными именно для

неё юридическими формулировками, особенностями казуистики и восприятия го-

сударственных законов и свойственных данному языковому социуму норм.

Помимо терминологических лакун или отсутствия соответствующих лек-

сических эквивалентов, следует помнить, что текстовые конвенции в исходном

языке часто зависят от культурных особенностей и могут не соответствовать кон-

венциям текста перевода. У языковых конструкций, характерных для исходного

языка, нет прямых эквивалентов в языке перевода. В связи с этим одной из задач

перевода является нахождение конструкций в языке перевода, имеющих функ-

ции, аналогичные функциям конструкций исходного языка [10].

В качестве достоверного с точки зрения практики подтверждения теоретичес-

ких формулировок и сделанных ранее выводов необходимо наглядно продемонс-

трировать особенности перевода текста устава с учетом лингвостилистической,

социокультурной и прагматической составляющей, а также согласно скопос-

99

ЛИНГВИСТИКА

теории. Подробное изучение фактического материала, учитывающее работу

с параллельными текстами оригиналами на немецком языке, позволяет опреде-

лить следующие особенности перевода устава с русского языка на немецкий.

1. Лингвостилистические особенности перевода:

терминологических лакун: Совет директоров не Aufsichtsrat, а Direktorenrat;

Ликвидация Общества влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязан-

ностей в порядке правопреемства к другим лицам – Die Liquidation der Gesellschaft

ist die Auflösung der Gesellschaft ohne Rechtsnachfolge, или терминов, несовпадающих

по семантике: фирма – это не Unternehmen, уставный капитал АО Grundkapital,

а не Stammkapital; большая сделка bedeutendes Geschäft, größeres Geschäft, großes

Geschäft, Transaktion; ликвидация Liquidation, Auflösung;

аббревиатур и сокращений. Данный пункт требует более детального рас-

смотрения, так как существует некоторое расхождение теории и практики переда-

чи сокращений. Теоретически необходимо транслитерировать латиницей русские

сокращения (ср.: рус., нем., англ. АО, ООО и т. д.) [5, с. 123–124], что на практике

зачастую не соблюдается: сокращение нередко включалось в официальное назва-

ние компании на иностранном языке, а значит, возможно существование «Goldene

active GmbH»; предприятие является совместным или многонациональным кон-

церном, а значит, есть вероятность передачи русского АО немецким AG, причем

в описанных случаях частотна также постановка сокращения после фирменного

наименования, характерного для немецкоязычной социокультурной среды. До-

вольно часто приходится прибегать к расшифровке сокращений типа ИНН, КПП,

ОРГН наряду с их побуквенной транслитерацией, например: OGRN, Steuerzahlernummer

(INN), Steuermeldekode (KPP),

штампов и клише: фирма называется (Фирменное наименование Обще-

ства) – Die Gesellschaft führt den Namen, а не heißt/trägt den Namen; председатель

уполномочен der Vorsitzende ist ermächtigt, а не der Vorsitzende ist berechtigt;

наименований организаций, министерств, различных служб, регистра-

ционных учреждений, законов и др. При переводе необходимо учитывать при-

надлежность данных лакун разным социальным, политическим и культурным

социумам: Министерство юстиции Российской Федерации Justizministerium der

Russischen Föderation, а не Bundesjustizministerium, Федеральный закон Föderalgesetz,

а не Bundesgesetz, МИФНС interregionale Inspektion des föderalen Steueramtes der Russischen

Föderation;

ложных друзей переводчика и ложных эквивалентов: аффилированные

лица nahe stehende Personen, а не affilierte Personen; годовой отчет Jahresabschluss,

а не Jahresbericht, бухгалтерский баланс Bilanz, а не buchhalterische Bilanz;

синонимии и повторов как инструмента исключения неидентичного юриди-

ческого толкования: председатель der Vorstand или der Vorsitzende; 60 раз исполь-

зуется корень устав в русском тексте, состоящем из 6228 слов, 16 раз повторяет-

ся корень Satzung в оригинальном тексте устава на немецком языке, состоящем

из 1973 слов;

усложненных синтаксических конструкций с помощью членения: Генераль-

ный директор при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен дейс-

твовать в интересах Общества, осуществлять свои права и исполнять обязаннос-

ти в отношении Общества добросовестно и разумно Bei der Ausübung der Rechte

und Erfüllung der Pflichten soll der Generaldirektor im Interesse der Gesellschaft handeln.

Er soll gewissenhaft und vernünftig seine Rechte ausüben und mit der Gesellschaft verbundenen

Pflichten erfüllen.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

100

2. Социокультурное своеобразие и его передача:

оформление уставной документации в разных деловых культурах различ-

но, например: из предложения Открытое акционерное общество «Золотые акти-

вы», в дальнейшем именуемое «Общество», создано и действует в соответствии

с Уставом Общества видно, что слово общество пишется с большой буквы как

того требуют правила составления деловой документации в русской традиции, но

в немецком языке, во-первых, все существительные пишутся с прописной бук-

вы, а во-вторых, нет традиции последующего специального выделения слова:

Die offene Aktiengesellschaft Active Gold, nachfolgend «Gesellschaft» genannt, ist gegründet

gewesen und arbeitet nach der Satzung der Gesellschaft;

печатные знаки функционируют в русском и немецком языках в соответс-

твии с ГОСТ и DIN-5008 [17], а значит, и передавать их необходимо согласно тре-

бованиям языка перевода: в § 23–24 in §§23–24; имеют 10% акций 10 Prozent

Aktien besitzen; № 3 #3 или Nr.3;

написание названия валюты и место его нахождения также имеют расхож-

дения: в размере 300 евро/in Höhe von 300,00 EUR или 3 00,00;

говоря о государственном законодательстве, правовой системе в аспек-

те национального менталитета, необходимо отметить, что педантичность и при-

верженность букве закона жителей Германии проявляется в более точном обоз-

начении конкретных законодательных актов, например: формулировка согласно

Федеральному закону характера для русской языковой традиции, а в немецких ус-

тавах чаще можно встретить gemäß §3, Art.4 Abs.6 Gesetz 456 ; кроме того, в русской

юридической литературе предусмотрен такой порядок следования перечисления

частей нормативно-правовых актов: указание пункта статьи, а потом номер статьи

закона, то есть от меньшей составляющей к большей (в пункте 4 статьи 53 Феде-

рального закона), и наоборот, в немецкой – Auf Grund des §65 Abs. 1 Z 6 des Abfallwirt

schaftsgesetzes 2002 (AWG 2002);

оформление цифры как вида фактического материала одинаково в обеих

культурах, но на практике данного правила придерживаются не всегда, что явля-

ется недочетом работы переводчика: 3 члена Собрания drei Mitglieder der Versammlung,

а не 3 Mitglieder der Versammlung;

наименование лиц: в русской традиции отдается предпочтение мужскому

роду, что поддерживается языковыми нормами, в немецкоязычных уставах пред-

почитают, в соответствии с привитыми культурными принципами равноправия

мужчин и женщин, не делать акцент на одном роде, а использовать существитель-

ные общего рода Vorsitzende, Bevollmächtigte, Person, Mitglied или двойное наимено-

вание Vertreterinen und Vertreter, при этом необходимо отметить, что форма AktieninhaberInnen

в проанализированном корпусе текстов не встречается;

различия наблюдаются также в неидентичности подаваемой органам го-

сударственной власти отчетной документации предприятия, в качественном от-

личии предоставленных на проверку и аудит документов бухгалтерского учета

и финансовой отчетности в русской и немецкой деловой традиции;

отмечено также проявление такого важного социокультурного поведен-

ческого принципа, как отношение к работе: ср. Члены Совета директоров при

осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в инте-

ресах Общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении

Общества добросовестно и разумно Bei der Ausübung der Rechte und Erfüllung der

Pflichten sollen die Mitglieder des Direktorenrates im Interesse der Gesellschaft handeln. Sie

sollen gewissenhaft und vernünftig ihre Rechte ausüben und mit der Gesellschaft verbunde101

ЛИНГВИСТИКА

nen Pflichten erfüllen. Проведенный анализ текстов уставов немецких предприятий

не выявил случаев подобного разъяснения особенностей трудовой дисциплины,

но, учитывая пожелание заказчика (что соответствует скопос-теории), в переводе

необходимо было сохранить данные лексические единицы.

В заключение необходимо отметить, что перевод устава предприятия в новых

условиях межкультурного взаимодействия является не только сложным с линг-

востилистической, социокультурной и переводческой точек зрения, требующим

безукоризненного владения коммуникативной компетенцией в широком смысле

этого понятия, но и ответственным не только с позиции профессиональных обя-

зательств, но и в правовом аспекте процессом.

Библиографический список

1. Богатырева, Н.А. Стилистика современного немецкого языка = Stilistik der

deutschen Gegenwartssprache : учеб. пособие для u1089 студ. лингв. вузов и фак-тов /

Н.А. Богатырева, Л.А. Ноздрина. – М. : Академия, 2005. – 336 с.

2. Брандес, М.П. Стилистика немецкого языка : учеб. пособие для ин-тов и фак-

тов иностр. яз. / М.П. Валгина – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Высш. шк., 1990.

3. Валгина, Н.С. Теория текста. Текст как функционально-стилевая категория /

Н.С. Валгина. – /text14/26.htm

4. Голуб, И.Б. Стилистика русского языка / И.Б. Голуб. – 3-е изд., испр. – М. :

Рольф, 2001. – 448 с.

5. Ермолович, Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур / Д.И. Ермоло-

вич. – М. : Р. Валент, 2001. – 200 с.

6. Кожина, М.Н. Стилистика русского языка : учеб. для студентов пед. ин-тов по

спец. 2101 «Рус. яз. и лит.» / М.Н. Кожина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. :

Просвещение, 1993. – 224 с.

7. Общеевропейские компетенции владения иностранным языком : пилотный

образец межкультурной стратегии / П.У. Мансилла, А.М. Рьехос. – http://

/educational_book/pdf/2-3_07/08.pdf

8. Щукин, А.Н. Лингводидактический энциклопедический словарь / А.Н. Щу-

кин. – М. : Астрель : АСТ : Хранитель, 2007. – 746 с.

9. Экономический словарь. – /html/onoaa_pdeaexaneiai_

eeoa.html

10. Юридический перевод. – /wiki/Юридический_перевод

11. Юридический словарь. – /dic.nsf/lower/19057

12. Юридический словарь. – /dic.nsf/lower/19082

13. Fleischer, W. Stilistik der deutschen Gegenwartssprache / W. Fleischer, G. Michel. –

2., unveränderte Auflage. – VEB Bibliographisches Institut, Leipzig, 1977. – 394 s.

14. Gemeinsamer europäischer Referenzrahmen für Sprachen: lernen, lehren, beurteilen. –

http://commonweb.unifr.ch/pluriling/pub/cerleweb/portfolio/downloadable-docu/

Referenzrahmen2001.pdf

15. Investitionen in Russland Beiten Burkhardt Rechtsanwaltsgesellschaft mbH, 2005. –

/pdf/Invest_Russland.pdf

16. Rechtswörterbuch. – http://www.rechtswoerterbuch.de/recht/s/satzung/

17. Wehner, J.-O. Regeln und Empfehlungen zum Schreiben und Gestalten von

Schriftstücken mit Textverarbeitungssystem (nach DIN 5008) / J.-O. Wehner. –

Berlin, 2003. – http://www.regionale-schule-dorf-mecklenburg.de/falk/KVHS/

download/neu/Schreib_Normen_din5008.pdf

18. Wirtschaftslexikon. – /d/satzung/satzung.htm

19. Wirtschaftslexikon. – /d/statut/statut.htm

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

102

УДК 81:659

РИТОРИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ТЕКСТОВ

РЕКЛАМНЫХ ОБЪЯВЛЕНИЙ

С.П. Анохина

В статье проводится сопоставительный анализ компонента deposito двух основ-

ных прототипов рекламных текстов: реклама продукта и имиджевой рекламы.

Ключевые слова: риторическая структура, аргументативные тактики и при-

емы, макроинтенция, дополнительные функции.

нтичная риторика предоставляет довольно обширный аппарат для ус-

пешного составления персуазивных u1090 текстов, к которым и относятся

тексты рекламных объявлений. Нас интересует, в частности, такой со-

держательный элемент речи, как deposito – действенное расположение

фактов и аргументов для достижения своего речевого намерения у соответствую-

щей публики по поводу соответствующей темы.

Схема этого элемента речевого произведения реализуется в персуазивных тек-

стах в четырехкомпонентной структуре: exordium – narratio – argumentatio – peroration

(Yanich 2005, 140). Exordium – это зачин, начало речи, где осуществляется

контакт с публикой: необходимо привлечь внимание (attentum parare) и положи-

тельно настроить публику (captatio benevolentiae). Narratio, которое часто пере-

плетается с argumentatio, представляет собой изложение существа речи или темы

текста. Peroratio – это заключение речи, где повторяется обобщается вышеизло-

женное, чтобы вызвать у публики определенные эмоции. Изучение взаимосвязей

между риторической структурой и компонентной структурой представляет инте-

рес прежде всего в прикладных целях, но в настоящей работе мы обращаемся к их

сопоставительному описанию. При этом следует подчеркнуть, что в силу чрезвы-

чайно ограниченного фактического материала надеемся лишь предложить неко-

торые проблемы для дискуссии и для их последующего более детального и обшир-

ного исследования, в случае если они смогут кого-либо заинтересовать.

Обратимся к прототипу «Имиджевая реклама», представленному текстами

о банках. (В силу технической невозможности мы ограничиваемся анализом лишь

вербального компонента текстов). Первый текст из газеты Die Welt am Sonntag,

Nr.49, 9. Dezember 2007:

Die Welt ist voller Chancen. Setzen Sie auf die Nr.1 der Vermögensverwalter

Das Private Banking der BHF-Bank erreichte im Report «Die Elite der Vermögensverwalter»

erneut die Bestnote. Mit 4 12 von 45 0 Punkten erzielten wir die höchste Punktzahl und wurden mit

dem Prädikat «summa cum laude» ausgezeichnet. Kein Institut erfüllt damit die Anforderungen

anspruchs vollen Privatkunden und Familienunternehmer besser als unsere Vermögensverwalter.

Nutzen Sie die Chance und setzen Sie jetzt auf die Nr.1. Rufen Sie uns an…

Как видим, exordium представлен в заголовке, причем каждая его часть на-

ходит свое выражение в отдельном предложении: attentum parare – в первом,

captatio benevolentiae – во втором, на что указывает словосочетание die Nr.1 der

Vermögensverwalter. Прототип данного рекламного текста определяется его до-

минирующей макрофункцией – представить в положительном свете организа-

А

103

ЛИНГВИСТИКА

цию и тем самым побудить реципиента обратиться к ней. Отсюда для реализа-

ции данной функции в слитном элементе narratio + argumentatio – собственно

тексте, выступают такие дополнительные функции, как: сослаться на тради-

цию – erneut, и цитация других СМИ, причем авторитетных специалистов: …im

Report «Die Elite der Vermögensverwalter».

В качестве тактики персуазивной аргументации выступает один из приемов

повседневной «обывательской» аргументации, а именно: заключение на основа-

нии сравнения типа X > Y: Kein Institut erfüllt damit die Anforderungen… besser als

unsere Vermögensverwalter. Таким образом, имеет место имплицитное обращение

к ценностям – надежность и качество организации, что в целом имеет следствием

captatio benevolentiae.

Элемент peroratio представлен последним предложением текста и представ-

ляет собой такую стилистическую фигуру, как лексико-грамматический повтор

заголовка: предложение представляет собой по грамматическому типу повтор вто-

рого предложения заголовка и в лексическом отношении – почти полный повтор

второго и ключевое слово первого.

Следующий текст представляет собой рекламу швейцарского банка. Текст

опубликован в бортовом журнале австрийских авиалиний Skyline Nr. 5, 2000.

Wir haben die Verwaltung von Vermögen zu unserem Beruf gemacht. Unsere Kunden

profitieren vom Können ausgewiesener Spezialisten. Dabei sind wir am gemeinsamen,

langfristigen Erfolg orientiert, persönlich in der Beratung, kompromisslos in der Redlichkeit,

offen im Umgang und verankert in einem starken Team. Die Vonotobel-Gruppe betreut

über ATS 600 Milliarden an Kundenvermögen und ist die einzige Schweizer Bank mit einer

österreichischen Banklizenz. An einer Betreuung nach Schweizer Privatbanktradition interessiert?

Dann rufen Sie uns an. Dr. Roland Hengartner, Vorsitzender der Geschäftsleitung,

Bank Vonotobel Österreich AG

DIE SCHWEIZER BANK FÜR IHR VERMÖGEN

(далее следует фотография автора)

Bank Vonotobel Österreich AG

Данный текст представляет собой интерес как диффузный в отношении рито-

рической структуры. Кроме peroratio, все остальные элементы рассеяны по всему

тексту. Так, exordium, в котором выражены и attentum parare, и captatio benevolentiae,

представляет собой уже и narratio. Captatio benevolentiae представлен в дальней-

шем, то есть в narratio, таким словосочетанием, как Unsere Kunden profitieren.., син-

тагмой Dabei sind wir am gemeinsamen, langfristigen Erfolg orientiert, а также является

следствием моральной аргументации – обращения к такой ценности как «ответс-

твенность»: personlich in der Beratung, kompromisslos in der Redlichkeit, offen im Umgang

und verankert in einem starken Team. Последнее представляет собой реализцию од-

ной из дополнительных u1092 функций в рамках макрофункции – побудить реципиента

обратиться в данную организацию, так как в ней подчеркиваются определенные

качества организации. Этой же цели служит и такая дополнительная функция как

«представить организацию как отличительную по отношению к другим аналогич-

ным», что находит свое выражение в: Die Vonotobel-Gruppe… ist die einzige Bank mit

einer österreichischen Banklizenz.

В то же время это и одна из составляющих argumentatio, а именно: прием

заключения на основании сравнения (хотя и имплицитного). Из других при-

емов бытовой аргументации отметим заключение на основе причинно-следс-

твенных отношений: получение дохода клиентами данного банка обусловлено

высоким уровнем профессионализма его работников: Können ausgewiesener

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

104

Spezialisten. Кроме бытовой аргументации, автор прибегает и к рациональной

аргументативной стратегии: Die Vonotobel-Gruppe betreut über ATS 600 Milliarden

an Kundenvermögen…

Peroratio данного рекламного текста представлен риторическим вопросом,

реализующим основную макроинтенцию этого прототипа; здесь же находит реа-

лизацию и дополнительная функция в рамках макроинтенции вербально: номи-

нация адресанта – одного из топ-менеджеров банка, и визуально – его фотогра-

фия. Слоган представляет собой не только элемент peroratio, но и элемент captatio

benevolentiae.

Русскоязычные тексты этого прототипа представлены в региональной и мест-

ной прессе. Текст в АИФ-Самара, № 6, 2010:

Получить царский

кредит наличными?

15% годовых в руб-

лях

Естественно!

Имеете ли Вы желание сделать ремонт в доме? Или же решили

Вы съездить в отпуск, посмотреть дальние города и страны.

Желаете ли вы рождения ребенка, и нужна новая мебель для

детской? Для каждой Вашей цели даруем мы прекрасное сред-

ство – воистину царский кредит наличными.

Преимущества кредита от ОТП Банка на любые цели:

процентная ставка по кредиту – 15% годовых; Сумма креди-

та – до 400 000 рублей; Срок рассмотрения Заявки – 3–5 дней;

Возможно досрочное погашение кредита.

Сумма кредита: 15000 –400000 рублей РФ включительно. Срок кредита: до 6 меся-

цев. Единовременная плата по кредиту: 2% от суммы кредита. Ежемесячная плата

по кредиту: не взимается. Возможно полное или частичное досрочное погашение кре-

дита. Минимальная сумма досрочного погашения: 4000 рублей. Комиссия за досроч-

ное погашение: не взимается. Обязательное обеспечение: поручительство физическо-

го лица (до 50000 рублей РФ вкл. – для филиалов ОАО «ОТП Банк», до 100000 рублей

РФ вкл., для филиала «Санкт-Петербургский» и г. Москвы, возможно предостав-

ление кредита без поручительства физического лица). Условия действительны

на 25.01.2010. Генеральная лицензия № 276 . ОАО «ОТП Банк».

ОТП банк

Доверяя друг другу

Прежде всего хотелось бы отметить типологическую двойственность данного

текста, так как большая его часть представляет собой рекламу продукта. Имидже-

вая реклама представлена в заголовке, который реализует как exordium и attentum

parare (в риторическом вопросе), так и captatio benevolentiae (в ответе на него),

а также в слогане в результате обращения к такой ценности как «надежность»,

хотя она и не имеет прямой номинации.

Весь остальной текст представляет собой narratio, в котором каждая из ос-

новных функций прототипа «реклама продукта» находит свою реализацию

в отдельном абзаце: информативная функция (кроме того, что продукт назван

в заголовке) – в риторических вопросах, где реализуются такие дополнительные

функции, как «показать возможности употребления» и «еще раз эксплицитно на-

звать продукт».

Макроинтенция побуждения к использованию продукта представлена в двух

следующих абзацах и реализуется через дополнительную функцию – подчеркнуть

определенные качества продукта. Здесь же представлен и элемент argumentatio,

105

ЛИНГВИСТИКА

а именно аргумент на основании сравнения, но не в прямой номинации, а им-

плицитно в лексеме «Преимущества», что в совокупности призвано реализовать

элемент captatio benevolentiae.

Текст из локальной прессы («Курьер-Тольятти». № 7(530), 25 февраля 2010)

аналогичен и в типологическом плане, и в структурном предыдущему, но с не-

которыми особенностями в риторической структуре, что будет более явно после

его приведения.

КРЕДИТЫ

БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ

БЕЗ ЗАЛОГА И ПОРУЧИТЕЛЬСТВА

До 300000 рублей

ПЕРВОБАНК

Первый ______объединенный банк

Генеральная лицензия ЦБ РФ № 346 1

Открытое акционерное общество

«Первый Объединенный Банк»

Процентная ставка по кредиту – 22,9% годовых при сроках 6, 12, 24, 36 меся-

цев, и 24,9% годовых при сроках 48 , 60 месяцев. Единовременная комиссия за выдачу

кредита – 2% от суммы кредита (не менее 65 00 рублей). Полное досрочное погаше-

ние – без моратория и комиссий. При несвоевременном погашении кредита взимается

неустойка в размере 0, 5% в день.

Exordium текста представлен заголовком и подзаголовками; в первом реали-

зуется attentum parare, во вторых – captatio benevolentiae, и именно и только в них

представлена имиджевая реклама, ср.: «первый объединенный банк». В narratio

реализуется информативная функция через дополнительные функции «описать

продукт», «назвать содержательные стороны» и функция побуждения к действию

через дополнительные функции «привести условия продажи», «назвать цену».

Показательно отсутствие элементов argumentatio и peroratio.

Риторическая структура немецкоязычных текстов рекламы продуктов при-

нципиально не отличается от таковой текстов имиджевой рекламы, но в час-

тностях – взаимосвязь макроинтенций и элементов риторической структуры,

аргументативные стратегии и тактики – она характеризуется определенными осо-

бенностями.

OPIUM VON YVES SAINT LAURENT

EIN KLASSIKER DER VERFÜHRUNG

Erleben Sie jetzt bei Douglas, was Unwiderstehlichkeit bedeutet. Geraten Sie in den

Bann eines sinnlichen und kostbaren Duftes, der alle üblichen Regeln der Verführung ausser

Kraft setzt, weil ihm jeder augenblicklich verfällt: OPIUM von YSL! Orientalisch, üppig,

ultimativ weiblich. Seinerzeit eine gewagte Provokation, heute ein Klassiker der Verführung.

Natürlich bei Douglas.

DOUGLAS macht das Leben schöner

В заголовке как exordium реализуются обе его части и одновременно инфор-

мативная макроинтенция этого прототипа через дополнительную функцию –

эксплицитное наименование продукта. Затем в слитном компоненте narratio +

argumentatio сначала реализуется апеллятивная макроинтенция через дополни-

тельную функцию обращения к эмоциональным ценностям, которые названы

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

106

эксплицитно: Verführung, Unwiderstehlichkeit. При этом используется бытовая ар-

гументация на основе сравнения типа X > Y: der alle üblichen… usw, и аргументация

причинно-следственной связи: само сравнение является следствием причины,

выраженной в последующем предложении: weil... Здесь же реализуется и инфор-

мативная макроинтенция в эпитетах sinnlich, kostbar, реализующих дополнитель-

ную функцию «назвать отличительные качества продукта».

Эта же макроинтенция реализуется и в дальнейшем тексте через дополнитель-

ные функции «описать свойства продукта: orientalisch, üppig», «представить про-

дукт как отличительный по отношению к другим аналогичным»: ultimativ weiblich.

Seinerzeit eine gewagte Provokation… usw. Последнее представляет собой аргумент

на основе противопоставления (исключения) и является одновременно уже и час-

тью peroratio, так как в языковом выражении это частичный повтор заголовка.

В слогане как части peroratio обобщается содержание текста в виде элемента

captatio benevolentiae.

Следующий текст – один из двух под шапкой

Kauftipps zu Weihnachten: Camcorder

Sony HDR

Sehr viel Platz für Filme in sehr hoher Bildqualität bieten die neuen Camcorder mit

eingebauter Festplatte. Zum Aufnehmen und Speichern des Videos brauchen Hobbyfilmer

damit keine Kassetten mehr. Ganz besonders gute Testergebnisse erreicht dabei das Modell

Sony HDR SR7 S. Der Camcorder mit 60 Gigabyte grosser Festplatte schafft eine überzeugende

Bildqualität, bietet zahlreiche Funktionen und lässt sich einfach über den berührungsempfindlichen

Bildschirm bedienen. Auch die sonstige Ausstattung ist sehr gut. Als

niedrigsten Preis für das Grundmodell findet die Preissuchmaschine Idealo 1014 Euro.

Текст представляет собой по преимуществу реализацию информативной

макроинтенции через эксплицитное называние продукта в заголовке и шап-

ке, которые как exordium представляют его часть attentum parare, в narratio +

argumentatio через дополнительные функции «показать возможности примене-

ния», «указать изготовителя», «перечислить свойства продукта». Все это в целом

является имплицитной аргументативной тактикой – обращение к ценностям,

а именно к качеству продукта. Эксплицитно эта ценность подставлена в такой

дополнительной функции, как «процитировать результаты тестов», которая

реализует и апеллятивную макроинтенцию. Кроме указанной моральной аргу-

ментации, в тексте представлена и бытовая аргументация на основе причин-

но-следственных отношений: первое предложение текста является причиной

для следствия во втором предложении.

Элемент peroratio представлен заключительным предложением о цене, в кото-

ром присутствует и captatio benevolentiae.

В русскоязычных текстах этого прототипа преобладает какая-либо одна

из макроинтенций, например, в следующем – информативная

Швейная машинка Мини

Очень удобна и проста в применении, работает от батареек или адаптера

(220 В). Несмотря на небольшие размеры (25×20 см), она легко справится с различ-

ными видами тканей: от ситца до грубой джинсовки. Вы можете шить и подгонять

одежду по фигуре, подшивать шторы и покрывала и многое другое. Сэкономит вам

деньги и время на дорогой ремонт одежды. Швейная машинка имеет функции ши-

тья и штопки, регулировку скорости. В комплект входит набор катушек с нитками,

ножная педаль и адаптер.

Лот 3 0516 Цена 2289 руб.

107

ЛИНГВИСТИКА

Объявление имеет классическую для такого типа текстов реализацию ритори-

ческой структуры deposito: заголовок – exordium (часть attentum parare); exordium

продолжается и в первой части первого предложения, где находит выражение

уже captatio benevolentiae, и вторая часть этого предложения начинает элементы

narratio + argumentatio, в которых реализуется информативная функция через до-

полнительные «перечислить свойства продукта, описать внешний вид, описать

способ употребления, назвать ситуации употребления». В результате в этой же

части реализуется и элемент captatio benevolentiae, следствием чего может быть

действие – заказ данного продукта, к чему призвано и высказывание «Несмотря

на ее небольшие размеры…», которое представляет собой реализацию апеллятив-

ной функции с помощью бытовой аргументации на основе противопоставления.

Собственно peroratio отсутствует, названа только цена.

Следующий текст представляет собой реализацию апеллятивной функции

ПРОВЕРЕННАЯ НАДЕЖНОСТЬ КРЕДИТ

На вашем жизненном пути

Мы появились невзначай.

Куда идти и с кем идти –

Смелее выбирай.

Мы Вам несем уют, тепло,

Надежность, доброту, комфорт,

Чтоб снегом Вас не занесло

И согревало с этих пор.

Чтоб летний зной Вас обходил,

Шум не тревожил даже днем,

Наполнен светом дом Ваш был,

Уютно было в нем!

ТЕПЛЫЕ ОКНА

Заголовок представляет собой exordium с реализацией обеих его частей в силу

эксплицитно названной рациональной ценности. Эксплицитная номинация эмо-

циональных ценностей, что и составляет содержание собственно текста, реали-

зует апеллятивную функцию и выражает элемент captatio benevolentiae, который,

собственно также призван побудить адресата к действию, к покупке продукта.

Но сам этот продукт назван только в слогане с минимальной информативностью

о его свойствах и т. п. Таким образом, наблюдается однозначная взаимосвязь меж-

ду определенной аргументативной тактикой и реализацией определенной макро-

интенции рекламного текста. Следовательно, в данном тексте отсутствует такой

элемент риторической структуры, как narratio + argumentatio.

Итак, в немецкоязычных текстах имиджевой рекламы для attentum parare

возможны две позиции, в русском – одна, но и там, и там – это часть exordium.

Для captatio benevolentiae в тестах обоих языков три позиции, причем, либо

в exordium, либо в peroratio. (Имплицитно, как следствие содержания

narratio + argumentatio этот элемент присутствует и в последнем). Peroratio

в немецкоязычных текстах представлен двумя содержательными компонента-

ми, в русскоязычных – одним; показательна при этом возможность его отсут-

ствия как такового.

Немецкоязычные тексты рекламы товаров в отношении attentum parare

и captatio benevolentiae принципиально совпадают с первым прототипом,

хотя и разнятся в частностях. Русскоязычные тексты сходны с первым про-

тотипом в отношении attentum parare и принципиально отличаются в отно-

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

108

шении captatio benevolentiae, так как этот элемент риторической структуры

речи представлен в них только в exordium; это отличает их и от немецко-

язычных текстов данного прототипа.

Элемент peroratio также отличает их, так как в слогане немецкоязычных тек-

стов может содержаться и элемент captatio benevolentiae. В текстах обоих языков

рациональная ценность представлена качеством, но в немецком – имплицитно,

реализующаяся дополнительной текстовой функцией и как нечто интегративное,

а в русском – эксплицитно и как составляющая часть этой ценности, а именно

«надежность».

Как видим, в текстах этого прототипа представлены две стратегии: бытовая

с ее тактиками моральной аргументации (и для русского, и для немецкого язы-

ков), и приемами, которых в немецком тексте больше, чем в русском. Кроме того,

в первом присутствует и рациональная аргументативная стратегия.

Показательно почти полное отсутствие приемов аргументации в русскоязычных

текстах обоих прототипов. Это наводит на мысль, что доказательство преимуществ

своего продукта (в широком смысле) для русских рекламодателей не является при-

оритетной задачей. Отметим также, что для русскоязычных текстов рекламы продук-

та характерен резкий контраст: реализация только информативной функции, либо

только апеллятивнoй. В немецкоязычных текстах этого прототипа вторая функция

выражена либо слабее, либо обе реализуются в равной мере.

Сходства и различия между описываемыми объектами могут быть обобщены

в следующих заключениях. Во внутриязыковом плане немецкоязычные тексты

обоих прототипов характеризуются существенными различиями: 10 дифферен-

циальных признаков против пяти общих, и это различие обусловлено различия-

ми в их риторической структуре: семь дифференциальных признаков против двух

общих, в то время как аргументация представлена количественно одинаково: три

общих признака. Аналогичная картина наблюдается и для русскоязычных тек-

стов, где различие еще более впечатляюще: пять дифференциальных признаков

и только один общий, в основе чего лежит та же причина, что и для немецкоязыч-

ных текстов, хотя свою роль играет и разница в аргументации: также один общий

признак против трех дифференциальных.

В межъязыковом плане прототип «Реклама продуктов» характеризуется дина-

мичным равновесием сходств и различий: семь общих признаков и шесть диффе-

ренциальных. Напротив, прототип «Имиджевая реклама» характеризуется резким

контрастом: 10 дифференциальных признаков против четырех общих. Такие раз-

личия коренятся, скорее всего, в экстралингвистической реальности.

Библиографический список

1. Janich, N. Werbesprache. Ein Arbeitsbuch. 4. Auflage / N. Janich. – Tübingen :

Günter Narr Verlag, 2005.

109

ЛИНГВИСТИКА

УДК 81`42:811.112.2

КОННЕКТОРЫ UND, ABER И DOCH В ГАЗЕТНОМ

ДИСКУРСЕ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА)

М.Ю. Виноградов

В статье на примере противительных и сочинительных связей коннекторов aber,

doch и und анализируется их роль в формировании модально-прагматического поля

различных видов газетного дискурса.

Ключевые слова: модально-прагматическая суперструктура, коннектор, дис-

курс, семантический уровень, синтаксический уровень.

сфере высшего профессионального образования по иностранно-

му языку изучению языка средств массовой информации отводится

скромное место. Тем не менее умение работать с газетой является, на

наш взгляд, важной составляющей профессиональной подготовки

учителя. Это умение развивает такую профессиональную черту, как способность

быстро ориентироваться в информационном поле. Развитие этой способности

должно, в свою очередь, базироваться на знании структуры публицистического

текста, которое позволит декодировать интенцию автора, нередко завуалирован-

ную. Настоящая работа посвящена анализу структуры публицистических текстов

в модально-прагматическом аспекте, который выводит на интенцию автора.

Анализ газетных публицистических текстов на немецком языке показывает,

что авторская интенция реализуется в них в рамках единой модально-прагмати-

ческой суперструктуры (понятие впервые применено O.A. Костровой), которая

на модально-прагматическом уровне соответствует понятию суперпредиката,

введенному Ю.С. Степановым. Оба понятия имеют реляционный характер. Но

если суперпредикат выражает отношение между грамматическими предикатами,

то модально-прагматическая суперструктура полингвистический компонент –

отношение автора к высказыванию как целому речевому акту. В языковом плане

модально-прагматическая суперструктура размыта. Она проявляется не только

через использование традиционно модальных средств, таких как модальные гла-

голы и частицы, но и через употребление таких, казалось бы, далеких от модаль-

ности средств, как союзы, или коннекторы. Тем не менее оказывается, что именно

коннекторы (сочинительные и подчинительные союзы) играют решающую роль

в имплицировании прагматической модальности. Так, анализ частотности под-

чинительных союзов позволил O.A. Костровой выделить две основные разновид-

ности модально-прагматической суперструктуры: объективирующую, в которой

преобладают темпоральные союзы, и персонализирующую с преобладанием со-

юзов причинного типа. Таким образом, объективация связывается прежде всего

с темпоральной упорядоченностью, а персонализация – с аргументацией.

Вопреки распространенному мнению об объективности газетных текстов, мы

придерживаемся другой точки зрения. На наш взгляд, газетные тексты, особен-

но тексты развернутого характера, обладают персонализированной модально-

прагматической суперструктурой, имплицирующей авторскую аргументацию.

Выявляется эта суперструктура косвенно – через употребление сочинительных

союзов-коннекторов. Мы рассматриваем коннекторы как средство членения

В

Вестник гуманитарного института . 2010. н 1(7)

110

и сочленения информации, позволяющее управлять вниманием читателя и тем

самым косвенно проявляющее авторскую позицию. Сочинительные коннекторы

являются более мягким средством персонализации, чем подчинительные, так как

они создают видимость относительной самостоятельности сочленяемых выска-

зываний, вытекающей из их потенциальной грамматической самостоятельности.

Однако и сочинительные коннекторы сохраняют или имплицируют значения,

которые могут использоваться в аргументации. Например, противительные сою-

зы используются как средство контраргументации. Соединительные союзы могут

имплицировать оценочное или мотивирующее значения.

Предметом нашего исследования послужили коннекторы aber, doch, doch в га-

зетном дискурсе. В качестве определения дискурса мы используем дефиницию,

предложенную Ю.С. Степановым: «…дискурс – это язык в языке, но представлен-

ный в виде особой социальной данности. Дискурс реально существует не в виде

своей «грамматики» и своего «лексикона», как язык просто. Дискурс существует

прежде всего и главным образом в текстах, но таких, за которыми встает особая

грамматика, особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса,

особая семантика, – в конечном счете – особый мир».

В Германии проблемой коннекторов наиболее интенсивно u1079 занимается в инсти-

туте немецкого языка в Мангейме Рената Паш (Renate Pasch). В своей работе мы ис-

пользуем определение коннекторов, данное этим автором. Коннекторами, по опре-

делению Р. Паш, являются элементы (х) со следующим набором признаков:

1) (х) не изменяется;

2) (х) не передает падежных признаков своему синтаксическому окруже-

нию;

3) (х) выражает специфическую двойную семантическую реляцию;

4) аргументами реляционного значения (х) являются пропозиции;

5) выражениями для аргументов реляционного значения (х) являются струк-

туры предложения.

Формально первый признак (П1) проводит границу между коннекторами

и группой изменяющихся частей речи (глаголов, прилагательных и существитель-

ных), второй признак отделяет коннекторы от глаголов и предлогов (от послед-

них их отграничивает еще пятый признак П5), пятый признак (П5) исключает из

сферы действия коннекторов инфинитивные обороты, такие как schwierig sein, zи

Hause bleiben. Третьим критерием коннекторы отделяются от модальных слов, чьё

значение образует лишь один аргумент, как, например, wahrscheinlich, vielleicht или

leider. Они направлены лишь на одну пропозицию, определяющую ценностную

значимость факта. Четвертый критерий – аргументами реляционного значения

(х) являются пропозиции – ставит своей целью исключить из сферы действия

коннекторов соединение однородных членов предложения, таких как именные

и глагольные группы.

Коннекторы являются элементами семантического уровня, которым на син-

таксическом уровне соответствуют коннективы. Схематично это можно предста-

вить следующим образом:

Синтаксический уровень

Коньюнкт 1 Коннектив Коньюнкт 2



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (2)

    Документ
    В журнале «Вестник гуманитарного института ТГУ» публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии, философии, психологии, социологии, журналистике.
  2. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (1)

    Документ
    Ю. Прокофьева РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: А.И. Акопов (научный редактор); Т.Н. Андреюшкина (заместитель главного редактора); М.А. Венгранович (литературный редактор); Ю.
  3. Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Войны священные страницы навеки в памяти людской: материалы VI респ. науч.-практ. конференции, посвящ. Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.
  4. Редакционная коллегия (3)

    Документ
    В конце декабря вдруг грянула весна. Сначала пошёл дождь, потом с обрушившегося, как крыша, неба хлынул ливень. А потом из-за небесных обломков выглянуло тёплое-тёплое солнце.
  5. Редакционная коллегия: завьялов е. А (2)

    Документ
    Настоящее издание – второй том Книги Памяти жертв политических репрессий Владимирской области “Боль и память”. Как известно, первый том вышел из печати в 2001 году и вместил официальные документы и материалы, послужившие основанием

Другие похожие документы..