Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Господарська діяльність людини порушує природні біогеохімічні цикли, забруднює повітря, водойми й ґрунти різними органічними й неорганічними речовина...полностью>>
'Документ'
В школе обучаются дети в основном из благополучных семей. К основным проблемам семей относятся материальные: обеспечение полноценным питанием, одеждо...полностью>>
'Программа дисциплины'
Задачи курса: ознакомить студентов с основными постановками и методами решения задач теории управления и дифференциальных игр; на примерах решения и и...полностью>>
'Автореферат'
Актуальность темы. Одной из наиболее важных задач, стоящих перед современной фармацевтической химией является поиск соединений, обладающих высокой би...полностью>>

М. Д. Вина и наказание

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Шаргородский М.Д. Вина и наказание в советском уголовном праве. - М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1945. – 56 с.

1. Вина основа уголовной ответственности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

2. Понятие вины . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

3. Виды виновности и их значение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5

4. Прямой умысел . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5

5. Косвенный умысел . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8

6. Неосторожность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

а) Самонадеянность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .9

б) Небрежность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .9

7. Случай . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .11

8. Ошибка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .12

9. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность . . . . . . . . . . . 13

а) Возраст . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13

б) Невменяемость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

10. Обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность

деяния . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16

а) Необходимая оборона . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16

б) Крайняя необходимость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

в) Исполнение приказа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .19

г) Иные обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность

деяния . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19

11. Задачи наказания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20

12. Общие принципы назначения наказании . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23

13. Обстоятельства, влияющие на определение размера наказания . . . . . . . . .25

а) Стадии развития преступной деятельности . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25

б) Соучастие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28

14. Обстоятельства, отягчающие и смягчающие вину . . . . . . . . . . . . . . . 30

15. Виды наказания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33

16. Смертная казнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34

17. Объявление врагом трудящихся (народа) с изгнанием из пределов СССР . . . . 34

18. Лишение свободы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .35

19. Исправительно-трудовые работы без лишения свободы . . . . . . . . . . . . .37

20. Ссылка и высылка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39

21. Штраф . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .39

22. Конфискация имущества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .40

23. Поражение прав . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 42

24. Прочие виды наказания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .44

25. Меры медицинского и медико-педагогического характера . . . . . . . . . . . 45

26. Определение наказания при совокупности преступлений . . . . . . . . . . . .46

27. Условное осуждение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48

28. Отсрочка применения наказания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .49

29. Обстоятельства, исключающие применение наказания . . . . . . . . . . . . . 50

30. Снятие судимости . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54

Вина и наказание в уголовном праве Шаргородский М. Д.

1. ВИНА — ОСНОВА УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Одним из важнейших принципов применения наказания в советском уголовном праве является принцип личной ответственности. Личная ответственность, порождаемая индивидуальной виной данного преступника, — это несокрушимая основа советского уголовного права. Ленин и Сталин неоднократно подчеркивают значение персональной ответственности для советского законодательства. Личная ответственность — единственно правильная основа, на которой может быть построено советское уголовное право.

Уголовная ответственность по советскому уголовному праву наступает при наличии преступления в действиях лица, привлеченного к ответственности. Преступление есть предусмотренное советским уголовным законом общественно-опасное действие или бездействие, посягающее на политическую или экономическую основу СССР, на личность, ее права и законные интересы или на социалистический порядок 1.

Советскому уголовному праву чуждо понятие объективной вины: наш закон знает лишь вину субъективную. Без вины нет уголовной ответственности. Между тем иногда отдельных лип привлекают к уголовной ответственности без субъективной вины, исключительно по признаку наступления тяжелых последствий.

Последствия действий того или иного лица могут быть и часто бывают весьма тяжкими вне зависимости от его вины. Однако сама по себе тяжесть последствий не может служить основанием для установления наличия состава преступления и применения наказания. Характер последствий, их размер и опасность могут и должны служить основанием для определения конкретной меры наказания. Но еще до возникновения, вопроса об определении конкретной меры наказания должен быть разрешен основной вопрос: можно ли и следует ли применять в данном случае наказание? Разрешение этого вопроса связано исключительно с решением вопроса о виновности.

Советское уголовно-процессуальное законодательство устанавливает, после решения вопроса о том, совершил ли подсудимый инкриминируему деяние, суд должен решить вопрос, «подлежит ли подсудимый наказанию за учиненное им деяние» (п. 4 ст. .320 УПК РСФСР).

При определении наказания советское уголовное право исходит из индивидуальной вины совершившего преступление. Руководящие советские судебные органы неоднократно указывали на то, что основанием для привлечения к уголовной ответственности и осуждения является не формальное совершение деяния и наличие тяжких последствий, а индивидуальная вина.

Так, Пленум Верховного суда СССР указывал; что необходимо исходить

1 Уголовное право, учебник для юридических школ. 1943, стр. 57.

3

не из факта формальной ответственности должностных лиц..., но тщательно

выяснять обстоятельства... привлекая к ответственности лиц, виновных в создании или неустранении этих обстоятельств» 1. По делам о недостачах Верховный суд СССР неоднократно обращал внимание судебных органов на то, что «не всякая недостача у данного лица связана обязательно... с его виновностью, хотя формально это лицо является материально ответственным
за вверенные ему ценности».

Отдельные суды, однако, не всегда исходят при рассмотрении конкретных дел из этих абсолютно четких положений руководящих судебных органов. Так, народный суд Цулукидзевского района Грузинской ССР по делу Джингкариани и Карасанидзе написал в приговоре: «хотя обви­няемые до обнаружения у них недостач, как установлено показаниями сви­детелей, ни в чем предосудительном замечены не были, но не могла же та­кая сумма (12 200 руб. - М, Ш.) пропасть»2. Таким образом народный ­суд, не имея никаких доказательств виновности обвиняемых, осудил их, исходя исключительно из объективного факта пропажи товаров на круп сумму.

2. ПОНЯТИЕ ВИНЫ

Вина, есть психическое отношение субъекта пре­ступления к с о в е p ш е н н о м у им д е я н и ю и п о с л е д с т в и я, этого деяния в форме умысла или неосторожности.

Отсутствие вины со стороны лица, совершившего деяние, означает отсутствие состава преступления.

Приговор вообще означает решение, вынесенное судом в судебном заседании по вопросу о виновности или невиновности обвиняемого (п. 9 ст. 2 УПК РСФСР); лишь признав подсудимого виновным, суд решает вопрос подлежит ли он наказанию, и если подлежит, то какое именно наказание должно быть назначено, и подлежит ли оно отбытию.

Для признания уголовной ответственности установление виновности необходимо не только в отношении действий липа, которое привлекается к уголовной ответственности, но и в отношении тех последствий, которые наступили в результате его действии. «Последствия влекут ответственность обвиняемого только в том случае, если они являются результатом его вины -умышленной или неосторожной» 3.

Руководящие судебные органы неоднократно указывали на необходи­мость для наличия уголовной ответственности если не желания, то во в всяком случае предвидения пли возможности предвидения последствий. Исходя из такого понимания виновности, Пленум Верховного суда СССР указы­вал, что «обвиняемый не может нести ответственности за возможные последствия своих действий, если он не был предупрежден об обстоятельствах, кото­рые он без предупреждения не мог предвидеть и которые должны были из-

1 «Советская юстиция», 1941, № 7, стр. 28.

2 «Советская юстиция», 1940, № 5, стр. 37.

3 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от б января 1943 г. по делу Пантелеевой («Судебная практика Верховного суда СССР», 1043, вып, IV, стр. 19).

4

менить содержание и характер его действий»1. Но другому делу Пленум Верховного суда указал, что «ответственность за вредные последствия, устранение которых требовало специальной технической подготовки, не может быть возложена на лиц, лишенных такой подготовки по вине вышестоящих начальников» 2.

Лицо не может отвечать за последствия своих действий, которые оно не должно было предвидеть, как, например, в том случае, если оно руковод­ствовалось в своих действиях законными указаниями уполномоченного на то третьего лица и если, вредные последствия этих действий обязано было предусмотреть лицо, давшее эти указания3.

Для ответственности виновного за последствия нужно, чтобы он не только должен был, но чтобы он и мог их предвидеть. «Вредные последст­вия, связанные с действиями подсудимого, не могут быть положены в основу его обвинения, если он был поставлен в условия, исключающие для него возможность предотвращения последствий, которые он заранее не мог предвидеть»4. Виновный не может также «отвечать за последствия, насту­пившие вследствие наличия условий, о которых он не был своевременно предупрежден5. Он не может отвечать за последствия, хотя и связанные с его работой, но наступившие по вине третьих лиц, несмотря на принятые им меры к предотвращению 6.

Таким образом в решениях руководящих советских судебных органов неоднократно подчеркивалась необходимость для уголовной ответственности наличие вины как в отношении действия, так и в отношении его последствий.

3. ВИДЫ ВИНОВНОСТИ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ

Вина как психическое отношение виновного к деянию и последствиям деяния может иметь различную форму. Советское уголовное право различает два основных вида виновности: умысел и неосторожность, каждый из которых в свою очередь разделяется на два подвида: прямой умысел и косвенный умысел, самонадеянность и небрежность.

Каждый из этих видов вины отражает определенную степень общест­венной опасности лица, совершившего то или иное преступное деяние. При этом отдельные преступления, например, убийство, могут быть совершены

1 Постановление Пленума Верховного суда СССР от 14 июля 1939 г. по делу Блялова (Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР, вып. II, стр. 27).

2 Постановление Пленума Верховного суда СССР от 9 сентября 1939 г. по делу Егорова и Дорофина (там же, стр. 29).

3 Постановление Пленума Верховного суда СССР от 23 марта 1940 г. по делу Котлярова («Советская юстиция», 1940, № 9, стр. 21).

4Постановление Пленума Верховного суда CCCР от 27 декабря 1939 г. по делу Швецова («Советская юстиция», 1940, № 3, стр. 43 и Сборник поста­новлений Пленума Верховного суда СССР, вып. II, стр. 32).

5Постановление Пленума Верховного суда СССР от 27 декабря 1939 г. по делу Алехина («Советская юстиция», 1940, № 3, стр. 43).

6 Постановление Пленума Верховного суда СССР по делу Горячева («Советская юстиция», 1940, № 3, стр. 41).

5

как умышленно, так и по неосторожности, как с прямым, так и с косвен­ным умыслом, как по самонадеянности, так и по небрежности.

Однако имеются преступления, которые могут быть совершены только при определенных формах виновности. Так, кража может быть совершена только с прямым умыслом. При тяжких телесных повреждениях, повлекших за собой смерть, предполагается в отношении смерти или косвенный умысел, или неосторожность. Заражение венерической болезнью карается по ст. 150 УК РСФСР только при виновности в форме косвенного умысла или самонадеянности, так как требуется, чтобы виновный не преследовал цели умыш­ленного заражения, и сознавал, что он болен в заразительной стадии. Ха­латное отношение к служебным обязанностям связано только с неосторож­ностью и т. д.

Отсутствие со стороны виновного в отношении деяния и наступившего результата какой-либо из указанных форм виновности полностью исключает уголовную ответственность, и только при наличии одной из этих форм виновности можно говорить о наличии вины, а значит и уголовной ответ­ственности.

Все виды виновности, поскольку они являются выражением психиче­ского отношения липа к совершенному им деянию, представляют собой выражение, с одной стороны, его воли (желания), а с другой стороны — его разума, то есть сознания им того, что он делает, и того, каковы будут последствия его деяния. В некоторых случаях виновность вытекает из того, что виновный не предвидит того, что он мог и должен был предвидеть.

4. ПРЯМОЙ УМЫСЕЛ

.

Наиболее распространенной формой отношения субъекта к совершаемому им деянию является прямой умысел — когда виновный представляет, себе, что в результате совершенного им деяния должен наступить преступный результат, и желает, чтобы он наступил.

В п. «а» ст. 10 УК РСФСР указывается, что «действие является умыш­ленным тогда, когда лицо предвидело общественно-опасный характер своих
действий и желало этих последствий».

Предвидение в умысле заключает в себе представление виновного о всех объективных обстоятельствах преступления. Виновный должен созна­вать характер своего действия, последствия, которые от его деяния насту­пят, и причинную связь между деянием и результатом. Для признания прямого умысла необходимо также, чтобы виновный желал наступления этого результата. Так, совершая убийство, виновный должен сознавать, что он стреляет в человека, что от его выстрела этот человек умрет, и должен желать наступления его смерти.

Сознание того, что деяние является общественно-опасным (противоправным), для признания наличия умысла не требуется. Советское уголовное право исходит из того, что отговариваться незнанием законов нельзя. При убийстве виновный должен сознавать, что в результате его деяния наступит смерть человека, а если он этого не сознает, то за умышленное убийство его карать нельзя; но если он полагает, что убийство по просьбе потерпевшего не наказуемо, то это не исключает его ответственности в подобном случае за умышленное убийство.

Руководящие судебные органы неоднократно указывали, что некоторые
преступные деяния могут быть признаны преступлениями только в том слу­чае, если имеет место прямой умысел. Так, например, для признания деяния
хулиганством (ст. 74 УК РСФСР) оно должно быть совершено только с прямым умыслом1. Ст. 175 УК РСФСР предусматривается только «умышленное истребление или повреждение имущества, принадлежащего частным лицам», и действия, совершенные без умысла, по неосторожности, квалифицировать по этой статье нельзя; даже применение этой статьи по аналогии к неосторож­ным действиям недопустимо2. Прямой умысел требуется также для состава, предусмотренного ст. 128-в УК РСФСР: «обвешивание и обмеривание поку­пателей», как и завышенная калькуляция товаров, явившаяся лишь резуль­татом небрежности, не могут быть квалифицированы по ст. 128-в У»К РСФСР. «Осуждение за обмеривание и обвешивание может иметь место лишь при на­личии умысла, когда установлено, что обвиняемый обманывал потребителя в целях личной наживы» 3. Точно так же и по ст. 596 УК РСФСР требуется наличие умысла и цели уклонения или отказа от внесения налогов или вы­полнения повинностей.

В тех случаях, когда речь идет о преступных деяниях, совершенных с прямым умыслом, имеют место также определенные цель и мотив (побужде­ние), которые служат преступнику стимулом к совершению преступного дея­ния. Целью действия являются те последствия (наступление смерти, переход имущества и т. д.), которых виновный желает достигнуть в результате своего действия. Мотивом действия является тот побудительный стимул (корысть, ревность, месть и т. д.), который толкает преступника на совер­шение преступления. Так, при убийстве для завладения имуществом целью действия является переход имущества к убийце, а мотивом - корысть.

Мотив и цель действия в одних случаях являются необходимым состав­ным элементом преступления, и при отсутствии установленной законом це­ли или указанного в законе мотива деяние либо вообще перестает быть об­щественно-опасным, либо изменяется квалификация деяния. Так, например, скупка и перепродажа частными лицами продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления является преступной лишь в том случае, если она совершена «в целях наживы» (ст. 107 УК РСФСР).

В других случаях наличие того или иного мотива или цели влечет за собой изменение квалификации и усиление или, наоборот, смягчение уголов­ной ответственности. Наличие корыстных или иных низменных мотивов яв­ляется в ряде составов обстоятельством, усиливающим вину и, значит, вле-

1Постановление Судебной коллегии по уголовным делам Верховного су­да СССР от 26 апреля 1939 г. по делу Осмолова (Сборник постановлений Вер­ховного суда СССР, вып. II, стр. 77).

2 Постановление Судебной коллегии то уголовным делам Верховного суда СССР от 22 марта 1939 г. по делу Коротковой (Сборник постановлений Вер­ховного суда СССР, вып. II, стр. 125).

3 Постановление Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 29 ноября 1941 г. («Соц. законность», 1941, № 12, стр. 29—30) по делу Николайшвили.

7

кущим за собой усиление меры наказания. Так, убийство, квалифицируемое по ст. 137 УК РСФСР, при наличии мотива корысти, ревности или других подобных побуждений должно быть квалифицировано по ст. 136 УК РСФОР и влечет за собой более высокую меру наказания.

5. КОСВЕННЫЙ УМЫСЕЛ

Косвенный, или эвентуальный, умысел имеет место тогда, когда винов­ный предвидел общественно-опасный характер последствии своего действия или бездействия, хотя и не желал этих последствий, но сознательно допус­кал их наступление (п. «а» ст. 10 УК РСФСР).

Общим для прямого и эвентуального умысла является то, что в обоих случаях требуется предвидение наступления результата. Различие же между ними находится не в области представления виновного, а в области его воли, так как при прямом умысле он желает наступления результата, при косвенном же умысле он наступления результата не желает, но предвидит возможность его наступления и сознательно допускает эту возможность, от­носясь к результату преступно-безразлично.

Так, косвенный умысел в отношении наступившей смерти имел место в случае, когда два грабителя, зайдя вечером в булочную, где осталась одна продавщица Федорова, набросились на нее, связали ей руки и ноги, заткну­ли в рот кляп, заперли дверь булочной, забрали деньги и продукты, а затем скрылись, не освободив Федорову от веревок и кляпа. Кляп (тряпка, в ко­торую был завернут большой кусок эластичной замазки) был значительной величины. Когда преступники уходили, они слышали, что Федорова хрипит и задыхается. Один из них сказал другому: «Пожалуй, задохнется». Другой ответил: «Пускай, нам-то что?». Федорова действительно умерла. Хотя грабители и не желали ее смерти, но предвидели и допускали такой результат.

Практически косвенный умысел встречается значительно реже, чем прямой, и нет в уголовном законодательстве таких составов, которые были бы возможны только при наличии эвентуального (косвенного) умысла. Зато имеется большое число деяний, которые могут быть совершены только с прямым умыслом и при которых косвенный умысел исключается. Это в пер­вую очередь относится ко всем тем действиям, при которых закон требует для признания их преступными определенной цели или мотива. Так, все пре­ступления, совершенные из корыстных побуждений (кража, мошенничество, вымогательство, подлог, присвоение и т. д.), могут быть совершены только с прямым умыслом.

Значительное число преступлений (ложный донос, изнасилование и т. д.), в отношении которых в тексте закона нет прямого указания на цель и мотив совершаемого действия, по своему характеру не может быть совершено с кос­венным (эвентуальным) умыслом.

Советское уголовное законодательство не устанавливает, как правило, различной ответственности за совершение преступления с прямым и с эвен­туальным умыслом. Следует, однако, признать, что совершение преступле­ния с прямым умыслом является доказательством большей степени общест­венной опасности виновного. (В большинстве случаев наличие выделенного

8

в законе мотива или цели (что соответствует требованию наличия прямого умысла) усиливает меру наказания (например, ст. ст. 136 и 137 УК ЮФСР). В некоторых случаях, однако, деяние, совершенное с косвенным (эвентуальным) умыслом, может представлять большую общественную опас­ность, чем даже деяние, совершенное с прямым умыслом. Так, хулиган, вы­стреливший в общественном месте и убивший кого-либо без желания его убить, но допускавший наступление такого результата, хотя и действовал с косвенным (эвентуальным) умыслом, более общественно опасен, чем убив­ший тяжело больного или раненого человека по просьбе последнего, чтобы избавить его от мучений перед смертью, хотя он и действовал с прямым умыслом.

6. неосторожность

а) Самонадеянность. Наше уголовное законодательство определяет само­надеянность как такую форму виновности, при которой лицо, предвидя воз­можность наступления преступных последствий своих поступков, легкомыс­ленно надеется предотвратить такие последствия (п. «б» ст. 10 УК РСФСР).
Таким образом самонадеянность имеет то общее с ранее рассмотренными формами вины, что она так же, как прямой и косвенный умысел, включает
в себя представление о возможности наступления преступного результата.
Однако, в отличие от умысла, при самонадеянности виновный рассчитывает на
то, что преступный результат не наступит.

При косвенном умысле преступник допускает возможность наступления результата, тогда как при самонадеянности он исключает такую возможность, и вполне вероятно, что, если бы он предполагал возможность наступления этого результата, он не совершил бы действия, которое повлекло за собой этот результат.

Самое слово «самонадеянность» способно породить неправильное пред­ставление о сущности данной формы виновности. Сущность самонадеянности заключается не в том, что человек рассчитывает только на себя, а в том, что, рассчитывая на определенные, конкретные, известные ему реальные об­стоятельства (а не на «авось»), субъект полагает, что результат, которого он не желает, не наступит. Шофер, пересекающий линию железной дороги, видя приближение поезда, и рассчитывающий на то, что избежит аварии, будучи уверен в своей ловкости, быстроте машины и т. д., будет виновен, если произойдет авария, при чем вина его выражается в форме самонадеян­ности; инженер, заменяющий один строительный материал другим без доста­точной проверки, отвечает за наступившую из-за замены аварию, так как с его стороны имела место самонадеянность; врач, применяющий без доста­точных оснований непроверенное новое средство или производящим операцию новым, не применявшимся раньше способом, может отвечать за наступивший результат, при чем вина его будет иметь форму самонадеянности.

б) Небрежность. Небрежность, как она определяется советским уголовным законодательством, имеет место тогда, когда виновный «не предвидел
последствий своих поступков, хотя и должен был предвидеть их» (п. «б»
ст. 10 УК РСФСР). Таким образом небрежность отличается от всех рассмотренных нами форм виновности тем, что при ней отсутствует предвидение

9

(сознание) возможности наступления преступных последствий: виновный не только не желает таких последствий, по и не предвидит их. Следовательно, вина его заключается только в том, что он не учел последствий, которые мог и должен был предвидеть. Обязанность предвидения последствий может вы­текать из различных обстоятельств. Небрежность может заключаться в том, что человек нарушает элементарные правила житейской предосторожности (выбрасывание тяжелых предметов из окон, размахивание в людном месте палкой), не выполняет своих служебных обязанностей (дворник не счистил льда на улице и т. д.), нарушает профессиональнее правила (врач выписал смертельную дозу лекарственного яда, архитектор ошибся при планировании проекта), нарушает специальные правила (оставление оружия без присмотра, нарушение правил хранения ядов) и т. д.

Объем требований в отношении предвидения, которые могут быть предъ­явлены тому или иному лицу, различен в зависимости от культурного уров­ня, образования, специальности, занимаемой должности. Могло ли и должно ли было данное лицо предвидеть последствия своих действий или нет, это кон­кретный вопрос, который должен быть решен судом путем оценки личности обвиняемого и всех обстоятельств дела.

Деяния, совершенные по неосторожности, как общее правило, представля­ют меньшую общественную опасность, чем те же деяния, совершенные умышленно. Это влечет за собой то, что в одних случаях за подобное пре­ступление назначается более мягкая мера наказания, чем за умышленное совершение того же преступления. Так, например, умышленное убийство влечет за собой лишение свободы на срок до 10 лет (ст. 136 УК РСФСР) или до 8 лет (ст. 137 УК РСФСР), а неосторожное убийство — только до 3 лет (ст. 139 УК РСФСР). В других случаях умышленное деяние влечет за собой уголовную ответственность, а неосторожное совершение того же деяния уголовной ответственности за собой вообще не влечет. Так, например, не карается в уголовном порядке неосторожное повреждение или истребле­ние имущества, принадлежащего частным лицам, в то время как умышлен­ное совершение этого деяния влечет за собой уголовную ответственность (ст. 175 УК РСФСР).

Деяния, совершенные из каких-либо побуждений, не могут быть рассматриваемы как проявление небрежности. Так, например, «халатность пред­полагает действие, лишенное прямого умысла, поэтому должностные пре­ступления, совершаемые из корыстных побуждений, не могут квалифициро­ваться, как халатность»1.

B военное время опасность преступлений, совершенных по неосторож­ности (неосторожное разглашение государственной тайны, неосторожность, связанная с нарушением правил противовоздушной обороны или противопо­жарных правил и т. п.), увеличивается. Последствия неосторожности винов­ного в условиях войны становятся значительно опаснее и тяжелее, а требо­вательность к каждому гражданину значительно возрастает. Тот вред, кото-

1 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 22 июля 1939 г. по делу Баканова (Сборник постановлений Верховного суда СССР, выл. II, стр. 60).

10

рый может принести болтливость, приведшая к разглашению государственной тайны, небрежное обращение с огнем, повлекшее за собой пожар на военном заводе, халатность управдома, не обеспечившего дом необходимым противо­пожарным инвентарем, резко возрастает в военное время.

7. СЛУЧАЙ

Правильное определение небрежности имеет весьма существенное зна­чение для того, чтобы отграничить от деяний наказуемых деяния ненаказуе­мые — случайные.

Определение умысла и неосторожности дано в Уголовном кодексе. Пря­мого определения случая мы в законе не находим, однако в соответствии с законом и теорией уголовного права следует считать, что случай имеет место тогда, когда лицо не только не предвидело последствий своих дейст­вий, но и не могло и не должно было их предвидеть. При наличии случая уголовная ответственность исключается независимо от характера наступивших последствий. Суд, признавая наличие случая, тем самым отрицает наличие вины.

Если суд признает наличие умысла или неосторожности, то имеется ос­нование для применения наказания, и перед судом возникает вопрос об оп­ределении меры наказания виновному, которая в каждом данном случае бу­дет зависеть от ряда обстоятельств, которые мы рассмотрим ниже. Но когда суд признал наличие случая, он тем самым признал, что нет оснований для применения наказания вообще; значит, вне зависимости от характера по­следствий применение наказания исключено. Если шофер разбил автомашину или задавил человека, то самый этот факт еще не дает оснований для при­менения меры уголовного наказания. Если будет установлено, что вина шо­фера отсутствовала и что наступивший результат является для него случай­ным, так как он не предвидел, не мог и не должен был предвидеть возмож­ность аварии (хотя бы потому, что попавший под машину сам нарушил пра­вила уличного движения, или потому, что авария была вызвана порчей стоп-сигнала шедшей впереди автомашины, а «грубая неосторожность потерпев­шего влечет за собой отсутствие ответственности)1, то применение к шоферу мер уголовного наказания в этих условиях исключается.

Точно так же нельзя привлечь к уголовной ответственности за злоупот­ребление служебным положением или за халатность материально ответствен­ное лицо только потому, что выявлена недостача, а это лицо формально от­вечает за материальные ценности. Обнаружение недостачи является только объективным установлением факта, который сам по себе не достаточен для привлечения к уголовной ответственности заведующего магазином. Для привлечения его нужно установить, что заведующий магазином виновен в этой недостаче, т. е. доказать, что он умышленно растратил или присвоил отсутствующие товары или что вследствие его неосторожности (халатности) эти товары были утеряны, испорчены, похищены другими лицами и т. д.

1. Из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу Турзаладзе {«Советская юстиция», 1941, № 8, стр. 29).

11

Если всего этого не было и недостача вызвана обстоятельствами, которые заведующий магазином не мог т не должен был предвидеть, то, хотя он и является материально-ответственным лицом, этот результат является для него случайным, в связи с чем привлечение его к уголовной ответственности и применение к нему мер уголовного наказания будут неправильны.

8. ОШИБКА

Ошибка есть заблуждение лица в действительных
обстоятельствах дела, в юридических или фактичес­ких последствиях его действий. Поскольку при умысле пред­полагается предвидение последствий, исключение одного из элементов пред­видения вследствие ошибки в факте исключает умысел, однако не исключает наличия вины в форме неосторожности, а значит, не исключает и примене­ния наказания.

Советское уголовное законодательства вопроса об ошибке не касается, между тем как практически следует учитывать возможные случаи ошибок, среди которых следует различать:

Ошибку юридическую, которая заключается в том, что виновный считает совершенное им деяние не запрещенным законом и не пре­ступным. Поскольку, как говорилось выше, сознание противоправности не входит в умысел, этот вид юридической ошибки не исключает уголовной ответственности за умышленное совершение преступного деяния. Наоборот, когда лицо ошибочно считает совершенное им деяние наказуемым, винов­ность отсутствует, и оснований для применения наказания нет, так как са­мое деяние не является общественно-опасным.

Ошибку фактическую, когда виновный полагает, что совершенное им деяние не содержит элементов состава преступления, и та­ким образом заблуждается относительно действительного характера своих действий и их последствий. Фактическая ошибка может заключаться в ошиб­ке в объекте (виновный на охоте, думая, что стреляет в зайца, стреляет в человека), в ошибке в способе действия (виновный, думая, что дает кому» либо сахар, дает ему яд) и т. д. Во всех этих случаях исключается ответ­ственность за умышленное деяние; но в тех случаях, когда виновный мог и должен был предвидеть характер и последствия своих действий, он отвечает за неосторожность.

Деяние, влекущее за собой уголовную ответственность только в случа­ях умышленного его совершения при наличии фактической ошибки (например, кто-нибудь расплачивается фальшивыми бумажными деньгами, думая, что они настоящие), уголовной ответственности вообще за собой не влечет.

Ошибка лица в обстоятельствах, влияющих на квалификацию деяния, состоит в заблуждении его относительно отсутствия или наличия таких об­стоятельств. При определении меры наказания в этих случаях необходимо учитывать, как представлялось деяние виновному. Ошибочное представление лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых в действитель­ности нет, должно рассматриваться по правилам об ответственности за по­кушение. Так, если кто-либо, желая совершить террористический акт, по

12

ошибке стрелял в другого человека, то его деяние следует квалифицировать по ст. ст. 19 — 588 УК РСФСР, как покушение на террористический акт. Ошибочное представление лица об отсутствии квалифицирующих обстоя­тельств, фактически имеющихся налицо, исключает ответственность за ква­лифицированный состав. Так, если вор в вагоне трамвая украл у пассажира бумажник, в котором оказалось 10 000 рублей, принадлежащих государст­ву, о чем вор не знал, то его деяние нельзя квалифицировать как кражу государственного имущества, а следует квалифицировать как кражу личной собственности в местах общественного пользования (в вагоне).

В некоторых случаях ошибка никакого влияния на вину лица и его наказуемость не оказывает; если виновный думал, что вещь, украденная им, принадлежит одному лицу, а оказалось, что она принадлежит другому, если виновный думал, что дал потерпевшему стрихнин, а оказалось, что это был мышьяк, эти обстоятельства никакого влияния на вину не оказывают.

В случаях отклонения действия, как, например, когда виновный, стре­ляя в одно лицо, попадает в другое, имеется совокупность покушения на умышленное убийство и неосторожного лишения жизни.

9. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

а) Возраст. Применение мер уголовного наказания допустимо лишь в отношении лиц, достигших определенного возраста; лица, не достигшие это­го возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности, и к ним не могут быть применены меры уголовного наказания.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «0б уголовной ответственности несовершеннолетних» несовер­шеннолетние привлекаются к уголовной ответственности за все преступления начиная с 14-летнего возраста. В возрасте от 12 лет несовершеннолет­ние могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь за те пре­ступления, (которые предусмотрены постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г., а именно: за кражи, насилия, телесные повреждения, увечья, убийство и попытки к убийству, а также за действия, могущие выз­вать крушение поездов (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г.).

За преступления, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г., несовершеннолетние отвечают как при совершении этих преступлений умышленно, так и по неосторожности.

За хулиганство, сопряженное с насилием, телесными повреждениями и другими преступлениями, за которые несовершеннолетние отвечают начи­ная с 12-летнего возраста, их можно привлекать к уголовной ответственно­сти по ст. 74 УК РСФСР (постановление 53-го Пленума Верховного суда CССP от 2 января 1936 г.).

До достижения несовершеннолетними 12-летнего возраста применение к ним уголовного наказания вообще исключается. Однако и после того, как достигнут 12-летний возраст, несовершеннолетие должно рассматриваться как смягчающее вину обстоятельство, и меры наказания должны назначаться с учетом возраста виновного.

13

Следует иметь в виду, что не во всех случаях за указанные выше действия следует применять к несовершеннолетним меры наказания. Так, в постановлении СНК СССР № 659 от 15 июня 1943 г. «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» указа­но, что не достигшие 16 лет подростки, задержанные за хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления, в отношении которых воз­буждение уголовного преследования будет признано нецелесообразным, подле­жат направлению в детские трудовые воспитательные колонии НКВД СССР. В соответствии с приказом НКЮ CССP от 19 июня 1943 г. (п. 4) в от­ношении не достигших 16-летнего возраста несовершеннолетних, уличенных в мелком хулиганстве, мелких кражах и других незначительных преступле­ниях, суд может признать нецелесообразным привлечение их к уголовной ответственности, вынести определение о прекращении дела и о передаче несовершеннолетнего на попечение родителей или опекуна (при наличии их) или о направлении несовершеннолетнего в трудовую колонию НКВД, если это необходимо.

В соответствии со специальными постановлениями несовершеннолетних до 16 лет за некоторые преступления нельзя привлекать к уголовной ответ­ственности. Так, не подлежат уголовной ответственности несовершеннолет­ние до 16 лет за самовольный уход с работы на оборонных предприятиях, и меры наказания, предусмотренные Указом от 26 декабря 1941 г., к ним применять нельзя. В подобных случаях деяния лиц в возрасте до 16 лет следует квалифицировать по Указу от 28 декабря 1940 г., в котором пре­дусматривается в качестве меры наказания заключение в трудовые колония сроком до одного года. Нельзя также привлекать к уголовной ответственно­сти несовершеннолетних моложе 16 лет по Указу от 15 апреля 1942 г. за уклонение от мобилизации на сельскохозяйственные работы или за самоволь­ных уход с этих работ1. Не подлежат уголовной ответственности лица моло­же 16 лет и по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. «О мобилизации на период военного времени трудоспособного го­родского населения для работ на производстве и строительстве», так как эта мобилизация распространяется лишь на лиц старше 16 лет.

Не применимы к несовершеннолетним и отдельные меры наказания. Так, в соответствии со ст. 35 УК РСФСР лиц, не достигших 16-летнего возраста, нельзя приговаривать к ссылке и высылке; не может быть применена к не­совершеннолетним до 18 лет такая мера, как поражение прав, к подросткам до 14 лет нельзя применять исправительно-трудовые работы по месту рабо­ты, конфискацию имущества, штраф.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1941 г. «О применении судами постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» сохраняется установленный для несовершеннолетних порядок отбывания наказания в дет­ских исправительно-трудовых колониях. Для рассмотрения дел несовершенно­летних (до 16-летнего возраста) преступников выделяются специальные уча­стки народного суда.

1Постановление Пленума Верховного суда СССР от 8 октября 1942 г.

14

За подстрекательство несовершеннолетних или привлечение их к учас­тию в различных преступлениях, а также за понуждение несовершеннолетних к занятию проституцией, нищенством и т. п. виновные караются по ст. 732 УК РСФСР лишением свободы па срок не ниже пяти лет.

б) Невменяемость. Для применения к лицу, совершившему общественно-опасное деяние, мер уголовного наказания требуется, чтобы оно было вменяемо, т. е. психически здорово. Виновными могут быть только лица, которые спо­собны отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками, так как вина выражается, как сказано выше, в желании наступления преступных последствий, в представлении о них или в способности предста­вить их себе. Если лицо не может отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, то оно невменяемо, и меры наказания не могут быть к нему применены (ст. 11 УК РСФСР). В действующем уголовном законо­дательстве содержатся два критерия невменяемости: медицинский, который заключается в болезненном состоянии лица (хроническая душевная болезнь, временное расстройство душевной деятельности или иное болезненное состо­яние), и юридический, заключающийся в том, что у лица отсутствует спо­собность отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Под хроническим душевным заболеванием следует понимать такие формы психических заболеваний, как шизофрения, эпилепсия, олигофрения, прогрессив­ный паралич и др. Под временным расстройством душевной деятельности понимают травматические заболевания мозга, психопатию, патологический аффект и патологическое опьянение, реактивное состояние и т. д. К иным болезненным состояниям относятся глухонемота и другие дефекты.

Все эти формы душевных заболеваний служат основанием, чтобы счи­тать лицо невменяемым лишь в том случае, если болезнь оказала на него такое влияние, что оно не способно отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

Если судом будет признано, что подсудимый во время совершение приписываемого ему деяния находился в невменяемом состоянии, то суд выносит определение о прекращении дела (ст. 322 УПК РСФСР), и наказа­ние к нему не может быть применено, так как виновность исключается.

Если в момент совершения преступления подсудимый был психически здоров, а заболел в дальнейшем, до суда, то в момент совершения престу­пления с его стороны имело место виновное действие. Однако применение мер наказания к лицу, у которого произошло болезненное расстройство душевной деятельности после совершения преступления, нецелесообразно, так как ни к каким положительным результатам наказание при таких ус­ловиях привести не может. Поэтому закон устанавливает, что меры наказа­ния не применяются и к тем лицам, которые хотя и действовали в состоя­нии душевного равновесия, но к моменту вынесения приговора заболели душевной болезнью; в этих случаях суд должен вынести определение о приостановлении дела впредь до выздоровления подсудимого или о прекра­щении дела производством, если болезнь признается неизлечимой (ч. 2 ст. 322 УПК РСФСР).

Если во время совершения преступления и во время суда преступник был психически здоров, но заболел при отбытии наказания, то, хотя винов-

15

ность его и не исключается, дальнейшее отбытие им наказания является нецелесообразным; по поводу лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы и заболевшего душевной болезнью (согласно заключению врачебной комиссии), суд, вынесший приговор, должен решить вопрос о переводе его в специальную психиатрическую больницу или об освобождении его (ст. 457 УПК РСФСР).

Если по военным обстоятельствам невозможно рассмотрение этого воп­роса судом, вынесшим приговор, он может быть рассмотрен судом по месту отбывания осужденным наказания (постановление Пленума Верховного суда СССР от 1 августа 1942 г.).

Для определения психического состояния обвиняемого обязателен вызов экспертов (примечание 1 к ст. 63 УПК РСФСР).

Во всех указанных выше случаях к лицам, признанным невменяемы­ми, судом могут быть применяемы меры медицинского характера, предусмот­ренные ст. 24 УК РСФСР.

Состояние сильного душевного волнения не исключает вины и примене­ния мер уголовного наказания, но является смягчающим вину обстоятельст­вом (п. «д» ст. 48 УК РСФСР), а совершение преступления в состоянии опьянения не только не исключает вины и применения уголовного наказа­ния, по и не является смягчающим вину обстоятельством (примечание к ст. 11 УК РСФСР). В некоторых случаях состояние опьянения мажет быть даже обстоятельством, отягчающим вину (например, когда шофер, наехавший на кого-либо и таким образом совершивший убийство по неосторожности, был пьян при управлении автомашиной).

Лишь в тех случаях, когда сильное душевное волнение или опьянение принимают болезненный, характер (патологический аффект и патологическое опьянение), исключается вина и применение мер уголовного наказания.

10. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ И ПРОТИВОПРАВНОСТЬ ДЕЯНИЯ

а) Необходимая оборона

Признание совершения виновным действия, которое по Уголовному кодексу считается преступлением, не всегда является достаточным основани­ем для применения к виновному мер уголовного наказания. Как сказано выше, суд обязан учитывать мотивы совершения действия, при чем в неко­торых случаях мотив действия служит только основанием для повышения или снижения меры наказания, а иногда мотив является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. К числу таких обстоятельств от­носится в первую очередь совершение преступления в состоянии необходи­мой обороны. Уголовным кодексом (ч. 1 ст. 13 УК РСФСР) устанавливается, что меры наказания «не применяются вовсе к лицам, совершившим дейст­вия, предусмотренные уголовными законами, если судом будет признано, что эти действия совершены ими в состоянии необходимой обороны против пося­гательств на Советскую власть либо на личность и права обороняющегося или другого лица, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».

16

Государство не всегда в состоянии обеспечить каждому гражданину в любом месте и в любое время полную безопасность для его жизни, здоровья, имущества и других принадлежащих ему благ и прав. Было бы нецелесооб­разно поэтому запрещать гражданину самостоятельно охранять принадлежа­щие ему и охраняемые законом права. Подобное запрещение было бы поощ­рением для преступников и стимулировало бы их к совершению преступных деяний. Лицо, подвергающееся противозаконному нападению, имеет право нанести вред нападающему, и за причиненный вред оно не будет нести уго­ловной ответственности.

Необходимая оборона может признаваться правомерной и не влечет за собой уголовной ответственности, если вред был нанесен нападающему чело­веку, если это нападение было неправомерным и направленным против советской власти либо против личности или прав обороняющегося или другого лица, если нападение было наличным, представляло непосредственную угро­зу в момент обороны, т. е. уже началось и еще не закончилось. Не тре­буется, чтобы у лица, подвергшегося нападению, единственным средством избавиться от опасности было нанесение вреда нападающему. Было бы со­вершенно неправильно с воспитательной точки зрения, если бы предъявля­лось подобное требование. Человек, подвергшийся нападению, но обязан искать какой-либо другой выход из положения (например, убегать от напа­дающего): он имеет право сопротивляться, нанося вред преступнику. Не требуется также соответствия между вредом, который угрожал лицу, под­вергшемуся нападению, и тем вредом, который он нанес. Человек, которому преступник хотел выколоть глаза, или женщина, которую покушались изна­силовать, не могут быть подвергнуты наказанию, если они убили того, кто на них нападал.

Лишь в случаях резкого несоответствия между угрожавшей опасностью и причиненным нападавшему вредом можно говорить о наличии общественной опасности и необходимости применить наказание. Однако и здесь в большин­стве случаев мы будем иметь дело не с несоответствием между причиненным вредом и угрожавшим вредом, а с несоответствием между интенсивностью нападения и интенсивностью защиты. Так, если на кого-либо замахнулись ножом, желая его ударить, а он шашкой или топором отрубил кисть руки, то его деяние не может повлечь за собой уголовную ответственность; если же на кого-либо замахнулись линейкой, желая нанести удар, а тот отрубил кисть руки замахнувшегося линейкой, то налицо несоответствие между ин­тенсивностью нападения и интенсивностью защиты, в связи с чем должны быть признаны превышение пределов необходимой обороны и, следовательно, возможность применения наказания, хотя и более мягкого.

Превышение пределов необходимой обороны будет иметь место также в тогда, когда кто-либо защищается до того, как на него напали, или после того, как нападение уже закончилось. Определение этих моментов есть дело факта. Верховный суд РСФСР признал по одному делу, что оправдание об­виняемых необоснованно, поскольку смертельный удар ножом был ими нане­сен нападавшему уже после того как нападавший был сшиблен с ног и у него был отнят нож, т. е. когда он никакой опасности для обвиняемых не представлял и что здесь следует признать наличие преступления, предус-

17

мотренного либо ч. 2 ст. 142 УК РСФСР, либо ст. 139 УК РСФСР1. При определении меры наказания в подобных случаях следует учитывать то повы­шенное состояние психической возбужденности, в котором находится человек, полагающий, что на него нападут, или только что подвергшийся нападению.

б) Крайняя необходимость

Меры наказания не применяются также в случаях крайней необходи­мости, т. е. тогда, когда действия совершены для устранения опасности, ко­торая при данных обстоятельствах была неотвратима другими средствами (ч. 2 ст. 13 УК РСФСР). В этих случаях выдвигается требование, чтобы при­чиненный вред был менее тяжел, чем избегнутый. Когда человеку угрожает опасность и он совершает действия, предотвращающие эту опасность, то, хотя его действия сами по себе и причиняют кому-либо вред, но если этот вред меньше того, который ему угрожал, — его действия но могут быть признаны общественно-опасными и, значит, не должны влечь за собой уголовную от­ветственность.

Для признания крайней необходимости обстоятельством, исключающим общественную опасность деяния, требуется также, в отличие от необходимой обороны, чтобы причинение вреда было при данных обстоятельствах един­ственным средством предотвращения опасности.

Лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, может оберегать как общественный, так и личный (свой или чужой) интерес. Могут быть охраняемы жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, личная свобода, имущество и другие интересы.

Для совершения в состоянии крайней необходимости действия, не вле­кущего за собой применения мер наказания, требуется, чтобы опасность, как
и при необходимой обороне, была налицо, т. е. чтобы имелась непосредственная угроза охраняемому благу. Так, крайняя необходимость имела место,
когда в июле 1940 г. недалеко от станции Икша Ярославской ж. д., около
Москвы, во время происходившей массовки пионеров разразилась буря с
циклоном и вырванными бурей деревьями были ранены три пионера: у од­ного был пролом головы и перелом ключицы, у другого — перелом ключицы
и у третьего — сотрясение мозга. С помощью бывших в лесу колхозников
раненых донесли до опушки леса, где расположилась приехавшая на авто­мобиле компания, проводившая там выходной день. Руководители пионер­лагеря и колхозники попросили дать машину для доставки истекавших кровью
детей в Москву, но владельцы автомобиля отказались предоставить его и
сделали попытку уехать; тогда руководители пионеротряда и колхозники силой захватили машину. Действия лиц, захвативших машину, были совершены в состоянии крайней необходимости и потому не могли повлечь за собой уголовной ответственности.

Исключаются необходимость и возможность применения мер уголовного наказания и в тех случаях, когда лицо что-либо сделало или, наоборот, не сделало под влиянием непреодолимой силы. Если колхозник должен был явиться на лесозаготовки, но не мог прибыть, так как он заболел или пото-

1 Определение Уголовной кассационной коллегии Верховного суда РСФСР («Судебная практика», 1929, № 6, стр. 11). .

18

му, что воздушной бомбардировкой неприятеля был разрушен мост, или по какой-либо другой причине, которая была для него непреодолимой, то его нельзя привлекать за неявку к уголовной ответственности.

Не могут быть применены меры уголовного наказания и тогда, когда человек вследствие сложившейся обстановки не мог выполнить то, чего от него требовал закон. Так, например, врач, получивший вызов на один и тот же день и час в судебное заседание в качестве эксперта и в райвоенкомат в качестве члена врачебной комиссии, не может быть привлечен к уголовной ответственности за то, что он в одно из этих мест не явится.

в) Исполнение приказа

Подчиненный, исполняющий законный приказ своего начальника, не может нести ответственность за преступные последствия, наступившие в связи с исполнением этого приказания. Выполнение должностным лицом распоряжения начальника, отданного последним с преступной целью, не со­держит состава преступления, если должностное лицо не знало и не могло знать о преступных целях отдавшего распоряжение и если самые действия, которые совершены должностным лицом, по своему характеру независимо от приказа не могут считаться общественно-опасными1. Если между подчинен­ным и начальником имелось предварительное соглашение о совершении пре­ступления, то подчиненный является соучастником в этом преступлении и должен отвечать на основе общих положений о соучастии.

Дисциплинарные уставы, действующие в органах связи, на транспорте, устанавливают обязательность исполнения приказа начальника, за исключе­нием явно преступного. В тех случаях, когда подчиненный сознательно вы­полняет явно преступный приказ, юн, таким образом, должен нести уголов­ную ответственность.

г) Иные обстоятельства, исключающие общественную опасность и противоправность деяния

Кроме указанных выше обстоятельств, применение наказания исключается также, если деяние совершено во исполнение требования зако­на (например, вывоз конфискованного имущества, задержание преступника и т. д.), при исполнении профессиональных функций (например, врач, производящий хирургическую операцию), если соблюдаются специальные требования, предъявляемые порядком профессиональной деятель­ности, и если действие не направлено во вред общественным или личным интересам (так, например, будет отвечать хирург, производящий операцию против воли оперируемого, врач-гинеколог, производящий недозволенный аборт). Согласие потерпевшего исключает применение наказания в случаях, когда деяние направлено против благ, которыми лицо может

1 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 6 января 1943 г. по делу Джебратова и Васильевой (Судебная практика Верховного суда СССР, 1943, вып. V, стр 21).
19.

распоряжаться по своему усмотрению (при согласии не может быть кражи, изнасилования), однако убийство с согласия потерпевшего не исключает при­менения мер уголовного наказания.

11. ЗАДАЧИ НАКАЗАНИЯ

Вопрос о целях и задачах наказания в условиях социалистического государства является одним из важнейших вопросов советского уголовного права. Двуединая задача наказания — задача принуждения и задача воспи­тания — нашла свое классическое выражение в работах Ленина и Сталина.

В соответствии со ст. 3 Закона о судоустройстве СССР, союзных и авто­номных республик «советский суд, применяя меры уголовного наказания, не только карает преступников, но также имеет своей целью исправление и перевоспитание преступников».

Воспитательная сторона наказания не может и не должна быть отры­ваема от тех элементов принуждения, которые в нем имеются. Наказание в таком его виде является необходимым орудием в нашем государственном со­циалистическом строительстве.

Репрессия, являясь необходимым вспомогательным элементом в руках социалистического государства, меняет свой характер и свою направленность в различных фазах его развития, как меняются формы и функции самого со­циалистического государства. "Как указывает товарищ Сталин, в первую фазу развития социалистического государства, т. е. в период от Октябрьской рево­люции до ликвидации эксплуататорских классов, «Основная задача... состоя­ла в подавлении сопротивления свергнутых классов, в организации обороны страны от нападения интервентов, в восстановлении промышленности и сель­ского хозяйства, в подготовке условий для ликвидации капиталистических элементов. Сообразно с этим наше государство осуществляло в этот период две основные функции. Первая функция — подавление свергнутых классов внутри страны. Этим наше государство внешним образом напоминало преды­дущие государства, функция которых, состояла в подавлении непокорных, с той, однако, принципиальной разницей, что наше государство подавляло эксплуататорское меньшинство во имя интересов трудящегося большинства, тогда как предыдущие государства подавляли эксплуатируемое большинство во имя интересов эксплуататорского меньшинства»1.

На второй фазе развития социалистического государства «отпала — от­мерла функция военного подавления внутри страны, ибо эксплуатация унич­тожена, эксплуататоров нет больше и подавлять некого. Вместо функции по­давления появилась у государства функция охраны социалистической соб­ственности от воров и расхитителей народного добра. Сохранилась полностью функция военной защиты страны от нападений извне, стало быть, сохрани­лись также Красная Армия, Военно-Морской Флот, равно как карательные органы и разведка, необходимые для вылавливания и наказания шпионов, убийц, вредителей, засылаемых к нашу страну иностранной разведкой. Сoxpa-

1 Сталин, Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б), 1939, стр. 54—55.

20

ниласъ и получила полное развитие функция, хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы государственных органов. Теперь основ­ная задача нашего государства внутри страны состоит в мирной хозяйствен­но-организаторской и культурно-воспитательной работе» 1.

Таким образом в первую фазу нашего развития главную роль играли те формы наказания, в которых основным было подавление свергнутых классов, а во вторую фазу на первом месте стоят воспитательные формы, и стороны наказания. В условиях пашей страны, где уничтожена эксплуатация человека человеком, основной становится задача воспитания, в наказании все большую роль играет его воспитательная сторона. Это, однако, ни в какой мере не оз­начает ослабления бдительности и репрессивной стороны наказания в отно­шении врагов народа и лиц, совершающих наиболее тяжелые преступления.

Выступая на XVIII съезде ВКП(б), тов. Молотов сказал: «Пришло время, когда вперед выдвигаются задачи воспитательного характера, задачи коммуни­стического воспитания трудящихся. Такая оценка роли коммунистического воспитания в данный момент отнюдь не умаляет той нашей обязанности, о которой говорил товарищ Сталин, — нашей обязанности держать народ в со­стоянии мобилизационной готовности на случай всяких неожиданностей».

Перед наказанием в советском уголовном нраве стоит задача, с одной сто­роны, воздействия на неустойчивых членов общества (п. «б» ст. 9 УК РОФСР) — так называемого общего предупреждения, а с другой стороны-— предупреждения новых преступлений лиц, их совершивших, и приспособления их к условиям общежития государства трудящихся (п.п. «а» и «в» ст. 9 УК РСФСР) — так называемое специальное предупреждение. В советском государстве наказание не имеет целью причинение физического страдания или унижение человеческого достоинства.

Индивидуализация наказания является одним из важнейших принципов советского уголовного права. Тов. Вышинский писал: «Нужно требовать от суда строгой индивидуализации наказания, помня, что разница в годах тюрь­мы имеет для каждого трудящегося человека, для каждого осужденного нема­ловажное значение, и не только для осужденного, но и для пролетарского государства, умеющего ценить людей, как самый ценный капитал,

В настоящее время мы более, чем когда бы то ни было, должны требовать, чтобы выносимые нами наказания соответствовали индивидуальному вреду того или другого человека, индивидуально выраженному преступле­нию» 2.

Война не изменила и не могла изменить основные принципы примене­ния наказания и его задачи в советском уголовном праве. Условия войны вызывают, конечно, необходимость некоторых изменений в нашей каратель­ной политике, как, например, усиление репрессии в отношении лиц, нару­шающих дисциплину (трудовую, финансовую и т. д.) и тем самым подры­вающих единство и силу советского народа.

При этом следует учесть, что в военное время при применении мер уголовного наказания особое значение приобретает воздействие не только на

1 Сталин, Отчетный доклад на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б), 1939, стр. 55—56.

2 Вышинский, Речь товарища Сталина 4 мая 1935 г. и задачи совет­ской юстиции, стр. 54.

21

виновного, но и на окружающих. Однако морально-политическое единство советского народа в военное время, на которое неоднократно указывал товарищ Сталин, огромная моральная сила нашей армии и нашего флота которая проявилась в период Отечественной войны, служат достаточным основанием для того, чтобы усиление репрессии выражалось лишь в некото­ром повышении наказаний, применяемых за отдельные преступления, без каких-либо, принципиальных изменений в нашей карательной политике.

Применение в военное время наказания в виде лишения свободы на срок 2—3 года, в особенности в отношении лиц, подлежащих призыву в армию, иногда не может быть признано достаточно эффективным наказани­ем. Преступные элементы в условиях военной обстановки могут предпочесть «отсидеться» в тюрьме или в лагере, избегая отправки их на фронт. Поэто­му вместо лишения свободы на 2—3 года значительно целесообразнее напра­вление подобных лиц в действующую армию, в соответствующие штрафные части.

Воспитательная сторожа наказания во время войны не только не поте­ряла своего значения, но в некоторых случаях значительно его усилила, что, в частности, выражается в целиком оправдавшей себя практике приме­нения примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР. Отсрочка исполнения приговора и направление осужденных на фронт оказались вполне эффективными. Среди лиц, направленных после осуждения на фронт, очень немногие снова, совер­шили преступление; подавляющее большинство осужденных оправдывает оказанное им доверие. Известно не мало случаев проявления подобными ли­цами геройства и самопожертвования, но мало случаев снятия с осужденных судимости и освобождения от дальнейшего отбытия наказания, а некоторые из них были награждены орденами и медалями.

В отношении лиц, виновных в совершении злодеяний на временно оккупированной фашистами советской территории, кем бы ни были эти лица — военнослужащими или гражданскими лицами фашистских государств или негодяями, предавшими свою советскую родину и совершавшими на времен­но оккупированных фашистами территориях убийства, изнасилования и тому подобные преступления против мирного, ни в чем не повинного населения,— перед советским судом стоит задача сурового наказания за совершенные этими лицами преступления.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г., уста­навливающий возможность применения смертной казни через повешение и ссылки на каторжные работы, Краснодарский и Харьковский процессы немецко-фашистских злодеев и их пособников показывают путь, по которому должен идти советский суд, сурово карая фашистских бандитов за тягчайшие злодеяния, совершенные на нашей земле.

12. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

После того как суд установил наличие вины и у него нет сомнений в том, что подсудимый подлежит наказанию за учиненное им деяние, перед судом возникает следующий, не менее сложный вопрос: «какое именно нака­зание должно быть назначено подсудимому» (п. 5 ст. 320 УПК РСФСР).

Определение наказания — важнейшая часть судебного процесса. Для

22

правильного определения меры наказания требуется прежде всего правильная квалификация совершенного преступления. В статьях Особенной части Уго­ловного кодекса определенные преступления связываются с определенными наказаниями: в зависимости от тяжести преступления, от последствий и опасности его назначается большая или меньшая мера наказания. Непра­вильно квалифицируя преступление, не применяя того закона, который сле­дует применить, или применяя закон, не подлежащий применению (пп. 1 и 2 ст. 416 УПК РСФСР), суд тем самым создает предпосылки для неправиль­ного определения меры наказания. Если недопустима ошибочная квалифика­ция преступлений, которая влечет за собой ошибку в определении размера наказания, то тем более недопустимо, чтобы суд, исходя из субъективно понимаемой необходимости определения более высокого наказания, сознательно неправильно квалифицировал преступление с целью определить более высокое наказание (квалифицируя, например, кражу как грабеж, грабеж — как разбой, убийство — как бандитизм и т. д.).

«Судебная практика свидетельствует о склонности судов к завышенной мере наказания. Поэтому при сравнительно ничтожной отмене приговоров по мягкости наказания процент приговоров, измененных в сторону смягчения наказания, довольно значителен» 1. Определение общей меры наказания за преступления есть право законодателя, и суд не может произвольно квали­фицировать преступления, исходя из правильно или неправильно понимае­мой им задачи усиления меры наказания в данном случае. Во всех случаях, когда «допущенная судом ошибка повлекла за собой постановление иного наказания, нежели то, которое должно было быть определено судом при надлежащем применении закона», приговор подлежит отмене или изменению (ст. 416 УПК РСФСР).

Однако правильная квалификация преступления еще не создает всех необходимых предпосылок для правильного определения меры наказания. Эта было бы возможно лишь в том случае, если бы в нашем законодательстве с каждым преступлением связывалась лишь одна, твердо определенная мера наказания (так называемые абсолютно определенные санкции), т. е. если бы суд имел право, квалифицировав преступление, установить только одну опре­деленную меру наказания. Между тем в действующем советском законода­тельстве, как известно, установлены за большинство преступлений такие наказания, которые дают возможность судебным органам в рамках санкций, предусмотренных законом, определять большую или меньшую меру наказа­ния. Так, например, квалифицировав совершенное преступление по ст. Д09 УК РСФСР, суд имеет право назначить наказание от шести месяцев до де­сяти лет лишения свободы.

Лишь в небольшом числе статей Уголовного кодекса предусмотрены твердо определенные меры наказания (например, п. «б» ст. 581, п. «г» ст. 1937, п. «е» ст. 162 и некоторые другие); эти статьи являются исклю­чением; как общее же правило наказание предусмотрено от известного мини­мума до определенного максимума, и суд в праве определять меру наказания в указанных в законе рамках. Когда в законе установлена абсолютно опреде-

1 Голяков, Некоторые вопросы науки и судебной практики в решениях Пленума Верховного суда СССР («Советская юстиция», 1940, № 5, стр. 8).

23

ленная мера наказания, суд лишен возможности учитывать особенности кон­кретного случая и личность виновного. Такое положение вещей в большинстве случаев является нецелесообразным, и суду даются более или менее широкие рамки для выбора наказания.

«Карая преступника, советский суд назначает наказание, учитывая степень вины преступника и опасности для общества совершенного им пре­ступления... В каждом отдельном случае наказание должно быть целесооб­разным и сочетать карательные и воспитательные стороны как в интересах государства, так и для конкретного виновника преступления» 1.

При определении меры наказания суд должен руководствоваться ука­заниями Общей части Уголовного кодекса, пределами, указанными в той статье его Особенной части, в которой предусматривается данный вид пре­ступления, и своим социалистическим правосознанием. Суд должен при этом учитывать общественную опасность совершенного преступления, обстоятель­ства дела и личность совершившего преступление (ст. 45 УК РСФСР).

Определяя меру наказания, суд должен таким образом учитывать сте­пень и характер опасности преступника и совершенного им преступления, личность преступника, мотивы преступления, а также — насколько самое преступление в данных условиях места и времени является общественно-опасным.

Мера наказания должна назначаться в точном соответствии с уголов­ным законом, а размер наказания должен соответствовать тяжести совершенного преступления. Только такой приговор, который вынесен в соответ­ствии с законом, будет соответствовать социалистическому правосознанию и будет справедлив. Основным вопросом, подлежащим разрешению суда при определении меры наказания, является вопрос об общественной опасности совершенного преступления.

Вынося приговор, суд может назначить наказание, только предусмотренное законом. Суд не имеет права определять наказание, превышающее максимум, установленный соответствующей статьей Уголовного кодекса. Поэтому нельзя по ч. 1 ст. 136 УК РСФСР приговорить кого-либо к расстрелу, нельзя по ст. 139 УК РСФСР назначить наказание в 5 лет лишения свободы, нельзя по ст. 160 УК РСФСР приговорить кого-либо к лишению свободы вообще и т. д. Пределом меры наказания являются санкции, установленные статьями Особенной части за данное преступление. Если в статье указан лишь минимум наказания, а максимальные пределы наказания не установлены, то суд не имеет нрава превышать те максимальные пределы, которые установлены Общей частью Уголовного кодекса (ст. ст. 28 и 30 УК РСФСР). Суд не имеет права применять меры наказания, которые отсутствуют в перечне Уголовного кодекса соответствующей союзной республики, так как этот перечень является исчерпывающим.

В некоторых случаях суд не имеет права назначать максимальную меру наказания. Так, расстрел не может быть применен к беременным женщинам (ст. 22 УК РСФСР);

1 Голяков, Некоторые вопросы науки и практики в решениях Пленума Верховного суда СССР («Советская юстиция», 1940, № 5, стр. 7—8).

24

расстрел не может быть применен также в тех случаях, когда лицо осуж­дается за контрреволюционное преступление и хотя срок давности истек, но суд ее не применил (это не относится к преступлениям, предусмотренным .ст. 5813 УК РСФСР).

В Особенной части Уголовного кодекса по наиболее опасным преступ­лениям установлен предел меры наказания, ниже коего суд не в праве на­значать; по всем же остальным преступлениям определен лишь высший предел наказания, к которому может приговаривать суд (ст. 46 УК РСФСР).

В некоторых случаях суд имеет право назначать наказание ниже низшего предела, установленного законом. Ст. 51 УК РСФСР устанавливает: «В том случае, когда по исключительным обстоятельствам дела суд приходит к убеждению о необхо­димости определить меру социальной защиты ниже низшего предела, ука­занного в соответствующей данному преступлению статье настоящего коде­кса, или перейти к другой, менее тяжелой мере социальной защиты, в этой статье не обозначенной, — он может допустить такое отступление, но не иначе, однако, как точно изложив в приговоре мотивы, вызвавшие это отступление».

Смягчая наказание в соответствии со ст. 51 УК РСФСР, суд должен обязательно мотивировать такое снижение в приговоре.

В соответствии с имеющимися директивными указаниями руководящих судебных органов по некоторым составам преступлений следует лишь в исключительных случаях применять ст. 51 УК РСФСР. Так, эта статья не должна применяться к лицам., совершившим преступления, предусмотренные законом 7 августа 1932 года. Лишь в исключительных случаях можно назначать наказание ниже низшего предела к лицам, совершившим престу­пления, предусмотренные ст.ст. 107 и 162 УК РСФСР.

В тех случаях, когда соответствующей статьей Уголовного кодекса предусматривается то или иное наказание и, помимо того, устанавливается сниженное наказание в пределах, указываемых этой же статьей, при наличии смягчающих обстоятельств, для такого снижения наказания не требуется ссылки на ст. 51 УК РСФСР и на соответствующие статьи УК других союз­ных республик. Так, например, нельзя ссылаться на ст. 51 УК РСФСР при назначении по закону 7 августа 1932 г. наказания в 10 лет лишения свободы.

13. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ВЛИЯЮЩИЕ НА ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАЗМЕРА

НАКАЗАНИЯ

а) Стадии развития преступной деятельности

Определяя наказание, суд должен учитывать ряд обстоятельств, отно­сящихся как к характеру совершенного действия, так и к личности винов­ного. Одним из обстоятельств, влияющих на определение конкретной меры наказания, является степень завершенности преступления, совершаемого виновным. Ст. 19 УК РСФСР устанавливается, что суд при выборе мер на­казания «должен руководствоваться степенью опасности лица, совершившего

25

покушение или приготовление, подготовленности преступления и близостью наступления его последствий, а также рассмотрением причин, в силу ко­торых преступление не было доведено до конца».

Различают несколько стадий развития преступной деятельности: обна­ружение умысла, приготовление и покушение.

Обнаружение умысла может выразиться в угрозе совершить преступле­ние, в рассказе кому-либо о своем желании совершить преступление, в изложении этого в письме и т. д. Оно является начальной стадией разви­тия преступной деятельности и по советскому уголовному законодательству, как правило, не влечет за собой применения мер наказания, а может пре­следоваться лишь в тех случаях, когда оно специально предусмотрело за­коном (ст. 731 УК РСФСР, ч. 3 закона 7 августа 1932 г. и т. д.).

Все преступления влекут за собой уголовную ответственность лишь со стадии приготовления, под которым понимаются приискание орудий и средств, приспособление их для выполнения поставленной цели и создание условия для осуществления преступления (ч. 1 ст. 19 УК РСФСР).

НКЮ РСФСР и Верховный суд РСФСР в директивном письме по при­менению Уголовного кодекса 1926 года указали, что «применение мер со­циальной защиты за приготовление к преступлению может иметь место лишь в тех случаях, когда подготовительные к преступлению действия вылились в определенную конкретную форму начала осуществления пре­ступного умысла, потому и являются социально-опасными».

Следующей стадией развития преступной деятельности является поку­шение, под которым понимаются действия, направленные непосредственно на осуществление преступления и являющиеся началом его исполнения. Чем ближе деятельность виновного к наступлению преступного результата, тем выше должна быть мера наказания. Если обнаружение умысла, как прави­ло, вообще не влечет за собой уголовной ответственности, то приготовление должно влечь за собой более мягкую меру наказания, чем покушение, и и еще более мягкую, чем законченное преступление. Человек, который при­обрел яд для того, чтобы кого-то отравить, или достал револьвер для того, чтобы кого-то застрелить, может быть еще очень далек от завершения своего преступного намерения и на этой стадии хотя и должен отвечать за приго­товление к преступлению, но наказание ему следует назначать более мяг­кое, чем при покушении.

Значительно большую опасность представляет покушение, при котором действия человека свидетельствуют о такой степени его общественной опас­ности, в которой выражается его твердое намерение добиться преступного результата. Мера наказания за покушение должна таким образом прибли­жаться к мере наказания за законченное преступление.

При определении меры наказания следует различать покушение окон­ченное и неоконченное.

Оконченным покушение считается тогда, когда виновный выполнил все необходимое для того, чтобы наступил преступный результат, который все же не наступил по причинам, от него не зависящим. Примером окон­ченного покушения может быть случай, когда виновный, желая убить ко­го-либо, стреляет в него, но не убивает вследствие промаха или осечки.

26

Незаконченным покушение считается тогда, когда субъект не сделал еще всего необходимого для наступления результата и деятельность его была прервана по причинам, от него не зависящим, или вследствие добровольно­го отказа. Примером незаконченного покушения может быть случай, когда лицо, желавшее совершить кражу и добывшее для этого отмычки, направ­ляется к месту хищения, пробует открыть замок, но, убедившись, что это ему не под силу, оставляет свою попытку совершить кражу и уходит.

В законченном покушении проявляется, конечно, более высокая сте­пень общественной опасности виновного, и оно поэтому является основанием для применения более серьезных мер наказания. Частными случаями закон­ченного покушения являются покушение с негодными средствами или поку­шение на негодный объект. Если виновный, желая кого-то отравить, по ошибке всыпает в еду сахар вместо мышьяка, нет оснований для снижения ему по этой причине меры наказания (единственное, что может быть в таком случае учтено при определении меры наказания, — это отсутствие вредных последствий). Такие же последствия влечет за собой и покушение на негод­ный объект — когда виновный по ошибке похищает собственную вещь, считая ее чужой, или стреляет в труп, предполагая, что человек еще жив. Покушение на негодный объект вовсе не свидетельствует о меньшей опасно­сти преступника, хотя его действия и не повлекли за собой в данном случае вредных последствий.

Покушение незаконченное, являясь в развитии преступной деятель­ности более ранней стадией, чем оконченное покушение, тем самым свиде­тельствует и о меньшей общественной опасности виновного.

В тех случаях, когда виновный прервал покушение по обстоятель­ствам, от него не зависящим, степень его виновности мало отличается от виновности в случаях оконченного покушения. Иначе дело обстоит тогда, когда виновный добровольно отказался от дальнейшего продолжения престу­пления. Добровольный отказ имеет место тогда, когда виновный отказался от окончания преступления по внутренним побуждениям (вне зависимости от их характера), сознавая, что он имеет возможность довести покушение до конца. В этих случаях мера наказания может быть назначена лишь за те действия, которые фактически были совершены виновным (ч. 2 ст. 19 УК РСФСР); если же его действия сами по себе не содержат состава преступ­ления, значит, и наказание вообще не может быть применено. Если субъект, собиравшийся кого-либо отравить, потом от этого отказался, но приобрел для этой цели яд, то его можно и должно судить за незаконное приобретение и хранение ядовитых веществ. Но если он с этой целью точил кухонный нож или приобрел топор, а потом добровольно отказался от продолжения своей преступной деятельности, то в его действиях вообще нет состава преступления, и, значит, меры наказания к нему вообще применять нельзя.

От добровольного отказа следует отличать: 1) отказ от повторе­ния—когда, например, стрелявший в кого-нибудь и не попавший в него имел возможность выстрелить второй раз, но не делает этого; 2) приня­тие мер к предотвращению наступления преступно­го результата (деятельное раскаяние) — когда, например, совершив­ший поджог вызывает пожарную команду или отравивший дает потерпевше-

27

му противоядие; 3) восстановление нарушенного права—когда, например, растратчик возмещает сумму растраты или вор возвра­щает украденное. Во всех этих случаях наказание за содеянное должно применяться, а указанные обстоятельства могут лишь служить основанием для снижения меры наказания.

Преступление является оконченным тогда, когда виновный довел до конца свое преступное намерение, т. е. когда наступил преступный резуль­тат, за который он и должен в этом случае полностью ответить.

б) Соучастие

В соответствии со ст. 17 УК РСФСР меры наказания подлежат применению одинаково «как в отношении лиц, совершивших преступление —
исполнителей, так и их соучастников—подстрекателей и пособников». Однако
меры наказания «определяются для каждого из соучастников в зависимости как от степени их участия в данном преступлении, так и, от степени опасности этого преступления и участвовавшего в нем лица» (ст. 18 УК РСФСР).

То, что суд, устанавливая меру наказания соучастникам, должен определять ее в соответствии с опасностью совершенного преступления, находит свое выражение в том, что деяния всех соучастников, как правило, квали­фицируются по той же статье Уголовного кодекса, что и деяния исполнителя. Однако из этого общего правила возможны отдельные исключения. Когда законом предоставлены суду широкие рамки для выбора наказания, суд может в рамках соответствующей статьи определить меру наказания всем соучаст­никам, индивидуализируя меру наказания в соответствии с конкретной виной каждого.

Так, например, при осуждении виновных по ст. 109 УК РСФСР суд может в рамках санкции от 6 месяцев до 10 лет лишения свободы определить наказание и основным виновникам, и второстепенным участникам преступления. Но, когда законом предусмотрены абсолютно определенные или узко ограниченные рамки наказания, допустима и различная квалификация действий исполнителя и действий соучастников. Так, например, вполне возможны случаи, когда деяния основных виновников должны квалифицироваться по закону 7 августа 1932 года, а пособников — по ст. 17—162 (п. п. «г» или «д») УК РСФСР. В подавляющем большинстве случаев, однако, деяние исполнителя определяет квалификацию деяний соучастников и, значит, создает рамки для определения им мер наказания, при чем должны быть учтены конкретные деяния соучастников и их личность.

Советское законодательство различает несколько видов соучастников: подстрекателей, исполнителей и пособников. Следует также учитывать наличие в некоторых случаях организаторов и руководителей.

Организатором преступления является лицо, разрабатывающее план преступления, порядок и время исполнения его, расстановку лиц, на которых возложено исполнение преступления. Организатор является вдохновителем преступления и потому наиболее опасной фигурой. Мера наказания, определяемая организатору преступления, может быть не только равна мере наказания, определяемой исполнителю, но и выше ее.

28

Руководителем преступления является тот, кто, занимая веду­щее место среди нескольких соучастников, направляет их деятельность, распределяет роли между ними, объединяет их. Общественная опасность руководителя преступления весьма высока, и назначенная ему мера нака­зания должна быть, как правило, выше, чем у иных соучастников.

Исполнителем преступления является тот, кто непосредственно осуществляет действие или бездействие, образующее состав преступления. Исполнители непосредственно посягают на благо, которое охраняется зако­ном. При наличии нескольких исполнителей возможны случаи, когда они совместно выполняют преступление (убийство, совершенное двумя исполни­телями, нанесшими убитому несколько смертельных ран ножами), равно как и распределение между исполнителями различных функций (один из испол­нителей зажал убиваемому рот, чтобы тот те кричал, а другой нанес ему удар ножом). Мера наказания, указанная в статье Уголовного кодекса, имеет в виду в первую очередь исполнителя преступления.

Подстрекателями являются лица, склонившие других к совер­шению преступления. Степень опасности подстрекателей также весьма вы­сока. Будучи инициаторами преступления, они в подавляющем большинстве случаев являются не менее опасными, чем конкретные исполнители пре­ступления. Мера определяемого им наказания должна быть близка к той, которая назначается исполнителю, а иногда и выше ее.

Пособниками являются лица, содействующие выполнению пре­ступления соответствующими указаниями, предоставлением средств и устра­нением препятствий. Частным случаем пособничества по уголовному законо­дательству РСФСР является укрывательство, заключающееся в сокрытие преступника или следов преступления. Пособник, а тем более укрыватель, как правило, представляет меньшую общественную опасность, чем непо­средственный исполнитель преступления. Пособник не принимает непосред­ственного участия в совершении действий, образующих состав преступления, а именно при совершении этих действий в наибольшей степени проявляются сила преступного намерения и степень общественной опасности виновного. Одно дело — дать нож для убийства, а другое — этим же ножом ударить живого человека; одно дело — изготовить отмычку, а другое — с ее по­мощью забраться в чужую квартиру. Деятельность всех соучастников об­щественно-опасна, но степень опасности каждого из них различна, а зна­чит, различна должна быть и назначаемая им мера наказания.

От соучастия следует отличать прикосновенность — когда ви­новный никакого содействия преступнику до совершения преступления или во время его совершения не оказывал, а лишь, зная о возможности соверше­ния преступления другими лицами, никаких мер к предупреждению престу­пления не принял или, зная о готовящемся или совершенном преступле­нии, не сообщил об этом власти. Лица, прикосновенные к преступлению, несут уголовную ответственность за свое особое преступление, если оно спе­циально предусмотрено в Уголовном кодексе. К подобным деяниям следует отнести:

Недоносительство о совершенном или готовящемся преступле­нии (ч. 2 ст, 18 УК РСФСР), за которое уголовная ответственность уставав-

29

ливается в некоторых статьях Особенной части УК РСФСР (ст. ст. 581в, 58, 5812, 5913, при чем ответственность имеет место лишь в случаях, в этих статьях указанных. Недоносительство должно рассматриваться как соучастие лишь в том случае, если оно было заранее обещано.

Попустительство — непринятие мер к предотвращению возмож­ного совершения преступления или к наступлению преступного результата со стороны лица, обязанного принять такие меры. Как правило, субъектом попустительства может быть должностное лицо, а деяние это в большинстве случаев рассматривается как должностное преступление. Специальные указа­ния об ответственности попустителей имеются в связи с законом 7 августа 1932 г. и с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. Заранее обещанное попустительство также должно рассматриваться как соучастие.

14. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ОТЯГЧАЮЩИЕ И СМЯГЧАЮЩИЕ ВИНУ

На ряду с тем, что Особенная часть Уголовного кодекса дает суду ши­рокие возможности для определения меры наказания, в Общей части Уголов­ного кодекса, кроме приведенных выше обстоятельств, влияющих на опре­деление меры наказания (вид соучастия, стадия развития преступной дея­тельности), приводится также примерный перечень обстоятельств, влияющих на определение меры наказания (ст. ст. 47 и 48 УК РСФСР).

Избирая конкретную меру наказания, суд должен учитывать все эти
обстоятельства и иметь в виду, что перечень их является примерным и что
суд может принять во внимание и другие обстоятельства, не указанные в
перечне.

Следует также иметь в виду, что значительное число статей Особенной части Уголовного кодекса предусматривает те же обстоятельства как повы­шающие или- снижающие меры наказания для определенных преступлений. В таких случаях дважды учитывать одно и то же обстоятельство, конечно, не следует. Так, например, совершение преступления группой или бандой предусматривается в Особенной части ст. 593, ч. 2, ст. 165 УК РСФСР и т. д. Совершение преступления лицом, ранее уже совершившим какое-либо преступление, предусмотрено особо п. «б» ст. 136, п. «б» ч. 2 ст. 117, п.п. «б» и «в» ст. 162 УК РСФСР и т. д.

Обстоятельствами, отягчающими вину, являются: а) совершение пре­ступления в целях восстановления власти буржуазии; б) возможность нане­сения совершением преступления ущерба интересам государства или трудя­щихся, хотя бы преступление и не было направлено непосредственно против интересов государства или трудящихся; в) совершение преступления груп­пой или бандой; г) совершение преступления лицом, уже ранее совершив­шим какое-либо преступление, кроме случаев, когда данное лицо признается несудившимся (ст. 55) или когда со дня совершения первого преступления либо вынесения по нему приговора истекли давностью сроки (ст. ст. 14 и 15); при этом, однако, суд в праве, в зависимости от характера первого преступления, не признать за ним отягчающего значения; д) совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений; е) соверше-

30

ние преступления с особой жестокостью, насилием или хитростью либо в отношении лиц, подчиненных преступнику или находившихся на его попе­чении либо в особо беспомощном — по возрасту или иным условиям — со­стоянии (ст. 47 УК РСФСР).

Смягчающими вину обстоятельствами и, значит, влекущими за собой избрание более мягкой меры наказания являются случаи совершения пре­ступления: а) хотя и с превышением пределов необходимой обороны, но для защиты от посягательств на советскую власть, на революционный правопорядок или на личность и права обороняющегося или другого лица, б) в пер­вый раз, в) по мотивам, лишенным корысти или иных низменных побужде­ний, г) под влиянием сильного душевного волнения, е) в состоянии голода, нужды или под влиянием стечения тяжелых личных или семейных условий, ж) по невежеству, несознательности или случайному стечению обстоятельств, з) лицом, не достигшим совершеннолетия, или женщиной в состоянии бе­ременности (ст. 48 УК РСФСР).

Обстоятельства, отягчающие и смягчающие вину, приведенные в ст.ст. 47 и 48 УК РСФСР, являются лишь примерными. Ясно, что и другие об­стоятельства, не упомянутые в этом списке, могут и должны учитываться при определении меры наказания. Так, из не указанных в перечне можно от­метить как отягчающие вину обстоятельства запирательство, попытку огово­рить невиновных, а из смягчающих вину обстоятельств — явку с повинной, раскаяние, попытку устранить результат преступления, престарелый возраст и т. д. В условиях Отечественной войны большое значение могут иметь такие обстоятельства, как участие виновного в военных действиях, полу­ченное им на фронте ранение и т. д.

Среди обстоятельств, отягчающих вину по субъекту преступле­ния, следует указать на совершение преступления группой лиц или бандой, Этот квалифицирующий момент встречается также в ряде составов Особенной части Уголовного кодекса: при определении грабежа, разбоя, бандитизма и других преступлений. Преступная группа должна состоять не менее чем из двух лиц; для наличия ее предполагается соглашение ряда лиц относительно совершения каких-либо преступлений в большом числе или без определения их числа. Преступная группа отличается от банды тем, что под бандой по­нимается стабильная организация, имеющая оружие (огнестрельное или холодное). В Уголовном кодексе упоминается также (ст. 592 УК РСФСР) понятие массы (толпы), совершение преступления в составе которой является квалифицирующим обстоятельством. Под понятие массы подойдет неопреде­ленное число лиц, текучее по- своему составу, не имеющее определенной организации и образующееся стихийно.

Весьма важным обстоятельством, отягчающим вину преступника, яв­ляется какое-либо преступление, ранее совершенное виновным, т. е. наличие рецидива.

Следует различать общий рецидив — осуждение виновного ранее за любое другое преступление и специальный рецидив — осуждение в прошлом за такое же или однородное преступление. Специальный рецидив требуется нашим уголовным законодательством в ст. 117 УК РСФСР, где говорится: «при наличии прежней судимости за взятку», и в п. «б» ч. 1 ст. 186 УК

31

РСФСР, где говорится о лице, привлекавшемся «ранее за умышленное убий­ство или телесное повреждение».

В статьях Особенной части, предусматривающих рецидив, наше уголов­ное законодательство употребляет различные термины: «повторно» (ч. 2 ст. 74, п. «б» «ст. 162, ч. 3 ст. 167, п. «а» ст. 911 УК РСФСР), «неоднократно» (п. «в» ст. 162, ч. 2 ст. 117, ст. 79 УК РСФСР), «системати­ческий характер» (п. «а» ст. 128, ст. ст. 109, 792 УК РСФСР). Таким образом наше законодательство не придерживается здесь единой терминоло­гии, и под применяемыми терминами следует понимать: под словом «повторно» — совершение преступления во второй раз; под понятиями «неодно­кратно» и «систематический, характер» — не менее чем в третий раз. Для
различных преступлений закон устанавливает разные основания для усиле­ния репрессии. В одних составах для усиления репрессии достаточно того,
что лицо уже ранее совершило преступление (п.п. «б» и «в» ст. 162), в
других составах требуется прежняя судимость (ст. 117), а иногда и отбытие наказания (п. «б» ч. 1 ст. 136).

Кроме общего понятия рецидива, наше законодательство знает также в качестве квалифицирующего обстоятельства совершение преступлений в ви­де промысла. Под промыслом следует понимать совершение преступлений систематически с целью наживы, при чем доход, получаемый от преступле­ний, должен быть основным или одним из основных источников существо­вания.

Смягчающим вину обстоятельством по субъекту является совершение преступления лицом, не достигшим совершеннолетия, или женщиной в со­стоянии беременности. Под совершеннолетием следует понимать 18-летний возраст. Применявшееся ранее обязательное снижение наказания лицам, не достигшим определенного возраста, в настоящее время из уголовного зако­нодательства исключено, и несовершеннолетние, как мы указывали выше, начиная с 14-летнего, а за некоторые преступления с 12-летнего возраста, отвечают наравне со взрослыми. Однако этим не исключается, что суд при определении конкретной меры наказания должен учитывать возраст (не только молодость, но и преклонный возраст) виновного как смягчающее вину обстоятельство.

По объекту обстоятельством, отягчающим вину, является совершение преступления в отношении лиц подчиненных, находящихся на попечении, беспомощных но возрасту или иным условиям.

С объективной стороны преступления вина преступника усиливается если было возможно причинение преступлением ущерба интересам государ­ства, хотя бы преступление и не было непосредственно на это направлено. Усиливается вина и тогда, когда преступление было совершено с особой жестокостью, насилием или хитростью. Напротив, вина смягчается, если преступление было совершено по невежеству, несознательности, случайному стечению обстоятельств, под влиянием угрозы, принуждения, служебной или материальной зависимости, а также если оно было совершено хотя бы и с превышением пределов необходимой обороны, но для защиты от посягательств на советскую власть, революционный правопорядок или личность и права обороняющегося или другого лица»

32

Большое влияние на вину и весьма важное значение для определения меры наказания имеет мотив совершения преступления. Совершение пре­ступления в целях восстановления власти буржуазии, а также из корыстных или иных низменных побуждений должно усиливать меру наказания. На­против, при совершении преступления по мотивам, лишенным корысти или иных низменных побуждений, под влиянием сильного душевного волнения, в состоянии нужды или под влиянием стечения тяжелых личных и семей­ных условий, такие мотивы должны рассматриваться как обстоятельству смягчающее наказание.

В ст. 48 УК РСФСР в качестве смягчающего обстоятельства упоми­нается также совершение преступления в первый раз. Однако вряд ли это обстоятельство может служить основанием для обязательного смягчения меры наказания. Рецидив должен и может рассматриваться как обстоятельство, усиливающее вину, но совершение преступления в первый раз не служит основанием для смягчения наказания, особенно при совершении тяжких пре­ступлений.

В одном преступлении могут быть и в большинстве случаев бывают
как отягчающие, так и смягчающие вину обстоятельства, и все они должны
быть учтены судом. При определении меры наказания и при оценке действий
виновного необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, смягчаю­щих или усиливающих его вину.

15. ВИДЫ НАКАЗАНИЯ

Система наказаний, применяемых в советском уголовном праве, приве­дена в ст. 20 УК РСФСР, где указываются следующие виды наказаний: а) объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзной респуб­лики и тем самым гражданства Союза ССР и обязательным изгнанием из его пределов; б) лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдален­ных местностях Союза ССР; в) лишение свободы в общих местах заключе­ния; г) исправительно-трудовые работы без лишения свободы; д) поражение политических и отдельных гражданских прав; е) удаление из пределов Союза ССР на срок; ж) удаление из пределов РСФСР или из пределов отдельной местности с обязательным поселением в других местностях или без этого, или с запрещением проживания в отдельных местностях либо без такого за­прещения; з) увольнение от должности с запрещением занятия той или дру­гой должности или без такого запрещения; и) запрещение занятия той или иной деятельностью или промыслом; к) общественное порицание; л) конфис­кация имущества, полная или частичная; м) денежный штраф; н) возложение обязанности загладить причиненный вред; о) предостережение.

В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 8 августа 1936 г. Верховному суду Союза ССР, верховным судам союзных республик, краевым и областным судам, железнодорожным и воднотранспортным су­дам (линейным судам) и военным трибуналам в отношении лиц, осужденных зa наиболее опасные преступления, предоставлено право определять лишение свободы в виде заключения в тюрьму.

Для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений уголовным законом допускается применение расстрела (ст. 21 УК РСФСР).

33

Все наказания, предусмотренные уголовным законодательством РСФСР, разделяются на: 1) основные, к которым относятся объявление врагом тру­дящихся с его последствиями, лишение свободы и исправительно-трудовые работы без лишения свободы, и 2) все остальные меры, указанные в ст. 20 УК РСФСР, кроме предостережения и конфискации имущества, которые могут как назначаться в качестве самостоятельных, так и сочетаться с основными в качестве дополнительных (ст. 23 УК РСФСР).

16. СМЕРТНАЯ КАЗНЬ

Уголовным законодательством РСФСР для борьбы с наиболее тяжкими видами преступлений, угрожающими основам советской власти и советского строя, впредь до отмены Верховным Советом СССР в случаях, специально предусмотренных статьями Уголовного кодекса, предусмотрено в качестве исключительной меры охраны государства трудящихся применение расстрела (ст. 21 УК РСФСР). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 ап­реля 1943 г. установлено применение смертной казни через повешение к фашистским бандитам и их пособникам, непосредственно совершавшим зло­деяния над советскими гражданами.

В соответствии с действующим законодательством к расстрелу не могут быть приговорены беременные женщины.

Применение смертной казни является исключительным обстоятельством; как расстрел, так и повешение в нашем уголовном законодательстве — исключительные меры наказания.

Высшая мера наказания может иметь место лишь в случаях, специаль­но предусмотренных законом, а именно — за наиболее серьезные и наиболее опасные для социалистического государства преступления. Даже в условиях войны судебные органы должны учитывать исключительный характер этой меры наказания.

17, ОБЪЯВЛЕНИЕ ВРАГОМ ТРУДЯЩИХСЯ (НАРОДА) С ИЗГНАНИЕМ ИЗ ПРЕДЕЛОВ СССР

Объявление врагом трудящихся с изгнанием из пределов СССР в соот­ветствии со ст. 27 УК РСФСР связано с лишением гражданства союзной республики и тем самым гражданства Союза ССР, как это вытекает из ст. 7 закона о гражданстве СССР, принятого 17 августа 1938 г. II сессией Верховного Совета СССР. Согласно этой статье лишение гражданства СССР может иметь место «по приговору суда — в случаях, предусмотренных законом». Объявление врагом трудящихся с изгнанием из пределов СССР может быть назначено только без срока.

В соответствии со ст. 17 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР это наказание может быть применено лишь к лицам, осужденным за преступления, угрожающие основам советского строя.

Высылка из пределов СССР и РСФСР назначается на срок (п. «е» ст. 20 и ст. 36 УК РСФСР). Это наказание может быть назначено лишь в порядке, особо определенном общесоюзным законодательством. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. особому совещанию НКВД СССР

34

предоставлено право высылки из пределов Союза ССР иностранных подданных, являющихся общественно-опасными (п. «г» ст. 1).

Весьма близкой по своему характеру к объявлению врагом трудящихся является мера, отсутствующая в перечне ст. 20 УК РСФСР, но предусмот­ренная специальным постановлением ЦИК СССР от 21 ноября 1929 г., — «объявление вне закона». Эта мера применима лишь к гражданам Союза ССР, к тем должностным лицам государственных учреждений или предприя­тий Союза ССР, действующим за границей, которые на предложение органов государственной власти вернуться в пределы Союза ССР ответили отказом.. Назначение этого наказания влечет за собой конфискацию всего имущества осужденного и расстрел через 24 часа после удостоверения его личности. Эта мера наказания может быть назначаема только Верховным судом Союза ССР, которому подсудны указанные дела. Отличие объявления вне закона от объявления врагом трудящихся заключается в том, что объявленный врагом трудящихся при возвращении подлежит суду, в то время как лица, объявленные вне закона, должны рассматриваться как присужденные к расстрелу, и приговор подлежит исполнению через 24 часа посла удостове­рения их личности.

I8. ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ

В соответствии со ст. 28 УК РСФСР лишение свободы может назна­чаться «на срок от одного до десяти лет. При этом лица, осужденные на срок от одного до трех лет, приговариваются к лишению свободы в общих местах, заключения, а на срок от трех лет и выше — в исправительно-трудовых лагерях. Лицам, подлежащим направлению в исправительно-трудовые лагери как осужденным на срок свыше трех лет, в исключительных случаях (если эти лица не пригодны для физического труда или по своей общественной опасности не нуждаются в направлении в лагерь) суд имеет право назначить лишение свободы в общих местах заключения на срок свыше трех лет, обя­зательно указав в приговоре мотивы такого определения меры наказания.

Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. была установлена возможность назначения в качества меры уголовного наказания по делам о шпионаже, вредительстве, попытках организации взрывов, крушений, поджогов с человеческими жертвами и других диверсионных актов — ст. ст. 58, 5816 (при переходе по этой статье к лишению свободы в порядке ст. 51 УК РСФСР), 586, 587 и 58s УК РСФСР — лишения свободы на срок не свыше 25 лет. Этот срок лишения свободы является исключением и может назначаться только по перечисленной категории дел.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 8 августа 1936 г. установлена возможность направления в тюрьму в качестве одного из видов лишения свободы. Тюрьма обязательно назначается в качестве вида лишения свободы лишь за наиболее опасные преступления, а именно: за измену родине, тер­рористический акт, диверсию, шпионаж, вредительства, участие в контрре­волюционной организации (ст. 5811 УК РСФСР). Тюрьма может быть назна­чена за контрреволюционную агитацию и пропаганду по усмотрению суда, в зависимости от тяжести преступления и личности осужденного. Тюремное заключение может быть применено лишь при наличии рецидива, побегов или

35

особой тяжести преступления (за бандитизм, хищение социалистической соб­ственности, грабеж, разбой и зверское убийство).

В некоторых случаях тюрьма прямо предусмотрена в качестве меры наказания соответствующей статьей Уголовного кодекса или особым законов. Так, тюремное заключение предусмотрено по ч. 1 ст. 5 Указа от 26 июня 1940 г., по Указу от 26 декабря 1941 г., п. «е» ст. 162, ст. 140 УК РСФСР и др. Однако к тюремному заключению имеют право приговаривать только Верховный суд СССР и верховные суды союзных республик, краевые и областные суды, железнодорожные л воднотранспортные суды (линейные суды) и военные трибуналы, но не народный суд. Народный суд имеет право назначать тюремное заключение в том случае, когда такая мера прямо предусмотрена в виде наказания по рассматриваемому делу.

Согласно ст. 28 УК РСФСР лишение свободы может применяться на срок не ниже одного года; поэтому применение этого наказания ниже указанного срока по статьям УК РСФСР при отсутствии особых указаний не допускает­ся 1.

В ряде статей Особенной части Уголовного кодекса (РСФСР предусмот­рено назначение лишения свободы на срок до одного года (ст. ст. 68, 75, 87 и др. УК РСФСР); в этих случаях вместо лишения свободы сле­дует назначать исправительно-трудовые работы. Лишение же свободы на срок до одного года может быть назначено лишь ворам-рецидивистам (при неоднократной судимости, при отсутствии постоянного местожительства и т. д.), лицам, которые были присуждены к исправительно-трудовым рабо­там и злостно уклонялись от их отбытия, по делам о преступлениях, преду­смотренных ч. 1 ст. 5 Указа от 26 июня 1940 г., и руководителям пред­приятий и учреждений, осужденным за уклонение от проведения мер по укреплению трудовой дисциплины, а согласно постановлению Пленума Верхов­ного суда СССР от 13 апреля 1944 г. и лицам, осужденным за кражу у частных лиц.

Время предварительного заключения, а также время, проведенное в заключении с момента объявления приговора до вступления его в законную силу, должно быть зачтено в срок лишения свободы, назначенный судом. При определении судом не лишения свободы, а иной меры наказания, суд, приняв во внимание предварительное (до суда) заключение, в праве смяг­чить назначенную меру наказания или вынести постановление о полном неприменении указанной в приговоре меры наказания (ст. 29 УЕ РСФСР).

Время нахождения обвиняемого до вынесения приговора в психиатри­ческой лечебнице на испытании также подлежит зачету при определения меры наказания (постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 18 ян­варя 1926 г., протокол № 1).

В случаях, когда к лицу до суда в качестве меры пресечения приме­нялось содержание под стражей, а затем оно было присуждено к исправи­тельно-трудовым работам без содержания под стражей, один день предвари­тельного заключения зачитывается за три дня исправительно-трудовьх

1 Постановление Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 15 декабря 1942 г. по делу Алтухова («Судебная практика Верховного суда СССР», 1943, вып. Ш, стр. 13),

36

работ (ст. 29 УК РСФСР). Если, напротив, приговор к исправительно-тру­довым работам отменен за мягкостью, то отбытый срок исправительно-тру­довых, работ должен быть учтен при назначении лишения свободы (поста­новление Пленума Верховного суда РСФСР от 3 февраля 1932 г., протокол № 1).

19. ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫЕ РАБОТЫ БЕЗ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Советское уголовное законодательство применяет в качестве одной из наиболее распространенных мер наказания исправительно-трудовые работы без лишения свободы (п. «г» ст. 20 УК РСФСР). Исправительно-трудовые работы могут назначаться двух видов: 1) по месту работы и 2) на работах, организуемых исправительно-трудовыми органами, или, как их обычно на­зывают, исправительно-трудовых работах «на общих основаниях» (ст. 9 НТК РСФСР). Исправительно-трудовые работы без лишения свободы могут назна­чаться на срок от одного дня до одного года.

Время исправительно-трудовых работ не засчитывается осужденному в трудовой стаж. Это положение распространяется как на общий трудовой стаж, так и на стаж по определенной квалификации, на стаж, необходимый для получения пенсий, льгот, премий за выслугу лет и т. д.; на время отбывания исправительно-трудовых работ выплата надбавок за выслугу лет приостанавливается (ст. 30 УК РСФСР). К военнослужащим исправительно-трудовые работы не применяются, и вместо них назначается арест на срок от одного до двух месяцев (примечание к ст. 30 УК РСФСР).

Исправительно-трудовые работы на срок до 6 месяцев лицам, находя­щимся в а постоянной работе, должны, как правило, назначаться по месту работы или службы. Однако из этого правила возможны мотивированные судом в приговоре исключения. Исправительно-трудовые работы на срок свыше 6 месяцев могут назначаться как по месту службы, так и на спе­циальных работах. Колхозникам исправительно-трудовые работы должны, как правило, назначаться в колхозах, членами которых они, являются. Лиц, не имеющих к моменту вынесения приговора постоянного места работы, суд должен приговаривать к исправительно-трудовым работам на специальных работах.

Беременным женщинам и матерям, кормящим грудью, исправительно-трудовые работы могут назначаться по месту их постоянного жительства, при чем в установленные законом сроки до и после родов эти работы наз­начаться не могут (льготы, установленные Кодексом законов о труде, сохра­няют в этом случае свою силу).

Единственному родителю ребенка исправительно-трудовые работы дол­жны назначаться всегда по месту жительства ребенка (ст. 4 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1934 г.). Учащимся исправительно-тру­довые работы могут назначаться на общих основаниях или их должны за­менить другими мерами наказания (условным осуждением, общественным порицанием и т. д.), если будет признано нецелесообразным отрывать осуж­денного от учебы.

Исправительно-трудовые работы вообще не должны применяться к нетрудоспособным и к лицам, не имеющим постоянного местожительства

37

(постановление Президиума Верховного суда РСФСР JSE 12 от 3 мая
1932 г.). К определенным категориям -осужденных (к растратчикам и расхитителям социалистической собственности) не должны, как правило, применяться исправительно-трудовые работы по месту работы.

При присуждении к исправительно-трудовым работам удержание из заработной платы является составной частью наказания, и потому при осуж­дении на исправительно-трудовые работы как по месту службы, так и на общих основаниях суд должен назначать в приговоре размер удержаний из заработной платы (постановление Пленума Верховного суда СССР от 8 июня 1942 г.). Размер этих удержаний может назначаться в пределах, установленных законом, т. е. до 25%; удержание с колхозников может наз­начаться в размере до 25% дохода, исчисляемого в трудоднях. Если приго­вор отменяется, то уже произведенные вычеты подлежат возврату не в по­рядке гражданского иска, а лишь постановлением судебного органа отме­нившего приговор, или на основании решения суда, вынесшего приговор, в порядке ст. 461 УПК РСФСР. Если лишение свободы заменяется по тем или иным причинам исправительно-трудовыми работами, то срок исправительно-трудовых работ также не может быть назначен свыше одного года.

При назначении осужденному в качестве меры наказания исправительно-трудовых работ по месту работы возможно добавочное определение о пере­мещении осужденного в интересах дела на другую, менее ответственную работу. Администрация предприятия (учреждения), где осужденный отбывает исправительно-трудовые работы, не связана приговором суда и имеет право увольнять осужденного и переводить его на другую работу в соответствии с действующим трудовым законодательством.

Работа лиц, присужденных к исправительно-трудовым работам на общих
основаниях и отбывающих наказание в местах, установленных исправитель­но-трудовыми органами, подлежит оплате по закону с указанными выше
вычетами.

В соответствии с решением Пленума Верховного суда СССР от 23 сентября 1939. г. в случаях, когда присужденный к исправительно-трудовым ра­ботам на общих основаниях злостно уклоняется от отбывания их, эти работы могут быть ему заменены лишением свободы на время не свыше срока исправительно-трудовых работ. Замену производит либо тот суд, ко­торый вынес приговор, либо суд по месту исполнения приговора. В случаях, когда осужденный уволен с работы или ушел по собственному желанию, суд должен заменить ему исправительно-трудовые работы по месту работы исправительно-трудовыми работами на общих основаниях.

Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 31 октября 1940 г.
«О последствиях приговора к исправительно-трудовым работам по месту ра­боты в случае призыва осужденного в ряды Красной Армии или в Военно-
Морской Флот» было установлено, что лица, присужденные к исправительно-
трудовым работам по месту работы до призыва их в ряды РККА и Военно-
Морского Флота, освобождаются со дня призыва от дальнейшего отбывания
наказания. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 12 июля
1941 г. это положение распространено также на лиц, присужденных к исправительно-трудовым работам на общих основаниях.

38

20. ССЫЛКА И ВЫСЫЛКА

Ссылка и высылка являются мерами наказания, в настоящее время редко применяемыми в судебной практике. В соответствии со ст. 35 УК РСФСР осужденные, пребывание которых в данной местности признается судом общественно-опасным, могут быть удалены из пределов РСФСР или из пределов отдельной местности с обязательным поселением в определенном месте (ссылка), с запрещением проживать в других местностях (высылка) или без этого ограничения (высылка).

Ссылка может назначаться как в соединении с исправительно-трудо­выми работами, так и без таковых. Ссылка может назначаться как основная мера наказания на срок от 3 до 10 лет, а как дополнительная мера нака­зания — на срок до 5 лет. В соединении с исправительно-трудовыми рабо­тами ссылка может назначаться лишь в качестве основной меры наказания. Высылка назначается на срок от одного до пяти лет. Если ссылка и вы­сылка назначаются в качестве дополнительных мер наказания, то срок их исчисляется со дня отбытия заключения. Лица, приговоренные к ссылке и отбывающие лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях, по отбы­тии срока лишения свободы должны поселяться в районе лагеря на то вре­мя, в течение которого им запрещено свободное избрание местожительства. Они должны быть наделены землей, или ям должна быть предоставлена оплачиваемая работа.

К лицам, не достигшим 16-летнего возраста, ссылка и высылка не могут быть применены.

Удаление из пределов данной местности с обязательным поселением в иных местностях (ссылка) может назначаться лишь за те преступления, за которые это наказание прямо предусмотрено законом (ст. 36 УК РСФСР). Места обязательного поселения ссылаемых устанавливаются НКВД СССР.

21. ШТРАФ

Штраф — это денежное изыскание, назначаемое судам в пределах, уста­новленных отдельными статьями Уголовного кодекса, а при применении его в качестве дополнительной меры наказания — по усмотрению суда (ст. 42 УК РСФСР). Штраф должен назначаться в соответствии с имущественным положением осужденного; при этом должна быть обеспечена реальная воз­можность его взыскания. Штраф не должен влечь за собой ликвидацию трудового хозяйства.

В случае неуплаты возможна замена штрафа исправительно-трудовыми работами без лишения свободы, при чем 100 рублей штрафа должны зачи­тываться в соответствии со ст. 42 УК РСФСР за один месяц исправительно-трудовых работ. Замена лишения свободы штрафом и наоборот воспрещается. Предметы, не подлежащие конфискации в соответствии со ст. 40 УК РСФСР, не могут быть изъяты и при штрафе.

В ряде статей Уголовного кодекса штраф предусмотрен в качестве основной меры наказания. Так, за неплатеж в установленный срок налогов и сборов по обязательному окладному страхованию, несмотря на имеющуюся возможность уплатить их, в случае применения мер взыскания в виде описи

39

имущества или продажи описанного имущества с торгов хотя бы один раз в предшествующем или текущем окладном году ст. 60 УК РСФСР устанав­ливается уплата в первый раз штрафа в размере причитающихся платежей, а во второй раз — в двойном размере тех же платежей.

Второй частью той же статьи предусматривается штраф в десятикрат­ном размере причитающихся платежей. В первой части ст. 601 предусмат­ривается штраф не свыше троекратного размера неоплаченного налога, а во второй части той же статьи — не свыше его пятикратного размера. Статья­ми 184, 185, 186 и рядом других статей УК РСФСР предусматривается штраф до 300 рублей.

Кроме тех случаев, когда штраф прямо предусмотрен соответствующими статьями Уголовного кодекса, возможен также переход к этой мере наказания от других, более серьезных мер, в том числе и от лишения свободы — в соответствии со ст. 51 УК РСФСР.

При несостоятельности лица, с которого присужден штраф, суд должен действовать в порядке ст. 461 УПК РСФСР и имеет право отсрочить, заме­нить и прекратить дальнейшее взыскание штрафа.

Уплата штрафа может быть отсрочена или рассрочена на срок до шести месяцев в тех случаях, когда немедленная уплата его непосильна для осужденного (ст. 460 УПК РСФСР).

Штраф, назначаемый в качестве меры уголовного наказания, отличается от штрафа, назначаемого по решению административных органов или нала­гаемого товарищескими судами, тем, что он назначается по приговору судеб­ных органов только за преступления, предусмотренные Уголовным кодексом, и, являясь мерой уголовного наказания, влечет за собой признание наличия судимости у осужденного.

22. КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА

Конфискация имущества состоит в принудительном безвозмездном отчуждении в пользу государства всего или точно определенного судом иму­щества осужденного, которое является его личной собственностью или долей в общей собственности (ст. 40 УК РСФСР). Конфискация имущества может применяться в качестве как основной, так и дополнительной меры наказа­ния и назначается судом лишь в случаях, когда эта мера специально пре­дусмотрена соответствующей статьей Уголовного кодекса или специально изданными законами (постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 26 апреля 1933 г., протокол № 16). Так, например, конфискация имуще­ства может быть назначена по ч. 2 ст. 117 УК РСФСР и не может быть назначена по первой части той же статьи. При рассмотрении дел по закону 7 августа 1932 г, суды обязательно должны применять к осужденным кон­фискацию имущества (постановление 49-го Пленума Верховного суда СССР от 25 декабря 1934 г.).

Закон различает три вида конфискации имущества.

Полная конфискация, или изъятие всего имущества, лично осужденному принадлежащего. B случаях такой конфискации изъятию не подлежат лишь необходимые осужденному и его семье предметы домашнего

40

обихода и служащие средством существования орудия мелкого кустарного, ремесленного и сельскохозяйственного производства. Оставляемые в распо­ряжении осужденного и членов его семьи предметы питания и денежные суммы в общей сложности не могут по стоимости быть ниже среднего трех­месячного заработка рабочего данной местности на каждого члена семьи. Инвентарь, необходимый для профессии осужденного, может быть конфиско­ван лишь в тех случаях, когда суд постановит лишить осужденного права заниматься его профессией (ст. 40 УК РСФСР).

При конфискации имущества по делам о невыполнении в срок едино­личными хозяйствами государственных обязательных натуральных поставок и о невзносе денежных платежей, а также при взыскании сумм, присужден­ных в возмещение растраченного, похищенного или присвоенного государ­ственного или общественного имущества, указанный выше перечень имущест­ва, не подлежащего конфискации, значительно сокращается (примечания 1 и 2 к ст. 40 УК РСФСР).

При конфискации имущества государство не отвечает по долгам и обя­зательствам осужденного, если таковые возникли после принятия следствен­ными или судебными органами мер к сохранению имущества и притом без согласия этих органов. В отношении претензий, подлежащих удовлетворению за счет конфискованного имущества, государство отвечает лишь в пределах стоимости конфискованного имущества, при чем в отношении очередности удовлетворения претензий соблюдаются общие правила, установленные ГК и ГПК (ст. 41 УК РСФСР).

Частичная конфискация состоит в изъятии определенной в приговоре части имущества. В соответствии с постановлением 15-го Пле­нума Верховного суда СССР в 1927 г. и по точному смыслу ст. 25 Основ­ных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик при вынесении судом приговора о конфискации имущества не требуется точное установление состава конфискуемого имущества или его денежной стоимо­сти, — необходимо лишь указание на конфискацию «всего или точно опре­деленной судом части имущества».

Специальная конфискация заключается в изъятии у осужденного определенных предметов, добытых в результате совершения преступления или являющихся средством осуществления преступления (так, ст. 83 УК РСФСР предусматривается конфискация контрабандных товаров, ст. 182 — конфискация кинжалов, финских ножей и тому подобного холод­ного оружия). Орудия преступления конфискуются во всех случаях (ст. 223 УПК РСФСР).

Конфискация имущества не может быть заменена внесением осужденным суммы, равной стоимости имущества, подлежащего конфискации (постановле­ние 3-го Пленума Верховного суда СССР от 3 ноября 1924 г.).

При отмене приговора о конфискации имущества конфискованное иму­щество должно быть возвращено прежнему владельцу в натуре. Если иму­щество было продано, то приобретателю возвращается уплаченная им сумма, а имущество возвращается прежним владельцам. В отдельных случаях, когда имущество не может быть возвращено в натуре, прежние владельцы должны получить действительную стоимость этого имущества.

41

23. ПОРАЖЕНИЕ ПРАВ

Уголовным законодательством РСФСР предусматривается поражение политических и отдельных гражданских прав (п. «д» ст. 20 УК РСФСР). В соответствии со ст. 31 УК РСФСР установлены следующие виды пораже­ния прав: а) избирательного права, б) права занимать выборные должности в общественных организациях, в) права занимать государственные должно­сти, г) права носить почетные звания, д) родительских прав, е) права па пенсию, выдаваемую в порядке социального страхования и государственного обеспечения.

Поражение прав может назначаться и как самостоятельная, и как дополнительная мера наказания. Хотя Уголовным кодексом РСФСР и преду­сматривается, что с условным осуждением и общественным порицанием не может соединяться поражение прав, однако, в соответствии с постановлением 20-го Пленума Верховного суда СССР от 8 мая 1928 г., которое было утверждено Президиумом ЦИК СССР 26—31 октября 1928 г., «вполне допу­стимо правопоражение в качестве дополнительной меры к условному лише­нию свободы». Исходя из общих принципов советского законодательства, следует считать, таким образом, что условное осуждение может быть соеди­няемо с правопоражением.

Приговаривая осужденного к лишению свободы на срок свыше года, суд обязан рассмотреть вопрос о поражении его в правах (ст. 34 УК РСФСР). Поэтому в приговоре к лишению свободы свыше одного года должно быть обязательно указано: «лишить прав на такой-то срок» или «без поражения в правах». Когда по обстоятельствам дела необходимо было лишить осужден­ного избирательных прав, но суд этого не сделал, это неизбежно повлечет за собой отмену приговора и новое рассмотрение дела.

Поражение прав может назначаться полностью (все перечисленные в ст. 31 УК РСФСР права) или по отдельным предусмотренным в ст. 31 УК категориям.

Лишать родительских прав суд может, только установив злоупотребление этими правами со стороны осужденного. Следует иметь в виду, что в соот­ветствии с Кодексом законов о браке, семье и опеке (ст. 33), независимо от применения судом основной меры наказания, суду предоставляется право лишать родителей их прав. Это может иметь место в случаях невыполнения родителями своих обязанностей или неправомерного осуществления ими своих прав по отношению к детям, а также в случаях жестокого обращения с детьми. При этом суд выносит решение об отобрании детей у родителей и о передаче их на попечение органам опеки и т. д. (ст. 46). Лишение роди­тельских прав не освобождает родителей от обязанностей по содержанию детей (ст. 51). Лица, лишенные родительских прав, не могут назначаться опекунами.

Поражение прав, предусмотренных п. п. «а», «б» и «в» ст. 31 УК РСФСР, сопровождается лишением орденов, и в этих случаях суд обязан по вступлении приговора в законную силу войти с соответствующим представ­лением в Президиум Верховного Совета СССР. Лишение прочих знаков отли­чия и почетных званий производится приговором суда (к числу почетных,

42

согласно ст. 33 УК РСФСР, относятся звания: заслуженного деятеля науки, искусства и техники, народного артиста, заслуженного артиста и т. д.). Об­щим положением об орденах СССР предусмотрено, что лица, «награжденные орденами СССР, лишаются этих орденов лишь по специальным постановлениям... на основании судебных приговоров за порочащие данного гражданина... поступки» (ст. 25).

Лишение права на пенсию, предусмотренное ст. 31 УК РСФСР, может иметь место только при осуждении: а) за государственные преступления (контрреволюционные и особо опасные для Союза ССР преступления против порядка управления), б) за корыстные преступления, если в качестве нака­зания было назначено лишение свободы или ссылка, в) если в качестве дополнительной меры наказания была применена конфискация всего имуще­ства и г) при осуждении за воинские преступления (в мирное время только за преступления, предусмотренные ст. ст. 1933, 1934, 1937, 1939, 19312, 19313, 19317, 19320, 19328, а в военное время — при осуждении за все воинские преступления).

Срок поражения прав не может превышать пяти лет. При назначении в качестве основного наказания лишения свободы поражение прав согласно ст. 32 УК РСФСР имеет силу на все время нахождения в заключении и сверх того в течение срока, определенного приговором.

Срок поражения прав может быть сокращен в порядке, предусмотренном ст. 461 УПК РСФСР, в соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РСФСР от 9 июля 1924 г.

Судебная практика в условиях военного времени показала, что в ряде случаев лица, отбывшие основную меру наказания и подлежащие по возрасту призыву или мобилизации в Красную Армию или в Военно-Морской Флот, не могут быть призваны или мобилизованы в связи с тем, что остает­ся в силе дополнительная мера наказания в виде поражения в правах. Пленум Верховного суда СССР в своем постановлении от 7 января 1943 г. «О порядке досрочного снятия поражения в правах в отношении лиц, отбыв­ших основную меру наказания и подлежащих по своему, возрасту призыву или мобилизации» указал, что в условиях военного времени было бы явно нецелесообразно лишать возможности выполнить свой воинский долг тех лиц, которые отбыли наказания за преступления, не представляющие исключи­тельной общественной опасности, тем более что, как правило, эти лица сами выражают желание отправиться на фронт и там загладить свою вину перед родиной; поэтому суду, вынесшему приговор, а также соответствующим ему но компетенции судам по местонахождению лица, отбывшего наказание, предоставлено право выносить, применительно к ст. 461 УПК РСФСР, опре­деление о досрочном снятии поражения в правах. Такое определение может быть вынесено по представлению военкомата, по заявлению самого осужден­ного или по представлению администрации мест лишения свободы с заклю­чением военкомата. Это постановление Пленума Верховного суда СССР не распространяется на лиц, отбывших наказание за контрреволюционные преступления (кроме недоносительства) и за бандитизм.

43

24. ПРОЧИЕ ВИДЫ НАКАЗАНИЯ

Увольнение от должности применяется в тех случаях, когда суд признает невозможным оставление осужденного на занимаемой им в момент осуждения или совершения преступления должности; увольне­ние может сопровождаться запрещением занимать ту или иную должность на срок не свыше пяти лет (ст. 37 УК РСФСР).

Запрещение осужденному заниматься определен­ной деятельностью или определенным промыслом применяется судом также на срок не более пяти лет. Это наказание может быть применено в тех случаях, когда суд, вследствие установленных зло­употреблений осужденного при занятии своей профессией или промыслом, на основания ст. 38 УК РСФСР признает невозможным допустить его дальней­шее занятие ими (например, если врач-гинеколог осужден за производство абортов).

При осуждении за растраты, хищения и другие корыстные преступле­ния суд должен специально обсудить вопрос, имеются ли основания для ограничения права осужденного поступать на работу, связанную с матери­альной ответственностью (директивное письмо Верховного суда СССР N° 42 от 23 июня 1936 г.).

В пункте «а» ст. 87 УК РСФСР в качестве особой меры наказания, не упомянутой в общем перечне мер в Общей части УК, предусматривается лишение права на надел.

Возложение обязанности загладить причинен­ный вред заключается в том, что на осужденного возлагается возме­щение ущерба в случаях, когда суд признает целесообразным, чтобы именно сам осужденный устранил последствия совершенного им правонарушения или причиненного потерпевшему ущерба. Эта мера наказания не должна превы­шать по своей тяжести основную меру наказания, определенную приговором (ст. 44 УК РСФСР). От удовлетворения гражданского иска указанная мера отличается тем, что как заявление иска, так и размер его зависят от ини­циативы и воли потерпевшего, а возмещение за вред присуждается по ини­циативе» суда и в устанавливаемых последним размерах. В случае примене­ния в качестве меры наказания обязанности загладить причиненный вред гражданский иск, конечно, не может быть удовлетворен.

При рассмотрении уголовных дел о некорыстных преступлениях (ха­латность и др.) суд вправе возлагать на осужденных, в порядке заглаживания вреда, уплату определенных сумм потерпевшим, возмещение убытков государственным, кооперативным или общественным организациям, если не был предъявлен гражданский иск.

При наличии вреда, нанесенного трудящимися государственным учреж­дениям, кооперативным и общественным организациям тем или иным ко­рыстным действием (растратой, хищением и т. д.), суд обязан при рассмотрении уголовного дела установить размер похищенного имущества и при отсутствии гражданского иска взыскать с виновных стоимость похищен­ного в порядке возмещения причиненного ущерба (постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 20 мая 1930 г., протокол № 7).

В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного суда СССР от 10 июня 1943 г. стоимость похищенного должна быть исчислена по

44

рыночной стоимости продуктов питания и по пятикратным коммерческим ценам для промышленных товаров. Лица, виновные в гибели скота, должны возместить троекратную его стоимость по предельно-закупочным ценам.

При отсрочке исполнения приговора в соответствии с примечанием 2 к ст. 28 УК СССР н направлении осужденного в действующую армию суд в праве приостановить также и взыскание сумм, присужденных за злоупо­требления, хищения, растраты и недостачи (постановление Пленума Верховного суда СССР от 8 апреля 1944 г.).

В Особенной части Уголовного кодекса РСФСР возмещение причиненного ущерба специально предусматривается ст. 163.

Заглаживание причиненного вреда носит не только имущественный ха­рактер. Так, суд может обязать осужденного публично отказаться от своего клеветнического заявления.

Общественное порицание — это публичное выражение приговоренному осуждения от имени суда (ст. 39 УК РСФСР). Такая мера наказания может быть применена в качестве как основной, так и допол­нительной. Как правило, однако, мера эта является дополнительной, а как основная она предусмотрена лишь в статьях, карающих за самоаборт (п. «б» ст. 140 УК РСФСР) и за оскорбление (ч. 1 ст. 159 УК РСФСР). Обще­ственное порицание может назначаться также в порядке ст. 51 УК РСФСР.

Предостережение хотя и предусмотрено в качестве меры на­казания в общем перечне (п. «о» ст. 20 УЕ РСФСР), однако оно приме­няется судом лишь при вынесении оправдательного приговора в тех случаях, когда суд признает, что поведение оправданного дает все же основание опасаться совершения им преступлений в дальнейшем (ст. 43 УК РСФСР). В соответствии с этим применение судом предостережения не создает судимости.

25. МЕРЫ МЕДИЦИНШОГО И МЕДИКО-ПЕДАГОГИЧЕСНОГО ХАРАКТЕРА

Когда суд признает, что меры наказания в данном случае не примени­мы, а также когда считает необходимым дополнить примененную меру на­казания, суд имеет право применить меры медицинского и медико-педагоги­ческого характера.

Мерами медицинского характера являются: а) принудительное лечение и б) помещение в лечебное заведение в соединении с изоляцией; меры ме­дико-педагогического характера следующие: а) отдача несовершеннолетнего на попечение родителей, усыновителей, опекунов, попечителей, родственни­ков, если таковые имеют возможность его содержать, или иных лиц и учре­ждений и б) помещение в специальное лечебно-воспитательное заведение.

В соответствии с инструкцией НКЮ РСФСР № 14 от 17 февраля
1936 г. меры медицинского характера могут применяться только по приговоpy или определению суда. Органы, расследования и прокуратура не имеют
права ни назначать, «ни давать согласие на применение принудительного
лечения. Принудительное лечение в отношении психически больных лиц
применяется в случаях, когда суд признает необходимым применение мер
медицинского порядка в условиях изоляции во избежание побега и для
предотвращения повторных преступлений.

45

Принудительное помещение в психиатрическую больницу судебными органами может быть применено в качестве меры медицинского характера в случаях, если: 1) лицо совершило преступление в состоянии душевного расстройства и является психически больным к моменту рассмотрения дела в суде; 2) лицо заболело после совершения преступления и психически больно к моменту рассмотрения дела в суде; 3) если лицо заболело психи­ческой болезнью во время отбывания наказания. За лицами, к которым применено принудительное помещение в лечебное заведение в соединении с изоляцией, должен осуществляться строгий надзор во время их нахождения в лечебном заведении; устанавливается также особый порядок их освобож­дения в случае выздоровления.

26. ОПРЕДЕЛЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ПРИ СОВОКУПНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Весьма сложен иногда вопрос об определении меры наказания в тех случаях, когда обвиняемый совершил несколько преступлений. Суд в этих случаях должен руководствоваться следующим:

а) Когда в действиях обвиняемого заключаются признаки нескольких преступлений (идеальная совокупность) или когда обвиняемый совершил до суда несколько преступлений, за которые его одновременно судят (реальная совокупность), суд должен определить как меру наказания по каждой статье в отдельности, так и то наказание, которое в конечном итоге избрано судом (ст. 335 УПК РСФСР и ст. 49 УК РСФСР). Окончательная мера наказания в этих случаях определяется по статье, предусматривающей наиболее серь­езное преступление и наивысшую меру наказания.

В соответствии с постановлением 23-го Пленума Верховного суда СССР суд должен рассматривать всю совокупность совершенных обвиняемым преступных действий как одно целое, характеризующее повышенную степень опасности личности обвиняемого. Это дает суду право применять к обвиняе­мому те меры наказания и в таких пределах, которые указаны в статьях Уголовного кодекса, предусматривающих в санкции наиболее суровую меру наказания.

В случаях как реальной, так и идеальной совокупности суд в конечном выводе приговора, определив наказание за каждое преступление в отдельно­сти, в итоге определяет наказание по статье, которая предусматривает в своей санкции наиболее тяжкую основную меру наказания, и по этой статье назначает осужденному наказание за всю совокупность совершенных им преступных действий. Таким образом в тех случаях, когда в совокупность входит несколько преступлений, по которым не было вынесено приговора, применяется принцип поглощения, а не сложения наказаний. В этом случае суд в праве, однако, несмотря на то, что назначает наказание по статье, предусматривающей наиболее суровую основную меру наказания, присоеди­нить к нему любую дополнительную меру, в том числе и конфискацию иму­щества, хотя бы и не предусмотренную той статьей, по которой определяется мера наказания, но предусмотренную другими статьями, по которым осужден обвиняемый.

б) В том случае, когда суд рассматривает дело о преступнике, уже ранее осужденном, принцип поглощения действует, если преступле-

46

ние, за которое он в данном случае привлечен, было совершено им до осуждения за то преступление, за которое уже имеется вступив­ший в силу приговор. В таких случаях наказание в силу ст. 49 УК РСФСР поглощается, и суд обязан применить принцип поглощения независимо от того, что наказание по первому приговору уже отбыто. Вопрос о совокупно­сти при этом решает суд, вынесший второй приговор, но поглощен может быть и более поздний приговор, если он более мягкий.

в) В тех случаях, когда рассматриваемое судом преступление
совершено после вынесения приговора за другие преступления, за которые наказание еще не отбыто, может быть применен как принцип поглощения, так и принцип сложения наказаний. Принцип сложения наказаний при совокупности преступлений применяется, таким образом, только тогда, когда второе преступление совершено после вынесения приговора за первое преступление.

При присоединении меры наказания назначаемый максимум не может превышать предел, установленный для данного наказания в Общей части Уголовного кодекса.

г) Когда новое преступление совершено во время
отбывания наказания по ранее вынесенному приговору, новое
назначенное наказание не может быть поглощено предыдущим приговором.
В этих случаях может иметь место только присоединение к новому приговору
полностью или частично той части ранее назначенного срока наказания, которая осталась неотбытой.

Когда по приговорам, входящим в совокупность, мера наказания назна­чена по одному делу в виде лишения свободы, а по другому — в виде исправительно-трудовых работ, следует применительно к ст. 29 УК РСФСР считать каждые три дня исправительно-трудовых работ за один день лише­ния свободы и присоединить их к сроку лишения свободы, назначаемому по другому приговору, входящему в совокупность (постановление Пленума Вер­ховного суда СССР от 22 января 1942 г.).

Со случаями совокупности не следует смешивать длящееся или про­должаемое преступление. Длящимся является такое преступление, которое совершается не в какой-либо определенный момент, а имеет дли­тельный характер. Длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. К числу для­щихся должны быть отнесены такие преступления, как злостный неплатеж налогов, уклонение от призыва, самовольное оставление части военнослужа­щим, участие в контрреволюционной организации, недонесение о преступлении, двоеженство и т. д. Продолжаемые преступления — это преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных дей­ствий, преследующих общую цель и составляющих в своей совокупности единое преступление. Продолжаемым преступлением могут быть, например, растрата, контрреволюционный саботаж и другие.

Длящиеся преступления начинаются с момента наступления преступного состояния и кончаются в момент прекращения его как вследствие действий самого преступника, так и по наступлении посторонних событий (например, вмешательство третьих лиц, органов власти). Началом продолжаемого пре-

47

ступления считается совершение первого из нескольких тождественных дей­ствий, а концом — совершение последнего преступного действия (постанов­ление 23-го Пленума Верховного суда СССР).

Следует также отличать от совокупности преступлений сложные пре­ступления, как, например, разбой, изнасилование, где сам состав преступле­ния включает в себя дополнительные действия, которые не могут быть рас­сматриваемы как преступления, совершенные по совокупности. Так, если при разбое кто-нибудь убит или при изнасиловании нанесено легкое телесное повреждение, то эти деяния охватываются самим составом сложного престу­пления. Мера наказания как при длящихся и продолжаемых преступлениях, так и при сложных составах определяется в пределах статьи, предусматри­вающей данное преступление.

27. УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ

Условное осуждение — это установленный в советском уголовном праве особый порядок отбывания наказания, заключающийся в том, что приговор не приводится в исполнение, если осужденный в течение определенного срока не совершит нового, не менее тяжкого преступления. Условное осуж­дение применяется в тех случаях, когда суд признает, что по степени опасности осужденного не требуется обязательная его изоляция или обяза­тельное исполнение им исправительно-трудовых работ. Испытательный срок при условном осуждении может быть установлен от одного года до десяти лет (ст. 53 УК РСФСР).

В случаях совершения условно осужденными в течение испытательного срока нового преступления суду предоставляется, право либо присоединить назначенную условно меру наказания — полностью или частично — к мере наказания, назначенной по новому делу, либо применить к осужденному только меру наказания, назначенную по второму приговору. В случаях при­соединения ранее назначенной меры наказания к новой сроки в общей сложности не должны превышать установленных максимумов соответствую­щей меры наказания (ст. 54 УК РСФСР). Если к лишению свободы или к исправительно-трудовым работам присоединяется в виде дополнительной меры наказания денежное или имущественное взыскание (конфискация имущества, штраф), это наказание приводится в исполнение на общих основаниях, неза­висимо от того, что основная мера наказания определена условно (примеча­ние к ст. 53 УК РСФСР).

Руководящие судебные органы неоднократно давали указания относи­тельно применения условного осуждения. Так, Пленум Верховного суда СССР 15 августа 1940 г. указал, что, исходя из смысла Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г., к растратчикам, расхитите­лям социалистической собственности и хулиганам нельзя, как правило, применять условное осуждение, а к лицам, осужденным за спекуляцию и корыстные должностные преступления, применение условного осуждения допускается лишь в особо исключительных случаях, с обязательным указа­нием в приговоре мотивов, по которым суд пришел к выводу о необходимости смягчения наказания. Однако не исключено применение условного наказания

48

за мелкие кражи при наличии смягчающих вину обстоятельств (например, нахождение на личном иждивении малых детей, если у виновного дети на фронте и т. д.).

Применение условного наказания должно быть точно мотивировано, а не сводиться к шаблонной фразе «отсутствие необходимости в изоляции», довольно часто встречающейся в приговорах.

28. ОТСРОЧКА ПРИМЕНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Суд, вынесший приговор, или соответствующий ему суд в том районе, где приговор приводится в исполнение, имеет право отсрочки применения наказания (приведения в исполнение приговора). Такая отсрочка, может иметь место в случаях:

болезни осужденных, препятствующей отбыванию ими на­казания, которое в этих случаях откладывается до выздоровления осужден­ных;

беременности осужденной, если она является препят­ствием для отбывания наказания, которое откладывается до истечения двух месяцев после родов;

когда немедленное отбывание наказания может вовлечь за собой особо тяжкие последствия для осужденного или его семьи в виду особых обстоятельств или особых условий его положения, как-то: пожара или иных стихийных бедствий, тяжкой болезни или смерти единственного работоспособного члена семьи и т. д. (ст. 456 УПК РСФСР).

Вопрос об отсрочке применения наказания разрешается судом в порядке, установленном ст. ст. 461 и 462 УПК РСФСР.

В военное время приговор, которым военнослужащий приговорен к лишению свободы без поражения в правах, может быть по определению суда, вынесшего приговор, отсрочен исполнением до окончания военных действий с тем, что осужденного направляют в действующую армию. Следует иметь в виду, что отсрочка исполнения приговора, назначаемая в соответствии с примечанием 2 к ст. 28 УК РСФСР, не может применяться к лицам, осуж­денным условно1.

Осужденные военнослужащие, в отношении которых отсрочено приме­нение наказания, если они проявят себя в составе действующей армии стойкими защитниками Союза ССР, по ходатайству соответствующего коман­дира либо могут быть освобождены от назначенной им ранее меры наказания, либо эта мера может быть заменена им более мягкой (примечание 2 к «ст. 28 УК РСФСР). Частичная отмена наказания не может иметь места, как это следует из текста закона и из специального постановления Пленума Вер­ховного суда СССР от 28 января 1943 г.

Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 22 января 1942 г. установлено, что отсрочка исполнения наказания может применяться и с осужденным, подлежащим призыву или мобилизации в Красную Армию или Военно-Морской Флот, применительно к примечанию 2 к ст. 28 УК РСФСР,

1 Постановление Пленума Верховного суда от 8 января 1942 г. («Соц. законность», 1942, № 3—4, стр. 27).

49

при чем такая отсрочка согласно постановлению Пленума Верховного суда СССР от 26 июля 1943 г. возможна в отношении лиц, осужденных к ли­шению свободы без поражения прав, независимо от срока, на который они осуждены.

Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 9 августа 1942 г, предусмотрена возможность применения отсрочки исполнения наказания на указанных выше основаниях к лицам, осужденным за дезертирство по п. «г» ст. 1937 УК РСФСР (постановление от 27 апреля 1942 г.) и за уклонение в военное время от военного учета по ст. 19310а УК РСФСР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 февраля 1942 г. установлена возможность применения к работникам железнодорожного и водного транспорта примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР, с тем, что лица призывного возраста, годные к военной службе, направляются в действующую армию, а остальные — на предприятия с использованием их в долж­ностях по усмотрению руководителей предприятий. Такие лица, хорошо проявившие себя на работе на транспорте, по ходатайству соответствую­щего руководителя предприятия могут быть освобождены от назначенной по приговору суда меры наказания либо эта мера может быть заменена более мягкой.

В тех случаях, когда такой осужденный работник транспорта уволь­няется с работы, действие отсрочки исполнения приговора тем самым пре­кращается, и приговор должен быть обращен к исполнению. Равным образом прекращается действие отсрочки и в случае осуждения такого лица к лише­нию свободы за новое преступление. Суд определяет тогда наказание на основании общих правил о совокупности преступлений, имея право в исклю­чительных случаях вновь применить к подсудимому Указ Президиума Вер­ховного Совета СССР от 27 февраля 1942 г. (постановление Пленума Верховного суда СССР от 8 октября 1942 г.).

Определение об освобождении военнослужащего от наказания или об его смягчении, когда осужденный имеет на это право, выносится: 1) во время службы осужденного в Красной Армии или Военно-Морском Флоте — соот­ветствующим военным трибуналом по местонахождению воинской части, в которой состоит осужденный; 2) по освобождении осужденного от службы в Красной Армии или Военно-Морском Флоте — судом, вынесшим приговор, или соответствующим судом по местожительству осужденного; 3) в отноше­нии лиц, осужденных Верховным судом СССР, вопрос об освобождении от наказания может быть разрешен только Верховным судом СССР (постанов­ление Пленума Верховного суда СССР от 26 июня 1942 г.).

Лица, осужденные с применением к ним примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР и освобожденные по ходатайству военного командования от наказа­ния, одновременно признаются не имеющими судимости (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 февраля 1943 г.).

29. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРИМЕНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

Применение наказания исключается рядом обстоятельств, к которым относятся: невозможность исполнения наказания из-за смерти преступника, прохождение известного срока — давность и помилование, или амнистия.

50

Обстоятельства, исключающие применение наказания, распространяются только на данное лицо, в отличие от обстоятельств, исключающих уголов­ную ответственность (противоправность), когда исключение распространяется на всех соучастников.

В соответствии с законодательством РСФСР (п. 4 ст. 4 УПК РСФСР) уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное не мо­жет продолжаться и подлежит прекращению во всякой стадии процесса за истечением давности. Органы расследования прекращают дело при наличии оснований, указанных в ст. 4 УПК РСФСР, т. е. в случае давности (ст. 203 УПК РСФСР), а суд выносит приговор об освобождении подсудимого, признанного виновным, от наказания по давности (ст. 326 УПК РСФСР).

По уголовному законодательству существует давность преследования и давность приговора. В соответствии со ст. 14 УК РСФСР, если за совершенное преступление могло быть назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет, уголовное преследование не может иметь места, когда со временя совершения преступления прошло десять лет. Если наказание могло быть назначено на срок не свыше пяти лет, то давностный срок — пять лет, а для всех более мягких мер наказания давностный срок — три года.

При исчислении давностного срока следует исходить из той максималь­ной меры наказания, которая могла быть назначена судом по соответствующей статье Уголовного кодекса.

Течение давностного срока прерывается, если совершивший преступле­ние до истечения срока давности совершит другое однородное или не менее тяжкое преступление либо скроется от следствия или суда, исчисление давностного срока в этих случаях начинается со дня совершения второго преступления или со дня возобновления приостановленного производства (ст. 14 УК РСФСР).

В случаях привлечения к уголовной ответственности за контрреволю­ционные преступления вопрос о применении давности разрешается судом по своему усмотрению в каждом отдельном случае. Однако если суд не найдет возможным за подобное преступление применить давность, то во всяком случае расстрел заменяется более мягкой мерой наказания. Это правило не распространяется на лиц, осужденных за активные действия и активную борьбу против рабочего класса и революционного движения, которую виновный вел, занимая ответственные или секретные должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны (ст. 5813 УК РСФСР). По этим делам решение вопроса о применении давно­сти и о применении расстрела предоставляется усмотрению суда.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РСФСР от 16 мая 1927 г. по делам, по которым производилось дознание или предвари­тельное следствие, давность исчисляется с момента приостановления произ­водства по этим делам.

Давность по длящимся преступлениям исчисляется с момента прекра­щения преступного состояния, а по продолжающимся преступлениям — с момента совершения последнего преступного действия из числа составляю­щих продолжаемое преступление.

51

Давность приговора определена ст. 15 УК РСФСР в десять лет; если обвинительный приговор не был приведен в исполнение в течение десяти лет, он уже не приводится в исполнение. Течение давностного срока по при­говору начинается со дня его вступления в законную силу.

Следует полагать, что общие правила давности, изложенные в ст. 14 УПК РСФСР, распространяются также на давность исполнения приговора.

Смерть преступника есть обстоятельство, которое в соот­ветствии с п. 1 ст. 4 УПК РСФСР влечет за собой прекращение дела во всякой стадии производства. Лишь гражданский иск может быть передан для рассмотрения в общем порядке (ст. 17 УПК РСФСР).

Единственное исключение из этого общего положения допускается, когда по делу уже вынесен обвинительный приговор. В этом случае смерть осужденного не является препятствием к возобновлению дела, если это необходимо для его реабилитации (ч. 2 ст. 376 УПК РСФСР).

Советское уголовное законодательство предусматривает особые случаи, когда лицо, совершившее преступление, не подлежит, однако, уголовной ответственности, так как деяние или совершивший его у т р а т и л и общественную опасность. Основными началами уголовного законодательства СССР и союзных республик устанавливается, что если, по мнению суда, обвиняемый к моменту рассмотрения дела не является обще­ственно-опасным, то суд, приведя в приговоре соответствующие мотивы, в праве вовсе не применять к нему мер наказания.

Соответственно этому положению в ст. 8 УК РСФСФ устанавливается: «Если конкретное действие, являвшееся в момент совершения его, согласно ст. 6 настоящего кодекса, (преступлением, к моменту расследования его или рассмотрения в суде потеряло характер общественно-опасного вследствие ли изменения уголовного закона или в силу одного факта изменившейся соци­ально-политической обстановки или если лицо, его совершившее, по мнению суда, к указанному моменту не может быть признано общественно-опасным, деяние это не влечет применения мер наказания к совершившему его». В этих случаях «суд выносит приговор об освобождении подсудимого, признан­ного виновным, от мер наказания по основаниям, перечисленным в ст. 8 УК РСФСР» (ст. 326 УПК РСФСР).

Соответствующее положение имеется и в ч. 2 ст. 51 УК РСФСР, кото­рая устанавливает, что в некоторых случаях суд может не применить к обвиняемому меру наказания, признав, что в момент рассмотрения дела он не представляется общественно-опасным.

Примером применения ст. 8 УК РСФСР может быть случай, когда ра­бочий, оставив работу на оборонном предприятии, ушел добровольно в армию
и это обстоятельство установлено в момент рассмотрения дела в суде. Хотя
в действиях данного лица и имеется состав уголовного преступления,
предусмотренного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря
1941 г., однако, учитывая, что виновный находится в армии и таким
образом не может быть признан общественно-опасным при учете этого об­стоятельства и характера совершенного им деяния, к нему следует приме­нить ст. 8 УК РСФСР.

52

Применение мер наказания исключается также амнистией или помилованием. В соответствии с п. «ч» ст. 14 Конституции СССР ведению СССР в лице его высших органов власти подлежит издание общесоюзных актов об амнистии, а Президиум Верховного Совета СССР, согласно п. «з» ст. 49 Сталинской Конституции, осуществляет право помило­вания. В соответствии с конституциями союзных республик верховные советы союзных республик также - пользуются правом амнистии и помилования граждан, осужденных судебными органами союзной республики.

Уголовным кодексом РСФСР устанавливается, что право полного или частичного освобождения от применения к осужденному мер наказания сверх случаев, рассмотренных нами выше, принадлежит, согласно ст. 52 УК РСФСР, в отношении приговоров всех судебных органов РСФСР исключительно Президиуму ВЦИК (а сейчас — Президиуму Верховного Совета РСФСР).

Амнистия — это акт правительственный, а не судебный, носящий исключительный характер и являющийся специальным уголовным законом с обратной силой действия, смягчающий меру наказания для определенных категорий правонарушителей и, следовательно, аннулирующий меру наказа­ния, назначенную на основе действующих уголовных законов (постановление 27-го Пленума Верховного суда СССР от 20 декабря 1929 г.).

Амнистия общая — это акт, распространяющийся на значи­тельный круг лип, не указанных индивидуально. Помилование, или частная амнистия, это такой же акт в отношении конкретного лица или конкретных лиц. Амнистией может быть произведено полное или частичное, условное или безусловное освобождение от применения нака­зания, установленного вступившим в законную силу приговором суда. Амни­стия может также исключить возможность привлечения к уголовной ответ­ственности и вести к прекращению уже возбужденного уголовного дела, но еще не закончившегося вынесением обвинительного приговора.

Амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые закончились до ее издания; к преступлениям же, длящимся и после издания ам­нистии, она не применяется. В отношении продолжаемых преступлений ам­нистия применяется, если они были вполне закончены до издания амнистии, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжение деяния, было совершено после издания акта амнистии.

Если амнистией установлено сокращение сроков назначенного наказания, то «примененной» или «отбытой» мерой наказания следует считать не меру наказания, назначенную судом до применения амнистии, а ту меру, которая назначена в конечном выводе после сокращения меры наказания по амнистии. Это обстоятельство имеет существенное значение для разрешения вопроса о снятии судимости.

Уголовно-процессуальным законодательством РСФСР устанавливается, что уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное не может продолжаться и подлежит прекращению во всякой стадии процесса на

53

основании акта амнистии, если последняя исключает наказуемость дея­ния, совершенного обвиняемым, или на основании помилования отдельных лиц или вследствие прекращения дел о них постановлением ВЦИК или его Президиума в порядке предоставленных ему законом прав (сейчас это поло­жение относится к Президиуму Верховного Совета РСФСР — п. 6 ст. 4 УПК РСФСР). Точно так же устанавливается, что суд выносит приговор об осво­бождении от наказания по амнистии подсудимого, признанного виновным (ст. 326 УПК РСФСР).

Имеются определенные категории дел, по которым амнистия не приме­няется, Так, законом 7 августа 1932 г. установлено, что амнистия не при­меняется к лицам, осужденным за хищение социалистической собственности, квалифицируемое по этому закону. В соответствии со ст. 469 УПК РСФСР не допускаются кассационное обжалование приговоров и возбуждение ходатайств о помиловании по делам о террористических актах или террористических организациях.

Если в акте амнистии, полностью или частично освобождающем от главного наказания, не упомянуто об отмене присоединенных в качестве дополнительного наказания поражения прав, увольнения от должности, запрещения заниматься той или иной деятельностью или промыслом и удале­ния из пределов РСФСР или отдельной местности, суд обязан решить, подлежат ли снятию или сокращению дополнительные наказания (ст. УПК РСФСР).

30. СНЯТИЕ СУДИМОСТИ

В соответствии со ст. 55 УК РСФСР и ст. 101 Основных начал уголов­ного законодательства СССР и союзных республик не имеющими суди­мости признаются: лица, оправданные по суду, условно осужденные после окончания установленного испытательного срока, лица присужденные к лишению свободы на срок не свыше шести месяцев или к другим, более мягким мерам наказания, — через три года после отбытия ими наказания и лица, осужденные на срок свыше шести месяцев и до трех лет лишения свободы, — через шесть лет после окончания отбывания ими наказания, если они в течение этого периода не совершили нового, не менее тяжкого преступ­ления. Во всех этих случаях снятие судимости наступает автоматически, и никаких специальных ходатайств и решений для снятия судимости не требуется.

При применении амнистии сроки погашения судимости следует исчислять со дня, когда отбыта определенная после амнистии мера наказания. При разрешении вопроса о погашении судимости и истечении срока суды должны походить из того, что один год исправительно-трудовых работ должен считаться равнозначащим 4 месяцам лишения свободы.

Лица, которые признаются не имеющими судимости на основании ст. 55 УК РСФСР, или лица, с которых судимость снята в порядке общей или

54

частной амнистии имеют право в анкетах на вопрос о прошлой судимости
отвечать: «Не судился». Никакой ответственности за такой ответ указанные
лица не подвергаются.

С лиц, присужденных к более строгим наказаниям, чем три года лишения свободы, судимость автоматически не снимается: она может быть снята лишь специальными актами общей или частной амнистии.

В условиях военного времени военным советам фронтов и флотов пре­доставлено право снимать судимость с военнослужащих, отличившихся в боях с врагом, с последующим утверждением решений военных советов Президиумом Верховного Совета СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 февраля 1943 г. установлено, что лица, осужденные с отсрочкой исполнения приговора и направлением в действующую армию (примечание 2 к ст. 28 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик), проявившие себя стойкими защитниками родины и в силу этого освобождены от наказания военным трибуналом или иным соответствующим судом по ходатайству военного командования, признаются не имеющими судимости, о чем суд указывает в определении об освобождении от наказания.

55

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Наказание как экзистенциальная ситуация

    Документ
    Ключевые слова и выражения: наказание, вина, раскаяние, кара, карательные притязания, возмездие, прощение, единичность, гуманность, помилование, правосудие, судьба, свобода, локализация бытия, уголовная политика.
  2. Наказание и поощрение

    Документ
    Наказание и поощрение – два диаметрально противоположных и одинаково необходимых метода воспитания. Что они из себя представляют? Поощрение – это проявление положительной оценки поведения ребенка.
  3. Курс уголовного права в пяти томах. Том Общая часть: Учение о наказании / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2002. Курс уголовного права. Том Общая часть "Учение о наказании" >См. Курс уголовного права. Общая часть

    Документ
    Уголовный кодекс РФ 1996 г. впервые в отечественном и зарубежном уголовном законодательстве сформулировал понятие наказания. В ст. 43 сказано: "наказание есть мера государственного принуждения, назначаемого по приговору суда.
  4. 1. 1 Коллаборационизм и дискурс вины

    Реферат
    Калмыки – монголоязычный народ, проживающий с начала XVII в. в границах Российской империи / СССР / Российской Федерации. Его численность варьирует с 200 тыс.
  5. Дифференциация и индивидуализация наказаний, назначаемых военнослужащим российской федерации

    Диссертация
    - УК РСФСР - Уголовный кодекс РСФСР, принят третьей сессией Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г., введен в действие с 1 января 1961 г.

Другие похожие документы..