Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
15. Распределите стихотворения Пушкина на три группы: тема свободы, тема поэта и поэзии, тема дружбы и любви: «К Чаадаеву», «Анчар», «Пророк», «Памятн...полностью>>
'Документ'
Зародження економічної думки збігається зі становленням людсь­кого суспільства. Початок викладу історії економічної думки пов'яза­ний з виникненням п...полностью>>
'Реферат'
Подготовка детей к школе занимает особое место в системе образования. Если до поступления в школу малыши играли, знакомились с окружающей их природой...полностью>>
'Документ'
Систематизация мероприятий обеспечивающих своевременное выявление и профилактику психоречевых нарушений у детей раннего и младшего дошкольного возрас...полностью>>

М. Д. Вина и наказание

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

5. КОСВЕННЫЙ УМЫСЕЛ

Косвенный, или эвентуальный, умысел имеет место тогда, когда винов­ный предвидел общественно-опасный характер последствии своего действия или бездействия, хотя и не желал этих последствий, но сознательно допус­кал их наступление (п. «а» ст. 10 УК РСФСР).

Общим для прямого и эвентуального умысла является то, что в обоих случаях требуется предвидение наступления результата. Различие же между ними находится не в области представления виновного, а в области его воли, так как при прямом умысле он желает наступления результата, при косвенном же умысле он наступления результата не желает, но предвидит возможность его наступления и сознательно допускает эту возможность, от­носясь к результату преступно-безразлично.

Так, косвенный умысел в отношении наступившей смерти имел место в случае, когда два грабителя, зайдя вечером в булочную, где осталась одна продавщица Федорова, набросились на нее, связали ей руки и ноги, заткну­ли в рот кляп, заперли дверь булочной, забрали деньги и продукты, а затем скрылись, не освободив Федорову от веревок и кляпа. Кляп (тряпка, в ко­торую был завернут большой кусок эластичной замазки) был значительной величины. Когда преступники уходили, они слышали, что Федорова хрипит и задыхается. Один из них сказал другому: «Пожалуй, задохнется». Другой ответил: «Пускай, нам-то что?». Федорова действительно умерла. Хотя грабители и не желали ее смерти, но предвидели и допускали такой результат.

Практически косвенный умысел встречается значительно реже, чем прямой, и нет в уголовном законодательстве таких составов, которые были бы возможны только при наличии эвентуального (косвенного) умысла. Зато имеется большое число деяний, которые могут быть совершены только с прямым умыслом и при которых косвенный умысел исключается. Это в пер­вую очередь относится ко всем тем действиям, при которых закон требует для признания их преступными определенной цели или мотива. Так, все пре­ступления, совершенные из корыстных побуждений (кража, мошенничество, вымогательство, подлог, присвоение и т. д.), могут быть совершены только с прямым умыслом.

Значительное число преступлений (ложный донос, изнасилование и т. д.), в отношении которых в тексте закона нет прямого указания на цель и мотив совершаемого действия, по своему характеру не может быть совершено с кос­венным (эвентуальным) умыслом.

Советское уголовное законодательство не устанавливает, как правило, различной ответственности за совершение преступления с прямым и с эвен­туальным умыслом. Следует, однако, признать, что совершение преступле­ния с прямым умыслом является доказательством большей степени общест­венной опасности виновного. (В большинстве случаев наличие выделенного

8

в законе мотива или цели (что соответствует требованию наличия прямого умысла) усиливает меру наказания (например, ст. ст. 136 и 137 УК ЮФСР). В некоторых случаях, однако, деяние, совершенное с косвенным (эвентуальным) умыслом, может представлять большую общественную опас­ность, чем даже деяние, совершенное с прямым умыслом. Так, хулиган, вы­стреливший в общественном месте и убивший кого-либо без желания его убить, но допускавший наступление такого результата, хотя и действовал с косвенным (эвентуальным) умыслом, более общественно опасен, чем убив­ший тяжело больного или раненого человека по просьбе последнего, чтобы избавить его от мучений перед смертью, хотя он и действовал с прямым умыслом.

6. неосторожность

а) Самонадеянность. Наше уголовное законодательство определяет само­надеянность как такую форму виновности, при которой лицо, предвидя воз­можность наступления преступных последствий своих поступков, легкомыс­ленно надеется предотвратить такие последствия (п. «б» ст. 10 УК РСФСР).
Таким образом самонадеянность имеет то общее с ранее рассмотренными формами вины, что она так же, как прямой и косвенный умысел, включает
в себя представление о возможности наступления преступного результата.
Однако, в отличие от умысла, при самонадеянности виновный рассчитывает на
то, что преступный результат не наступит.

При косвенном умысле преступник допускает возможность наступления результата, тогда как при самонадеянности он исключает такую возможность, и вполне вероятно, что, если бы он предполагал возможность наступления этого результата, он не совершил бы действия, которое повлекло за собой этот результат.

Самое слово «самонадеянность» способно породить неправильное пред­ставление о сущности данной формы виновности. Сущность самонадеянности заключается не в том, что человек рассчитывает только на себя, а в том, что, рассчитывая на определенные, конкретные, известные ему реальные об­стоятельства (а не на «авось»), субъект полагает, что результат, которого он не желает, не наступит. Шофер, пересекающий линию железной дороги, видя приближение поезда, и рассчитывающий на то, что избежит аварии, будучи уверен в своей ловкости, быстроте машины и т. д., будет виновен, если произойдет авария, при чем вина его выражается в форме самонадеян­ности; инженер, заменяющий один строительный материал другим без доста­точной проверки, отвечает за наступившую из-за замены аварию, так как с его стороны имела место самонадеянность; врач, применяющий без доста­точных оснований непроверенное новое средство или производящим операцию новым, не применявшимся раньше способом, может отвечать за наступивший результат, при чем вина его будет иметь форму самонадеянности.

б) Небрежность. Небрежность, как она определяется советским уголовным законодательством, имеет место тогда, когда виновный «не предвидел
последствий своих поступков, хотя и должен был предвидеть их» (п. «б»
ст. 10 УК РСФСР). Таким образом небрежность отличается от всех рассмотренных нами форм виновности тем, что при ней отсутствует предвидение

9

(сознание) возможности наступления преступных последствий: виновный не только не желает таких последствий, по и не предвидит их. Следовательно, вина его заключается только в том, что он не учел последствий, которые мог и должен был предвидеть. Обязанность предвидения последствий может вы­текать из различных обстоятельств. Небрежность может заключаться в том, что человек нарушает элементарные правила житейской предосторожности (выбрасывание тяжелых предметов из окон, размахивание в людном месте палкой), не выполняет своих служебных обязанностей (дворник не счистил льда на улице и т. д.), нарушает профессиональнее правила (врач выписал смертельную дозу лекарственного яда, архитектор ошибся при планировании проекта), нарушает специальные правила (оставление оружия без присмотра, нарушение правил хранения ядов) и т. д.

Объем требований в отношении предвидения, которые могут быть предъ­явлены тому или иному лицу, различен в зависимости от культурного уров­ня, образования, специальности, занимаемой должности. Могло ли и должно ли было данное лицо предвидеть последствия своих действий или нет, это кон­кретный вопрос, который должен быть решен судом путем оценки личности обвиняемого и всех обстоятельств дела.

Деяния, совершенные по неосторожности, как общее правило, представля­ют меньшую общественную опасность, чем те же деяния, совершенные умышленно. Это влечет за собой то, что в одних случаях за подобное пре­ступление назначается более мягкая мера наказания, чем за умышленное совершение того же преступления. Так, например, умышленное убийство влечет за собой лишение свободы на срок до 10 лет (ст. 136 УК РСФСР) или до 8 лет (ст. 137 УК РСФСР), а неосторожное убийство — только до 3 лет (ст. 139 УК РСФСР). В других случаях умышленное деяние влечет за собой уголовную ответственность, а неосторожное совершение того же деяния уголовной ответственности за собой вообще не влечет. Так, например, не карается в уголовном порядке неосторожное повреждение или истребле­ние имущества, принадлежащего частным лицам, в то время как умышлен­ное совершение этого деяния влечет за собой уголовную ответственность (ст. 175 УК РСФСР).

Деяния, совершенные из каких-либо побуждений, не могут быть рассматриваемы как проявление небрежности. Так, например, «халатность пред­полагает действие, лишенное прямого умысла, поэтому должностные пре­ступления, совершаемые из корыстных побуждений, не могут квалифициро­ваться, как халатность»1.

B военное время опасность преступлений, совершенных по неосторож­ности (неосторожное разглашение государственной тайны, неосторожность, связанная с нарушением правил противовоздушной обороны или противопо­жарных правил и т. п.), увеличивается. Последствия неосторожности винов­ного в условиях войны становятся значительно опаснее и тяжелее, а требо­вательность к каждому гражданину значительно возрастает. Тот вред, кото-

1 Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 22 июля 1939 г. по делу Баканова (Сборник постановлений Верховного суда СССР, выл. II, стр. 60).

10

рый может принести болтливость, приведшая к разглашению государственной тайны, небрежное обращение с огнем, повлекшее за собой пожар на военном заводе, халатность управдома, не обеспечившего дом необходимым противо­пожарным инвентарем, резко возрастает в военное время.

7. СЛУЧАЙ

Правильное определение небрежности имеет весьма существенное зна­чение для того, чтобы отграничить от деяний наказуемых деяния ненаказуе­мые — случайные.

Определение умысла и неосторожности дано в Уголовном кодексе. Пря­мого определения случая мы в законе не находим, однако в соответствии с законом и теорией уголовного права следует считать, что случай имеет место тогда, когда лицо не только не предвидело последствий своих дейст­вий, но и не могло и не должно было их предвидеть. При наличии случая уголовная ответственность исключается независимо от характера наступивших последствий. Суд, признавая наличие случая, тем самым отрицает наличие вины.

Если суд признает наличие умысла или неосторожности, то имеется ос­нование для применения наказания, и перед судом возникает вопрос об оп­ределении меры наказания виновному, которая в каждом данном случае бу­дет зависеть от ряда обстоятельств, которые мы рассмотрим ниже. Но когда суд признал наличие случая, он тем самым признал, что нет оснований для применения наказания вообще; значит, вне зависимости от характера по­следствий применение наказания исключено. Если шофер разбил автомашину или задавил человека, то самый этот факт еще не дает оснований для при­менения меры уголовного наказания. Если будет установлено, что вина шо­фера отсутствовала и что наступивший результат является для него случай­ным, так как он не предвидел, не мог и не должен был предвидеть возмож­ность аварии (хотя бы потому, что попавший под машину сам нарушил пра­вила уличного движения, или потому, что авария была вызвана порчей стоп-сигнала шедшей впереди автомашины, а «грубая неосторожность потерпев­шего влечет за собой отсутствие ответственности)1, то применение к шоферу мер уголовного наказания в этих условиях исключается.

Точно так же нельзя привлечь к уголовной ответственности за злоупот­ребление служебным положением или за халатность материально ответствен­ное лицо только потому, что выявлена недостача, а это лицо формально от­вечает за материальные ценности. Обнаружение недостачи является только объективным установлением факта, который сам по себе не достаточен для привлечения к уголовной ответственности заведующего магазином. Для привлечения его нужно установить, что заведующий магазином виновен в этой недостаче, т. е. доказать, что он умышленно растратил или присвоил отсутствующие товары или что вследствие его неосторожности (халатности) эти товары были утеряны, испорчены, похищены другими лицами и т. д.

1. Из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР по делу Турзаладзе {«Советская юстиция», 1941, № 8, стр. 29).

11

Если всего этого не было и недостача вызвана обстоятельствами, которые заведующий магазином не мог т не должен был предвидеть, то, хотя он и является материально-ответственным лицом, этот результат является для него случайным, в связи с чем привлечение его к уголовной ответственности и применение к нему мер уголовного наказания будут неправильны.

8. ОШИБКА

Ошибка есть заблуждение лица в действительных
обстоятельствах дела, в юридических или фактичес­ких последствиях его действий. Поскольку при умысле пред­полагается предвидение последствий, исключение одного из элементов пред­видения вследствие ошибки в факте исключает умысел, однако не исключает наличия вины в форме неосторожности, а значит, не исключает и примене­ния наказания.

Советское уголовное законодательства вопроса об ошибке не касается, между тем как практически следует учитывать возможные случаи ошибок, среди которых следует различать:

Ошибку юридическую, которая заключается в том, что виновный считает совершенное им деяние не запрещенным законом и не пре­ступным. Поскольку, как говорилось выше, сознание противоправности не входит в умысел, этот вид юридической ошибки не исключает уголовной ответственности за умышленное совершение преступного деяния. Наоборот, когда лицо ошибочно считает совершенное им деяние наказуемым, винов­ность отсутствует, и оснований для применения наказания нет, так как са­мое деяние не является общественно-опасным.

Ошибку фактическую, когда виновный полагает, что совершенное им деяние не содержит элементов состава преступления, и та­ким образом заблуждается относительно действительного характера своих действий и их последствий. Фактическая ошибка может заключаться в ошиб­ке в объекте (виновный на охоте, думая, что стреляет в зайца, стреляет в человека), в ошибке в способе действия (виновный, думая, что дает кому» либо сахар, дает ему яд) и т. д. Во всех этих случаях исключается ответ­ственность за умышленное деяние; но в тех случаях, когда виновный мог и должен был предвидеть характер и последствия своих действий, он отвечает за неосторожность.

Деяние, влекущее за собой уголовную ответственность только в случа­ях умышленного его совершения при наличии фактической ошибки (например, кто-нибудь расплачивается фальшивыми бумажными деньгами, думая, что они настоящие), уголовной ответственности вообще за собой не влечет.

Ошибка лица в обстоятельствах, влияющих на квалификацию деяния, состоит в заблуждении его относительно отсутствия или наличия таких об­стоятельств. При определении меры наказания в этих случаях необходимо учитывать, как представлялось деяние виновному. Ошибочное представление лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых в действитель­ности нет, должно рассматриваться по правилам об ответственности за по­кушение. Так, если кто-либо, желая совершить террористический акт, по

12

ошибке стрелял в другого человека, то его деяние следует квалифицировать по ст. ст. 19 — 588 УК РСФСР, как покушение на террористический акт. Ошибочное представление лица об отсутствии квалифицирующих обстоя­тельств, фактически имеющихся налицо, исключает ответственность за ква­лифицированный состав. Так, если вор в вагоне трамвая украл у пассажира бумажник, в котором оказалось 10 000 рублей, принадлежащих государст­ву, о чем вор не знал, то его деяние нельзя квалифицировать как кражу государственного имущества, а следует квалифицировать как кражу личной собственности в местах общественного пользования (в вагоне).

В некоторых случаях ошибка никакого влияния на вину лица и его наказуемость не оказывает; если виновный думал, что вещь, украденная им, принадлежит одному лицу, а оказалось, что она принадлежит другому, если виновный думал, что дал потерпевшему стрихнин, а оказалось, что это был мышьяк, эти обстоятельства никакого влияния на вину не оказывают.

В случаях отклонения действия, как, например, когда виновный, стре­ляя в одно лицо, попадает в другое, имеется совокупность покушения на умышленное убийство и неосторожного лишения жизни.

9. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

а) Возраст. Применение мер уголовного наказания допустимо лишь в отношении лиц, достигших определенного возраста; лица, не достигшие это­го возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности, и к ним не могут быть применены меры уголовного наказания.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «0б уголовной ответственности несовершеннолетних» несовер­шеннолетние привлекаются к уголовной ответственности за все преступления начиная с 14-летнего возраста. В возрасте от 12 лет несовершеннолет­ние могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь за те пре­ступления, (которые предусмотрены постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г., а именно: за кражи, насилия, телесные повреждения, увечья, убийство и попытки к убийству, а также за действия, могущие выз­вать крушение поездов (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г.).

За преступления, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г., несовершеннолетние отвечают как при совершении этих преступлений умышленно, так и по неосторожности.

За хулиганство, сопряженное с насилием, телесными повреждениями и другими преступлениями, за которые несовершеннолетние отвечают начи­ная с 12-летнего возраста, их можно привлекать к уголовной ответственно­сти по ст. 74 УК РСФСР (постановление 53-го Пленума Верховного суда CССP от 2 января 1936 г.).

До достижения несовершеннолетними 12-летнего возраста применение к ним уголовного наказания вообще исключается. Однако и после того, как достигнут 12-летний возраст, несовершеннолетие должно рассматриваться как смягчающее вину обстоятельство, и меры наказания должны назначаться с учетом возраста виновного.

13

Следует иметь в виду, что не во всех случаях за указанные выше действия следует применять к несовершеннолетним меры наказания. Так, в постановлении СНК СССР № 659 от 15 июня 1943 г. «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» указа­но, что не достигшие 16 лет подростки, задержанные за хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления, в отношении которых воз­буждение уголовного преследования будет признано нецелесообразным, подле­жат направлению в детские трудовые воспитательные колонии НКВД СССР. В соответствии с приказом НКЮ CССP от 19 июня 1943 г. (п. 4) в от­ношении не достигших 16-летнего возраста несовершеннолетних, уличенных в мелком хулиганстве, мелких кражах и других незначительных преступле­ниях, суд может признать нецелесообразным привлечение их к уголовной ответственности, вынести определение о прекращении дела и о передаче несовершеннолетнего на попечение родителей или опекуна (при наличии их) или о направлении несовершеннолетнего в трудовую колонию НКВД, если это необходимо.

В соответствии со специальными постановлениями несовершеннолетних до 16 лет за некоторые преступления нельзя привлекать к уголовной ответ­ственности. Так, не подлежат уголовной ответственности несовершеннолет­ние до 16 лет за самовольный уход с работы на оборонных предприятиях, и меры наказания, предусмотренные Указом от 26 декабря 1941 г., к ним применять нельзя. В подобных случаях деяния лиц в возрасте до 16 лет следует квалифицировать по Указу от 28 декабря 1940 г., в котором пре­дусматривается в качестве меры наказания заключение в трудовые колония сроком до одного года. Нельзя также привлекать к уголовной ответственно­сти несовершеннолетних моложе 16 лет по Указу от 15 апреля 1942 г. за уклонение от мобилизации на сельскохозяйственные работы или за самоволь­ных уход с этих работ1. Не подлежат уголовной ответственности лица моло­же 16 лет и по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. «О мобилизации на период военного времени трудоспособного го­родского населения для работ на производстве и строительстве», так как эта мобилизация распространяется лишь на лиц старше 16 лет.

Не применимы к несовершеннолетним и отдельные меры наказания. Так, в соответствии со ст. 35 УК РСФСР лиц, не достигших 16-летнего возраста, нельзя приговаривать к ссылке и высылке; не может быть применена к не­совершеннолетним до 18 лет такая мера, как поражение прав, к подросткам до 14 лет нельзя применять исправительно-трудовые работы по месту рабо­ты, конфискацию имущества, штраф.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1941 г. «О применении судами постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» сохраняется установленный для несовершеннолетних порядок отбывания наказания в дет­ских исправительно-трудовых колониях. Для рассмотрения дел несовершенно­летних (до 16-летнего возраста) преступников выделяются специальные уча­стки народного суда.

1Постановление Пленума Верховного суда СССР от 8 октября 1942 г.

14

За подстрекательство несовершеннолетних или привлечение их к учас­тию в различных преступлениях, а также за понуждение несовершеннолетних к занятию проституцией, нищенством и т. п. виновные караются по ст. 732 УК РСФСР лишением свободы па срок не ниже пяти лет.

б) Невменяемость. Для применения к лицу, совершившему общественно-опасное деяние, мер уголовного наказания требуется, чтобы оно было вменяемо, т. е. психически здорово. Виновными могут быть только лица, которые спо­собны отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками, так как вина выражается, как сказано выше, в желании наступления преступных последствий, в представлении о них или в способности предста­вить их себе. Если лицо не может отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, то оно невменяемо, и меры наказания не могут быть к нему применены (ст. 11 УК РСФСР). В действующем уголовном законо­дательстве содержатся два критерия невменяемости: медицинский, который заключается в болезненном состоянии лица (хроническая душевная болезнь, временное расстройство душевной деятельности или иное болезненное состо­яние), и юридический, заключающийся в том, что у лица отсутствует спо­собность отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Под хроническим душевным заболеванием следует понимать такие формы психических заболеваний, как шизофрения, эпилепсия, олигофрения, прогрессив­ный паралич и др. Под временным расстройством душевной деятельности понимают травматические заболевания мозга, психопатию, патологический аффект и патологическое опьянение, реактивное состояние и т. д. К иным болезненным состояниям относятся глухонемота и другие дефекты.

Все эти формы душевных заболеваний служат основанием, чтобы счи­тать лицо невменяемым лишь в том случае, если болезнь оказала на него такое влияние, что оно не способно отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

Если судом будет признано, что подсудимый во время совершение приписываемого ему деяния находился в невменяемом состоянии, то суд выносит определение о прекращении дела (ст. 322 УПК РСФСР), и наказа­ние к нему не может быть применено, так как виновность исключается.

Если в момент совершения преступления подсудимый был психически здоров, а заболел в дальнейшем, до суда, то в момент совершения престу­пления с его стороны имело место виновное действие. Однако применение мер наказания к лицу, у которого произошло болезненное расстройство душевной деятельности после совершения преступления, нецелесообразно, так как ни к каким положительным результатам наказание при таких ус­ловиях привести не может. Поэтому закон устанавливает, что меры наказа­ния не применяются и к тем лицам, которые хотя и действовали в состоя­нии душевного равновесия, но к моменту вынесения приговора заболели душевной болезнью; в этих случаях суд должен вынести определение о приостановлении дела впредь до выздоровления подсудимого или о прекра­щении дела производством, если болезнь признается неизлечимой (ч. 2 ст. 322 УПК РСФСР).

Если во время совершения преступления и во время суда преступник был психически здоров, но заболел при отбытии наказания, то, хотя винов-

15

ность его и не исключается, дальнейшее отбытие им наказания является нецелесообразным; по поводу лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы и заболевшего душевной болезнью (согласно заключению врачебной комиссии), суд, вынесший приговор, должен решить вопрос о переводе его в специальную психиатрическую больницу или об освобождении его (ст. 457 УПК РСФСР).

Если по военным обстоятельствам невозможно рассмотрение этого воп­роса судом, вынесшим приговор, он может быть рассмотрен судом по месту отбывания осужденным наказания (постановление Пленума Верховного суда СССР от 1 августа 1942 г.).

Для определения психического состояния обвиняемого обязателен вызов экспертов (примечание 1 к ст. 63 УПК РСФСР).

Во всех указанных выше случаях к лицам, признанным невменяемы­ми, судом могут быть применяемы меры медицинского характера, предусмот­ренные ст. 24 УК РСФСР.

Состояние сильного душевного волнения не исключает вины и примене­ния мер уголовного наказания, но является смягчающим вину обстоятельст­вом (п. «д» ст. 48 УК РСФСР), а совершение преступления в состоянии опьянения не только не исключает вины и применения уголовного наказа­ния, по и не является смягчающим вину обстоятельством (примечание к ст. 11 УК РСФСР). В некоторых случаях состояние опьянения мажет быть даже обстоятельством, отягчающим вину (например, когда шофер, наехавший на кого-либо и таким образом совершивший убийство по неосторожности, был пьян при управлении автомашиной).

Лишь в тех случаях, когда сильное душевное волнение или опьянение принимают болезненный, характер (патологический аффект и патологическое опьянение), исключается вина и применение мер уголовного наказания.

10. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ И ПРОТИВОПРАВНОСТЬ ДЕЯНИЯ



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Наказание как экзистенциальная ситуация

    Документ
    Ключевые слова и выражения: наказание, вина, раскаяние, кара, карательные притязания, возмездие, прощение, единичность, гуманность, помилование, правосудие, судьба, свобода, локализация бытия, уголовная политика.
  2. Наказание и поощрение

    Документ
    Наказание и поощрение – два диаметрально противоположных и одинаково необходимых метода воспитания. Что они из себя представляют? Поощрение – это проявление положительной оценки поведения ребенка.
  3. Курс уголовного права в пяти томах. Том Общая часть: Учение о наказании / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2002. Курс уголовного права. Том Общая часть "Учение о наказании" >См. Курс уголовного права. Общая часть

    Документ
    Уголовный кодекс РФ 1996 г. впервые в отечественном и зарубежном уголовном законодательстве сформулировал понятие наказания. В ст. 43 сказано: "наказание есть мера государственного принуждения, назначаемого по приговору суда.
  4. 1. 1 Коллаборационизм и дискурс вины

    Реферат
    Калмыки – монголоязычный народ, проживающий с начала XVII в. в границах Российской империи / СССР / Российской Федерации. Его численность варьирует с 200 тыс.
  5. Дифференциация и индивидуализация наказаний, назначаемых военнослужащим российской федерации

    Диссертация
    - УК РСФСР - Уголовный кодекс РСФСР, принят третьей сессией Верховного Совета РСФСР пятого созыва 27 октября 1960 г., введен в действие с 1 января 1961 г.

Другие похожие документы..