Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сегодня нет необходимости доказывать, что своевременная и надежная оценка вида возбудителей является начальным и наиболее важным звеном в сложной цеп...полностью>>
'Документ'
, Субъекты патентного права. Правовое положение авторов изобретений. Правовое положение авторов полезной модели. Правовое положение авторов промышленн...полностью>>
'Сочинение'
Мир в котором живет Господин из Сан – Франциско алчен и глуп. Даже богатый г-н в нем не живет, а лишь существует. Даже семья не прибавляет ему счасть...полностью>>
'Методические рекомендации'
Контрольная работа представляет собой небольшое самостоятельное научное исследование и может стать одним из важных этапов в процессе подготовки к нап...полностью>>

Пшенева И. А., Филимонов С. Б

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Пшенева И.А., Филимонов С.Б.

ЕПИСКОП ТАВРИЧЕСКИЙ МИХАИЛ (ГРИБАНОВСКИЙ)

НА СТРАНИЦАХ ПОЛНОГО СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ И ПИСЕМ А.П.ЧЕХОВА (опыт источниковедческого прочтения)

Епископ Таврический и Симферопольский Михаил (Грибановский) (1856 – 1898), скончавшийся в Симферополе от чахотки на 42-м году жизни, был, как выясняется, одним из наиболее авторитетных мыслителей и деятелей Русской Православной Церкви 2-й половины ХIХ века. Об этом свидетельствуют следующие факты. Выдающийся государственный деятель пореформенной России обер-прокурор Святейшего Синода К.П.Победоносцев в записке, поданной Наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу (будущему Императору Николаю II), так характеризовал преосвященного Михаила: «Это человек прекрасной души, ясного взгляда, ученый, образованный, благочестивый» [1]. Преосвященный Антоний (Храповицкий), вошедший в историю Русской Православной Церкви как один из крупнейших ее деятелей, в речи, произнесенной 22 августа (3 сентября) 1898 года на похоронах своего друга и духовника епископа Михаила (Грибановского), подчеркивал: «Знай же, Таврическая паства, какое сокровище заключено в земные недра под твоим соборным храмом. Эта могила вводит тебя в духовное общение с предстоятелями многих церквей Российских и Восточных, которые бы за счастье почли помолиться и поплакать у этого гроба. И мы знаем, что многие нарочно приедут сюда помолиться за усопшего, которых путь не лежал бы на сию окраину отечества, которые бы никогда и не взглянули на Крым и Симферополь, если бы там не был погребен Преосвященный Михаил» [2].

А вот что вспоминал о преосвященном Михаиле ялтинский священник, учитель и литератор С.Н.Щукин, друживший с А.П.Чеховым:

«Когда чеховский «Архиерей» появился в печати, Ан­тон Павлович говорил, что это его старый, ранее напи­санный рассказ, который он теперь переделал.

Нижесказанное имеет несомненное отношение к рас­сказу.

В кабинете А. П-ча среди карточек писателей, ар­тистов и, может быть, просто знакомых ему людей есть одна довольно необычная. На ней изображен человек в одежде духовного лица и вместе с ним старушка темном простом платье.

История этой карточки такова.

Как-то, еще когда жил на даче Иловайской, А. П-ч вернулся из города очень оживленный. Случайно он увидал у фотографа карточку таврического епископа Михаила. Карточка произвела на него впечатление, он купил ее и теперь дома опять рассматривал и показы­вал ее.

Епископ этот (Михаил Грибановский) незадолго до того умер. Это был один из умнейших архиереев на­ших, с большим характером. Считается он в духовной среде как бы основателем нового, так называемого уче­ного монашества. Помнится, в речах при его погребе­нии это было высказано всенародно. Во всяком случае, преосвященный Михаил имел большое влияние на многих, и, по слухам, почитатели пророчили его в патри­архи русской церкви. Перед тем как приехать в Крым, он жил в Афинах, был там настоятелем нашей посоль­ской церкви.

Лично А. П-ч его не знал.

Преосвященный Михаил был еще не старый, но же­стоко страдавший от чахотки человек. На карточке он был снят вместе со старушкой матерью, верно, какой-нибудь сельской матушкой, вдовой дьякона или дьячка, приехавшей к сыну-архиерею из тамбовской глуши.

Лицо его очень умное, одухотворенное, изможденное и с печальным, страдальческим выражением. Он приник головой к старушке, ее лицо было тоже чрезвычайно своей тяжкой скорбью.

Впечатление от карточки было сильное, глядя на них - мать и сына, - чувствуешь, как тяжело бывает человеческое горе, и хочется плакать.

Помню, когда Чехов показал карточку Горькому, по­следний тоже заинтересовался и воскликнул, рассмат­ривая лицо епископа:

– Какой мужчина, какой мужчина!

А. П–ч расспрашивал о преосвященном Михаиле, потом я ему посылал книжку преосвященного «Над евангелием» – думы покойного епископа по поводу не­которых евангельских речей и событий.

Мысль об архиерее, очевидно, стала занимать А. П–ча.

– Вот, – сказал он как-то, – прекрасная тема для рассказа. Архиерей служит утреню в великий четверг. Он болен. Церковь полна народом. Певчие поют. Архие­рей читает евангелие страстей. Он проникается тем, что читает, душу охватывает жалость ко Христу, к людям, к самому себе. Он чувствует вдруг, что ему тяжело, что он может скоро умереть, что может умереть сейчас. И это его чувство - звуками ли голоса, общей ли напря­женностью чувства, другими ли, невидными и непонят­ными путями - передается тем, кто с ним служит, по­том молящимся, одному, другому, всем. Чувствуя при­ближение смерти, плачет архиерей, плачет и вся цер­ковь.

И вся церковь вместе с ним проникается ощущением смерти, неотвратимой, уже идущей. Преосвященный Петр (архиерей чеховского рассказа) тоже служил прежде за границей, к нему приезжает мать, вдова сельского дьякона, он читает евангелие страстей. О слу­жении его всенощной под вербное воскресенье гово­рится так: «И почему-то слезы потекли у него по лицу. На душе было покойно, все было благополучно, но он неподвижно глядел на левый клирос, где читали, где в вечерней мгле уже нельзя было узнать ни одного че­ловека, и - плакал. Слезы заблестели у него на лице, на бороде. Вот вблизи еще кто-то заплакал, потом дальше кто-то другой, потом еще и еще, и мало-помалу церковь наполнилась тихим плачем».

Если припомним все это, то связь рассказа с карточ­кой преосвященного Михаила и с планом рассказа, о котором говорит Антон Павлович, будет очевидна» [3].

Рассказ «Архиерей», впервые опубликованный в «Журнале для всех» в 1902 году, напечатан в 10-м томе серии Сочинений Полного собрания сочинений и писем (далее – ПССП) А.П.Чехова (ПССП. – Сочинения. – М., 1977. – Т. 10. – С. 186 – 201). В примечаниях к рассказу (Там же. – С. 452 – 462) цитируется часть вышеприведенного отрывка из воспоминаний С.Н.Щукина об А.П.Чехове, отмечается, что их знакомство состоялось в январе 1899 года, приведены сведения, согласно которым время приобретения Чеховым фотокарточки епископа Таврического Михаила и расспросов Чеховым Щукина о нем может быть отнесено к периоду между началом знакомства и днем, когда Щукин отправил Чехову книгу преосвященного Михаила «Над Евангелием», т.е. между январем и 24 апреля 1899 года. В результате авторы делают обоснованный, на наш взгляд, вывод: «Таким образом, 1899 год можно считать временем окончательного сформирования замысла рассказа «Архиерей» и начала работы над ним» (Там же. – С. 454).

В пользу такого вывода можно привести и другие соображения. Соображения наши основаны на материалах изданного в 1911 году биографического очерка о епископе Таврическом Михаиле (Грибановском), написанного, как нам удалось установить, его близким другом и душеприказчиком, смотрителем Симферопольского духовного училища Александром Ивановичем Леонтьевым [4], содержащем обширную и чрезвычайно ценную информацию, которая осталась, увы, вне поля зрения авторов примечаний к ПССП А.П.Чехова.

Итак, из воспоминаний С.Н.Щукина известно, что на фотокарточке, столь поразившей Чехова, изображены епископ Таврический Михаил (Грибановский) со своей старушкой матерью [5].

Книга А.И.Леонтьева (далее – «Биографический очерк») позволяет уточнить и дополнить эту информацию. Из «Биографического очерка» (с. 92 – 123) следует, что преосвященный Михаил епископствовал в Симферополе в 1895 – 1898 годах, но поначалу (с 21 декабря 1895 года по 19 января 1897 года) – как епископ Каширский, викарий Тульской епархии, которого Св. Синод, «ввиду его болезненного состояния, требующего пребывания в теплом климате», командировал в Симферополь «в помощь престарелому Таврическому епископу Мартиниану по управлению епархией» (с. 92), а затем (с 19 января 1897 года по 19 августа 1898 года) – как епископ Таврический и Симферопольский. 19 августа 1898 года преосвященный Михаил скончался от чахотки – болезни, мучавшей и убившей в 1904 году и А.П.Чехова.

«Биографический очерк» позволяет датировать интересующую нас фотографию преосвященного Михаила. А.И.Леонтьев пишет: «Лето 1896 г., с 15 июня по 15 августа, преосвященный Михаил провел на даче около Ялты, на Исаре. Приезжала на все лето и престарелая матушка преосвященного» (с. 102). Тогда, летом 1896 года, в Ялте они вместе, конечно же, и сфотографировались. Стало быть, на фотокарточке изображен преосвященный Михаил, но пока еще епископ не Таврический, а Каширский, викарий Тульской епархии.

Как видим, фотография была сделана незадолго до смерти преосвященного Михаила. И он, и его старушка мать, наверное, догадывались о близком конце – на службу в Симферополь преосвященный Михаил был переведен, как мы помним, в связи с резким ухудшением состояния здоровья. Вероятно, по этой причине они и решили сфотографироваться. Оттого так «чрезвычайны», по определению С.Н.Щукина, их лица, поразившие и А.П.Чехова, и А.М.Горького.

Думается, что вышеприведенные, а также и многие другие факты биографии преосвященного Михаила были хорошо известны Щукину. Ведь он окончил ту же Петербургскую духовную академию, выпускником, преподавателем и инспектором которой был преосвященный Михаил. Благодаря Щукину, эти факты в начале 1899 года стали известны Чехову. А эмоциональное воздействие этой информации, дополняемой впечатлением от фотографии, на наш взгляд, таково, что она не могла не повлиять и на время сформирования у Чехова замысла рассказа «Архиерей», и на образ главного его героя.

Вопрос о прототипе чеховского Архиерея занимает в примечаниях к ПССП А.П.Чехова одно из центральных мест. Авторы примечаний, в частности, пишут: «И.А.Бунин, горячий поклонник «Архиерея», не раз, разумеется, говоривший о нем с Чеховым, сообщал Б.К.Зайцеву: «В «Архиерее» он слил черты одного таврического архиерея со своими собственными, а для матери взял Евгению Яковлевну» (Борис Зайцев. Чехов. Литературная биография. Нью-Йорк, 1954, стр. 257 – 258). Бунин имел в виду епископа таврического Михаила – известного в свое время церковного публициста М.Грибановского. Биография М.Грибановского, отчасти использованная Чеховым, не соответствует, однако, одной из определяющих черт образа Архиерея – «низкому» происхождению: сам он был сыном богатого настоятеля собора (биографический очерк о нем см. в кн.: Епископ Михаил [М.Грибановский]. Над Евангелием. Полтава, 1911). Еще один возможный источник подробностей и деталей в «Архиерее» – дневники и автобиографические записки епископа Порфирия (Успенского) «Книга бытия моего». Ч. 1 – 4. СПб., 1894 – 1896 (см. подробнее: В.Б.Катаев. О прототипе чеховского архиерея. – «Проблемы теории и истории литературы. Сборник статей, посвященный памяти профессора А.Н.Соколова». М., 1971)» (Чехов А.П. ПССП. – Сочинения. – М., 1977. – Т. 10. – С. 460).

В.Б.Катаев в вышеуказанной статье, доказывая, что одним из прототипов чеховского Архиерея был епископ Порфирий, использовал метод сопоставления содержания рассказа «Архиерей» и «Книги бытия моего» Порфирия (Успенского).

А что общего у чеховского Архиерея и преосвященного Михаила (Грибановского)? Чтобы ответить на этот вопрос, предпримем попытку сопоставить чеховский рассказ (далее – «Архиерей») с «Биографическим очерком».

«Архиерей»: «Отец его (Архиерея. – Авт.) был дьякон, дед – священник, прадед – дьякон, и весь род его, может, со времен принятия на Руси христианства, принадлежал к духовенству […]» (Чехов А.П. ПССП. – Сочинения. – М., 1977. – Т. 10. – С. 198).

«Биографический очерк»: преосвященный Михаил, епископ Таврический и Симферопольский, в миру – Михаил Михайлович Грибановский, родился 2 ноября 1856 года в городе Елатьме Тамбовской губернии. И отец его, Михаил Иерофеевич, и отец отца, и отец матери, Фавсты Ермиловны, были священниками (с. 9).

«Архиерей»: «У нее (матери Архиерея. – Авт.) было девять душ детей […]» (С. 188).

«Биографический очерк»: «Всех детей в семействе о. Грибановского было одиннадцать» (С. 9).

«Архиерей»: «Кончив молиться, он (Архиерей. – Авт.) разделся и лег, и тотчас же, как только стало темно кругом, представились ему его покойный отец […]» (С. 188).

«Биографический очерк»: отец М.М.Грибановского, М.И.Грибановский, скончался в 1880 году (С. 9).

«Архиерей»: «Преосвященному медленно, вяло вспоминалась семинария, академия. […] потом постригся в монахи, его сделали инспектором. Потом защищал диссертацию. Когда ему было 32 года, его […] посвятили в архимандриты […]. Тогда же стал болеть, похудел очень, едва не ослеп и, по совету докторов, должен был бросить все и уехать за границу. […] Вспоминалась преосвященному белая церковь, совершенно новая, в которой он служил, живя за границей; вспоминался шум теплого моря» (С. 192 – 193).

«Биографический очерк»: Михаил Грибановский в 1879 году окончил Тамбовскую духовную семинарию, в 1884 – Петербургскую духовную академию, в том же году постригся в монахи, 3 апреля 1888 года защитил магистерскую диссертацию, а неделю спустя, в 32-летнем возрасте, был возведен в сан архимандрита. «Врачи постановили непременным условием не возвращаться в Петербург, и Св. Синод озаботился подысканием для о. Михаила постоянного места служения где-либо на юге. Внимание Св. Синода и К.П.Победоносцева остановилось на Афинах, где имеется русская посольская церковь. И вот, указом Св. Синода от 22 августа 1890 г. о. Михаил увольняется по прошению от должности инспектора Петербургской духовной академии, а 27 августа того же года назначается настоятелем русской посольской церкви в Афинах» (С. 70 – 71).

«Архиерей»: «И вспомнилось ему, как он тосковал по родине […]» (С. 193).

«Биографический очерк»: «К лету 1893 г. он настолько окреп, что мог совершить такое трудное и далекое путешествие, как поездка в Палестину. Но с этого времени в своих письмах он все чаще и чаще говорит о России, о необходимости послужить ей, чаще и чаще высказывает, насколько тяготится он вынужденною бездеятельностью» (С. 76).

«Архиерей»: «Епархиальный архиерей, старый, очень полный, был болен ревматизмом или подагрой и уже месяц не вставал с постели. Преосвященный Петр проведывал его почти каждый день и принимал вместо него просителей» (С. 194).

«Библиографическая справка»: «В тех случаях, когда епархиальный владыка отсутствовал, на преосвященном Михаиле лежали все дела по епархиальному управлению» (С. 99).

«Архиерей»: «- Ваше преосвященство, - проговорила она (племянница Архиерея Катя. – Авт.) тонким голоском, уже горько плача, - дядечка, мы с мамашей остались несчастными … Дайте нам немножечко денег … будьте такие добрые … голубчик!..

Он тоже прослезился и долго от волнения не мог выговорить ни слова, потом погладил ее по голове, потрогал за плечо и сказал:

- Хорошо, хорошо, девочка. Вот наступит светлое Христово воскресение, тогда потолкуем … Я помогу … помогу …

Тихо, робко вышла мать и помолилась на образа» (С. 197).

«Биографический очерк»: «Предчувствуя скорую кончину, Владыка […] сделал необходимые предсмертные распоряжения. Все свои вещи, картины, книги, скудные остатки денежных средств письменно завещал одному из своих друзей (вероятно, А.И.Леонтьеву, смотрителю Симферопольского духовного училища, автору цитируемой книги. – Авт.), словесно же выразил при этом желание, чтобы книги переданы были в Симферопольское духовное училище, наличные имеющиеся остаться деньги, а также имеющиеся получаться от продажи его имущества, должны быть употребляемы на вспомоществование престарелой матери Владыки, причем убежденно сказано было, что и тех ничтожных средств для нее достаточно будет, так как она после его смерти не проживет и трех лет. Действительно, мать преосвященного Михаила умерла в 20-х числах июня 1901 г., спустя немного менее 3-х лет, и денег, оставленных после Владыки и вырученных от продажи его вещей, как раз хватило на ее содержание и погребение» (С. 117).

Как видим, множество фактов биографии преосвященного Михаила (Грибановского) и жизнеописания чеховского Архиерея совпадают. Совпадения эти вряд ли случайны. Следовательно, рассказы С.Н.Щукина А.П.Чехову о преосвященном Михаиле были подробными и запоминающимися. Ведь даже образ матери Архиерея (которая, по воспоминаниям Щукина, была, «верно, какой-нибудь сельской матушкой, вдовой дьякона или дьячка, приехавшей к сыну – архиерею из тамбовской глуши») Чехов, вопреки действительности, списал с его слов.

Лишь об обстоятельствах кончины в 1901 году матери преосвященного Михаила, им предсказанной (кстати сказать, в «Биографическом очерке» приведены и другие факты, свидетельствующие об особом духовном строении и даре прозорливости преосвященного Михаила), А.П.Чехов, наверное, так и не узнал: беседы Чехова со Щукиным о епископе Таврическом происходили, напомним, в начале 1899 года, а «Биографический очерк» издан в 1911 году, семь лет спустя после смерти А.П. Чехова. В противном случае, смеем предположить, конец рассказа «Архиерей» был бы иным…

А имеется ли информация о преосвященном Михаиле в серии Писем Полного собрания сочинений и писем А.П. Чехова? Отчет находим в «Указателях» к этой серии (М., 1983). Здесь читаем: «Архиерей таврический – см. Грибановский М». (С. 46), «Грибановский М. (епископ таврический) – Х, 59, 68, 328, 336» (С. 92). Но на указанных страницах опубликованы 2 письма А.П. Чехова к С.Н. Щукину от 18 и 29 августа 1901 года и примечания к ним; в письмах этих речь идет о здравствовавшем в то время архиерее таврическом. Зная из литературы, что с сентября 1898 года по 1905 год епископом Таврическим и Симферопольским был Николай Зиоров [6], отметим, что в сводный указатель имен к серии Писем Полного собрания сочинений и писем А.П. Чехова следует внести соответствующие исправления.

Литература:

  1. Тальберг Н.Д. Победоносцев. - [М], 2000. - C. 43 - 44.

  2. Таврические епархиальные ведомости. - 1898. - № 18. - С. 1214.

  3. Щукин С.Н. Из воспоминаний об А.П.Чехове // А.П.Чехов в воспоминаниях современников. - [М], 1960. - С. 465 – 466. Сведения о Щукине в примечаниях к указанному сборнику воспоминаний и к ПССП А.П.Чехова схожи и кратки: Щукин (псевдоним Воскресенский) Сергей Николаевич (отец Сергий) (1873-1931), священник и литератор, преподавал в ялтинской церковно-приходской школе, автор воспоминаний о Чехове («Русская мысль». - 1911. - № 10). Известны 4 письма Чехова к Щукину и 7 писем Щукина к Чехову. Дополнительную информацию о Щукине содержат недавно рассекреченные судебно-следственные дела, хранящиеся в архиве Главного Управления Службы Безопасности Украины в Крыму. Из них явствует, что Щукин родился в городе Великий Устюг Вологодской губернии в сентябре 1872 года (а не в 1873, как указано в примечаниях). Окончил Вологодскую духовную семинарию и Петербургскую духовную академию. В Крыму с 1898 года (как, отметим, и Чехов). С 1906 по 1910 год был выслан из Ялты за политическую неблагонадежность. С 1910 года служил в Ялте в Аутской Успенской церкви. В 1906 и 1919 годах предотвращал еврейские погромы. При Деникине и Врангеле спасал от расстрелов коммунистов-подпольщиков. При большевиках чекисты его трижды (в 1921, 1923 и 1924 годах) арестовывали, в 1921 году даже приговорили к расстрелу, но каждый раз освобождали по причине его чрезвычайной популярности и заступничества за него со стороны широкой общественности. Об этом замечательном человеке, «любимце публики г. Ялты», как характеризовал Щукина в 1921 году чекист Матузенко, протоиереем Николаем Доненко подготовлен к печати обстоятельный документальный очерк.

  4. А[лександр] Л[еонтьев]. Преосвященный Михаил (Грибановский), епископ Таврический и Симферопольский (1856-1898). Биографический очерк (с портретом и автографом почившего епископа). - Полтава, 1911. Об атрибуции этой книги см.: Пшенева И., Филимонов С. Кто автор книги о епископе Таврическом Михаиле (Грибановском)? // Брега Тавриды (Симферополь). – 2001. - № 9 (59). - С. 327 - 330.

  5. Изображение фотографии см.: Ханило Л.В. Иконы и кресты А.П.Чехова и его близких в Ялтинском музее // Москва - Крым: Историко-публицистический альманах. - М., 2001. - Вып. 3. - С. 157.

  6. Бельский А.В. Старообрядцы и архиепархия юга Украины в ХVIII - XX веках // Культура народов Причерноморья. - Симферополь, 1997. - № 2. - С. 114.

55




Скачать документ

Похожие документы:

  1. Урок по истории в 9 классе на тему: «Вторая мировая война. 1939 1945 гг. Итоги и уроки»

    Урок
    - сформировать у учащихся представление о самой кровопролитной в истории человечества войне, её участниках, сражениях, итогах, цене победы над фашизмом;
  2. Юбилейные даты 2011 года с неустановленным числом и месяцем

    Документ
    - 260 лет со дня рождения настоятеля Санаксарского монастыря (1803-1817), архитектора, живописца, иконописца Филарета (в миру Былинин Филипп Иванович) (1751-1820)
  3. Российское село второй половины XVII начала XX века в парадигме микроистории (на примере с. Унуевский Майдан)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре истории Отечества федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет имени Н.
  4. Волгоградское муниципальное учреждение культуры (6)

    Статья
    Кузнецова Т.В. Музейная деятельность библиотек: культурная инициатива или социальная закономерность на примере общедоступных библиотек Санкт-Петербурга1

Другие похожие документы..