Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Наблюдение кардиолога по месту жительства- 1 раз в месяц. Консультации кардиолога Окружного кардиологического диспансера – через 2 месяца после операц...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
В условиях современного общества, когда проис­ходит формирование новой системы межнациональных отношений, изучение культурологии особенно актуально, ...полностью>>
'Программа'
Курс «Бортовые спутниковые комплексы дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ)» рассчитан на слушателей, имеющих базовую университетскую подготовку по ...полностью>>
'Программа'
Лица, имеющие высшее профессиональное образование (степень «бакалавр» или квалификацию «специалист») и желающие освоить данную магистерскую программу...полностью>>

Фундаментальные аспекты создания на основе минерала бишофит магний-содержащих лекарственных средств 14. 00. 25 фармакология, клиническая фармакология

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Результаты наших исследований подтверждают данные других авторов [Singewald N., Sinner C., 2004] о формировании депрессивно-подобного и тревожного поведения при дефиците магния. Так, в ходе наших экспериментов было показано, что дефицит магния приводит к достоверному снижению горизонтальной, вертикальной и поисковой активности в тесте открытое поле, уменьшению числа посещений и времени пребывания в открытых рукавах крестообразного лабиринта, увеличению времени пассивного плавания в тесте Порсольта.

После перорального введения изучаемых солей произошла компенсация дефицита магния в плазме крови и эритроцитах, которая сопровождалась снижением тревожности и регрессией проявлений депрессии. В тесте «открытое поле» наибольшую горизонтальную активность продемонстрировали крысы, получавшие Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6 и магне В6. В данных группах этот показатель статистически значимо превосходил горизонтальную активность в 2,7 (р<0,001), 2,6 (р<0,001) и 2,4 раза (р<0,001) соответственно, по сравнению с магний-дефицитными животными. При этом Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6 достоверно отличались как от Mg L-аспарагината, так и Mg хлорида. Уровень горизонтальной активности в группе, получавшей Mg сульфат, был статистически значимо ниже, чем в группах, получавших другие соли магния. Аналогичным образом происходило восстановление вертикальной активности.

Соли магния, вводимые магнийдефицитным животным, приводили к увеличению поисковой активности. Наибольшее число заглядываний в отверстия было зафиксировано у крыс, которые получали Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6. Для этих групп этот показатель был выше, чем у диеты на в 3,8 (р<0,001) и 3,7 раза (р<0,001) соответственно. Данные соли статистически значимо превосходили остальные соединения магния.

Частота актов груминга, которая является критерием комфортного поведения животных в незнакомой обстановке [Калуев А.В., 1998], возрастала после курса лечения солями магния. В группах Mg L-аспарагината в комбинации с витамином В6 и магне В6 этот показатель был максимальным (7,55±0,41 и 5,67±0,47 соответственно). При этом Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 и Mg L-аспарагинат, достоверно превосходили оба препарата сравнения, а Mg хлорид в комбинации с витамином В6 и Mg хлорид были статистически значимо эффективнее Mg сульфата.

Животные, получавшие соли магния, чаще, чем магнийдефицитные, выходили в центр «открытого поля». Лидерами по этому показателю были Mg L-аспарагинат и Mg хлорид, комбинированные с пиридоксином (4,27±0,35 и 4,22±0,49 выходов в центр установки соответственно). При этом были выявлены значимые отличия от группы животных, получавших Mg сульфат, наименее эффективного соединения среди изучаемых солей магния.

В тесте «крестообразный лабиринт» сокращался латентный период пребывания в центре у животных, получавших соли магния. Этот показатель отличался на 59,8% (р<0,01) и 57,9% (р<0,01) для групп Mg L-аспарагината и Mg хлорида в комбинациях с пиридоксином, на 47,9% (р<0,05) для магне В6 и 55% (р<0,05) для Mg сульфата по сравнению с аналогичным периодом для диеты. Латентный период до выглядывания из темного отсека после введения солей магния также восстанавливался. Лидерами по влиянию на данный параметр были Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6 и магне В6. Увеличивалось число посещений темных и светлых отсеков. Удлинялось время пребывания в светлых рукавах лабиринта, особенно в группах солей, комбинированных с пиридоксином. Время нахождения в темных рукавах не изменялось. Количество болюсов уменьшалось, но недостоверно.

В тесте вынужденного плавания увеличивался латентный период до первого эпизода пассивной иммобилизации. Лидерами по этому показателю являлись Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6, которые превосходили группу дефицита на 98,9 и 100,9% соответственно Данные соли отличались от Mg L-аспарагината, Mg сульфата, а Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 – еще и от Mg хлорида. При этом все обозначенные соли и комбинации статистически значимо превосходили Mg сульфат. По сравнению с группой диеты, уменьшалась общая продолжительность периодов пассивной иммобилизации (для группы-лидера магне В6 – на 39,5%), которая характеризует степень депрессивности животных. Обратно пропорционально укорочению периода пассивной иммобилизации увеличивался период активного избегания.

В целом, результаты экспериментов согласуются с данными, полученными другими исследователями [Singewald N. et al., 2004; Bardgett M.E. et al., 2005]. В частности, Singewald N. с соавт. [2004] на модели дефицита магния у мышей выявили увеличение периода иммобилизации в тесте вынужденного плавания, что отражает степень депрессивности магнийдефицитных животных. Кроме того, данные авторы сообщают, что в тесте «открытое поле» мыши с дефицитом магния продемонстрировали повышенную тревожность (совершали меньше посещений центральной зоны, чем контрольные животные).

В литературе обсуждается вопрос о том, какие именно биологические системы/биохимические механизмы вовлечены в патогенез аффективных расстройств и на какие из них действует магний. Существуют различные точки зрения относительно механизма влияния дефицита магния на поведенческие реакции. Так, снижение уровня внеклеточного магния облегчает активацию NMDA-рецепторов [Mayer M.L. et al., 1984], что ведет к повышению возбудимости нейронов в области гиппокампа и голубого пятна [Grunze H., Walden J., 1997]. NMDA-опосредованная гиперактивность, как полагают Shiekhattar R. и Aston-Jones G. [1992], является одной из составляющих патогенеза депрессий. Поэтому антагонисты NMDA-рецепторов или высокие дозы солей магния могут проявлять антидепрессантную активность [Decollogne S. et al., 1997; Poleszak E. et al. 2004] и анксиолитический эффект [Poleszak E. et al. 2004]. Дефицит магния влияет также на баланс моноаминов в головном мозге, таких, как катехоламины и серотонин [Kantak K.M., 1988]. Согласно литературным данным, магний приводит к уменьшению ночной секреции кортиколиберина и, соответственно, кортизола, а значит и к снижению активности гипоталамо-гипофизарной системы как при внутривенном [Murck H., Steiger A., 1998], так и при пероральном введении [Held K. et al., 2002]. Вероятно, это также может являться дополнительной составляющей в антидепрессантоподобном механизме действия солей магния, т.к. при депрессиях часто фиксируется повышение активности гипоталамо-гипофизарной системы [Holsboer F., 2000]. McCoy M.A. с соавт. [2000] сообщают, что при дефиците магния наблюдается изменение содержания 3,4-дигидроксифенилаланина и дигидроксифенилалниновой кислоты в полосатом теле и дофамина в коре и мозжечке.

В экспериментах исследуемые соли магния проявили наибольшую активность в комбинации с пиридоксином. Гомеостаз магния и пиридоксина тесно взаимосвязаны. С одной стороны, пиридоксин вероятно способствует транспорту магния в клетку и его депонированию, с другой – магний активирует пиридоксалькиназу [Planells E. et al., 1997]. Пиридоксин также участвует в реакциях синтеза многих нейромедиаторов (серотонина, норадреналина, дофамина, ГАМК) [Dakshinamurti K. et al., 1988; Guilarte T.R., 1989; Viswanathan M. et al., 1988]. Этим можно объяснить тот факт, что в исследованиях соли комбинированные с витамином В6, проявили максимальный эффект.

Таким образом, в ходе исследований было подтверждено, что дефицит магния у крыс приводит к депрессивно-подобному поведению и повышенной тревожности. При введении солей магния у магнийдефицитных животных в тесте «открытое поле» происходило восстановление поисковой активности и снижение тревожности, что проявлялось в более частом посещении центральной части установки, увеличении частоты актов груминга. В тесте «крестообразный лабиринт» под действием солей магния уменьшалась продолжительность латентного периода до выглядывания из темного отсека, увеличивалось число посещений темных и светлых рукавов лабиринта. В тесте вынужденного плавания увеличивался латентный период до первого эпизода пассивного плавания, уменьшалось время пассивной иммобилизации, что также говорит о антидепрессантоподобном эффекте солей магния. При этом лидерами по большинству показателей оказались Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6, которые по эффективности оказались сопоставимы с препаратом сравнения магне В6 и значительно превзошли Mg сульфат.

Магний важен для регуляции обмена нейромедиаторов и модулирования функции рецепторов в ЦНС, в том числе ответственных за формирование депрессивно-подобного и тревожного поведения у животных [Singewald N. et al., 2004]. Рядом авторов было показано, что при дефиците магния изменяется чувствительность к действию фенамина [Holl J.E. et al. 1978] и серотонина [Bac P. et al., 1994]. Что касается уровня медиаторов в ЦНС у магнийдефицитных животных, то мнения ученых по этому поводу расходятся. Chutkow J.G. [1979] показал, что при дефиците магния уровень моноаминов (норадреналина, 5-гидрокситриптофана и дофамина) не изменяется, по сравнению с контролем. Согласно исследованиям Amyard N. с соавт. [1995], в мозговой ткани мышей с генетически обусловленной гипомагнезиемией уровень норадреналина был достоверно выше, чем у контрольной группы и мышей с генетически обусловленной гипермагнезиемией, в то время как концентрация серотонина и дофамина во всех трех группах была примерно одинаковой.

В данной серии исследований было показано, что содержание животных на безмагниевой диете сопровождалось снижением концентрации магния в некоторых структурах головного мозга и изменениями показателей нейрофармакологических тестов. Содержание магния во фронтальной коре, гиппокампе и стриатуме недостоверно снижалось на 7,617,781%, 57,1222,173% и 14,8632,970% соответственно, тогда как изменение содержания магния в гипоталамусе было незначительным.

При оценке фенаминовой стереотипии у магнийдефицитных животных отмечено уменьшение длительности латентного периода в среднем на 14,89% и достоверное увеличение длительности фенаминовой стереотипии в среднем на 19,44%, по сравнению с интактными крысами. При изучении гиперкинеза, вызванного 5-окситриптофаном, в группе магниевого дефицита наблюдалось снижение выраженности его проявления вдвое (p<0,05). При введении ареколина у магнийдефицитных животных происходило статистически значимое увеличение латентного периода в среднем на 164,33%, а также уменьшение длительности тремора в среднем на 40,13% (p<0,05), по сравнению с интактными крысами. По влиянию на судорожный эффект никотина, а также на гипотермические эффекты клофелина и апоморфина достоверных различий между интактной группой и магнийдефицитными животными обнаружено не было.

Тот факт, что в проведенных исследованиях в группе дефицита магния наблюдалось усиление фенаминовой стереотипии, согласуется с данными, полученными Holl J.E. с соавт. [1978]. Они показали, что уже на 11 день магнийдефицитной диеты крысы были более чувствительны к действию D-амфетамина: у данной группы животных LD50 для D-амфетамина снизилась в 2 раза, по сравнению с интактным контролем. Данный феномен может объясняться усилением синтеза и накопления норадреналина в ЦНС у животных с врожденным дефицитом магния [Amyard N. et al., 1995].

el-Beheiry H. и Puil E. [1990] исследовали способность нейронов реагировать на вводимые ионофорезом медиаторы в среде, содержащей низкие концентрации магния. Эффекты ацетилхолина дозозависимо подавлялись при снижении содержания магния в омывающей клетки жидкости [el-Beheiry H., Puil E., 1990]. По мнению Bloc A. [1999] дефицит магния приводит к достоверному снижению уровня ацетилхолина в мозговой ткани, особенно в полосатом теле, мозжечке, промежуточном мозге. Возможно, с этим связана меньшая выраженность тремора при введении ареколина магнийдефицитным животным, по сравнению с группой контроля.

Полученные результаты экспериментов согласуются с литературными данными, согласно которым при дефиците магния происходит снижение интенсивности аудиогенных судорог у животных при введении 5-гидрокситриптофана (5-HT). В частности, Bac P. c соавт. [1994] изучал различные аспекты серотонинергической нейротрансмиссии и показал, что ниаламид и флуоксетин снижают выраженность судорог у магнийдефицитных животных.

В данных исследованиях в условиях компенсации уровня магния в организме магнийдефицитных животных наблюдалось восстановление показателей нейрофармакологических тестов. Отмечалось уменьшение длительности фенаминовой стереотипии в группе животных, получавших магне В6, в среднем на 39,78% (p<0,05), Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6 – на 30,84% (p<0,05) и 26,46% (p<0,05) соответственно, Mg хлорид – на 21,62% (p<0,05) и Mg L-аспарагинат – на 20,17% (p<0,05), по сравнению с магнийдефицитными животными. При этом отличия от группы магне В6 были достоверны для большинства солей, кроме Mg хлорида, а комбинация Mg L-аспарагината с витамином В6 достоверно превосходила по активности Mg L-аспарагинат.

При оценке влияния на гиперкинез, вызванный введением 5-гидрокситриптофана, отмечено увеличение выраженности его проявления в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида в комбинациях с витамином В6 в среднем в 2,5 (p<0,05) и 2 раза (p<0,05) соответственно, в группах Mg L-аспарагината и Mg хлорида – в среднем в 1,5 раза, магне В6 – в 0,8 раза, по сравнению с группой магниевого дефицита. Статистически значимых различий между группами, получавшими соли магния, обнаружено не было.

При введении ареколина во всех группах, получавших соли магния, отмечено достоверное уменьшение длительности латентного периода, по сравнению с магнийдефицитными животными: в группах Mg хлорида и его комбинации с витамином В6 – на 71,04% и 78,67% соответственно; в группах Mg L-аспарагината и его комбинации с витамином В6 – на 75,29% и 75,24% соответственно; для магне В6 – на 73,65%. По влиянию на ареколиновый тремор наибольшую эффективность проявили группы Mg хлорида и его комбинации с витамином В6 – длительность тремора увеличилась на 27,12% и 33,47% соответственно, по отношению к животным с дефицитом магния. Для групп Mg L-аспарагината и его комбинации с витамином В6, а также магне В6 данные изменения составили – 24,83%, 24,64% и 20,34% соответственно.

По мнению Mayer M. с соавт. [1984], низкие внеклеточные концентрации магния облегчают активацию NMDA-рецепторов, что приводит к повышенной возбудимости нейронов. С другой стороны, активность данного вида рецепторов потенциал зависимо [Morris R.M., 1992] блокируется ионами магния. In vitro эта блокада вызывается при концентрации Mg2+ равной 1 мМ, что соответствует уровню магния в спинномозговой жидкости и плазме крови [Morris R.M., 1992]. Известно, что NMDA-рецепторная система вовлечена в патофизиологию депрессивных состояний [Skolnick P., 2002]. Этим объясняется способность антагонистов NMDA-рецепторов (магния, цинка) оказывать антидепрессанто-подобный эффект [Bergman R.M. et al., 2000; Decollogne S. et al., 1998; Murck H., 2002].

Возможно, что магний модулирует активность серотонинергической медиаторной системы опосредованно, так как, по мнению некоторых авторов [Poleszak E., 2006], повышает активность триптофангидроксилазы. Эти факты свидетельствуют о ведущей роли серотонинергических механизмов в антидепрессанто-подобной активности магния.

Таким образом, магнийдефицитная диета потенциирует показатели фенаминовой стереотипии, ослабляет гиперкинез, вызванный 5-окситриптофаном и ареколином. При этом чувствительность магнийдефицитных и интактных животных к действию малых доз апоморфина и клофелина достоверно не различалась. Компенсация уровня магния в организме животных приводит к восстановлению вышеуказанных изменений до показателей у контрольных животных. При этом в большинстве случаев (влияние на фенаминовую стереотипию; гиперкинез, вызванный триптофаном; ареколиновый тремор) прослеживается тенденция к большей эффективности солей магния в комбинации с пиридоксином.

Роль дефицита магния в формировании судорожной готовности

Магний играет важную роль в формировании судорожной готовности. Так в ряде исследований описаны генерализованные тонико-клонические судороги у больных с изолированной идиопатической гипомагнезиемией [Dharnidharka V.R., Carney P.R., 2005]. С другой стороны, у больных эпилепсией детей часто наблюдается гипомагнезиемия, имеющая положительную корреляцию с тяжестью течения заболевания [Benga I. et al., 1985]. Проблема коррекции обмена магния у больных эпилепсией актуальна еще и потому, что при терапии антиконвульсантами, в частности, фенобарбиталом, гексамидином, дифенином, может возникать гипомагнезиемия [Bonuccelli U. et al., 1982; Christiansen C. et al., 1974; Steidl L. et al., 1987; Yassa R., Schwartz C., 1984].

В экспериментальных исследованиях Lopiano L. с соавт. [1989] установили большую интенсивность судорог, вызванных коразолом, уже в первые дни магнийдефицитной диеты. С другой стороны, в исследованиях Maurois P [2001] был продемонстрирован положительный эффект солей магния.

В данных исследованиях снижение уровня магния в плазме и эритроцитах сопровождалось изменением судорожного порога. На 7 неделе магнийдефицитной диеты у крыс отмечалось повышение судорожной готовности на 30% при снижении пороговой дозы коразола с 79,20 (72,96÷85,97) мг/кг до 49,48 (47,57÷51,47) мг/кг, по сравнению с группой контроля (табл. 2). В дозе коразола 80 мг/кг у магнийдефицитных животных происходило укорочение периода до первого вздрагивания на 33,6% (p<0,05) и уменьшение времени до первого эпизода клонических судорог на 32,6% (p<0,05).

В литературе давно дискутируется роль дефицита магния в патогенезе судорог различной этиологии. Так, Derchansky M. с соавт. [2004] разработал модель, воспроизводящую судорожную активность в клетках гиппокампа in vitro, основанную на низком уровне магния в искусственной спинномозговой жидкости. При этом противосудорожную активность в рамках этой модели проявили вальпроаты и бензодиазепины. Swartzwelder H.S. с соавт. [1988] показали, что решающую роль в снижении судорожного порога при низком содержании магния in vitro играет угнетение ГАМК-ергического контроля. В проведенных исследованиях активность солей магния изучалась на модели судорог, вызванных введением коразола, механизм действия которого обусловлен блокадой хлорного канала ГАМКА-рецепторного комплекса [Воронина Т.А., Неробкова Л.Н., 2005; Куценко С.А., 2002]. Maurois P. с соавт. [2001] описал у магнийдефицитных мышей большую выраженность судорог, спровоцированных интенсивной звуковой стимуляцией. При данной патологии он отметил положительный эффект как классических противоэпилептических препаратов (в том числе и тропных к ГАМК-рецепторам), так и Mg хлорида, Mg лактата, Mg пидолата и Mg ацетилтаурината.

Таблица 2. Влияние солей магния (50 мг элементарного магния на кг массы тела) на пороговую дозу коразола (мг/кг) у крыс в условиях алиментарного дефицита магния

Изучаемый препарат

TID16

(M-m÷M-m)

TID50

(M-m÷M-m)

TID84

(M-m÷M-m)

Интактная группа

69,60

(64,12÷75,56)

79,20

(72,96÷85,97)

90,11

(83,01÷97,82)

Диета

35,27

(33,91÷36,69)

49,48

(47,57÷51,47)

69,42

(66,74÷72,21)

Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6

63,63

(56,41÷71,77)

83,19

(73,75÷93,84)

108,77

(96,42÷122,68)

Mg хлорид в комбинации с витамином В6

59,41

(52,79÷66,85)

81,15

(72,12÷91,32)

110,85

(98,51÷124,74)

Mg L-аспарагинат

57,30

(53,95÷60,86)

74,95

(70,57÷79,60)

98,02

(92,29÷104,11)

Mg хлорид

58,59

(50,65÷67,78)

79,32

(68,57÷91,75)

107,37

(92,82÷124,20)

магне В6 (Mg лактат дигидрат в комбинации с витамином В6)

55,02

(51,45÷58,83)

72,55

(67,85÷77,58)

95,67

(89,47÷102,30)

Mg сульфат

55,37

(51,27÷59,79)

73,27

(67,84÷79,13)

96,96

(89,78÷104,72)

Примечание: TID (threshold increased dose) – доза коразола, вызывающая судороги интенсивностью 4 балла у 16, 50 и 84% животных.

В данных исследованиях (табл. 2) компенсация дефицита магния сопровождалась изменением пороговой дозы коразола, вызывающей судороги в 50% случаев. В зависимости от увеличения (восстановления) пороговой дозы коразола (TID50), снизившейся во время диеты, изучаемые соли могут быть ранжированы следующим образом: Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 [83,19 мг коразола/кг] ≥ Mg хлорид в комбинации с витамином В6 [81,15 мг коразола/кг] ≥ Mg хлорид [79,32 мг коразола/кг] > Mg L-аспарагинат [74,95 мг коразола/кг] > Mg сульфат [73,27 мг коразола/кг] > магне В6 [72,55 мг коразола/кг].

Таким образом, наибольшую противосудорожную активность в проведенных исследованиях продемонстрировали соли магния в комбинации с витамином В6 (Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6), которые заметно превзошли оба препарата сравнения (Магне В6 и Mg сульфат). Существуют литературные данные, свидетельствующие о том, что дефицит пиридоксина сам по себе может приводить к судорожному синдрому у детей [Goutieres F., Aicardi J., 1985].

Дефицит магния и атеросклероз

Дефицит магния является одним из условий возникновения таких ассоциированных с атеросклерозом патологий, как дисфункция эндотелия и тромбоз [Maier J.A. et al., 2004]. С другой стороны, дефицит магния является одним из звеньев в патогенезе нарушения метаболизма липидов, что проявляется, в том числе, изменением их содержания в крови и повышенным риском атерогенеза. Согласно литературным данным [Abraham G.E., Grewal H., 1990; Gueux E. et al., 1991; Harris M.N. et al. 1988; Peacock J.M. et al., 1999; Takeda R., 2001], магний является природным гиполипидемическим фактором. Takeda R. с соавт. [2001] отмечали, что у магнийдефицитных животных увеличивается уровень липопротеинов низкой плотности и триглицеридов и снижается концентрация липопротеинов высокой плотности. При этом указанные изменения имели прямопропорциональную зависимость от содержания магния в рационе.

В данном исследовании снижение уровня магния в плазме и эритроцитах сопровождалось повышением уровня триглицеридов на 35,2% (p<0,0001), общего холестерина – на 38,7% (p<0,0001), ЛПНП – в 4 раза (p<0,0001), индекса атерогенности – в 3 раза (p<0,0001), снижением концентрации ЛПВП – на 28,7% (p<0,0001), по сравнению с группой контроля. Содержание аполипопротеина А1 уменьшилось на 48,7% (p<0,001), а липопротеина В – выросло на 74,1% (p<0,001) (табл. 3). При этом между концентрацией атерогенной фракции липопротеинов и магнием в эритроцитах была обнаружена прямая отрицательная зависимость. Полученные данные свидетельствуют о нарушении липидного состава крови, а, следовательно, и о повышенном риске атеросклеротического поражения сердечно-сосудистой системы у магнийдефицитных животных.

Наиболее явное влияние дефицита магния на липиды плазмы – повышение уровня триглицеридов [Rayssiguier Y. et al., 1981; Gueux E. et al., 1991; Nassir F. et al., 1995]. Важная характеристика магний-дефицитной гиперлипидемии – повышение липопротеинов с высоким содержанием триглицеридов и снижение концентрации липопротеинов высокой плотности [Gueux E. et al., 1991]. Увеличение липопротеинов с высоким содержанием триглицеридов связано со значительным увеличением в плазме концентрации аполипопротеина B [Nassir F. et al., 1995]. Снижение липопротеинов высокой плотности сопровождается соответствующим снижением в плазме аполипопротеина E и A1. В работе Gueux E. и соавт. [1984] сообщается о снижении активности липопротеинлипазы, печеночной липазы и лецитин-холестерол ацетилтрансферазы.

Параллельно с восстановлением уровня магния в плазме крови и эритроцитах, происходила нормализация липидного статуса животных. Содержание триглицеридов сыворотки крови наиболее выраженно снижалось у крыс, получавших Mg хлорид в комбинации с витамином В6 (0,60±0,03 мМ/л) и препарат сравнения магне В6 (0,60±0,03 мМ/л), в среднем на 30%, по сравнению с магнийдефицитными животными (p<0,05). При этом Mg хлорид в комбинации с витамином В6 по действию на данный показатель был (p<0,05) эффективнее, чем Mg L-аспарагинат (0,70±0,03 мМ/л).

Концентрация общего холестерина в сыворотке крови снизилась, по сравнению с диетой, и статистически значимо не отличалась от контрольных значений. При этом Mg сульфат продемонстрировал достоверно менее выраженное влияние на уровень общего холестерина (2,00±0,04 мМ/л), по сравнению с солями-лидерами – Mg хлоридом в комбинации с витамином В6 (1,79±0,04 мМ/л), магне В6 (1,85±0,05 мМ/л) и Mg L-аспарагинатом в комбинации с витамином В6 (1,86±0,03 мМ/л). Также были выявлены статистически значимые различия между Mg хлоридом и его комбинацией с витамином В6.

У животных, получавших соли магния, выявлен более высокий (р<0,0001), чем у магнийдефицитных, уровень ЛПВП и аполипопротеина А1. При этом концентрация ЛПВП в группе Mg сульфата была статистически значимо ниже, чем в других группах, получавших соли. Наибольшее содержание аполипопротеина А1 было зафиксировано в группах, получавших Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6 (на 111,7% (р<0,0001) и 84,2% (р<0,001) выше, чем в диетной группе, соответственно). Уровень аполипопротеина А1 в группе Mg L-аспарагината в комбинации с витамином В6 превосходил аналогичный показатель для группы Mg сульфата на 33% (р<0,01).

После введения изучаемых солей происходило возвращение к норме уровня ЛПНП. Наименьшие концентрации были обнаружены в группах солей, комбинированных с пиридоксином. При этом отмечались следующие межгрупповые различия: в группе Mg сульфата уровень ЛПНП (0,63±0,05 мМ/л) был достоверно выше, чем в группах других солей; Mg хлорид (0,50±0,04 мМ/л) отличался (р<0,05) от лидера – Mg хлорида в комбинации с витамином В6 (0,33±0,02 мМ/л). Параллельно со снижением ЛПНП, в группах, получавших соли магния, уменьшилось содержание в крови аполипопротеина В.

Индекс атерогенности оказался минимальным в группах, получавших Mg хлорид и Mg L-аспарагинат в комбинациях с витамином В6 и магне В6 (ниже, чем в диетной группе на 73,3% (р<0,0001), 68,1% (р<0,0001) и 70% (р<0,0001) соответственно). В группе Mg хлорида данный показатель был выше, чем в группе Mg хлорида в комбинации с пиридоксином, но ниже, чем у животных, получавших Mg сульфат.

Таким образом, в ходе данной серии исследований установлено, что дефицит магния приводит к повышению уровня триглицеридов, ЛПНП, общего холестерина, аполипопротеина В, индекса атерогенности и снижению концентрации ЛПВП. В результате лечения солями магния происходит нормализация уровня триглицеридов, общего холестерина, ЛПВП, аполипопротеина A1 и снижается концентрация ЛПНП, аполипопротеина В, индекса атерогенности. При этом комбинированные с пиридоксином соли магния обладали большим гиполипидемическим действием. По большинству показателей исследуемые соли магния статистически значимо превосходили препарат сравнения Mg сульфат и не уступали комбинированному препарату магнеB6.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Юрий Андреевич Андреев Три кита здоровья Предисловие к 14-му официальному изданию

    Документ
    А между тем первое издание этой книги увидело свет в марте 1991 года, всего-то восемь лет назад! Да, я понимаю, что некоторые ведут отсчет этому изданию с маленькой статьи, которая появилась в журнале "Нева" в 1988 году
  2. Книга состоит из двух чвстей. Впервой книге Ю. П. Батулин делится с читателем своими мыслями о природе самоисцеления и биоинформационных возможностях человеческого организма,

    Книга
    «Уважаемый читатель, предлагаем Вашему вниманию замечательную книгу Юрия Павловича Батулина – парапсихолога, научного сотрудника Национального научно-исследовательского центра оборонных технологий и военной безопасности Украины, главного

Другие похожие документы..