Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Понимать сущность рационального выбора, отличие реальных и номинальных доходов семьи. Знать определения – рациональный потребитель, полезность, кредит...полностью>>
'Реферат'
Заслужений лікар України, доктор медичних наук, старший науковий співробітник, завідувач відділу мікрохірургії та відновного лікування наслідків трав...полностью>>
'Документ'
Человечество занимается разведением цветочных и декоративных растений с давних времен и на протяжении всей истории непрерывно улучшает сорта, выводит...полностью>>
'Конкурс'
Региональный конкурс водных проектов старшеклассников проводится в Мурманской области с 2004 года по соглашению с АНО «Институт консалтинга экологиче...полностью>>

И Олега Лекманова Предисловие и примечания Олега Лекманова

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

АКМЕИЗМ В КРИТИКЕ

(1913 – 1917)

Составление Александры Чабан и Олега Лекманова

Предисловие и примечания Олега Лекманова

СОДЕРЖАНИЕ

Олег Лекманов Акмеизм в зеркале критики

Пролог

1912

<Без подписи> «Цех Поэтов»

<Ц.> Литература, книги, писатели (отрывок)

Н. В. Недоброво Общество ревнителей художественного слова в Петербурге (отрывок)

И. Ивич Цех поэтов

А-ми Заметки любителя стихов. О самых молодых поэтах

<Без подписи> Новости литературного мира

А. Рославлев Бумажные цветы

Валерий Брюсов Сегодняшний день русской поэзии (50 сборников стихов 1911 – 1912 гг.) (отрывки)

Н. С. Гумилев Письма о русской поэзии. Сергей Городецкий. Ива. Пятая книга стихов. Изд. Шиповник. СПб., 1913 г. (отрывок)

Виктор Ховин Литературная неделя. «Гиперборей». Ежемесячник стихов и критики. № 1, октябрь 1912. СПб. Ц. 25 к. (отрывки)

<Без подписи> Новости литературного мира

<Без подписи> Новости литературного мира

Л. Аркадский Литературные отголоски

Как убивают поэзию. Несколько цитат Арк. Бухова

Андрей Левинсон «Гиперборей» (Ежемесячник молодой поэзии)

<Без подписи> Сергей Городецкий. Ива. изд. Шиповник. СПБ. 1913. Ц. 2р.

<Без подписи> М. Зенкевич. «Дикая порфира». Изд. Цеха поэтов. СПб. 1912. Ц. 90 к.

<Без подписи> Владимир Нарбут. Аллилуйа. Стихи. С портретом автора работы М. Чемберс-Билибиной. Изд. Цеха поэтов. СПб. 1912. Ц. 75 к. Владимир Нарбут. Любовь и любовь. 3-я книга стихов. СПб. 1913. Ц. 10 к. (in 64o)

<Без подписи>. Анна Ахматова. Вечер. Стихи. С предисловием М.Кузмина. С фронтисписом Евгения Лансере. СПб. 1912. Ц.90к.

Мимоза Аполлон-сапожник

Л. Символизм и акмеизм

С. И. Символизм и акмеизм

И. К. Символизм и акмеизм (Лекция Сергея Городецкого в подвале «Бродячей собаки»)

1913 – 1917

<Без подписи> Русская литература (отрывок)

И. В. Игнатьев Литературные тени. О «поэзии дня». О «цехе поэтов»

<Без подписи> Книжные новости

Николай Гумилев Наследие символизма и акмеизм

Сергей Городецкий Некоторые течения в современной русской поэзии

Георгий Иванов Стихи в журналах 1912 г. (отрывок)

<Без подписи> <Сообщение о лекции С. Городецкого «Символизм и акмеизм»>

М. Неведомский Еще один год молчания. Наша художественная литература в 1912 г. (отрывок)

<Без подписи> В Литературном обществе (отрывок)

<А. Б.> Русская литература в 1912 году (отрывок)

Владимир Львов-Рогачевский Без темы и без героя (отрывок)

В. Буренин Критические очерки. I. Критики-модерн

И. В. Игнатьев Литературные тени. О «поэзии дня». О «цехе поэтов». О «кубизме», «эго-футуризме» и «футуризме»

<Без подписи> Литературная хроника

<Без подписи> <О манифестах Н. Гумилева и С. Городецкого>

<Без подписи> Сообщение о лекции С. Городецкого

Д. Философов Акмеисты и М. П. Неведомский

И. В. Игнатьев Литературные тени. XIII. О «поэзии дня». О «Цехе поэтов»

А. Редько По поводу заметки г. Философова об «акмеизме»

В. Львов-Рогачевский Символисты и адамисты

<Анчар> Акмеисты

Д. Левин Наброски

Д. Левин Наброски

Н. Агнивцев Маленький фельетон. «Двухнедельные пророки»

Н. Гиляровская Новое литературное течение

<Без подписи> Новости литературного мира

Эръ Отголоски дня

<Без подписи> «Искусство наших дней» (лекция Ф. К. Сологуба) (отрывок)

В. Львов-Рогачевский Переливание крови (по поводу лекции Ф. К. Сологуба) (отрывок)

Владимир Гиппиус Литературная неделя. Что случилось? (отрывок)

Н. С – iй Литературное обозрение

И. К. Футуристы или аферисты (отрывок)

Н. С. Гумилев Письма о русской поэзии. Вячеслав Иванов. Нежная Тайна

Владимир Гиппиус Литературная неделя. Литературная суета

И. Игнатов Литературные отклики. Новые поэты. «Акмеисты», «адамисты», «эго-футуристы»

<Без подписи> Новости литературы и искусства. Литературная хроника

Валерий Брюсов Новые течения в русской поэзии. Акмеизм

<Без подписи>. Акмеизм-адамизм

Б. С-въ Замерзающий Парнас

<Без подписи> Литературный диспут

<Без подписи>. Диспут о литературе

<Дий Одинокий> Из записных книжек

Георгий Фэхтнер Неунывающие футуристы

А. Долинин «Акмеизм»

<Без подписи> Новости литературного мира

Л. Львовский Новый Кольцов

Владимир Нарбут В. Н. Крачковский. Стихотворения. Спб. 1913 г. В. Курдюмов. Пудренное сердце. Стихи. Спб. 1913 г. Н. С. Поздняков. Облетевшие мысли. Спб. 1913 г. Петр Погодин. Стихи. Изд. «Тв-ва Наш век». Спб. 1913 г. Франсис Жамм. Стихи и проза. Переводы И. Эренбурга и Е. Шмидт. Предисловие автора. Москва. 1913 г. (отрывок)

<Без подписи> О литературном цехе

Б. Э. Искусство и литература. Memento

Андрей Полянин В поисках пути искусства

Владимир Гиппиус Литературная неделя. Русская хандра (Игорь Северянин. Громокипящий кубок. Поэзы. Предисловие Федора Сологуба. К-во «Гриф») (отрывок)

<Н. Г.> «Акмеизм» в «Заветах»

Е. Кускова Сказка о слове, девушке и бирюльках (отрывок)

Виктор Ховин Модернизированный Адам

Владимир Львов-Рогачевский Символисты и наследники их (отрывок)

А. Редько У подножия африканского идола. Символизм. Акмеизм. Эго-футуризм (отрывок)

В. Г. Голиков Бесслезные глаза

В. Шершеневич Письмо в редакцию «Петербургского глашатая»

И. Накатов Балаганчик

А. Измайлов Литературное обозрение (отрывок)

Анатолий Луначарский Молодая французская поэзия (отрывки)

И. Игнатьев Эгофутуризм (отрывок)

Виктор Ховин Письмо в редакцию

Вадим Шершеневич За полгода

И. Казанский Наши акмеисты

А. Измайлов Литературное обозрение (отрывки)

Вадим Шершеневич Литературные тени. Грааль-Арельский. Летейский берег. «Цех поэтов». СПб. 1913. 70 к.

Семен Дмитриевич Бессилие современной критики (заметки библиографа) (отрывок)

Жан Шюзвиль Поэты. Футуризм. Акмеизм. Адамизм и проч.

И. Эренбург Заметки о русской поэзии

<Без подписи> Отзывы о книгах

<Без подписи> Вечер поэзии К. Д. Бальмонта

Вадим Шершеневич Футуризм без маски. Компилятивная интродукция (отрывок)

<Н. Г.>. Литературный 1913 год (отрывки)

Сергей Городецкий Посвящение <к сборнику «Цветущий посох: вереница восьмистиший»>

<Без подписи> Русская литература (отрывок)

Н. С. Гумилев. Письма о русской поэзии. Осип Мандельштам. Камень

Дмитрий Философов Немецкий романтизм и русская культура (отрывок)

<Без подписи>. В литературном обществе

М. Мурашев В литературном обществе (заседание 10-го января)

<Без подписи> Творчество Бальмонта (отрывки)

<Щ.> Искусство и жизнь (лекция Г. Чулкова) (отрывок)

<Л. М.> Доклад Чулкова об искусстве

<Без подписи>. Творчество Бальмонта (отрывки)

А. Бурнакин К толкам о будущем (отрывки)

А. Дейч В стане разноголосых (отрывки)

<Без подписи> Хроника

Владислав Ходасевич Русская поэзия. Обзор (отрывок)

Рем Литературный диспут

Дмитрий Философов Незаконченный спор (о споре в религиозно-философском обществе) (отрывок)

<Без подписи> «Пробуждаемся мы или нет?» (отрывок)

В. Львов-Рогачевский Из жизни литературы. В лагере символистов (отрывки)

<Без подписи> Лекция Георгия Чулкова

<Без подписи> В Литературном обществе. Символизм и критика (отрывок)

<Без подписи> В Литературном обществе

<Без подписи> В Литературном обществе

<Без подписи> В литературном обществе

<Без подписи> В Литературном обществе

<Пессимист> Игра в литературу

<Без подписи> В «Цехе поэтов»

Корней Чуковский Лица и маски (отрывок)

П. Пиш В борьбе за землю

Иванов-Разумник Вечные пути (Реализм и романтизм) (отрывки)

Давид Бурлюк, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц, Владимир Маяковский, Игорь Северянин, Виктор Хлебников. Идите к черту! (отрывок)

Д. Тальников «Символизм» или реализм? (отрывок)

<Агасфер> В «Литературке»

<Без подписи> Литературное общество

<Без подписи> Акмеисты, футуристы, стилизаторы и пр.

Сергей Бобров Анна Ахматова. Четки. Сборник стихов. К-во «Гиперборей». СПБ. 1914

<Без подписи> Новости литературного мира

Вяч. Полонский Случайные заметки об Эртелевом переулке, о сатире, о звонкой монете и о г.г. Городецком и Гумилеве

Н. С. Гумилев Письма о русской поэзии. Сергей Городецкий. Цветущий посох

Борис Садовской Конец акмеизма

Сергей Городецкий Литературная неделя. Стихи в «Аполлоне» (о войне)

Петр Отшельник Раздумья и недоуменья Петра Отшельника (отрывок)

П. Гурьев Итоги русской символической поэзии (отрывок)

Корней Чуковский «Цветущий посох»

Сергей Бобров Русская поэзия в 1914 году (отрывки)

<Без подписи> Развенчиваемый герой нашего времени (отрывок)

<Без подписи> «Четверг» в литературно-артистическом клубе

Георгий Чулков Оправдание символизма (отрывок)

Л. Берман Мушка на щеке (к вопросу о конкретности в искусстве)

М. Моравская Волнующая поэзия

Иннокентий Оксенов Взыскательный художник. О творчестве современном и грядущем

Сергей Городецкий Поэзия, как искусство

Н. С. Гумилев Н.С. Письма о русской поэзии. Осип Мандельштам. Камень. Изд. 2-е

В. Жирмунский Преодолевшие символизм

<Б. Э.> В литературном мире. (Доклад о новой поэзии)

Л. Гроссман Гиперборейцы

Лариса Рейснер Краткий обзор нашей современной поэзии (акмеизм)

Д. Выгодский Поэзия и поэтика (Из итогов 1916 г.) (отрывки)

Эпилог

Осип Мандельштам Утро акмеизма

Указатель имен

АКМЕИЗМ В ЗЕРКАЛЕ КРИТИКИ

Вспомним банальную, почти стертую метафору: всем известно, что Колумб вовсе не собирался открывать Америку, он искал наиболее удобный и короткий путь по морю в Индию.1 Эта первоначальная цель задала направление его пути, который, в конечном счете, привел Колумба к берегам неизвестного материка.

Сходным образом, как правило, обстоит дело с принадлежностью того или иного автора к тому или иному литературному направлению. Задумывая свой текст, автор стремится в «Индию», путь в которую, как вектором, указывается ему литературным направлением. А в итоге он прибывает в никем еще не виданную «Америку», подталкиваемый собственной творческой индивидуальностью, собственной творческой интуицией. Но тот факт, что стремился он все-таки в «Индию», определенным образом скорректировал авторский маршрут.

Это, в первую очередь, и побуждает филологов подробно изучать историю литературных направлений. Зная об изначальном авторском импульсе, легче исследовать конечный результат.

При этом расстояние от искомой «Индии» до достигнутой «Америки» у представителей разных школ и у разных авторов, принадлежащих к одной школе – может быть различным. От почти неразличения «Индии» и «Америки», как в первой книге стихов символиста-Блока, до весьма и весьма значительного зазора, как у футуриста Пастернака и у большинства акмеистов.

1.

История акмеизма началась с «Цеха поэтов» – содружества стихотворцев, сплотившегося по инициативе Сергея Городецкого и Николая Гумилева осенью 1911 года (его дебютное заседание состоялось 20 октября). «Собирались весь первый год очень часто – три раза в месяц, – свидетельствовал постоянный участник заседаний «Цеха» Василий Гиппиус. – Гумилев и Городецкий были “синдиками” и по очереди председательствовали. Новых членов цеха выбирали тайной баллотировкой, после того, как читались вслух их стихи <...> Весь круг читал каждый раз, читали по очереди, после каждого чтения – стихи обсуждались, как по существу, так и в частностях. Эту способность экспромтной критики цеховики развили в себе в высшей степени – особенно Гумилев»2. А Михаил Зенкевич, тоже бывший усердным посетителем заседаний «Цеха», в 1969 году рассказывал Л. А. Шилову (цитируем по неопубликованной стенограмме): «...собирались <у тех>, у кого квартиры были. Квартира была у Городецкого, квартира была у Лозинского <...> Потом, иногда в Царское Село, но это сложнее было – ездить к Гумилеву... Там у него такой деревянный флигелечек был, надо было на поезде тащиться ночью <...> Ну, там очень товарищеские были отношения. Было заведено только, что если кто говорит, не говорил только “нравится, не нравится” – чтобы обязательно было придаточное предложение и, так сказать, говорили дело. Но там были иногда и гости, которые вообще никакого отношения <к акмеизму> не имели. Клюев был... Хлебников».

Об установке объединения на многообразие голосов и сознательном отсутствии в содружестве общей для всех и обязательной к исполнению теоретической программы, вспоминали и другие участники «Цеха»: «Вначале многочисленный и пестрый по составу, Цех ставил своей задачей лишь совместную работу поэтов разных направлений над усовершенствованием стиха»3. Недаром одному из членов корпорации, кубофутуристу Николаю Бурлюку, «Цех» рисовался «неким парламентом, где представлены все литературные партии»4.

Кроме будущих акмеистов «Цех» посещали также Николай Бруни, Николай Бурлюк, Борис Верхоустинский, Сергей Гедройц (псевдоним Веры Гедройц), Василий Гиппиус, Владимир Гиппиус, Грааль-Арельский (псевдоним Стефана Петрова), Георгий Иванов, Николай Клюев, Михаил Кузмин, Дмитрий Кузьмин-Караваев (третий «синдик» «Цеха», сам стихов не писавший), его тогдашняя жена Елизавета Кузьмина-Караваева, Всеволод Курдюмов, Михаил Лозинский, Николай Макридин, Мария Моравская, Валентин Парнах, Павел Радимов, Дмитрий Цензор, Владимир Чернявский, Владимир Юнгер и некоторые другие стихотворцы.5

Здесь многие молодые поэты поставили себе голос. В «Цехе» они обрели возможность регулярно выслушивать квалифицированное мнение о своих стихах и научились филологически грамотно судить о чужих стихах, словом, то, в чем так остро нуждаются начинающие литераторы и что далеко не всем из них предоставляется – круг сочувственников профессионалов. «В общем был “Цех” благодарной для работы средой, – итожил в своих мемуарах недолгий участник объединения, символист Владимир Пяст, – именно той “рабочей комнатой”, которую провозгласил в конце своей статьи “Они” покойный И. Ф. Анненский»6. «В комнату приходит всякий, кто хочет, – писал Иннокентий Анненский,– и все поэты, кажется, перебывали в ней хоть на день. Хозяев здесь нет, все только гости»7.

2.

Ситуация началá стремительно меняться осенью 1912 года, когда Гумилев и Городецкий предприняли форсированную попытку оформить рождение новой поэтической школы, не стремившейся выйти из рамок модернистской парадигмы, но опиравшейся в своей работе на иные идеологические и поэтологические основания, чем символизм. В первом (январском) номере петербургского «Аполлона» за 1913 год появились установочные статьи двух синдиков «Цеха», призванные наметить пути в ту самую «Индию», достичь которой отныне должны были стремиться акмеисты-адамисты – сами Гумилев с Городецким, а также Анна Ахматова, Михаил Зенкевич, Осип Мандельштам и Владимир Нарбут. Эти статьи, как легко убедится читатель предлежащего сборника, очень быстро попали под перекрестный огонь модернистской и реалистической критики, причем едва ли не самый чувствительный залп Гумилев и его товарищи получили со стороны былого поэтического наставника многих участников «Цеха», Валерия Яковлевича Брюсова.

Кое-что из сказанного Брюсовым в его статье-отповеди акмеистам не лишено смысла и оснований, особенно, по части критики «манифестов» Гумилева и Городецкого. Тем не менее, пророчество-вывод, которым завершается брюсовская статья, не сбылось. «Всего вероятнее, через год или два не останется никакого акмеизма. Исчезнет самое имя его…»8, – уверенно предсказывал мэтр символистской школы.

Акмеизм остался. Имя его не исчезло. «Мы все прошли через акмеизм». Эту реплику Анатолия Наймана9 могли бы повторить очень многие и разные русские стихотворцы ХХ столетия.

И дело здесь, по-видимому, не в том, что почти все акмеисты оказались, каждый, на свой лад, значительными поэтами, а в том, что их (и некоторых других участников «Цеха») стихи, в совокупности, действительно, радикально отличались от поэтической продукции символистов, с одной стороны, футуристов – с другой и реалистов – с третьей.

Другой разговор, что Гумилев и Городецкий, не дав плодам дозреть как следует, поспешили со своими скороспелыми, недодуманными и недоформулироваными обобщениями. Поэтому исследователям часто приходится говорить об акмеизме не столько на основании его принципов, провозглашаемых и «реализуемых явным образом», сколько на основании «принципов, реализуемых имплицитно в процессе построения текста и его семиотического функционирования»10.

Один из главных таких принципов, которым руководствовались Ахматова, Городецкий, Гумилев (в стихах, написанных до «Огненного столпа»), Зенкевич, Мандельштам (в стихотворениях 1912 – 1915 гг.) и Нарбут – это принцип «живого равновесия» (формула Мандельштама)11 между земным и небесным, между реальным и запредельным.

Важно также, что о соотношении земного и небесного акмеисты стремились говорить прозрачным и ясным – формульным языком.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, сверхкратко рассмотрим теперь программное стихотворение Гумилева «Фра Беато Анджелико» (1912):

В стране, где гиппогриф веселый льва
Крылатого зовет играть в лазури,
Где выпускает ночь из рукава
Хрустальных нимф и венценосных фурий;

В стране, где тихи гробы мертвецов,
Но где жива их воля, власть и сила,
Средь многих знаменитых мастеров,
Ах, одного лишь сердце полюбило.

Пускай велик небесный Рафаэль,
Любимец бога скал, Буонаротти,
Да Винчи, колдовской вкусивший хмель,
Челлини, давший бронзе тайну плоти.

Но Рафаэль не греет, а слепит,
В Буонаротти страшно совершенство,
И хмель да Винчи душу замутит,
Ту душу, что поверила в блаженство.

На Фьезоле, средь тонких тополей,
Когда горят в траве зеленой маки,
И в глубине готических церквей,
Где мученики спят в прохладной раке.

На всем, что сделал мастер мой, печать
Любви земной и простоты смиренной.
О да, не все умел он рисовать,
Но то, что рисовал он, – совершенно.

Вот скалы, рощи, рыцарь на коне, –
Куда он едет, в церковь иль к невесте?
Горит заря на городской стене,
Идут стада по улицам предместий;

Мария держит Сына Своего,
Кудрявого, с румянцем благородным,
Такие дети в ночь под Рождество
Наверно снятся женщинам бесплодным;

И так нестрашен связанным святым
Палач, в рубашку синюю одетый,
Им хорошо под нимбом золотым:
И здесь есть свет, и там – иные светы.

А краски, краски – ярки и чисты,
Они родились с ним и с ним погасли.
Преданье есть: он растворял цветы
В епископами освященном масле.

И есть еще преданье: серафим
Слетал к нему, смеющийся и ясный,
И кисти брал и состязался с ним
В его искусстве дивном… но напрасно.

Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
А жизнь людей мгновенна и убога,
Но все в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в Бога.

В третьей строфе гумилевского стихотворения перечисляются великие итальянские мастера, достигшие абсолютного совершенства на мистических, «небесных» путях. Однако уже в следующей, четвертой строфе выясняется, что подобное совершенство не приносит радости тому, кто смотрит на картины художников-мистиков, пренебрегших земным во имя небесного. Они пугают своей чрезмерностью, отсутствием сдержанности и чувства меры. Работам главных титанов Возрождения противопоставляется творчество фра Анджелико, в котором Гумилев видит художника, достигшего идеального равновесия между земным и небесным. Глубоко религиозные фрески и картины монаха фра Анджелико, по Гумилеву, были вдохновлены «земной любовью»: Младенец Христос предстает у итальянского живописца крепким здоровым ребенком – мечтой всех матерей; «рыцарь» «едет» в небесную «церковь», а, может быть, к своей земной «невесте»;12 краски фра Анджелико замешивались на основе земных цветов, растворенных «в епископами освященном масле»; его святые знают, что «здесь есть свет, и там – иные светы».13 Завершается стихотворение почти математически выверенной формулой равновесия между небесным («Бог») и земным («мир»), помогающей идеальному художнику создавать совершенные творения. «И вот ангельский художник становится для поэта идеальным носителем прекрасной человеческой двойственности».14

И пусть некоторые из «цеховиков» (в первую очередь, Владимир Нарбут с Михаилом Зенкевичем) в своем антисимволистском раже иногда доходили до полного отрицания небесного ради земного,15 даже и они, не говоря об остальных участниках группы, во многих своих вещах стремились к акмеистическому «живому равновесию». Это подметил, но еще не смог адекватно проанализировать А. Долинин (Искоз), с недоумением констатировавший в своей задорной критической статье об акмеизме: «В. Нарбут, совсем не как адамист, обращается к Христу в последней строфе:

Но мне – прости меня, я болен,

Я богохульствую, я лгу –

Твоя раздробленная голень

На каждом чудится шагу».16

Вся соль тут в том, что низкое, физиологическое («раздробленная голень») соединяется у Нарбута с небесно-высоким («раздробленная голень» Христа), которая, вдобавок, «чудится» автору на «каждом» «шагу». «Голень» Спасителя и «шаг» поэта могут быть ненавязчиво сближены через не называемый, но подразумеваемый мотив «ноги». «Молодые поэты в жажде достигнуть неба вновь прильнули к земле» (И. Эренбург).17



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебное пособие одесский национальный университет имени И. И. Мечникова 2010 ббк 83. 3(2=Рус) М

    Учебное пособие
    Учебное пособие создано на основе лекционного курса, который читается студентам филологического факультета специальности «русский язык и литература». 1801-1855 годы представлены в нем как звено литературного процесса, тот этап развития
  2. Крупные жанровые формы в русской поэзии второй половины 1980 2000-х годов 10. 01. 01 русская литература

    Литература
    Защита состоится 2011 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.118.02 при ГОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический институт имени М.
  3. Осип Эмильевич Мандельштам, русский поэт

    Документ
    Через год семья поселяется в Павловске, затем в 1897 переезжает на жительство в Петербург. Здесь заканчивает одно из лучших петербургских учебных заведений - Тенишевское коммерческое училище, давшее ему прочные знания в гуманитарных

Другие похожие документы..