Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Ключові проблеми українського фінансового ринку визначені за результатами досліджень у звіті Комісії Організації Об’єднаних Націй “Блакитної стрічки”...полностью>>
'Документ'
Уч. Сейчас самое время попрощаться с нашей милой азбукой. Давайте выскажем ей на прощанье несколько благодарных тёплых слов. Только что-то я самой Аз...полностью>>
'Литература'
Русский язык является одним из ведущих предметов гуманитарного цикла в системе школьного образования, поскольку имеет огромное значение в жизни нашег...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по направлению 280100 ...полностью>>

Новикова Татьяна Михайловна русская православная церковь и власть в годы гражданской войны в восточной сибири (декабрь 1917 Г. Август 1921 Г.) Специальность 07. 00. 02 отечественная история автореферат

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

На правах рукописи

 

Новикова Татьяна Михайловна

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ВЛАСТЬ

в ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ

(ДЕКАБРЬ 1917 Г. – АВГУСТ 1921 Г.)

Специальность 07.00.02 – отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Иркутск - 2011

Работа выполнена на кафедре истории России Иркутского государственного университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Дулов Александр Всеволодович

 

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Наумов Игорь Владимирович

кандидат исторических наук

Крючкова Тамара Александровна

Ведущая организация: Красноярский государственный

педагогический университет

Защита состоится 17 февраля 2011 г. в 14.00 на заседании

Диссертационного совета Д.212.074.05 при Иркутском государственном университете (664003, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1, к. 410).

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной Научной библиотеке

Иркутского государственного университета (664003, г. Иркутск, б. Гагарина, 24).

Автореферат разослан «___» января 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Г.В. Логунова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. История Русской православной церкви (далее – РПЦ) тесно переплелась с историей Российского государства. К сожалению, долгие десятилетия тема влияния религии и Церкви на общественно-политическое развитие нашей страны рассматривалась односторонне. В советский период события Гражданской войны изучались с классовых позиций, поэтому объективный анализ деятельности РПЦ, ее взаимоотношений с противоборствующими сторонами гражданского конфликта был невозможен. Современный этап изучения истории РПЦ характеризуется отсутствием единой методологии, появлением большого количества работ по ранее неисследованным проблемам, введением в научный оборот новых источников. Однако имеющиеся публикации отражают лишь отдельные стороны истории восточносибирских епархий РПЦ в годы Гражданской войны, не раскрывая целостной картины событий 1917-1921 гг.

Территория Восточной Сибири в различные периоды Гражданской войны контролировалась как большевиками, так и антибольшевистскими правительствами. В связи с этим кардинально менялись государственно-церковные отношения. Проблема взаимоотношений РПЦ с органами региональной власти, а также различные аспекты жизнедеятельности РПЦ в условиях Гражданской войны в Восточной Сибири до сих пор остаются малоизученными.

Обращение к драматичному опыту прошлого весьма актуально для современной внутренней политики. Формирование устойчивого социального уклада невозможно без научного и общественного осмысления уроков прошлого. Несмотря на это, комплексного исследования всего спектра государственно-церковных отношений в годы Гражданской войны в Восточной Сибири до настоящего времени не проводилось.

Степень научной разработки темы. Поскольку деятельность РПЦ и ее взаимоотношения с органами региональной власти в годы Гражданской войны 1917-1921 гг. в Восточной Сибири не являлись предметом отдельного исследования, необходимо дать историографический обзор работ по истории РПЦ и государственно-церковных отношений.

В отечественной историографии проблемы можно выделить 4 периода: с 1917 г. до середины 1930-х гг., с середины 1930-х гг. до середины 1950-х гг., с середины 1950-х до начала 1990-х гг., с начала 1990-х гг. по настоящее время (современный).

Первый период (1917 г. – первая половина 1930-х гг.) характеризуется становлением советской историографии по религии и атеизму, выработкой методологических основ проблемы. Общим лейтмотивом работ данного периода является тезис об антинародной сущности РПЦ. Как правило, авторы отмечали враждебное отношение РПЦ к событиям Октября 1917 г.1 Одной из первых попыток показать в рамках журнальной публикации контрреволюционную борьбу духовенства Восточной Сибири против Октябрьской революции явилась работа А. Окладникова2.

Особое место на первом этапе отечественной историографии занимает исследование церковной контрреволюции в период Гражданской войны и иностранной интервенции. Больше всего внимания этой проблеме уделил Б.П. Кандидов, в работах которого освещена контрреволюционная деятельность РПЦ и других конфессий в период Гражданской войны и интервенции3.

Отдельной темой стали вопросы становления и развития советского религиозного законодательства. П.В. Гидулянов в своей работе4 обобщил и систематизировал обширную законодательную базу по религиозному вопросу. Эта работа явилась первым опытом комментирования декрета об отделении церкви от государства и всего правового материала по применению Декрета, исключая нормы, относящиеся по своему содержанию к области ЗАГС. В дальнейшем большинство исследователей советского религиозного законодательства так или иначе обращались к работе П.В. Гидулянова.

Таким образом, отечественная историография 1917 г. – первой половины 1930-х гг. рассматривала деятельность РПЦ в период Гражданской войны лишь с точки зрения ее контрреволюционности и сопротивления законодательству об отделении церкви от государства. Критический анализ литературы показывает, что она не опиралась на конкретные, архивные источники, использовались главным образом материалы периодической печати, тенденциозные по своей сути.

Второй период историографии (вторая половина 1930-х гг. – середина 1950-х гг.) характеризуется усилением антирелигиозной пропаганды и утверждением концепции воинствующего атеизма. Историки вводят в научный оборот новый фактический материал, делают более широкие и обобщающие выводы о реакционной роли РПЦ в истории России, о контрреволюционной деятельности православного духовенства накануне и в годы Гражданской войны5.

В конце 1930-х годов в связи с усилением антирелигиозной пропаганды появляются сборники материалов, предназначенные для ведения агитационной работы, особенно среди молодежи6. Значительным явлением в историографии Сибири явилась работа К.П. Абросенко7, в которой автор попытался обобщить фактический материал о деятельности РПЦ в период нахождения у власти А.В. Колчака. Работа содержит богатый фактический материал, почерпнутый из архивов и периодической печати тех лет.

Третий период отечественной историографии (середина 1950-х гг. – начало 1990-х гг.) характеризуется активизацией исследований по истории религиозных конфессий. Расширились масштабы научных изысканий, разнообразнее стала тематика исследований.

Фундаментальным исследованием по истории проведения в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви является работа М.М. Персица8. Автор обратился к предыстории вопроса, подробно проанализировал основные положения Декрета и меры советского правительства по его осуществлению. В работе также нашло отражение отношение духовенства и различных социальных групп к Декрету. Тема отделения церкви от государства и школы от церкви получила в дальнейшем широкое освещение в работах историков рассматриваемого периода9.

Предметом диссертационного исследования М.Л. Нейтмана10 стало проведение Декрета в Забайкалье. В работе дан краткий социально-экономический и политический очерк предреволюционного Забайкалья, исследовано положение Забайкальской епархии РПЦ, ее политическая и идеологическая роль. Автор пришел к выводу, что духовенство повсеместно выступало против Декрета. Забайкальское духовенство безоговорочно поддержало атамана Г.М. Семенова и сыграло большую роль в том, что его режиму удалось удержаться в этом районе два года.

Политика советских и белых властей в области культуры и народного образования в период революции и Гражданской войны рассмотрена в работе В.Л. Соскина11. Автор был вынужден признать, что отмена преподавания Закона Божьего проходила в исключительно трудной и напряженной обстановке. Проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви оказывали сопротивление не только представители духовенства, но и родители учащихся.

В рассматриваемый период историки вновь активно стали изучать историю церковной контрреволюции в годы Гражданской войны и иностранной интервенции12. Первой попыткой выявить причины появления церковной контрреволюции была работа Ю.Р. Плаксина13. Ее общие положения и выводы соответствовали духу работ предшественников. Автор подробно остановился на деятельности военного духовенства в белых армиях и формировании добровольческих религиозных отрядов.

Предметом специальных исследований стала политическая деятельность РПЦ и критика зарубежных исследователей церковной истории14.

Значительный интерес представляет монография В.Ф. Зыбковца15 о национализации монастырских имуществ в Советской России. Используя обширный фактический материал, в том числе архивные источники, автор проанализировал предпосылки, условия, процесс и итоги национализации монастырских имуществ в 1917-1921 гг. Работа содержит ценные сведения по имущественному положению монастырей, численности братии, в том числе по восточносибирским епархиям.

В работе И.М. Шильдяшова16, наряду с выявлением причин существования религии в социалистическом обществе, рассматриваются такие проблемы, как специфика проявления религиозности в городе и деревне, среди различных социальных групп, особенности деятельности религиозных конфессий, эволюция их вероучений и культов.

Сибирский историк И.Д. Эйнгорн17, обобщив огромный фактический материал, исследовал деятельность РПЦ и других конфессий, в том числе в период Гражданской войны и интервенции. Достаточно большое внимание автор уделил деятельности Высшего временного церковного управления, политической деятельности духовенства, религиозной политике правительства А.В. Колчака.

В 1970-х – первой половине 1980-х гг. появляются работы по истории РПЦ В.А. Куроедова, Е.С. Варичева, И.А. Крывелева, Н.С. Гордиенко18. Авторы развивают ключевые подходы своих предшественников и не затрагивают вопросов, касающихся истории восточносибирских епархий РПЦ.

Таким образом, до конца 80-х годов XX в. объективное изучение истории РПЦ в послереволюционной России было невозможно. Методология исторической науки не предполагала альтернативных точек зрения на процессы, происходившие в обществе. Считалось, что утверждение коммунистической идеологии ведет к преодолению религиозного сознания. Государство проводило политику ограничения Церкви и утверждения атеизма.

Четвертый период – становление и развитие современной российской историографии – характеризуется ростом интереса исследователей к различным аспектам деятельности РПЦ в период Гражданской войны. Этому способствовало снятие идеологического контроля с отечественной исторической науки, повлекшее изменения в методологии исследований, а также расширение источниковой базы, допуск ученых к ранее закрытым архивным фондам.

Проблеме взаимоотношений Советского государства и РПЦ посвящена монография В.А. Алексеева19. Впервые в отечественной историографии В.А. Алексеев подробно рассмотрел и попытался дать объективную оценку антирелигиозной политике большевиков, выразившейся в кампании по вскрытию мощей православных святых. Наиболее широко эта тема раскрыта в работе А.Н. Кашеварова20. В работах А.Д. Сирина21 нашла отражение история о вскрытии мощей Святителя Иннокентия, хранившихся в одном из монастырей Иркутской епархии.

Отдельные аспекты государственно-церковных отношений накануне и в период Гражданской войны рассматриваются в работах М.И. Одинцова, О.Ю. Васильевой, А.Н. Кашеварова22 и др. В работе И.В. Левченко23 рассмотрены основные этапы становления и развития РПЦ, ее место и роль в политической системе. Большое внимание уделено проблемам взаимоотношений РПЦ и советского государства.

В публикациях И.С. Цыремпиловой24 проблематика взаимоотношений РПЦ и органов государственной власти Байкальского региона в период 1917-1930-х гг. впервые выступает в качестве самостоятельного предмета научного изучения. В исторической динамике рассматривается эволюция государственно-церковных взаимоотношений, исследуется изменение позиций епархиального руководства, духовенства и верующих по отношению к светской власти в указанный период. Автору удалось выявить региональные особенности государственно-церковных взаимоотношений.

В книге А.Д. Жалсараева25 содержатся сведения по истории православных храмов, монастырей и служителей культа Бурятии XVII-XX столетий. Материалы по истории РПЦ в Забайкалье опубликованы в сборнике «Православие в Забайкалье: история и современность»26. Истории православия и других религиозных конфессий в Забайкалье посвящена работа В.П. Секерина27.

В работе И.И. Юргановой28 рассмотрены становление и деятельность Якутской духовной консистории с 1870 по 1919 г.: церковный суд и метрикация, хозяйственно-экономическая деятельность духовенства, его финансовое и материальное обеспечение. В другой публикации рассмотрена история храмов Якутии29.

В 1990-е гг. появились работы церковных историков, позволяющие оценить историю РПЦ с точки зрения, во многом отличающейся от сложившихся представлений30. Большой интерес вызывает монография В. Цыпина31, в которой автор подробно рассматривает структуру РПЦ, государственно-церковные отношения в рассматриваемый период (в том числе, и с белыми правительствами), массовые репрессии советской власти против духовенства. Работа В. Цыпина стала учебным пособием для православных духовных семинарий. Издательство Московской Патриархии в 2000 г. выпустило энциклопедический справочник, содержащий сведения обо всех монастырях РПЦ. В этом же году вышло в свет репринтное издание полного собрания исторических сведений о монастырях и церквах России, составленное А. Ратшиным32, и труд И.В Калининой, содержащий сведения по истории православных храмов Иркутской епархии XVII – нач. XX вв.33

В последнее десятилетие, в связи с повышенным интересом к истории белого движения в Гражданской войне, появились работы, посвященные различным аспектам деятельности РПЦ в период нахождения у власти антибольшевистских сил. Военное духовенство в белых армиях, его идеология и пропагандистская работа рассмотрены в статьях Е.В. Волкова, С.Н. Емельянова, Т.А. Терехиной34. История добровольческого движения, формирования православных дружин Святого Креста стали темой исследования в работах А.В. Посадского35. История создания и деятельности Временного высшего церковного управления – центрального и сибирского - освещены в работах А.Н. Кашеварова, А.В. Попова36.

Всестороннее изучение роли РПЦ в истории Восточной Сибири и обмен опытом между исследователями стали возможны благодаря региональным, всероссийским и международным научным конференциям, организованным в последнее десятилетие.

Зарубежная историография внесла определенный вклад в изучение проблемы государственно-церковных отношений в период Гражданской войны.

Особую ценность представляют мемуары современников, опубликованные уже в эмиграции: митрополита Евлогия (Георгиевского), протопресвитера Г.И. Шавельского, товарища обер-прокурора Св. Синода Н.Д. Жевахова37. Данные работы в определенной степени можно также считать исследованиями, поскольку в них, помимо информации личного характера, представлены выводы о позиции руководства РПЦ в период революции и Гражданской войны.

Книга А. Валентинова «Черная книга (Штурм небес)» является сборником документальных данных о борьбе советской власти против религии и Церкви, и содержит данные о священнослужителях - жертвах «красного террора» первых лет советской власти.

Отдельные работы зарубежных исследователей по проблеме государственно-церковных отношений в СССР появились еще в начале 1950-х гг., однако интенсивная разработка темы началась с 1960-х гг. 38 Зарубежные «советологи» сходятся во мнении, что советское государство, утверждая атеизм в качестве новой идеологии, стремилось полностью уничтожить религиозную жизнь в стране.

Одним из фундаментальных исследований по истории РПЦ советского периода стала монография Д.В. Поспеловского39. Работа содержит богатый фактический материал из российских и зарубежных архивов, эмигрантской литературы, самиздата. Теме Гражданской войны и иностранной интервенции посвящены работы Д. Футмана, Д. Брэдли, П. Флеминга, Э. Модсли и других40.

Зарубежные авторы, изучавшие государственно-церковные отношения в рассматриваемый период, в большинстве своем пришли к выводу, что РПЦ в первые годы советской власти не являлась контрреволюционной силой и не вела борьбы против устоев советского строя, а лишь вынужденно защищалась от разворачивавшихся гонений.

Таким образом, к настоящему времени исследователи достигли значимых результатов в изучении истории РПЦ и государственно-церковных отношений в послереволюционный период. Однако следует отметить, что существующие научные исследования раскрывают лишь отдельные аспекты темы, комплексного исследования всего спектра государственно-церковных взаимоотношений в годы Гражданской войны в Восточной Сибири до настоящего времени не проводилось.

Объектом исследования являются Русская православная церковь (РПЦ) и региональная власть в годы Гражданской войны в Восточной Сибири.

Предметом исследования стал комплекс взаимоотношений между РПЦ и властными структурами, проводившими государственную политику в религиозной сфере.

Цель исследования – изучить и проанализировать деятельность РПЦ и ее взаимоотношения с органами региональной власти в годы Гражданской войны 1917-1921 гг. в Восточной Сибири. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- исследовать состояние РПЦ к 1917 г., выявить основные проблемы и противоречия в развитии РПЦ накануне Гражданской войны;

- рассмотреть деятельность РПЦ в период становления новых церковно-государственных отношений (февраль-октябрь 1917 г.);

- проанализировать взаимоотношения РПЦ как с советской властью, так и с антибольшевистскими режимами в период Гражданской войны 1917-1921 гг., проследить эволюцию законодательной базы церковно-государственных отношений;

- охарактеризовать деятельность военного духовенства, выявить его численность и структуру;

- показать особенности повседневной деятельности Церкви в различные периоды Гражданской войны, рассмотреть наиболее драматичные эпизоды, затронувшие православное духовенство, верующих и храмы;

Хронологические рамки исследования включают период с декабря 1917 г. по август 1921 г. Нижняя граница обусловлена началом Гражданской войны в Восточной Сибири в декабре 1917 г., когда большевики после боев с юнкерами и казаками в Иркутске захватили власть в свои руки. Верхней границей определен август 1921 г., ознаменовавший поражение сил барона Р.Ф. Унгерна в Прибайкалье и Монголии.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию Восточной Сибири, в границах которой в рассматриваемый период находились Енисейская и Красноярская, Иркутская, Забайкальская и Нерчинская, Якутская епархии РПЦ.

Источниковую базу исследования составили шесть групп источников: документы государственных органов, церковная документация, материалы историко-этнографических экспедиций, периодические издания, сборники документов, воспоминания.

Первую группу источников составляют документы центральных и местных органов власти, касающиеся вопросов государственно-церковных отношений и религиозной политики: Советов, Временного Сибирского правительства, правительства Дальне-Восточной республики, Иркутского и Забайкальского губревкомов.

В Российском государственном военном архиве (РГВА) автором изучены документы 3-х фондов: Управления уполномоченного добровольческих формирований Иркутского военного района (ф. 39497), Штаба Верховного Главнокомандующего Всероссийского правительства (ф. 39499), Штаба Западной армии (ф. 39624). Документы этих фондов содержат ценные сведения о формировании антибольшевистских добровольческих формирований с участием духовенства – дружин Святого Креста.

В Государственном архиве Иркутской области (ГАИО) хранятся документы, позволяющие рассмотреть деятельность как советских организаций, так и организованных белым режимом. В ф. 342 Комитета Советских организаций Восточной Сибири отложились копии протоколов, приказов, декретов Центросибири. В ф. р-2240 Культурно-просветительного отдела исполнительного комитета Советских организаций Восточной Сибири сосредоточены документы по отделению школы от церкви и ликвидации духовных учебных заведений. Документы фонда р-2 - Управляющий Иркутской губернией Всероссийского Временного правительства, содержат переписку с Иркутской духовной консисторией, Комитетом общественных организаций г. Иркутска, циркуляры об аннулировании декретов Советской власти и др. В ф. 157 – Иркутская губернская тюрьма – списки и статистические листки заключенных за 1920-1921 гг.

В Государственном архиве Забайкальского края (ГАЗК), в фонде 329 – Главнокомандующий Вооруженными силами Восточной окраины России, хранятся различные документы по белым воинским частям, действовавшим в Забайкалье с 1918 г. по 1920 г. Они позволяют установить структуру вооруженных сил белых и предоставляют сведения о боевых действиях.

В фондах 300 и 393 Государственного архива новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО, до 2001 г. – ЦХИДНИИО) хранятся воспоминания участников революционных событий и Гражданской войны в регионе, копии декретов ВЦИК и СНК, приказы и постановления Иркутского военно-революционного комитета, правительства Автономной Сибири, Сибирского Временного правительства, копии документов, приказов, воззваний Верховного Правителя адмирала А.В. Колчака и атамана Г.М. Семенова.

Ко второй группе архивных материалов относятся документы церковных учреждений. Большое число документов по деятельности РПЦ в период Гражданской войны отложилось в фондах ГАИО. Ф. 50 Иркутской Духовной Консистории, ф. 485 Иркутского Епархиального Церковного Управления, ф. 587 Благочинного Иркутских городских церквей содержат указы и циркуляры высших церковных органов, распоряжения местной епархиальной власти, метрические книги и клировые ведомости церквей епархии, послужные списки духовенства, журналы епархиальных съездов, переписку, а также распоряжения центральных и местных органов государственной власти. Документы из фондов иркутских городских церквей – ф. 266 Спасо-Преображенской, ф. 275 Крестовоздвиженской, ф. 486 – Прокопьевской содержат сведения о повседневной деятельности духовенства, взаимоотношениях причта и прихожан. Документы из ф. 121 – Вознесенский мужской монастырь и ф. 597 – Знаменский женский монастырь - содержат сведения о монастырях Иркутской епархии.

В фондах ГАЗК: ф. 8 Забайкальской духовной консистории, ф. 282 Церквей Забайкальской области, ф. р-422 Забайкальского епархиального совета содержатся документы, которые позволяют судить о различных сторонах деятельности Забайкальской епархии в рассматриваемый период: общественно-политической, финансово-хозяйственной, миссионерской, благотворительной. Документы представляют указы и циркуляры Св. Синода, переписку епархиальных органов управления с благочиниями и причтами епархии, протоколы епархиальных собраний и заседаний епархиального совета, донесения и рапорты настоятелей приходов о незаконных действиях местных органов власти об отобрании храмов, ликвидации духовных учебных заведений, арестах духовенства, метрические и клировые ведомости церквей, послужные списки священнослужителей и др.

В Национальном архиве Республики Бурятия (НАРБ) в ф. 491 Троицкосавского благочинного совета содержатся документы, позволяющие рассмотреть деятельность учреждений Забайкальской епархии в 1918-1921 гг.: циркуляры, распоряжения и постановления Забайкальского епархиального совета, протоколы епархиальных собраний, переписка с местными органами советской власти, Забайкальским епархиальным попечительством о бедных духовного звания и др. В ф. 63 Верхнеудинского отдела Забайкальского епархиального училища представлена переписка с местными органами власти, входящие документы из Забайкальского епархиального совета, финансово-хозяйственные документы за 1918 г.

Метрические книги являются важным источником по истории Гражданской войны, поскольку позволяют отследить демографическое движение населения в 1917-1920 гг. в регионе и полнее оценить последствия вооруженной борьбы 1917-1921 гг. В архиве ЗАГСа г. Иркутска хранятся метрические книги 22 городских церквей с 1913 г. по 1920 г. Поскольку остальные метрические книги церквей Иркутской области хранятся в районных ЗАГСах, доступ к ним затруднен. В архиве ЗАГСа г. Читы находятся метрические книги городских церквей г. Читы: Казанского собора, Александро-Невского кафедрального собора, Андреевской церкви за 1920 г, отразившие информацию, относящуюся к прибытию каппелевцев и наступлению красных войск весной 1920 г. Остальные метрические книги церквей Забайкальской области хранятся в ф. 282, оп. 3 ГАЗК. По метрическим записям удалось выяснить имена, фамилии и другие данные участников Гражданской войны в Восточной Сибири.

Следующую группу источников составляют материалы архива Лаборатории истории Сибири (АЛИС), хранящиеся на кафедре истории России исторического факультета Иркутского госуниверситета. В 1960-1980-е годы лабораторией были организованы летние историко-этнографические экспедиции (ИЭЭ) по Иркутской области и соседним регионам. Результаты работы экспедиций составили огромный массив записей воспоминаний очевидцев событий в различные периоды истории, в т.ч. и по Гражданской войне. Воспоминания старожилов, в частности, позволили установить сельские храмы, пострадавшие в ходе боевых столкновений Гражданской войны, уточнить количество и местонахождение церквей, фамилии священно- и церковнослужителей, взаимоотношения причта и прихожан, отношение населения к красным и белым, участие в партизанском движении. Материалы АЛИС, в большинстве своем, не были введены в научный оборот: из примерно 50 фондов частично опубликованы сведения только ф. 4, 5, 6, 11, 1741. В диссертации использованы материалы ф. 15 (Ангарская группа, Кежемский район), ф. 21 (Нижнеангарская группа отрядов), ф. 26 (Усольско-Тельминская группа).

Материалы церковной и светской периодической печати составляют большую группу источников по истории РПЦ. К церковным изданиям регионального уровня относятся «Иркутские епархиальные ведомости» (1863-1919), «Забайкальские епархиальные ведомости» (1898-1918), «Енисейские епархиальные ведомости» (1884-1906, 1908-1916, 1918-1919), «Якутские епархиальные ведомости» (1884-1918). Епархиальные ведомости выполняли важную функцию связующего звена между церковной администрацией и приходами. В официальной их части публиковались указы и распоряжения правительства, Св. Синода и местной епархиальной администрации. Неофициальная часть епархиальных ведомостей содержала в себе материалы, касающиеся различных сторон епархиальной жизни: истории церквей и монастырей, духовных учебных заведений, биографии местных архиереев, личный состав духовенства, его перемещения по службе, награждения от правительства и Св. Синода и др. Широко освещалась деятельность Поместного Собора РПЦ 1917-1918 гг., дискуссии о возможных демократических преобразования в Церкви, участие духовенства в работах епархиальных съездов и т.д.

Автором использованы материалы газет «Свободная Сибирь», «Иркутские куранты», «Сибирский голос», «Народная мысль», «Сибирская правда», «Сибирская рабоче-крестьянская газета», «Наше знамя», «Наша газета», «Вечерние известия Иркутского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», «Иркутские губернские ведомости», «Центро-Сибирь». Периодическая печать, особенно советская, выполняла не только информационные функции, но также пропагандистские. Это относится и к содержанию центральных изданий, таких как «Революция и Церковь».

Опубликованные источники явились важной составляющей при разработке темы: сборники постановлений, резолюций, решений партийных и советских органов власти.

Воспоминания участников и очевидцев Гражданской войны составляют отдельную группу источников. В воспоминаниях советских деятелей (В.В. Рябикова, К.Н. Гавриловой и др.) отражена борьба большевиков за установление советской власти в Сибири, мероприятия по отделению церкви от государства и школы от церкви и т.п. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н.Д. Жевахова отражают взгляд консерватора, монархиста, ставшего очевидцем всех значимых событий Гражданской войны. Значительный интерес представляют воспоминания видных руководителей белого движения: Г.М. Семенова, А.И. Деникина, А. Будберга.

Методологическая основа исследования. В основу методологии исследования были положены принципы и методы научного познания, в том числе принцип историзма, в соответствии с которым каждое явление рассматривается в историческом контексте и взаимосвязи с внешними условиями. Многообразие привлеченных источников и сравнительно-исторический метод позволили в определенной степени соблюсти принцип объективности. С целью исследования событий в хронологическом порядке применялся проблемно-хронологический метод. В работе использовались общенаучные методы исследования: метод анализа, синтеза, абстрагирования, а также применялись специальные методы исторического исследования: источниковедческий, статистический.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые проведено комплексное исследование взаимоотношений РПЦ и органов региональной власти в годы Гражданской войны в Восточной Сибири. Данный период истории РПЦ с учетом обозначенных территориальных рамок ранее не являлся самостоятельным предметом научного исследования. В диссертации впервые влияние революционных событий 1917 г. и Гражданской войны на РПЦ рассмотрено в едином хронологическом аспекте. Автор, анализируя взаимоотношения РПЦ с Временным правительством, большевиками и белыми, выявил общие тенденции государственной религиозной политики и особенности ее проведения на региональном уровне. Впервые предметно рассмотрены особенности повседневной деятельности РПЦ в различные периоды Гражданской войны. Ряд архивных документов вводится в научный оборот впервые.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его материалов и выводов при написании обобщающих трудов и учебных пособий по истории России, истории РПЦ, в процессе преподавания при подготовке лекций и спецкурсов по истории, политологии, религиоведению. Материалы диссертации могут быть полезны в краеведческой и музейной работе.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и источников.

II. ОCНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, ставится цель исследования и его задачи, характеризуется источниковая база, методологическая основа исследования, оценивается научная новизна и практическая значимость работы, подтверждается ее апробация.

Первая глава «Взаимоотношения Русской православной церкви и государства накануне Гражданской войны в Восточной Сибири» состоит из трех параграфов и посвящена исследованию государственно-церковных взаимоотношений в революционный период 1917 г., предшествовавший Гражданской войне. Особое внимание уделено анализу проблем и противоречий в развитии РПЦ.

В первом параграфе рассматривается социально-экономическое положение восточносибирских епархий РПЦ к началу Гражданской войны. Характеризуется материальное положение и кадровый потенциал восточносибирских епархий РПЦ - Иркутской, Енисейской и Красноярской, Якутской, Забайкальской и Нерчинской – накануне Гражданской войны. Значительное внимание уделено истории становления и развития монастырей, игравших огромную роль в культурной, политической и хозяйственной жизни Восточной Сибири.

Во втором параграфе анализируются основные проблемы и противоречия в развитии РПЦ накануне Гражданской войны. Несмотря на то, что РПЦ обладала значительной материальной базой и кадрами, нельзя не констатировать ослабление влияния Церкви в начале XX в. Во-первых, тесная зависимость РПЦ от государственной власти, ее роль как опоры самодержавной власти сделали православное духовенство своеобразным заложником побед и особенно поражений русской монархии. Во-вторых, в условиях бурного развития капитализма, вытесненная государством на территорию храма, Церковь, в глазах общественного мнения, не соответствовала «духу времени». Остро стоял вопрос и об улучшении имущественного положения приходского духовенства, особенно сельского.

Падение монархии в феврале 1917 г. стало дополнительным негативным фактором. Не имея канонического главы (патриарха) и традиционной соборной структуры, которая обеспечивала бы двустороннюю связь центра с периферией, «Церковь вступила в революцию разъединенной, а с отречением царя - формального земного главы Церкви - и обезглавленной».

Кроме того, внутри РПЦ набирало силу реформаторское крыло, стремившееся к освобождению Церкви от государственной зависимости, демократизации управления Церковью, передаче всей полноты власти от Св. Синода Собору, избираемому совместно клиром и мирянами.

К 1917 г. ощущался раскол между тремя уровнями иерархического управления РПЦ: причтовым, благочинническим и епархиальным. На собраниях низшего духовенства в 1917 г. рассматривались вопросы его объединения «для отстаивания своих интересов против произвола священников и других высших духовных руководителей». Ставился вопрос об уравнении прав монашествующих и белого духовенства в занятии архиерейских кафедр.

После Февральской революции государство перестало вмешиваться в отношения между Церковью и мирянами, но пыталось воздействовать через Церковь на верующих как граждан. Духовенство требовало самоуправления Церкви – ее независимости от государства, но с сохранением господствующего положения в обществе и государственного финансирования.

В третьем параграфе рассматривается положение и деятельность РПЦ, а также анализируются различные аспекты государственно-церковных отношений в революционный период 1917 г.

РПЦ спокойно встретила известия о падении монархии. Несмотря на просьбу обер-прокурора обратиться к народу и поддержать распадавшуюся монархию, Синод одобрил решение великого князя Михаила передать вопрос о власти на усмотрение будущего Учредительного собрания.

Духовенство Восточной Сибири восприняло смену политического строя положительно, активно участвуя в разъяснении событий населению. Епархиальные архиереи призвали верующих подчиниться новой власти и сплотиться вокруг своих пастырей. На собраниях духовенства были прияты постановления о признании законности местных органов Временного правительства – Комитетов общественных организаций (КООрг). Духовенство Иркутской епархии избрало 5 представителей в КООрг. Представители Забайкальской епархии вошли в Забайкальский Комитет общественной безопасности (КОБ), в уездные, станичные и волостные КОБы, а кое-где возглавили их.

Новые органы власти часто вмешивались в деятельность РПЦ, отменяли или приостанавливали распоряжения церковной власти, отдавали собственные распоряжения в области церковной жизни, чем вызывали недовольство духовенства и верующих. Ярким примером вмешательства властей во внутрицерковную жизнь является дело викарного епископа Селенгинского Ефрема, которого Забайкальский КОБ обвинил в доносительстве и связях с Союзом Михаила Архангела. По распоряжению КОБа Ефрем был арестован и выслан.

Хотя Временное правительство откладывало решение всех принципиальных государственных вопросов до созыва Учредительного собрания, тем не менее, было сделано несколько преобразований в церковно-государственной области.

Сохранив церковное землевладение, Временное правительство не нарушило и тесного союза между Церковью и государством, который был унаследован от старого режима. Новая власть предпринимала меры по охране церковной и монастырской собственности, не препятствовала организации новых монастырей.

Отменив обязательное преподавание Закона Божьего и передав церковно-приходские школы Министерству народного просвещения, Временное правительство сделало первый шаг к вневероисповедному государству. Национализация всех церковно-приходских школ стала единственным серьезным конфликтом РПЦ и Временного правительства.

Важным аспектом деятельности РПЦ в данный период стали епархиальные съезды, в работе которых впервые приняли участие представители от мирян.

Таким образом, революционные преобразования уже в начале 1917 г. затронули все стороны национальной жизни, произвели коренной переворот в отношениях между государством и Церковью.

Вторая глава «Развитие государственно-церковных отношений в годы Гражданской войны в Восточной Сибири (декабрь 1917 г. – август 1921 г.)» состоит из трех параграфов, в хронологической последовательности характеризующих развитие отношений между РПЦ и органами региональной власти в различные периоды Гражданской войны на территории Восточной Сибири.

В первом параграфе анализируется политика советской власти по отношению к РПЦ в конце 1917 – августе 1918 гг. на территории Восточной Сибири.

Захватив власть в октябре 1917 г., большевики кардинально изменили внешние условия, в которых действовала РПЦ: сложившиеся принципы отношений с государством, источники финансирования, направления повседневной деятельности (в сфере образования, метрикации - регистрации движения населения и т.д.).

Сами большевики свою политику по отношению к церкви в 1917-1919 гг. именовали периодом «Штурма и атаки». Соответствующий характер носило и законодательство, касающееся религии. Основным принципом декретов и постановлений советской власти, принятых в конце 1917 – начале 1918 гг., стало лишение Церкви материальной основы (собственности) и ограничение прав РПЦ.

Как в центре, так и на местах декреты советской власти были восприняты негативно. По указанию епархиального руководства, духовенство и верующие обязаны были вести решительную борьбу против декрета советской власти об отделении церкви от государства и школы от церкви.

После установления советской власти в Восточной Сибири началось проведение в жизнь декретов и постановлений ВЦИК и СНК. При Комитете советских организаций Восточной Сибири был организован культурно-просветительный отдел, который своим распоряжением от 10 января 1918 г. отменил преподавание Закона Божьего во всех учебных заведениях округа. Законоучителя лишились казенного содержания. В течение конца января-февраля 1918 г. большевики передали духовно-учебные заведения в ведение местных отделов народного образования. Параллельно с этими мероприятиями советская власть начала проводить национализацию церковного имущества и земель. В Забайкалье в период с марта по август 1918 г. большевиками были реквизированы здания Читинской духовной семинарии, духовного и миссионерского училищ, ясли-приют епархиального братства. В июне советские власти Забайкалья приняли решение о ликвидации домовых церквей при учебных заведениях и детских приютах.

Таким образом, антицерковная политика советской власти серьезно осложнила государственно-церковные отношения и вызвала протесты не только среди духовенства, но также и среди верующих. Имели место конфликты между верующими и представителями советской власти, самый острый из которых произошел в июне 1918 г. в Чите.

В конце мая 1918 г. масштабы Гражданской войны как в России, так и в Сибири резко возросли. Причиной стал мятеж, или восстание Отдельного корпуса чехословацких войск. Действия чехословаков позволили антибольшевистским силам выйти из подполья, начать создание белой Сибирской армии и предпринять действия по вооруженному свержению советской власти.

Во втором параграфе рассмотрены особенности взаимоотношений РПЦ и антибольшевистских правительств на территории Восточной Сибири в период с сентября 1918 г. по декабрь 1919 г.

Православное духовенство восточносибирских епархий РПЦ повсеместно приветствовало падение советской власти и установление белогвардейского режима летом-осенью 1918 г. Белые власти отменили все ограничения, наложенные советской властью на деятельность РПЦ. На основании постановлений Временного Сибирского правительства от 4 июля 1918 г. «Об аннулировании декретов советской власти» и от 6 июля 1918 г. «О возвращении владельцам их имений» церквам и монастырям были возвращены конфискованные ранее земли, вновь вводились штаты духовенства в армии и на флоте, в школах возобновилось преподавание Закона Божьего. Это давало основания православному духовенству надеяться на постепенное восстановление условий для нормальной работы всей церковной структуры. В свою очередь, лидеры белого движения А.В. Колчак и Г.М. Семенов делали серьезную ставку на священнослужителей в своей борьбе с большевиками, полагая, что идея «священной войны», соединенная с режимом «твердой руки», найдет поддержку среди широких масс населения.

Поскольку епархии, контролируемые белыми правительствами, лишились связи с патриархом и Св. Синодом, Всесибирское соборное церковное совещание в Томске в ноябре 1918 г. приняло решение об организации Временного высшего церковного управления (ВВЦУ), которое возглавил архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр (Ольшевский). Для руководства ВВЦУ А.В. Колчак создал Главное управление по делам вероисповеданий. Правительство А.В. Колчака обязывалось содержать Церковь за счет государственных средств.

Главной чертой жизни РПЦ в этот период следует признать возвращение деятельности православного духовенства в традиционное русло. Были и важные отличия, накладывавшиеся Гражданской войной.

К концу 1918 г. на территории, контролировавшейся А.В. Колчаком, оказалось более трех с половиной тысяч священнослужителей, в том числе около двух тысяч военного духовенства. Духовенство регулярно служило молебны о даровании победы белому воинству, были организованы вагоны-церкви для поездок на фронт, введены должности полковых священников, благочинных гарнизонов и дивизий, священников армий. Льготами белых властей, в том числе освобождением от воинской повинности, пользовалось не только православное духовенство, но и представители других вероисповеданий.

Военные неудачи подтолкнули белых к поиску новых форм привлечения населения для борьбы с Красной армией. Ставка была сделана на развитие добровольческого движения под знаменем религиозной борьбы за Отечество и поруганную большевиками православную веру. Создание христианских воинских частей должно было укрепить боевой дух белой армии и вдохновить ее на борьбу с «большевиками-антихристами». При поддержке ВВЦУ организовывались дружины Святого Креста, которые принимали непосредственное участие в сражениях. В Забайкалье атаман Г.М. Семенов взял на себя формирование структуры военного духовенства.

Одной из форм взаимодействия РПЦ с белой государственностью было сотрудничество Забайкальской епархии с осведомительным отделом при штабе Забайкальского военного округа. Сотрудничая с режимом Г.М. Семенова, забайкальское духовенство обязывалось сообщать сведения о настроении деревни, вносить предложения по ослаблению влияния большевиков, распространять антисоветскую литературу.

Следует признать, что в период нахождения у власти А.В. Колчака и Г.М. Семенова РПЦ активно использовалась ими в политических целях.

Третий параграф посвящен анализу взаимоотношений РПЦ и советской власти в январе 1920 – августе 1921 гг. на территории Восточной Сибири.

В течение 1920 г. на территории Восточной Сибири была восстановлена власть большевиков. Постановлениями ревкомов восстанавливалось действие тех декретов, которые были проведены в жизнь в первый период советской власти, а также вводились новые декреты, изданные Советским правительством в то время, когда Сибирь находилась под властью А.В. Колчака. Вслед за ликвидацией церковных учебных заведений началась конфискация церковного имущества, репрессии против духовенства. Преследовались и участники формирования дружин Святого Креста, некоторые из них были расстреляны как враги революции.

Репрессии большевиков 1920-1921 гг. в Восточной Сибири отличались от последующих. Подавляющая часть признанных опасными священников получила относительно небольшие тюремные сроки, 3-5 лет. С победой большевиков в Гражданской войне репрессии среди священнослужителей и мирян РПЦ усилились, достигнув апогея в 30-е годы.

Национализация монастырских имуществ в Восточной Сибири была осуществлена в течение 1920-1921 гг. Большинство монастырских помещений было занято различными советскими учреждениями: военным постоем, госпиталями, детскими приютами, военными курсами, богадельнями и т.п. Все монахи и монахини трудоспособного возраста привлекались к трудовой повинности и считались состоящими на государственной службе.

Однако, несмотря на все действия гражданских властей, монастыри сохранили свое существование благодаря тому, что храмы монастырей были обращены в приходские, с припиской к ним верующих прилегающих к монастырям районов. которые поддерживали существование монастырей своими заботами и добровольными приношениями. Монастырская братия, при значительном уплотнении в жилищном отношении, почти вся оставалась жить в своих обителях.

Забайкалье имело ряд отличий от других районов Сибири. 6 апреля 1920 г. было объявлено о создании «независимой демократической Дальневосточной республики» (ДВР). Г.М. Семенов 16 января 1920 г. в Чите объявил о создании «Правительства Российской Восточной окраины». Как и руководство ДВР, Г.М. Семенов претендовал на объединение вокруг себя Дальнего Востока России. В занятой белыми части Забайкалья продолжалась прежняя церковная жизнь.

После изгнания белых власть ДВР распространилась на все Забайкалье. В декабре 1920 г. постановлениями правительства ДВР предлагалось исключить преподавание религиозных вероучений во всех школах, кроме специально учрежденных для религиозного воспитания. В ведение государства перешли все заведения социального обеспечения, в том числе находившиеся под покровительством РПЦ.

Но и после изгнания белых большевики допускали существенные отступления от принципов, применяемых в Енисейской и Иркутской губерниях. Так, отделение церкви от школы в Забайкалье было проведено уже после присоединения ДВР к Советской России 15 ноября 1922 г.

Третья глава «Русская православная церковь в годы Гражданской войны в Восточной Сибири» состоит из двух параграфов, раскрывающих особенности положения и деятельности РПЦ в регионе в экстремальных условиях гражданского противоборства.

В первом параграфе исследуются особенности повседневной деятельности РПЦ на различных этапах Гражданской войны, особое внимание уделяется церковной метрикации естественного движения населения. Рассмотрен процесс реорганизации церковного управления, выявлены основные проблемы в деятельности восточносибирских епархий, дана оценка общего их состояния в годы Гражданской войны.

На повседневной деятельности РПЦ в наибольшей мере отразились новшества советской власти в сфере брачно-семейных отношений. Декретами СНК от 16 и 18 декабря 1917 г. аннулировалась действенность церковного брака и вводился гражданский. Кроме того, ведение актов гражданских состояний исключалось из сферы деятельности Церкви и переходило в руки государственных органов. Судя по документам, регистрация актов гражданского состояния перешла от РПЦ в ведение ЗАГСов в Иркутске в 1920 г., а в Чите только в 1924 г.

Следует особо подчеркнуть, что значение данных декретов значительно шире изменений порядка регистрации движения населения. Изменения условий брака нанесло удар по морали российской семьи. Множество брачных союзов, которые заключались гражданским образом, легко появлялись и исчезали. А введение гражданского брака, наряду с гибелью родителей в Гражданской войне, стало источником огромного количества беспризорных детей в 1920-х годах.

РПЦ не приняла и решительно осудила действия советской власти в сфере брачно-семейных отношений, усмотрев в них опасность для нравственных основ христианского общества.

После установления советской власти в епархиях Восточной Сибири произошла реорганизация церковного управления. Летом 1918 г. вместо духовных консисторий вводились в действие епархиальные советы. Их состав избирался на епархиальном собрании духовенства и мирян.

В числе проблем, стоявших перед РПЦ, такие, как ослабление связи епархиального центра с периферией в связи с невозможностью совершать регулярные поездки по епархии, кадровые проблемы, низкое материальное обеспечение причтов, отход от православия и возврат к шаманизму коренного бурятского населения.

Белые, пришедшие к власти летом 1918 г., отменили все декреты и постановления советской власти на всей подвластной им территории. Восстановлена церковная метрикация естественного движения населения. Ее значимость, а в условиях Гражданской войны в особенности, трудно переоценить. Практика записи «восприемников» при крещении и «поручителей» при браках позволяет определить круг общения, неформальных связей и т.д.

Православное духовенство приветствовало установление белого режима. Одновременно осуждались те священнослужители и прихожане, которые не оказали активного сопротивления большевикам.

Очевидно, что с падением советской власти церковное имущество и земли не были возвращены владельцам в полном объеме. Хотя белые власти и предпринимали некоторые усилия по урегулированию данной проблемы, в целом решение земельного вопроса откладывалось до созыва Учредительного Собрания.

В 1920 г. эволюционирует епархиальное управление, вынужденно меняется его кадровый состав, в том числе и архиереи. Усиливаются меры экономического и административного давления на РПЦ со стороны местных органов советской власти.

В середине мая 1920 г. Иркутским губревкомом упраздняются приходские советы, предусмотренные соборным положением 1918 г. Вместо них были образованы приходские комитеты.

В сентябре 1920 г. был закрыт Иркутский епархиальный совет, с передачей всех его дел, документов и имущества представителю отдела юстиции. Однако уже 1 октября, с ведома того же отдела, архиепископом Иркутским Анатолием был организован «Духовный Комитет при Иркутском Архиепископе».

В это же время в Иркутской епархии открылись два полусамостоятельные викариатства: Киренское и Нижнеудинское. Для оживления приходской деятельности в Иркутской епархии были организованы по всем приходам «сестричества», в Забайкальской – Союз приходов и учреждена должность епархиального инструктора по церковно-приходской жизни. Миссионерские станы были преобразованы в приходы.

Источником содержания духовенства восточносибирских епархий РПЦ стали служить исключительно добровольные приношения верующих, иногда натурою в качестве платы за требы. Содержание причта характеризовалось как скудное, полуголодное. Церковные капиталы были аннулированы, а имущество, принадлежащее церквам и причтам, реквизировано. Национализация монастырских имуществ в Восточной Сибири была осуществлена в течение 1920-1921 гг.

Повседневная деятельность Церкви и духовенства регламентировалась законодательством Советской Республики. Служители культа подлежали трудовой повинности. Была ограничена гражданская правоспособность служителей культов, как лиц, занимающихся непроизводительным трудом.

Во втором параграфе обобщена информация о духовенстве, верующих и храмах РПЦ, оказавшихся в эпицентре боевых столкновений Гражданской войны в Восточной Сибири.

Кровавые столкновения Гражданской войны в Восточной Сибири коснулись как духовенства, так и зданий, принадлежавших РПЦ. Особенно масштабными были боевые действия в Иркутске, юго-восточном Забайкалье, Якутске и вдоль Транссибирской магистрали летом 1918 г.

Первыми и, очевидно, наиболее затронувшими РПЦ, стали декабрьские бои 1917 г. в Иркутске. В эпицентре столкновений оказалось несколько храмов и других принадлежавших Иркутской епархии зданий: духовная семинария, мужское духовное училище, Входо-Иерусалимская церковь, Тихвинская церковь.

Бои за Иркутск 24 декабря 1919 – 5 января 1920 г. носили не менее ожесточенный и кровопролитный характер, чем декабрьские бои 1917 г., и снова иркутские храмы оказались в эпицентре сражений. В результате пострадали здания ряда церквей, Вознесенский монастырь был ограблен солдатами, а его настоятель преосвященный Зосима арестован.

В годы Гражданской войны в Восточной Сибири существовали крупные партизанские формирования: Северо-Канский, Степно-Баджейский, Шиткинский, Восточно-Забайкальский фронты, множество более мелких отрядов и групп. В большинстве случаев партизаны жестоко расправлялись со священнослужителями, видя в них пособников белогвардейцев. Известны факты, когда партизаны налагали на духовенство контрибуцию за сохранение жизни священнику и его семье. Сравнительную терпимость проявляли к духовенству партизаны Степного Баджея, не желая раздражать религиозные чувства крестьян. Учитывая, что кадры партизан формировались в основном из крестьян, отличавшихся своей религиозностью, партизанское командование сознательно не выдвигало антирелигиозную пропаганду на первый план. Главный упор делался на разоблачение так называемой классовой позиции духовенства, выражавшейся в тесном союзе с зажиточным крестьянством (кулаками), а также против контрреволюционной деятельности священников, их сотрудничества с белыми.

Для защиты от партизан лояльное колчаковской власти население создавало дружины самообороны. Особенно активно дружины формировались летом 1919 г. в Енисейской губернии и Нижнеудинском уезде Иркутской губернии и действовали до конца года. Духовенство деятельно участвовало в создании самообороны. За борьбу с партизанами ВВЦУ 24 мая 1919 г. наградило золотыми наперсными крестами 12 священников Енисейской епархии.

В то же время, отдельные священники, по данным белых, выступили в роли организаторов партизанских выступлений. Наибольшую известность получили священники Орлов и Вашкорин.

В Заключении подведены итоги исследования.

Государственно-церковные отношения в годы Гражданской войны прошли несколько этапов, обусловленных, в первую очередь, политической обстановкой в регионе. Им присущи как общие, так и специфические черты, связанные с геополитическими и культурно-историческими особенностями Восточной Сибири.

В период первой советской власти (конец 1917 г. – август 1918 г.) были приняты декреты, ограничивающие права РПЦ. В первую очередь, Церковь была лишена прав собственности на землю. Затем из духовного ведомства в ведение Наркомата по просвещению были переданы все учебные заведения вместе со всем связанным с ними имуществом. В учебных заведениях прекратилось изучение Закона Божьего. Постепенно у епархий отбирались и профессиональные учебные заведения, преобразуемые в светские школы. Началась национализация церковного имущества. Таким образом, первый период советской власти характеризуется нарастанием напряженности в отношениях между РПЦ и государством. Следствием применения антирелигиозного законодательства явилось лишение РПЦ материальной базы, аресты и репрессии среди духовенства и верующих. Однако в полной мере отделения церкви от государства и школы от церкви в Восточной Сибири не произошло.

Православное духовенство восточносибирских епархий РПЦ повсеместно приветствовало падение советской власти и установление белогвардейского режима. Белые власти отменили все ограничения, наложенные советской властью на деятельность РПЦ: были возвращены конфискованные ранее церковные земли и имущество, вновь вводились штаты духовенства в армии и на флоте, в школах возобновилось преподавание Закона Божьего. Главной чертой жизни РПЦ в этот период следует признать возвращение деятельности православного духовенства в традиционное русло. Были и важные отличия, накладывавшиеся Гражданской войной. Значительное количество духовенства находилось в действующей армии и при госпиталях. Священнослужители РПЦ приняли деятельное участие в организации и деятельности антибольшевистских добровольческих формирований. Следует признать, что в период нахождения у власти А.В. Колчака и Г.М. Семенова РПЦ активно использовалась ими в политических целях.

Восстановление советской власти в Восточной Сибири в 1920 г. характеризовалось наступлением на религию и церковь. В рамках осуществления декрета об отделении церкви от государства происходило закрытие церквей, изъятие церковного имущества, ликвидация духовных учебных заведений, национализация монастырей, репрессии против духовенства и верующих. Окончательное отделение церкви от государства произошло после ликвидации ДВР в 1922 г. Одним из наиболее значимых событий церковной политики Советского государства периода Гражданской войны была организованная в конце 1918 г. кампания по вскрытию мощей православных святых. Она коснулась Иркутской епархии в начале 1921 г., когда подверглись вскрытию мощи святителя Иннокентия (Кульчицкого). Кампанию по вскрытию мощей можно рассматривать как своеобразный пролог антирелигиозной кампании 1922-1923 гг., имевшей целью сломить духовное сопротивление РПЦ и подорвать ее влияние на верующих.

В годы Гражданской войны эволюционирует епархиальное управление, вынужденно меняется его кадровый состав, в том числе и архиереи. В числе проблем, стоявших перед РПЦ - ослабление связи епархиального центра с периферией в связи с невозможностью совершать регулярные поездки по епархии, кадровые проблемы, низкое материальное обеспечение причтов, возвращение церквам и монастырям конфискованной земли и имущества, отход от православия и возврат к шаманизму коренного бурятского населения.

В целом, годы Гражданской войны стали серьезным испытанием для Русской православной церкви. В результате репрессивной политики советской власти РПЦ не только лишилась большей части имущества, но и понесла значительные потери среди духовенства и верующих. Однако, как показала дальнейшая история, дух ее не был сломлен и большинство истинно верующих людей не отошли от религии.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Новикова Т.М. Деятельность Русской православной церкви в период Гражданской войны (на материалах Восточной Сибири) / Т.М. Новикова // Известия Алтайского государственного университета. – 2009. - № 4-4(64). – С. 194-198.

2. Новикова Т.М. Православная церковь и правительство А.В. Колчака / Т.М. Новикова // Вестник Иркутского Государственного Технического Университета. – 2010. – № 4(44). – С. 268-272.

Статьи в других изданиях:

3. Новикова Т.М. Последние резервы Белого фронта: 1-я Иркутская дружина Святого Креста / Т.М. Новикова // Белая армия. Белое дело, Екатеринбург. – 2002. – № 11. – С. 96-100.

4. Новикова Т.М. Иркутская дружина Святого Креста / Т.М. Новикова // Русская Православная Церковь в Сибири: история и современность: материалы конференции, посвященной 350-летию основания с. Посольское и Посольскому Спасо-Преображенскому монастырю. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – С. 67-70.

5. Новикова Т.М. Метрические книги и этническая генеалогия (на примере Гражданской войны в Восточной Сибири) / Т.М. Новикова // Социогенез Северной Азии: прошлое, настоящее, будущее: материалы Регион. науч.-практ. конф., 12-15 ноября 2003 г. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2003. - С. 188-191.

6. Новикова Т.М. Отделение школы от церкви и ликвидация духовно-учебных заведений Иркутской епархии в годы Гражданской войны / Т.М. Новикова // Социогенез в Северной Азии: сб. науч. тр. / Под ред. А.В. Харинского. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. – Ч. 2. – С. 80-84.

7. Новикова Т.М. Взаимоотношения Русской православной церкви и государства в годы Гражданской войны в Восточной Сибири (на примере Иркутской епархии) / Т.М. Новикова // Церковь и государство: история и современность: материалы науч. конф., Иркутск, 10-11 марта 2005 г. – Иркутск, 2005. – С. 49-57.

8. Новикова Т.М. Иркутская дружина Святого Креста / Т.М. Новикова // Иркутск: Энциклопедический словарь. – Иркутск, 2006. – С. 134.

9. Новикова Т.М. Православное духовенство и партизаны в 1918-1920 гг. (на примере Енисейской губернии) / Т.М. Новикова // Сибирь в период Гражданской войны: материалы Междунар. науч. конф., Кемерово, 6-7 февраля 2007 г. – Кемерово: ГОУ «КРИРПО», 2007. – С. 149-151.

10. Новикова Т.М. Восточносибирские епархии Русской православной церкви и события Февраля 1917 г. / Т.М. Новикова // 1917 год в российской и мировой истории: материалы конф. – Красноярск, 2007. – С. 389-393.

11. Новикова Т.М. Политика дискредитации Русской православной церкви в советской периодической печати в годы Гражданской войны в Восточной Сибири / Т.М. Новикова // Успехи современного естествознания (Москва). – 2007. - № 2. – С. 43-45.

12. Новикова Т.М. Православное духовенство и Белые армии в Сибири / Т.М. Новикова // Земля Иркутская. – 2007. – № 1(32). – С. 60-65.

13. Новикова Т.М. Русская православная церковь в Восточной Сибири: от Февраля к Октябрю 1917 г. / Т.М. Новикова // Вторые университетские социально-гуманитарные чтения 2008 года: материалы. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. – С. 76-81.

14. Новикова Т.М. Русская православная церковь при режиме А.В. Колчака (на материалах Восточной Сибири) / Т.М. Новикова // ГЛОБЭКСИ: Интернет-журнал АТ и СО, 2009. – № гос. регистрации 0421000077. Режим доступа: /Program.htm.

15. Новикова Т.М. Конфликт верующих и большевиков в Чите 19 июня 1918 г. / Т.М. Новикова // Православие: миссионерство и дипломатия в Сибири: материалы Всерос. науч.-практ. конф., 14-15 января 2010 г. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 370-376.

1 Титлинов Б.В. Православие на службе самодержавия в русском государстве / Б.В. Титлинов. – Л., 1924; Грекулов Е.Ф. Русская церковь в роли помещика и капиталиста / Е.Ф. Грекулов. – М., 1929; Лукин Н.М. Церковь и государство. – 4-е изд., испр. и доп. / Н.М. Лукин. – М., 1922; Лукин Н. Революция и церковь. – 3-е изд. / Н. Лукин.– М., 1924; Кандидов Б. Октябрь в деревне и церковь / Б. Кандидов // Антирелигиозник. – 1934. – № 5.

2 Окладников А. Церковь в борьбе с пролетарской революцией в Восточной Сибири / А. Окладников // Будущая Сибирь. – 1932. – № 4-6. – С. 108-116.

3 Кандидов Б. Религиозная контрреволюция 1918-1920 гг. и интервенция (очерки и материалы) / Б. Кандидов. – М., 1930; Кандидов Б. Церковь и гражданская война на юге (Материалы к истории религиозной контрреволюции в годы гражданской войны) / Б. Кандидов. – М., 1931; Кандидов Б. Японская интервенция в Сибири и церковь / Б. Кандидов. – М., 1932.

4 Гидулянов П.В. Церковь и государство по законодательству РСФСР / П.В. Гидулянов. – М., 1923.

5 Амосов Н. Октябрьская революция и церковь / Н. Амосов. – М., 1937; Кандидов Б. Церковь и шпионаж: о некоторых фактах контрреволюционной и шпионской деятельности религиозных организаций / Б. Кандидов. – М., 1938; Олещук Ф. Борьба церкви против народа / Ф. Олещук. – М., 1939.

6 Комсомол и антирелигиозная пропаганда: Сборник статей и очерков. – М., 1937; В помощь агитатору: Сборник материалов по антирелигиозной работе. – Иркутск, 1939.

7 Абросенко К.П. Религия на службе контрреволюции в Сибири / К.П. Абросенко. – Иркутск, 1938.

8 Персиц М.М. Отделение церкви от государства и школы от церкви в СССР (1917-1919 гг.) / М.М. Персиц. – М., 1958.

9 Красников Н.П. Ленинский декрет об отделении церкви от государства и его международное значение / Н.П. Красников. – Л., 1967; Бражник И. Отделение церкви от государства: история и современность / И. Бражник // Наука и религия. – 1970. – № 3; Иванов А.И., Лобазов П.К. Политика Советского государства по вопросам религии и церкви / А.И. Иванов, П.К. Лобазов. – М., 1973; Розенбаум Ю.А. Советское государство и церковь / Ю.А. Розенбаум. – М., 1985.

10 Нейтман М.Л. Проведение Ленинского декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» в Забайкалье (1918-1923 гг.). Автореф… канд. ист. наук / М.Л. Нейтман. – Иркутск, 1974.

11 Соскин В.Л. Очерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны (кон. 1917 – нач. 1921 гг.) / В.Л. Соскин. – Новосибирск, 1965.

12 Чертков А.Б. Крах / А.Б. Чертков. – М., 1968; Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 2. – Изд. 2-е, испр. и доп. / Д.Л. Голинков. – М., 1978.

13 Плаксин Р.Ю. Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг. / Р.Ю. Плаксин. – М., 1968.

14 Лисавцев Э.И. Критика буржуазной фальсификации положения религии в СССР. – 2-е изд., доп. / Э.И. Лисавцев. – М., 1975.

15 Зыбковец В.Ф. Национализация монастырских имуществ в Советской России (1917-1921 гг.) / В.Ф. Зыбковец. – М., 1975.

16 Шильдяшов И.М. Религия в Сибири и атеистическое воспитание / И.М. Шильдяшов. – Новосибирск, 1982. – М.: Мысль, 1975.

17 Эйнгорн И.Д. Очерки истории религии и атеизма в Сибири (1917-1937 гг.) / И.Д. Эйнгорн. – Томск, 1982.

18 Куроедов В.А. Религия и церковь в Советском государстве / В.А. Куроедов. – М.: Политиздат, 1981; Варичев Е.С. Православная церковь. История и социальная сущность / Е.С. Варичев. – М., 1982; Крывелев И.А. Русская православная церковь в первой четверти XX в. / И.А. Крывелев. – М., 1982; Гордиенко Н.С. Эволюция русского православия (20-80-е гг. XX столетия) / Н.С. Гордиенко. – М., 1984.

19 Алексеев В.А. Иллюзии и догмы / В.А. Алексеев. – М., 1991.

20 Кашеваров А.Н. Кампания советской власти по вскрытию святых мощей в 1918-1920 гг. / А.Н. Кашеваров // Новый часовой. – СПб. – 1994. – № 2.

21 Сирин А.Д. Святотатцы (из истории мощей Святителя Иннокентия (Кульчицкого) / А.Д. Сирин // Исторические судьбы православия в Сибири: Тезисы докладов науч. конф. - Иркутск, 1997; Сирин А.Д. Необоримая стена / А.Д. Сирин. – Иркутск, 2000.

22Одинцов М.И. Государственно-церковные отношения в истории советского общества / М.И. Одинцов // Религия, общество и государство в XX веке: Материалы конференции. – М., 1991; Васильева О.Ю. Русская православная церковь и Советская власть в 1917-1927 годах / О.Ю. Васильева // Вопросы истории. – 1993. - № 8; Кашеваров А.Н. Взаимоотношения советской власти и Русской Православной Церкви в начале Гражданской войны / А.Н. Кашеваров // Новый часовой. - 1995. - № 3.

23 Левченко И.В. Русская Православная Церковь и государство / И.В. Левченко. – Иркутск, 1997.

24 Цыремпилова И.С. Взаимоотношения государства и Русской православной церкви в Байкальской Сибири (1917-1930-е гг.): историография и источники / И.С. Цыремпилова. – Улан-Удэ, 2008; Цыремпилова И.С. Русская православная церковь и государство: история взаимоотношений в 1917-1930-е гг. (на материалах Байкальского региона) / И.С. Цыремпилова. – Улан-Удэ, 2008.

25 Жалсараев А.Д. Поселения, православные храмы, священнослужители Бурятии XVII-XX столетий: Энциклопедический справочник / А.Д. Жалсараев. – Улан-Удэ, 2001.

26 Православие в Забайкалье: история и современность. Сборник статей. – Чита, 2004.

27 Секерин В.П. Религии на карте Забайкалья / В.П. Секерин. – Чита, 1995.

28 Юрганова И.И. История Якутской епархии. 1870-1919 гг. / И.И. Юрганова. – Якутск, 2003.

29 Юрганова И.И. Церкви Якутии: (краткая история) / И.И. Юрганова. – Якутск, 2005.

30 Российская Церковь в годы революции (1917-1918 гг.): Сборник. – М., 1995. – Кн. 8.

31 Цыпин В. История Русской Православной Церкви. 1917-1990 / В. Цыпин. – М., 1994.

32 Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. Сост. А. Ратшин. – М., 2000.

33 Калинина И.В. Православные храмы Иркутской епархии XVII – нач. XX в. / И.В. Калинина. – М., 2000.

34 Волков Е.В. Пропагандистская деятельность православного духовенства в армии А.В. Колчака / Е.В. Волков // История белой Сибири: Материалы 5-й междунар. науч. конф. – Кемерово, 2003; Емельянов С.Н. Русская Православная церковь в Белой борьбе / С.Н. Емельянов // Доброволец. – 2003. – № 2; и др.

35 Посадский А.В. Страницы Белого добровольчества на востоке России / А.В. Посадский // Белая армия. Белое дело. – Екатеринбург. – 2002. – № 11.

36 Кашеваров А.Н. Высшее церковное управление Русской Православной Церкви в период гражданской войны / А.Н. Кашеваров // Новый часовой. – СПб. – 1998. – № 6-7; Попов А.В. Временные высшие церковные управления на территориях, контролируемых белогвардейскими правительствами / А.В. Попов // История белой Сибири: Материалы 6-й междунар. науч. конф. – Кемерово, 2005.

37Евлогий, митрополит. Путь моей жизни. – Париж, 1947; Шавельский Г.И. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота / Г.И. Шавельский. – Нью-Йорк, 1954. – Т.2.; Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища Обер-Прокурора Св. Синода / Н.Д. Жевахов. – Югославия, 1928.

38Curtiss J. S. The Russian Church and the Soviet State. 1917-1950. – Boston, 1953; Religion in the USSR: Institutions and Policies. – New-York, Washington, 1968; Pospielovsky D. V. A History of Marxist-Leninist Atheism and Soviet Antireligious Policies. – Volum 1 of a History of Soviet Atheism in Theory and Practice, and the Believer. - New York, 1987; Luukkanen Arto. The Party of Unbelief. The religious Policy of the Bolshevik Party, 1917-1929. – Helsinki, 1994; Husband W. B. “Godless Communists”. Atheism and Society in Soviet Russia 1917-1932. – Northern Illinois university press, 2000.

39 Поспеловский Д.В. Русская православная церковь в XX веке / Д.В. Поспеловский. – М., 1995.

40Footman D. Civil War in Russia. - New York, 1962; Bradley J. Allied Intervention in Russia. – London, 1968; Fleming P. The Fate of Admiral Kolchak. – London, 1963; Mawdsley E. The Russian Civil War. Boston, 1987; Swain G. The Origins of the Russian Civil War. – London and New York, 1996.

41 Борьба за власть Советов в Приленском крае (1918-1921 гг.). Сборник документов / Под ред. В.Т. Агалакова и С.Ф. Коваля. – Иркутск, 1987.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования (23)

    Научная работа
    4. Экономика – 06.41.00; 06.61.00; 06.01.45; 06.01.79; 06.03.07; 06.09.00; 06.43.00; 06.51.00; 06.51.51; 06.61.33; 06.75.00; 06.75.05; 06.75.55; 06.71.
  2. История Северного Кавказа в печатных изданиях. Библиографический справочник

    Справочник
    – 1 . - № 39. Главнейшие узаконения и распоряжения за 189 -1893 гг. – СПб.,1894. Дедюлин С.А. Недостатки порядка отчуждения земель на государственные и общественные надобности (Приложение к Сборнику Узаконений по отчуждению земель).
  3. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  4. Научно-исследовательский институт проблем каспийского моря (1)

    Документ
    Второй выпуск сборника «Астраханские краеведческие чтения содержит» результаты исследований астраханских, региональных и зарубежных исследователей по природному наследию, археологии, истории, культуре Астраханского края.
  5. «духовно-нравственный путь развития россии»

    Документ
    Русский экономический вестник: научно-публицистический журнал. Тематический вып. №8 / Материалы VII Международных Ильинских научно-богословских чтений «Духовно-нравственный путь развития России» (27-28 апреля 2009 г.

Другие похожие документы..