Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
С 1 января 2002 г. трудовые пенсии назначаются в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российс...полностью>>
'Программа'
P.S. Стоимость организационного взноса и "Чумацкой каши" в данный момент уточняется. Ориентировочно оргвзнос будет составлять 60-100 грн. + ...полностью>>
'Доклад'
1. Об итогах выполнения Комплексной программы развития Университета на 2010 год по реализации стратегических задач, определенных в Послании Президента...полностью>>
'Лекция'
Основные методы при прогнозе МПИ. Составные части и этапы комплексирования. Факторы, определяющие выбор комплекса методов. Общие принципы комплексиро...полностью>>

Регламентирующие

Главная > Регламент
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И.В. НИКИТЕНКО,

начальник филиала ВНИИ МВД России

по Дальневосточному федеральному округу,

кандидат юридических наук, доцент

ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОЙ И УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОСЯГАТЕЛЬСТВА

НА МИГРАЦИОННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Уголовно-правовые нормы, регламентирующие ответственность за преступления в области миграции населения, можно условно дифференцировать на нормы, предусматривающие:

1) уголовную ответственность за преступления в области установленного порядка миграции населения и причиняющие непосредственный вред миграционной безопасности государства (ст. 322 «Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации», ст. 322.1 «Организация незаконной миграции» УК РФ);

2) уголовную ответственность за преступления способствующие нарушению установленного порядка миграции населения, хотя и не причиняющие непосредственный вред миграционной безопасности государства (ст. 327 «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков», ст. 292.1. «Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации» УК РФ);

3) ответственность за преступления, которые часто связанны с различными аспектами миграционных процессов либо с их последствиями. К этой группе преступлений также можно отнести все уголовно-наказуемые деяния «экстремистской направленности», совершаемые по мотивам расовой, этнической, религиозной и конфессиональной вражды1.

Состав преступления, предусмотренный ст. 322.1 УК РФ, имеет сложную структуру объективной стороны, включающую ряд самостоятельных (альтернативных) действий, каждое из которых в отдельности, как и их совокупность, образует единичное, оконченное преступление. Следует отметить, что незаконная миграция как правонарушение, выразившееся в незаконном въезде на территорию Российской Федерации, незаконном транзитном проезде через ее территорию либо в нарушении правил пребывания в ее пределах иностранным гражданином или лицом без гражданства, не является преступлением и образует состав административно-наказуемого деликта в соответствии со ст. 18.8 КоАП РФ. Уголовная же ответственность предусмотрена законодателем только за «организацию незаконной миграции». Однако при квалификации правонарушений, связанных с незаконным въездом в Российскую Федерацию, незаконным пребыванием в ее пределах и незаконным транзитным проездом через ее территорию, которые, как правило, сопряжены с незаконным пересечением государственной границы Российской Федерации, следует учитывать, что между соответствующими нормами административного и уголовного законодательств существует явная правовая коллизия в части разграничения административной и уголовной ответственности. Данная несогласованность обусловлена отсутствием четких критериев, характеризующих незаконное пересечение государственной границы как административно-наказуемого деяния с точки зрения его отличия от аналогичного состава преступления, предусмотренного ст. 322 УК РФ. В свою очередь, эта проблема тесно связана с вопросами квалификации деяний, соответствующих ст. 322.1 УК РФ, так как составы преступлений, содержащиеся в ст. 322 и 322.1 УК РФ, а также аналогичный состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 18.8 КоАП РФ, имеют не только общую правовую природу, но и во многом симметричные юридические признаки.

Диспозиция комментируемой нормы, как и диспозиция ст. 18.8 КоАП РФ, является отсылочно-бланкетной, так как для разъяснения признаков, определяющих характеристики деяний, образующих объективную сторону преступления, необходимо обратиться к федеральным законам «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

Очевидно, что уголовно-правовое значение понятия «организация незаконной миграции» подразумевает наличие соучастия с распределением ролей или без такового либо посредственное исполнение преступного замысла организатора. Реализовать объективную сторону подобного преступления можно гипотетически, но анализ правоприменительной практики свидетельствует, что более чем в 92% случаев применения ст. 322.1 УК РФ имела место групповая форма преступного поведения, остальные 8% фактов уголовного преследования не были реализованы в судах либо прекращены на досудебных стадиях.

Как правило, организация незаконной миграции осуществляется в составе организованных групп, а при организации устойчивых каналов незаконной миграции – посредством преступных сообществ. Если же незаконная миграция сопряжена с незаконным пересечением государственной границы, но без признаков организации, то наряду со сложной формой соучастия может иметь место и ее простая разновидность (например, совершение преступления группой лиц или группой лиц по предварительному сговору).

Следуя принципам дифференциации уголовной ответственности соучастников преступления, предусмотренных ст. 34 УК РФ, отметим, что ответственность организатора незаконной миграции может быть квалифицирована как сложное соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ, если он сам принимал непосредственное участие в акте незаконной миграции посредством незаконного пересечения государственной границы. Подобные случаи являются примером идеальной совокупности преступлений, предусмотренных ст. 322 и 322.1 УК РФ.

С момента введения исследуемого состава в действие прошло более шести лет, но правоприменительная практика свидетельствует о том, что эффективность его применения крайне незначительна, так как при сохраняющейся из года в год положительной динамике незаконной миграции на территорию Российской Федерации количество обвинительных приговоров по данной категории уголовных дел исчисляется десятками в масштабах страны.

Названные обстоятельства позволяют предположить, что анализируемый состав преступления представляет собой не вполне удачную законодательную конструкцию, нуждающуюся в уточнении и даже принципиальном пересмотре позиции законодателя. Так, например, законодатель не учел некоторые аспекты российской действительности в миграционной сфере. Принимая во внимание распространенность коррупции в России, очевидно участие в вышеупомянутом виде противоправной деятельности значительного числа должностных лиц, использующих при этом свои служебные полномочия, что не нашло своего отражения в анализируемом составе преступления.

Все чаще в юридической литературе высказываются сомнения в корректности определенного законодателем объекта преступного посягательства в ст. 322.1 УК РФ, а именно «Порядок государственного управления», в соответствии с которым данный состав преступления позиционируется в уголовном законодательстве.

Не вызывает возражений, что нарушение миграционного законодательства действительно причиняет вред порядку государственного управления миграционными процессами. Но ведь в УК РФ предусмотрена уголовная ответственность не за собственно нарушение миграционных правил, а за «организацию незаконной миграции», что, как известно, представляет более серьезную общественную опасность, чем обычное нарушение миграционного законодательства, и в некоторых случаях может быть квалифицированно как «организация каналов незаконной миграции», а это, в свою очередь, соответствует п. 41 «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» в качестве потенциальной угрозы безопасности государства в пограничной сфере и является риском для миграционной безопасности России. Признание этой угрозы в качестве приоритетной требует пересмотра некоторых положений ныне действующего УК РФ в части уточнения и конкретизации некоторых объектов преступных посягательств, а также признания миграционной безопасности государства в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны.

Следует отметить, что составы преступлений, предусмотренные ст. 322 и 322.1 УК РФ, характеризуются тождественными, объективными признаками: а) деяния направлены на пересечение государственной граници; б) пересечение государственной границы и пребывание на территории государства прибытия имеют противоправный характер; в) деяния вступают в противоречие с миграционным и пограничным законодательством Российской Федерации.

Принимая во внимание приведенные доводы, мы полагаем, что одной из норм УК РФ, устанавливающих уголовную ответственность за посягательство на миграционную безопасность государства как дополнительного объекта преступного посягательства посредством незаконного пересечения государственной границы, является состав преступления ст. 322 УК РФ. Данное деяние признано противоправным и общественно опасным ввиду очевидной значимости регулирования въезда и выезда для интересов государства и обеспечения его безопасности и суверенитета.

Суть понятия «Государственная граница Российской Федерации» раскрывается в ст. 1 Федерального закона «О Государственной границе Российской Федерации», которая гласит: «Государственная граница Российской Федерации есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации».

В определении государственной границы видится не вполне удачная ее характеристика с точки зрения «пределов распространения государственного суверенитета». Под государственным суверенитетом принято понимать «присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях»2. Суверенитет государства не может быть ограничен рубежами его границ. В соответствии с международной практикой государства распространяют свою юрисдикцию на континентальный шельф, исключительную экономическую зону, прилегающую зону. Сохраняют государственную принадлежность космические объекты, корабли в открытом море, воздушные суда в открытом воздушном пространстве и т.д. Поэтому мы согласны с мнением о необходимости исключения из указанной дефиниции слов «то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации».

И сегодня вопросы о видовом и непосредственном объектах состава преступления, предусмотренного в ст. 322 УК РФ, а следовательно, и позиционирования этой нормы в Уголовном законе вызывают споры среди юристов.

Исследуя проблему объекта уголовно-правовой охраны, следует еще раз обратить внимание на идентичные юридические черты анализируемых составов преступления, в которых организация незаконного въезда в Российскую Федерацию, пребывание на ее территории и транзитный проезд через Российскую Федерацию, как правило, связанны с нарушением ее государственной границы. Противоправное пересечение государственной границы часто является способом незаконной миграции3. Таким образом, можно отметить, что безопасность государства в пограничной сфере тесно связана с миграционной безопасностью государства.

Для наиболее полного обоснования позиции о признании миграционной безопасности России самостоятельным или факультативным объектом уголовно-правовой охраны вновь обратимся к «Стратегии национальной безопасности» как к одному из основополагающих нормативных документов в области безопасности. В §2 под названием «Общественная и государственная безопасность» разд. IV указанного документа определено следующее: «…одним из условий обеспечения национальной безопасности является надежная защита и охрана государственной границы Российской Федерации»; а далее упоминается об основных угрозах интересам и безопасности Российской Федерации в пограничной сфере, где среди других называется «организация каналов незаконной миграции».

На основании изложенного можно прийти к выводу, что непосредственным объектом предусмотренного ст. 322 УК РФ преступления является безопасность Российской Федерации в пограничной сфере, под которой понимается состояние защищенности государственной границы от реальных и потенциальных внешних и внутренних угроз. В свою очередь, факультативным объектом является миграционная безопасность государства, а в соответствии с диспозицией ч. 2 ст. 322 УК РФ, где упоминается о «насилии или угрозе его применения», дополнительным объектом преступного посягательства может быть здоровье человека.

В части 2 анализируемой статьи предусмотрена уголовная ответственность за «незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения». Речь идет о квалифицированном составе преступления, который выражается в незаконном пересечении государственной границы при условии наличия хотя бы одного из альтернативных и вместе с тем отягчающих уголовную ответственность признаков. Однако применение этой нормы на практике сопряжено с некоторыми трудностями, обусловленными отсутствием юридической конкретики при описании квалифицирующих признаков. Так, в анализируемой норме не определен характер насилия, что приводит к неопределенности и субъективизму при квалификации преступлений, связанных с незаконным пересечением государственной границы, особенно когда речь идет о причинении вреда здоровью различной степени тяжести либо о причинении смерти в результате такого насилия.

В диспозиции нормы, содержащей описание основного состава преступления, недостаточно полно отражены признаки деяния относительно незаконности пересечения государственной границы Российской Федерации.

По мнению большинства аналитиков, данным понятием охватываются случаи пересечения границы «не только без установленных документов или без надлежащего разрешения, но и в неустановленных местах, а равно с любым нарушением порядка (например, временного режима)»4. Это же следует и из смысла Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», которому корреспондирует ч. 1 ст. 322 УК РФ. К тому же рассматриваемое преступление следует считать оконченным с момента фактического пересечения линии государственной границы РФ. Пересечение контрольной линии пропускного пункта, не совпадающей с линией государственной границы (без установленных документов или надлежащего разрешения), может быть квалифицировано как покушение на незаконное пересечение государственной границы РФ либо как оконченное преступление, если нарушитель оказался на территории сопредельного государства.

Еще одной существенной проблемой квалификации преступлений, предусмотренных ст. 322 УК РФ, является отсутствие четкого разграничения уголовной и административной ответственности за правонарушения, связанные с неприкосновенностью государственной границы, что, как уже отмечалось, создает некоторые проблемы и при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 322.1 УК РФ, особенно когда речь идет о совокупности «организации незаконной миграции» и «незаконного пересечения государственной границы».

В практической деятельности под понятие нарушителя границы подпадают не только физические лица, но и иностранные военные корабли и невоенные суда, воздушные суда и т.п. Все эти нарушители, независимо от обстоятельств, при которых они совершили нарушение правил пересечения государственной границы, подлежат задержанию пограничными органами ФСБ России. Однако следует иметь в виду, что понятие нарушителя государственной границы значительно шире, чем понятие субъекта преступления, предусмотренного ст. 322 УК РФ. Поэтому не случайно из общего количества задержанных нарушителей границы привлекается к уголовной ответственности незначительное число лиц.

Если нарушение государственной границы осуществлялось с использованием транспортного средства (например, воздушного или морского судна), то уголовной ответственности подлежат физические лица, управлявшие этим транспортным средством.

Известно, что за нарушение режима государственной границы транспортным средством предусмотрена административная ответственность в соответствии со ст. 18.1, 18.2, 18.4, 18.5 КоАП РФ. Субъектами таких правонарушений, наряду с физическими выступают и юридические лица, как правило, владельцы транспортных средств, нарушивших режим государственной границы. При таких обстоятельствах возникает конкуренция уголовной и административной ответственности.

Существует мнение, что в подобных случаях по факту нарушения режима государственной границы должно быть возбуждено административное производство против владельцев транспортных средств-нарушителей, и уголовное, где субъектами выступают только физические лица. Однако в таком случае не соблюдается фундаментальный, юридический принцип недопустимости двойной ответственности за одно и то же деяние. Еще более сложной выглядит ситуация с разграничением ответственности, когда капитан судна-нарушителя сам является руководителем юридического лица, которому оно принадлежит.

В целях устранения подобных коллизий во многих странах субъектами уголовной ответственности наряду с физическими признаются и юридические лица.

1 Никитенко И.В. Миграционная безопасность Дальневосточного федерального округа России: политико-правовой и криминологический аспект. Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2010. С. 144.

2 См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997. С. 52.

3 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010.

4 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1997. С. 732; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Рарога. М., 2009; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова М.: Юрайт-Издат, 2010.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Регламентируются

    Регламент
    Развитие международного экономического сотрудничества между государствами привело к возникновению особой группы налоговых отношений с участием иностранного элемента.
  2. Регламентирующих деятельность государственной инспекции (1)

    Регламент
    В целях совершенствования деятельности Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации по контролю за соблюдением правил,
  3. Регламентирующих деятельность государственной инспекции (2)

    Регламент
    Утвердить: 1.1. Наставление по техническому надзору Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (приложение N 1).
  4. Регламентирующие методы управления в менеджменте туризма

    Регламент
    Основные требования в процессе совершенствования обслуживания клиентов туристической фирмы. Требования к менеджеру по работе с клиентами в туристической фирме.
  5. Регламентируется следующими законами

    Регламент
    «Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ» (далее «Положение о ГИБДД»), утвержденного Указом Президента РФ от 15.06.

Другие похожие документы..