Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении дополнительного профессионального образования «Академия повышения квалифика...полностью>>
'Задача'
Важнейшей задачей банковской системы Республики Беларусь в условиях ухудшения макроэкономической ситуации стало сохранение и увеличение денежных сбере...полностью>>
'Рабочая учебная программа'
Дисциплина «Монтаж, наладка и эксплуатация систем автоматического управления» является специальной дисциплиной в программе подготовки квалифицированн...полностью>>
'Программа дисциплины'
Программа составлена на основании Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования в соответствии с требованиями к о...полностью>>

Жестокость и насилие в школе (буллинг) Типичные ситуации и комментарии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЖЕСТОКОСТЬ И НАСИЛИЕ В ШКОЛЕ

(БУЛЛИНГ)

Типичные ситуации и комментарии

Буллинг (bullying) – это длительное физическое или психическое насилие со стороны индивида или группы в отношении индивида, не способного защитить себя в данной ситуации. Это форма жестокого обращения, когда физически или психически сильный индивид или группа таковых получает удовольствие, причиняя боль, насмехаясь, добиваясь покорности и уступок, завладевая имуществом более слабого. Пострадавшие чаще всего испытывают стыд и неуверенность в себе, но предпочитают не сообщать об издевательствах.

По данным зарубежных и отечественных психологов, буллинг – явление достаточно распространенное в школе. До 10% детей регулярно (раз в неделю и чаще) и 55% эпизодически (время от времени) подвергаются издевательствам со стороны одноклассников. 26% матерей считают своих детей жертвами таких издевательств. Подобная ситуация может продолжаться в течение нескольких лет. Проблема заключается еще и в том, что в группе риска может оказаться практически любой школьник.

В этом разделе нами использованы материалы, собранные ведущим специалистом-психологом Всероссийского научно-практического центра профориентации и психологической поддержки населения Татьяной Серовой.

В подростковом возрасте нередко возникает проблема общения сверстников. Практически в каждом классе есть дети, которые становятся объектами насмешек, а иногда и открытых издевательств остальных учеников класса.

«Не могу дождаться окончания школы. Одноклассники грубы, бесцеремонны и жестоки». «Что я им плохого сделала? Почему со мной в классе никто не хочет дружить? Меня высмеивают, обзывают». «В моем классе учится мальчик, который подвергается травле одноклассников уже в течение нескольких лет, но я как классный руководитель ничего не могу с этим поделать». «Ребенка страшно отпускать в школу. Каждый день он приходит то в порванной одежде, то в грязи с головы до ног. Учиться стал плохо, в школу ходить не хочет».

Эти и подобные им жалобы учеников, учителей и родителей свидетельствуют о буллинге – сложном межличностном процессе, в котором есть жертвы, преследователи, устанавливаются особые агрессивные отношения.

Типичным примером жестокости («травли») в ученической среде служит история Лены.

ЛЕНА, 15 лет. Первого сентября Лена шла в школу как на праздник. Загорелая, повзрослевшая, в новом стильном костюмчике, с модной стрижкой, она притягивала взгляды окружающих. Любимые подружки искренне радовались, глядя на похорошевшую Лену, недоброжелательницы косо посматривали, завистливо перешептывались. Мальчишки даже не пытались скрывать своего восхищения. Особенно преуспел в этом Миша, самый популярный в параллели десятых классов парень. Через день он предложил ей встречаться. Лене, в отличие от других девочек, Миша никогда не нравился, и она ему с легкостью отказала. Не желая признавать свое поражение, Миша еще неделю пытался добиться расположения Лены, но она была непреклонна. Удар по Мишиному самолюбию был силен, отказ разозлил привыкшего к успехам у девочек парня, и он начал мстить Лене. При каждом удобном случае Миша высмеивал и обзывал ее, доводя издевками до слез. Часто из раздевалки стала пропадать ее «сменка», которую Лена после долгих поисков находила в самых неожиданных местах.

Свою красивую белую куртку она однажды нашла изрезанной и истоптанной в раздевалке, а новое пальто было испачкано разбитыми сырыми яйцами и кетчупом. Но хуже всего было то, что по школе стали «гулять» сплетни о якобы легкомысленном поведении Лены, и некоторые друзья и одноклассники стали от нее отворачиваться. Доказать причастность Миши к травле было трудно – ведь он вредил исподтишка. В результате в школу Лена стала ходить со страхом. Снизилась успеваемость, она даже начала прогуливать уроки.

Буллинг – это в основном скрытый для окружающих школьника процесс, и, когда его проявления становятся очевидными, предпринимать какие-либо действия для исправления положения уже поздно. Некоторые дети, столкнувшись с проблемой преследования, испытывают настолько тягостные муки и страдания, что перестают осознавать себя как личность и начинают себя ненавидеть. Такие дети нуждаются в тщательно продуманном терапевтическом вмешательстве.

Защитные механизмы и умение сопротивляться сформированы у подростков еще недостаточно. Это может быть связано с тем, что они не обладают достаточно устойчивой Я-концепцией. (Эти возрастные особенности подростков описаны в трудах Д.И. Фельдштейна, И.С. Кона, Э. Эриксона, Х. Ремшмидта и др.) Недостаточно развитая позитивная Я-концепция, проблемы в становлении адекватной самооценки, особенности стереотипов поведения, принятых в данном обществе, неуверенность в себе, а также, как правило, отсутствие навыков и умений достойного поведения в провокационных ситуациях делают подростков беспомощными. Большинство тинэйджеров склонны оценивать себя так, как, по мнению подростка, его оценивают другие. Недоросль оценивает успешность своих действий через призму своего соответствия окружающим.

Для того чтобы ребенок легче адаптировался и преодолевал трудности общения в коллективе, ему необходимо сохранять позитивное представление о себе. И, напротив, люди с низкой самооценкой так реагируют на ту или иную неудачу, что это затрудняет всякую возможность самоутверждения. Кроме того, они не только сами очень низко оценивают результаты своей деятельности, но и крайне озабочены мнением других, особенно если со стороны последних наиболее вероятна неблагоприятная оценка, поэтому заметное снижение самооценки в подростковом возрасте связано с ориентацией на мнение сверстников, на референтную (авторитетную для подростка) группу людей. Следовательно, очевидна особенная уязвимость подростков перед негативными воздействиями любого рода, давлением окружающих.

В дальнейшем человек с заниженной самооценкой склонен к негативной интерпретации действий окружающих. Подобное развитие ситуации характерно для случаев, когда подростки подвергаются буллингу. При этом вмешательство взрослых зачастую неэффективно еще и потому, что они не входят в состав референтной, значимой для подростка группы.

Важную роль в формировании самооценки играет способность к сопоставлению реального «я» и идеального «я», т.е. с представлением о том, каким ребенок хотел бы быть. Если он ощущает разрыв между этими характеристиками, его самооценка, как правило, будет низкой, а школьное преследование увеличивает этот разрыв.

Часто буллинг возникает в ситуации «провоцирующей жертвы»: обидчик (или обидчики) заявляет, что поведение жертвы заслуживает наказания, и сама жертва зачастую считает, что пострадала заслуженно. Нередки и случаи, когда подростки, демонстрируя собственную силу и власть, противопоставляют себя группе, провоцируя тем самым негативное отношение к себе.

МАША, 13 лет. Поменять школу Маше пришлось вынужденно, в связи с переездом семьи на новую квартиру. В своем прежнем классе она была признанным лидером, старостой и любимицей учителей. Обладая сильным характером, Маша всегда задавала тон в отношениях со сверстниками и привыкла к безоговорочному подчинению одноклассников. В новый класс шла без особого желания, но уверенная в себе и не отягощенная комплексами новичка.

После представления классу учителем заняла свободное место, проигнорировав замечание соседки о том, что место занято, а его хозяйка Аня отсутствует, т.к. заболела. Перешептывания и косые взгляды учеников Маша оставляла без внимания, упрямо занимая прежнее место до возвращения в класс Ани.

Как на резкие, так и на осторожные предложения новых одноклассников покинуть чужое место и пересесть, на свободное, отвечала независимо и дерзко: дескать, место хорошее, удобное и пока свободное, ей нравится, а учить ее – образованием не вышли.

С агрессивной новенькой связываться не стали и после нескольких попыток поставить зарвавшуюся Машу на место от нее отстали. Класс затаился в ожидании возвращения Ани. «Доброжелательные,. подружки не упустили случая заранее проинформировать одноклассницу о появлении соперницы, тем самым подготовив почву для развития конфликта. Войдя в класс, девочки почти сразу перессорились и вцепились друг другу в волосы. В конфликт вмешался подошедший классный руководитель, разнял девочек и волевым решением пересадил Машу на другое место. После этого инцидента весь класс отвернулся от Маши, практически объявив ей бойкот. У девочки стали пропадать учебники и дневник, тетради с домашними заданиями оказывались изрисованными, несколько раз ее сумку выбрасывали из окна. На переменах девочки распускали о Маше невероятные сплетни, при удобном случае толкали и задирали ее. Жизнь в классе стала невыносимой, вмешательство родителей и учителей не принесло результата, и дело кончилось тем, что «наглой новенькой» пришлось уйти из класса.

В классе, помимо всего прочего, сложилась нездоровая психологическая атмосфера: поведение детей строилось на основе групповых процессов идентификации, конформизма, неразвитого самосознания членов группы (все добровольно приняли одну, удобную для всех точку зрения). Класс продемонстрировал довольно высокую групповую сплоченность, которая, вероятно, является следствием группового эгоизма и не имеет ничего общего с коллективизмом. Активное негативное отношение учеников класса к Маше приобрело вид «эпидемии», группового давления. Случай с Аней был не причиной, а только поводом для обвинений.

В то же время иногда формальных причин для буллинга может и не быть. Это можно проиллюстрировать следующим примером.

ДЕНИС, 14 лет. Учится в кадетском классе, поступить в который было его мечтой, поскольку с детства собирался продолжить семейную династию – стать офицером. Очень гордится дедом-фронтовиком, дошедшим до Берлина, отцом-полковником, участником боевых действий, ныне преподавателем одного из военных университетов. С удовольствием изучает иностранные языки, неплохо играет на фортепьяно, осваивает классическую гитару и флейту, на «ты» с компьютером. Один из лучших учеников в классе.

Несмотря на успешную учебу, у Дениса не складываются отношения с одноклассниками. Невысокого роста, хрупкого телосложения, не отличающийся крепкими кулаками, уже несколько лет он подвергается травле со стороны группы физически более развитых парней, которые верховодят в классе. Чего только не пришлось вынести за годы учебы! Были и оскорбления, и изорванная одежда, и разорванные в клочья учебники и тетрадки, и побои.

Дениса нельзя назвать замкнутым, необщительным. У него немало друзей вне школы, но друзей среди одноклассников нет, ждать поддержки не от кого. Часть ребят из класса сочувствовали ему, но открыто проявить солидарность не решались. Заботливая мама Дениса, тщательно отслеживающая его успеваемость, регулярно посещала школу, беседовала с учителями, но даже не подозревала о трудностях сына. Родители снисходительно относились к синякам, ссадинам, рваным штанам – парень растет. Денис же стыдился рассказать им о своих проблемах, считал невозможным признаться в собственной слабости, неумении противостоять откровенному хамству и насилию. Терпел – и страдал от собственного бессилия. Пытался наладить с агрессорами отношения, задабривая их, давая списывать задания, подсказывая, но очень скоро понял, что такого рода отношения не для него, тем более что те, охотно пользуясь услугами Дениса, не перестали преследовать и унижать его. Свою слабость и неудачливость в отношениях он стал восполнять еще большими успехами в учебе, вызывая откровенные симпатии у педагогов. Пятерками пытался компенсировать трудную жизнь в школе, поэтому к оценке своих знаний учителями относился более чем трепетно, всем этим еще сильнее противопоставив себя группе.

«Ботан» – это прозвище, кажется, навечно приклеилось к нему. Чаша его терпения переполнилась на одном из уроков, когда он, немного волнуясь, не сразу понял суть вопроса учительницы, несколько замешкался с ответом и тут услышал выкрик одного из преследователей: «Двойку ему!», который мгновенно подхватили остальные, и вскоре весь класс стал скандировать: «Двойку! Двойку!». Ему так и не дали ответить. Учительница, поддавшись давлению класса, поставила Денису два балла, отказавшись комментировать оценку.

После уроков потрясенный Денис, отстаивая свое достоинство, подрался с обидчиками. Хотя силы были неравными, он впервые стал инициатором драки. Дома обо всем рассказал родителям. Обеспокоенная мама обратилась в школу за разъяснением сложившейся ситуации и помощью, но педагоги и администрация школы оказались не готовыми к разрешению проблемы. Единственное, что они смогли предложить, – перейти в другой класс.

Уйти из кадетского класса, который мог стать надежной ступенью для поступления в военный институт, – решение не самое лучшее. Семья обеспокоена тем, как прекратить травлю, наладить отношения с одноклассниками и помочь Денису сохранить свое достоинство.

Известно, что в группе возникают и закрепляются определенные нормы и ценности, правила, которые в той или иной степени должны разделять все ее участники и которые регулируют взаимоотношения между членами данной группы.

Для того чтобы все эти нормы соблюдались всеми членами группы, вырабатывается также и система санкций. Группа либо поощряет своих членов, исполняющих ее требования, – повышается уровень их эмоционального принятия, растет их статус, используются другие психологические меры поощрения, либо наказывает тех из них, чье поведение не соответствует нормам, принятым в данной группе. Это могут быть бойкот, снижение интенсивности общения с «провинившимся», понижение его статуса, исключение из структуры коммуникативных связей. Наиболее болезненны эти меры именно для подростков в связи с их возрастными особенностями.

Особенно сложно принять систему групповых норм новому члену группы, который попадает в непривычную для него систему отношений и должен принять или отвергнуть нормы, правила, ценности данной группы.

Битянова М.Р. выделяет четыре варианта отношения к возникшей проблеме: сознательное, свободное принятие норм и ценностей группы; вынужденное принятие под угрозой санкций группы; демонстрация антагонизма по отношению к группе (по принципу «не такой, как все») и свободное, осознанное отвержение групповых норм с учетом всех возможных последствий, вплоть до ухода из данного коллектива.

Второй и третий варианты иллюстрируют поведение, зависимое от группы: либо принятие норм под давлением, либо противопоставление себя данной конкретной группе. При этом и тот, и другой варианты позволяют человеку оставаться в этой группе, играя роль «козла отпущения» или аутсайдера.

Второй вариант поведения по отношению к группе наиболее распространен. Феномен вынужденного принятия человеком норм и ценностей группы под угрозой потери этой группы или своего устойчивого положения в ней получил название конформизма. Конформизм – это подчинение суждения или действия индивида групповому давлению, приспособление к другим членам группы, даже если он не согласен с остальными.

Специальные исследования показывают, что в различных ситуациях процент людей, демонстрирующих готовность подчиниться группе, может колебаться от 15 до 80. Это позволяет считать конформизм важным фактором социального поведения человека. С точки зрения вышеобозначенных школьных проблем конформизм плох еще и потому, что переводит буллинг в так называемую латентную форму, трудно выявляемую педагогами и родителями. А деструктивное влияние на формирующуюся личность подростка, не скомпенсированное соответствующим педагогическим и/или психотерапевтическим воздействием, может особенно сильно проявиться позднее, в период очередного возрастного кризиса.

Буллинг оказывает сильное влияние не только на тех, кто ему подвергается, но и на вынужденных его свидетелей, на школьную атмосферу в целом. В случае Дениса показательна позиция невольных свидетелей происходящего, не подвергающихся непосредственной агрессии: доказано, что в результате ощущения собственного бессилия их самооценка заметно снижается, и тем самым они становятся периферическими жертвами. Некоторые дети, так называемые «ботаники», стараются не придавать этому значения, другие же пребывают в постоянном страхе, ожидая, что станут следующей жертвой.

Рекомендации

Для разрешения проблемы буллинга следует учитывать множество факторов, а не ограничиваться упрощенными представлениями о жестоком преследователе и его беспомощной жертве. Тщательному изучению и анализу подлежит подоплека данного явления в каждом конкретном случае – то, на чем основываются издевательства в ученической среде. При оценке инцидента необходимо обязательно учитывать и оценивать интенсивность, продолжительность издевательств, их цель, число участников и мотивацию каждого из них.

Возможность и предпосылки возникновения такого явления, как буллинг, во многом определяются позицией (пусть даже и неформальной) педагогического коллектива школы. Не считают ли некоторые взрослые, что буллинг готовит детей к жизни, «закаляет» их? Если в среде педагогов и учащихся культивируется дух насилия как неотъемлемый признак мужественности, неудивительно, что буллинг будет практически узаконен.

Унижение ученика или группы школьников становится привычным явлением еще и потому, что порой учителя и школьная администрация предпочитают закрывать глаза на суть проблемы либо рассматривают эпизодические сообщения о случаях издевательств, вместо того чтобы заниматься активным сбором информации и решением проблемы в целом.

«Травля, распространенная в ученической среде, вызывает у меня протест и сильное возмущение, но в то же время я как учитель ничего не могу с этим поделать», т.е. педагоги в таких обстоятельствах испытывают смешанное чувство гнева и собственного бессилия. По данным западных исследователей, 25% учителей хотя бы иногда стараются игнорировать проблему, в то время как большинство детей ждут от них реальных действий. Многие школьники считают, что учителя не способны их защитить.

Проблему школьной травли невозможно разрешить, пытаясь устранить лишь отдельные ее симптомы только путем ужесточения дисциплины, отстранения агрессоров от учебы или психологической терапии для жертв. Любое вмешательство в этой ситуации должно быть комплексным и направленным на процесс в целом, т.е. необходимо выявить причины, мотивы участвующих сторон, определить степень вовлеченности в конфликт жертвы и агрессоров и оказать им специализированную психотерапевтическую помощь.

К сожалению, единого рецепта в таких ситуациях нет, да и в силу большого разнообразия вероятных причин буллинга как внутри, так и межличностного характера предложить универсальный рецепт не представляется возможным. Ясно, что подобное явление в стенах школы может иметь тяжелейшие последствия ведь этим заполнен весь день!

Важно не закрывать глаза на существование проблемы и деликатно, чтобы не бросать тень на жертву, обсудить эту проблему в классе. Возможно, первое обсуждение лучше провести в отсутствии жертвы. Необходимо проводить подобные обсуждения постоянно, апеллируя к потенциальному гуманизму детей, к их, пусть даже и скрытой, сердечности.

Полезно моделировать ситуации, абстрагируя их сюжеты от реальных участников, вслух обсуждать чувства, которые могут испытывать жертва, ее родители, свидетели. Можно предложить разыграть ситуацию в ролях. Главное придать огласке причины, которые лежат в основе поведения обидчика, – потребность в самоутверждении, неуверенность в себе, демонстративность, поиск «дешевого авторитета» и т.д. Нежелание выглядеть слабым в глазах класса может остановить обидчика.

По книге Королёва Е.В., Юрченко П.Г., Бурдыгина Т.Н.

Проблемные ситуации в школе и способы их решения:

Практическое пособие. – М.: АРКТИ, 2006. – 80 С. (Школьное образование)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Данное пособие можно использовать в качестве методических рекомендаций и материалов для проведения семинаров по проблеме профилактики насилия над несовершеннолетними для учителей, психологов, социальных педагогов

    Семинар
    Данное пособие можно использовать в качестве методических рекомендаций и материалов для проведения семинаров по проблеме профилактики насилия над несовершеннолетними для учителей, психологов, социальных педагогов.
  2. Профилактика жестокости и агрессивности в школьной среде и способы ее преодоления

    Документ
    Школьное насилие – это вид насилия, при котором имеет место применение силы между детьми или учителями по отношению к ученикам или – что в нашей культуре встречается крайне редко – учениками по отношению к учителю.
  3. Глоссарий Буллинг

    Документ
    Буллинг - длительный процесс сознательного жестокого отношения, физического и (или)  психического, со стороны одного или группы людей к другому, синоним – «травля».
  4. Центр социально-психологической помощи несовершеннолетним Сборник материалов по некоторым проблемам консультирования

    Документ
    Лютова Е.К., Монина Г.Б. Шпаргалка для взрослых: Психокоррекционная работа с гиперактивными, агрессивными, тревожными и аутичными детьми. – М.:Генезис,
  5. Федеральный институт развития образования Центр развития психологической службы

    Документ
    В «букете» негативных переживаний, которые испытывает современный российский учитель, особое место занимает чувство беспомощности перед лицом насилия.

Другие похожие документы..