Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Цель и задачи курса. Химия и медицина. Понятие о химическом эквиваленте. Закон эквивалентов. Эквивалент сложных веществ. Изменение эквивалента вещест...полностью>>
'Творческая работа'
Все начинается с Родины Среди главных качеств человека особое место занимает любовь к своему Отечеству. Это святое чувство побуждает каждого из нас ...полностью>>
'Документ'
В ходе экономических реформ в Республике Таджикистан большую роль играет развитие конкурентных отношений. Без становления конкуренции невозможно форм...полностью>>
'Документ'
ГАВАНА. Завтрак. Отъезд на экскурсию по Старой и Современной Гаване с русскоговорящим гидом. Посещение крепости Эль-Морро, площади Св. Франциска Ассиз...полностью>>

Этнопоэтическое своеобразие прозы с. Сарыг-оола

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ОЧУР Тайгана Хертековна

ЭТНОПОЭТИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

ПРОЗЫ С. САРЫГ-ООЛА

Специальность 10.01.02 – литература народов

Российской Федерации (сибирская литература: алтайская,

бурятская, тувинская, хакасская, якутская)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Улан-Удэ – 2008

Работа выполнена на кафедре бурятской литературы государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Бурятский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Балданов Саян Жимбеевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

Дампилова Людмила Санжибоевна

кандидат филологических наук, доцент

Бады-Монге Елена Тадар-ооловна

Ведущая организация – Тувинский институт гуманитарных
исследований

Защита состоится «_30_» июня 2008 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.04 при Бурятском государственном университете (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ, конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Бурятского государственного университета (670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, ГОУ ВПО БГУ).

Fax (301-2) 21-05-88 E-mail: dissovetbsu@

Автореферат разослан «____» мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Бадмаев Б.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В данной диссертационной работе проблема национального своеобразия литературы рассматривается на примере творчества одного из основоположников тувинской литературы, ее признанного классика Степана Агбаановича Сарыг-оола (1908–1983), из обширного наследия которого в качестве объекта исследования выбраны прозаические произведения, отличающиеся глубиной постижения и раскрытия национальной жизни, энциклопедичностью и широтой охвата явлений и процессов, происходящих в ней. Емкий и многозначный опыт народа воплотился полнее всего в прозе писателя, которая представлена различными жанрами: литературными сказками, рассказами, повестями и вершинным произведением его творчества – романом «Ангыр-оолдун тоожузу» («Повествование Ангыр-оола»). Именно проза показывает тот сложный путь становления художественного мастерства, который проделан писателем в течение всего его творчества.

Актуальность исследования определяется непреходящим значением творчества С. Сарыг-оола в тувинской литературе, его ролью в становлении и развитии национального искусства. Потребность в монографическом исследовании творчества отдельных тувинских писателей возникает в связи с необходимостью системного представления о закономерностях литературного процесса в целом. Углубленное изучение творческой лаборатории художника – одна из актуальных задач тувинского литературоведения.

Творческий путь С. Сарыг-оола совпадает с годами становления, утверждения и развития новой культуры в Туве, в процессе которых активно развивалась художественная литература. Среди факторов, способствовавших развитию тувинской литературы, важнейшее место занимают мифология и фольклор.

Цель исследования – выявление этнопоэтического своеобразия прозы С. Сарыг-оола, определение специфики национального мировидения в художественной структуре произведений писателя.

Реализация этой цели вызвала необходимость постановки и решения следующих задач:

  • определить характер и направление художественных исканий С. Сарыг-оола;

  • выявить основы миропонимания писателя, сформированного в традициях национального духовного опыта;

  • уяснить константы созданной писателем модели мира;

  • рассмотреть функционирование традиций устного народного творчества в художественной системе прозы С. Сарыг-оола;

  • исследовать особенности национального мировидения художника в романе «Повествование Ангыр-оола»;

  • определить идейно-эстетическую роль изображаемых в романе обычаев и обрядов в структуре произведения и их значение в общем авторском замысле.

Научная новизна работы заключается в том, что она является первым в тувинском литературоведении монографическим исследованием, в котором дается целостный анализ этнопоэтического своеобразия прозы С. Сарыг-оола. В ней выявлены основные закономерности творческого освоения национальных художественных традиций, использования этнографических реалий, определены этнокультурные, этнофилософские основы прозы С. Сарыг-оола, представляющие собой стержень идейно-художественного мира писателя.

Теоретической и методологической основами диссертации послужили научные труды А.Н. Веселовского, Н.И. Конрада, Д.С. Лихачева, Г.Н. Поспелова, М.М. Бахтина, Е.М. Мелетинского, В.Н. Топорова, М.М. Маковского, Ю.М. Лотмана, И.Г. Неупокоевой, Л.Н. Тимофеева, В.Е. Хализева, Г.Д. Гачева, Г.И. Ломидзе, В.М. Гацак, Д.И. Романенко, У.Б. Далгат. Автор опирался на исследования таких известных литературоведов, фольклористов Сибири, как В.Ц. Найдаков, С.Ж. Балданов, А.К. Калзан, Д.С. Куулар, М.А. Хадаханэ, С.И. Гармаева, С.С. Имихелова, В.В. Петров, С.М. Орус-оол, З.Б. Самдан и других.

Методология исследования основана на этнофилологическом подходе к литературному творчеству, на принципах историко-генетического, проблемно-типологического, сравнительно-сопоставительного анализа художественного текста.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Мифотворчество С. Сарыг-оола при освоении новых реалий времени объясняется тем, что исходной мировоззренческой моделью в творчестве писателя является традиционное для тувинского народа мифологическое осмысление мира и человека.

2. Мифологический тип мышления, имеющий универсальный и общечеловеческий смысл, претворяясь в художественной системе тувинского писателя С. Сарыг-оола, становится важной составляющей частью этнопоэтики. Мифологизм, сохраняющийся в народном сознании и функционирующий в разветвленной системе культов и обрядов, становится живым источником его творчества. С. Сарыг-оол создает мифомодель на интуитивно-рефлексивном уровне.

3. Значение фольклора в становлении и формировании писателя заключается в том, что народное творчество, выражающее специфику национальной ментальности и являющееся хранителем традиционного духовного опыта, способствует созданию наиболее художественно значимых образов в прозе писателя.

4. Освоение С. Сарыг-оолом романного жанра является значительным вкладом в развитие национальной литературы. «Повествование Ангыр-оола» представляет собой ранний тип романа в тувинской литературе, обладает динамичной структурой, включает в себя автобиографическое повествование, документально-этнографическое описание, которые объединяются лирическим повествованием, единой авторской интенцией.

5. Эволюция личностного развития в прозе С. Сарыг-оола сочетается со статикой народной жизни, которая выражена в обычаях, обрядах и ритуалах. Широта охвата духовной и материальной культуры народа ведет к осмыслению и осознанию гармоничности бытия, к поискам онтологического ядра.

Объектом диссертационной работы является проза С. Сарыг-оола как единая художественная система в контексте этнофилософской, культурологической мысли.

Предмет исследования – этнопоэтическое своеобразие прозы С. Сарыг-оола.

Материалом исследования явились литературные сказки, рассказы, повести, романы С. Сарыг-оола, написанные и изданные с 1937 по 1980 г., наиболее полно выражающие своеобразие традиций национального художественного мышления. Автором исследования использованы архивные материалы (рукописные и машинописные тексты) общим объемом около 700 с.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней разработаны проблемы поэтики прозы С. Сарыг-оола. Результаты исследования могут быть использованы в дальнейшем изучении поэтики С. Сарыг-оола, общих и теоретических проблем по истории тувинской литературы, литератур народов Сибири. Материалы исследования также могут быть привлечены в практике преподавания тувинской литературы в средних, средне-специальных, высших учебных заведениях и при подготовке курсов лекций, курсов по выбору и спецсеминаров по истории тувинской литературы.

Апробация исследования. Отдельные положения и выводы, содержащиеся в данном исследовании, апробированы на международных научных конференциях «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования» (Тамбов, 2006), «Вопросы изучения истории и культуры народов Центральной Азии и сопредельных регионов» (Кызыл, 2006), «Тюркские языки и литературы на пороге 3-го тысячелетия» (Горно-Алтайск, 2006), на всероссийской научной конференции «Научное творчество молодежи» (Томск, 2007), на региональных научных конференциях «Сибирь – единое полиэтническое фольклорно-литературное пространство» (Улан-Удэ, 2005), «Бурятская литература в условиях современного социокультурного контекста» (Улан-Удэ, 2006). Основные результаты исследования были отражены в 10 публикациях автора диссертационной работы.

Структура работы подчинена целям и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, примечаний и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы, раскрываются научная новизна, практическая значимость работы, излагаются основная цель и задачи, методологическая база исследования.

В первой главе – «Мифологизм прозы С. Сарыг-оола» – рассматриваются особенности мировоззренческой модели мира, выстраиваемой автором, прослеживается функционирование в тексте художественных произведений традиционных воззрений, выражающих своеобразие мифо-ритуального комплекса.

В разделе 1.1. – «Мифологическое осознание реалий советской эпохи в произведениях С. Сарыг-оола» – исследуется творчество писателя в контексте времени, выявляется социально-исторический фон создания произведений писателя, его восприятие и художественное осмысление закономерностей времени. При этом отмечается тяготение писателя к традиционным формам сказочного повествования, в которое вводятся образы новой эпохи. В диссертационной работе проанализированы сказки «Дерево Агар-Сандан», «Искусница Узутмаа», «Богатырь Светлой Мудрости», «Золотая царевна Ангыр-Чечен», рассказ «Огненная телега», поэма «Алдын-кыс», либретто «Чечен и Белекмаа», в которых отражено мифологическое осмысление своего времени. События социалистической революции, приход к власти пролетариата, становление Тувинской Народной Республики, Великую Отечественную войну писатель передает с помощью сказочно-аллегорических образов: молодая Тувинская Республика воплощена в мифообразе дерева Агар-Сандан, фашистская Германия – в образе Чудовища Змея Адыгыр Чылан Мангыс, СССР – в образе Богатыря Светлой Мудрости. В своих произведениях автор широко использует такие народные мифологические персонажи, как Хозяйка гор и лесов Дангына, Царь-Солнце, Царь-Луна, есть персонифицированные образы внешнего мира, например, звезды Угер-Шолбан, горы Монге-Сартык.

В образной системе сказок прослеживается традиционное противопоставление сил добра и зла, поляризация образов по принципу семантических оппозиций. Идеология советского времени чаще всего включается в канву сказочного повествования и выражается в оптимистическом финале: таков, например, чудесный рост дерева, победа Богатыря Светлой Мудрости (СССР) и т.д.

В сказке С. Сарыг-оола «Дерево Агар-Сандан» представлен один из вариантов реализации образа мирового древа. Образ дерева является архетипическим, универсальным образом во многих культурах. Дерево здесь – главный герой произведения, ему присущи все качества живого существа: «Когда собрались все животные, благородное дерево Агар-Сандан протянуло широкую славную руку, лучезарно улыбаясь, певучим, мудрым голосом заявляет: Вы должны есть мои сладости и фрукты, вы должны опереться на мою благодать. Я родился из ваших многовековых страданий, из вашего пота, крови, из вашего сильного гнева» [1; 79]. С. Сарыг-оол выражает мысль, что, подобно дереву, новая власть Тувинской Народной Республики будет плодоносить, дарить людям радость, счастье. Дерево у С. Сарыг-оола – источник жизни, выступает как символ счастья, как защита от неблагоприятного воздействия внешнего мира. Дерево Агар-Сандан в произведении полностью ассоциируется с человеком. Можно сказать, что в образном смысле «живое» дерево выполняет функции «культурного героя», принося новые блага людям. Не случайно он мыслится как «отец-избавитель».

Образ Агар-Сандан выражает сакральный смысл, он связывает три мифологических временных пласта. Прошлое раскрывается в образе корней – истоков. Ствол, ветви с их красотой, живительной влагой, воздухом и плодами ассоциируются с настоящим временем, а стремительно растущий в небо верх дерева в сознании народа мыслится как символ будущего. Таким образом, архетип дерева Агар-Сандан имеет веками сложившиеся глубинные истоки, осуществляя связь наружного пространства с внутренним.

Мифология явилась исконным источником творчества писателя, но она получила особое развитие, на наш взгляд, потому, что в пору строительства социализма в советском обществе также происходил процесс ремифологизации. Е.М. Мелетинский так сформулировал мифологическую модель в советской действительности: «Раннее» время – подготовка и проведение Октябрьской революции – представляется как «космизация» дореволюционного хаоса «в отдельно взятой стране» (в других странах сохраняется капиталистический хаос). «Культурные герои» – Ленин и Сталин. Революционные праздники – ритуалы и ритуализированные партийные съезды, питаемые революционно-магической энергией «раннего» времени, как бы воспроизводят и укрепляют это «раннее» время в настоящем» [2; 6].

Мифотворческая модель С. Сарыг-оола оригинальна своим включением в традиционную схему реалий времени социалистического строительства: это классовая борьба, идеализированное изображение пролетариата, колхозного строительства и т.д. С. Сарыг-оол раскрывает в своем творчестве как эпохальные исторические события, так и приметы происходящего процесса модернизации традиционного уклада жизни: появление машин, полеты в космос с точки зрения свойственных народу анимистических воззрений. Чудеса техники, совершенно новые, невиданные явления жизни объясняются в сознании героев С. Сарыг-оола в категориях привычного мира. Поэтому машина – это огненная телега, чудовище: «Когда я в темноте увидел ее спину, оказалось, что зад – овечий, колеса, как рога у матерого барана. С одного бока, на подколенке, виднеется что-то красное … возможно, оттуда чудо-телега испустила с хлюпающими звуками очень необычно пахнущий запах. «Он ест что-то жженое, видимо», – подумал я» [1; 128]. Мифологическое мировосприятие продиктовано всем образом жизни тувинского народа, его своеобразным путем становления. В сказке С. Сарыг-оола «Золотая царевна Ангыр-Чечен» (1969) агитатор как передовой человек своего времени говорит о переменах в Верхнем мире, имея в виду космос: «Когда мы запускаем наши ракеты и спутники в Верхний мир, звезда Угер-Шолбан, которая посылает на нас свои холода, нагревается, тает, вот почему на земле наступает вечное лето…» [1; 172]. В сказке соотносится научное объяснение картины мира с легендарным народным объяснением космических явлений. Это выражено образами дочери Луны Ангыр-Чечен, царя Луны и царя Солнца, богатыря-великана СССР. В заключении автор делает вывод: «Хотя я спал, все это видел во сне, но это было реальностью. Хотя это была выдуманная мной фантазия, все это реальность» [1; 174]. В сказке выражено соотношение реального и нереального, научного и мифологического.

В осознании реалий советской эпохи, времени социалистического строительства для тувинского писателя С. Сарыг-оола плодотворной оказалась именно мифологическая модель, облеченная чаще всего в форму сказочного повествования. Мифология была естественно и органично присуща миросознанию писателя как основа национального художественного творчества. Заслуга С. Сарыг-оола в освоении жанровых форм сказки, ее авторской переработки и создания литературной сказки в том, что писатель широко использует возможности этого жанра, переосмысливая традиционные его каноны для творческого воссоздания современной действительности.

В параграфе 1.2. – «Художественный свод тувинской мифологии в прозе писателя» – рассматривается воспроизведение в художественных произведениях писателя традиционных для тувинского народа представлений об устройстве, происхождении, развитии мира, о месте человека в нем, делается вывод о том, что свод мифологических воззрений представлен разнообразно и обширно, он включает космологию, антропогонические легенды, календарные, этиологические мифы, использованы эсхатологические мотивы. Мифология – уровень мышления, на котором выявляется сходство и общность мотивов у самых различных народов, она отражает универсальный человеческий опыт. Поэтому в мифах, используемых С. Сарыг-оолом, есть много общих для народов Сибири мотивов: это представление о трехпластном устройстве мироздания, об особой роли Солнца, Луны, земли как матери, неба как отца, затмении как конца света, мотив инцеста при возникновении человеческого рода и др. Художественное воспроизведение мифов и легенд способствует созданию эмоционального зрелищно-пластичного повествования. В творчестве С. Сарыг-оола реализацию мифологической модели мира можно проследить на самых разных уровнях.

В романе С. Сарыг-оола «Повествование Ангыр-оола» мифологическое сознание героев начинает раскрываться с первых строк. Герой, рассказывая о себе, прежде всего, объясняет свое происхождение, «выковыривая темноту древнейших времен». В первой главе герой раскрывает космогонический вариант мифа, согласно которому «во Вселенной было три стихии: «стихия Бури», «стихия Огня» и последней произошла «стихия Воды» [3; 45]. Согласно мифу, использованному С. Сарыг-оолом, в период стихии Воды происходит спасение человеческого рода. С. Сарыг-оол обращается к мифологической семантике образа семени как символа, связывающего воедино смерть – плодородие – жизнь. В данном повествовании подразумевается то, что после каждого цикла преобладания стихии наступает фаза завершения, именно об этом говорит мотив спасения людей. Писателем включен в это повествование и мифологический мотив инцеста, содержащийся в народной сказке-загадке, в которой «одна из женщин говорила, показывая на ребенка: «вот он – сын моего сына, брат моего мужа» [3; 45]. Автор считает нужным привлечь тувинские народные сказки, раскрывающие мотив происхождения мира и человека. Согласно традиционным представлениям тувинцев, Вселенная (Октаргай) состоит из трех миров: Верхнего (Устуу), Среднего (Ортаа) и Нижнего (Алдыы). Бабушка Чезен-Кадай, объясняя внуку, почему у муравья три части, говорит о том, что он может жить во всех трех мирах. С. Сарыг-оол некритически воспроизводит народную точку зрения на мироустройство, об этом говорят названия глав «Есть три мира», «Ведьма проглотила» (о затмении) и др. Легенды и мифы передаются представителями старшего поколения.

Мифологическая модель мира в прозе С. Сарыг-оола реализуется как в представлении народа о мироустройстве, о космогонии, так и при показе мира природы, изображение которой восходит у С. Сарыг-оола к мифологическому культу. Писатель при описании различных обрядов, ритуалов поклонения хозяевам местности, духам основывается на народное мышление. С. Сарыг-оол показывает, что культовые ритуалы являются, прежде всего, способом контакта человека с окружающим миром. Они содержат в себе многолетний опыт человека, и появились тогда, когда человек еще не представлял себя отделенным от природы. Ритуалы поклонения духам-хозяевам, соблюдаемые героями С. Сарыг-оола, свидетельствуют об анимистических их представлениях, о целостности освоенного им мира.

Различные стадии развития мифологической мысли проявляются и в культе животных, восходящем к тотемизму. В работе подробно рассмотрен ряд сакральных животных, изображенных С. Сарыг-оолом.

В диссертации на основе анализа эпизодов, в которых описаны смерть и погребение матери героя Ангыр-оола, делается вывод о том, что в понимании человека, его души происходит совмещение мифологических и религиозных представлений: это идеи о вечности и бесконечности потока жизни, о бессмертности души, ее перевоплощениях, о карме. Отец главного героя Ангыр-оола говорит так: «…мы зажигаем свечи, чтобы они освещали путь для души нашей мамы к божьему миру… Душе мертвого нельзя возвратиться назад. Скоро минет сорок девять суток со дня смерти матери, тогда мы устроим ей последние проводы. А после этого нам не к чему зажигать лампаду. Тогда она прямо пойдет…» [3; 93-94]. Здесь указан исчисляемый в буддизме срок пребывания души после смерти на Земле. Там, где сознаются законы человеческой жизни и судьбы, на первый план выходит религиозное миропонимание с его морально-этической регламентацией поведения человека.

С. Сарыг-оол передает особенности народной мифологии в комплексе, творчески воспроизведя этнопоэтическую модель мира. Авторская позиция С. Сарыг-оола сродни позиции сказителя, передающего сокровенное, сакральное слово предков, поэтому писатель существенно не подвергает переработке содержание мифо-ритуального комплекса. Он показывает, что в сознании героя в малейших нюансах отражается его взгляд на мир, он освещается как бы изнутри. Освоение законов писательского мастерства не могло осуществиться без опоры на традиции миропонимания своего народа.

Раздел 1.3. – «Образы-символы в мифопоэтической модели мира» – посвящен изучению образов, выражающих представление о сакральности окружающего мира. Образы-символы степи, горы, реки, юрты, очага «пробуждают» культурную память предшествующих поколений. Важная характерная черта образов-символов заключается в наличии в них архаики, отголосков древности, в их способности реконструировать историко-культурную память, поэтому они становятся важным элементом в раскрытии этнопоэтики. Степь изображается С. Сарыг-оолом как открытое горизонтальное пространство, в котором кочевник обретает уверенность, свободу. Степь для писателя выступает и как дом, убежище и хранитель, и как материально-вещественный мир, и как духовная материя.

Образ гор в поэтике С. Сарыг-оола символизирует священное вертикальное пространство. Их изображение связано с раскрытием идеи одухотворенности человека, его духовного обновления, эстетики сверхчувственных представлений. Горы обозначают инициационные моменты самоидентификации героя, потому что представлены как посредники между людьми и божествами, объединяя профанный и сакральный миры.

Представление о сакральности окружающего мира реализуется у С. Сарыг-оола в образе воды как священной силы. Вода, река у тувинцев имеют свой дух, ассоциируются с живым существом, что является свойством мифосознания. Почитание воды героями С. Сарыг-оола объясняется и ее очистительными свойствами. Символика воды включает также представление о вечном движении, это динамичное пространство. Вода как один из мифообразов первоначала раскрывается в следующем примере: «Когда люди хвалят хорошего человека, говорят: «Не от трав ли, воды ли родной стороны, не от молока ли родной матери?»... Сын Хемчика (Хемчик – название реки. – О.Т.) не даст прервать своих слов, не позволит ударить в голову своего коня; в сумоне своем легок нрав его, в арбане своем крепок нрав его» [4; 6]. Здесь о человеке говорится как о сыне реки, который наследует ее качества: гордость, твердость духа, неукротимость нрава.

Река у С. Сарыг-оола имеет и объединяющее начало. Она соединяет внешнее и внутреннее пространства, дает жизнь людям, животному и растительному миру, своей энергией вдохновляет, ободряет их. Ей небезразлично все, что происходит вокруг ее русла. В прозе С. Сарыг-оола река имеет душу, чувствует, переживает и радуется за судьбы своих сыновей.

Образ-символ воды, реки раскрывается в качестве константы вечности. Река как память эпох объединяет линейные пласты временного пространства в мифопоэтической модели мира – прошлое, настоящее, будущее воплощаются в одном образе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Этнопоэтическое своеобразие хакасской прозы 1930-1990-х гг

    Автореферат
    Защита состоится «25» декабря 2009 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.04 при Бурятском государственном университете по адресу 67 , г.
  2. Роль фольклора в эволюции чеченской прозы ХХ века

    Автореферат
    Защита состоится «29» июня 2010 г. в 1300 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.001.02 в Адыгейском государственном университете по адресу: 385 , Республика Адыгея, г.
  3. Лагунова Ольга Константиновна феномен творчества русскоязычных писателей ненцев и хантов последней трети ХХ века (Е. Айпин, Ю. Вэлла, А. неркаги) Специальность 10. 01. 02 литература

    Литература
    Защита состоится « » 2008 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212. 199. 09 Института народов Севера Российского государственного педагогического университета им.
  4. Программа конференции «Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания» 30-31 октября 2001 года

    Программа
    3. Тер-Аванесова А. В. (Москва) Окончания счетной формы существительных а-склонения, восходящие к флексии nom-acc. dualis, в восточнославянских диалектах.
  5. Библиографический указатель изданий Коми научного центра Уро ран 2001-2005 гг

    Библиографический указатель
    Библиографический указатель изданий Коми научного центра УрО Российской академии наук: 2001-2005 гг. (в 2-х частях) / Научная библиотека Коми научного центра УрО РАН.

Другие похожие документы..