Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Фаза. Стабильное состояние. Метастабильное состояние. Потеря устойчивости. Типы неравновесных состояний. Фазовые переходы. Диаграммы фазового равнове...полностью>>
'Диплом'
Методика подготовки и оформления курсовой, дипломной работы, дипломного проекта [Текст]: методические рекомендации /Г.И. Сбитнева, Л.М. Туева.- Кемер...полностью>>
'Документ'
Святая гора Кайлас (6714м.) – по распостраненным в Азии мифам, существует великая гора, как бы пупок мироздания из которого берут свое начало великие ...полностью>>
'Курсовая'
Наряду с товаром, продвижением и ценой каналы распределения продукции (маркетинговые каналы) – один из основных элементов маркетинг-микс компании. Выз...полностью>>

Ф. И. Тютчев и и. С. Тургенев: аспекты творческого диалога

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

КАЛАШНИКОВА Ирина Алексеевна

Ф.И. ТЮТЧЕВ И И.С. ТУРГЕНЕВ:

АСПЕКТЫ ТВОРЧЕСКОГО ДИАЛОГА

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Сургут – 2010

Работа выполнена на кафедре литературы и журналистики

ГОУ ВПО ХМАО – Югры «Сургутский государственный

педагогический университет»

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент

Ларкович Дмитрий Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, доцент

Шумкова Тамара Леонидовна

кандидат филологических наук, доцент

Белова Наталья Александровна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Саратовский государственный

университет имени Н.Г. Чернышевского»

Защита диссертации состоится 10 декабря 2010 г. в 10 часов на заседании объединенного регионального совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 800.003.02 при ГОУ ВПО ХМАО – Югры «Сургутский государственный педагогический университет» по адресу: 628417, Тюменская обл., г. Сургут, ул. 50 лет ВЛКСМ, 10/2, каб. 224.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Сургутского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «____» ноября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Д.В. Ларкович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Постановка проблемы. Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев – два имени в ряду наиболее значимых русских художников слова середины XIX столетия. На протяжении более полутора веков они находятся в зоне повышенного читательского и исследовательского интереса. Изучению художественного, публицистического и эпистолярного наследия писателей посвящены работы крупнейших отечественных литературоведов (А.И. Батюто, Д.Д. Благого, Б.Я. Бухштаба, Г.А. Бялого, В.В. Кожинова, Ю.В. Лебедева, Ю.М. Лотмана, А.Л. Осповата, Л.В. Пумпянского, В.Н. Топорова, Ю.Н. Тынянова и др.). В настоящий момент вопросами биографики, текстологии, художественной идеологии их творчества занимаются целые литературоведческие школы, филологические центры и подразделения научных институтов.

Вопрос о личных и творческих контактах Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева так же вызывает живой научный интерес. Ментальная близость, духовное родство художников признавалось как ими самими и их современниками, так и позднейшими исследователями наследия обоих художников слова. Многочисленные и разнообразные контакты Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева, неоднократные взаимные характеристики, сходство взглядов писателей на природу и место в ней человека, их полемически ангажированные представления о миссии России и сущности истории дают веские основания для соположения их писательских индивидуальностей и постановки научной проблемы «Тютчев и Тургенев». Она достаточно широко исследовалась как современной названным писателям критикой, так и сегодняшним отечественным литературоведением. Важнейшие достижения в разработке данной проблемы принадлежат А.А. Гри-горьеву, Д.Д. Благому, А. Лаврецкому, Л.Н. Назаровой, А.Л. Оспо-вату, В.Н. Касаткиной, Л.М. Арининой, З.Г. Трухиной, А.В. Зимен-ковой, И.Б. Непомнящему, Н.П. Генераловой и др.1

Внимание учёных привлекали многие аспекты личных и творческих взаимоотношений Тютчева и Тургенева. При этом однако ни одна из указанных работ не ставит свой целью монографическое, системное и специальное осмысление данного вопроса. Каждая из статей, отдельных глав более обширных по тематике книг, каждое из частных наблюдений литературоведов относительно взаимоотношений писателей-современников, при всей их значимости в процессе постижения проблемы, не способны выйти за рамки фрагментарных замечаний и в полной мере удовлетворить потребность в фундаментальном исследовании названной научной проблемы, отражающей один из ключевых эпизодов в развитии русского литературного процесса середины XIX столетия.

Вместе с тем сопоставительный анализ художественных систем Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева позволяет с особенной отчётливостью оценить характер самобытности каждого из них. При этом масштаб творческой личности названных писателей даёт возможность считать их диалог частной репрезентацией магистральных тенденций и закономерностей развития русского литературного процесса середины XIX столетия. Указанными обстоятельствами определяется актуальность предпринятого научного изыскания.

Объектом изучения является корпус художественных, мемуарных, эпистолярных текстов Ф.И. Тютчева, И.С. Тургенева и их современников (А.С. Грибоедова, А.С. Пушкина, К.Н. Батюшкова, А.И. Герцена, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и др.), в которых обнаруживаются факты личных и творческих взаимосвязей двух указанных писателей.

Предмет исследования – содержание и формы проявления диалогических отношений между Ф.И. Тютчевым и И.С. Тургеневым.

Цель диссертационной работы: выявить характер творческого диалога Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева в процессе их многоаспектного взаимодействия.

Поставленная цель предполагает решение ряда конкретных задач:

  1. Проследить пути развития личных взаимоотношений писателей.

  2. Обозначить формы реализации творческого диалога в художественном наследии Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева.

  3. Выявить случаи и определить значение явного и скрытого взаимоцитирования в эпистолярии, мемуарах и художественных произведениях названных писателей.

  4. Сопоставить натурфилософские и историософские воззрения Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева и определить степень их типологического сходства.

  5. Уточнить специфику творческого диалога между Ф.И. Тютчевым и И.С. Тургеневым по указанным аспектам.

Для решения данных задач в работе применяются следующие методы исследования: биографический, структурно-семантический, историко-культурный, сопоставительный типы анализа.

Методологической и теоретической основой диссертации являются труды крупнейших отечественных и зарубежных учёных, исследовавших проблему генетических и типологических связей и обосновавших оригинальную концепцию диалогических отношений в художественном тексте и межтекстовом пространстве, и в первую оче-редь идеи М.М. Бахтина, А.Н. Веселовского, Д. Дюришина, В.М. Жир-мунского и др. Исследование учитывает имеющийся опыт тютчеведения и тургеневедения, в частности работы А.И. Батюто, Д.Д. Благого, Б.Я. Бухштаба, Г.А. Бялого, В.В. Голубкова, В.Н. Касаткиной, В.В. Кожинова, Г.Б. Курляндской, Ю.В. Лебедева, Ю.М. Лотмана, Л.А. Озерова, А.Л. Осповата, Л.В. Пумпянского, П.Г. Пустовойта, В.Н. Топорова, Ю.Н. Тынянова и др.

Научная новизна диссертации обусловлена отсутствием специальных монографических работ, посвящённых изучению генетических и типологических взаимосвязей художественных систем Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева. В предлагаемом исследовании обширный эпистолярный, мемуарный и художественный материал, связанный с творческой деятельностью указанных писателей, впервые системно и последовательно рассматривается в аспекте взаимосвязи и взаимообусловленности. Творческий диалог Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева представлен в широком философском, историко-культурном и эстетическом контексте, что позволяет принципиально уточнить магистральные пути развития русского национального самосознания середины XIX века.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Личные отношения Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева, основанные на глубокой симпатии писателей друг к другу, способствовали формированию продуктивного творческого взаимодействия между ними.

  2. Основополагающим принципом тургеневской критической оценки поэтического творчества Ф.И. Тютчева является признание философичности в качестве его центральной смысло- и стилеобразующей черты.

  3. Характер редакторских правок И.С. Тургенева при подготовке первого издания тютчевских стихотворений реализует собственные эстетические убеждения писателя 1850-х гг.: стремление к ясности образа, гармоничности художественной формы текста.

  4. Между отдельными художественными произведениями указанных писателей существует генетическая связь, выразившаяся в прямом цитировании И.С. Тургеневым тютчевских поэтических строк в очерке «Живые мощи», повести «Фауст» и возникающей на основе цитации смысловой конвергенции между текстом-источником и текстом-реципиентом, а также в опыте создания Ф.И. Тютчевым стихотворения как поэтического отклика на тургеневский текст (стихотворение «Дым» и эпиграмма «”И дым отечества нам сладок и приятен…”»).

  5. Типологические схождения между художественными системами Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева обеспечиваются обращением обоих художников слова к ключевым для современной эпохи проблемам осмысления человеком собственного положения и роли в мире природы и исторической реальности.

  6. Натурфилософский диалог писателей строится по принципу интеграции авторских позиций и основан на общем диалектическом подходе к изображению природной жизни. Ключевыми характеристиками, создающими образ природы в их произведениях и отражающими характер её взаимоотношений с человеком, являются гармоничность, величие, красота, одухотворённость природы; её равнодушие, жестокость; ничтожество и одиночество человека. Ф.И. Тютчеву в большей мере свойственно вариативное использование устойчивых для его художественной системы образов и мотивов, И.С. Тургене- ву – динамичное развитие натурфилософской картины мира.

  7. Историософский диалог Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева носит острый полемический характер. Единые в критическом отношении к настоящему России и вере в возможность её перспективного развития, писатели выработали принципиально различные подходы к пониманию способов осуществления этого развития. В представлении Ф.И. Тютчева, залогом будущего величия России является сохранение ею самобытности, основанной на верности православным ценностям. По мнению И.С. Тургенева, дальнейшее развитие страны возможно лишь при условии теснейшего культурного взаимодействия с Западной Европой, которое создаст условия для национальной самоидентификации.

  8. Творческий диалог Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева отражает магистральные пути развития русского национального самосознания середины XIX столетия.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что она представляет собой аналитический вариант репрезентации взглядов М.М. Бахтина на диалог как исключительно продуктивную форму бытования культуры. Кроме того, исследование наполняет конкретным содержанием научное представление о том, что натурфилософия и историософия являются базовыми элементами структуры мировоззрения человека эпохи Нового времени.

Практическая значимость работы заключается в возможности её использования в научно-исследовательской и вузовской (преподавательской) практике: в научных изысканиях по вопросам творческого диалога и художественного наследия Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева, в составлении спецкурсов и спецсеминаров соответствующей тематики и проблематики.

Материалы диссертации прошли апробацию при их обсуждении в ходе работы аспирантского семинара и на заседаниях кафедры литературы и журналистики Сургутского государственного педагогического университета; были изложены в докладах на международных и межвузовских конференциях по литературоведческой проблематике в Сургуте (2008, 2009, 2010), Екатеринбурге (2008), Омске (2009), Таре (2009), Ишиме (2009), Орле (2009), Новосибирске (2010). Основные результаты исследования изложены в 11-ти научных статьях, две из которых представлены в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ. Общий объём опубликованных материалов – 3,9 п.л.

Объём и структура исследования определяются его целью и задачами. Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, библиографии и приложения. Общий объём работы – 247 страниц; из них основного текста – 218 страниц; объём приложения – 29 страниц.

Логика структурного членения работы определяется, кроме того, характером темы исследования (дифференциация частей работы, выявляющих и анализирующих генетические и типологические связи между художественными системами писателей) и составом историко-литературного эмпирического материала (выделение главы о личных контактах писателей). Определение основных аспектов рассмотрения типологических схождений – натурфилософского и историософского – подчинено принципу, отражающему целостную систему мировоззрения представителей современного Ф.И. Тютчеву и И.С. Тургеневу общества и пути её постижения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит обоснование актуальности темы работы, её новизны, практической значимости, в нём определяются цель и основные задачи, предмет и объект исследования. Здесь также уточняется терминология, поясняются теоретические и методологические положения, послужившие основой исследования.

Во введении обстоятельно характеризуется концептуальное для диссертационной работы понятие диалога, обоснованное М.М. Бахтиным. В таких работах, как «Проблема речевых жанров», «Проблема текста», «Проблемы поэтики Достоевского» и др., учёный утверждает мысль о диалогической природе слова, идеи, гуманитарного мышления, понимания, человеческого сознания и жизни в целом. Убедительно доказывая условность различий между монологической и диалогической формами речи, выявляя многообразные варианты диалогических отношений (ученичество, согласие, дополняющее понимание, спор, полемика и др.), М.М. Бахтин отмечает, что в качестве реплик диалога, отдельных высказываний могут выступать и сложно организованные, на первый взгляд монологические, тексты, художественные или научные, включённые в пространство культурного диалога эпохи., Диалогические отношения, убеждён учёный, возникают между двумя различными высказываниями на одну тему даже в том случае, если они оторваны друг от друга во времени и пространстве и ничего не знают друг о друге. При наличии смысловой конвергенции высказывания неизбежно вступают в диалогическую связь: «Два равновесомых слова на одну и ту же тему, если они только сошлись, неизбежно должны взаимоориентироваться. Два воплощённых смысла не могут лежать рядом друг с другом, как две вещи, – они должны внутренне соприкоснуться, то есть вступить в смысловую связь»2.

М.М. Бахтин приходит к выводу, что подлинная сущность культуры может быть познана лишь с позиции диалогического подхода: текст как элемент культуры может быть осмыслен лишь в связи с другим текстом, лишь при включении его в контекст. Диалог при этом является наиболее продуктивной формой бытования культуры, поскольку её развитие и самоидентификация возможны лишь как результат взаимодействия различных – родственных или чуждых – элементов.

Для определения типа диалогического взаимодействия с точки зрения степени и характера взаимообусловленности его элементов представляется целесообразным применение классификации существующих между отдельными литературными явлениями связей, традиционно принятой современным сравнительным литературоведением. Эта классификация предполагает следующую дифференциацию имеющихся аналогий:

  1. генетические связи, вызванные определёнными контактами как формой непосредственной связи между явлениями;

  2. типологические схождения (как параллели, так и отличия), не зависящие от прямых контактов, а являющиеся следствием более общих соответствий3.

Данная классификация в единстве с концепцией диалога является методологической основой диссертации.

Первая глава «Характер личных контактов Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева» освещает вопрос о частных отношениях писателей. На основе многочисленных эпистолярных и мемуарных источников реконструирована история этих контактов, при этом акцент делается на наиболее значимые и интересные их эпизоды: сближение художников в начале 1850-х гг., отношения И.С. Тургенева с семьёй поэта, тютчевская заинтересованность произведениями своего младшего современника, случаи особенно доверительного общения писателей в 1864 г., реакция создателя «Записок охотника» на ухудшающееся здоровье и смерть Ф.И. Тютчева, его внимание к памяти поэта. Своеобразный итог личных отношений с лириком И.С. Тургенев подводит в августе 1879 г. в статье «Предисловие к романам», где отмечает: дружбой Ф.И. Тютчева «я всегда гордился и горжусь доныне» [ИТ С. ХII, 308].

В указанной главе определяется характер взаимоотношений Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева и в связи с этим выделяется несколько их вариантов. В сфере частной жизни художники были близкими приятелями, питали друг к другу тёплые, искренне дружеские чувства. Схожесть характеров и темперамента, общая устремлённость к эстетическому способу познания и отражения действительности создавали прочную основу для отношений, которые были лишены драматических коллизий, ярких периодов всплеска и угасания привязанности друг к другу. Отношения эти, в свою очередь, стали надёжным ядром их творческого взаимодействия. Оба писателя на протяжении всего своего жизненного пути проявляли устойчивый интерес к литературной деятельности друг друга, выступая в роли её ценителей, комментаторов, критиков. Будучи художниками различного типа сознания (И.С. Тургенев – эпик-реалист, Ф.И. Тют-чев – лирик-романтик), они вместе с тем сопоставимы не только по масштабу творческой одарённости, но и по кругу вопросов, определивших магистральные направления развития их художественной мысли: концепция мироздания, природа и место в ней человека; мировая и отечественная история, прошлое и настоящее в их взаимообусловленности. Как мыслители, публицисты Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев далеко не всегда были солидарны в своих убеждениях; противоречия в их позициях стали особенно очевидны к концу 1860-х гг. Однако даже расхождения во взглядах на ключевые вопросы истории, философии, эстетики и самой сути русской жизни не разводили писателей по разные стороны баррикад, а лишь ставили их в отношения плодотворного творческого диалога, продолжавшегося многие годы и проявившегося на разных уровнях.

Вторая глава «Лирика Ф.И. Тютчева в творческой рецепции И.С. Тургенева» содержит анализ различных случаев проявления генетической связи тургеневского художественного мира с поэзией Ф.И. Тютчева. В первом разделе данной главы «Творчество Ф.И. Тютчева в литературно-критической оценке И.С. Тургенева» отмечается, что к его осмыслению писатель обращался на протяжении всего своего творческого пути: в личной переписке, в различных критических работах и – главное – в специальной статье «Несколько слов о стихотворениях Ф. Тютчева». Литературно-критиче-скую позицию И.С. Тургенева характеризует стремление вписать имя Ф.И. Тютчева в ряд лучших наследников гения А.С. Пушкина, а также выявление основной черты, образующей смысловое и стилистическое ядро тютчевской поэзии, а именно – мыслительной, философской природы его художественных образов.

Во втором разделе «И.С. Тургенев – редактор и издатель стихотворений Ф.И. Тютчева» особое внимание уделяется специфике и значению работы писателя по подготовке первого отдельного издания тютчевских произведений. Тургеневское участие даровало лирику возможность истинного вхождения в живое и динамичное пространство отечественной словесности. В этой деятельности ярчайшее проявление нашли различия в эстетических позициях писателей-современников. Осуществляя редакторскую правку стихотворений Ф.И. Тютчева, И.С. Тургенев вступал в отношения сотворчества с поэтом, стремясь сообщить его лирическим текстам сообразность собственному эстетическому идеалу. В замене авторских эпитетов художественными определениями, в большей мере отвечающими классической поэтической традиции, в «выпрямлении» ритмического рисунка некоторых стихотворных строк, приведении их в соответствие с нормами силлабо-тоники выразилось тургеневское стремление следовать канону «прекрасной ясности», соблюсти тонкое художественное равновесие формы текста, тяготение к прозрачности образов, что явилось воплощением эстетических убеждений И.С. Тургенева 1850-х гг.

Третий и четвёртый разделы первой главы «Функционирование тютчевской поэтической цитаты в повести И.С. Тургенева “Фауст”» и «Смысловая роль эпиграфа в очерке И.С. Тургенева “Живые мощи”» посвящены анализу цитации как одной из ключевых форм осуществления генетической связи между художественными системами писателей. В обоих разделах доказывается, что включение автором в художественный текст поэтической цитаты становится способом самовозрастания его смысла. В межтекстовые смысловые связи включаются не только несколько тютчевских строк, обозначенных в цитате, но и все художественное целое стихотворения. Так, например, лирическая миниатюра Ф.И. Тютчева «День вечереет, ночь близка…», одна из строф которой в качестве цитаты включена в структуру тургеневского «Фауста», последовательно разворачивается в тексте повести, проявляя своё влияние в важнейших для её восприятия эпизодах. Итоговый смысл произведения И.С. Тургенева возникает в результате взаимодействия и взаимопроникновения точек зрения, представленных в самом прозаическом тексте и в поэтическом тексте-источнике цитаты. Тургеневский очерк «Живые мощи» оказывается в столь же глубокой связи на тематическом, образном, идейно-концептуальном уровнях с лирическим фрагментом Ф.И. Тютчева «Эти бедные селенья…», создающим коммуникативное пространство текста. Размышляя о сущности национального характера, И.С. Тургенев вновь обращается к художественному опыту поэта, выявляя в качестве ключевых ментальных свойств русских как народа, в первую очередь, христианского его долготерпение, способность к самопожертвованию и самоотречению.

Третья глава называется «Натурфилософские воззрения Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева: опыт сравнительной характеристики». Первый раздел «Русская литература и культура XIX века и немецкая классическая философия» носит вводный характер и призван обрисовать культурную атмосферу, в которой сформировалась основа художественного мышления Ф.И. Тютчева, И.С. Турге-нева и их современников. В центре исследовательского внимания находится проблема рецепции на русской почве философских и эстетических идей Ф. Шеллинга и Г. Гегеля. Шеллингианство и гегельянство рассматриваются как единый процесс пробуждения и развития самостоятельной отечественной мысли, национальной самоидентификации под воздействием мощных внешних импульсов. Под влиянием крупнейших немецких мыслителей в русских умах стало появляться осознание глубинной внутренней противоречивости жизненных явлений и понимание этих противоречий как сил, побуждающих бытие к движению и развитию. Творческая деятельность Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева развивалась в контексте философского поиска эпохи, что нашло отражение в постоянной потребности писателей в концептуальном взгляде на окружающий природный мир, человеческую жизнь, исторический процесс.

Во втором и третьем разделах «Онтологическая сущность природы в художественных системах Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева» и «Проблема взаимоотношений человека и природы в творчестве Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева» на основе анализа художественного и эпистолярного материала выявляются типологические схождения в натурфилософских картинах мира писателей. В произведениях Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева запечатлелся сложный, неоднозначный, многогранный и достаточно противоречивый образ природы. «Натура» привлекала обоих писателей своей гармоничностью, первозданной и нетленной прелестью, одухотворённостью. Важнейшим в тютчевской стилевой манере изображения природы в данной ипостаси становится приём использования антропоморфной метафоры. И.С. Тургеневым он также применяется, но характер его употребления писателем самобытен. Если в стихотворениях Ф.И. Тютчева антропоморфная метафора глубоко отражает специфику индивидуального видения природы, писательской натурфилософской картины мира, то в произведениях автора «Записок охотника» это в первую очередь сугубо литературный приём, позволяющий создать оригинальный и ёмкий художественный образ, сделать описание природы более живописным и своеобразным. Кроме того, в некоторых случаях использование антропоморфной метафоры отражает особенности восприятия природы отдельными тургеневскими персонажами, характеризует в связи с этим их душевное состояние.

Оба художника ощущали присутствие тайных, стихийных сил, лежащих в корне природной жизни. При этом образ «натуры» на протяжении всего творческого пути писателей не был неизменным, отличался динамикой, формирующей самобытную авторскую натурфилософскую концепцию.

В творческом сознании Ф.И. Тютчева представление о «двуликости» природы, сосуществовании её светлой – дневной, благостной – и тёмной – ночной, стихийной – сторон формируется на первых этапах становления его художественной индивидуальности. Заявленные уже в ранних стихотворениях мотивы и образы природы в дальнейшем в большей мере лишь углубляются, повторяясь на новых ступенях развития.

В творчестве И.С. Тургенева постепенное осознание «оборотной» стороны природной жизни приводит к усилению трагических нот в звучании его художественных текстов, написанных в поздние периоды творчества. Если в «Записках охотника» ощущение мрачной загадочности природы появляется лишь в отдельных эпизодах некоторых очерков, постепенно нарастая в художественных текстах 1850–1860-х гг., то в более поздних произведениях – «таинственных повестях» и «Стихотворениях в прозе» – оно уже определяет общий тон тургеневских текстов, воплощая специфическое трагическое восприятие действительности.

Ощущение этого трагизма наиболее остро проявляется в эпизодах, связанных с обращением писателей к проблеме взаимоотношений человека и природы. Единство, неразрывная связь с «естеством» становятся в тютчевской и тургеневской художественных системах одновременно и соприродным человеку качеством, и недостижимым идеалом. В данном случае ключевое значение приобретают мотивы утраченного единства с «натурой», одиночества, беззащитности, временности и слабости человека перед её вечно прекрасным и равнодушным лицом. По мысли И.С. Тургенева, человек вынужден подчиняться незыблемым законам природы, не в силах изменить их. В соответствии с этим принципом, по отношению к природе, космосу, жизни тургеневских героев можно условно разделить на людей «созерцательного» и «творческого» типа. Первые принимают ход жизни таким, каков он есть, довольствуясь возможностью тихого счастья, предаваясь мечтам и размышлениям, не направленным на коренные изменения в происходящем (крестьяне в «Записках охотника», Николай Петрович Кирсанов и др.). Другие же стремятся вмешаться в ход истории, проникнуть в тайны мироздания, заглянуть «по ту сторону», тем самым нарушая мировую гармонию и обрекая себя на гибель (Дмитрий Инсаров, Елена Стахова, Евгений Базаров). Но именно попытка борьбы с вечными законами бытия и придают черты героического величия, трагическую глубину этим характерам.

Противопоставление своей быстротечной жизни вечности природы часто рождает в душе тютчевского и тургеневского человека ощущение драматической разобщённости с миром. Каждый из писателей находит своеобразный выход из этой дисгармонии.

В понимании И.С. Тургенева, человек выделяется из ряда других детей природы осознанностью собственного существования, которое помогает ему осмыслить своё положение в мироздании и в какой-то степени примириться с ним. Тургеневский герой готов согласиться с точкой зрения Б. Паскаля, согласно которой именно мышление, сознание своего ничтожества способно возвысить человека, в этом заключается одновременно и человеческое величие. Он – лишённый короны царь, «свергнутый король».

Ф.И. Тютчевым иначе определяется роль сознания. Оно, по мысли поэта, и является причиной разлада, разобщённости человека и природы. «Мыслящий тростник» ропщет, душа его отчаянно протестует, но не может достичь желанного единения с внутренне гармоничной, самодостаточной природой. Единственной возможностью приобщения к природной жизни, слияния с ней тютчевскому лирическому субъекту видится отказ от собственной индивидуальности, от личностного начала. В этом саморазрушении, представляется человеку Ф.И. Тютчева, и кроется тайна единения с природой, растворения в ней.

Противоречивость мотивов и образов, связанных с проблемой определения бытийной сущности природы и взаимоотношений с ней человека, явилась не результатом зыбкости мировоззренческих оснований натурфилософских концепций писателей, а следствием принципиальной неоднозначности самого предмета художественного осмысления и настойчивого стремления Ф.И. Тютчева и И.С. Тур-генева к максимально глубокому его постижению, сознательной авторской установки на изображение «натуры» во всей её диалектической сложности и многообразии проявлений её жизни.

Четвёртая глава «Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев: две историософские модели» раскрывает основные положения историософского диалога писателей, отмеченного значительной полемической направленностью их позиций.

Первый раздел данной главы «Логика исторического процесса в творческом осмыслении Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева» посвящён анализу представлений писателей об историческом времени, о причинах и движущих силах хода истории. Обоим художникам был органично свойствен глубоко исторический тип мышления. Отмечая взаимосвязь и взаимообусловленность прошлого, настоящего и будущего, как Ф.И. Тютчев, так и И.С. Тургенев стремились к выявлению и постижению ключевых тенденций исторического процесса и, тем самым, пытались предсказать дальнейший ход истории. С наибольшей полнотой эта характерная черта воплотилась в отмеченном самим Ф.И. Тютчевым и его современниками «ясновидении» поэта, его способности к проникновению в суть предшествующего или современного социально-политического явления и прозрению в нём предпосылок крупнейших исторических событий эпохи.

Вместе с тем размышляя о «пружине» хода истории, её движущих силах, Ф.И. Тютчев был склонен к провиденциальному их толкованию. Поэт видел причину многих важных исторических явлений в воздействии некой надындивидуальной силы: «Провидения», «Судьбы», «Промысла». И.С. Тургенев в большей мере стремился к выявлению объективных законов исторического процесса.

Историософское мировоззрение Ф.И. Тютчева и И.С. Турге-нева не отличается строгой последовательностью философской системы. Вместе с тем для него характерна глубина художественного поиска и напряжённость мысли, стремление ответить не только на актуальные вопросы русской и мировой общественно-политической жизни, но и включить современность в общеисторический контекст, разглядеть в злободневном – вечное, в суетном – бытийное, в частном – общезначимое. Динамика, переменчивость историософских взглядов обоих писателей во многом была обусловлена как сложностью самой волновавшей их проблемы человека и времени, так и спецификой современной им сложной, трагической эпохи в русской и мировой истории.

Тютчевская и тургеневская историософские концепции, репрезентируемые в их художественных текстах, статьях, письмах, отражают не только самобытные взгляды каждого из писателей, но и общекультурные веяния эпохи. Их анализ представлен во втором разделе четвёртой главы «Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев в споре о путях исторического развития России». Получившие европейское образование и не понаслышке знавшие характер западной жизни, художники имели возможность сопоставить два типа культуры, два характера менталитета, два образа мировосприятия, тем самым живее почувствовать своеобразие русской нации. Оказавшись «русскими европейцами», Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев вместе с тем глубоко и прочно были связаны со своей землёй. Обоих художников объединяет уважение к прошедшему России, тревога и боль за её настоящее и искренняя вера в будущее. Однако каждый из них находил особое основание для этой веры, своеобразные предпосылки для формирования собственной модели перспектив развития страны.

Если основу историософской концепции Тютчева составляет религиозное понимание судеб России, представление о православии как о творческом начале и средоточии своеобразия страны, ключе к постижению ментальности её народа, специфики её становления в исторической перспективе, то для Тургенева религиозный фактор не играл главенствующей роли. Для создателя «Отцов и детей» важнейшими были культурно-исторические предпосылки формирования русской народной жизни, главной их которых писатель считал русский язык. «Странное дело! – отмечал И.С. Тургенев в письме к гр. Е. Ламберт. – Этих четырёх качеств – честности, простоты, свободы и силы нет в народе – а в языке они есть…» – но тут же приходит к многообещающему выводу: «Значит, будут и в народе» [ИТ П. III, 386].

Указанные писатели были сторонниками и кардинально различных подходов к пониманию средств прогрессивного развития страны и мира в целом. Настаивая на необходимости сохранения Россией самобытности в противостоянии с Европой, Ф.И. Тютчев утверждал при этом решающую роль незыблемости основ православной веры. По мысли И.С. Тургенева, обретение Россией национальной идентичности возможно лишь в тесном взаимодействии с Западом, в продуктивном диалоге с его культурой.

Наиболее остро противоречия в историософских взглядах писателей обозначались в связи с публикацией в 1867 г. тургеневского романа «Дым» и поэтических откликов на него, принадлежавших перу Ф.И. Тютчева, – одноимённого стихотворения и эпиграммы «И дым отечества нам сладок и приятен…». В них лирик выразил свое неприятие западнических настроений И.С. Тургенева, его пессимизма по отношению к историческому настоящему и будущему России.

В заключении подводятся общие итоги исследования на уровне концептуального обобщения. Здесь отмечается, что творческий диалог Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева представляет собой многоаспектную систему взаимоотношений, основанную на личной привязанности писателей друг к другу и реализовавшуюся в различных формах и моделях взаимосвязей. Во-первых, это генетические связи, основанные на сознательной взаимоориентации художественных систем писателей и проявившиеся в неоднократных критических оценках Ф.И. Тютчевым и И.С. Тургеневым литературной деятельности друг друга, в формировании между их художественными текстами специфического диалогического пространства при помощи использования особой системы цитаций и реминисценций. Во-вторых, это типологические схождения, определявшиеся обращённостью этических и эстетических поисков Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева к осмыслению одних и тех же явлений русской и европейской действительности, злободневных и вечных вопросов и воплощавшиеся в возникновении в их произведениях сходных мотивов и образов, единой проблематике многих художественных текстов и т.д.

Творческий диалог Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева находился в неразрывной связи с морально-нравственными, социально-поли-тическими и художественно-философскими поисками своего времени, вобрав в себя самый дух эпохи, атмосферу борьбы и бескомпромиссной полемики по центральным вопросам русской жизни. И потому сравнительное изучение художественных систем Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева видится эффективным способом постижения не только важнейших специфических особенностей творческой индивидуальности каждого из писателей, определения их роли в культурном диалоге периода самоидентификации отечественной культуры, но и стержневых закономерностей литературного процесса середины XIX века.

Библиография включает 257 источников, из них 5 – на иностранных языках.

Приложение «Летопись личных и творческих контактов Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева» представляет собой хронологически выстроенный перечень этих контактов.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Статьи в научно-реферируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Калашникова, И. А. Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев: к вопросу о личных и творческих контактах / И. А. Калашникова // Вестник Тамбовского университета : научно-теоретич. и приклад. журнал широкого профиля. Серия: Гуманитарные науки. – 2009. – Вып. 12 (80). – С. 312–318.

  2. Калашникова, И. А. «Храм» или «мастерская»: герои И.С. Тургенева в отношении к природе / И. А. Калашникова // Литература в школе (в печати).

Прочие публикации:

  1. Калашникова, И. А. Роман И.С. Тургенева «Дым» в поэтической рецепции Ф.И. Тютчева / И. А. Калашникова // Дергачёвские чтения-2008: Русская литература: национальное развитие и региональные особенности: Проблема жанровых номинаций : мат-лы IX Междунар. науч. конф. : в 2 т. Т. 1. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2009. – С. 99–106.

  2. Калашникова, И. А. Очерк И.С. Тургенева «Живые мощи» и стихотворение Ф.И. Тютчева «Эти бедные селенья…»: к вопросу о сущности национального характера / И. А. Калашникова // Вестник Сургутского государственного педагогического университета : науч. журнал. – 2009. – № 2 (5). – С. 46–51.

  3. Калашникова, И. А. Тютчевские реминисценции в романе И.С. Тургенева «Накануне» / И. А. Калашникова // XIX Ершовские чтения : межвуз. сб. науч. и науч.-методич. ст. – Ишим : Изд-во ИГПИ им. П.П. Ершова, 2009. – С. 46–47.

  4. Калашникова, И. А. Роман И.С. Тургенева «Отцы и дети» в кон-тексте натурфилософского диалога с лирикой Ф.И. Тютчева» / И. А. Ка-лашникова // Проблемы художественной антропологии : мат-лы III Меж-вуз. науч.-практ. конф. с междунар. участием. – Тара : Изд-во А.А. Аска-ленко, 2009. – С. 45–56.

  5. Калашникова, И. А. Смысловая роль эпиграфа в очерке И.С. Тур-генева «Живые мощи» / И. А. Калашникова // Святоотеческие традиции в русской литературе : сб. мат-лов II Всерос. науч. конф. с междунар. участием. Ч. I. – Омск : Вариант-Омск, 2009. – С. 104–114.

  6. Калашникова, И. А. Роль поэтической цитаты в повествователь-ном произведении (на материале повести И.С. Тургенева «Фауст») / И. А. Калашникова // Наука и инновации XXI века : мат-лы IX Окруж. конф. молодых ученых. Т. 2. – Сургут : Изд-во СурГУ, 2009. – С. 234–235.

  7. Калашникова, И. А. Функционирование поэтической цитаты в повести И.С. Тургенева «Фауст» (опыт интертекстуального анализа) / И. А. Калашникова // Русская классика: динамика художественных систем : сб. науч. тр. Вып. 3. – Екатеринбург : УрГПУ; РОПРИЯЛ; УрО РАО; ИФИОС «Словесник», 2009. – С. 226–234.

  8. Калашникова, И. А. И.С. Тургенев и Ф.И. Тютчев: эпизод натурфилософского диалога / И. А. Калашникова // Мат-лы XLVIII Междунар. науч. студ. конф. «Студент и научно-технический прогресс». Ли-тературоведение. – Новосибирск : НГУ, 2010. – С. 54–55.

  9. Калашникова, И. А. Романное творчество И.С. Тургенева в контексте натурфилософского диалога с лирикой Ф.И. Тютчева / И. А. Ка-лашникова // Орловский текст российской словесности : мат-лы Всерос. науч. конф. – Орел : Изд-во ОГУ, 2010. – С. 49–57.

Сдано в печать 08.11.2010 г. Формат 60×84/16. Гарнитура «Times New Roman».

Печать трафаретная. Объем 1 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 83.

Отпечатано в ООО «Таймер».

1 См.: Григорьев А.А. Собр. соч. Вып. 10. И.С. Тургенев и его деятельность (По поводу романа «Дворянское гнездо»). М., 1915. С. 7–8; Благой Д.Д. Тургенев – редактор Тютчева // Тургенев и его время. М.-Пг., 1923. С. 142–163; Лаврецкий А. Тургенев и Тютчев // Творческий путь Тургенева. Пг., 1923. С. 244–276; Назарова Л.Н. Тургенев-критик // История русской критики. В 2-х т. Т. 1. М.-Л., 1958. С. 510–529; Осповат А.Л. «Как слово наше отзовется...»: О первом сборнике Ф.И. Тютчева. М., 1980; Аринина Л.М. «Стихотворения в прозе» И.С. Тургенева и лирика Ф.И. Тютчева последнего периода // Вопросы романтического миропонимания, метода, жанра и стиля. Калинин, 1986. С. 86–96; Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И. Тютчева. М., 1978. С. 122–131; Трухина З.Г., Зименкова А.В. Философский параллелизм как эстетический принцип в художественной системе Ф.И. Тютчева и И.С. Тургенева // Тютчевский сборник. Биробиджан, 1998. С. 52–60; Непомнящий И.Б. «О, нашей мысли обольщенье…» (О лирике Ф.И. Тютчева). Брянск, 2002. С. 152–165; О тютчевских реминисценциях в «малой» тургеневской прозе 1850-х гг. // И.С. Тургенев и Ф.И. Тютчев в контексте мировой культуры. Орел, 2003. С. 14–15; Повесть И.С. Тургенева «Поездка в Полесье» и контекст тютчевской лирики // Ф.И. Тютчев и тютчеведение в начале третьего тысячелетия. Брянск, 2003. С. 146–166; Генералова Н.П. И.С. Тургенев: Россия и Европа. Из истории русско-европейских литературных и общественных отношений. СПб., 2003. С. 454–508 и мн. др.

2 Бахтин М.М. Собр. соч.: В 7 т. Т. 6. М.: Русские словари; Языки славянских культур, 2002. С. 211.

3 Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы. М., 1979. С. 98–99.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ю. М. Лотман семиосфера Культура и взрыв

    Реферат
    Тезисы к семиотическому изучению культур (в применении к славянским текстам)(совместно с Вяч. Вс. Ивановым, А. М. Пятигорским, В. Н. Топоровым, Б. А. Успенским) 504
  2. Семантическое пересечение как смысловой взрыв (1)

    Документ
    Тезисы к семиотическому изучению культур (в применении к славянским текстам)(совместно с Вяч. Вс. Ивановым, А. М. Пятигорским, В. Н. Топоровым, Б. А. Успенским) 504
  3. Семантическое пересечение как смысловой взрыв (2)

    Документ
    Тезисы к семиотическому изучению культур (в применении к славянским текстам)(совместно с Вяч. Вс. Ивановым, А. М. Пятигорским, В. Н. Топоровым, Б. А. Успенским) 504
  4. Учебно-методическое пособие псков 2008

    Учебно-методическое пособие
    Федеральное Агентство образования и науки Российской Федерации Псковский государственный педагогический университет имени С.М. Кирова С.Л. КОНСТАНТИНОВА ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
  5. Федор Иванович Тютчев родился в старинной дворянской семье, в селе Овстуг Брянского уезда Орловской губернии 23 ноября (5 декабря) 1803 года. Первоначальное обучение он получил в семье под руководство

    Руководство
    В первой части (автор – Мегаева К.И.) анализируются особенности философского содержания и поэтики натурфилософской, политической и любовной лирики поэта.

Другие похожие документы..