Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Будучи в летном составе 593-го авиационного штурмового полка, Николай Будаков - уроженец чувашской земли и Александр Ефименко – белорус, в годы Велик...полностью>>
'Курсовая'
Начать эту работу я хотел бы с очень наглядного исторического примера. Вспомним самую крупную мировую катастрофу - гибель Античной цивилизации. Можно...полностью>>
'Документ'
Можно ли развить умственные способности? Несомненно! Знаю, многие будут удивлены, узнав, что IQ можно поднять на более высокий уровень. Специалисты, ...полностью>>
'Руководство по эксплуатации'
Коммутатор РТК.48.3 является активным управляемым устройством в сети и предназначен для пользователей, которым необходимы не только функции коммутации...полностью>>

Прогноз спортивного мастерства по индивидуальным характеристикам психометрических показателей

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Государственный университете – Высшая школа экономики,

Москва.

В условиях социально-экономических изменений в нашем обществе преобладает интенсивный стиль жизнедеятельности. Изменилось все, от общественно-экономической формации на огромной территории, до возникновения нового спектра постоянно усложняющихся проблем, стоящих перед отдельным человеком (Шадриков 2003).

Сформировалась острая необходимость развития и внедрения психологически ориентированных технологий в нашу жизнь, основной ценностью которых должно стать как общество в целом, так и конкретный человек с учетом его индивидуально-психологических особенностей, как личности. Одним из механизмов реализации возникающих проблем становится повсеместное применение обновляющихся средств и методов психологической диагностики (Шмелев 2005).

Одна из важных задач, без решения которой с проблемой интеграции общества справиться трудно, поиск предикторов когнитивного ресурса без каких-либо вопросов к испытуемым, по объективным показателям, в частности по записям биопотенциалов головного мозга. Такой подход обусловлен, прежде всего, созданием современными нейрофизиологическими школами полноценной альтернативы неоднозначно зарекомендовавшим себя на протяжении двух веков тестовым заданиям (Голубева 2005).

В наших исследованиях проблема измерений когнитивного ресурса связана с поиском наиболее ярких примеров расстройств интеллектуально - мнестической функции с одной стороны и очевидным проявлением когнитивности. Во всех случаях, природа сама приподнесла психологам возможность подобных наблюдений. Снижение памяти отмечается у лиц старших возрастных групп, страдающих недостаточностью кровообращения мозга. И.П.Павлов, считал, что болезнь, это эксперимент, поставленный самой жизнью. С другой стороны, нет более универсального критерия когнитивного развития, чем успешное обучение в высшей школе (Анцыферова 2000).

Работу пришлось выполнять в два этапа. Для решения задачи на первом этапе, мы выполнили исследование в неврологической клинике, записав 196 электроэнцефалограмм больных с расстройствами памяти. Все испытуемые страдали сосудистыми заболеваниями мозга и на момент исследования находились на лечении. Запись проводилась в обычных условиях стандартными методами в состоянии покоя испытуемого при закрытых глазах в течение 5 минут у каждого.

На следующем этапе в полученную в клинике выборку добавили 367 студентов психологического факультета разных уровней обучения. Регистрацию электроэнцефалограммы выполнили заведующая лабораторией Стакина Ю.М. и студент Михалкин С.О. Общую выборку из 563 наблюдений случайным образом разбили на две части. Одна половина служила для выборки диагностического уравнения, на другой проверялась валидность прогнозов вслепую. Мы знали, кто есть кто, а нашей диагностической системе ничего не было известно. Она сама определяла признак когнитивного ресурса. Применялись процедуры множественного линейного регрессионного анализа данных (вектор из более 300 показателей). Психометрическая концепция обработки данных разработана А.Н.Лебедевым.

Предикторами когнитивного ресурса, как производной от снижения процессов памяти, в опытах с больными и здоровыми испытуемыми оказались показатели мощности колебаний альфа диапазона на частотах 10-11 и 12-13 Гц в правой затылочной области и коэффициенты корреляции между колебаниями биопотенциалов в лобных и центральных областях мозга.

Половина испытуемых из числа больных, отобранная случайным образом, вместе со студентами составила обучающую выборку. Благодаря ней мы составили диагностическое уравнение. Уравнение множественной линейной регрессии для прогноза интеллектуально - мнестических расстройств (CRE) по электроэнцефалограмме имеет следующий вид:

CRE = 138.298 -0.119 (A2F) -0.285 (R23) -0.337 (A3F)

По найденному уравнению для контрольной выборки были вычислены прогнозируемые показатели когнитивного ресурса для проверки точности вслепую. О точности прогноза можно судить по общему коэффициенту корреляции, равному 0.811.

Характерными признаками когнитивного ресурса были связи с частотно-амплитудными совпадениями электроэнцефалограммы с отрицательным знаком всех трех предикторов: A2F -мощность альфа 2, в диапазоне 10-11 Гц, затылок справа; A3F -мощность альфа 3, в диапазоне 12-13 Гц, затылок справа; R23 -коэффициент корреляции волн электроэнцефалограммы в отведениях правый лоб F4 и левый центр C3. Чем меньше значение предиктора, тем выше когнитивный индекс. В зону неопределенных прогнозов попали 48 испытуемых, которых не представлялось возможным отнести к ошибкам первого или второго рода.

Наибольший вклад в прогноз, судя по весовому коэффициенту корреляции, равному 0.73, принадлежал мощности альфа диапазона, соответствующий константе М.Н.Ливанова, что указывает на высокую прогностическую значимость положений теории частотно фазового кодирования информации при формировании когнитивного поля участвовавших в испытаниях. Веса других предикторов распределились примерно одинаково 0.18 и 0.15, соответственно. Неравномерность вклада нейрофизиологических предикторов, может отражать возрастной механизм структурной перестройки когнитивного ресурса.

Информацию, содержащуюся в фоновых биопотенциалах головного мозга, можно применять в объективных оценках встречающихся при изменениях процессов памяти, которые определяют такое базовое свойство личности, как когнитивный ресурс. Таков предварительный вывод, который, нужно еще много раз проверять с участием большего числа, как больных, так и здоровых испытуемых.

Наше исследование показывает, что возможна с приемлемой точностью диагностика интеллектуально - мнестических расстройств. В целом, полученный факт еще раз подтверждает теоретические расчеты о кодировании информации в структурах мозга циклическими повторяющимися группами нейронных разрядов. Дальнейшая проверка объяснит, например, степень различия больных и здоровых по возрастному признаку или каким-то иным, не выявленным пока побочным обстоятельствам.

Таким образом, главная проблема, которой было посвящено наше исследование, успешно решена. То есть, не вступая в диалог с испытуемым, и не изучая его предысторию жизни, теперь можно судить о возможном когнитивном дефекте, иначе о реальной угрозе для каждого из них стать инвалидом. Следовательно, можно вовремя принять меры, замедляющие неотвратимый поворот в судьбе человека. Весьма перспективна разработка нового метода прогноза по биопотенциалам головного мозга, как объективным показателям, начала разрушительных процессов в организме, которые подкрадываются к каждому из нас исподволь и постепенно.

«PERSÖNLICHKEIT» И «PERSON»: ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО АНАЛИЗА

Шумский В.Б.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва.

В соответствии с антропологической моделью В. Франкла, которая описывает человека как единство трех ортогональных измерений – телесного, психического и духовного (ноэтического) – экзистенциальный анализ понимает индивидуальность человека как имеющую две составляющие: психофизическую и духовную. Для обозначения этих двух составляющих индивидуальности в немецком языке используются слова «Persönlichkeit» и «Person» соответственно. В настоящих тезисах мы также вначале будем использовать эти немецкие слова, хотя их обычный русский аналог – слово «личность» – с одной стороны, очевиден, а с другой – чересчур многозначен.

Согласно классическому психиатрическому определению, «Persönlichkeit – это совокупность всех психических свойств и предрасположенностей к поведению, которая придает каждому отдельно взятому человеку его своеобразную неповторимую индивидуальность» (Psychiatrie der Gegenwart. Berlin: Springer, v.6, 2000, s.277). Основные слагаемые Persönlichkeit – темперамент, характер, интеллект и т.д. – образуют как врожденные, так и приобретенные индивидуальные черты человека, которые в значительной степени стабильны и сохраняются в течение длительного времени. Согласно модели Франкла, Persönlichkeit принадлежит психическому измерению человека и может быть описана как закрепленная в психическом измерении структура психодинамики, определяющая склонность человека к определенному базовому настроению, а также к спонтанным эмоциональным и поведенческим реакциям. Persönlichkeit как психологическая категория имеет тесную связь с телесной субстанцией – телесной конституцией человека, его нервной и гормональной системой и т.д., в связи с чем Франкл говорил о психофизической плоскости, образованной телесным и психическим измерениями человека. Persönlichkeit детерминирована наследственностью, инстинктивными потребностями, психодинамическими влечениями, семейным воспитанием и социальным научением и представляет собой ту часть человеческой индивидуальности, которая может изучаться методами естественнонаучной психологии.

Person, «собственно человеческое в человеке», «свободное в человеке», как о нем писал Франкл, относится к третьему, духовному измерению. В этом своем глубинном ядре человек представляет собой «универсум духовной природы, наделенный свободой выбора и составляющий, в силу этого обстоятельства, независимое целое по отношению к миру, так что ни природа, ни государство не могут покуситься на этот универсум без его согласия» (Маритен Ж. Философ в мире. М.: Высшая школа, 1994, с.58). Центральный тезис экзистенциальной психологии о способности человека к самодетерминации – то, чем становится человек, зависит от его свободного выбора, за который он несет ответственность – связан именно с этим фундаментальным положением о независимости человека как Person от своих психофизических заданностей и социума, которые, конечно же, ставят ему определенные и достаточно жесткие границы, но тем не менее не могут полностью лишить способности принимать автономные решения.

Франкл следующим образом показывал, что Persönlichkeit и Person, психическое и духовное, представляют собой разные измерения человеческого опыта. Если Persönlichkeit как психодинамика стремится к получению удовольствия и редукции напряжения, то присущая Person ноодинамика стремится к тому, что является нравственным и имеет смысл. Очевидно, что то, что доставляет удовольствие на психическом уровне, не всегда является нравственным; в свою очередь нечто может иметь смысл, несмотря на неприятные переживания или необходимость прикладывать значительные усилия для реализации своего решения. Человек, имеющий психические нарушения, в большей степени ориентируется на то, что доставляет удовольствие и избавляет от напряжения – независимо, оправданно ли это с нравственной точки зрения и имеет ли смысл. Психически здоровый человек большее значение придает этике и смыслу.

Итак, Person – это дух, «чистая динамика», способность принимать решения и нести ответственность, способность чувствовать ценности и постигать сущность явлений, а также говорящий в человеке голос совести, призывающий его совершать поступки, имеющие смысл. Как Person человек обладает достоинством, целостностью и именно той генуинной индивидуальностью, с которой связана свобода принятия решений и которую невозможно описать, зная законы наследственности и социального научения и досконально изучив все влияния, которым ребенок подвергался в детстве. Адекватный метод познания человека как Person – феноменология, стремящаяся постичь каждого конкретного человека в его уникальности и целостности.

Существенная характеристика Person состоит в том, что она представляет собой не замкнутую монаду, но постоянное трансцендирование за собственные пределы, неразрывную связанность и постоянную соотнесенность с иным, и эта соотнесенность с иным характеризуется диалогом, взаимообменом. В связи с этим Person парадоксальна: с одной стороны, в ней есть некая несообщаемая другим внутренняя суть и глубина, благодаря которой она осознает саму себя, свою целостность, уникальность и ни с кем не разделимую ответственность, так что никакое другое человеческое существо не властно над этой ее сердцевиной. Но в то же время Person открыта – открыта как по отношению к нематериальной сфере ценностей и смыслов, так и по отношению к миру и к людям, с которыми на уровне встречи, или экзистенциальной коммуникации, может вступать во взаимообогащающие отношения. Вместе с тем бытие человека как Person, или экзистенция, не есть нечто, что разворачивается автоматически при наличии благоприятных условий, но более глубокая бытийная возможность, которая требует от человека решимости эту возможность выбирать и проживать.

Понятие «Person» в христианской культуре имеет давнюю религиозно-философскую традицию. В 20 веке наибольший вклад в осмысление этого понятия был внесен французской персоналистической философией (Э. Мунье, Ж. Маритен), теистическим экзистенциализмом (Г. Марсель, М. Бубер, П. Тиллих) и философской антропологией М. Шелера. Среди отечественных философов следует прежде всего выделить Л. П. Карсавина и Н. А. Бердяева, в работах которых латинское понятие «Person» передается русским словом «личность». Так, Бердяев, как представляется, весьма точно передает содержательное различие между Persönlichkeit и Person (индивид и личность, согласно его терминологии), противопоставляя личности человека как индивида – как детерминированную биологической наследственностью и социальной средой единицу общества: «Человек-индивид переживает изоляцию, эгоцентрически поглощен собой и призван вести мучительную борьбу за жизнь, защищаясь от подстерегающих опасностей. Человек-личность, тот же человек, преодолевает свою эгоцентрическую замкнутость, раскрывает в себе универсум, но отстаивает свою независимость и свое достоинство по отношению к окружающему» (Бердяев Н.А. Опыт парадоксальной этики. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с.455).

Очевидно, что здесь мы сталкиваемся с определенными терминологическими трудностями, присущими постсоветской психологии, в которой то, что относится как к Persönlichkeit, так и к Person обычно обозначается одним и тем же словом личность. Но одновременно в работах ряда отечественных психологов делается акцент на содержательном разведении того, что, согласно экзистенциальному анализу, относится к Persönlichkeit и Person – например, личность как интегративная система со структурно-уровневой организацией и личность как субъект жизнедеятельности (К. А. Абульханова), личность как «внешнее Я» и сущность как «внутреннее Я» человека (А. Б. Орлов).

Таким образом, экзистенциальный анализ выделяет две составляющие человеческой индивидуальности: Persönlichkeit как специфический конгломерат психофизических характеристик и социальных функций и Person как свободного и ответственного субъекта, способного принимать автономные аутентичные решения. Первый тип индивидуальности изучается методами естественнонаучной психологии, второй – феноменологическим методом.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД ДИАГНОСТИКИ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ ПАЦИЕНТА

В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Шумский В.Б.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва.

Экзистенциальный анализ как направление психотерапии нацелен на психологическое рождение человека как активно действующего субъекта собственной жизни. Для этого должно быть активизировано «собственно человеческое в человеке» − его уникальное аутентичное Я, или Person, способное воспринимать ценности и в диалоге с внутренним и внешним миром принимать свободные и ответственные, согласующие с собственной совестью решения, которые воплощаются в действиях, имеющих смысл исходя из тех систем жизненных взаимосвязей, которые человек считает для себя важными.

Как таковой, экзистенциальный анализ принадлежит к «понимающей» парадигме в психотерапии, принципиально отличающейся от психотерапии «объясняющей». Объясняющая парадигма, типичными представителями которой являются психоанализ и бихевиоризм, интерпретирует каждый конкретный случай при помощи некоторой общей теории или закономерности. При этом человек объективируется, подгоняется под те или иные заранее заданные теоретические конструкты. Понимающая парадигма, напротив, видит в человеке свободного субъекта и стремится постичь уникальный субъективный смысл переживаний и суждений каждого конкретного человека.

Так, психоанализ утверждает жесткую детерминированность сознания бессознательными влечениями. Для того, чтобы понять поведение, мышление и переживания человека, необходимо, отказавшись от непосредственно данного, объяснять их с помощью определенных, не связанных с опытом схем. Практически любой содержательный элемент опыта становится символом чего-то иного, в ортодоксальном психоанализе это «иное» есть сексуальность. Например, пациент рассказывает сон, элементами которого выступают сигара или бананы. Стандартная психоаналитическая интерпретация: сигара и бананы символизируют вытесненные фаллические желания, значит, психодинамика данного пациента получила фиксацию на фаллической стадии развития – следовательно, нужно анализировать эдипову ситуацию, так как теория говорит, что если кому-либо снится подобное, следует в первую очередь разбирать его отношения с матерью. Психоаналитик, таким образом, постоянно находится в позиции «подозревающего», потому что считает, что то, о чем сообщает пациент, всегда представляет собой попытку скрыть нечто совсем другое, о чем речь идет «на самом деле».

В отличие от объяснений и интерпретаций, понимание представляет собой попытку преодолеть смысловой барьер между миром психотерапевта и миром пациента. Стратегию общения с пациентом здесь определяет стремление понять индивидуальные смыслы, конституирующие психопатологическую симптоматику, стремление оказаться с пациентом в едином смысловом поле. В соответствии с понимающей парадигмой, мотивы поведения человека и основания принятия им тех или иных решений лучше всего можно понять путем максимально возможного проникновения во внутреннюю ценностную систему человека, путем максимального приближения к видению мира переживаний пациента его собственными глазами.

Впервые феноменологию методически описал Э. Гуссерль, впоследствии его феноменология сознания была развита М. Шелером в феноменологию ценностей, а М. Хайдеггером – в феноменологию бытия. Применительно к психотерапии знаменитый принцип Гуссерля «к самим вещам» состоит в том, чтобы подойти к внутреннему миру пациента максимально непредвзято, не привнося ничего внешнего. Для этого необходима «психологически-феноменологическая редукция» − «заключение в скобки», или “epochè” всего знаемого заранее. Благодаря “epochè” становится возможным восприятие того, что является так, как оно является – без каких бы то ни было предварительных интерпретаций. Беспристрастное постижение внутреннего мира пациента посредством «глубинной формы понимания» (Хайдеггер), или «духовного видения» (Шелер), позволяет «постичь сущность» (Гуссерль) − увидеть субъективно значимые ценности и личностные смыслы, обладающие для пациента реальной динамической силой, а не прибегать к интеллектуальным интерпретациям исходя из гипотетических теоретических конструкций типа стадий развития либидо или архетипов коллективного бессознательного.

Хайдеггер выделил три основные содержательно взаимосвязанные компоненты феноменологического метода – «редукцию, конструкцию и деструкцию» (Хайдеггер М. Основные проблемы феноменологии. СПб.: Высшая религиозно-философская школа, 2001, с.29), в соответствии с которыми экзистенциальный анализ структурирует процесс понимания пациента. В течение всего этого процесса терапевт должен следить, в достаточной ли степени он занимает феноменологическую установку – установку полной эмоциональной открытости при «заключении в скобки» всех своих предварительных знаний – открытости как вовне, по отношению к пациенту, так и внутренней открытости по отношению к тем впечатлениям, которые вызывает у него пациент. Очевидно, что умение осуществлять редукцию – «заключать в скобки» и отставлять в сторону все свои знания и не привносить в актуально воспринимаемое ничего из собственного предыдущего опыта требует от психотерапевта долгой и кропотливой работы по самопознанию, поскольку сочетание способностей к дистанцированию и глубокой эмоциональной включенности представляет собой парадоксальное требование.

В диалогическом процессе феноменологического понимания достаточно условно можно выделить три этапа: конструкцию, деконструкцию (деструкцию) и реконструкцию, содержание которых мы здесь лишь схематически обозначим. На первом этапе терапевт воспринимает то, что говорит пациент, и как он это говорит. Как следствие у терапевта возникает впечатление, отражающее наиболее существенное, смысл того, о чем сообщает пациент. На втором этапе терапевт подвергает свое впечатление сомнению и обращается к пациенту приблизительно следующим образом: «Из того, что Вы сказали, я понял то-то и то-то. И я также вижу то-то и то-то». Такая констатация или подразумевает вопрос, или сопровождается прямым вопросом типа: «Это так? Правильно ли я Вас понял?» То есть, на этапе деконструкции терапевт возникшее у него впечатление в виде обратной связи предъявляет пациенту для перепроверки, чтобы тот подтвердил, идет ли для него речь о том же самом и чувствует ли он себя понятым. Возможно, что пациент имел в виду нечто другое, и тогда наступает третий этап, на котором терапевт и пациент вместе работают над реконструкцией того, что же для пациента означает то или иное его поведение или переживание. Обратная связь со стороны терапевта использует собственный язык пациента и помогает ему осветить свои переживания полнее. В результате прояснения личностных смыслов пациент может не только почувствовать, что его понимают, но и яснее осознать свое бытие, включая ранее закрытые его аспекты.

Для пациента существенный результат феноменологического понимания, или феноменологической диагностики, состоит в том, что он может пережить, что речь сейчас идет именно о нем, о его уникальной сущности, что к нему относятся как к неповторимой индивидуальности, а не интерпретируют и не объясняют посредством неких общих теоретических знаний. В психотерапии нередко можно видеть, что в ряде случаев самого по себе феноменологического понимания со стороны терапевта оказывается вполне достаточно, чтобы пациент почувствовал себя лучше и в дальнейшем смог самостоятельно найти аутентичное решение в той трудной жизненной ситуации, которая привела его к терапевту. Однако в большинстве случаев феноменология позволяет диагностировать, какими образом у данного конкретного пациента заблокированы возможности проживания его аутентичного Я и выбрать методы и техники терапии, максимально соответствующие индивидуальности пациента.

ВЛИЯНИЕ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ НА ИНТЕГРАЛЬНУЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

Щедров В.И.

Саратовский государственный университет, Балашовский филиал,

Балашов

Проблема самоактуализации личности является значимой для студенческой молодежи. Мы, в своей работе, попытались исследовать влияние сформированного уровня самоактуализации на особенности структур интегральной индивидуальности. Для этого использовались следующие методв: 1. Опросник Я.Стреляу, направленный на диагностику свойств нервной системы. 2 Опросник структуры темперамента (ОСТ). 3)Самоактуализационный тест (САТ).

В исследовании приняли участие 100 студентов – второкурсников Саратовского университета (Балашовский филиал), факультетов: психологии, физмата, социальной педагогики. Всего в исследовании анализировались 26 показателей индивидуально-психологических качеств. Обработка результатов осуществлялось с помощью применения корреляционного и факторного анализов. Значимая факторная нагрузка (p > 0,5).

Было получено 125 одноуровневых и разноуровневых связей.

Факторизация матриц интеркорреляций позволила выделить в выборке три значимых фактора. Первый фактор включает высший уровень интегральной индивидуальности, уровень метаиндивидуальности. Вклад свойств метаиндивидуальности в поведение студентов является наиболее значимым.

Первый фактор – «контактность», так как самый высокий факторный вес имеет показатель контактности (0,82), также значимый вес и у показателей поддержки (0,77), спонтанности (0,68), гибкости поведения (0,66) и практически по всем показателям этого уровня обнаруживаются значимые факторные веса. Поэтому можно говорить о высоком уровне самоактуализации студентов. Они характеризуются открытостью, общительностью, уверенностью в себе, стремлении помочь людям, обладают большим творческим потенциалом.

Второй фактор включает показатели нейродинамического и психодинамического уровней. Наиболее высокие факторные нагрузки имеют следующие свойства: сила процессов возбуждения (0,65), подвижность нервных процессов (0,62), эргичность (0,64),. Он определяется связкой «нейродинамика-психодинамика» и является фактором «силы».

Третий фактор – «социальная пластичность» включает показатели психодинамического уровня. Наиболее высокие факторные нагрузки имеют следующие показатели: социальная пластичность (-0,63), социальный темп (-0,61), эмоциональность (0,56).

Студенты живут сегодняшним днем, переживают настоящий момент своей жизни во всей его полноте, эмоционально-чувствительны.

Итак, студенты вторых курсов имеют высокий уровень самоактуализации, социальной пластичности и достаточно энергичны. Но выделенные ортогональные факторы, частично насыщены, что подчеркивает не совсем развитую и гармоничную структуру интегральной индивидуальности в начале профессионального становления студентов.

ВЛИЯНИЕ ЗАНЯТИЙ СПОРТОМ НА РАЗВИТИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ.

Юдина Г.Н.

Пермский государственный педагогический университет,

Пермь

В настоящее время главной темой психологических исследований становятся познания человека, которое выражает наиболее характерную тенденцию всей современной науки. Изучения человеческой индивидуальности предполагает системное видение объекта исследования.

Основная цель работы заключается в том, чтобы выявить различия в структуре индивидуальности у детей, занимающихся и не занимающихся спортом. Объектом исследования явились сорок учащихся младшего школьного возраста 9-11 лет. Одна группа - 20 человек – занимающихся спортом в течении 2-3 лет, другая – также 20 человек этого же возраста, но спортом никогда не занимались.

Исследовались следующие индивидуальные свойства, относящиеся к различным уровням индивидуальности: особенности телесной конституции (длина тела, масса тела, окружность груди); свойства нервной системы (сила, уравновешенность, подвижность нервных процессов); свойства темперамента (тревожность, эмоциональная возбудимость, фрустрация, агрессивность, ригидность – пластичность, темп реакций); свойства личности.

Анализ полученных данных позволяет выявить различия в структуре индивидуальности в той и другой группе. Так в группе детей занимающихся спортом, обнаружены значимые корреляционные связи между одноуровневыми свойствами: все показатели телесной конституции коррелируют между собой; между связями нервной системы (сила процессов торможения и сила процессов возбуждения; подвижность нервных процессов). Также имеется значимая корреляция между свойствами темперамента (подвижности и эмоциональной возбудимостью, активностью и темпом реакций); свойствами личности (факторов С и Н; С и Q4; D и Q; D и Q4; Q3 и Q4. Кроме этого в этой же группе были обнаружены корреляционные связи между разноуровневыми свойствами индивидуальности. Между свойствами нервной системы (сила процессов возбуждения) и свойствами темперамента (активность); подвижность нервных процессов с темпом реакции и активностью; между свойствами нервной системы (сила процессов торможения и свойствами личности фактор Q3); между свойствами темперамента (эмоциональная возбудимость) и свойством личности фактор F; темп реакций и фактор Q3; активность и фактор Q3 и Q4; фрустрация и фактор Н. Свойства темперамента (активность) с показателем телесной конституции (длина тела), эмоциональная возбудимость (масса тела, окружность груди). Несколько иной характер связей индивидуальных свойств обнаружен в группе детей, не занимающихся спортом. Где имеет место появления новых связей. Так, корреляция между одноуровневыми свойствами темперамента (эмоциональная возбудимость) коррелирует с фрустрацией, агрессивностью. Свойства личности фактор (C, G, H, I, Q). Корреляционные связи обнаружены между разноуровневыми свойствами индивидуальности: свойства темперамента (экстравертность) коррелирует с силой процессов возбуждения.

Сравнение группы детей занимающихся и не занимающихся спортом показывает, что регулярные занятия спортом благотворно складываются на развитии индивидуальности младших школьников, что способствует более гармоничному телосложению и физическому развитию, сочетанию свойств нервной системы и темперамента, преобретенных свойств личности.

К ВОПРОСУ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ ВО ВРЕМЕНИ.

Яксина И.А.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва

Иллюстрируя процесс субъективирования времени, отождествление личности со временем, Л.Х.Борхес писал: « Мы сотканы из вещества времени. Время — это река, уносящая меня, но эта река – я сам; тигр, пожирающий меня, но этот тигр — я сам; огонь, который меня пепелит, но этот огонь снова я». Подчеркивая специфичность отношения ко времени, индивидуальные различия в переживании временной реальности Н.Н.Трубников пишет: «Ни год, ни месяц, ни час, ни секунда одного человека никогда не равны году, месяцу, часу, секунде другого…»

Отвечая на вопрос, что такое «индивидуальная минута» и чему она равна, мы, вслед за Н.И. Моисеевой, В.М. Сысуевым, Б.И. Цукановым, определяем ее как устойчивую индивидуально-психологическую единицу отсчета времени. Как психологическая константа восприятия времени человеком, -тип одновременно является и индивидуально жесткой константой интегративной деятельности мозга, связанной с темпераментальными свойствами человека. Принадлежность к определенному -типу определяется врожденными возможностями индивида и с течением времени жизни не изменяются. (Б.И.Цуканов,1991). С другой стороны, насыщение ткани времени исключительно индивидуальными переживаниями, воспоминаниями, проектами, устремлениями изменяет неумолимый ход течения времени индивида. Преобладание обращенности к событиям настоящего, будущего или прошлого, временная ориентация личности проявляется в ее жизнедеятельности.

В различных культурах и социальных условиях может доминировать ориентация личности на настоящее, прошлое или будущее. Так, А. Аарелайд отводит определяющую роль в формировании личного переживания времени индивидуальному прошлому. Психологическое время рассматривается им как сложное системное образование, включающее в качестве высшего уровня концептуальное, личностное время, формирующееся на основе осознанного отражения времени и позволяющее человеку управлять собственной деятельностью в ее временной упорядоченности.

В то же время, К.А. Абульханова способность чувственно-деятельного освоения индивидом времени связывает с будущим, т.е. с тем, как человек «предвосхищает, организует события, рассматривая их с точки зрения будущего».

Специфика временной структуры сознания личности определяется В.И.Ковалевым с помощью системы «временных транспектив», отражая взаимосвязь ретроспективных и перспективных моментов индивидуального бытия, особенностей «сквозного видения» из настоящего в прошлое и будущее. Вся совокупность магистральных жизненных целей отражается в «жизненной программе личности», характеризующей сознательную временную организацию жизнедеятельности индивида.

Для ряда авторов (D.Davidson, G.Evans, J. Higginbotham) реально лишь настоящее. Основываясь на постулатах «А-теории» в философии времени, они утверждают, что время – это основное свойство мира, которое по своей природе монадно, неделимо. Наличие в нашем сознании прошлого, настоящего и будущего, не опровергает, а лишь доказывает данное положение. Подчеркивая мгновенность, неделимость времени, G.Evans заключает, что существование таких временных свойств как вчера, сегодня, завтра, позавчера, послезавтра, после-послезавтра («А - свойства»), лишь иллюстрируют тот факт, что сущностно лишь настоящее». Вслед за ним, P.Ludlow вводит для описания данного феномена термин “presentizm” – “настоящность», «нынешность», и заключает, что существуют только объекты настоящего. В рамках такого обнаружения «настоящности» существующее определяется в своем наличном бытии. Только таким образом открывается доступ к пониманию временных свойств мира. «Настоящность» является единым и неделимым связующим звеном между прошлым, настоящим и будущим в человеческом сознании». (P.Ludlow,1999)

Необходимо отметить, что идеи «настоящности» человеческого бытия, существования времени в человеке продолжают развитие проблемы онтологичности времени, его переживания, поставленной еще М.Хайдеггером. Причем, ориентация личности на настоящее не подразумевает озабоченность человека лишь текущим моментом, но определяет заботу о прошлом и будущем в равной мере

Рассматривая соотнесенность ориентации личности на настоящее, прошлое или будущее, насыщенность и глубину временной перспективы с индивидуальными особенностями отсчета времени реципиентов – t-типом и их представленность в структуре межличностного взаимодействия, нами выделялись, в свою очередь, три группы респондентов (Б.И.Цуканов,1991): спешащие (0,7<<1,0) субъекты; точные ( 1,0); медлительные (>>1,1). Нами установлено что «спешащий» тип ориентирован в основном на будущее, с ним связано большинство мыслей, желаний, размышлений. Свою активность данный тип направляет на будущие дела, у него большое число планов, мечтаний, нереализованных проектов. Условно отнесенные к группе «медлительных» – полная противоположность первому типу. Они живут в прошлом и прошлым, везя за собой груз воспоминаний, переживаний, проблем, неразрешенных конфликтов. Характерным для данного типа является то, что с «прошлым» связано большинство личностных переживаний, «будущее» пугает, а «настоящее» не выражено. Раздвинув ширмы прошлого и будущего, освобождая место в личном пространственно-временном континууме для настоящего, «медлительные» начинают жить и действовать в данный момент, «здесь и теперь».

Отнесенные к группе «точных» живут, в основном, настоящим и в на­стоящем. Для этого типа характерно следующее отношение к жизни: реально лишь настоящее - прошлого уже нет, будущего еще нет. Для описания подобного отношения ко времени, его актуализации, по нашему мнению, подходит новый термин «настоящность» - «presentizm"(Р.Ludlow, 2001). Эти данные подкрепляются результатами, полученными при анализе относительной насыщенности и глубины временной перспективы испытуемых. У группы «спешащих» система целеполагания связана как с будущим , так и со всей жизнью, одинаковы по насыщаемости со­бытиями настоящее и ближайшее будущее, ценны и значимы события прошлого. Для «точных» характерно одинаково ровное и умеренное обращение к событиям будущего, ближайшего будущего и всей жизни, опыту прошлого.

Отчетливо прослеживается сформированность всех временных периодов жизненного пути в сознании для «спешащих» и «точных». В то же время, у группы «медлительных» такой тенденции не наблю­дается, дифференциация будущего и ближайшего будущего практически от­сутствует.

Необходимо отметить, что в целостной временной перспективе личности существуют все временные измерения (К. Левин); но прошлое, настоящее и будущее могут быть представлены в различном соотношении, в зависимости от доминиро­вания ориентации индивида на настоящее, прошлое или будущее. В этом смысле развитый «временной кругозор» (П.Фресс) является показателем освоения личностью временных отношений. Можно заключить, что для группы «спешащих» характерна направленность на будущее и его глубокая насыщенность; для «медлительных» - на прошлое, для группы «точных» - на настоящее. Для «медлительных» будущее и настоящее теряют свою качественную определенность, подавляясь прошлым. Освоение времени у них затруднено, поскольку прошлый опыт, ориентация на прошлое становятся доминантными в межличностных взаимодействиях данного типа. Разрешить создавшееся положение можно путем реконструирования ситуации межличностного взаимодействия, с учетом взаимосвязи ретроспективных и перспективных моментов индивидуального бытия, особенностей «сквозного видения» из настоящего в прошлое и будущее. В итоге «медлительные» начинают успешно взаимодействовать во времени, осуществляя и творческую деятельность, и духовный поиск.

Организация как рефлексивное отражение индивидуальности ее руководителя

Склизков Д.М., Эрнандес-Кастро Е.И.

Центр Европейского организационного консультирования,

Семенов И.Н.

Государственный университет – Высшая школа экономики,

Москва

Одним из актуальных научно-прикладных аспектов современной рефлексивной психологии является изучение рефлексивных механизмов и закономерностей индивидуальности (И.Н.Семенов, В.Г.Аникина, А.В.Балаева, Е.П.Варламова, С.Ю.Степанов и др.) и разработка психотехнологий ее рефлепсиходиагностики (Н.А.Алюшина, Ю.А.Репецкий, И.Н.Семенов) и креативного развития посредством диалогорефлексии (Г.А.Давыдова, И.В.Палагина, И.Н.Семенов) и игрорефлексики (И.В.Байер, Р.Н.Васютин, И.Н.Семенов, Д.М.Склизков, Е.И.Эрнандос-Кастро и др.). Актуальность рефлексивно-психологического подхода к изучению и развитию индивидуальности связана, в частности, с необходимостью осуществления эффективного рефлеконсалтинга, например, в экономической сфере при оргконсультировании бизнеса.

Оргконсультанты, которые долго работают на рынке, сталкиваются с феноменом индивидуальности каждой организации. Как не существует людей с одинаковым характером, картиной мира, стилем деятельности, базовыми жизненными сценариями, способами реагирования на те или иные события, так же не существует одинаковых фирм и компаний. С другой стороны, организациям, как и людям, присущи определенные психотипы. Консультанты хорошо знакомы с компаниями – параноиками, фирмами - истериками, организациями – нарциссами, компульсивными и застревающими предприятиями и т.д. История психологии и психотерапии строилась вокруг понимания истоков развития индивидуальности, механизмов формирования характера и личности и способов их коррекции. В организационной психологии подход, базирующийся на изучении генезиса «характера» организации, развивается сравнительно недавно в русле динамических школ, в частности в рамках группаналитического направления.

В отечественной психологии подход к организации как к уникальной живой системе разрабатывается представителями рефлексивно-динамического подхода, который опирается на разработки Венской группаналитической школы (Ирмгарт Айзенбах-Штигель, Ингрид Крафт-Эбинг) и основы отечественных научных школ психологии интуитивности творчества (Я.А.Пономарев, Ч-М.Гаджиев) и рефлексиной психологии творческого мышления и профессиональной деятельности (Семенов И.Н., С.Ю.Степанов, А.В.Растянников, Д.В.Ушаков, И.В.Байер, Р.Н.Васютин, И.М.Войтик, О.Д.Ковшуро, Д.М.Склизков, Е.А.Эрнандес-Кастро ). Организация как уникальная живая социальная единица для того, чтобы существовать и развиваться, должна формировать собственный орган отражения – психику организации, по аналогии с психикой человека. Психика организации включает в себя базовые представления сотрудников и руководства, накопленные стереотипы поведения и реагирования, управленческие и производственные технологии, корпоративные ценности, правила поведения, систему отношений и т.д., то есть элементы, составляющие уникальную культуру организации. Представители рефлексивно-динамической школы описывают и исследуют различные механизмы формирования культуры организаций. С позиций взаимодействия этих научных школ психологии творчества рассмотрим один из них, а именно – механизм, обеспечивающий реализацию роли и влияния индивидуальности лидера в создании уникальности своей фирмы. Существует как минимум два механизма, с помощью которых первые лица компаний выстраивают культуру своих организаций под свою уникальность.

МЕХАНИЗМ ИДЕНТИФИКАЦИИ позволяет лидерам транслировать сотрудникам компании свои ценности, установки и черты характера, закрепляя их в корпоративной культуре в виде малоосознанных стереотипов поведения.

Как маленький ребенок некритично считывает стереотипы поведения матери, формируя собственные сценарии, так же подчиненные начинают копировать наиболее яркие черты своего руководителя.

Пример. Филиал одной из крупных международных парфюмерных компаний столкнулся со следующей проблемой: клиенты не любили представителей компании, хотя уважали их за компетентность и профессиональные знания.

Во время исследования корпоративной культуры компании выявился интересный феномен: одной из наиболее ярких личных черт руководителя филиала его подчиненные назвали – оригантность, то есть высокомерие по отношению к людям. Социометрическая процедура позволила выявить проявление оригантности топ-менеджмента по отношению к руководителям среднего уровня. Далее оригантность транслировалась от руководителей среднего уровня торговым агентам компании. В свою очередь, представители компании начали проявлять черты оригантности по отношению к клиентам. Результат – снижение объемов продаж.

Таким образом, механизм компенсации основывается на трансляции и закреплении в культуре организации уникальных качеств ее руководителей. В этом случае характер фирмы повторяет, а иногда и усиливает черты первого лица: тревожность / уверенность, замкнутость /открытость, агрессивность / дружелюбие и т.д. качества лидера копируются и закрепляются в стереотипах поведения сотрудников организации и становятся неотъемлемой частью ее культуры.

МЕХАНИЗМ КОМПЕНСАЦИИ основывается на построении в культуре взаимодополняющих качеств, которые позволяют компенсировать недостатки лидера.

Известно, что авторитарный лидер окружает себя хорошими исполнителями, а рядом с неуверенным и мягким руководителем всегда есть активный и жесткий заместитель и т.д.

Пример. Проблема, с которой столкнулся руководитель небольшого, но очень успешного регионального банка звучала так: «Нет поддержки в собственной управленческой команде, чувствую изолированность и одиночество. Нет творчества, инициативы, все висит на мне».

Изучение стиля управления руководителей всех уровней банка выявило парадоксальную картину: стиль управления Президента по всем параметрам являлся прямо-противоположным и взаимодополнительным стилю управления ВСЕХ других руководителей. Для Президента приоритетным являлась результативность, для других руководителей сплоченность команды, там где Президент проявлял жесткость, требовательность и критичность, другие руководители старались придерживаться мягкого поддерживающего стиля, Президент в первую очередь ориентировался на творчество и поиск нестандартных решений, остальные руководители на технологичность и т.д. В какой-то момент Президент и его команда просто перестали понимать друг друга.

Компенсаторный механизм, с одной стороны, позволяет лидеру получать от своих сотрудников то поведение, которое ему максимально удобно, с другой стороны, обеспечивает в организации разумный баланс разнонаправленных сил.

Понятно, что в реальной живой организации трудно выявить работу тех или иных механизмов в чистом виде. И, тем не менее, любая более или менее серьезная работа с организацией невозможна без активного участия ее Первого лица.

Соответственно, первым шагом работы с любой организацией, является выявление, с одной стороны, интересов ее лидеров, с другой стороны – их уникальных качеств, которые нашли продолжение или компенсацию в корпоративной культуре компании. Не изучив генезис «характера» организации – невозможно провести ее эффективную рефлетерапию.

 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант № 06-06-00582а)

1 Исследование выполнено при поддержке РГНФ, проект № 06-06-82602 а/У

1 Исследование выполнено при поддержке РГНФ, проект № 06-06-82602 а/У

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Психофизиологические особенности стресса при выявлении скрываемой информации в зависимости от хронотипа», проект № 06-06-18006е.

1 Шпет Г.Г. Сочинения. М., 1989. с.401.

1 Работа выполнена при поддержке РГНФ. Проект 06–06–00335а

1 Работа подготовлена при финансовой поддержке РГНФ; № проекта 04-06-00250а

1 Исследование поддержано РГНФ. Проекты № 05-06-06518а, № 04 06 00139 а

1 Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ и Администрации Архангельской области по проекту №06-06-48604 а/С

1 Работа поддержана РГНФ (проект № 05-06-06518а).

1 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант № 06-06-00582а)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Комплекс здоровья и творчества рекомендовано Федеральным агентством по физической культуре и спорту и коллегией Министерства образования и науки Республики Татарстан

    Книга
    В.К. Бальсевич - член-корреспондент РАО, д-р биол. наук, профессор РГУФК, шеф-редактор журнала «Физическая культура: воспитание, образование, тренировка»,
  2. С. Ю. Головин словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник (1)

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  3. С. Ю. Головин Словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник (2)

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  4. С. Ю. Головин. Словарь практического психолога

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  5. С. Ю. Головин Словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Оглавление Словарь-справочник

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,

Другие похожие документы..