Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Сказка'
Беспозвоночные многоклеточные животные: Тип губки, тип кишечно полостные, тип плоские черви, тип круглые черви, тип кольчатые черви, тип молюски, тип...полностью>>
'Документ'
Вячеслав Олегович 070844 БТП-07 МСГ Возгрин Александр Александрович 0804 7 БТП-08 3 Далбаева Елена Петровна 080430 БТП-08 3 Кудрявцев Никита Сергеевич...полностью>>
'Конкурс'
Ведущий. Мы закончили читать произведения писа­телей-классиков, которые жили и творили в XIX веке -времени расцвета русской культуры. Путешествуя по ...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится 21 ноября 2008 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 при Саратовском государственном университете им. Н.Г....полностью>>

Прогноз спортивного мастерства по индивидуальным характеристикам психометрических показателей

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КОГНИТИВНОЕ РАЗВИТИЕ СИБЛИНГОВ

Алексеева О.С.

Психологический институт РАО,

Москва.

Наличие сиблинга в семье является важным фактором, влияющим на психическое развитие ребенка. Исследования показывают, что дети, имеющие 50% общих генов и живущие в одной и той же семье, могут существенно различаться по индивидуальным характеристикам (Plomin 1986, Rowe и Plomin 1981).

В течение последнего десятилетия акцент делается на изучение влияний индивидуальной среды, таких как взаимодействие сиблингов, различия в детско-родительских отношениях, влияние сверстников.

К примеру, родители могут быть более привязаны к одному ребенку, чем к другому, что будет служить источником различий между детьми, растущими в одной и той же семье.

Влияния индивидуальной среды могут быть обнаружены и в различающихся реакциях на очевидно общее события. Это отличие можно наилучшим образом увидеть на таких переменных как, болезни родителей, уровень образования, бедность, безработица. В зависимости от таких характеристик детей, как возраст, пол и личность, влияние этих факторов может быть различным для детей из одной семьи.

Наличие сиблинга, как такового, уже само по себе является важным фактором, влияющим на психическое, в частности, когнитивное развитие ребенка. Старшие сиблинги часто обучают младших братьев и сестер новым умениям. Даже младенцы достаточно внимательны к старшим сиблингам; часто имитируют их поведение, или пользуются игрушками, которые те оставили (Abramovitch, Corter & Palmer, 1980). Дети, имеющие старшего сиблинга, быстрее обучаются решать те или иные проблемы (Azmitia & Hesser, 1993). Это вызвано тем, что сиблинги играют асимметричные, дополняющие друг друга роли. Старшие сиблинги играют роли преподавателей, менеджеров и помощников при игре, а младшие принимают роли ученика, управляемого, и нуждающегося в помощи (Abramovitch и 1986; Azmitia и Hesser 1993; Brody и 1982, 1985; Dunn и 1982 Kendrick).

Не стоит забывать и о внесемейных факторах, таких, как отношения со сверстниками, которые в свою очередь являются важным компонентом индивидуальной среды, однако не исследуются так широко, как семейная среда.

Учитывая вышесказанное, сиблинговое исследование предполагает установление связей между различающимся опытом и различающимися индивидуальными характеристиками детей.

Наше исследование включало в себя два этапа.

На первом этапе были обследованы 377 подростков в возрасте от 13 до 17 лет. 134 из них были единственным ребенком в семье, 243 имели одного брата или сестру.

Целью данного этапа было сравнить одиночнорожденных детей и детей, имеющих сиблинга, чтобы определить, влияет ли наличие сиблинга на когнитивное развитие.

В качестве методов использовались критериально ориентированные тесты (ШТУР-2 и АСТУР).

В результате было выявлено, что различий между детьми, имеющими сиблинга, и одиночнорожденными нет. Однако, при анализе выполнения отдельных субтестов было обнаружено, что подростки, имеющие сиблинга лучше выполняют субтесты «Числовая последовательность» и «Пространственные представления».

Различия между детьми, которые являются первым ребенком в семье, и детьми, которые являются вторым ребенком в семье, были выявлены только при анализе субтеста «Классификации». Испытуемые, которые являются старшими детьми, справились с этим субтестом значимо лучше, чем их сверстники, которые являются младшими детьми в семье.

Целью второго этапа данного исследования являлась оценка внутрипарного сходства сиблингов по когнитивным характеристикам для определения влияния общей и индивидуальной среды на развитие ребенка.

Для определения уровня когнитивного развития использовался тест Д. Векслера (детский и взрослый варианты). В качестве факторов индивидуальной среды рассматривались детско-родительские отношения и отношения между сиблингами. Детско-родительские отношения исследовались с помощью опросника «Взаимодействие родителя с ребенком» (Марковская, 1998), сиблинговые отношения исследовались с помощью Опросника различающегося опыта сиблингов (SIDE) (Plomin, 1990).

Выборка на данный момент включает в себя 30 полных семей имеющих два ребенка в возрасте от 8 до 22 лет. Разница между сиблингами не превышает 5-ти лет.

К настоящему моменту проанализированы внутрипарные корреляции между сиблингами по интеллекту и корреляции между сиблингами и их матерями.

Корреляции между сиблингами по показателю общего интеллекта (IQ) и по показателю невербального интеллекта (PIQ) - 0,37 и 0,32 соответственно. По показателю вербального интеллекта (VIQ) была обнаружена корреляция - 0,46.

Корреляции обоих сиблингов с их матерями по всем трем показателям (IQ, VIQ, PIQ) значимо высокие. Однако, корреляции старших сиблингов с матерями выше, чем корреляции младших сиблингов с матерями.

В дальнейшем предполагается добор выборки, и комплексный анализ результатов, включающий в себя сопоставление результатов выполнения теста Векслера с качеством детско–родительских отношений и отношений между сиблингами.

ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ
ЛИЧНОСТИ В ОНТОГЕНЕЗЕ.
Алтунина И. Р.
Московский психолого-социальный институт,

Москва.

В данном сообщении рассматриваются структурно-динамические особенности и генезис различных видов мотивов и мотиваций социального поведения, включая мотив и мотивацию достижения успехов, аффилиации, оказания помощи людям и власти. Эти особенности нашли отражение в предложенных автором теории (концепции) и модели структуры и генезиса соответствующих мотивов и мотиваций социального поведения.

Была проведена их экспериментальная проверка в 31 эмпирическом исследовании, охватившем 897 испытуемых (дети в возрасте от 3-4 до 15-16 лет). В ходе соответствующих исследований были выделены следующие этапы онтогенетического развития социально-мотивационной сферы личности.

1. Первый этап (соотносится с ранним возрастом), характеризуется появлением первых признаков мотивов и мотивации социального поведения, их следующим соотношением:
- возникновение в индивидуальной предметной деятельности мотива достижения успехов;
- демонстрация умения различать степени трудности решаемых задач и соотносить с ними прилагаемые усилия;
- появление мотива аффилиации в форме стремления к людям;
- возникновение желания оказывать помощь людям;
- появление первичной иерархии мотивов социального поведения (преобладание мотива оказания помощи над мотивом достижения успехов и мотивом аффилиации).

2. Второй этап (соотносится с младшим дошкольным возрастом), отличается следующими изменениями мотивов и мотивации:
- появлением связи стремления к успехам со способностями и старанием;
- актуализацией мотива аффилиации в двух его формах: стремление к людям и боязнь быть отвергнутым;
- возникновением мотива власти, осознанием выгод от обладания ею;
- превращением групповых игр в фактор развития мотивации власти;
- зависимостью оценок факторов, вносящих вклад в мотивацию аффилиации и власти, от опыта общения;
- функциональной автономией мотивов социального поведения;
- ускоренным развитием структуры мотивации достижения успехов в сравнении со структурой других видов мотиваций;
- становлением структуры мотивации оказания помощи людям.

3. Третий этап (соответствует старшему дошкольному возрасту) характеризуется формированием дифференцированно и четко представленных в сознании детей факторов, вносящих вклад в мотивацию разных видов социального поведения:
- правильная оценка вероятности достижения успехов в различных видах деятельности, своих способностей, как достаточных для достижения успеха;
- разделение стремления к достижению успехов по видам деятельности;
- независимое развитие двух разнонаправленных тенденций: стремления к успеху и боязни неудачи;
- адекватная оценка того, за счет чего достигнут успех;
- рост индивидуальных различий в мотиве и мотивации власти.

4. Четвертый этап (относится к младшему школьному возрасту) отличается дифференциацией субъективных и объективных факторов, влияющих на мотивацию социального поведения, дальнейшим развитием одних и становлением других мотивов и мотиваций социального поведения:
- повышением значимости старания и трудолюбия в мотивации достижения успехов, различением того, что в успехах зависит от умений, прилагаемых усилий и стечения обстоятельств;
- стабилизацией мотивов аффилиации, оказания помощи людям и власти;
- превращением соответствующих видов мотивации в независимые друг от друга;
- выходом мотива и мотивации оказания помощи на первое место в иерархии;
- возникновением устойчивого типа социально-мотивированной личности.

5. Для пятого этапа (связан с подростковым возрастом), характерно появление новых факторов мотивации социального поведения, завершение развития одних и изменение структуры других мотивов и мотиваций социального поведения:
- развитие полноценной структуры мотивации власти;
- возникновение способности правильно оценивать личную привлекательность как фактор мотивации аффилиации;
- доминирование мотивов аффилиации и достижения успехов над мотивами власти и оказания помощи людям;
- изменение иерархии и значимости факторов, связанных с мотивацией оказания помощи;
- выход отношения к человеку на первое место в мотивации оказания помощи;
- полоролевая дифференциация структуры и иерархии мотивов и мотиваций социального поведения.

6. На последнем, шестом этапе (приходится на юношеский возраст), завершается развитие структуры социально-мотивационной сферы личности:
- образуется развитая структура мотивации аффилиации;
- появляется расчетливость как фактор мотивации власти;
- нужда человека в помощи превращается в главный фактор оказания помощи;
- мотивы и мотивации социального поведения включаются в структуру самосознания и образа Я.

Кроме описанных этапов, были установлены следующие общие закономерности становления в онтогенезе социально-мотивационной сферы личности:

1. Разнонаправленные социально-мотивационные тенденции (достижение успехов и избежание неудач; стремление к людям и боязнь быть отвергнутым; оказание помощи и отказ в помощи; стремление к власти и подчинение) появляются на разных этапах онтогенеза и относительно независимо друг от друга;

2. Наиболее существенные различия в мотивах и мотивации социального поведения проявляются в пределах двух эпох детства (по Д. И. Фельдштейну): с рождения и до 10 лет, и с 10 лет до 15-16 лет.

ПРОБЛЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ПСИХОФИЗИОЛОГИИ
ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ: ОТ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ

К НАЦИОНАЛЬНЫМ ПРОЕКТАМ

Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Ван Чин, Гюнтер Н.А., Семикопенко Е.Ю.

Центральный институт высокотехнологичной психологии, Москва

Beijing University of international business and Economics, Beijing

Федеральное Управление «Медбиоэкстрем», клиническая больница № 6, Москва

В прошедшем столетии известные российские научные школы Е.Н. Соколова, Ю.И. Александрова, А.Н. Лебедева, В.Д. Небылицына, Э.А. Голубевой создали векторную, системную, когнитивную, дифференциальную психофизиологию.

Настало время отвечать на экономические и социальные вызовы времени (Д. Медведев). На сегодня складывается актуальное направление стратегической психофизиологии, призванное решать государственные задачи уровня G8:

- психофизиологические предпосылки радикальных экстремистских проявлений: бинарные оппозиции «свой/чужой» (И. Пригожин - Ф.Т. Алескеров) и модели автоматных грамматик;

- психофизиология стратегического менеджмента: индивидуальный стиль экономического поведения в параметрах модели "затраты или выпуск" В. Леонтьева - А.Г. Гранберга;

- экстремальная психофизиология: разработка электронных систем раннего выявления неуставных отношений в военных учебных заведениях, войсковых частях и призывных пунктах;

- психофизиологический тюнинг в работе с персоналом корпоративных структур: УФ-спектральные предикторы Са­мости (эротика, коммуникатика, соматика);

- нейрофизическая сертификация персонала: международные критерии жестокости судей и сотрудников правоохранительных органов (каналопатии нейромембран, патент РФ № 2156464);

Цель данного сообщения - ознакомить с опытом разработки технологии психофизиологического надзора и регулирования здоровья персонала в учреждениях Минатома и МЧС.

В экологической и индустриальной психофизиологии состояния дефицит кальция рассматривают как форму скрытой эпидемии 21 века (акад. РАМН А.П. Авцын, 1991). Диагноз ставится по результатам атомно-аб­сор­бционного анализа. Методика требует значительных экономических затрат, дорогого оборудования и забора крови. Возникает вопрос: нельзя ли выявить биоэлементозы с помощью психодиагностики?

Методика. В исследовании участвовали работники Минатома (N= 100 чел) и спасатели МЧС (N = 38 чел). У всех обследуемых методом атомно-абсорбционной спектрометрии определяли содержание Ca в сыворотке. Критерием дефицита считали уровень 2.23 ммоль/л (М.А. Базарнова, 1986). Испытуемых подбирали из расчета: количество больных с дефицитом кальция (группа преваленса) - 68.7 % и здоровых - 31.3 %.

Каждый испытуемый по трехбалльной шкале заполнял клинический опросник А.П. Авцына, А.А. Жаворонкова, М.А. Раша, Л.С. Строчковой, содержащий 44 при­з­нака нарушения метаболизма 13 биоэлементов. Затем подсчитывали корреляцию каждого вопроса с реальным содержанием кальция в крови и сформировали суммарную шкалу Ca - дефицита (ноу-хау авторов). Затем суммарный показатель вновь коррелировали с содержанием Ca в крови.

Для повышения точности прогноза рассчитали уравнение регрессии содержания Ca в крови по данным вербального теста. В заключение методами математической диагностики определяли эффективность косвенной диагностики дефицита Ca в крови по результатам опросника А.П. Авцына.

Результаты. По нашим данным содержание Ca в сыворотке крови у персонала Минатома колеблется в пределах 1.84 - 2.61 (норма 2.23 - 2.57 ммоль/л). Среднее значение составило 2.3 ммоль/л, сигма 0.16 ммоль /л.

Значения вербальной шкалы варьировали в пределах от -11 до 2 условных единиц. Шкала включала 10 вопросов, коррелирующих с содержанием кальция на уровне r > 0.15. Индивидуальные суммарные баллы психодиагностической шкалы статистически зна­чимо коррелировали с содержанием кальция в крови: r > 0.62. N=100, r01 = 0.258, P< 0.01.

Количество правильно обнаруженных случаев дефицита кальция, подтвержденных биохимическим анализом, составило 64.6 %. Ложные тревоги составили 19.2 %. Норма находилась в пределах 12.1 %. Как уже отмечалось, количество больных с дефицитом кальция (преваленс) составило 68.7 %. Здоровых - 31.3 %. По вербальному опроснику количество больных за счет ложных тревог возросло до 83.8 %. В эргономике и медицине пропуск сигнала считается более опасным, чем ложная тревога (В.П.Зинченко, В.Д.Шадриков). В нашем исследовании число пропусков больных по психологическому тесту не превышает 4-6.0 %.

В экспериментальной психологии надежность теста устанавливают путем сопоставления с результатами повторного испытания (ретест), а валидность - на основе сравнения с внешним (объективным) критерием. Описывают тест с помощью критериев Кромбаха или Рюлона.

Такой подход в практике работы со стратегическими кадрами недостаточен, и эффективность технологии определяют по иным параметрам (J.Yerushalmy, 1947; В.В.Власов, 1988). В нашем исследовании высокие значения имели коэффициенты (индексы): чувствительности Se = a/(a+b) = 94.12 %; диагностической эффективности ДЭ = 100 * (a+d)/( a+b+c+d)) = 76.77; прогностичности плюс - результата скрининга PVP =a/(a+c) = 77.11 %; прогностичности минус - результата PVN =d/(d+b) = 75.00; точности шкалы Acsc = 100 * [ (a/(a+b) + d/(c+d) ] - [b/(a+b)+c/(c+d)] = 65.65;

Другие показатели психобиологического скрининга были менее значимы: Специфичность Sp = d/(d+c) = 38.71: Валидность Val = Se % + Sp % - 100 = 32.83; Цена метода PrcM = 100 *(b + c) / (a+b+c+d)) = 23.2.

На следующем этапе рассчитали регрессионную модель: Са/теор = 2.504 + 0.033* Са/верб. Уровень корреляции результата вербального теста Са/теор с содержанием кальция в сыворотке стал выше: r > 0.72. N=100, r01 = 0.258, P< 0.01. Характеристическая кривая теста идеально аппроксимируется Y = X**0.15 , где У и Х - соответственно вероятности положительных заключений психолога в группе больных и в группе здоровых (хэлсеров).

Обсуждение. Чувствительность (сила) теста показывает долю больных, обнаруженных с помощью вербального опросника, среди всей выборки больных, выявленных с помощью атомно-абсрбционной спектрометрии. В нашем случае чувствительность теста высокая, Se = 94.12 % (число пропусков незначительно). Прогностичность плюс-результата означает, сколько процентов среди клиентов с положительным заключением психолога действительно являются больными, т.е. характеризуются низким уровнем кальция. В нашем случае PVP = 77 %. В остальных случаях психодиагностика приводит к ложным тревогам, гипердиагностике (здоровый субъект отнесен к больным). На таком уже уровне прогностичность минус- результата вербального скрининга. Индекс диагностической эффективности можно признать удовлетворительным ДЭ = 76.8 %.

Выводы. Психобиологический скрининг удобный, экономически выгодный способ выявления групп риска при массовом обследовании. Точность диагностики повышается за счет ЭЭГ- и МРТ-предикторов, параметров мембран и биожидкостей. Технология психобиологического скрининга может быть использована для реализации национального проекта «Образование» и реформы правоохранительных органов. С этой целью предлагается программный комплекс: первый элемент - массовое Интернет-тестирование, второй элемент - выявление методами математического моделирования групп риска, третий этап - верификация диагноза средствами высоких технологий, четвертый этап - программы «биороботов» для реабилитации верифицированных групп риска.

ПСИХОЛОГО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Ананьева Н.А.

Российский государственный социальный университет,

Москва.

Психолого-антропологическая диагностика реализует направление исследования нескольких пластов психики одновременно: биологического, социального и собственно психологического. Такой подход обеспечивает анализ и врожденных особенностей человека (динамической стороны – потенциалов и уровня сензитивности), и приобретенных в социальной жизни особенностей (отношений, позиций, качеств, сформированных средой окружения), и уникальных возможностей «выделившейся» индивидуальности (обеспечение саморегуляции, создание собственных конструктов, композиций). Объединяющей основой для функционирования сфер биологического, социального и психологического является антропологический пласт. Последний составляет среду, где имеются «наслоения», вызванные: а) динамическими потенциалами; б) воздействиями социума; в) собственными композициями.

1. В центре антропологического анализа ставится индивидуальный опыт. Последнее означает, что в антропологическом пласте происходят собственные «вычисления», «расчеты», «заключения» в диапазоне значительной информации. Этот слой для диагноста может давать сведения о континуумах и параметрах, с которыми встречается индивид. Каждый человек в своей жизни ознакомлен и с максимальными значениями параметра, и с минимальными. В связи с этим, одним из принципов антропологической диагностики является работа с максимальными значениями (max) и с минимальными значениями (min), а также соотнесенность с модой (Мo).

Антропологический пласт в структуре человека - сосредоточение всего «индивидуального». Индивидуальный антропологический опыт - «проводник», «создатель» индивидуальности. Механизмы запечатления индивидуального опыта: на уровне глубинного (неосознаваемого), интуитивная соотнесенность со средними (стандартными) значениями, максимальными и минимальными значениями. Математические пределы - интуитивная логика «отработки» своей индивидуальности. Минимум (Min), максимум (Мax), мода (Мo), среднее арифметическое (М) - «точки отсчета» построения индивидуальности.

2. Индивидуальность всегда представлена «отклонениями» («отход») от общепринятых, стандартных значений (среднеарифметических и наиболее частотных). Индивидуальность - это «резкие» показатели по параметрам (min, max), отличные от стандартных (М). В связи с этим, психолого-антропологическая диагностика индивидуальности строится на принципах девиационного анализа. Теоретической посылкой является концепция «Девиационной природы индивидуальности» (Филонов Л.Б., 1998 г.), принятая за основу проведения исследований лаборатории психологической антропологии Института культурологии РАН.

Индивидуальность имеет свое назначение. Индивидуальность - это чисто человеческое приспособление. Индивидуальность необходима и используется человеком для того, чтобы не уподобиться среднему, избавиться от стандартов и застоя. Индивидуальность - это всегда выход за стандарт, стереотип, среднее. Не сходство, но отличие обеспечивает проведение состязаний для опережения и выигрыша между людьми. Известны высказывания о том, что индивидуальность «отстаивается». В них подчеркивается отличие от среднего, от стандартов («Индивидуальность вынуждена идти вопреки мнению большинства»). В то же время, выделение и демонстрация своей индивидуальности создает возможность раскрытия: ее можно «просчитать», «вычислить» манеру поведения. В связи с этим, реально и часто наблюдается сокрытие индивидуальности. Целесообразность и выгода последнего - в проведении тактик опережения, таких как новизна, неожиданность. Все это обеспечивает индивидуальности проведение особого рода психических соревнований и создает возможности опережения (концепция «Четырех арен состязаний» - Филонов Л.Б., 1998 г.).

3. Индивидуальность - самостоятельная система со своими границами и состояниями по отношению к окружению. Общесоциальные значения выступают лишь как фон и как общая система соотнесений для выступаний индивидуального. Создание произвольных «композиций» - характеристика индивидуальности как творческости. Всё индивидуальное предполагает множество сочетаний. Сочетания всех видов обеспечивают разнообразие и непредсказуемость индивидуальности. Как известно, каждому человеку присуще бесконечное количество свойств и качеств. Индивидуальность, следовательно, проявляется в мере и в степени выраженности тех или иных особенностей по сравнению с другим.

Индивидуальные конструкции представлены особой уникальной структурированностью психических образований: а) индивидуальность - собственные, отличные от других наборы компонентов (качеств, тенденций, черт); б) индивидуальность как комплект неповторимых, оригинальных сочетаний и связей между отдельными компонентами; в) индивидуальность как комплекс уникальных зависимостей между элементами психических образований; г) индивидуальность как произвольное построение только единичных (присущих одному человеку) связей и зависимостей (координационных связей и субординационных зависимостей). В связи с этим, проводится психолого-антропологическая диагностика индивидуальности по принципам системного анализа. Основные позиции системного анализа отражены в методических разработках «Психолого-педагогической антропологии» (Филонов Л.Б., Ананьева Н.А., 2003 г., 2006 г.).

4. Индивидуальность - картина «выступающих» признаков: а) броский признак - яркая черта индивидуальности; б) системообразующий признак - «ядро» всего самого значимого и сугубо индивидуального. Признак есть отражение (проекция) какой-либо вещи, реальности. Признаки – это знаки и сигналы, по которым можно составить определенную «картину» о человеке. Признаки являются ориентирами (опорными точками), по которым составляется первичный контур анализируемого человека. «Читать человека как книгу» означает распознавать его через признаки, с помощью которых он о себе «сообщает» (оповещает).

Психологически значимо то, что можно распознать не по прямому признаку, а по «признаку признака». Это соответствует латинской формуле: «Признак признака есть признак самой вещи». Признаки мы обычно соотносим с показателями (точнее, с указателями). Функция показателя - отклонение от стандартной нормы связей. Отсутствие одной из связей в этом случае расценивается как индивидуальное отклонение. Таким образом, психолого-антропологическая диагностика индивидуального облика проводится по принципам работы с признаками и показателями. Отдельные положения диагностики по признакам и показателям отражены в концепции «Признаковой постановки психологического диагноза» (Филонов Л.Б., 1970 г.). Обучение студентов-психологов принципам оперирования признаками и показателями представлено в программе диагностических тренингов по формированию профессиональной чувствительности специалиста к восприятию и распознаванию личности (Ананьева Н.А., 2006 г.).

Таким образом, психолого-антропологическая диагностика выдвигает ряд принципов, обеспечивающих возможности исследования индивидуальности. Это специальные принципы диагностики индивидуальности.

Применение психолого-антропологического подхода предполагает разработку соответствующего инструментария, использование своего терминологического тезауруса. Последнее отражено в методической разработке «Словарь-компендиум психолого-антропологической диагностики» (Филонов Л.Б., Ананьева Н.А., 2006 г.). Словарь-компендиум психолого-антропологической диагностики - это «ориентировочная основа» (база) научной школы психологической антропологии. Формулировки терминов «отработаны» на основе многолетних исследований с использованием комплексного подхода. В целом, все понятия подчинены концепциям авторов, а результаты экспериментов проверены в комплексных исследованиях путем применения ряда методик. Линия дальнейшего развития - опыт работы с методиками по принципам психолого-антропологической диагностики. Новые авторские методики взаимосвязаны друг с другом, то есть находятся в одном поле психолого-антропологического анализа, поскольку объединены общей концептуальной базой. Обоснование теоретических положений концепций - новые данные, полученные при исследовании индивидуальности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Комплекс здоровья и творчества рекомендовано Федеральным агентством по физической культуре и спорту и коллегией Министерства образования и науки Республики Татарстан

    Книга
    В.К. Бальсевич - член-корреспондент РАО, д-р биол. наук, профессор РГУФК, шеф-редактор журнала «Физическая культура: воспитание, образование, тренировка»,
  2. С. Ю. Головин словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник (1)

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  3. С. Ю. Головин Словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник (2)

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  4. С. Ю. Головин. Словарь практического психолога

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,
  5. С. Ю. Головин Словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Оглавление Словарь-справочник

    Справочник
    Словарь-справочник содержит разделы по: психологии социальной, психологии труда, психотерапии, психодиагностике, патопсихологии, психофизике, дефектологии, а также по психологии восприятия, психологии личности, психологии мотивов,

Другие похожие документы..