Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Спортивная физиология является как учебной, так и научной дисциплиной. Ее изучение осуществляется во всех высших и средних физкультурных учебных заве...полностью>>
'Документ'
Гордеева Екатерина Витальевна 07.06.1990 Сарсак-Омгинский лицей 9 кл. Диплом 1 степени Абзалиева Гулия Альфредовна Сарсак-Омгинский лицей 10 кл. Дипло...полностью>>
'Конспект'
Повторить сказы П.П.Бажова. Вызвать желание участвовать в эстафетах. Обеспечивать разностороннее развитие личности ребёнка. Воспитывать выдержку, нас...полностью>>
'Документ'
Разработка методики анализа различных аспектов финансово-хозяйственной деятельности конкретной организации: активов; собственного капитала; обязатель...полностью>>

Культурологические аспекты перевода македонской драмы на русский язык (на материале пьес Горана Стефановского)

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Степаненко Елена Владимировна

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ПЕРЕВОДА МАКЕДОНСКОЙ ДРАМЫ НА РУССКИЙ ЯЗЫК
(на материале пьес Горана Стефановского)

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2007

Диссертация выполнена на кафедре лексикографии и теории перевода факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Ю.А. Бельчиков

Официальные оппоненты – доктор филологических наук, доцент В.Г. Кульпина

кандидат филологических наук,

доцент Е.С. Узинева

Ведущая организация – Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится «___»_________ 2007 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ (1-й корпус гуманитарных факультетов).

Автореферат разослан «____» ________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Е.В. Маринина

Реферируемая диссертация посвящается культурологическим аспектам перевода македонской драмы на русский язык.

Объект исследования – македонские драматургические произведения и их переводы на русский язык. Предмет исследования – сходства и различия македонской и русской культур (на материале анализируемых текстов) и результаты их взаимодействия, нашедшие отражение в текстах перевода.

Актуальность исследования. Сопоставительное исследование драматургических текстов и их переводов в культурологическом аспекте – одна из актуальных проблем переводоведения, вместе с тем недостаточно изученная как с методологической, так и с практической точки зрения. Вопросами перевода драмы специально занимались И. Левый, И. Васева, П. Пави, М.Ю. Лукинова, Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина и др. Вместе с тем культурологические аспекты данной проблемы еще не получили полного освещения в литературе. Актуальность данной работы и заключается в том, что в ней впервые дается анализ македонских драм и их переводов на русский язык в культурологическом аспекте. Тем самым открывается новая страница переводоведческих исследований в аспектах культурологии. Теоретической основой исследования драматургической проблематики послужили труды С.Д. Балухатого, В.В. Виноградова, Р.А. Будагова, С.С. Беркнера, А.И. Домашнева, В.Е. Хализева, В.И. Мильдон, П. Лартома, Э. Бентли и др.

Актуальность исследования обусловлена тем, что наименее разработанной в теории и практике перевода по-прежнему остается проблема переводческой интерпретации текста. Очень важной и далеко не разрешенной, несмотря на большое количество работ, остается проблема передачи в переводе имплицитной культурологической информации, что подтверждает актуальность и необходимость подобных исследований. Участие в переводах известных славистов высокой лингвистической и культурологической квалификации делает исследование более ценным и продуктивным.

Драма, как известно, – форма художественного творчества, принадлежащая одновременно двум видам искусства – литературе и театру. В настоящем исследовании материалом для анализа служат тексты в книжно-письменной форме. В связи с тем, что объектом для сопоставительного анализа являются письменные тексты, исследуются факторы, помогающие вскрыть особенности перехода от одного культурного кода к другому в процессе перевода драматургического произведения. В работе учитывается диалектическая двуединая природа драмы как синтетического вида искусства.

Основная цель работы состоит в том, чтобы установить соответствия в текстах перевода в сравнении с текстами оригиналов и выяснить причины и типы переводческих трансформаций культурологического характера. В соответствии с указанной целью в диссертации решаются следующие задачи:

  • исследовать функциональные особенности драматургических произведений, рассматриваемых в виде текстов для чтения, с учетом потенциальной возможности театральных интерпретаций и восприятия зрителем на слух;

  • исследовать историко-культурные и жанровые особенности анализируемых македонских пьес;

  • выявить в переводах отклонения, обусловленные межъязыковыми различиями, а также отклонения, вызванные индивидуальными решениями переводчика;

  • установить, насколько в каждом переводном произведении культурологическая информация, изначально заложенная в оригинале, соответствует авторскому замыслу.

Материалом для исследования послужили пьесы современного македонского драматурга Горана Стефановского и их переводы на русский язык: «Јане Задрогаз» (1974) – «Яне-баламут» (1-е изд. 1982 г., 2-е изд. 1987 г., пер. Т. Поповой); «Диво месо» (1979) – «Дикое мясо» (1987, пер. Р. Усиковой); «Лет во место» (1982) – «Полет на месте» (1987, пер. Н. Вагаповой).

Обращение автора к драме объясняется тем, что в становлении и развитии македонского литературного языка, национальной литературы и культуры драма сыграла особую роль и остается в числе ведущих литературных жанров. При выборе исследовательского материала учитывались художественные достоинства и популярность пьес среди носителей македонской культуры, содержательная и эстетическая многоплановость текстов. Творчество Г. Стефановского – одно из наиболее ярких явлений национальной литературы и культуры, оно отражает основные тенденции развития современной македонской драматургии и ее достоинства. Анализируемые пьесы стали важным фактором сильного подъема театрального искусства в Македонии. Они создавались именно для театра, были очень злободневны и тесно связаны с македонской культурой, с актуальными проблемами национальной истории и истории Балкан, фольклорными традициями. Г. Стефановский относится к тем художникам, которые вывели македонскую драму на общеюгославскую сцену и европейский уровень. Многие произведения драматурга переведены на другие языки и приобрели популярность за пределами страны. Пьеса «Яне-баламут» строится на фольклорных, историко-литературных и этнографических первоисточниках и по праву может быть отнесена к разряду труднопереводимых. Она рассматривается нами как наиболее сложный жанр, и этим объясняется преобладание языкового материала из данного источника.

Характер исследуемых текстов обусловил необходимость привлечь к анализу обширные этнографические, фольклорные, историко-культурные материалы, в том числе энциклопедические, мифологические, этимологические и этнолингвистические словари. Глубокому анализу подверглись первоисточники: фольклорные, этнографические, диалектологические материалы, собранные известным собирателем македонского народного творчества М. Цепенковым (1829–1920), и его «Автобиография». Использована многообразная лексикографическая и справочная литература по русскому языку, фольклору и русской традиционной культуре.

Для исследования диссертационной проблематики привлекаются следующие лексикографические издания: «Македонско-русский словарь» под редакцией Н.И. Толстого (Москва, 1963), «Словарь македонского языка с сербскохорватскими толкованиями» под редакцией Б. Конеского (Скопје, 1994), «Македонско-русский словарь» под редакцией Р.П. Усиковой (Скопје, 1997), «Македонско-русский словарь» под общей редакцией Р.П. Усиковой и Е.В. Верижниковой (Москва, 2003), «Русско-македонский словарь» (Скопје, 1997), два тома «Толкового словаря македонского языка» (Скопје, 2003, 2005), первый том «Фразеологического словаря македонского языка» (Скопје, 2003), «Словарь македонской народной поэзии» под редакцией Т. Димитровского и др. В ходе исследования привлекаются двуязычные словари: «Сербскохорватско-русский словарь» И.И. Толстого, «Болгарско-русский словарь» С.Б. Бернштейна, «Турецко-русский словарь» Р.Р. Юсиповой.

Методологические основы диссертации. Исследование проводилось на основе методов, применяемых при сравнительном лингвистическом и культурологическом изучении фактов, засвидетельствованных в источниках. Использовались описательно-аналитический и сопоставительный методы. Для выявления типологических особенностей культур применяется компаративный метод. В связи со спецификой материала исследования используются элементы методов, применяемых в этнолингвистике как комплексной дисциплине, предметом изучения которой является план содержания культуры, народной психологии и мифологии независимо от средств и способов их формального воплощения (слово, предмет, обряд и т.п.).

С точки зрения науки о переводе исследование проводится с опорой на коммуникативно-функциональную теорию перевода, принципы которой стали доминирующими в отечественном переводоведении. Интерпретация македонских пьес строится на структурно-семиотическом и семиотико-культурологическом анализе. Учитываются исследовательские подходы, сложившиеся в отечественной и зарубежной историографии по драматургии, театроведению и переводоведению.

Научная новизна работы определяется спецификой лингвокультурологического подхода к переводам македонской драмы на русский язык. Особая значимость работы состоит в том, что подобного рода исследований на материале переводов македонской драмы на русский язык еще не проводилось.

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в общем интердисциплинарном подходе к изучению обозначенной проблематики. В работе исследуются культурологические аспекты перевода в их тесной взаимосвязи с текстологическими аспектами (переводческая типология текстов, их жанровый диапазон).

Практическая ценность работы определяется тем, что в ней рассматривается широкий спектр проблем, важных при переводе македонской литературы на русский язык. Материал, разработанный в диссертации, может быть использован при чтении курсов по общей и частной теории перевода, при проведении семинаров по практическому переводу. Результаты исследования могут быть интересны славистам и балканистам лингвокультурологического и этнопсихолингвистического профиля.

Апробация работы. Этапы работы и выводы, полученные в ходе проведения исследования, нашли отражение в публикациях автора и были изложены в докладах на международной конференции «Россия и Запад: диалог культур» (2003), XII Международном славистическом коллоквиуме (Львов, 2003), ХХХ и XXXII международных научных конференциях, проводимых университетом им. Св. Кирилла и Мефодия – Скопье (Республика Македония, Охрид, 2003; 2005).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии.

Содержание работы. Во Введении обосновывается актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, определяются методы, теоретическая значимость и практическая ценность работы.

Первая глава «Македонский язык и культура в аспекте переводческой и культурологической проблематики» посвящается македонско-русским межкультурным взаимодействиям в области художественного перевода. Обосновывается необходимость развития частной теории перевода применительно к македонскому и русскому языкам, прослеживаются некоторые особенности культур-коммуникантов.

В первом параграфе рассматриваются результаты, достигнутые в области двустороннего обмена культурными ценностями, и научный поиск в сфере переводческой проблематики по данной паре языков. Во втором параграфе анализируются определенные сферы сходств и дифференциальные черты участников коммуникации – македонской и русской культур.

Диссертационное исследование обнаруживает характер и сущность причин, обусловивших специфику развития каждой культуры, ее уникальных черт. Близость двух славянских языков (македонского – южнославянского и русского – восточнославянского) не снимает проблему их различий. Македонская культура развивалась в тесной связи с культурой южнославянских и других балканских народов, в многочисленных культурно-языковых контактах, в разных государственных образованиях. Генетически македонский язык принадлежит к южной ветви славянских языков (наряду с болгарским, сербским, хорватским и словенским) и входит в Балканский языковой союз, балканскую лингвокультурную общность, которая относится к контактному типу языковых общностей и характеризуется многочисленными культурно-языковыми сходствами, фразеологическими параллелями, общими балканскими народными и фольклорными традициями. Македонскую и русскую культуру связывают общие православно-христианские традиции. Большое влияние на македонскую культуру оказали восточные традиции в период господства Османской империи на Балканском полуострове. Балканизация македонского языка проходила на диалектном уровне. До середины 40-х гг. ХХ века формой существования языка были территориальные диалекты, отличающиеся от сербских и болгарских диалектов. При исследовании особенностей македонской культуры как участника межкультурной коммуникации существенным оказывается подход, привлекающий широкий этнокультурный контекст и культурный ландшафт. Македонский литературный язык был кодифицирован в 1945 г., став официальным языком Республики Македонии в составе федеративной Югославии. После образования в 1991 г. суверенной Республики Македонии македонский язык стал официальным языком этого государства. Народно-разговорная основа и близость к фольклору македонского языка является органичной частью самой культуры и важнейшим фактором ее развития. Богатые фольклорные традиции способствовали становлению жанров македонского искусства, в частности драмы.

Во второй главе «Художественный перевод в аспекте диалога культур» представлен обзор подходов к проблеме «язык и культура», «отражение картины мира в художественном тексте». Проблемы художественного перевода рассматриваются через призму взаимодействия культур. Определены теоретические основы, на которых строится исследование.

Первый параграф. Культурный фактор – один из наиболее важных в исследовании закономерностей переводческой деятельности. “Встреча” двух культур ведет к наиболее полному раскрытию их сущности, вскрывает характерные особенности культур. Язык, являясь орудием вербальной коммуникации, универсальным средством общения, объективированным носителем культуры в знаках, накапливает знания о культуре, служит для хранения и передачи информации и отражает как универсальные характеристики, свойственные всем или многим культурам, так и уникальное своеобразие каждой культуры. В лексике и фразеологии наиболее ярко проявляется своеобразие и специфика каждой национальной культуры, тех фоновых знаний, которыми обладает этническая общность (сведения географического, культурного, экономического, политического характера и т.п.).

В центре внимания автора – вопросы, связанные со спецификой художественного перевода, проблемы культурной адаптации перевода и роль перевода в развитии культур-коммуникантов. Художественный текст рассматривается как автономный вербальный мир и в то же время как составная часть более сложной структуры – духовной национальной культуры. При подходе к переводу как к акту межкультурной коммуникации интерпретация исходного текста предполагает установление связей данного текста с культурно-историческим и историко-литературным контекстом. Объем и комбинаторика включенных в художественный текст культурно значимых фактов, смыслов и т.п. зависит от авторской интенции, типа текста, его жанровой принадлежности, особенностей развития соответствующей литературы и культуры. Целостную семантическую структуру текста можно представить как систему текстовых отношений в ее сложной соотнесенности с внеязыковой действительностью, литературными нормами, культурными традициями, историей, то есть с культурным наследием языкового коллектива. Без знания языковой картины мира трудно познать этические, нравственные и ценностные приоритеты данного народа, систему образности, систему ассоциативного мышления, философских и эстетических взглядов и т.п. Художественное произведение несет в себе неповторимую индивидуальность автора и одновременно отражает преемственность с традициями своей, национальной культуры, связь с языковой картиной мира, сохраняющей и накапливающей культурные ценности данного языкового коллектива. Все это (и индивидуальность автора, и самобытность духовной национальной культуры) находит отражение в переводе.

Во втором параграфе рассматриваются переводческие категории эквивалентности и адекватности, определяются критерии подхода к данной проблематике. За основу взята функционально-прагматическая (динамическая) модель перевода А.Д. Швейцера. Художественный текст анализируется в единстве его структурно-семантических, коммуникативно-прагматических и эстетических аспектов. Понятие переводческой адекватности как оценочной категории охватывает вопросы назначения текста перевода, цели коммуникации, установки на другую культуру, на нормы переводческой культуры, проблемы культурной традиции. Эти вопросы важны при анализе сопоставляемых драматургических текстов, исходных и в переводе (в нашем случае – на русский язык).

В третьей главе «Культурологические и текстологические аспекты перевода македонской драмы» освещены вопросы, связанные с функциональными особенностями драмы как рода литературы, находящегося на стыке двух искусств. Определяются основные принципы, позволяющие осуществлять анализ переводов македонских текстов на русский язык. Текстологические проблемы перевода македонской драмы рассматриваются, с одной стороны, в плане теории текста (проблемы анализа, понимания и построения текста), с другой стороны, – в сопоставительном плане: текст исходного языка и текст языка перевода.

В первом параграфе уточняются понятия «тип» и «жанр» текста. Тип переводимого текста определяется как драматургическое произведение, жанры – как конкретные разновидности и жанровые характеристики анализируемых македонских пьес.

Во втором параграфе рассмотрены функциональные особенности драмы, сложность изучения которой обусловлена ее двойственной – литературной и театральной – природой. Анализ продемонстрировал важность коммуникативно-прагматической специфики драмы с точки зрения учета культурологических аспектов перевода.

В диссертации автор исходит из следующих методологически важных тезисов:

1. Принципиально важно учитывать двойственность, диалектическое переплетение разнородных признаков драматургической системы. В основу данной работы положена точка зрения, в силу которой о сценической речи (дискурсе) можно говорить «как в смысле спектакля, так и в смысле текста пьесы, ожидающего акта высказывания на сцене» (П. Пави). При этом на характер адекватности текста перевода оригиналу существенное влияние оказывает та цель, которую ставит перед собой переводчик в связи со специфическим назначением перевода и типом воспринимающей аудитории.

2. Тесная связь драмы (как всякого литературно-художественного произведения) с культурой народа, с функциональными формами существования национального языка и жанрами искусства на разных исторических стадиях. В драме наглядно проявляются культурные ценности народа и отражаются театральные традиции языкового коллектива.

3. Для диалогической речи, составляющей основу драматургического письма, главным критерием диалога, как известно, является коммуникация, обратимость общения, чередование реплик. Принципиально важно для драматургического произведения, что в репликах персонажей проявляется ориентация не только на собеседника, но и на зрителя как на главного адресата драматургического текста. В этом смысле драматургический диалог сближается с публичным диалогом. Колориту публичности способствуют как монологические конструкции, устанавливающие контакт со зрительным залом, так и тесная связь с живой разговорной речью, склонность драмы к броским, лаконичным высказываниям, включение в структуру диалогических реплик кратких лаконичных сентенций, народных пословиц, поговорок и т.п. Эти компоненты содержания драматургического произведения тесно связаны с культурой, имеют обобщающий характер, сохраняют значимость и вне данного диалогического контекста. Адекватная передача в переводе данных компонентов национально-культурного содержания исходного текста – важное и необходимое условие достижения общего коммуникативно-прагматического эффекта переводимой пьесы и воссоздания ее национальной специфики.

4. При переводе драматургического произведения актуальность приобретает прагматический аспект (в связи с воспроизведением драматургического подтекста, исторических реминисценций, аллюзий, ассоциаций, имеющих национально-культурный характер, а также имплицитно представленного в репликах персонажей юмора, иронии). Несовпадение культурно-языковых компетенций участников коммуникативного акта – носителей разных культур создает необходимость различного рода адаптаций, субституций и т.п. в целях максимально адекватного восприятия инокультурным зрителем переводного текста. Выходом из положения может быть переводческое примечание (как это часто делается при переводе прозы). Однако переводчик не всегда может следовать данному принципу, поскольку сам тип текста, его коммуникативно-прагматическая специфика, диктует другой подход и требует от переводчика компромиссных решений.

5. В соответствии с целенаправленной коммуникативной задачей переводчика на театральную постановку пьесы к переводу предъявляются требования, обусловленные различиями в читательском и зрительском восприятии драматургического текста. На практике это означает, что если пьеса предназначается для чтения (хотя бы первоначально), то переводчик может использовать комментарии и примечания для объяснения различных культурологических лакун и прибегнуть к раскрытию некоторых аллюзий через сноски, объяснить игру слов, ассоциации и т.п. В этом случае он ориентируется на неоднократное, вдумчивое восприятие текста читателем и в проекции – оставляет выбор за режиссером/актерами.

Если же это театральный перевод, то переводчик оказывается перед необходимостью следовать сценическим требованиям, поскольку театральная постановка предполагает однократное, некомментированное восприятие пьесы зрителем. Словесный текст в данном случае целенаправленно ориентируется на слушателя, устная речь рассчитана на ясное понимание, “мгновенное” восприятие, на живые действенные интонации. Поэтому при трансляции иноязычных пьес на чуждую им театральную почву чаще, чем в литературе для чтения, прибегают к разного рода прагматическим адаптациям. Культурные адаптации и культурологические компенсации, ориентированные на достижение сходного коммуникативного эффекта, на установление контакта с новым зрителем не только допустимы, но и закономерны.

В рамках настоящего исследования выделение основных принципов подхода к данной проблематике осуществлялось на следующей основе. В процессе перевода пьес в книжно-письменной форме осуществляется интерпретация текста оригинала, выявляются его важнейшие жанровые характеристики, происходит его адаптация к культурному коду принимающей публики. В литературной редакции текста перевода драмы потенциально заложены основные составляющие будущей сценической постановки. Переводчик так или иначе ориентируется на возможность театральных интерпретаций, на восприятие носителями принимающей культуры в театральных условиях.

В связи с тем, что на универсальные аспекты драматургических структур всегда накладывается отпечаток жанровой специфики конкретной пьесы, ее формы и индивидуального мастерства (стиля) драматурга, в диссертации актуализируется проблема концепции переводчика, его «прочтения» и интерпретации исходного текста. В данной работе при анализе переводов учитываются как функциональные особенности драмы, потенциально предназначенной для постановки на сцене, так и жанровые особенности, характеризующие ту или иную пьесу.

В третьем параграфе проанализированы культурно-исторические и жанрово-стилистические особенности пьес Горана Стефановского. Характерной стилистической особенностью пьесы «Яне-баламут» («народной фантазии с песнями» в интерпретации драматурга) является интертекстуальность (понятие, в широком смысле трактуемое как связь текста с другими текстами). Анализируемая пьеса представляет собой сценический коллаж, многослойную и семиотически неоднородную структуру: прямые цитатные заимствования из фольклорных источников, сказочный сюжет, смешение стилей, театрализованные обряды, игровая ритуализация быта, исторические реминисценции, этнографические описания, фразеология.

Жанровые признаки двух других пьес заданы более конкретно и меньше зависят от индивидуальной переводческой интерпретации. Пьеса «Дикое мясо» – социально-бытовая драма. Действие пьесы развивается в точно указанный исторический период – накануне второй мировой войны в г. Скопье. Пьеса «Полет на месте» – историческая драма, посвященная борьбе македонских славян против османского ига (действие происходит летом 1878 года, в один из самых напряженных и драматических моментов в истории Македонии). В результате ревизии Сан-Стефанского мирного договора, предусматривавшего включение Македонии в состав Княжества Болгария, был подписан Берлинский трактат, сохранивший власть Турции над Македонией. Для данных пьес характерны реалистические тенденции и реальные конфликты действительности, локализованность в пространстве и времени, разработка индивидуальных характеров и бытового (разговорного) языка.

В четвертой главе «Основные компоненты национально-культурного содержания македонских пьес и их передача на русский язык в текстах перевода» анализируются проблемы перевода: 1) слов-реалий, 2) имен собственных и соотносимых с ними аллюзий, 3) фразеологии, 4) цитат из македонского фольклора. Рассматриваются способы и приемы перевода, анализируются причины, обусловливающие необходимость трансформаций.

1. Как показал анализ, при передаче слов-реалий, наиболее показательно демонстрирующих асимметричность сопоставляемых культурных систем, переводчики, следуя требованиям сценичности, редуцируют в отдельных случаях компоненты национально-культурного содержания исходных текстов. Перевод исторической драмы «Полет на месте» ярко демонстрирует прагматическую установку переводчика (установку на принимающую культуру, дополнительную цель перевода – обеспечение “мгновенности”, синхронности восприятия пьесы русским зрителем). Производятся культурные адаптации и функциональные замены по отношению к историческим реалиям. Например, мак. кајмакам, тур. kaymakam – (ист.) ‘каймакам, уездный начальник; управитель административной единицы в Османской империи – казы, соответствующей уезду, району’ передается в тексте перевода как ‘турецкий губернатор’ или ‘губернатор’. При переводе исторической прозы названия административно-территориальных единиц и носителей власти обычно транскрибируются. Субституции, произведенные переводчиком в драме «Полет на месте», по всей видимости, продиктованы прагматической установкой переводчика (на синхронное восприятие русскоязычной аудиторией на слух, известность слова ‘губернатор’ в русской культуре).

Утраченные культурные элементы в драме «Полет на месте» компенсируются за счет введения других культурно-специфических элементов, более знакомых носителям русской культуры (кальян вместо цигара ‘сигарета’), или за счет иноязычных вкраплений. В частности, турецкое выражение ашколсун, представляющее собой модально-оценочную реакцию с интонацией восклицания (тур. aşk olsun 1) ‘браво, отлично!’, 2) ‘ну и ну’ – как порицание, упрек), переводчик транскрибирует с подстрочным комментарием (‘Ашколсун – лучше некуда!’ тур.), которое сам драматург дает в транслитерации и не переводит в силу его широкой известности на Балканах.

Использованный переводчиком драмы «Полет на месте» прием совмещения транскрипции и перифрастического перевода по отношению к историческим реалиям, значения которых драматург сам раскрывает в тексте, также позволяет сохранить национально-культурное своеобразие и исторический колорит драмы «Полет на месте». Благодаря гибкой системе приемов, разработанной переводчиком, в русском переводе драмы «Полет на месте» отражается единая пространственно-временная картина пьесы в ее символико-идеологическом, ценностном аспекте.

2. Переводчик драмы «Дикое мясо» демонстрирует стремление максимально отразить культурный контекст исходного текста. Транскрибируются и поясняются бытовые реалии турецкого происхождения, ставшие органической частью македонской культуры и составляющие в македонском литературном языке слой культурных заимствований: баклава ‘баклава – слоеный пирог с ореховой начинкой, пропитанный сахарным сиропом’; тамбура ‘тамбура – струнный музыкальный инструмент, похожий на мандолину’; аллюзия, связанная с общественно-политической жизнью и являющаяся важной характеристикой персонажа пьесы: скоевец – лексикализованное образование от аббревиатуры СКОЈ (‘скоевец – член СКОЮ, Союза коммунистической молодежи Югославии’).

Перевод через транскрипцию, сопровождающуюся экспликацией, осуществлен переводчиком драмы «Дикое мясо» в отношении реалии, обладающей функциональной активностью в тексте (в том числе для воспроизведения невербального поведения, связанного с обрядовым комплексом, его акциональной стороной) – речь идет о названии традиционного домашнего, семейного праздника слава (в честь патрона-покровителя дома, семьи, рода). Данный праздник представляет собой сложную форму культурного синкретизма, в которой переплелись две культурные модели – язычество и христианство. Он распространен на территории Сербии, Черногории, Македонии, Боснии, Герцеговины, а также в некоторых районах Хорватии, граничащих с Боснией и Герцеговиной. В русской культуре этого праздника нет. Переводчик обращается к широкому контексту пьесы и к имени святого, почитаемого данной семьей, и находит успешное решение – частично меняет конструкцию диалогической реплики и, используя прием переводческой транскрипции с последующим пояснением в самом тексте, отказывается таким образом от подстрочного комментария. Фоновая информация перемещается в открытый текст, эксплицируется. Речь звучит естественно, хотя несколько меняется модальность и интонация высказывания, ослабляется характерная черта драматургии Горана Стефановского (краткость реплик, склонность к эллипсису, словам-предложениям, живой разговорно-фамильярной речевой тональности), однако смысл и национальный колорит сохраняются. В других случаях, в зависимости от контекста, переводчик обозначает данный культурный элемент приемом генерализации (‘праздник’) или контекстуально (слави слава ‘предков прославлять’). Народное изречение, связанное с праздником слава, передается средствами русского языка, таким образом, создается удачный авторский неологизм, демонстрирующий связь с культурным контекстом (Ај што е попово нека е готово ‘Богу богово, попу попово’). В переводе отражается одна из основных особенностей драматургии Г. Стефановского – ориентация на яркую зрелищность.

Если функция реалий в тексте пассивна, переводчик драмы «Дикое мясо» использует контекстуальный перевод, например, при передаче бытовой реалии ќебапи ‘кебап; мясо, жареное на решетке’: Јадев ќебапи во Кантина – ‘Перекусил в Кантине’.

3. Имена известных исторических лиц переводчики анализируемых текстов транскрибируют с комментарием, содержащим краткие биографические сведения, в частности: ‘Марко Цепенков (1829–1920) – известный собиратель македонского фольклора’; ‘Димитр Миладинов (ок. 1810–1862) – известный просветитель и собиратель народных песен’ («Яне-баламут»). Данные сведения важны для режиссера/читателя/зрителя и обычно поясняются в театральных программах.

В драме «Дикое мясо» культурологическая информация, заложенная в топонимах и являющаяся важной характеристикой персонажей и местом развития событий в драме, эксплицируется и комментируется для русскоязычного рецептора перевода. В частности, при передаче скопского района Дебар-Маало в тексте перевода используются слова-уточнители ‘район’, ‘предместье’ (маало от тур. mahalle ‘квартал, микрорайон’) и дается подстрочный комментарий: ‘Дебар-Маало – в 40-е годы ХХ века рабочая окраина Скопье’. Переводчик ориентируется на точность и жизнеподобие характерологических деталей, за счет чего создается впечатление предельной достоверности происходящего в пьесе.

Интерес представляет передача в драме «Дикое мясо» культурно-специфического элемента Вардарска Бановина, содержащего 1) указание на гидроним (водный объект – река Вардар) и 2) реалию – государственно-административную единицу бановину и создающего в пьесе культурологическую аллюзию, выступая в диалоге как свернутый культурный текст.

К л а у с: Забележувам дека јазикот кој го зборувате не е чист српски.

А н д р е ј а: Ние живееме во Вардарска Бановина. Зборуваме Вардарско Бановински.

К л а у с: Я заметил, что язык, на котором вы говорите, не есть сербский.

А н д р е й: Мы ведь в Вардарской Бановине живем. Вот и говорим на вардарско-бановинском языке.

В 1929 г. Королевство СХС (сербов, хорватов и словенцев) было переименовано в Королевство Югославия. Новое название должно было символизировать национальное единство государства, что нашло отражение в его административно-территориальном делении. Существовавшие прежде округа и области были упразднены и заменены девятью бановинами, границы которых были определены так, чтобы в них преобладало сербское население. В тот период и была образована Вардарская бановина ‘административно-территориальная единица Югославии в 1929–1941 гг. («Южная Сербия» или «Старая Сербия» как ее еще называли). Народный македонский язык, который не имел тогда литературной нормы, условно был провозглашен «южносербским наречием» / «южным сербским диалектом». Драматург вводит авторский неологизм Вардарско-Бановински (јазик) ‘вардарско-бановинский язык’. За этим неологизмом стоит глубокий подтекст и тонкая ирония, указывающие на некоторую двусмысленность. Переводчик драмы «Дикое мясо» декодирует аллюзию и дает комментарий в подстрочном примечании. Данные факты важны не только для понимания судеб центральных фигур пьесы, но и для произведения в целом.

4. Во фразеологии русского и македонского языков наблюдается много идентичных явлений и межъязыковых параллелей. Вместе с тем отчетливо прослеживаются различия, связанные со спецификой реалий национальной жизни каждого народа, с географическими и природными условиями, со спецификой системных свойств каждого из языков.

Македонская фразеология отражает особенности народной практической философии, хозяйственно-культурный тип данного народа, контакты с носителями других культур. В диссертации в оригиналах и текстах перевода проанализированы: 1) собственно фразеологизмы; 2) компаративные фразеологизмы; 3) предикативные устойчивые сочетания (пословицы и поговорки, прибаутки); 4) народные изречения как ритуальные констатации, проклятия и проклятия в функции благопожеланий, словесные формулы-обереги.

При передаче фразеологизмов переводчики в основном используют прием фразеологического перевода. В отдельных случаях при наличии в русском языке соответствующих фразеологических аналогов переводчики пьес «Полет на месте» и «Дикое мясо» – в силу специфики стилистических особенностей функционирования македонских фразеологических единиц – прибегают к лексическим соответствиям или описательному переводу. В частности, македонский фразеологизм пет пари не чини (русское словарное соответствие ‘ломаного гроша не стоит’) передается в пьесе «Дикое мясо» свободным словосочетанием ‘ничего особенного’. Реплика персонажа в македонской пьесе звучит более эмоционально и экспрессивно, чем этого требует русский речевой этикет в контексте диалога (оценка игры на рояле).

В пьесе «Яне-баламут» зафиксированы эффективные приемы воссоздания фольклорной основы пьесы. Это находит выражение, в частности, в калькировании, в передаче лексических единиц фразеологическими средствами. Например, Лаги со рогој, лаги со опашки букв. ‘вранье с рогами, ложь с хвостами’ (в значении ‘явная ложь’; ‘врете, как помелом метете’ и др.) переводчик калькирует, сохраняя живую и яркую внутреннюю форму македонского фразеологизма: ‘Вруны рогатые, обманщики хвостатые!’.

6. Пословицы как фольклорные минитексты и формулы народной мудрости в анализируемых македонских пьесах служат признаками принадлежности текстов к фольклорной традиции, к народной культуре. Анализ передачи устойчивых предикативных сочетаний показывает, что переводчики избегают переводить их пояснительными, лексическими средствами и демонстрируют огромное богатство ресурсов русской паремиологии и форм выражения. Близость двух родственных языков позволяет использовать провербиальные соответствия. Некоторые пословицы и поговорки, бытующие в сопоставляемых культурах и включенные в структуру анализируемых македонских пьес, имеют сходство, базируются на известной общности концептуальных сфер фразеологии, восходят к общему (библейскому или мифологическому) источнику (’Верата планиње преместуа ‘Твердой вере и гора нипочем’, ‘Вера и гору с места сдвинет’; Наведена глаа сабја не ја сечи ‘Повинную голову меч не сечет’).

7. Наибольшим преобразованиям и трансформациям в процессе перевода и адаптации к русской культуре подверглась пьеса «Яне-баламут» («народная фантазия с песнями»). Связь пьесы с фольклорной культурой – наиболее традиционным видом искусства, особенности текстообразования пьесы и ее жанровые особенности в интерпретации переводчика, предполагающие языковую игру и импровизации, обусловили активное вмешательство переводчика в исходный текст и его некоторые модификации при сохранении основного идейно-эстетического содержания пьесы. Доминирующие приемы передачи слов-реалий могут быть охарактеризованы как: функциональные замены, генерализации, опущения, комплексные трансформации с усилением ритмизации и рифмовки, функциональный перевод на уровне целых фрагментов текста, элементы русификации, прагматические интервенции в текст.

Культурологические проблемы, связанные с многокомпонентностью пьесы (этнографическими вставками, включением литературно-прозаических и фольклорных первоисточников), решались переводчиком исходя из принципа функциональности и создания сходного коммуникативного эффекта. Перевод пьесы «Яне-баламут» наглядно демонстрирует, как в процессе перевода на русский язык использование в пьесе различных текстовых реминисценций приводит к тому, что эти реминисценции принимают новые черты и интерпретируются переводчиком на уровне драматургического текста в целом. В результате – в связи с тем, что текст пьесы тесно связан с фольклором, историей македонской культуры, а перевод предназначен для русскоязычной аудитории, для воспроизведения в театральных условиях и потенциально ориентирован на некомментированное восприятие на слух – переводчик стремится максимально приблизить македонский текст к русской культуре, к восприятию пьесы русским зрителем.

Аллюзии культурно-исторического и идейно-политического характера, основанные на первоисточниках и связанные с легендарными и историческими лицами, в отдельных случаях переводчиком пьесы «Яне-баламут» не эксплицируются. При передаче фольклорных реалий переводчик использует удачные функциональные замены. Например, во фрагменте причитания, включенном в трансформированном виде в пьесу «Яне-баламут», встречаются две фольклорные реалии – змеј и црна ламја. В балканославянской фольклорной и мифологической традиции архаический образ Змея неоднозначен и не сводим к одному типу (по своим характеристикам, атрибутам и функциям). Особенности архаической культуры нашли свое отражение в македонских народных сказках. В функции Змея (как и в русской сказочной традиции в роли отрицательного персонажа) зачастую выступает именно ламја, которая по своим характеристикам наиболее близка русскому змею. Например, Змей Горыныч – герой русских былин и сказок, огнедышащий дракон с 3, 6, 9 или 12 головами. Характеристика змея как алчного и свирепого в тексте перевода подкрепляется транскрипцией турцизма душман(ин) (тур. düşman из перс. dušmen в значении ‘враг, заклятый враг; злодей’), вошедшего в лексический фонд южнославянских языков и понятного по своим коннотациям носителям русской культуры. Змеј получает атрибут огненный Змей огненный; црна ламја, црна ламја незаситнадушманин-людоед (с рифмой: что погиб он, горемычный, во цвете лет, да погубил его душманин-людоед), ненасытное чудовище поганое.

Наряду с индивидуальными чертами в прагматической установке переводчика пьесы «Яне-баламут» проявляется некая переводческая норма в виде передачи македонских имен в соответствии с сербской системой фонем. В частности, имя Ѓорѓија (‘Георгий’, которое с фонетической, этимологической и историко-культурологической точек зрения в наибольшей степени позволяет сохранить тождество македонского имени) передается в тексте перевода как ‘Джордже’, что приводит к неоднозначности национально-культурной принадлежности имени. Данный факт отражает особенности подхода переводчика (по образованию – сербокроатиста) и, возможно, общее восприятие македонского языка и культуры, долгое время включенных в орбиту югославского языкового, политико-административного и культурного пространства.

В силу культурных различий отдельные цитаты из македонского фольклора претерпели в пьесе «Яне-баламут» трансформации: функциональный перевод на уровне целого фрагмента текста и опущения. В отношении формулы-оберега от сглаза в пьесе «Яне-баламут» используется прием культурной адаптации, но с сохранением компонентов невербального поведения, ритуализованных на языковом уровне. Выбор переводчика можно объяснить коммуникативно-прагматической спецификой драмы, где все должно быть предельно ясно, максимально значимо и выразительно.

Анализ передачи на русский язык македонских пословиц и поговорок показывает, что близость русского и македонского языков, определенное сходство уклада жизни предоставляют дополнительные возможности для перевода пьесы «Яне-баламут» и позволяют широко использовать провербиальные соответствия (Една овца што се дели од булукот, ќе ја изеи волкот ‘Негоже овце от стада обиваться, волк сожрет’, ср.: рус. ‘В согласном стаде волк не страшен’). В тексте перевода увеличена пропорция рифмованных пословиц по сравнению с оригиналом, используются микроамплификации с включением пословиц, характерных для русской культуры (Без време ништо не зрее, без дури не паѓа дете не може да научи да оди, без дури не се испотиш, в амбар не можеш да туриш ‘До поры до времени ничего не созревает, не падая, дитя не научится ходить, не будешь работать до поту, в амбар ничего не положишь (в амбаре будет пусто)’ – ‘До времени и яблочко не созреет, без мýки нет науки. Дите не пойдет, пока не упадет; работай до поту, так и поешь в охоту. Не срубишь дубка, не надсадив пупка. Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть’).

В силу радикальной адаптации пьесы «Яне-баламут» она максимально адекватно воспринимается русскоязычной аудиторией. При этом близость языков и культурных традиций позволяет передать коммуникативную и акциональную функцию текстов ритуально-магической направленности, в частности, заговоров, невербальных ритуальных знаков, которые имеют сходство с русской акциональной и предметной символикой. Концепция переводчика, реализованная в переводе пьесы «Яне-баламут», в значительной степени воспроизводит идиоматичность оригинала, его глубоко народную основу и яркую театральность. Переводчику удается воплотить идейный замысел драматурга, придать пьесе универсальность и оригинальность.

В Заключении подведены итоги исследования.

Комплексный анализ, проведенный в настоящем исследовании на широком культурно-историческом и лингвокультурологическом фоне, свидетельствует о том, что македонская драма является богатым источником для выявления культурологической, историко-филологической информации. Сопоставительное исследование македонских драм и их переводов на русский язык позволяет сделать известные обобщения, подтверждающие фундаментальные культурно-исторические тезисы как о самобытности каждой из национальных культур, их лингвистических картин мира, так и о традиционной близости славянских языков и культур. В этом смысле рассмотренные произведения имеют не только художественную, но и культурологическую ценность.

Переводы пьес македонского драматурга Г. Стефановского на русский язык раскрывают содержательную и эстетическую значимость оригиналов. Вместе с тем стремление учесть прагматические и культурологические аспекты перевода, несовпадение сопоставляемых культур, культурно-языковых компетенций участников коммуникации вызывают в процессе перевода особые сложности и требуют неоднозначных решений. В результате проведенного анализа выясняются трудности (вызванные как объективными обстоятельствами, так и субъективным фактором) адекватной передачи на русский язык культурно-исторического своеобразия, присущего македонской драматургии, которая характеризуется погруженностью в фольклор, этнографию и историю народа, что укрепляет и расширяет национально-демократические основы данной культуры.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. О культурологических аспектах перевода македонской драмы на русский язык // Вестник Московского университета. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2007. № 1. С. 186–194.

  2. Македонцы и соседние балканские народы: проблемы взаимовосприятия в ХХ в. // Россия и Запад: диалог культур: Материалы IX Международной конференции. Вып. 10. Центр по изучению взаимодействия культур. М., 2003. С. 335–348.

  3. Македонский язык и культура в аспекте переводческой и культурологической проблематики // Филологические заметки: межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4: в 2 ч. Пермь, Скопье, Любляна. Издательство Пермского университета, 2006. Ч. 2. С. 81–93.

  4. Художественный перевод как особый вид межъязыковой, межкультурной и эстетической коммуникации // Межкультурная коммуникация и перевод. Материалы межвузовской научной конференции. Издательство МОСУ, 2006. С. 268–272.

  5. Македонская литература в переводах на русский язык // Славистички студии. Списание на катедрата за славистика при Филолошкиот факултет «Блаже Конески» за 2006 година, бр. 12. На проф. Р.П. Усикова по повод нејзината 70-годишнина. Универзитет «Св. Кирил и Методиј». Скопје, 2006. С. 415–421.

  6. Преведувањето на драмските дела во контекст на културолошката и текстолошката проблематика // ХХХII Научна конференција на ХХХVIII Меѓународен семинар за македонски јазик, литература и култура. Охрид 15–17 авг. 2005 г. Универзитет «Св. Кирил и Методиј», Скопје, 2006. С. 245–260.

  7. Македонiя и македонцi: на перехрестi культур // Проблеми слов’янознавства. Вып. 54. ХII Мiжнародний славiстичний колоквiум (Львiв, 21–23 травня 2003 р.). Iнститут славiстики Львiвського нацiонального унiверситету iменi Iвана Франка, Львiв, 2004. Тез. докл. С. 243–244.

  8. Интеркултурната асиметрија како преведувачки проблем од македонски на руски јазик (врз примерот на драмите «Jане Задрогаз» и «Диво месо» од Г. Стефановски) // ХХХ Научна конференција на ХХХVI Меѓународен семинар за македонски јазик, литература и култура. Охрид 11–13 авг. 2003 г. Универзитет «Св. Кирил и Методиј», Скопје, 2004. C. 373–389.

См.: Левый И. Перевод пьес // И. Левый. Искусство перевода. М., 1974. С. 178–216; Донской М. Как переводить стихотворную классическую комедию // Мастерство перевода. № 7. М., 1970. С. 186–216; Художественный перевод: Вопросы теории и практики. Ереван, 1982; Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Текст и его национально-культурная специфика // Текст и перевод. М., 1988. С. 76–84; Лукинова М.Ю. Жанровая специфика перевода классической драматургии. Автореф. дис. … канд. филол. наук. Одесса, 1989; Васева И. Стилистика на превода: Специфика на превода на различни видове и жанрове текст. София, 1989; Пави П. Словарь театра. М., 1991; и др.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Македонская литература ХХ века. Особенности формирования и развития

    Литература
    Защита диссертации состоится 13 июня 2008 г. в 15 час. на заседании диссертационного совета Д 501.001.25 при Московском государственном университете им.
  2. Владимира Павловича Гудкова, известного слависта, одного из ведущих сербокроатистов в нашей стране. Встатья

    Статья
    Рас­поло­жение текста на некоторых страницах электронной версии по техническим причинам может не совпадать с расположением того же текста на страницах книжного издания.
  3. 14 меѓународен славистички конгрес охрид, 10-16 септември 2008 зборник од резимеа (2)

    Литература
    It is now generally recognised in writing on national identity generally and the rise of East European national identities in particular (Gellner, Smith) that there exists a connection between nation building, modernisation, the definition
  4. А. Н. Плещеев в кругу русских писателей / сост. Л. С. Пустильник 508 > А. П. Чехов в русской критике: к 150-летию со дня рождения 2855 > А. П. Чехов: pro et contra: антология. Т. 2 2746

    Библиографический указатель
    Аверина Н.В. Нотная папка хормейстера № 3. Фольклор народов мира. Средний школьный хор. (Серия "Золотая библиотека педагогического репертуара") 645
  5. Исследование (3)

    Исследование
    И 89 Исследование славянских языков и литератур в выс­шей школе: достижения и перспективы: Инфор­ма­цион­ные мате­риалы и тезисы докладов международной научной конференции / Под ред.

Другие похожие документы..