Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Задача'
В учреждениях системы образования всегда актуальной является задача нахождения путей предоставления своевременной информации участникам образовательн...полностью>>
'Документ'
да и с праздником поздравить! Спешите! Спешите скорей! На праздник возьмите хороших друзей! Выбегают Фома и Ерема....полностью>>
'Реферат'
В издании исследуются исторические, этнокультурные и социополитические процессы жителей Тюменской области в целом и татар в частности. Показаны разно...полностью>>
'Документ'
1.1. Положение о надзорном совете открытого акционерного общества " "(далее - Положение) разработано соответственно действующему законодате...полностью>>

С. А. Калиниченко Какими мы были

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КАПИТАН БЕДНЫЙ

Одним из руководителей сборов молодых офицеров бригады в 1974 году был назначен начальник штаба 2 отряда специального назначения нашей бригады капитан Бедный, который, занимаясь в основном организационными вопросами и контролем посещаемости, очень часто во время самоподготовки заводил с молодежью, так называемые, «задушевные беседы». В ходе этих бесед он с видом знатока всего и всея делился с нами своим, как он выражался, «весьма богатым жизненным, служебным и, конечно же, спецназовским опытом» Именно на свой спецназовский опыт капитан Бедный всегда и делал особый упор.

Всем нам в то время было по 21 - 22 года, и какой-то жизненный опыт был, конечно же, у каждого. Поэтому по большинству из поднимавшихся в задушевных беседах Бедного жизненно важных тем, у нас, как правило, имелось свое собственное мнение. Тем не менее, некоторые из расставлявшихся старшим товарищем (а для половины из офицеров, участвовавших в сборах молодых офицеров, капитан Бедный был прямым начальником и командиром) акцентов многим из нас молодых офицеров несколько «подчистили мозги». В последующем, очень многое из того, что нам рассказывал капитан Бедный, оказалось весьма и весьма полезным для правильного и точного понимания тех жизненных ситуаций, в которых нам приходилось оказываться в тех или иных условиях.

Например, мне, коллективисту по характеру и воспитанию, для которого привитое и в Свердловском СВУ, и Киевском ВОКУ чувство принадлежности к определенному коллективу всегда означало очень и очень многое. Поэтому мне хорошо запомнились повествования Бедного, направленные на то, чтобы приобщить всех нас к тому духу, который существует в войсках специального назначения, и выработать чувство гордости за службу в одной из лучших легендарной 15 отдельной бригаде специального назначения. В этой связи он периодически обращал наше внимание на лозунг, начертанный на одном из плакатов класса специальной подготовки, в котором проходили занятия во время сборов: «Любое задание, в любом месте, любыми средствами». Мы воспринимали смысл, заложенный в этом лозунге, как концепцию, как руководство или призыв, согласно которому необходимо относиться к службе в нашей легендарной бригаде, чтобы как можно лучше выполнить «любое задание, в любом месте, любыми средствами».

Как в последующем довольно красноречиво показали мои неоднократные наблюдения, в нашей бригаде весь процесс обучения и воспитания и солдат, и офицеров был направлен именно на это. Полковник Мосолов, подполковник Колесник, а также другие представители командования бригады, наши непосредственные командиры и начальники на совещаниях офицеров, а также во время различных официальных и неформальных мероприятий постоянно повторяли мысль о том, что и офицеры, и сержанты, и солдаты должны гордиться службой в спецназе и быть готовыми в случае необходимости выполнить любое задание Командования, в любых, даже самых трудных и необычных условиях обстановки. А уже это само по себе предопределяет довольно высокий уровень дисциплины и порядка, добросовестное отношение всех военнослужащих к своим обязанностям, а также результативное выполнение стоящих перед нами как учебных, так и боевых задач.

Капитан Бедный, используя весь имеющийся у него арсенал личных и деловых качеств, во время, отведенное нам для самоподготовки, довольно много рассуждал относительно того, что у каждого из нас в бригаде будет своя собственная судьба. И это, несмотря на то, что, по его словам, мы все, на первый взгляд, имеем примерно одинаковый уровень общей и военной подготовки, а внешне, также на первый взгляд, даже похожи друг на друга. Однако у каждого из нас будет в бригаде, да и в службе в армии, своя собственная, совершенно индивидуальная судьба. В конечном итоге, однажды он практически полностью повторил ту же самую мысль, которая прозвучала у подполковника В.В.Колесника во время его знакомства с нами, молодыми офицерами бригады, относительно того, что служебная карьера каждого из нас будет зависеть прежде всего от результатов нашей личной работы на тех должностях, на которые нас назначили. При этом, если сказать в общем, повествования капитана Бедного в основном сводились к тому, что наша дальнейшая офицерская судьба и карьера будет зависеть лишь от того, насколько добросовестно мы будем относиться к своей службе во всех ее многообразных проявлениях и аспектах.

Кроме того, Бедный в своих «душещипательных», или как мы их называли, «душетрепательных» беседах особое внимание уделял вопросам неизбежного создания нами в будущем своих семей. Эта тема у него была наиболее часто повторяемая, любимая и намного более задушевная, чем другие. На конкретных примерах, в том числе и на примерах некоторых офицеров нашей бригады, он призывал нас самым серьезным образом относиться к выбору своих будущих боевых подруг, спутниц жизни.

Как можно представить, ничего такого, о чем молодой офицер нашей бригады не имел бы представления, Бедный нам не говорил. Однако все, что он нам в разное время рассказывал, накладывалось на то, что мы уже, в общем-то, знали, и все это определенным образом трансформировалось в определенный жизненный багаж тех, кто творчески воспринимал его назидания. Каждый офицер из этих бесед делал свои собственные выводы, однако лично я в последующем очень часто вспоминал эти многочисленные лирические отступления капитана Бедного, когда сталкивался с той или иной жизненной ситуацией.

Кстати сказать, молодые офицеры капитана Бедного практически сразу же после начала занятий на сборах молодых офицеров прозвали Демьяном. Сначала эта кличка была всего лишь простой ассоциацией с его именитым однофамильцем, поэтом Демьяном Бедным, который по личному признанию поэта был «мужиком вредным». Именно в этой связи кличка Демьян нашему капитану Бедному также здорово подходила, так как определенной вредностью именно наш Демьян также отличался. Позднее это прозвище начальника сборов молодых офицеров у нас уже ассоциировалось не только с поэтом Д.Бедным, но и с басней Крылова «Демьянова уха», так как постоянные «душещипательные» (или «душеспасительные») беседы капитана Бедного начали нам попросту надоедать, в точности как та самая «демьянова уха» из одноименной басни Крылова.

КОМАНДИР БРИГАДЫ ПОЛКОВНИК

РОБЕРТ ПАВЛОВИЧ МОСОЛОВ

Дела и заботы первого периода службы в 15 отдельной бригаде специального назначения, а также новые впечатления совершенно не оставили места для того, чтобы задуматься о том, кто наши командиры и начальники, какие люди командуют нами, какую роль они выполняют в нашей бригаде, да и в войсках специального назначения в целом. Однако постепенно удалось составить определенное представление обо всех наших прямых начальниках.

Молодой лейтенант, как правило, с командованием бригады встречался достаточно редко, и это было вполне естественно, так как между данными категориями офицеров существует очевидная и вполне естественная дистанция. Поэтому, вспоминая о руководящем составе нашей части в первый период службы в Чирчике, на память приходят еженедельные совещания офицеров по пятницам. Во время этих совещаний нам, молодым лейтенантам, предоставлялась возможность увидеть командира бригады полковника Р.П.Мосолова и его заместителей, которые в ходе этих совещаний сидели за столом президиума, стоявшим на сцене солдатского клуба. Кроме того, командование нашей части появлялось перед строем бригады во время разводов на занятия по понедельникам. На сборах молодых офицеров каждый из них также выступал перед нами с докладами или лекциями на соответствующие темы.

Думаю, что выражу общее мнение всех офицеров нашей бригады того периода времени, особенно молодых, относительно того, что полковник Роберт Павлович Мосолов больше всех привлекал наше внимание, и не только потому, что являлся командиром бригады. Он с самого начала знакомства вызывал у всех искреннее уважение в значительной степени потому, что, во-первых, Роберт Павлович был единственным к тому времени в части фронтовиком, который всю войну прошел в войсковой разведке. Все прекрасно знали, что он не одиножды десантировался или ходил в разведку в немецкий тыл, при этом лично добыл не один десяток «языков» и не раз смотрел смерти в глаза. За время войны и после нее он получил четыре ордена «Красной Звезды», орден «Отечественной войны» и медаль «За отвагу». Все это само по себе придавало ему особый статус в бригаде, где офицеры и солдаты прекрасно понимали, что значит успешно действовать и результативно выполнять разведывательные и диверсионные задачи в тылу реального противника.

Лично у меня он вызывал истинное чувство восхищения, прежде всего, тем, что во время Великой Отечественной войны служил в войсковой разведке. По рассказам моего дедушки Андрея Андреевича Калиниченко, воевавшего в годы Великой Отечественной войны сначала рядовым разведчиком, а затем старшиной разведывательной роты стрелковой дивизии, я с самого детства знал, как тяжел был труд этих простых рабочих войны, особенно по добыванию «языков», документальных данных о противнике и других сведений, представлявших интерес для Командования Советских войск.

Когда в ходе написания данной книги вспоминал Роберта Павловича Мосолова, то на память приходили, конечно же, свои собственные воспоминания о нем, а также рассказы о Мосолове, которые неоднократно приходилось слышать от многих моих сослуживцев преимущественно на первом этапе моей службы в Чирчике. Однако, зная, что у Олега Кривопалова, как замполита шестой роты, была хорошая возможность еще в его лейтенантскую бытность в совершенно неформальной обстановке пообщаться с Робертом Павловичем, я попросил его написать об этом эпизоде его службы в Чирчике, чтобы несколько дополнить мои личные впечатления о Мосолове.

Олег с удовольствием поделился своими воспоминаниями и, как мне представляется, значительно обогатил составленный мной «портрет» нашего первого командира 15 отдельной бригады специального назначения. Ниже полностью привожу рассказ Олега Кривопалова, который он написал по моей просьбе уже тогда, когда я писал эту книгу.

«В моей службе в 15 отдельной бригаде специального назначения с полковником Р.П. Мосоловым связано одно очень яркое воспоминание.

В 1974 году делегатами на Партийную конференцию Среднеазиатского военного округа от 15 обрСпН были избраны: комбриг полковник Мосолов, начальник политотдела подполковник Руденко, командир первого отряда специального назначения подполковник Кадацкий и я, замполит шестой роты спецназ лейтенант Кривопалов. В город Алма-Ату мы поехали поездом. Именно это обстоятельство позволило мне ближе узнать своего командира бригады.

Я впервые оказался в компании старших офицеров нашей части и сначала чувствовал себя с ними очень неловко. Но с первых минут общения в купе поезда Ташкент - Алма-Ата Мосолов повел себя просто и по-дружески. Это способствовало тому, чтобы психологическое напряжение, которое я невольно испытывал, постепенно прошло. Роберт Павлович достал приготовленные в дорогу его женой продукты, накрыл стол, сам лично откупорил бутылку коньяка и всем присутствующим налил по рюмке. «Пододвигайся поближе, лейтенант!» - скомандовал он мне, как самому молодому и стеснительному. Во время ужина мое первое волнение от столь близкого общения с руководством бригады постепенно прошло, и в многочасовой беседе мы спокойно и долго общались.

На вопросы о личном участии Роберта Павловича в боевых действиях в годы войны, он рассказывал очень много и подробно. Именно тогда я узнал о том, что Мосолов начал войну в должности заместителя политрука роты, был ранен. Затем командовал противотанковым взводом. По воле судьбы попал в войсковую разведку и много походил по тылам немцев. Один из эпизодов, рассказанный им, я потом пересказал офицерам шестой роты Маковскому, Золотареву и Тимченко, а они единодушно выразили мне недоверие, поскольку не могли поверить в правдоподобность того, что я им поведал со слов командира бригады. А рассказал Мосолов следующее.

...Разведывательная группа под командованием лейтенанта Р.П.Мосолова была в основном укомплектована бывшими заключенными, людьми разных возрастов, имевшими достаточно богатый уголовный опыт, сильными, ловкими, но и жестокими, прошедшими штрафные роты, где они искупали кровью долги перед Родиной. Для того, чтобы подчинить их себе, молодому лейтенанту на многое пришлось пойти, и многое пережить. В чем-то молодой командир разведывательного взвода лейтенант Мосолов вынужден был даже им подыгрывать. С этой целью, например, пришлось сделать себе на груди татуировку в виде черепа.

Так вот, однажды, во время выполнения боевой задачи в тылу у фашистов, по-моему, Роберт Павлович говорил, что это было на территории Польши, в разведывательной группе, которой командовал лейтенант Мосолов, вышла из строя радиостанция. Для передачи командованию корпуса срочных разведданных он вынужден был отправить через линию фронта одного из разведчиков в качестве связного. Это был опытный разведчик, за которого голова не болела, что сможет не дойти, - не солдат, а настоящий черт.

Через несколько дней группа Мосолова, полностью выполнив задание, возвращалась к линии фронта, и, надо же было такому случиться, разведчики совершенно случайно наткнулись на обезображенный труп своего товарища, который был направлен за линию фронта, в расположение наших войск. Видимо, наш связной напоролся на засаду немцев и стойко принял от гитлеровцев мученическую смерть.

Потрясенные гибелью своего боевого товарища подчиненные Мосолова похоронили героя-разведчика и решили отомстить за него фашистам. С этой целью они скрытно проникли в ближайший населенный пункт с целью поиска немцев. В одном из деревенских домов они увидели свежую пулеметную амбразуру, что свидетельствовало о присутствии немцев. За домом стоял замаскированный бронетранспортер. Советские разведчики бесшумно сняли часового и зарезали спавшего в БТРе водителя, после чего ворвались внутрь дома. Матом, кулаками и прикладами взяли, как говорится, тепленькими с десяток немцев. Затем они вывели пленных в конюшню и расстреляли всех солдат по очереди из пистолета в живот.

- А, почему именно в живот?- с недоумением спросил я у комбрига.

- Да, чтобы помучились по дольше перед смертью, - ответил спокойно Роберт Павлович.

Последним своей участи ждал старший этой команды в звании лейтенанта вермахта. Он оказался очень мужественным офицером. И во время допроса, и перед казнью он держался с достоинством, до последней минуты все что-то громко кричал, заканчивая каждую фразу приветствием «Хайль Гитлер!».

С ним разведчики поступили иначе: сняли с него штаны и одели проволочную петлю на половой член и мошонку, а затем, перебросив проволоку через балку на потолке конюшни, подтянули его под потолок и повесили. Недолго он пробыл в таком положении, вскоре его яички оборвались. Добивать его не стали, оставили истекать кровью и умирать мучительной смертью рядом со своими расстрелянными подчиненными.

Закончив эту часть своего рассказа, Роберт Павлович надолго задумался, а затем сказал: «Я ведь прекрасно понимал, что иду на воинское преступление, возглавив издевательство наших разведчиков над пленными немцами, тем более таким жестоким нечеловеческим способом, как стрельба в живот или подвешивание человека за половой член. Но, можете представить, какая ярость была у всех нас, когда мы увидели тело растерзанного фашистами боевого товарища, - Мосолов опять надолго задумался и после продолжительной паузы тихо сказал. - Когда вспоминаю этот эпизод с казнью того несчастного немецкого лейтенанта, то в ушах каждый раз отчетливо слышится звук рвущейся человеческой плоти под тяжестью его тела и раздирающий душу нечеловеческий крик».

После возвращения к своим, о совершенных во время разведывательного выхода зверствах по отношению к пленным, мои разведчики, видимо, рассказали кому-то из своих друзей, а среди них нашелся тот, кто «стукнул» об этом куда надо. Командира группы немедленно арестовали особисты. Казалось, что это уже все - крышка. Но от суда военного трибунала Мосолова спас политработник - член Военного совета Четвертого гвардейского кавалерийского корпуса, который проявил завидное по тем временам мужество. Он так смело пошел против воли офицеров военной контрразведки «СМЕРШ», и так аргументировано требовал освобождения командира разведывательного взвода лейтенанта Мосолова, что Роберта Павловича не привлекли к суду военного трибунала и отпустили.

После той нашей с Мосоловым поездки в Алма-Ату я пригласил его в шестую роту на празднование очередного Дня Победы, чтобы он лично рассказал спецназовцам нашей роты и роты связи второго отряда «о своем боевом пути и подвигах во время Великой Отечественной войны». Надо было видеть, с каким неподдельным интересом бойцы слушали его воспоминания, полные откровений и жизненной правды. Ведь для нас, молодых офицеров и солдат подобные воспоминания Роберта Павловича Мосолова были настоящими открытиями неизвестных страниц войны. Мы же воспитывались на других, причесанных примерах героизма Советской армии и на безгрешности наших воинов. А он никогда не стеснялся говорить нам жестокую правду той войны, о которой знал не понаслышке.

Позже во время различных мероприятий, которые я проводил с личным составом в Чирчикской бригаде специального назначения, да и в ходе последующей своей службы в войсках, я часто использовал воспоминания Роберта Павловича в качестве показательного примера, которыми иллюстрировал мужество и героизм советских солдат, а также показывал, какая может быть на войне настоящая правда жизни», - закончил свой рассказ Олег Кривопалов.

Из данного повествования моего друга и сослуживца по 15 бригаде специального назначения Олега Кривопалова читатель может еще ярче и отчетливее представить, каким был полковник Роберт Павлович Мосолов. Этот рассказ я не единожды слышал из уст Олега Кривопалова, когда мы служили в Чирчике, да и в последующем, встречаясь с ним за чаркой украинской горилки или русской водки, мы вспоминали о том давнем повествовании Роберта Павловича в вагоне поезда Ташкент – Алма-Ата и делились своими впечатлениями от личных встреч в Чирчике с бывшим командиром 15 отдельной бригады специального назначения.

Как-то однажды, когда Олег в очередной раз был у меня в гостях, я рассказал ему, что, будучи где-то в далеком далеке, совершенно случайно по радиопрограмме «Полевая почта» к своему искреннему восторгу и удивлению услышал музыкальное приветствие «полковнику запаса Мосолову Роберту Павловичу от солдат, сержантов и офицеров той воздушно-десантной части, в которой он был командиром». Показательным в этом, казалось бы, совершенно не значительном факте явилось то, что Мосолов уже несколько лет не служил в бригаде и более того, был уволен в запас, а в нашей бригаде молодые солдаты и офицеры, которые и организовали ветерану спецназа этот музыкальный подарок, его хорошо помнили и уважали.

Кстати, Олег же, в свою очередь, значительно дополнил частично известную мне информацию о Р.П.Мосолове о том, как уволили Роберта Павловича из армии. Дело в том, что нам в Чирчике было лишь в общих чертах известно о том скандале, с которым его, заслуженного человека, уволили из Вооруженных сил СССР, но деталей никто не знал. Олег рассказал мне, что основной причиной к увольнению послужило недостойное поведение генерал-полковника М.Д.Попкова в беседе с Р.П.Мосоловым. Как известно было нам, генерал-полковник Попков, несмотря на то, что занимал высокую должность члена Военного совета - начальника Политического управления Среднеазиатского военного округа отличался крутым нравом. Вообще-то, надо заметить, что мы все, в общем-то, крутые, но к людям, особенно заслуженным, всегда относились подчеркнуто уважительно. Однако Попков в САВО считался страшным человеком, его боялись практически все, в том числе и окружные генералы, так как он был отпетым грубияном, безжалостным и совершенно непредсказуемым в принятии решений, и прежде всего кадровых.

«Как-то он вызвал на доклад полковника Р.П.Мосолова, который был тогда начальником отдела службы войск Среднеазиатского военного округа, - рассказывал мне Олег Кривопалов, - и начал с него в совершенно грубой форме «стружку снимать». Роберт Павлович побагровел от возмущения, а потом резко прервал грубияна в генерал-полковничьей форме и заявил: «Я попрошу со мной так не разговаривать! Когда ты, генерал, еще в школу ходил, я по немецким тылам лазил и кровь за нашу Родину проливал. Пожалуй, я не смогу с тобой больше работать!» - закончил свою речь Мосолов и ушел. Попоков, может быть, впервые в жизни получил такой серьезный отпор от своего младшего по званию подчиненного, - продолжал Олег свой рассказ, - и, не отличаясь большим умом, приказал немедленно уволить полковника Р.П.Мосолова из Вооруженных сил».

Все это О.Кривопалов доподлинно узнал со слов нескольких служивших в то время в штабе Среднеазиатского военного округа офицеров, которые хорошо знали Р.П.Мосолова и уважали его как прекрасного командира и начальника, смелого и благородного человека.

Однако история с Робертом Павловичем через многие годы после его увольнения из армии имела свое продолжение. И, как ни странно, по велению судьбы Олег Кривопалов был тому свидетелем. В мае 1987 года, перед назначением на должность начальника политического отдела 15 отдельной бригады специального назначения, подполковника О.В.Кривопалова, в соответствии с существовавшей в те времена процедурой, вызвали для проведения бесед в Москву.

«В Москве мне предстояло пройти многочисленные беседы в различных инстанциях, в том числе и в Центральном комитете КПСС. В Политическом управлении Сухопутных войск мне была запланирована встреча и беседа с начальником Политуправления генерал-полковником М.Д.Попковым, - рассказывал мне Олег. – Шел я к нему в кабинет как на эшафот. Однако, к моему немалому удивлению, беседа прошла совершенно мирно, по-отечески. В связи с тем, что в то время я еще не знал о конфликте, который произошел у Попкова с Робертом Павловичем, то на вопрос о том, где я служил, ответил, как положено, и назвал фамилии моих командиров и, конечно же, полковника Р.П.Мосолова. Услышав фамилию Роберта Павловича, Попков по-доброму сказал мне: «Да, Мосолова я знал. Отличный был офицер!» Значит, - продолжал Кривопалов, - до Попкова, хоть поздно, но все-таки дошло, что тогда с Робертом Павловичем он совершил грубейшую ошибку на завершающем этапе его офицерской службы и фактически поломал человеку судьбу. Хоть слишком поздно, но Попков признал, что в то время был совершенно неправ в отношении к Роберту Павловичу», - закончил свое воспоминание Олег Кривопалов.

Справедливости ради надо сказать, что, когда бывший начальник политотдела 15 обрСпН полковник запаса Н.В. Лысак прочитал эту часть моей книги, он не согласился с интерпретацией Олега Кривопалова процесса увольнения полковника Мосолова из армии. Николай Васильевич утверждал, что Роберт Павлович лично рассказывал ему и В.В.Колеснику, как произошло его увольнение из Вооруженных сил, когда они оба были у Мосолова в гостях в Алма-Ате. По словам Н.В.Лысака, оказывается, что Роберт Павлович, поработав определенное время на должности начальника Отдела службы войск Среднеазиатского военного округа, попросил Попкова перевести его на другую должность, так как считал, что не подходит для нее. Когда же Попков не захотел отпускать его, Мосолов написал рапорт об увольнении из армии. Командующий САВО генерал армии Н.Г.Лященко попытался уговорить Роберта Павловича забрать рапорт на увольнение из армии, однако Мосолов ответил, что он никогда «принятого решения не меняет».

Сейчас уже трудно однозначно сказать, в чьих словах больше правды, а в чьих больше вымысла. И Олег Кривопалов, и Николай Васильевич Лысак одновременно утверждают, что эту историю знают доподлинно, и каждый настаивает на правильности своей версии. Понятно, что одна из этих рассказанных разными людьми историй совершенно естественным образом должна исключать другую. Однако сейчас уже достаточно сложно восстановить истину. Во всяком случае, мне пока не удалось найти кого-то третьего, кто смог бы, убедительно аргументируя свои доводы, прояснить эту ситуацию. Но непреложным остается одно, о таких людях, каким был полковник Роберт Павлович Мосолов, солдатская молва всегда оставляет современникам, потомкам и историкам различного рода легенды и даже небылицы. Такие люди, как он, этого заслуживают по самому высокому праву.

В силу своей неординарности, Мосолов пользовался заслуженным уважением у всех офицеров 15 отдельной бригады спецназ тем, что стоял у истоков создания в Советском Союзе войск специального назначения и, последовательно пройдя необходимые командные должности, в конце концов, был назначен командиром бригады спецназ. Все, кто знал Мосолова, восхищались его незаурядными личными качествами, его работоспособностью, честностью, принципиальностью, а также его умением влиять на людей, которое он эффективно использовал в ходе воспитательной работы с подчиненным личным составом.

Его называли «умницей», так как Роберт Павлович обладал глубокими профессиональными знаниями, приобретенными, как можно себе представить, не в академических аудиториях, а в основном на полях Великой Отечественной войны и на учебных полигонах. Его острый ум и необыкновенное чувство юмора позволяли ему на служебных совещаниях, порой, в такой юмористической форме распекать какого-либо нарушителя, что все присутствовавшие просто умирали со смеху, а объект критики несомненно сгорал от стыда. Многие выражения, определения, эпитеты и фразы, в разное время и в различных ситуациях применявшиеся комбригом Р.П.Мосоловым, впоследствии стали среди офицеров нашей бригады крылатыми и часто использовались в повседневной жизни.

В дополнение ко всему сказанному, у Роберта Павловича была очень колоритная внешность. Его коренастая крупная фигура с совершенно лысой головой выдавала в нем спокойного, уверенного в себе человека и вызывала однозначное чувство уважения у всех офицеров и солдат бригады. Ведь не даром же все мы с теплотой называли его «Батей». Именно эта кличка «Батя» у нас в бригаде считалась наивысшей похвалой и выражением наивысшего уважения подчиненных к своему командиру. Мосолов, несомненно, обладал ярко выраженной харизмой и умело пользовался этим своим качеством, чтобы вести за собой своих подчиненных.

Не меньшим уважением полковник Мосолов пользовался и у тех командиров воинских частей Среднеазиатского военного округа и разного рода окружных начальников, которые в ходе различных войсковых учений на себе испытали, как трудно их частям и соединениям противостоять разведчикам 15 отдельной бригады специального назначения. Не даром же, как только они узнавали, что к участию в очередном учении привлекается Чирчикская бригада спецназ, они, как правило, с грустью говорили: «Вот, опять этот лысый хрен своих разведчиков-диверсантов выпускает на свободную охоту за нами».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. После того, как я был избран на пост президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания

    Документ
    После того, как я был избран на пост президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания. Я всегда считал, что действующий политик не должен заниматься мемуарами, для этого существуют
  2. После того как я был избран на пост Президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания

    Документ
    После того как я был избран на пост Президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания. Я всегда считал, что действующий политик не должен заниматься мемуарами, для этого существуют
  3. Калиниченко Александр Александрович предисловие к русскому изд анию книга

    Книга
    Книга Е. Б. Нэша «Ведущие симптомы в гомеопатии» впервые была опубликована в 1898 г. издательством Берике и Тафель и с тех пор много раз переиздавалась, оставаясь настольной книгой многих поколений гомео­патов.
  4. Как мало мы знаем о тех местах, где живём

    Документ
    Как мало мы знаем о тех местах, где живём. Нам предоставляется возможность познать то, о чём мы не знаем, и обратить внимание на то, мимо чего мы проходим ежедневно и не ценим.
  5. Как успешно пройти учебную практику (Методические рекомендации для студентов-заочников 4 курса) Кострома 2006

    Методические рекомендации
    Цель пособия – оказать практическую помощь студентам 4 курса заочного отделения при прохождении учебной практики по специальности «Педагогика и методика дошкольного образования».

Другие похожие документы..