Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
На данный момент программа реализована только для функций с тремя переменными. Но ее легко перенастроить и на работу с n переменными, т.к. она работае...полностью>>
'Документ'
Ядрышки – внутриядерные компартменты, в которых осуществляется биогенез рибосом, в частности, транскрипция генов, кодирующих рибосомальные белки. Ядр...полностью>>
'Документ'
Робоча програма, методичні вказівки та індивідуальні завдання до вивчення дисципліни «Соціальна екологія» для студентів напряму 6.040106 – екологія, о...полностью>>
'Документ'
(Каждой команде раздаются карточки с ребусами, которые они должны решить. Капитан команды, которая первая разгадала ребус озвучивает ответ. Если ответ...полностью>>

С. А. Калиниченко Какими мы были

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

После скорбной для всех спецназовцев вести о внезапной кончине Василия Васильевича, наряду с горечью по поводу невосполнимой для российского спецназа утраты, какой явилась эта смерть, мы с Олегом не один раз пожалели, что не позвонили Василию Васильевичу в тот его последний в жизни день, когда он вернулся из Владикавказа в Москву, и не поговорили с ним. К сожалению, всего в жизни предусмотреть невозможно. А после смерти Василия Васильевича я много раз вспоминал и думал об этом.

На сороковинах в память Героя Советского Союза, генерал-майора войск специального назначения Василия Васильевича Колесника его сослуживцы по спецназу и однокашники по Владикавказкому суворовскому военному училищу, а также родственники приняли решение о том, чтобы общими усилиями тех, кто его хорошо знал, написать книгу воспоминаний о нем. За организационную работу по написанию и изданию этой книги взялся Сергей Баленко.

Я тоже выразил горячее желание принять участие в написании книги воспоминаний о Василие Васильевиче. Тогда мне казалось, что, имея в своем распоряжении кое-что из написанного для книги Олега Кривопалова, я смогу на этой основе, не особенно затягивая творческий процесс по времени, написать очерк собственных воспоминаний о Василии Васильевиче. Однако, как говорят в таких случаях, «скоро лишь сага сказывается, да не скоро дело делается».

Как оказалось, по моральным, а вернее чисто психологическим соображениям, мне было очень трудно не только написать, но даже приступить к написанию своего очерка про Василия Васильевича Колесника. Когда многие из тех, кто вызвался написать личные воспоминания для книги о Василии Васильевиче, получившей в последующем название «Батя. Легенда спецназа ГРУ», уже сдавали Сергею Баленко написанные ими собственные очерки про Колесника, я все еще не мог себя заставить даже начать писать. Это, как мне кажется, потому, что мне было трудно осознать, что Вась Вась, как мы его с любовью звали в 15 обрСпН, уже не среди нас, уже не с нами. Когда же все, кто его знал, давно осознали факт его неожиданной смерти, в том числе и я, мне все-таки было почему-то очень трудно сесть и написать воспоминания о В.В.Колеснике.

В конечном итоге, безнадежно затянув все установленные сроки, я где-то в апреле 2003 года, наконец-то, нашел в себе силы и сел писать свой очерк. Когда же лимит обозначенного времени был уже полностью исчерпан, я все же закончил его достаточно быстро. После того, как мои воспоминания были отрецензированы полковником запаса А.А.Овчаровым, командовавшим 15 отдельной бригадой специального назначения после Василия Васильевича, я уже фактически самым последним из всех соавторов, привлеченных к написанию данной книги, сдал Сергею Баленко свой очерк, который назывался «О В.В.Колеснике, командире и человеке».

Правда, после того, как этот очерк был с большими потугами, в конце концов, все-таки написан и сдан в редакцию, вдруг, как говорил о подобной ситуации классик: «Остапа понесло». Меня охватил завидный творческий порыв, который не покидал меня достаточно долго и не давал возможности отвлечься ни на что другое, кроме написания своих воспоминаний о нашей службе в 15 обрСпН. Я только успевал класть на бумагу то, что хотелось написать о нашей службе в Чирчикской отдельной бригаде специального назначения.

К октябрю 2003 года, вместо ожидаемых 20 страниц для книги Олега Кривопалова было написано уже более 60. И конца творческому порыву по написанию своих воспоминаний о том, «как мы служили в бригаде спецназ в Чирчике», просто не было видно. Хотелось писать больше и больше, так как воспоминания о нашей службе меня, образно говоря, «захлестнули с головой». Этому способствовало также и то, что к тому времени я уволился из Вооруженных сил и имел возможность свободно распоряжаться своим временем.

Для того, чтобы можно было объективным и критическим «взглядом со стороны» посмотреть на все, что к осени 2003 года уже было мной написано, решился отдать рукопись на рецензию моему однокашнику по разведывательному факультету Киевского ВОКУ и сослуживцу по 15 бригаде спецназ полковнику Ф.К.Волоху, который в то время был преподавателем специальной разведки Общевойсковой академии ВС РФ (бывшая Военная академия имени М.В.Фрунзе).

Федор Волох внимательно прочитал мои «путевые заметки» о Чирчикской бригаде спецназ, при этом сделал совершенно необходимые терминологические правки и уточнения по некоторым деталям описанных мной событий. Кроме того, Федор оценил прочитанное, как «достаточно интересное повествование, которое может быть интересно не только тем, кто служил в Чирчике, и не только спецназовцам», что явилось для меня весьма и весьма важной оценкой проделанной работы.

После такой оценки Федором Волохом моих скромных потуг по изложению на бумаге своих воспоминаний пришлось рассказать ему о том, что в процессе творческих терзаний в ходе написания воспоминаний о В.В.Колеснике и 15 обрСпН пришел к выводу, что, кроме своего очерка для книги Олега Кривопалова, я решил написать свою собственную книгу о Чирчикской отдельной бригаде специального назначения. Федя Волох поддержал эту идею и вызвался, со своей стороны, оказывать посильное содействие в работе.

Правда, в ходе обсуждения этой темы Федя попытался склонить меня к тому, чтобы я написал полную, всеобъемлющую историю 15 отдельной бригады специального назначения, однако я сразу же отказался от этой идеи. Это было обусловлено тем, что я не считал себя в праве написать столь серьезную работу, прежде всего, из-за отсутствия у меня необходимых документов, фактуры и информации. Об этом я совершенно откровенно заявил Федору. При этом убедил его в том, что в настоящее время пока готов лишь откровенно и достаточно полно написать о нашей службе в Чирчике во второй половине 70-х годов ХХ века.

Когда и другие многие мои сослуживцы по Чирчику предлагали мне все-таки взяться за написание полной истории 15 отдельной бригады специального назначения, я всячески открещивался и уходил от этого. Ведь я не считал, что смогу сделать столь масштабную и ответственную работу. Именно поэтому в данной книге приведены в основном мои собственные впечатления и мое личное восприятие того, что происходило в нашей бригаде в тот период времени, когда мы служили в Чирчике. Именно поэтому я описывал лишь те события, которые происходили на моих глазах, а также писал лишь о тех моих сослуживцах, которые были в той или иной степени рядом. Преимущественно по этой причине, в данной книге совершенно не претендую на всесторонний и всеобъемлющий охват тех событий, которые происходили в то время с нами, тем более не «замахиваюсь» на написание истории Чирчикской отдельной бригады специального назначения. Единственное, к чему я стремился в ходе написания данной книги, так это к достоверной точности всех тех событий, о которых писал.

Так, фактически с благословения Феди Волоха, который, кроме моей супруги Ирины, стал самым первым человеком, который прочитал начальные варианты будущей книги о Чирчикском спецназе ГРУ ГШ ВС СССР, я и начал писать ее. После этого работа над данной книгой пошла настолько споро и быстро, что уже к декабрю 2003 года было написано около 150 страниц.

Постепенно к работе над книгой я стал, чем дальше, тем все больше и больше привлекать максимально возможное количество тех из моих сослуживцев по Чирчику, которые проживали в Москве и других городах России и СНГ. С многими из них до сих пор поддерживаю тесные связи и контакты, несмотря ни на какие служебные и жизненные перипетии, разделы и развалы, произошедшие за множество лет, пролетевших с тех уже далеких, в том числе и для нас, чирчикских времен.

Большинство из моих сослуживцев по Чирчику с энтузиазмом и удовольствием помогали мне в написании этой книги. Кто-то помог восстановить в памяти те или иные детали происходивших в 15 обрСпН событий, кто-то отдал мне фотографии, а кто-то просто оказывал моральную, но столь необходимую поддержку. За давностью лет, а минуло с тех пор уже добрых 30 с лишним лет, порой трудно было в точности восстановить ход многих событий, о которых хотелось бы написать, поэтому пришлось провести большую работу по выяснению у моих бывших сослуживцев интересовавших меня деталей тех или иных событий.

В этой связи хотелось бы выразить искреннюю благодарность всем тем из моих добровольных и бескорыстных помощников, как из числа спецназовцев, так и из числа людей, не служивших в спецназе, да и вообще не служивших в армии, которые, не считаясь со своим личным временем, оказывали мне помощь и содействие в обсуждении концепции и общего содержания данной книги, уточнении деталей происходивших в 15 бригаде спецназ событий, подборе различного рода материалов и фотографий, редактировании и правке текста. Без их неоценимой помощи и всяческой, пусть даже самой малой поддержки книга, скорее всего, никогда не увидела бы свет.

В этой связи, особую искреннюю, я бы сказал, дружескую благодарность хотелось бы выразить всем моим добровольным и бескорыстным помощникам: Евгению Александрову, Александру Бабенко, Сергею Баленко, Валерию Бахтию, Петру Бондарю, Федору Волоху, Николаю Губанову, Сергею Ершову, Георгию Иванову, Евгению Климовичу, Василию Васильевичу Колеснику, Екатерине Михайловне Колесник, Михаилу Колеснику, Олегу Кривопалову, Александру Латышеву, Николаю Васильевичу Лысаку, Александру Алексеевичу Овчарову, Игорю Ревину, Андрею Сидорову, Юрию Тимофеевичу Старову, Владимиру Сомову, Игорю Стодеревскому, Александру Чубарову, Юрию Широкову.

Кто-то из них сам лично брался написать пару-тройку абзацев или даже несколько страниц о том, «как это было тогда в Чирчике», что затем я мог их воспоминания вставить в нужное место книги, а кто-то помогал освежать в памяти те или иные моменты, происходившие в Чирчике. Например, Игорь Ревин и Саша Бабенко одними из первых, как говорят в таких случаях, «в цветах и красках» и далеко не в двух-трех абзацах, а на нескольких страницах расписали действия своих групп спецназ, которыми они командовали, на стратегическом учении войск Туркестанского военного округа в марте 1976 года. Чем, как можно предположить, оказали мне весьма ощутимую помощь в достоверном и точном восстановлении в памяти тех уже совершенно далеких событий. Содействие же подавляющего большинства моих многочисленных чирчикских сослуживцев заключалось в том, что они с удовольствием отвечали на возникавшие у меня различные вопросы и давали, по возможности, полные консультации или пояснения по тем делам и событиям, к которым имели непосредственное отношение. За это всем им «огромное командирское спасибо», как любил выражаться один из моих командиров.

Спецназовская специфика, романтический настрой большинства офицеров, служивших в бригаде, воспоминания о нормальной дружеской атмосфере, которая была в нашей воинской части, способствовали тому, чтобы отойти от формального описания в хронологической последовательности тех событий, которые происходили со мной и моими сослуживцами. Однако это не всегда удавалось. И как только мое повествование скатывалось к тому стилю, который характерен для большинства прочитанных мной в разное время военных мемуаров, я выключал компьютер и прекращал писать до тех пор, пока настроение, необходимое для неформального подхода к описанию пережитых мной событий, ни приходило вновь.

Как известно, такая манера творчества, которую можно назвать не иначе как «под определенное настроение», совершенно не способствует особой «плодовитости» автора. Поэтому данную книгу я написал не так быстро, как хотелось бы. В период ее написания я заметил, что созданию особого, я бы даже сказал, специфического и романтического настроения, необходимого для того, чтобы писалось с известной степенью творчества, способствует хорошая музыка. Я заметил, что для меня многое из советской музыки было приемлемо, но, прежде всего, способствовали творчеству песни Александра Розенбаума. Так что в числе однозначных своих соавторов могу назвать многих моих сослуживцев, ну и, как правило, песни Александра Розенбаума, который не будучи моим другом или сослуживцем, но постоянно и однозначно помогал мне в написании этой книги, создавая особый творческий настрой, так необходимый мне в ходе работы над этой книгой.

Как уже говорилось выше, большое содействие в написании книги мне оказал уже упоминавшийся выше мой друг и сослуживец по 15 обрСпН Олег Владимирович Кривопалов, который делился имеющейся у него информацией по тем вопросам, которые мне были плохо известны, вызывали трудности или сомнения. Я постоянно обращался к Олегу, чтобы уточнить у него какие-то детали. Мы с ним постоянно держали связь и по телефону, и по электронной почте, а когда это было возможно, то в ходе нечастых личных встреч на московской земле, что нам обоим доставляло огромное удовольствие и радость. Олег много консультировал меня, при этом всегда делал это основательно и глубоко, используя лишь хорошо проверенные факты. Он, в частности, очень здорово помог мне в написании тех частей книги, которые касались, например, командира 15 бригады спецназ Р.П.Мосолова, а также заместителя начальника политического отдела бригады Д.В.Кондратовича.

В марте 2004 года в Москву из Украины по служебным делам приехал Игорь Стодеревский, который в Чирчикской бригаде спецназ прослужил от командира группы до командира отряда специального назначения. Примечательным было то, что сначала мы с Игорем просто служили в разных ротах одного отряда, а затем, когда я получил роту, капитан Стодеревский был командиром нашего отряда. Во время той памятной встречи Игорь рассказал мне, что привез в Москву рукопись своей будущей книги, в которой описывал историю нескольких поколений семьи Стодеревских, при этом значительная часть его повествования, естественно, была посвящена годам службы Игоря в 15 отдельной бригаде специального назначения. В этой связи я с большим интересом прочитал рукопись его воспоминаний, так как в них содержалось много фактического материала, который был очень полезен мне, прежде всего, тем, что позволил оживить в памяти и уточнить многие моменты из истории15 обрСпН, которые мы с Игорем вместе пережили в бригаде.

Будущая книга Игоря как по задумке и ее содержанию, так и по форме изложения серьезно отличалась от того, что пытался написать я. У него это было автобиографическое изложение автором истории его семьи и своего жизненного и служебного пути. Однако именно этим-то книга Игоря Стодеревского и могла быть интересна и полезна любому читателю и мне в частности.

Хоть времени у нас с Игорем было и немного, но в ходе беседы с ним выявилось множество совпадений в наших взглядах и оценках тех значимых событий, которые происходили в Чирчикской отдельной бригаде специального назначения. Правда, было и множество «разночтений» в оценках, прежде всего, отдельных личностей и их роли в истории нашей бригады, да и в спецназе вообще. В конечном итоге, мы договорились с Игорем Стодеревским, что, когда у меня уже будет более-менее законченный или, как говорят, «читабельный» вариант моей книги, я обращусь к нему за рецензированием ее содержания.

Отдельно и особо хотелось бы сказать о той помощи, которую оказал мне давний мой друг Андрей Сидоров. Он не спецназовец, более того, он даже в армии не служил, но, будучи доктором исторических наук, преподавателем одного из престижных московских ВУЗов, Андрей, видимо, под моим влиянием тоже проникся особым интересом и особым отношением к войскам специального назначения. Он всегда с желанием откликался на мои просьбы «свежим, сторонним взглядом» взглянуть на то, что было уже написано. Так было и тогда, когда я написал статью о В.В.Колеснике для книги «Батя. Легенда спецназа ГРУ», так было и в ходе написания этой книги. Его замечания и ценные предложения так называемого «совершенно стороннего наблюдателя», как он скромно называл себя, всегда были конструктивны и полезны для меня и существенным образом отразились, если не на качестве книги в целом, то уж точно на качестве отдельных ее частей.

Естественно, что по мере того, как увеличивался фактический объем моей будущей книги, постепенно стала меняться ее направленность и самое главное ее концепция, которые, если так можно сказать, приобрели новые очертания по сравнению с тем, что задумывалось в самом начале ее написания. В конечном итоге, содержание книги стало гораздо шире, чем та фактура и те события, о которых мне хотелось написать на начальном этапе работы над ней.

Со временем я стал стремиться к тому, чтобы у различного рода читателей данной книги сложилось, по возможности, более полное представление о том, что собой представляла 15 отдельная бригада специального назначения. На этой основе они смогли бы намного лучше понять каким был советский спецназ Главного разведывательного управления Генерального штаба ВС СССР в 70-х годах прошлого века и Чирчикская бригада специального назначения, в частности. При этом мне, конечно же, не удалось охватить все многообразие тех проблем, которые были у нас в Чирчике в те времена. В этой связи многое из того, о чем можно было бы написать, пришлось оставить далеко за рамками данного повествования.

В декабре 2003 года, когда уже была написана основа книги, я решил, что, кроме воспоминаний, в нее можно было бы включить мои личные письма, которые были написаны из Чирчика моему другу по разведывательному факультету Киевского ВОКУ Жене Климовичу. Данное решение было обусловлено тем, что, в те времена, когда я служил в Чирчике, самые объемные, содержательные и подробные письма были написаны мной именно Жене. Основную их часть, за редким исключением личностных моментов, составляло описание того, что происходило в 15 отдельной бригаде специального назначения. Как представлялось, включение в книгу этих довольно подробных и емких по своей фактуре писем позволило бы серьезно дополнить все то, что было написано о Чирчикской бригаде спецназ и нашей службе в ней на основе только моих воспоминаний.

Для того, чтобы заполучить эти письма в свое распоряжение, пришлось специально поехать к Жене Климовичу в Санкт-Петербург, где он жил после увольнения в запас из Вооруженных Сил. К моему откровенному удивлению, оказалось, что Женя на протяжении почти 30 лет хранил все мои письма, все до единого. Это было на самом деле удивительно. Удивительным оказалось также и то, что добросовестный хранитель писем Женя Климович совершенно не захотел отдавать их мне. Пришлось долго уговаривать его и, в конце концов, он нехотя, но все-таки отдал все письма тому, кто около тридцати лет назад написал их.

После прочтения своих чирчикских посланий Жене Климовичу я решил, что главу книги, в которой предполагалось их опубликовать, можно было бы назвать «Письма другу». Однако в последующем захотелось расширить рамки этой главы за счет моих писем из Чирчика моей маме Наталье Андреевне и сестре Ирине, а также Олегу Кривопалову. В отличие от моего друга Жени Климовича, мама и Олег с пониманием отнеслись к просьбе выслать мне мои чирчикские письма. После того, как все письма, которые оказались в моем распоряжении, были набраны на компьютере и расположены в хронологическом порядке, логичным оказалось, вместо названия этой главы книги «Письма другу», озаглавить ее «Письма из Чирчика».

Я ясно отдаю себе отчет в том, что, видимо, найдется определенное количество читателей и, прежде всего, из числа моих сослуживцев по 15 отдельной бригаде спецназ, которые с определенной степенью недовольства в адрес автора могут сказать, что по рассматриваемому отрезку времени о нашей бригаде можно было бы написать намного лучше и шире. Например, можно было подробно написать о том-то или о чем-то другом. Более того, я прекрасно понимаю, что обязательно найдутся и те, кто скажет, что, например, некоторые акценты в книге смещены, так как на самом деле все было не так, как написано в этой книге, что автор упустил то-то и то-то, а роль такого нашего сослуживца написана неправильно, не точно или вообще искажена. Именно в этом плане я предвижу самые откровенные и резкие оценки в мой адрес. Однако, несмотря на то, что при написании книги я предвидел и предполагал наличие определенного количества недовольных и разного рода критиков, или вернее сказать, критиканов, однако, тем не менее, я сознательно пошел на написание этой книги.

Я взялся за ее написание, во-первых, потому, что с самого начала считал и считаю сейчас, что не мог не написать ее, так как о тех людях, с которыми мне пришлось служить надо и должно много писать. О них уже много написано и еще, даст Бог, напишут, но, мне кажется, то, что я могу сделать, я должен сделать обязательно. Вместо меня, этого никто не сделает. Кто-то может сделать лучше меня, кто-то хуже, но я однозначно считаю, что вместо меня не сделает никто, кроме меня. Именно поэтому я и взялся за перо.

Во-вторых, приступая к написанию книги и в ходе работы над ней, я стремился к максимально возможной в моих условиях объективности изложения описываемых событий. С этой целью привлек себе в помощь большое количество своих друзей и сослуживцев, которые с заинтересованностью отнеслись к самой моей идее, поэтому всячески поддерживали и помогали мне избежать субъективизма при изложении тех или иных фактов и событий, происходивших в описываемый период в Чирчикской бригаде специального назначения.

В этом плане огромную помощь мне оказали добровольные рецензенты моей рукописи, в качестве которых выступали бывшие командиры 15 обрСпН полковники А.А.Овчаров и Ю.Т.Старов, начальник политического отдела бригады Н.В.Лысак, а также многие мои сослуживцы по Чирчику, о которых я уже говорил выше. Думаю, что их многочисленные и принципиально важные для меня замечания, предложения и советы по улучшению и расширению содержания данной книги помогли мне уйти от неизбежного при написании подобного рода мемуаров субъективизма и односторонности в изложении различных фактов и событий, происходивших в разное время в нашей бригаде.

В-третьих, я совершенно сознательно пошел на написание этой книги ради того, чтобы оставить для потомков хоть небольшую частицу богатой и многообразной истории 15 отдельной бригады специального назначения. Думаю, что только во имя этой, как мне представляется, совершенно благородной цели, можно пренебречь мнением тех, кто в той или иной степени будет недоволен тем, как мной трактуются в книге те или иные события, имевшие место в нашей Чирчикской отдельной бригаде специального назначения в 70-х годах прошлого столетия.

И, наконец, в-четвертых, всем тем, у кого по содержанию книги будет свое особое мнение или будут претензии относительно описываемых событий, хочется сказать: «Возьмите перо и бумагу или сядьте за компьютер и напишите свою книгу, где дайте собственную трактовку того, что Вы считаете у меня неправильным или ошибочным». Думаю, что это будет правильно.

По себе знаю, что критиковать всегда легко, труднее сделать что-то конкретное и хоть чуть-чуть полезное. Несколько раз именно так я отвечал тем своим коллегам-спецназовцам, которые активно принялись критиковать одну из первых книг про спецназ Главного разведывательного управления «Спецназ ГРУ» и «Спецназ ГРУ 2» С.Козлова. Да, в книгах Сергея Козлова, по моему мнению, было много, как говорят в таких случаях, «несколько не так и немного не о том». Однако всем критикам Козлова я непременно говорил: «Напишите лучше, чем Козлов, опровергните то, что считаете в его книгах неправдой, неточностью или искажением». После этих слов критические замечания в адрес автора, как правило, прекращались или уровень критики заметно понижался.

В этой связи еще раз хочется сказать всем, кто намерен критиковать меня за мою книгу: «Возьмите и напишите свою трактовку тех событий, которые происходили в Чирчике в середине – конце 70-х годов 20-го века». Ведь, как известно, только в споре рождается истина. А она, в свою очередь, несомненно, окажется полезной для тех, кто все-таки когда-нибудь отважится написать историю знаменитой, и я бы даже сказал, легендарной 15 отдельной бригады специального назначения. Пусть добросовестные историки по праву судят, дают надлежащие оценки и расставляют акценты. Время, как известно, все расставляет на свои места.

Исходя из всего вышесказанного, хочу еще раз повторить, что в данной книге я хотел показать, или вернее отразить лишь только то, что доподлинно знал лично, чему был свидетелем или участником. При этом еще раз хочу поблагодарить всех, кто помогал мне теми уточнениями, дополнениями и правками, сделанными моими добровольными помощниками из числа моих сослуживцев по Чирчикской отдельной бригаде специального назначения.

Мой дорогой читатель! Поверьте, мне очень жаль, что в данной книге я не смог назвать все имена и фамилии десятков моих сослуживцев офицеров, прапорщиков и солдат, людей вполне достойных и заслуженных, а также не поведал о множестве важных событий, происходивших в 15 отдельной бригаде специального назначения в период времени, который охватывает данная книга. Все, что было, и все, что помнится, написать совершенно невозможно. С одной стороны, сделать это мне не позволили рамки данной книги, а с другой, - ее концепция, которая, если сказать в общем, заключается в том, что я писал только то, чему был свидетелем или то, что считал важным. Все остальное осталось, к моему великому сожалению, за рамками книги.

Тем не менее, буду искренне рад, если мои сослуживцы по 15 бригаде спецназ, спецназовцы из других бригад специального назначения, а также обычные читатели найдут возможность поделиться со мной своими соображениями, вызванными книгой, а также воспоминаниями о происходивших в Чирчикской бригаде спецназ событиях во второй половине 1974 года – начале 1980 годов.

Честно и искренне скажу, что мне было бы очень интересно узнать о том, какие мысли пришли читателю книги по поводу прочитанного, которыми они захотели бы поделиться с автором. Кроме воспоминаний моих уважаемых читателей, интересны были бы также их идеи и пожелания, которые, если у меня хватит решимости и, как говорят в таких случаях, творческого «запала», а также соответствующего рабочего настроя и решимости, можно было бы учесть и использовать в последующем, возможно, во втором издании книги.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. После того, как я был избран на пост президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания

    Документ
    После того, как я был избран на пост президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания. Я всегда считал, что действующий политик не должен заниматься мемуарами, для этого существуют
  2. После того как я был избран на пост Президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания

    Документ
    После того как я был избран на пост Президента России, несколько крупных издательств обратились ко мне с просьбой продолжить воспоминания. Я всегда считал, что действующий политик не должен заниматься мемуарами, для этого существуют
  3. Калиниченко Александр Александрович предисловие к русскому изд анию книга

    Книга
    Книга Е. Б. Нэша «Ведущие симптомы в гомеопатии» впервые была опубликована в 1898 г. издательством Берике и Тафель и с тех пор много раз переиздавалась, оставаясь настольной книгой многих поколений гомео­патов.
  4. Как мало мы знаем о тех местах, где живём

    Документ
    Как мало мы знаем о тех местах, где живём. Нам предоставляется возможность познать то, о чём мы не знаем, и обратить внимание на то, мимо чего мы проходим ежедневно и не ценим.
  5. Как успешно пройти учебную практику (Методические рекомендации для студентов-заочников 4 курса) Кострома 2006

    Методические рекомендации
    Цель пособия – оказать практическую помощь студентам 4 курса заочного отделения при прохождении учебной практики по специальности «Педагогика и методика дошкольного образования».

Другие похожие документы..