Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Данная программа предлагается учащимся 10х-11х классов, желающим углубить свои знания в области анализа текста. Курс рассчитан на 2 года (68 часов, 1...полностью>>
'Доклад'
Степкина. Сегодня доклад делает Марк Владимирович Рац по теме: «Методология на фоне философии, науки и инженерии». С тезисами, надеюсь, все ознакомил...полностью>>
'Документ'
Цель конференции – публикация результатов экономических исследований ведущих ученых, аспирантов, докторантов, студентов вузов и ссузов; поиск решений...полностью>>
'Документ'
Настоящий Стандарт распространяется на организацию и управление работой по охране труда, пожарной безопасности, экологической безопасности, безопасно...полностью>>

Морозова Ольга Федоровна культурные детерминанты социального управления 24. 00. 01 ­­- история и теория культуры автореферат

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Крупным шагом в установлении контроля над использованием временных интервалов становится составление календарей, в которых фиксировались значимые для человека и общества сроки, и в периодизацию вносится субъективное начало, добавляется целеполагание.

Папа Григорий ХIII в 1582 году повелевает ввести более точный календарь, имеющий в качестве ориентира Солнце. Введение христианского календаря значительно изменило хрональную картину мира, и долгие века церковь держит время общества и человека под своим контролем, регулируя темп жизнедеятельности и её ритмы.

Задачи координации времени актуализируются в периоды активных социальных трансформаций. Особые усилия были предприняты в России Петром 1, началось ранее невиданное для России «сжатие» времени. Нововведением стало разделение времени религиозного и светского. Повышенное внимание к задаче контроля над временем наблюдается в период развития капиталистического производства, характеризуемого несравненно большими в сопоставлении с прошлым упорядоченностью деятельности, регулированием длительности и последовательности социокультурных процессов. Образование наций как новой исторической формы общности потребовало синхронизации деятельности социального целого и как результат – породило стремление подчинить ритмы общества единому астрономически выверенному, математически рассчитанному абстрактному времени. Для проведения измерений целенаправленно создаются образцовые меры - эталоны и специальные приборы. В качестве управленческих задач предполагается учет и контроль над часовым временем и формирование времени графического, конструируемого на основе проведенных ранее измерений с помощью часов для соотнесения одних событий и процессов с другими.

Активизируются конкретные экономические и социологические исследования в области использования времени. Понятия о бюджете времени связываются с показателями образа жизни, развития социальной системы, личности. Создаются предпосылки для целерационального использования временных интервалов, обусловленные практическими задачами, теоретически обоснованные реляционной концепцией, связывающей время с жизнедеятельностью разных социальных групп. Образование мирового рынка, нуждающегося в разделении труда и едином временном измерении, предопределило выработку гринвичского времени, что стало своеобразной «материализацией гегемонии Британской империи»1.

Прогнозирование социокультурных изменений, которое включает поиск ориентиров, способствующих активизации личностного потенциала, обязывает обратиться к исследованию времени как ценности и социальным заказом науке становится «переоткрытие времени» (И.Пригожин), которое становится возможным благодаря научно-техническому прогрессу. Ценностный аспект времени представлен в работах социологов французской школы. Э.Дюркгейм, М.Мосс, А.Убер обратили пристальное внимание на время как сумму коллективных представлений и высказали предположение, что у всех членов общества должно формироваться «временное сознание», определяющее социальные интеракции.

Темпоральные характеристики бытия человека становятся многоплановыми. Соотнесение рабочего и свободного времени представлено как показатель уровня развития общества и личности.

Наличие и рациональное использование свободного времени мыслится как условие прогресса. Время - ценность, обладание которой открывает богатые возможности. Требование усовершенствовать характеристики экономического развития вызвало к жизни тайм-менеджмент на предприятиях Ф.Тейлора. Сходные практические проблемы возникают и в Советской России. Параллельно с развитием тайм-менеджмента в Америке проводятся изыскания Центральным Институтом Труда (ЦИТ), возникает Лига «Время», которая ставит актуальную для нашей страны задачу - организовать по-новому жизнедеятельность молодой республики. Если для Тейлора время связывается только с производительностью труда, а не с биологическими и социальными процессами, то П.Керженцев (Лига «Время») и А.К.Гастев заботятся о влиянии производственных ритмов на здоровье трудящихся, стремятся преобразовать ритмы всего общества в его же интересах.

В последующем попытки реформирования времени приобретают механистический характер. Однако практика показала, что волюнтаристское отношение ко времени, когда рабочие графики различных предприятий не совпадали и - особенно, что резко бросалось в глаза - несинхронность в деятельности промышленных рабочих и колхозного крестьянства, вызвало опасность культурного раскола. Глубина «временного основания социальной жизни»2 не была, к сожалению, учтена и в период реализации лозунгов ­­­­­­­­­­­­­­­­­­­

____________________

1Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура.-М.:ГУВШЭ,2000-607с.

2Кастельс М. указ. соч.

«ускорения и перестройки», и в современных манипуляциях с переводом стрелок часов. Автор отмечает тенденцию к формированию культуры времени в России конца ХХ века. Однако, хотя приобретение навыков использования времени и признается важным, особенно деловыми людьми, субъекты управления не задаются вопросом о культурной трансформации времени общества и индивидов. Доступные же читателю исследования по тайм-менеджменту носят прикладной, рекомендательный, поучающий, а не научно обоснованный характер.

Распространение компьютерных технологий способствует возникновению новых элементов культуры времени. Некоторые исследователи склонны называть господствующую темпоральность виртуальным или вневременным временем, в котором происходит систематическая пертурбация «в порядке следования явлений», происходящих в контексте глобализации и информатизации.

Формирование культуры времени в условиях социального полихронизма предполагает синхронизацию социокультурного процесса. Она возникает не всегда стихийно, а может искусственно создаваться в интересах определенных субъектов. Количество рабочего или свободного времени, качество их использования в определенных астрономических интервалах: незанятость или перегруженность, возможность-невозможность полноценно отдохнуть - являются характеристикой социального статуса, основой социального самочувствия, удовлетворения или, напротив, недовольства.

Несинхронность в развитии стран и народов в условиях глобализации порождает проблемы в отношениях между странами-гегемонами и «отстающими» (по различным критериям) государствами, обусловливает не всегда выполнимую задачу «догнать», «ускорить». Внутри социокультурной системы наблюдается разноритмичность деятельности предприятий, особенно в сетях. Педагогов и психологов беспокоит замедление в развитии личности. Расхождения в социальной динамике проявляются в ритмах событий в центре и на периферии. В управленческой практике не учитывается сформулированный К.Иоффе парадокс одновременности, согласно которому изменения в разных подсистемах общества не могут происходить одновременно.

Таким образом, вместо культуры времени наличествует его слабая освоенность, «некультура». Экстраполируя это представление на хрональную форму бытия, мы стремимся подчеркнуть стихийность использования времени на уровнях общества и отдельных индивидов, несогласованность, или даже конфликтность «биологических часов», культурного и социального времени. Прямым следствием технологической и культурной диффузии является новая форма уничтожения времени – времени биологического. Разбалансированность хронотопа не способствует решению демографических проблем; «догоняющее», неэкономичное по затратам управление прокреационной деятельностью сочетается с волюнтаристской регуляцией периодов вступления в трудовую деятельность и выхода из неё, совершенно без учета того, что сегодня появляются новые возрастные статусы, что существуют гендерные причины модификации рабочего и свободного времени. Автор проводил самостоятельное исследование с группой инициативных студентов в пяти ВУЗах города Красноярска и выяснил, что на процесс инкультурации губительно влияет развлекательная культура, охватывая значительную часть нерабочего времени, а отсутствие адекватного отражения временной формы бытия и отсутствие навыков использования времени сказываются на становлении индивида как личности.

В результате автор приходит к выводу, что культурные трансформации содержания общественной системы невозможны без формирования культуры времени как формы бытия этой системы, что, в свою очередь, предполагает системное изменение пространственно-временного континуума общества и личности.

Глава четвертая «Трансформация пространства социальной системы как культурный процесс».

В параграфе первом «Предметное поле управления культурными трансформациями пространства социальной системы» выделяются основные направления возможного управления культурными трансформациями социального пространства и функциональную взаимосвязь культурного пространства и модификаций, происходящих в обществе.

Автор доказывает, что современная когнитивная ситуация характеризуется возрастающей актуальностью исследований в области целенаправленной культурной трансформации социального пространства, что предопределено значимостью пространственных параметров культуры (пространство культуры и определяется жизнедеятельностью человека, и определяет её) и необходимостью оптимизации практики хронотопического моделирования цивилизационной динамики. Отмечается недостаточная изученность механизмов пространственной организации культуры и её конструктивно-управленческих потенций.

На основе определения пространства культуры как мира предметов и процессов «второй природы», как историко-культурных областей и локусов обитания человека анализируются различные аспекты культурных преобразований в географическом, физическом пространстве. Представляются различия в понимании роли географического пространства при самоконструировании культуры между концептуальными построениями ученых разных стран. Отечественные мыслители (П.Н.Савицкий, Л.Н.Гумилев, Л.И.Мечников) подчеркивали взаимосвязь пространственной организации, характера территориальности, типов расселения, стандартов, норм «пространственного поведения», системы ценностей представителей различных этносов. Н.Бердяев даже говорил о «власти пространств». Некоторые философы Серебреного века полагали, что географическое

пространство детерминирует возникновение таких качеств российского менталитета как соборность, общинность. Восприятие географического пространства считается своего рода рефлексией бытия, оно возникает как форма пространственного конструирования мира человека, для которого имеет большое значение место обитания, удаленность-близость, масштаб и т.д.

Всякая объективно существующая система, в том числе и социокультурная, обладает свойствами протяженности, дискретности, координированности. Но в социокультурной системе данные свойства заданы не только природой; они также культурогенны. Поэтому пространство социокультурной системы – это не физическое пространство, оно социально сконструировано и культурно обозначено.

Как объект управленческого воздействия, ойкумена постоянно изменяется в количественном и качественном отношениях. Целенаправленная перепланировка пространственных отношений начинается на ранних этапах развития культуры и получает новые импульсы в период глобализации. Общую тенденцию можно выразить таким образом: если на заре человечества пространственной реорганизации были подвластны «отдельные очаги социальной материи», то затем границы сосуществующих культур значительно меняются и возникают новые формы пространственной политики. Реорганизация локусов особо актуальна для России, история которой связана с постоянным изменением государственного пространства. В этом отношении политика в России постоянно становилась средством достижения многих целей: обороны страны, рассеивания нежелательных социальных образований, преобразования экономики. Перед государственными деятелями периодически возникают взаимосвязанные задачи: расширение географического пространства во всех направлениях и – отсюда – поиск новых форм отношений между центром и периферией. Устойчивая иерархия ценностей и смыслов распространяющейся «по горизонтали» культуры при этом деформировалась и ослабевали системообразующие начала, выявлялась несформированность ценностной вертикали (Д.Г.Горин). Сегодня, во-первых, изменились условия вхождения страны в мировое социокультурное пространство и, во-вторых, значительно изменилось ее внутреннее культурное пространство.

Диалектика глобальности-локальности, а так же «глокальности» (Е.Н.Губанова) связана с появлением метакультуры и модификацией культурных границ. Отсутствие четких границ, подобных государственным, между культурами не означает их малой значимости. В процессе эволюции культура обозначает внешние и внутренние границы, создаются «фильтрующие мембраны» (Ю. Лотман), полосы общения и стены

разобщенности (Д.Лихачев)1. Приведенные образы позволяют автору обозначить следующий вектор возможного управляющего воздействия на культурное пространство – контактные зоны, зоны заимствований-влияний, захватов-уступок, иногда именуемые «виртуальным пространством» как производным от свойств социокультурных систем. С этой точки зрения особую значимость приобретает такая форма пространственной организации современного общества, как социальные сети. В процессе формирования сети происходит своеобразная интеграция локальных миров, основанная на «бинарной логике» различения себя и других. Принципы их формирования и функционирования отличаются большей подвижностью и адаптивнстью в сравнении с централизованными иерархическими связями и отношениями.

Особое внимание автор уделяет пространству медиакультуры и его влиянию на социализацию и самоидентификацию личности. Ее трансформации осуществляются на пересечении целенаправленных и стихийных процессов, и становление информационной сети формирует новый стандарт пространственной коммуникации, где ведущую роль играет информационная культура. Не отрицая необходимости создания упорядоченных зон информационного поля в социальной системе и применения современных технологий формирования пространства социальной системы, автор особо выделяет требование экологичности и синергии как тектологических оснований применения медиатехнологий.

Точками, фокусирующими проблемы культурной трансформации пространства, стали города. Актуальность исследований в этой области вызвана небезосновательными утверждениями, что практика градообразования сегодня не отвечает требованиям культуры, а поэтому не удовлетворяет ни потребителя, ни профессионалов-проектировщиков.

Диссертантом формулируются актуальные задачи формирования культуры городского пространства, и выделяются два направления: первое касается связи города и среды его существования и развития, второе - внутреннего пространства города, его строения и функционирования. В целом, несмотря на возрастающие возможности хронотопического моделирования цивилизационной динамики, конструктивно-управленческие потенции в отношении пространства культуры используются недостаточно.

Итак, основными направлениями в изучении возможностей управления культурной трансформацией пространственной формы бытия общества следует считать: границы культуры в географическом пространстве, границы взаимодействий историко-культурных локусов, структура пространства

____________________

1См.: Горин Д.Г. Пространство и время в динамике российской цивилизвции.-М.:ЕдигториалУРСС, 2003-280с.; Губанова Е.Н. Постмодернистская глокальность и пространство// Вопросы культурологии-2009-№2-С.4-6; Лотман Ю.М.Семиосфера.-СПб.: Искусство СПб, 2000-704с.

социокультурной системы в границах конкретного времени, пространство медиакультуры.

Второй параграф «Теория и практика социокультурной регуляции в Сибири (на примере Красноярского Края)» конкретизирует теоретические положения, изложенные в предыдущих разделах.

Красноярский край – центр Сибирского региона, поэтому в нем концентрируются многие социокультурные тенденции и противоречия. Сибирский регион периодически становился ареной драматической борьбы различных проектов интеграции. История показывает, что присоединение Сибири к российскому государству было далеко непростым и не безболезненным для населяющих ее народов, но рубеж ХХ-ХХI веков поставил задачу осмысления путей оптимизации включения Сибири как в Российское, так и в мировое социокультурное пространство. Немаловажно, что Сибирь осваивали активные пассионарии, поэтому здесь сложился особый менталитет, в котором свободолюбие и неуправляемость занимали не последнее место.

Глобальная унифицированная субкультура, которая транслирует представления о качестве жизни, уровне комфорта, эстетические формы, наталкивается на веками сложившиеся и трудно поддающиеся трансформации традиции.

В Сибири особенно заметна свойственная российскому хронотопу «пульсация» пространства и времени. Пульсация пространства связана с функциональным раздвижением его до государственного, межгосударственного и планетарного масштаба (деятельность международных экономических корпораций и движение финансовых потоков) и сужением до локальных границ. Культурные локусы Сибири развиваются несинхронно друг с другом и Российской культурой в целом. Диахронность связана с «развитием через равноразличия» и не может быть оценена только негативно. Приобщение к культуре выглядит противоречиво: иногда это происходит как возврат к национальным истокам, а стремящаяся в центр европейской цивилизации молодежь «окультуривается» через усвоение глобалистских культурных норм, воспринимая традицию как возвращение к старому. Очень остро процесс консервации коснулся, например, таких народов как ханты и манси на севере края. Имущественное расслоение и деформация системы образования на севере Красноярского края привели к тому, что не все молодые люди могут адаптироваться в городской среде и вынуждены заниматься традиционными промыслами, которые, впрочем, деградируют из-за миграции, старения населения и частичной алкоголизации.

Модернизационное переустройство Сибири имеет два центра ориентации: как на Запад, так и на Восток. В результате сибирский субэтнос стал синтезом славянских, монгольских, тунгусских этнических характеристик. В каждом регионе Сибири присутствует свое внутренне «чувство Востока», которое осмысливается как традиционное, а Западные веяния воспринимаются как осовременивание. Последствия распада СССР значительно коснулись Сибири в том плане, что сложившиеся этнические общности расслаиваются вследствие дробной диаспоризации. Ряд этнических культур ориентированы на Запад (немецкая диаспора), а иные – на буддийско-синтоистский мир (Бурятия, Алтай, некоторые народы Севера). Поэтому социокультурное пространство-время дифференцируется.

Безусловно, социально-организационное объединение должно иметь некую духовную основу. Социокультурная динамика постоянно сопровождается интенсивными поисками смысложизненных ориентиров, которые традиционно давала религия. Начиная с первых шагов освоения Сибири, заметную роль начинает играть православие как государственная религия России, которое и определило направленность социокультурной динамики. Это не означало ликвидации поликонфессиональности в пространстве Сибири, или монополизации духовного пространства. Напротив, православие проявило свою способность к сосуществованию с вероисповеданиями народов, населяющих Сибирь.

Проблемная ситуация вызвана тем, что обостряются противоречия между сакральными и «мирскими» порядками. Современные призывы к достижению материального благополучия, обогащению, к жизни «здесь и теперь», сегодня расходятся с традиционными духовными ценностями, предлагаемыми религией. Ни одна из распространенных в Сибири религий не может предложить рациональное обоснование мирского аскетизма, и это создает определенную социокультурную напряженность между слоями, которые глубоко исповедуют религию, с одной стороны, и стремящимися к мирскому комфорту – с другой.

Сибирские народы, генетически тяготеющие к буддистско-синтоистской культуре, сохранили ориентацию на синтез иррационального и рационального. Однако здесь существует латентная опасность возрождения архаичных племенных традиций, в том числе и дохристианских суеверий. Распространение в духовном пространстве Сибири православия не преодолело гетерогенности верований, а породило своего рода религиозный симбиоз.

Задачи социокультурной регуляции решаются в условиях, когда в Сибирь, хотя и с некоторым опозданием, приходят проявления молодежных субкультур: байкеров, готтов, диггеров, металлистов, панков, хиппи, фанатов и др. Для них характерно уже не стремление к соцокультурной интеграции, а, напротив, эскапистское поведение, стремление обособиться, игнорировать общепринятые образцы поведения, уйти от реальности в вымышленные «параллельные миры», в искусственно созданное культурное пространство. Это становится не только серьезным деструктивным фактором в развитии культуры, но и приводит к психологической нестабильности, неуравновешенности.

Социокультурная регуляция в Сибири затруднена неоднородностью профессиональной занятости. Здесь есть земледельческие, преимущественно скотоводческие, рыболовецкие или промысловые регионы. Это накладывает отпечаток на образ жизни и стиль поведения. Так, города не только становятся ареной взаимодействия культурных локусов, но и синтезируют городской и сельский образ жизни.

Камень преткновения многих амбициозных проектов культурной трансляции из европейского центра заключается в непонимании факта, что последовательное осуществление культурного синтеза локальных объединений невозможно без активизации механизма саморегуляции. Опираясь на теоретические положения современной социологии и культурологии, администрация краевого центра Красноярского края города Красноярска, в течение ряда лет проводит городской форум, к участию в котором приглашаются ученые и специалисты различных областей, в том числе и автор диссертации. Проект «Красноярский городской форум» - это современное мероприятие, уходящее корнями в многовековые традиции, направленное на содействие укреплению городского сообщества на основе совместного участия красноярцев различных возрастов, профессий, социальных групп в осмыслении актуальных вопросов развития столицы объединенного Красноярского края. Целью форума объявлено создание условий для  взаимодействия  власти, бизнеса и общественно-активного населения, главным результатом которого станет формирование и развитие принципов согласия и толерантности городского сообщества, совместная разработка форм, методов, механизмов и основных направлений эффективного развития города Красноярска. Это, как и предполагалось, повлекло совместную реализацию данных предложений непосредственно участниками обсуждения.

Проанализировав итоги работы городских Форумов 2005-2010 годов, автор диссертации сформулировала свои предложения, принятые к обсуждению участниками Форума 2010 года.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования.

Сделан вывод, что разрешение проблемной ситуации, вызванной потребностью в создании современной модели социального управления возможно при применении в теории и практике социального управления принципа культуроцентризма (не исключая другие), позволяющего объединить социальное и культурное измерения общественной системы. Таким образом, подтвердилась гипотеза о том, что, поскольку общество есть субстрат культуры, ключевым звеном социальных трансформаций могут стать культурные факторы. Обоснована необходимость их системного воздействие на общество, что предполагает социокультурный синтез. Именно культурологическое представление о культуре как форме бытия общества, функционирующего в пространстве и времени, позволяет изучать содержание социокультурных процессов.

Основные идеи диссертации отражены в публикациях:

Монографии:

  1. Проблемы рефлексии и методологии социального управления: монография. – М. : ИД «АТиСО», 2008 – 254 с.

  2. Социальное управление (континуальный аспект): монография. – М.: ИД «АТиСО», 2009 – 270 с.

  3. Социокультурный подход к управлению обществом: монография. – Красноярск:. Издательско-полиграфический комплекс СФУ, 2009 - 112.с.

  4. Культура - смысловая детерминанта социального управления: монография. - М.: ИД «АТиСО». 2011 –-220 с.

Статьи в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Гносеологический статус знаний о социальном управлении // Вестник Сибирского Государственного Аэрокосмического университета. вып. 3(10)- Красноярск. 2006.- С.121-126.

  2. Молодежная наука в условиях болонской конвенции// Философия образования 1(15) 2006. – С. 247-253.

  3. Управление образовательным пространством // Философия образования 4(21) 2007 – С.53-58.

  4. Менеджмент и социальное управление: рефлексивно-методологическое исследование // Труд и социальные отношения. Наука. Практика. Образование. 2008. 4(46) –С.35-42.

  5. Управление социальной сферой: вопросы философской методологии // Труд и социальные отношения. Наука. Практика. Образование. 2008. 9 (51). С. 130-138

  6. Подготовка специалистов по управлению: актуальные образовательные задачи //Современное профессиональное образование. Философский анализ теории и практики. Том ХХYIII. Новосибирск. 2008 – С.116-124(в соавт).

  7. Тайм-менеджмент в системе социального управления // Вестник ТГУ. Общенаучный журнал. № 334 (май 2010) –с. 35-40.

  8. Культуроцентризм как методология антикризисного управления экономической системой// Кризис экономической системы как фактор нестабильности современного общества. Материалы международной научно-практической конференции 26 января 2011 г. – Саратов, 2011 С. – 119-122.

  9. Менталитет и управление социокультурными трансформациями современного общества// Современные проблемы развития общества: экономика, право, философия и социология. Сб. науч. статей по итогам международной научно-практической конференции г.Волгоград, 15-16 февраля 2011г. –Волгоград, 2011-С.50-52.

Научные статьи и материалы конференций:

    1. Роль профессиональной ориентации в процессе социализации личности // Социально-экономические проблемы профориентации учащейся молодежи. Красноярск : КГПИ . 1983 – с 49-56.

    2. Планомерность и стихийность в процессе социализации индивида// Вопросы прогнозирования и планирования развития личности . Красноярск: КГПИ. 1985 с. 51-63.

    3. Социализация как способ становления индивидуального бытия в единстве его пространственно-временных форм // Актуальные проблемы общественных наук. Тезисы докладов краевой научно-практической конференции. Красноярск: КИСИ.1989 с.97-99.

    4. Социально-пространственное положение в трудовом коллективе как фактор развития индивида // Социально-экономические факторы повышения эффективности и качества трудовых коллективов в условиях перестройки и обновления социализма. Тезисы докладов региональной научно-практической конференции 14 ноября 1990 г. – Красноярск: Красноярский краевой совет НТО.1990 – 93-94.

    5. Социально-пространственные факторы формирования политической культуры студентов// Соотношение общей и политической культуры: теоретические и прикладные аспекты. Комсомольск-на Амуре. 1991 – с. 224-226.

    6. Гуманизация знания как ключевое звено обновления образования // Проблемы гуманизации и гуманитаризации в системе непрерывного образования. Тезисы докладов. Красноярск.: Управление образования администрации города Красноярска. 1996 с.3-5.

    7. К вопросу о методике научной работы (Из опыта руководства НИРС) // Проблемы фундаментального и прикладного науковедения. Материалы международной конференции по науковедению. 28-30 апреля 1998 г. – Красноярск. : КВКУРЭ ПВО, ККО МАН. 1998 - .34-37.

    8. Формирование научной картины мира (Из опыта СИБУП) // Проблемы фундаментального и прикладного науковедения. Материалы международной конференции по науковедению. 28-30 апреля 1998 г. – Красноярск. : КВКУРЭ ПВО,ККО МАН. 1998 – 58-60(в соавт).

    9. Теоретические и практические вопросы подготовки молодых ученых // Молодежь Сибири- науке России. Научно-практическая конференция студентов, аспирантов и соискателей учебных заведений Красноярского края 28 апреля 1999 – Красноярск, СИБУП, МАН – с.1-3(в соавт)

    10. Сибирский институт науковедения //Науковедение: теоретические и организационные проблемы развития. Материалы международного симпозиума. Красноярск, 22-24 сентября 1999г. - Красноярск: Красноярское отделение МАН., С.А.А. 1999 С.23-32 (в соавт).

    11. Науковедение и подготовка молодых ученых //Науковедение: теоретические и организационные проблемы развития. Материалы международного симпозиума. Красноярск, 22-24 сентября 1999г. - Красноярск: Красноярское отделение МАН., С.А.А. 1999- С. 32-42в соавт).

    12. Научная картина мира и идеал научности // Молодежь Сибири- науке России. Научно-практическая конференция студентов, аспирантов и соискателей учебных заведений Красноярского края 15 апреля 2000г. – Красноярск: СИБУП, МАН. 2000 - С.1-7 (в соавт).

    13. Профессиональная культура субъекта управления. (Теория и практика СИБУП) //Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция. –Красноярск.: СИБУП. 2002 –С.3-5.

    14. Типология социального управления и методология // Теория и история. Красноярск.2003 – С. 87-93.

    15. Чему учат управленческие революции? // Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция 22-23 декабря 2004 г. –Красноярск.: СИБУП. 2004 – 109- 114 (в соавт).

    16. Российская модель социального управления// Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция 8 декабря 2005 г. – Красноярск. СИБУП С. 61-69.

    17. Целевые программы как форма социального проектирования //Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция 8 декабря 2005 г. – Красноярск. СИБУП С.69- 75 (в соавт).

    18. Специфика управления негосударственным ВУЗом как условие конкурентноспособности его выпускников //Экономика и управление в современных условиях. Всероссийская научно-практическая конференция 8 декабря 2005 г. – Красноярск. СИБУП С.75-80( в соавт).

    19. Терроризм как глобальная проблема современности // Молодежь Сибири- науке России. Межвузовская научно-практическая конференция 13 апреля 2006 г. Сборник материалов. Ч.II.- Красноярск. Администрация города Красноярска, СИБУП. 2006 – С. 11-15 (в соавт).

    20. Теории социального управления и их методологические основания // Решетневские чтения. Материалы Х1 Международной научно-практической конференции 6-10 ноября 2007 г. Красноярск. СибГАУ. 2007 – С.410-411 (в соавт).

    21. Философия и объект социального управления // Достижения ученых Сибири- Всемирному философскому конгрессу. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Бийск. 3-7 июля 2008г. – Бийск: БГПУ. 2008 – С.133-139.

    22. Философия управления //Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Материалы III Межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей 14 мая 2008 г. – Красноярск.: Красноярский филиал АТ и СО.- С. 205-211 (в соавт).

    23. Наука о социальном управлении //Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Материалы III Межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей 14 мая 2008 г. – Красноярск.: Красноярский филиал АТ и СО.- С.222-227(в соавт).

    24. Теория и практика социального управления: история и логика //Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Материалы III Межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей 14 мая 2008 г. – Красноярск.: Красноярский филиал АТ и СО.- С. 227-236(в соавт).

    25. Культура управления //Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Материалы III Межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей 14 мая 2008 г. – Красноярск.: Красноярский филиал АТ и СО.- С. 236-242(в соавт).

    26. Философия управления: генезис и тенденции развития ( к постановке проблемы) // Актуальные проблемы философии социально-гуманитарных наук. Всероссийская научно-практическая конференция 20-28 марта 2008 г. – Ростов-на -Дону.: Южный федеральный университет, Северо-Кавказский научный центр высшей школы.- С. 113-118 (в соавт).

    27. Континуальный подход к социальному управлению // Общество в эпоху перемен: формирование новых социально-экономических отношений. Материалы международной научно-практической конференции. 17 декабря 2008г. Ч.2. – Саратов: Из-во «научная книга»- С.48-51(в соавт).

    28. Философские основания тайм-менеджмента// Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Сб. статей студентов, аспирантов и преподавателей IY-Межвузовской научно-практической конференции, посвященной 90-летию АТ и СО 13 мая 2009 г. – Красноярск. Кр. Филиал АТ и СО – С.208-212(в соавт).

    29. Тенденции формирования глобального пространства// Актуальные проблемы социально-экономического развития России. Сб. статей студентов, аспирантов и преподавателей IY-Межвузовской научно-практической конференции, посвященной 90-летию АТ и СО 13 мая 2009 г. – Красноярск. Кр. Филиал АТ и СО – С.219-222 (в соавт).

    30. Система образования в социокультурном пространстве // Всероссийская социологическая конференция «Образование и общество». Электронный ресурс. Режим доступа: /abstract_bank/1250233464.pdf. Заглавие с экрана /abstract_bank/1250233464.pdf.

    31. Содержание понятия «Социокультурная обусловленность управления» (к постановке проблемы) // IX Дридзевские чтения. Тезисы докладов. Электронный ресурс. Режим доступа: /abstract_bank_dr/1256817741.pdf. Заглавие с экрана /abstract_bank_dr/1256817741.pdf.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Рассолов Михаил Михайлович.    Проблемы теории государства и права [Текст] : учеб пособие для вузов / Рассолов Михаил Михайлович. М. Юнити : закон

    Закон
    Коркунов, Николай Михайлович. Лекции по общей теории права [Текст] / Коркунов Николай Михайлович ; Ассоциация Юрид.центр. - 2-е изд. - СПб. : Юрид.центр Пресс, 2004.
  2. Книги Чувашской Республики. 2001-2005 : ретросп библиогр указ. / составители А. Г. Сидорова, А. Б. Краснова, Ф. Г. Парамонова. Чебоксары, 2010. 383 с. Ретроспективный указатель

    Библиографический указатель
    К 53 Книги Чувашской Республики. 2001-2005 : ретросп. библиогр. указ. / составители А. Г. Сидорова, А. Б. Краснова, Ф. Г. Парамонова. – Чебоксары, 2010.
  3. Ассоциация Гимназий Санкт-Петербурга

    Документ
    Сборник, выпущенный по итогам проведения Вторых и третьих городских гимназических ученических чтений, проходивших по инициативе Ассоциации гимназий Санкт-Петербурга в 2005 и 2006 годах на базе гимназии № 622, состоит из материалов
  4. «духовно-нравственный путь развития россии»

    Документ
    Русский экономический вестник: научно-публицистический журнал. Тематический вып. №8 / Материалы VII Международных Ильинских научно-богословских чтений «Духовно-нравственный путь развития России» (27-28 апреля 2009 г.

Другие похожие документы..