Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Задача'
1. Открыть счета аналитического и синтетического учета, отразить на этих счетах хозяйственные операции (табл. 5) способом двойной записи, подсчитать ...полностью>>
'Конкурс'
методической помощи педагогам - руководителям поисковых, исследовательских и творческих работ учащихся в области культурологии, истории, искусства, кр...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Для углубленного изучения проблем правового статуса личности в образовательный процесс студентов, обучающихся по специальности «юриспруденция» была в...полностью>>
'Документ'
В последние годы очень популярной стала тема биотоплива. Вместе с тем многие специалисты не видят в этом экономической перспективы. Пожалуй, единстве...полностью>>

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (ргнф). Проект №00-06-00085а

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Акопов Г.В. Проблема сознания в психологии. Отечественная платформа. Самара: Изд-во СНЦ РАН - СамИКП, 2002. 206 с.

Печатается по решению редакционно-издательского совета
Президиума Самарского научного центра РАН

УДК 159.9.019 А 40

Акопов Г.В. ПРОБЛЕМА СОЗНАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПЛАТФОРМА Самара. Изд-во СНЦ РАН - СамИКП, 2002. 206 с.

ISBN 5-93-424-070-6

В работе осуществлен содержательный обзор отечественной психологической литературы по проблеме сознания.

В процессе последовательного структурированного рассмотрения, Сознание выводится за пределы непроизвольных ограничений частной темы в рамках общей психологии и в широкой совокупности теоретических взглядов, прикладных и эмпирических изысканий отечественных психологов различных направлений и школ постреволюционной (1917 г.) эпохи, обретает свою психологическую предметность, целостность и глубину.

Издание можно использовать также как тематически выстроенную хрестоматию (тезисов-диспозиций) по проблеме сознания в отечественной психологии.

Рекомендуется научным работникам, преподавателям, аспирантам и студентам психологических и смежных специальностей.

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Проект № 00-06-00085а.

Рецензенты:

Журавлев А.Л. - директор Института психологии РАН
доктор психологических наук, профессор

Петренко В.Ф. - член-корреспондент РАН,
доктор психологических наук,
профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

ISBN 5-93-424-070-6

©АкоповГ.В., 2002г.

О Самарский государственный педагогический университет,

факультет психологии, 2002г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

4-11

Глава 1. Проблема сознания: унитарный и междисциплинарный подходы

12-24

Глава 2. Сознание и его определения в психологии

25-52

2.1. Дефиниции сознания

25-34

2.2. Функции и свойства сознания

35-40

2.3. Структура сознания

41-52

Глава 3. Формы сознания

53-96

3.1. Типы и виды сознания

53-63

3.2. Групповое сознание

63-68

Общественное мнение, общение и становление группового сознания

68-72

Групповое сознание и психологический климат

72-76

Сознание, отношение, установка

76-80

Групповое сознание в контексте различных концепций коллектива

80-88

Диагностика группового сознания

88-92

Диагностика неслучайности групповой общности

92-96

Глава 4. Уровневая структура сознания

97-106

4.1. Уровни сознания

97-102

4.2. Сознание и рефлексия

103-106

Глава 5. Язык и сознание

107-114

Глава 6. Онтогенез сознания

115-132

Глава 7. Образование и развитие сознания

133-144

Глава8. Феномен ментальности как проблема сознания

145-159

«Ментальность» как область объединения различных наук о человеке

145-151

Историческая психология российского сознания.
Провинциальная ментальность России в прошлом и настоящем

151-159

Глава 9. Особые состояния сознания

160-164

Глава 10. Нарушения сознания

165-171

Структурный обзор исследования

172-176

Литература

177-196

ВВЕДЕНИЕ

Сознание - величайшая ценность, данная человеку без особых претензий (стремлений), специальных усилий или, тем более, благодарностей за владение этой ценностью с его стороны. В повседневной жизни человек не часто прибегает к осознанным формам сознания (рефлексия, самосознание) когда обстоятельства не подталкивают его к осмыслению и целенаправленному преодолению трудностей, препятствий, противоречий и переживаний, а, достигнув эффекта, старается тут же избавиться от просветляющей ноши (различные формы расслабления).

Сознание «человека с улицы» становится предметом научных исследований (теории когнитивного соответствия, атрибутивные теории). Но и наука регулярно и подолгу отходит от проблемы сознания или «замалчивает ее». История сознания ждет своего исследователя, однако и поверхностный взгляд обнаруживает в истории психологической науки регулярную смену периодов активного интереса к проблеме - периодами избегания или полной «потери» этой важнейшей предметной области психологии, претендовавшей когда-то на охват всей психологической проблематики.

А.Н.Леонтьев в статье «Борьба за проблему сознания в становлении советской психологии» утверждал, что «одним из важнейших достижений советской психологии, несомненно, является ее вклад в конкретно-научную разработку проблемы сознания». Более того, А.Н. Леонтьев, очевидно, соглашаясь с Л.С.Выготским, определял вопрос о природе сознания как центральный для психологии и пришел к заключению, что «главная задача, которая и объективно, и субъективно стала перед Л.С.Выготским, заключалась в том, чтобы прорваться к исследованиям сознания как собственно психологической реальности, раскрыть сознание как специфически человеческую форму психики и дать его содержательную, качественную характеристику». По мысли А.Н.Леонтьева, «сознание было открыто Л.С.Выготским для психологии как предмет конкретно-научного изучения». А.Н.Леонтьев определяет и ту конкретику в решении проблемы сознания, которую внес именно Л.С.Выготский впервые в истории психологии. Положение Л.С.Выготского о системном и смысловом строении сознания как единой его (сознания) характеристике было чрезвычайно важно теоретически, считает А.Н.Леонтьев. Оно «ликвидировало характерное=4= для прежней психологии противопоставление процессов сознания и его содержания, или объектов, - противопоставление, которое стало настоящим камнем преткновения на пути создания конкретно-психологической теории сознания». Вместе с тем, А.Н.Леонтьев считает, что «предпринятое Л.С.Выготским исследование сознания не было завершено, конкретно-психологическая теория сознания осталась недостроенной» и «цикл исследований Л.С.Выготского представляет лишь этап на пути к психологической теории сознания». (Леонтьев, 1983).

Через полвека Е.П.Велихов, В.П.Зинченко и В.А.Лекторский, обсуждая опыт междисциплинарного подхода к сознанию, констатируют, что психология в последнее десятилетие забыла о существовании проблемы сознания (Велихов, Зинченко, Лекторский, 1988).

В унисон по времени С.Д.Латушкин и В.В.Рубцов подчеркивают «фундаментальную роль сознания во всякой попытке построить психологию» и предостерегают от опасности редукции, сведения сознания к высшим психическим функциям» (Латушкин, Рубцов, 1988).

Нестабильность исследовательского отношения к проблеме сознания объясняется множеством различных причин. Немаловажное значение имеет причина, связанная с предельным характером сознания как психического явления. Эта предельность обусловлена, видимо, тем, что нет никакого другого существа, которое могло бы с внешних по отношению к человеку позиций объективно рассмотреть проблему (как это делает человек, изучая поведение и психику животных) и затем (еще более сложная задача) объяснить в формах человеческой логики и знаний. Философские изыскания здесь очень важны, но не определяют полного видения решений. Можно согласиться с заключением Р.С.Немова о том, что «в истории психологической науки сознание явилось труднейшей проблемой, которую до сих пор не удалось решить с материалистических или идеалистических позиций» (Немов, 1997).

Широкое философское решение проблемы сознания в постдогматической советской философии было дано в работе М.К.Мамардашвили и A.M.Пятигорского. Предлагаемые авторами понятия: «сфера сознания» (нечто описывается без присутствия субъекта или объекта, т.е. сознание рассматривается унитарно, в предмет изысканий не вводится ничего находящегося вне сознания), «состояние сознания», соотносимое с «работой над сознанием», т.е. конкретизация сферы со-

5

знания. Авторы саму интерпретацию сознания истолковывают как «автокоммуникацию по преимуществу»; «состояние сознания» предполагает возможность интерпретации сознанием психики как самого себя (Мамардашвили, Пятигорский, 1999).

Другая причина отказа от изучения сознания, это двойственность природы самого сознания. С одной стороны, сознание, это ничто иное, как содержание сознания. Но в силу необозримости громадного объема знаний, представлений, образов, оценок, переживаний и других образующих содержание сознания, сложности или невозможности их отчетливой классификации, определения степени их связности между собой и т.д., возникает иллюзия непредметности этой области знаний для психологии. С другой, сознание - это интегрированная совокупность процессов сознания, как правило, отождествляемых с психическими процессами и не всегда в контексте концепции Л.С.Выготского (высшие психические функции). Отсюда, редукция процессов сознания квниманию, памяти, восприятию, мышлению и т. д. и очередная утеря сознания.

Еще одна возможная причина связана с опытом инверсирования сознательного в бессознательное, предпринятым еще З.Фрейдом. Любопытно, если у Фрейдапосредством осознания облегчается работа бессознательного, то у Э.Фромма работой с бессознательным, в частности со сновидениями, облегчаются процессы осознания.

Если определять сознание как нечто противоположное бессознательному, то необходимо отметить, что фрейдовский подход не охватывает всего спектра бессознательных явлений человеческой психики, а лишь либидозное и мортидозное бессознательное. Соответственно и осознание жизнеутверждающих или деструктивных тенденций не охватывает всего спектра сознания, оставляя в стороне, в частности, явления созерцания, отмеченные О.В.Гордеевой (Гордеева, 1997). Действительно, формы, механизмы, детерминанты сознания обычно не осознаются - на это обращает особое внимание В.М. Аллахвердов {Алахвердов, 2000) - поэтому стоит ли заниматься самим сознанием, не определившись с его функционированием? В связи с этими и некоторыми другими причинами приемлем максимализм М.КМамардаш-вили: «сознание есть нечто такое, о чем мы как люди знаем все, а как ученые не знаем ничего» (Мамардщивит, 1996. С. 215). В стилистически иной формуле Н.И.Чуприковой мы находим то же самое призна-

6

ние: удовлетворительной конкретизации сущности сознания как системы наиболее общих характеристик психики человека пока не достигнуто (Чуприкова, 1999). Причем, как отмечает В.П.Зинченко, речь идет о том, чтобы найти новые пути к анализу сознания, когда подсознание и бессознательное вообще не обязательны как средство (и тем более как главная цель) в изучении сознания {Зинченко, S 991).

Разработка в начале 80-х годов методов экспериментальной психо-семантики сознания {Петренко, 1983), {Шмелев, 1983) существенно продвинула решение проблемы в этом аспекте, и это, пожалуй, единственный случай междисциплинарногоподходаврамкахпсихологии, оказавшийся весьма продуктивным и богатым как по теоретическим построениям, так и по прикладным разработкам, конкретным результатам в разнообразных сферах человеческой жизни. Достаточно отметить исследования категориальных структур индивидуального сознания методом построения субъективных семантических пространств; исследования специфики индивидуального сознания в процессе восприятия человека человеком, профессиональной и национальной обусловленности стереотипов обыденного сознания и др. {Петренко, 1983).

Однако эти исследования при всем богатстве содержания и актуальных приложений, все еще остаются частью, ракурсом, одним из аспектов значительно более широкой проблемы.

С понятием сознания в психологии связано множество важнейших категорий: личность, деятельность, общение, субъект и т.д. По мнению А.В.Брушлинского, «для человека как субъекта сознание особенно существенно, потому что именно в ходе деятельности рефлексии он формирует и развивает свои цели (которые могут быть только осознанными), т.е. цели деятельности, общения, созерцания и других видов активности» {Брушлинский, 1996. С. 20).

В этом процессе очень важна диалектика внешнего и внутреннего. По мнению В.А.Барабанщикова, субъект не отделен и не противостоит воспринимаемому миру, как кажется обыденному сознанию. С самого рождения человек погружен в этот мир и оказывается необходимым условием его существования и развития. Видоизменяя мир, действуя практически, индивид впитывает в себя открывающееся содержание, преобразуя его согласно собственным потребностям, целям и ценностям и превращая его в личное достояние- мир внутренний (Барабанщиков, 2001).

7

Теоретическое решение проблемы внешнего и внутреннего в становлении образа себя и мира как реализации сознания обсуждается в работах В.ПЛинченко (Зинченко, 1998,1999). Автор, с одной стороны, развивает и существенно дополняет взгляды А.Н.Леонтьеваи А.В.Запорожца на эту проблему, с другой - конкретизирует общее положение С.Л. Рубинштейна о сознании и действии как связи человека с миром (Рубинштейн, 1957).

Условием, формой, видом и средством связи является контакт. Контакт в форме общения рассматривается М.И. Лисиной в качестве решающего фактора становления и развития сознания, осознания, самосознания (Лысина, 1997).

ОтмечаемыеВ.И.Слободчиковым и Е.И.Исаевым объемность, многомерность, многоуровневость и полидетерминированность сознания (Слободчиков, Исаев, 1995) неизмеримо усложняют программы исследования сознания. Важность и широта проблемы сознания не только в психологии, но и в философии, и в естествознании показана в работе Е.В. Шороховой. Автор считает, что сделанного еще недостаточно, чтобы уяснить до конца природу этого многогранного явления (Шоро-хова, 1961). Через сорок с лишним лет можно вновь согласиться с этой оценкой. Вместе с тем, нужно согласиться и с Е.И.Велиховым, В.П.Зин-ченко и В.А.Лекторским, что наука не откажется от изучения сознания, «каким бы неуловимым и загадочным оно ни казалось».

Решение загадки сознания В.М.Аллахвердов связывает с решением следующих проблем:

- природа самоочевидности или непосредственная данность сознания;

- однозначность и непротиворечивость понимания происходящего;

- причины осознания одних явлений действительности и неосознания других; связь осознанного и неосознанного;

- порождение смыслов и значений и проблема адекватности сознания;

- природа ограничений на возможности сознания по переработке информации;

- свобода выбора и детерминированность поведения (Аллахвер-дов, 2000. С. 245).

Этот перечень можно дополнить проблемой произвольности психических актов (мыслей, действий, переживаний), сохраняя избранный В.М.Аллахвердовым ракурс изучения явлений «чистого» созна-

8

ния, т.е. сознания вне его связи с биологическими или социальными детерминациями (в первом случае рассматриваются биологические предпосылки сознания, в качестве которых, согласно Н.А, Шустину (Шустин, 1966), могутвыступать произвольные реакции у животных в форме высокодифференцированных приспособительных реакций или сложных двигательных условных рефлексов).

Истоками произвольного акта, по А.Р.Лурия, в соответствии с культурно-историческими взглядами Л.С.Выготского, является общение ребенка со взрослым, причем «ребенок сначала должен подчиниться речевой инструкции взрослого, чтобы на последующих этапах развития оказаться в состоянии превратить эту «интерпсихологическую» деятельность в собственный, внутренний «интрапсихологический» процесс саморегуляции (Лурия, 1979. С. 118).

Различные языки описания в традиционных для отечественной психологии изысканиях по проблеме сознания существенно обедняют или вовсе ликвидируют предметную специфику исследования сознания. Понимая эту сложность как никто другой, Б.Г.Ананьев (Ананьев, 1968) в значительной мерерасширял предметную область психологии до пределов человекознания.

Несомненной заслугой В.МАллахвердова является открытая позиция, т.е. сознательный отход от установок междисциплинаризма и последовательное рассмотрение сознания как самоценного и самостоятельно функционирующего психического явления (унитаризм). Несомненно, что здесь могут быть и временные потери. Не случайно, что в весьма объемной работе В.М.Аллахвердов а не рассматриваются явления нарушений сознания (стык с медицинской психиатрией), в то время как «использование богатства психопатологических расстройств существенно обогащает возможности встречи исследователя с явлениями сознания во всем их многообразии» {Ушаков, 1996).

В развиваемой В.М.Аллахвердовым «психологике» как новой форме или конструкции научных психологических знаний возможен подход не только вширь, связанный с умножением числа проблем сознания и, соответственно, их решений, но и традиционный для науки подход, связанный с группировкой и обобщением, т.е. с уменьшением числа сущностей. В качестве таких сущностей, определяющих и объясняющих все множество проблем сознания, можно принять явления контакта и свободы, имманентные самой сути сознания человека. Темы

9

контакта и свободы явно, а чаще неявно, присутствуют во всех серьезных изысканиях по проблематике сознания. Так, в одном из самых глубоких исследований по этой проблеме находим такое проявление функции контакта, как свойство узости, ограниченности, неразвитости, несовершенства сознания в случае нарушения открытости сознания к различным мирам, мирам эмоций, воображения, идей, практической деятельности {Зинченко, 1991). Логика завершающей части этого высказывания становится вполне ясной с у четом того, что «свобода человеческой деятельности проявляется также в овладении человеком собственными чувствами, потребностями, желаниями -в господстве человека над самим собой» (Шорохова, 1961. С. 340).

Систему «психологики» В.М.Аллахвердова можно считать первым опытом такого рода, если исключить опыт логико-психологического подхода В.А.Петровского в научной разработке проблем психологии личности (В.А.Петровский, 1996).

Категорию свободы в психологическом контексте исследует Е.И.Кузьмина. Автор усматривает «психологическую окраску» философских трактовок категории «свободы» в следующих определениях:

- свобода как рефлексия;

- свобода как независимость от эмоций;

- свобода как результат преодоления границ в мысленном плане или реальном действии;

- свобода как результат осуществления свободного выбора;

- свобода как чувство свободы, как ценность (Е.Й.Кузъмина, 1994. С. 12).

Определяя психологический смысл категории «свобода», Е.И.Кузьмина объединяет чувственную, рациональную и действенную стороны (Том Dice. С, 6), не фиксируя перечисленных атрибутов свободы как сущностной характеристики сознания.

Данная характеристика, а также другая сущностная характеристика сознания - характеристика контакта, прослеживаются как имплицитно присутствующие в тех или иных структурных построениях сознания, в различных типологиях сознания и в других контекстах изучения сознания.

Само обсуждение проблемы сознания, на наш взгляд, дает возможность выявить в системе «научного бессознательного» новые значения и смыслы. Такое обсуждение позволяет также придти к выводу, что хотя и в прошлом, советская, и ныне российская психология, отра-

10

жая географический критерий неоднородности,характеризуется различными направлениями и школами-Б.ГАнаньева, А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна, В.С.Мерлина и др., тем не менее, имеет также определенный сущностный признак, по которому можно объединить эти направления, школы, теории в системную целостность и одновременно отдифференцировать от бихевиоризма, психоанализа, гешталь-тизма и др., исторически вызревших и продолжающих развиваться психологических платформ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Президенте Российской Федерации» (рагс) при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (ргнф) проведена работа по проекту «Ресурсный подход к оценке управленческого персонала» под руководство

    Руководство
    В 2009 году в Федеральном государственном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (РАГС) при поддержке Российского гуманитарного научного фонда
  2. Научные исследования в области медиаобразования в области медиаобразования в России (1960-2008)* по материалам собрания авторефератов диссертаций на сайте электронной научной библиотеки «Медиаобразование»

    Автореферат
    * Данная статья написана при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, проект № 08-06-12103в «Подготовка и создание электронной научной библиотеки «Медиаобразование».
  3. Источник: Гайденко П. П. Научная рациональность и философский разум. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 528 с

    Реферат
    В последние десятилетия философы, социологи, науковеды все активнее обсуждают проблему рациональности; в философии науки она стала одной из самых актуальных.
  4. Основной конкурс 2011 года Российский гуманитарный научный фонд (ргнф) объявляет конкурсы научных проектов 2011 г по следующим областям знаний гуманитарных наук: (01) история; археология; этнография

    Конкурс
    В конкурсах могут принимать участие проекты российских ученых, постоянно проживающих и работающих на территории Российской Федерации. К конкурсам допускаются заявки всех ученых (независимо от их возраста, ученого звания, ученой степени
  5. Российская Академия Наук Институт философии Центр изучения социокультурных изменений Социокультурный портрет региона Типовая программа

    Программа
    В сборнике представлены материалы первой российской конференции, посвященной реализации программы «Социокультурная эволюция регионов России». В конференции приняли участие специалисты, представлявшие 19 субъектов РФ.

Другие похожие документы..