Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
1. внеурочная (кружковая и факультативная) работа в кабинете информатики уже давно ведется в этом направлении. Это и разработка школьниками поздравит...полностью>>
'Пояснительная записка'
Элективный курс “ За страницами учебника истории России XX века ” предназначен для учащихся 9-х классов, изучающих историю на базовом уровне. Програм...полностью>>
'Программа-минимум'
Экзамен кандидатского минимума по специальности 13.00.02 –Теория и методика обучения и воспитания (география) является традиционной формой аттестации ...полностью>>
'Документ'
Об установлении периода применения зимних надбавок к норме расхода автомобильного топлива для автотранспорта муниципальных учреждений муниципального о...полностью>>

Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:




Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под ред. проф. В. И. Кузищина. — СПб.: Алетейя 2002.— 303 с. ISBN 5-89329-497-1

Печатается по постановлению

редакционно-издательского совета

Московского Университета

Рецензент:

кандидат исторических наук С. С. Соловьева, доцент кафедры истории древнего мира исторического факультета МГУ

Пособие посвящено изучению историографии древней истории и культуры таких обширных регионов, как древний Иран, Средняя Азия, Индия и Китай, которые в древности охватывали весь Ближ­ний, Средний и Дальний Восток. Авторы соответствующих глав — известные ученые, ведущие специалисты отечественной науки, опыт­ные преподаватели.

Для преподавателей и студентов исторических факультетов Рос­сийской Федерации, в учебных планах которых предусмотрена дис­циплина « историография всеобщей истории », а также для препода­вателей лицеев разного профиля, учителей гимназий и средних школ.

© Издательство «Алетейя» (СПб.), 2002 г. © А. А. Вигасин, М. А. Дандамаев, В. И. Кузищин, С. И. Кучера, 2002 г.

ВВЕДЕНИЕ:

предмет, источники, периодизация древневосточной историографии

Термин «историография» состоит из двух греческих слов: «история» и «графе» («пишу») и буквально означает «описание исторических собы­тий», т. е. собственно понятие «история». Однако в настоящее время под историографией понимается не изложение исторических событий, напри­мер в шумерийских государствах III тыс. до н. э. или египетском государ­стве III—II тыс. до н. э., а толкование этих событий в современной науке, т. е. историческая современная мысль. Если собственно история тех или иных стран Древнего Востока стремится адекватно «воссоздать» обще­ство, государственность и культуру, как они были в далекой действитель­ности, то историография Древнего Востока исследует, как изучалась история этих стран.

Историография — одна из частей современной исторической науки как большого целого, состоящей из нескольких самостоятельных дисцип­лин, которые, являясь ее органическими частями, вместе с тем имеют свою специфику и занимают автономное место, например: источникове­дение, археология, этнография и др. Известная самостоятельность этих исторических дисциплин определяется наличием своего предмета, осо­бых приемов исследования, набором специфических источников.

Конечно, выделение автономных исторических дисциплин внутри боль­шой системы науки не исключает их тесную взаимосвязь. Нельзя, напри­мер, представить состояние историографии в тот или иной период вне связи с исследованием реального исторического процесса, так же как не­возможно понять состояние исторической мысли без рассмотрения ис-точниковой базы и источниковедения. Расширение или открытие новых категорий источников, более глубокое исследование имеющегося корпу­са источников, совершенствование методов источникового анализа, в част­ности использование технических и естественнонаучных методов иссле­дования, есть одно из проявлений исторической мысли данной эпохи и непосредственно составляет предмет историографии как таковой.

Историография истории Древнего Востока является частью мировой историографии как особой научной дисциплины, и ее становление и разви-

Историография истории Древнего Востока

Введение

тие наряду с различными характеристиками определяются также и со­вершенствованием методов исследования в других разделах истории. Так, на формирование древневосточной историографии большое влияние ока­зала историография античной истории, которая интенсивно развивалась в Европе со времени Возрождения и к середине XIX в. выработала совер­шенные для своего времени методы исследования, довела европейскую историческую мысль до зрелости, что было использовано и успешно при­менялось исследователями других разделов мировой истории, в том чис­ле истории стран Древнего Востока. Вместе с тем методы исследования сложного и фрагментарного корпуса древневосточных источников, бога­той и своеобразной истории Древнего Востока не могли не обогащать и другие ветви мировой историографии, например антиковедение.

Одной из важнейших особенностей историографии Древнего Востока является ее органическое объединение с филологическими штудиями. Так, до настоящего времени является популярным и широко использует­ся термин «востоковедение», значение которого указывает на единство истории, филологии, включая литературу, языкознание, культурологию и религиоведение, причем степень такого единства в востоковедении бо­лее органична, чем даже в антиковедении. Это единство объясняется, с од­ной стороны, особенностями корпуса источников по истории стран Вос­тока, преобладанием среди них литературных и религиозных текстов, а с другой — необходимостью проведения дешифровок и трудоемкого ком­ментария забытых систем древневосточной письменности, которые по­требовали гигантского объема работы именно языковедов и филологов. Большой удельный вес лингвистических штудий, неясность смысла мно­гих ключевых текстов, высокая вероятность новых интерпретаций клю­чевых понятий древневосточной истории, таких как «община», «рабство», «деспотия» и др., в целом придают историографии народов Древнего Вос­тока особенно дискутабельный, незаконченный, текучий характер по срав­нению с историографией, например, греческих полисов или римского об­щества.

Особенностью исторических штудий по истории Древнего Востока является наличие двух направлений ее развития: существование евро­пейской и «местных» школ. Особенно это касается истории таких стран, как Индия и Китай, где изучение древнейших периодов истории и культу­ры занимало немаловажное место в общей системе их культур. Возник­новение европейской историографии Древнего Востока определялось мно­гими причинами, в том числе и той, которая была связана с потребностями колониальной администрации со всеми вытекающими отсюда последстви­ями. Европейская историческая наука привнесла в изучение стран Древ-

него Востока сложившиеся традиции и методы исторического анализа. История стран Древнего Востока исследовалась через ту систему поня­тий и представлений, которые были выведены из изучения собственно античной и европейской истории («рабство», «феодализм», «капитализм», «республика», «монархия», «империя» и др.). Вся эта система фундамен­тальных понятий была перенесена и на изучение восточной, в том числе и древневосточной, истории.

Научный европоцентризм усваивался и кадрами местных нацио­нальных историков (египетскими, индийскими, китайскими), поскольку многие из них проходили обучение в европейских или американских уни­верситетах и воспитывались в традициях европейской историографии. Однако национальная историография об истории своей страны — Пер­сии, Индии, Китая или Японии, — имела и свою специфику, свои тради­ции и подходы, свое понимание многих ключевых сторон национальной истории, и со второй половины XX в. ее можно рассматривать как одно из влиятельных направлений мировой историографии истории Древнего Востока.

Одной из ключевых особенностей историографии мировой истории, ее отдельных периодов или отдельных регионов, в том числе и обширного региона Древнего Востока, является ее прямая зависимость от господ­ствующих в обществе философских и социологических концепций. Так, например, влияние философских идей Гегеля предопределило особый подход многих историков XIX в. к интерпретации материала и объясне­ния исторического процесса. Особенно сильное воздействие философской концепции на общий характер историографии XX в. можно видеть на при­мере советской историографии, которая формировалась на основе исто­рического материализма и которой советская наука обязана как своими сильными, так и слабыми сторонами. Конечно, неправомерно сводить всю историографию того или иного периода к подчинению какой-то одной философской концепции. Скорее, можно говорить о своего рода философ­ском плюрализме, воздействии нескольких теорий (философских, напри­мер, если говорить о современной эпохе: интуитивизма, экзистенциализ­ма, неопозитивизма, историософии Тойнби, марксизма), которых придер­живаются отдельные исследователи, отдельные научные школы или даже целые национальные историографии (например, расистская историогра­фия в фашистской Германии 30-40-х годов). Во всяком случае, историо­графия как историческая дисциплина в большей степени зависит от гос­подствующих философских концепций, чем другие исторические дисцип­лины, такие как источниковедение, археология и др., хотя идеологические концепции оказывают свое влияние и на них.

Историография истории Древнего Востока

Введение

Как особая историческая дисциплина историография имеет специ­фический набор источников. Основой основ историографических шту­дий являются труды, собственно описывающие исторический процесс, исследующие экономическую, социальную, политическую, культурную и религиозную историю тех или иных конкретных стран, в частности Древ­него Востока. Однако наряду с этими главными источниками совершен­но необходимыми являются произведения наиболее влиятельных фи­лософов, концепции которых определяют направление исследования ис­торического процесса отдельных ученых или научных школ (Г. Гегель, К. Маркс, М. Вебер, Арн. Тойнби и др.).

При историографических разысканиях важными являются архивные материалы, касающиеся жизни и деятельности тех или иных историков, особенно наиболее крупных из них, таких как Ф. Шампольон, Эд. Мейер, Дж. Брестед, Б. А. Тураев, Г. Винклер и др. Ведь развитие исторической науки, возрастание качества исторического познания — это не безлич­ностный процесс, в нем участвуют наиболее выдающиеся исследовате­ли, которые как представители своей эпохи наиболее адекватно выража­ют ее общественно-культурную систему, формирующую творческие по­тенции данного исследователя.

Состояние и характер историографических исследований во многом зависят от объема исторических источников и состояния источниковеде­ния как науки в целом. Так, например, преобладание источников религи­озного содержания и официальной литературы, филологических и линг­вистических методов исследования обусловили интенсивный интерес к проблемам культурной и религиозной истории, отодвинули в тень изу­чение социально-экономических отношений и сделали именно эту область исторического знания о Древнем Востоке особенно дискуссионной. Одним из последних примеров воздействия новой интерпретации источников на направление исторических исследований является переосмысление кор­пуса данных об индоевропейской проблеме, предложенное В. В. Ивано­вым и Т. Гамкрелидзе, которое должно привести к переработке многих выводов ближневосточной истории IV—II тыс. до н. э.

Развитие историографии Древнего Востока в полной мере началось с начала XIX в. и было связано с дешифровкой древнеегипетской иерогли-фики, вавилонской клинописи и блестящих археологических открытий памятников древнеегипетской и месопотамской культуры. С начала XIX в. и до настоящего времени продолжается накопление самых разнообраз­ных материалов, дешифрованы другие системы письменности, проком­ментированы и установлены тексты большей части сложных письменных материалов, изданы многотомные корпусы разнообразных категорий ис-

точников, исследуются различные стороны древневосточных обществ. За два столетия историография истории Древнего Востока проделала стре­мительный путь развития от случайного набора обрывочных фактов до особой научной дисциплины, которая мало уступает историографии ан­тичности, византиноведению, медиевистике и многим другим разделам мировой историографии.

Процесс развития историографии Древнего Востока прошел несколь­ко этапов, каждый из которых характеризуется своими особенностями и чертами. Эти особенности определяются общим уровнем мировой исто­рической науки и общественной мысли, объемом имеющихся источников и состоянием источниковедения, наличием исследовательских кадров и главными задачами в развитии данной отрасли исторической науки в каж­дый период.

Первый этап древневосточной историографии охватывает время с начала XIX в. до 80-х годов XIX в. Он характеризуется первыми шагами древневосточной историографии, первыми подходами к изучению древ­невосточных обществ. Для истории Древней Индии он связан с деятель­ностью У. Джонса и Ф. Боппа, которые обосновывали гипотезу родства санскрита и древнеперсидского с греческим и латинским языками, изда­нием и переводом на европейские языки многих памятников древнеин­дийской литературы, в том числе и древнейшей — ведийской. С 20-х го­дов XIX в., после первых опытов Ф. Шампольона началась дешифровка древнеегипетской иероглифики, а затем и вавилонской клинописи, в ре­зультате раскопок были обнаружены многие города, поселения и храмы, особенно в долине Нила и в Месопотамии, найдено большое количество письменных материалов, ставших предметом специальных исследований. Первый период был временем накопления фактического материала, ко­гда перед изумленной Европой начали открываться контуры блестящих древневосточных цивилизаций, и прежде всего древнеегипетской, древ­невавилонской (и ассирийской)и древнеиндийской.

Второй этап в науке о древневосточной истории продолжался с 80-х го­дов XIX в. до начала Первой мировой войны. Это один из самых плодо­творных, классических периодов в формировании древневосточной исто­риографии. Он характеризуется целым рядом особенностей, и прежде все­го огромным интересом европейского общества и европейских государств к изучению древневосточной истории. Объясняется это не в последнюю очередь тем, что именно в это время произошло основание главных коло­ниальных империй: Британской, Французской и Германской, правитель­ства которых считали своим долгом для нужд колониальной администра­ции знать обычаи, традиции, историю, в том числе и древнейшую, и прош­лую цивилизацию народов Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

10

Историография истории Древнего Востока

Введение

11

Правительства Англии, Франции и Германии, а затем и США стали выде­лять на раскопки и научную разработку истории стран Востока значитель­ные финансовые и материальные средства. В области древневосточной историографии появилась целая плеяда выдающихся ученых: Г. Маспе-ро, Эд. Мейер, Ф. Питри, Б. А. Тураев, Г. Винклер, де Морган, Л. Вулли, Дж. Маршалл, В. Смит, А. Масперо и др. Изучение и подготовка кадров в европейских университетах в области древней истории Востока стала за­нимать все более заметное место. В сфере собственно научной разработ­ки древневосточной истории в данный период получили развитие новые, более зрелые методы исследования, в частности, были сформулированы главные принципы научных изданий, предполагавшие использование все­го арсенала источниковедческих приемов, накопленных мировым источ­никоведением в области антиковедения, медиевистики, создание своих собственных методов исследования. В данный период были установле­ны, прочитаны и научно прокомментированы практически все известные к тому времени тексты, а их издания приняли классический характер в виде собрания многотомных корпусов, изучение которых позволяло опти­мальным образом использовать данные категории источников.

Еще одной особенностью древневосточной историографии этого пе­риода стало внедрение более совершенной методики археологического обследования на обширных площадях, тщательной обработки и хранения добытого материала, интерес не только к монументальным постройкам, произведениям высокого искусства или письменным памятникам, но и к изучению рядового материала.

В Берлине, Лондоне и других городах Европы, в Каире, в Лувре и Эр­митаже появляются роскошные коллекции восточных древностей, кото­рые тщательно изучаются.

На основе богатой источниковой базы, совершенствования источни­коведческих методов, освоения специалистами философских концепций, главным образом позитивизма, создаются выдающиеся исследования соб­ственно исторических сюжетов, и прежде всего религиозно-культурных и политических. В мировой литературе появляются такие фундаменталь­ные работы, как «История народов классического Востока» Г. Масперо, т. 1-Ш (1895-1899), «История древности» Эд. Мейера, т. I-V (1884-1910), «История Древнего Востока» Б. А. Тураева, т. I—II (1912-1913), а также сводные труды по отдельным регионам Древнего Востока —«История Егип­та с древнейших времен» Флиндерса Питри, т. I—III (1894—1905), «Исто­рия Египта» Д. Брэстеда, т. I—II (1905) и его же «Памятники Древнего Египта», т. I-V (1906-1907), «Вавилонская культура в ее отношении к культурному развитию человечества» Л. Кинга (1903), «История Шуме­ра и Аккада» Г. Винклера (1916), его же «История Вавилонии» (1915), «Ранняя история Индии» В. Смита (1904) и его же «Буддийская Индия»

(1903). В этих трудах разрабатывается собственно история древневос­точных государств, закладываются основы событийной, фактологической и концептуальной истории.

Третий этап древневосточной историографии охватывал межвоен­ный период, с конца 10-х до конца 30-х годов XX в. В это время произо­шло существенное изменение в мировой исторической науке и в обществен­ной мысли. Оно выразилось в расколе ранее более или менее единого ис­ториографического потока. Появилось несколько различных направлений, занимавшихся исследованием древнейших стран с разных позиций: тра­диционная историография, которая продолжала обогащать наследие прош­лого довоенного периода; марксистское направление, сформировавшее­ся в Советском Союзе, и расистская историография, на позициях кото­рой стояли многие германские и итальянские специалисты.

Противоборство этих направлений сопровождалось ожесточенной, в значительной степени политизированной полемикой, а борющиеся сто­роны зачастую стремились не столько к выяснению объективной исти­ны, сколько к созданию из своих научных противников образов идеологи­ческих и политических врагов. Менее политизированным и потому более плодотворным для научного исследования оказалось традиционное на­правление, продолжавшее лучшие традиции предшествующей историо­графии. Широкомасштабные раскопки на больших площадях привели к открытию новых цивилизаций, были найдены новые материалы, напри­мер по истории таких крупных государственных образований, как Хетт­ская империя, государство Урарту, древнейшая государственность Егип­та (IV—III тыс. до н. э.) и Месопотамии (раскопки Л. Вулли). В Индии была открыта древнейшая цивилизация с центрами в Мохенджо Даро и Хараппа. Резко возросло общее количество самых различных категорий источников, включая дешифровки многих текстов, ранее плохо поддавав­шихся пониманию (например, древнешумерийских). Важной особенно­стью традиционной школы древневосточной историографии стало пере­осмысление роли древневосточных культур в свете концепции мировых цивилизаций, которая в общей форме была высказана О. Шпенглером в его книге «Закат Европы» (1922), а затем развернута в научную теорию Арн. Тойнби («Исследования истории», т. I—XII; до войны вышло четыре тома). Согласно этой теории, Древний Восток признавался регионом, в ко­тором сформировались и прошли сложный и самостоятельный путь не­сколько независимых цивилизаций: древнеегипетская, вавилонская, иудей­ская, иранская, индийская, дальневосточная и др. Принципиальным поло­жением теории Тойнби был тезис о равноправии всех древневосточных и западных цивилизаций. Тем самым был нанесен удар по концепции, со вре­мен Гегеля утверждавшей существование глубоких противоречий между

12

Историография истории Древнего Востока

Введение

13

Западом и Востоком, извечного превосходства Запада над Востоком. Бес­спорно, появление теории Тойнби объяснялось глубоким кризисом коло­ниальной системы, ростом национального сознания и освободительного движения в колониальных странах Азии, Африки и Латинской Америки. Рост национального сознания способствовал пробуждению огромного интереса к национальной истории и ее истокам, способствовал появле­нию, правда пока еще немногочисленных, кадров национальных истори­ков. Однако большая часть национальных историков, будь то египтяне, индийцы или китайцы, как правило, были учениками европейских специа­листов, получали подготовку в европейских университетах и работали в русле европейской исторической школы. Традиции национальных исто­риографии только начинали складываться.

Четвертый этап. Опустошительная Вторая мировая война прерва­ла научные исследования в области истории Древнего Востока. С ее окон­чанием произошли крупные изменения в мире и, в частности, в развитии общественных наук, в том числе и в исторической науке. Разгром фашиз­ма и его расистской идеологии, чудовищные разрушения опустошитель­ной бойни в истории человечества способствовали проникновению и утверждению в общественном сознании выстраданных мировой истори­ей идей мира и гуманизма, безвоенного, основанного на уважении чело­веческих прав всех людей мира. Рухнула мировая колониальная система, возникли самостоятельные суверенные государственные образования многих, ранее порабощенных народов Азии, Африки, Латинской Амери­ки, произошел мощный взрыв национального сознания. Все это не могло не повлиять на культурное и духовное развитие новых наций и их циви­лизаций. Пробудившиеся к самостоятельной государственности и куль­турному творчеству народы стран Азии, Африки, Латинской Америки в целом сохраняли лояльные отношения со своими бывшими метрополия­ми и их культурами, хотя дело не обходилось без локальных конфликтов, междоусобиц, а в идеологической сфере — эксцессов желтого, черного или другого расизма.

Важным фактором общественного развития после войны явилось со­здание мировой социалистической системы во главе с Советским Союзом, в рамках которой в качестве господствующей идеологии утвердился марк­сизм-ленинизм в его догматической сталинской редакции. Развитие об­щественной мысли, исторической науки в целом и истории Древнего Вос­тока, в частности в социалистических странах Европы и Азии (в Китае, Вьетнаме), происходило на основе материалистической концепции миро­вой истории, а история стран Древнего Востока понималась как история единой рабовладельческой общественно-экономической формации.

Рост национального сознания, глубокий интерес к истокам своей на­циональной истории во многих странах Востока активизировали научные изыскания в целом, которые никогда не прекращала европейская (вклю­чая США) наука. Это приводило к новым грандиозным раскопкам и блес­тящим открытиям, к мастерскому изданию многих письменных памятни­ков и появлению многочисленных конкретно-исторических исследований по самым различным аспектам исторического процесса древневосточных стран. Конкретные данные об этом будут приведены в соответствующих главах книги. Здесь же отметим лишь несколько новых особенностей в состоянии мировой историографии Древнего Востока: отказ от односто­ронности в подходе к историческому процессу разных стран, интерес миро­вой науки к разным его сторонам, в частности к социально-экономическим отношениям, которые теперь не только в марксистской историографии признаются в качестве важных компонентов исторического процесса на­ряду с политическими отношениями, сферой культуры и религии. Важ­ным направлением историографических штудий стал повышенный инте­рес к доисторическим или протоисторическим корням древневосточных цивилизаций, вызванный блестящими археологическими открытиями в Малой Азии и Северной Месопотамии, Китае и Индокитае. Благодаря этому появилась возможность исследовать длительные периоды их исто­рического развития, воссоздать его процесс.

Большое значение в науке приобрело изучение контактов и взаимо­влияния древневосточных и античной цивилизаций и тесно связанный с этим вопрос об историческом наследии народов Древнего Востока в ис­тории мировой цивилизации.

Характерной особенностью развития мировой науки стало укрепле­ние национальных школ (в Китае, Японии, Вьетнаме, Индии и др.) в ис­следовании древнейших периодов своей истории, осмысление опыта ев­ропейской науки о Древнем Востоке, изучение национальных культур­ных традиций.

Развитие научной мысли в послевоенный период, причем как в евро­пейской науке, так и в национальных школах (например, Индии, Китае), открывшее глубокое своеобразие общества и культур Древнего Востока и их отличия от европейских обществ и культур, порождало неудовле­творенность состоянием научного понимания многих сторон древневос­точной цивилизации в рамках понятий, которые сложились в европей­ской науке под влиянием исследований античной и европейской истории («рабство», «феодализм», «капитализм», «республика», «гражданство») и зачастую переносятся на аналогичные явления древневосточных обществ без логической критики. Эта неудовлетворенность научным европоцент­ризмом в 60-х годах вызвала оживленную дискуссию об азиатском способе

14

Историография истории Древнего Востока

производства. Вспыхнувшая в кругах марксистских или близких к марк­сизму ученых, она, по существу, отражала общее состояние мировой ис­ториографии о Древнем Востоке, включая и традиционное направление. Эта дискуссия, на первый взгляд не приведшая к каким-то конкретным историческим выводам, сыграла роль важного рубежа в развитии всей мировой науки о Древнем Востоке. Она подвела своеобразный итог пред­шествующего, четвертого, этапа историографии и положила начало но­вому современному периоду ее развития, причем и для марксистской, и для традиционной историографии. Эта дискуссия закрепила положение о глубоком своеобразии древневосточного общества и древневосточной цивилизации по сравнению с античной, а восточный путь развития (вклю­чая Африку и Латинскую Америку) определила как специфичный по от­ношению к европейскому, тем самым преодолев если не окончательно, то весьма существенно тот научный европоцентризм, о котором говорил в свое время Н. И. Конрад. Для традиционной историографии эта дискуссия при­вела к существенному пересмотру теории цивилизаций Арн. Тойнби и выходу на новые теоретические рубежи, которые можно определить как рубежи теоретического плюрализма.

Итоги этой дискуссии привели к отказу от догматов теории обществен­но-экономических формаций, в частности теории рабовладельческой фор­мации. В настоящее время получает распространение концепция множе­ственности путей развития цивилизации и классовых обществ Древнего Востока и происходит известное сближение теоретических позиций со­временных подходов и традиционной прогрессивной историографии. Это сближение, бесспорно, способствует процессу познания сложной и во многом до сих пор загадочной цивилизации древневосточных народов и обогащению современного этапа развития мировой историографии новы­ми истинами в познании Древнего Востока.

В современной историографии истории Древнего Востока все боль­шее признание и проявление получают гуманистические и либеральные тенденции в изучении древневосточной цивилизации, понимание ее не просто как чего-то абстрактного и нейтрального по отношению к после­дующему историческому процессу, а как одной из важных основ совре­менной мировой цивилизации в целом, а не только отдельных, тех или иных, современных восточных культур.

Глава I



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Л е. Гринин теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности до середины XIX века лекция (4)

    Лекция
    Вводные замечания. До того, как возникла историография с собственной методологией, и тем более философия и теория истории, историческая мысль прошла длительный путь.
  2. Л е. Гринин теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности до середины XIX века лекция (7)

    Лекция
    Вводные замечания. До того, как возникла историография с собственной методологией, и тем более философия и теория истории, историческая мысль прошла длительный путь.
  3. Программа дисциплины История Китая (древний период) для направления 032100. 62  

    Программа дисциплины
    Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики"
  4. Л е. Гринин теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности до середины XIX века лекция (6)

    Лекция
    Вводные замечания. До того, как возникла историография с собственной методологией, и тем более философия и теория истории, историческая мысль прошла длительный путь.
  5. Л е. Гринин теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности до середины XIX века лекция (1)

    Лекция
    Связь с античностью и радикальный перелом. Раннехристианская теология истории и всемирная история родились как особое направление античной историографии и философии.

Другие похожие документы..