Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Галузь «Технології» в інтеграції з іншими освітніми галузями є базовою для успішного оволодіння молоді практичними навичками користування сучасними і...полностью>>
'Реферат'
Слово инновация происходит от латинского in — в и novus — новое и в переводе означает «обновление, новинка, изменение». Инновация — это содержание и ...полностью>>
'Лекция'
Сензитивными периодами называют периоды особой восприимчивости детей к тем или иным способам, видам деятельности; к способам эмоционального реагирова...полностью>>
'Рабочая программа'
Курс химии для нехимических специальностей вуза принадлежит к числу общенаучных учебных дисциплин и является важной составляющей в естественнонаучной...полностью>>

«Слова о Полку Игореве» (2)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Казанский государственный университет

Центр евразийских и международных исследований

Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ

Институт развития образования

Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет

Воронцов В.А.

«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

В СВЕТЕ

ПОДЛИННОГО ИСТОРИЗМА

Казань

Intelpress +

2009

УДК 94(367)

ББК 83(2)

В 75

Серия: Мир Символики

Рецензенты: доктор филологических наук, профессор, академик АН РТ Закиев М. З., доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент АН РТ Ф. Ш. Хузин, доктор экономических наук, кандидат педагогических наук, профессор Р. Ф. Шайхелисламов

Отв. редактор: к.и.н., доцент Ягудин Б.М.

Воронцов В. А. «Слово о полку Игореве» в свете подлинного историзма /В. А. Воронцов. Казань: Intelpress +, 2009. — 318 с.

Книга посвящена проблемам, связанным с изучением «Слова о Полку Игореве». В книге анализируются причины, которые вызвали к жизни данный памятник древней русской словесности, источники, которые легли в его основу, конкретизируется личность автора, время первой публикации «Слова...», жанр «Слова...», а также дается новая трактовка «тёмных» мест «Слова...» с соответствующим обоснованием. В книге воспроизведено первое печатное издание «Слова о полку Игореве» (1800 г.), а также приведен прозаический перевод «Слова...», выполненный В. А. Воронцовым. Тексты предваряет предисловие, написанное академиком АН РТ, доктором филологических наук, профессором М. 3. Закиевым.

Адресуется студентам-филологам, преподавателям русского языка и литературы, аспирантам, и всем, кто интересуется этим замечательным памятником древнерусской словесности.

© Казанский государственный университет

© Воронцов В. А., 2009

ISBN 97-5-94981-073-6

СОДЕРЖАНИЕ

Глава I. О ЦЕЛЯХ ПОХОДА КНЯЗЯ ИГОРЯ И ПЕРВЫХ СКАЗИТЕЛЯХ ОБ ЭТОМ ПОХОДЕ 36

1.1. О целях похода князя Игоря 36

1.2. О первых сказителях «былин сего времени» 41

Глава II. ТУРАНЦЫ, ГЕРМАНЦЫ И РУСЬ 68

2.1. Германцы и туранцы 68

2.2. Викинги, варинги, варяги и русь 74

2.3. Варяги-русь и кочевники 79

Глава III. ТЮРКСКИЙ СУБСТРАТ В ЛЕКСИКЕ, ПОЭТИКЕ, ИДЕЙНОМ СОДЕРЖАНИИ «СЛОВА…» И УГЛУБЛЕНИЕ ТЮРКОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ ИЗУЧЕНИЯ ЭТОГО ПАМЯТНИКА 82

3.1. Тюркологическая традиция изучения «Слова…» 82

3.2. Тюркский субстрат в «Слове…» и развитие тюркологической традиции изучения этого памятника 88

Глава IV. ВРЕМЯ СОЗДАНИЯ, АВТОРСТВО, ЖАНР И ИДЕЙНОЕ СОДЕРЖАНИЕ «СЛОВА…» В СВЕТЕ ИСТОРИЗМА 93

4.1. Гипотезы о времени создания, авторстве и жанре «Слова…» 94

4.2. Время создания, автор и жанр «Слова…» в свете историзма 116

СЛОВО О ПОХОДЕ ИГОРЕВОМ, ИГОРЯ, СЫНА СВЯТОСЛАВОВА, ВНУКА ОЛЕГОВА 120

ПОЯСНЕНИЯ К ПЕРЕВОДУ 129

1. Начяти старыми словесы… 129

2. Боянъ бо вђщий… 144

3. Аще кому хотяше пђснь творити, то растђкашется мыслiю по древу, сђрым волкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы… 150

4. Помняшетъ бо речь първыхъ временъ усобице. тогда пущашеть ĩ соколовъ на стадо лебедђй, который дотечашеть, та преди пђсь пояше… 154

5. Рища въ тропу трояню чресъ поля на горы! 155

6. Пети было песь Игореве, того (Олга) внуку: «не буря соколы занесе чресъ поля широкая — галицы стады бђжать къ Дону великому. чи ли въспђти было, вђщей Бояне, Велесовь внуче: «комони ржуть за Сулою — звенитъ слава въ Кыевђ! 159

7. Свистъ звђринъ въ стазби; дивъ кличет връху древа… 164

8. Блъван 170

9. Уже бо беды его пасётъ птиц подобию 171

10. Тогда при Олзђ Гориславличи сђяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждь-божа внука… 173

11. Въстала обида в силахъ Дажь-божа внука, вступил дђвою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синђм море у Дону плещучи, убуди жирня времена… 178

12. Кощей 184

13. Усобица княземъ на поганыя погыбе… 186

14. За ним кликну Карна и Жля, поскочи по руской земли, смагу мычучи въ пламянђ розђ… 187

15. Си ночь съ вечера одђвахуть мя, — рече, — чръною паполамою на кроваты тисовђ… 194

16. Синее вино с трудом смешано. 196

17. Тльковинъ 197

18. Всю нощь съ вечера босуви врани възграяху у плесньска на болони, беша дебрь кисаню и не сошлю къ синему морю. 200

19. Два солнца помђркоста, оба багряная стълпа погасоста, и съ нимъ молодая мђсяца, Олегъ и Святъслав, тъмою ся поволокоста. на рђцђ на каялђ тьма свђт покрыла; по руской земли прострошася половци, аки пардуже гнђздо, и въ морђ погрузиста, и великое буйство подасть хинови… 205

20. Уже връжеся дивь на землю… 208

21. Се бо готскiя красные дђвы въспеша на брезђ синему морю, звоня рускымъ златомъ.… 210

22. Поют время Бусово… 211

23. Княже Всеволоде!… ты бо можеши посуху живыми шереширы стрђляти — удалыми сыны Глђбовы… 214

24. Галички Осмомыслђ Ярославе! … подпёръ горы угорскые своими желђзными плъки, заступивъ королеви путь, затворивъ Дунаю ворота … суды рядя до Дуная. 216

25. И схоти ю на кровать и рекъ…. 218

26. Тъи (Всеслав) клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружiем злата стола кiевского. 219

27. Утръ же воззни стрикусы, отвори врата Нову-граду… 222

28. Великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше… 224

29. Прысну море полунощи, идутъ сморци мьглами… 225

30. Комонь въ полуночи Овлуръ свисну за рђкою — велить князю разумђти: князю Игорю не быть! кликну, стукну земля, въшуме трава, вежи ся половецкiи подвизашася. 226

31. Рек Боянъ и ходы на Святђславля пђстворца старого времени Ярославля Ольгова каганя хоти: «тяжко ти головы кроме плечю, зло ти тђлу кроме головы»… 228

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ 231

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 233

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ 258

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Слово о полку Игореве» — гениальное произведение древнерусской словесности. Уже первое издание «Слова…» приковало к себе внимание не только широких кругов читающей публики, но и многих учёных. «Слову…» посвящено огромное количество исследований, однако есть все основания считать его не только мировым шедевром, но и мировой загадкой. Гибель единственного попавшего в распоряжение исследователей списка и поразительное литературное совершенство памятника насторожили многих исследователей. По словам одного из авторитетнейших знатоков древнеславянской и древнерусской письменности и литературы П. Ф. Калайдовича, скептики «не могли уверить себя, что поэма сия принадлежит XII веку, когда сравнивали тогдашнее варварство и невежество с теми высокими мыслями, с теми возвышенными чувствами и красноречивыми выражениями, которые отличают её от русских летописей, простых и неокрашенных». Необъяснимое для XII века смешение языческого и христианского мировоззрений в «Слове…» стало рассматриваться в качестве весьма серьёзного свидетельства того, что оно было сфабриковано любителем или любителями старины в XVII или XVIII веках. Споры сторонников и противников подлинности «Слова…» породили целое направление в «слововедении». В острых спорах многие поколения защитников подлинности «Слова…» исчерпали великое множество аргументов, но не смогли убедительно объяснить природу рецидива языческого мировоззрения у автора, призвавшего к единству в борьбе с язычниками («погаными»).

Загадочна и личность самого автора «Слова…». Отсутсвие прямых светельств побуждает исследователей высказывать самые противоречивые взгляды, догадки, суждения о его личности. Так, например, некоторые исследователи полагают, что он был участником похода Игоря против половцев и вместе с Игорем попал в плен; другие исследователи доказывают, что автор «Слова…» черпал свои сведения о походе, пленении и побеге Игоря из рассказов очевидцев.

Н. М. Карамзин утверждал, что «Слово…» написано «без сомнения мирянином, ибо монах не дозволил бы себе говорить о богах языческих и приписывать им действия естественные». О. И. Сенкевич, напротив, полагал, что «Слово…» есть плод творчества «питомца Львовской академии из русских, или питомца Киевской академии из галичан на тему, заданную по части риторики и пиитики», на что указывает обилие в произведении «червлёно-русских идиотизмов и польских слов».

Загадочен и жанр «Слова…». М. М. Херасков, Н. М. Карамзин, В. Т. Нарежный, А. Х. Востоков, М. П. Погодин видели в «Слове…» песнь, которая имела стихотворный размер и пелась под аккомпонемент гуслей. А. Х. Востоков предпринял попытку обнаружить в «Слове…» стихи и пришёл к выводу, что «в Слове о плъку Игореве не слыхать никакого … размера: в нём с начала и до конца, как кажется, голая проза». В. А. Чивилихин полагал, что «Слово…» «не имеет жанровых, стилистических, художественных аналогов в мировой письменной культуре…». Список гипотез по поводу жанра «Слова…» можно существенно расширить, однако авторы известных ранее гипотез не смогли привести полных аналогий жанру «Слова…».

Множество загадок связано и с датировкой «Слова…». Поскольку нет прямых свидетельств о времени его создания, единственным объективным критерием при датировке является сам текст произведения. Анализ текста с целью конкретизации времени написания «Слова…» породил множество противоречивых гипотез. Осведомлённость автора «Слова…» в политической обстановке описываемого времени, документальный характер отображения множества реалий, а также сам характер авторского отношения к описываемым событиям говорят о том, что «Слово…» было написано непосредственно после побега Игоря из половецкого плена. Ещё С. П. Шевырёв отметил, что само обращение автора «Слова…» к князьям, чтобы они отомстили «за обиду сего времени, за раны Игоревы, буего Святославича», является свидетельством современности памятника событиям, связанным с походом Игоря. Эту точку зрения разделяют многие исследователи, однако Д. Н. Альшиц полагает, что точное отражение событий эпохи не может служить основанием при датировке памятника. Он считает, что оборот «старыми словесы» в «Слове…» следует трактовать как «старыми рассказами», поэтому для автора «Слова…» описываемые события являются не современными, а историческими.

Множество загадок таит и сам текст «Слова…». Уже первые его издатели столкнулись с огромными сложностями при истолковании многих его фрагментов. «Тёмные места» в «Слове…» стали объектом пристального изучения целой армии исследователей, однако до сих пор «Слово…» содержит множество загадочных фрагментов, осмысление которых порождает острые дискуссии трактователей. В настоящее время простой обзор взаимоисключающих трактовок множества «тёмных мест» в «Слове…» представляет серьёзную проблему. При обзоре этих трактовок исследователи подчас вынуждены использовать сложные классификационные системы.

Наличие явных тюркизмов в «Слове…» породило тюркологическую традицию изучения «Слова…». У истоков этой традиции стояли казанские исследователи: профессора Казанского университета Ф. И. Эрдман и И. Н. Березин. Следует заметить, что в поле зрения тюркологов до сих пор попал самый поверхностный слой тюркской лексики в «Слове…». Результаты их исследований не дают оснований говорить о фундаментальной роли тюркских языков в создании «Слова…», в проблематике, связанной с его осмыслением.

Энергичную попытку поднять статус тюркологии в изучении «Слова…» предпринял казахский поэт и писатель О. О. Сулейменов. В своей книге «Аз и Я» он призвал покончить с предрассудками, искажающими роль степных народов в мировой культуре, в написании «Слова…». Этот призыв был с пониманием воспринят широкими кругами читающей публики и прогрессивно мыслящими историками, литературоведами, литераторами. Вместе с тем, мысль о тюркском субстрате «Слова…», высказанная О. О. Сулейменовым, в решающей степени обусловлена его интуицией. Попытки выявить этот субстрат, обосновать его природу, предпринятые О. О. Сулейменовым, не могут считаться удачными.

Исследования В. А. Воронцова вскрыли целый пласт тюркской лексики в «Слове...», а также выявили тюркизмы, на которых базируется образная архитектоника «Слова...» (см. Воронцов В. А. Скрытые и явные тюркизмы в «Слове о полку Игореве». Казань: Изд-во Института истории АН РТ, 2006). Именно тюркский фундамент и являлся главным камнем преткновения для многих поколений исследователей «Слова…»: литературоведов, лингвистов, историков. Наличие этого фундамента придаёт тюркологическим исследованиям «Слова…» принципиально иной статус.

Историзм и национализм — антиподы. Это предельно выпукло демонстрирует книга В. А. Воронцова «"Слово о полку Игореве" в свете подлинного историзма», в которой комплексно решается широкий спектр проблем, связанных с изучением выдающегося памятника. Обращение к глубинным истокам «Слова…» позволило ему увидеть в «Слове…» многое из того, что было скрыто от глаз славистов и тюркологов.

Исторический подход к изучению свидетельств, которые легли в основу «Слова...», позволил В. А. Воронцову предположить, что тюрки являются первыми информаторами о главных событиях, нашедших отражение в «Слове». В рамках исторического подхода В. Воронцов уделяет большое внимание, как макро, так и микроистории процесса насыщения «Слова...» тюркизмами. Обратив внимание на длительные влияние тюркской государственности на русскую, он внимательно изучает традиционную тюркскую титулатуру, а также ведет ее осмысленный и систематический поиск в «Слове...». Этот поиск оказался весьма и весьма продуктивным. Он позволил убедительно доказать, что языческие персонажи Велес, Даждьбог, Див, как и мифический певец Ходына, появились в «Слове...» исключительно по воле его трактователей.

Исключение наиболее одиозных языческих божеств из текста решает проблему эклектизма «Слова…»: произвольного смешения в нём христианского и языческого мировоззрений. Надуманность данной проблемы становится очевидной даже для самых закоренелых скептиков.

Освобождение «Слова…» от одиозных языческих божеств способствует и преодолению заблуждений во взглядах на личность автора «Слова…». Аргументы исследователей, которые полагают что автором «Слова» не мог быть священнослужитель, отпадают.

Пристальное внимание к микроистории процесса насыщения «Слова…» тюркизмами позволяет объяснить не только появление многих тюркских лексем в «Слове…», но и объяснить, например, каким образом русские слова «крина», «зелье» могли трансформироваться в «Карну» и «Жлю», которые уже на протяжении двух веков мистифицируют исследователей «Слова…». Реконструкция этих загадочных персонажей позволила В. А. Воронцову получить весьма серьёзные доказательства того, что «дикие» половцы располагали не просто оружием огненного боя, а пороховыми зарядами, которые появились в Западной Европе много позже. Это ещё раз подтверждает правоту исследователей, которые видят в степях Евразии не зону застоя, а важнейший канал связи, благодаря которому достижения восточных народов становились достоянием европейцев.

Историзм помог В. А. Воронцову дать принципиально новое толкование образа Бояна. В его трактовке получает объяснение странное раздвоение этого образа в «Слове…». Целый ряд фактов свидетельствует в пользу того, что Боян вещий был сокольничим, который осуществлял судейство во время княжеских соколиных ристалищ. Профессионалам свойственно подшучивать над дилетантами. По всей видимости, свои оценки Боян сопровождал полными сарказма присказками, которые пользовались популярностью в народе. В. Воронцовым достаточно убедительно объяснено происхождение имени Бояна. Объяснены и причины, побудившие современников автора «Слова…» видеть в Бояне легендарного песнотворца.

Учёт тюркской лексики позволил В. А. Воронцову пролить свет на множество «тёмных мест» в «Слове…». В загадочных галках, клюках, кликах ему удалось рассмотреть былинных калик перехожих, которые сыграли столь важную роль в истории Руси. Следует отметить, что целый ряд весьма авторитетных лингвистов уже давно отождествил былинных калик перехожих со степными народами. В книге В. А. Воронцова весьма убедительно показано, что, игнорируя этот факт, исследователи «Слова…» регулярно сталкиваются с проблемами. Пытаясь решить эти надуманные проблемы, они плодят массу разного рода предрассудков.

Весьма убедительно объяснена В. А. Воронцовым и природа загадочных «стрикусов». Эти таинственные «стрикусы» оказались вовсе не оружием, не снарядами, а войском. Дело в том, что в древнетюркском языке «šerig sü» — «войско».

Перестал быть загадочным в трактовке В. А. Воронцова и Дунай, которому Осмомысел затворил ворота, и по которому Ярославна хотела полететь к Игорю. Отбросив предрассудки, которые побуждают исследователей видеть в Дунае известную европейскую реку, В. А. Воронцов попытался опереться при реконструкции этого загадочного топонима на тюркскую лексику. В древнетюркском языке «dünja» — «мир», «свет» и т. д. Отождествив Дунай с тюркским миром, В. А. Воронцов пролил свет на природу загадочного Дуная в «Слове…».

Убедительна и трактовка «Бусова времени», данная В. А. Воронцовым. Поющие на Дунае богачки-красные девы породили множество заблуждений не только у толкователей, но и у самого автора «Слова…». Этническая принадлежность этих дев, содержание их песен, да и сам Дунай (тюркский мир) были хорошо знакомы тюркам, оповестившим русских о торжествах в стане половцев по случаю победы над воинством Игоря, однако эти свидетели наверняка не были многоопытными толмачами, и их повествования могли содержать массу тюркских слов. Следует также учесть, что в их рассказах было мало утешительного, поэтому русскоязычная публика не настаивала на адекватной передаче подробностей, связанных с победными торжествами половцев. В тюркских языках «boš» или «bos» — «свободный», «вольготный», «холостой», «незамужняя» и т. д. Таким образом, красные девы воспевали вольготное, свободное, незамужнее время, а не серое, тёмное время и не время антского вождя Буса.

Весьма убедительную трактовку в книге В. А. Воронцова получили «тёмные места» «Слова…», в которых фигурируют «вечи Трояни», «тропа Трояня», «земля Трояня». С полным основанием он связал загадочного «Трояня» с окружающими Русь тюркскими странами. Дело в том, что в тюркских языках tirə — «окрестность», jan — «сторона». Попутно В. А. Воронцов пролил свет и на происхождение названия Трояновых валов. Попытки объяснить это название породили множество догадок, гипотез, однако только В. А. Воронцову удалось увидеть в нём традиционный топоним.

В тюркских языках шаян, саян ´шаловливый´, ´игривый´ и т. д.´. Это позволило В. Воронцову дать новую трактовку «синему вину», которое фигурирует в «Слове…». В его трактовке «синее вино» становится игристым и теряет всякую загадочность.

Следует заметить, что В. А. Воронцов в своих исследованиях опирается на углублённый анализ многих древних и современных языков, поэтому ему глубоко чужды попытки искать тюркизмы там, где их нет. Целый ряд загадок «Слова…» ему удалось разгадать исключительно за счёт вдумчивого отношения к русской речи: «пардуже гнездо», «птиц подобие», «шереширы» и т.д.

Книга В. А. Воронцова «"Слово о полку Игореве" в свете подлинного историзма», предлагающая принципиально новые пути решения широкого круга фундаментальных проблем «Слова…», безусловно, является серьёзным вкладом в «слововедение». Она должна привлечь внимание не только специалистов, но и каждого, кто хочет больше узнать о гениальном памятнике древнерусской литературы — «Слове о полку Игореве».

Доктор филологических наук,

профессор, академик АН РТ

М. З. Закиев

Своим родителям и внукам посвящаю



Скачать документ

Похожие документы:

  1. "Слово о полку Игореве"

    Документ
      Создатель “Слова о полку Игореве” написал свое произведение в 1185 году. В это время Великая Русь и Киев находились в трудном положении. Огромное государство, созданное великим князем Олегом, процветавшее во время правления Владимира
  2. Слово о полку игореве

    Документ
    Не прилично ли будет нам, братия, Начать древним складом Печальную повесть о битвах Игоря, Игоря Святославича! Начаться же сей песни По былинам сего времени, А не вымыслам Бояновым.
  3. «Слово о полку Игореве» (1)

    Документ
    «Слово о полку Игореве» - самый известный памятник древнерусской литературы. В основе сюжета - неудачный поход 1185 года русских князей на половцев, предпринятый новгород-северским князем Игорем Святославичем.
  4. «слово о полку игореве» бессмертный памятник самобытной и высокой культуры

    Литература
    Цель - на примере древнерусского произведения показать своеобразие и красоту русского языка; развивать навык выразительного чтения; воспитывать учеников в свете гуманистических идей, патриотического духа, любви к Родине, к историческому прошлому народу.
  5. "Слово о полку Игореве" — величайший памятник древнерусской литературы

    Документ
    В "Слове о полку Игореве" говорится об историческом событии: неудачном походе на половцев князя Новгород-Северской земли Игоря Святославовича в 1185 году, в котором он потерпел поражение и потерял войско.
  6. «Слово о полку Игореве» История открытия

    Документ
    Гр. Мусин-Пушкин, разобрав памятник, составил свой собственный список, в который ввел разделение слов, предложений, заглавные буквы и пр. Этот список и лежал в основе издания.

Другие похожие документы..