Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Наш экскурсионный тур послужит великолепным дополнением к любому путешествию по Австралии, так как дает уникальную возможность прочувствовать и увиде...полностью>>
'Программа'
в Музее памяти И.И. Мечникова (Биомед им. И.И. Мечникова, Петрово-Дальнее) состоятся Мечниковские чтения по теме: «Гений научной мысли и гений художе...полностью>>
'Курс лекций'
Живая философия и медитация тибетского буддизма представляет собой курс лекций, прочитанных геше Джампа Тинлеем в 1993–1994 гг. в Москве для слушателе...полностью>>
'Решение'
Тревожной тенденцией последних лет является стремительный рост числа противоправных деяний против участников уголовного судопроизводства. По данным М...полностью>>

Рассказы про школу старую и новую

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Алексей Вдовин

Евгений Касимов

РАССКАЗЫ ПРО ШКОЛУ – СТАРУЮ И НОВУЮ

(По мотивам рассказов Аркадия Аверченко)

Пьеса для кукольного театра

Песни на стихи Веры Цвиткис

Действующие лица:

СЕМЕН

НИКОЛАЙ – ученики 6 «А» класса

ТАРАРЫКИН

ИЛЮШЕНКО – ученик 6 «Б» класса

ТАЧКИН – Максим Иванович, учитель истории

ИХМЕТЬЕВ – Александр Ваныч, учитель географии

МАТЕМАТИК – учитель математики

БЕЛЬМЕСОВА – инспектор районо

1-й

– персонажи задачи

2-й

УЧЕНИК С БУЛКОЙ, другие УЧЕНИКИ

Пролог

Звучит музыка. В обнимку появляются СЕМЕН и КОЛЯ. Они поют веселую песенку.

Весенние каникулы

Закончились давно.

Теперь по телевизору

Не посмотреть кино.

Пора сидеть за партой,

Задачники зубрить,

Над глобусом и картой

Мозгами шевелить.

Припев:

А в Мексике – ковбои,

Индейцы и бизоны,

И страшные зубастые кайманы!

И мы готовы к бою:

Сосчитаны патроны,

Заряжены шпаргалки по карманам.

У нашего учителя

Особая беда –

Чуть что, зовет родителей

За помощью сюда.

А дома тоже весело

Показывать дневник…

Опасная профессия –

Российский ученик!

Припев:

Останавливаются. СЕМЕН, размахивая руками, рассказывает КОЛЕ то ли книгу, то ли бразильский сериал.

СЕМЕН. …А дождь идет третий день. Все размыло – ни дорог, ни мостов. Одна река – берегов не видно. И они понимают, что им оттуда не выбраться. А индейцы по следу идут, понимаешь?

КОЛЯ. Как они идут? Там же все размыло!..

СЕМЕН. Ну… Они, это… на пирогах плыли, вот! Ты слушай! Там дерево такое еще росло высокое. Дуб столетний. Они решили на дереве спастись. А еще кайманы вокруг.

КОЛЯ. Кайманы?

СЕМЕН. Ну, крокодилы по-нашему.

КОЛЯ. На дереве? Крокодилы? Силен ты врать!

СЕМЕН. Нет, крокодилы в воде. На дереве ягуар жил. Они его сначала не заметили. А когда заметили, уже поздно было. Все затопило. И тут молния в дерево – хрясь! И дерево загорелось. Понял?

КОЛЯ. И что они?..

СЕМЕН. И тогда они говорят – мы погибли!..

КОЛЯ. Ладно, бежим! А то опять опоздаем. Потом доскажешь.

СЕМЕН. Погоди!

КОЛЯ. Ну, чего?

СЕМЕН. Математику сделал? Дашь списать?

Звенит звонок.

КОЛЯ. Все, уже не успеешь.

СЕМЕН. Тогда и я погиб!..

Картина первая. (Урок математики)

Классная комната. Висит портрет Пифагора – с подрисованными усами. На школьной доске нарисован чертеж с пунктами А и Б. За партами сидят УЧЕНИКИ – среди них КОЛЯ и на переднем плане – СЕМЕН. МАТЕМАТИК с указкой расхаживает по классу.

МАТЕМАТИК (занудным голосом). Записали условие? До звонка осталось двадцать минут. Потом тетради – ко мне на стол. (Садится на стул, засыпает)

СЕМЕН (разворачивается к залу). Ну, и что это такое: два человека идут из пункта А в пункт Б… Первый… второй… Вышел на четверть часа позже…

На школьной доске появляются два человечка. Протягивают друг другу руки.

1-й. Василий.

2-й. Иван.

СЕМЕН (спохватывается). Э-э! Нет, так не пойдет.

Два человечка исчезают и тут же появляются снова. Один в костюме ковбоя - сапоги, шляпа; другой в черном пиджаке, волосы стянуты в хвост. Протягивают друг другу руки.

1-й. Вильям.

2-й. Рудольф. Разве мы не знакомы?

1-й. Не припомню.

2-й. А как же мы оказались в одной задаче?

1-й. Это неважно. Идем?

2-й. Куда?

1-й. Ну… туда. В пункт Б.

2-й. Я должен идти позже. На четверть часа.

1-й. Жаль, если так. Вдвоем веселее.

2-й. Да и безопаснее… Дикие звери, разбойники… Ничего не поделаешь, такое условие. Зато я буду идти быстрее.

1-й. Хорошо. Тогда до встречи… В пункте Б.

СЕМЕН. Нет, так тоже не пойдет. Что за названия такие дурацкие? Таких нигде нет.

На доске появляются две таблички-стрелки. На одной написано «Санта-Фе», на другой – «Мельбурн».

1-й. До встречи в Санта-Фе.

2-й. Постой, Билли. Скажи мне, а какого дьявола ты вообще собрался идти в этот богом забытый город?

1-й. А почему ты спрашиваешь, Руди?

2-й. Чем тебе плох наш Мельбурн? Или за тобой здесь числятся темные делишки?

1-й. Эй! Мы с тобой пока еще не в полицейском управлении, а в математической задаче. К тому же я никуда не тороплюсь. По условию я делаю всего четыре километра в час.

СЕМЕН (в озарении). Почему он не взял лошадь?!

2-й. (Семену) Спасибо, сэр! (Первому) А почему ты не взял свою лошадь?

1-й. Какой-то негодяй прошлой ночью перерезал ей поджилки… Впрочем, я подозреваю, кто это мог быть. И я разделаюсь с ним. До конца урока.

Исчезает с доски. Слышно похрапывание Математика.

2-й (Семену). Я ему не доверяю. Он что-то скрывает.

СЕМЕН (догадывается). Тайну бриллиантов Красного Носорога!

2-й. Точно! Какая досада, что моя машина в ремонте!

СЕМЕН. Но ты будешь идти быстрее. Пять километров в час.

2-й. Я нагоню его. И вытрясу из него всю правду.

Достает огромный пистолет, перезаряжает его и тоже исчезает. Первый появляется с карабином наперевес, идет медленно, озираясь по сторонам.

1-й. Черт возьми! Если бы у меня сейчас была моя лошаденка! Я не сомневаюсь, Рудольф приложил к этому руку!.. (Семену) Эй, парень, ты не видел его?

Семен испуганно мотает головой.

1-й. Сдается мне, что он идет за мной следом.

Первый быстро рисует мелом куст, прячется за ним. Выходит Второй, держа пистолет наготове, внимательно смотрит под ноги.

2-й. Так-так… Наконец-то я вышел на след старого Билли…

Резко поднимает голову, видит Семена, вскидывает пистолет. Семен наклоняется к парте.

2-й. Здесь никто не проходил?

Семен мотает головой. Из-за куста выскакивает Первый. Перестрелка. Семен прячется под парту. Звенит звонок.

Когда рассеивается дым, Первый и Второй медленно сползают на пол, сраженные наповал. Математик просыпается, внимательно оглядывает поле сражения.

МАТЕМАТИК (занудным голосом). Ну, двадцать минут прошло. Скажи мне, Семен, кто первым пришел в пункт Б?

СЕМЕН (разводит руками). Никто…

МАТЕМАТИК (раздраженно). Как это, никто? Куда ж они у тебя делись? Перестреляли друг друга, что ли?

СЕМЕН. Я не успел…

УЧИТЕЛЬ. Тогда получай свою законную двойку! (Пишет в журнал)

СЕМЕН (сокрушенно обхватывает голову руками). Вот теперь я точно погиб…

Перемена

КОЛЯ. Да ладно, не бери в голову. Пошли, чего покажу.

СЕМЕН. Ну, чего?

КОЛЯ. Смотри.

СЕМЕН. Доллары? Настоящие?! Откуда взял?

КОЛЯ. Дядя дал – он магазин держит.

СЕМЕН. И сколько здесь? Что теперь делать с ними будешь?

Подходит ТАРАРЫКИН. Сходу дает Коле подзатыльник, хватает его за руку, больно выкручивает.

СЕМЕН. Отпусти, ты чего опять?

ТАРАРЫКИН. Скажи: «Пустите, дяденька».

СЕМЕН. Пустите, дяденька.

ТАРАРЫКИН. А булку мне купишь?

КОЛЯ. Слышь, Тарарыкин, а хочешь десять баксов заработать?

ТАРАРЫКИН. Десять баксов?

КОЛЯ. Одной бумажкой.

ТАРАРЫКИН. А че надо?

КОЛЯ. А давай я тебя при всех поколочу на большой перемене.

ТАРАРЫКИН. Зачем еще?

КОЛЯ. А чтобы меня все боялись.

ТАРАРЫКИН. Ну вот еще! Тебе поддамся – потом меня все колотить начнут.

СЕМЕН. Ты остальных колоти по-прежнему. Ну, кроме Кольки. И меня…. Прикинь, зато, десять баксов – это триста рублей.

КОЛЯ (вздыхает). Триста двадцать…

ТАРАРЫКИН. Ладно, согласен. Гони бабосы.

Коля передает Тарарыкину бумажку. Тарарыкин дает Коле подзатыльник.

КОЛЯ. Чего дерешься-то?

ТАРАРЫКИН. Больно?.. Зато в последний раз.

Звенит звонок.

Картина вторая. (Урок географии)

На стене висит портрет Колумба с нарисованными лихо закрученными усами. На доске – географическая карта.

СЕМЕН (бежит от двери). Идет!..

Входит учитель географии ИХМЕТЬЕВ.

СЕМЕН. Слава богу, наконец-то вы пришли. Мы тут так боялись, не случилось ли чего…

ИХМЕТЬЕВ. Что еще могло случиться?

СЕМЕН. Не знаю. Бледный вы какой-то, Александр Ваныч.

ИХМЕТЬЕВ (замявшись). У меня бессонница.

СЕМЕН. У моего отца однажды тоже бессонница была. Ухо болело. Две ночи не спал. Полнолуние, говорит, виновато.

ИХМЕТЬЕВ. Ну, ладно, полнолуние… Что у нас на сегодня?..

СЕМЕН. А еще он одной рукой три пуда поднимает.

ИХМЕТЬЕВ. Кто?

СЕМЕН. Отец мой.

ИХМЕТЬЕВ. Мои поздравления.

СЕМЕН. Ему все говорят – на соревнованиях выступать. Сильнейшие люди планеты. Видели? А он в банке работает, директором. Смешно!

КОЛЯ. Объясните ему, Александр Ваныч, что это не смешно. Что ты говоришь, Семен! Директор банка – человек уважаемый, а сильнейшие люди планеты – это так, несерьезно, шоу!..

ИХМЕТЬЕВ. Что такое!? Тишина в классе! Сидите и молчите!..

ТАРАРЫКИН. Молчание – знак согласия.

ИХМЕТЬЕВ. Ты это к чему сказал?

ТАРАРЫКИН. Вы, Александр Ваныч, сказали «молчите», а я сказал: «молчание – знак согласия».

ИХМЕТЬЕВ. Будешь говорить, когда я спрошу у тебя урок… Так, к доске пойдет…

КОЛЯ. А Тарарыкин всего два пуда жмет…

ИХМЕТЬЕВ. С ума все сошли сегодня! Что было задано на дом?

КОЛЯ. Уральский Федеральный округ!

ИХМЕТЬЕВ. Вот и прекрасно. Расскажи нам, Николай, про Уральский Федеральный округ.

КОЛЯ (бодро). Уральский Федеральный округ отличается своими размерами. Это один из самых больших округов России. По площади он равен Мексике… и штату Вирджиния. Вместе взятым. Мексика с севера граничит с Соединенными Штатами Америки, и через границу на север идет поток нелегальных эмигрантов и наркотиков. Мексиканские контрабандисты…

ИХМЕТЬЕВ. Откуда в Уральском Федеральном Округе мексиканские контрабандисты?

КОЛЯ. В Мексике…

ИХМЕТЬЕВ. А Мексика где?

КОЛЯ. В Америке.

ИХМЕТЬЕВ. А Урал?

КОЛЯ. В России…

ИХМЕТЬЕВ. Вот и рассказывай мне о России.

КОЛЯ. Уральский Федеральный округ отличается суровым континентальным климатом. Здесь мы не встретим ни кактусов, ни алоэ, ни цепких лиан, образующих непролазные чащи, в которых мексиканские контрабандисты, укрывающиеся от преследования Интерпола, прячутся, среди диких обезьян и попугаев, оглашающих воздух…

ИХМЕТЬЕВ. Чего?

КОЛЯ. Попугаев, оглашающих воздух криками.

ИХМЕТЬЕВ. Одного из них я, кажется, слышу. Но об Уральском Федеральном округе он не рассказывает.

КОЛЯ. Я о нем и рассказываю, Александр Ваныч. Плотность населения велика на юге и мала на севере, где живут народности, занимающиеся охотой и рыболовством. Основной промысел – пушные звери, потому что других зверей в округе нет. Нет ни свирепых леопардов, ни ягуаров, ни громадных бизонов, которые спокойно себе пасутся, пока их не сразит пуля мексиканского контрабандиста…

ИХМЕТЬЕВ. Кого?

КОЛЯ. Контрабандиста…

ИХМЕТЬЕВ. Причем тут контрабандисты, Николай?

КОЛЯ. Это… к слову пришлось.

ИХМЕТЬЕВ. Хотел я тебе пятерку поставить, но к слову пришлось – и поставлю двойку. Насмотрелись, понимаешь, сериалов месксиканских. Нечипоренко Семен!

СЕМЕН. Здесь!

ИХМЕТЬЕВ. Вижу, что здесь. Рассказывай об Уральском Федеральном округе.

Звенит звонок.

СЕМЕН. Какая жалость! Вот как раз сегодня выучил. Ответил бы на пятерку.

ИХМЕТЬЕВ. Это верно?

СЕМЕН. Верно.

ИХМЕТЬЕВ. Ну, так я тебе поставлю… тоже двойку. Потому что ты у меня полчаса отнял.

Перемена

ТАРАРЫКИН нагло поглядывает на СЕМЕНА.

ТАРАРЫКИН. Ну что, попал? На пятерку он выучил! Эх ты, сморчок.

Дает Семену подзатыльник. Сзади подходит КОЛЯ.

КОЛЯ. Не смей его трогать, Тарарышка!

ТАРАРЫКИН. Что ты сказал? Повтори!

КОЛЯ. А тронешь его – я тебя поколочу!

ТАРАРЫКИН. Ты? Меня?! Я сам из тебя котлету сделаю!

КОЛЯ. Котлету? Ах ты, свинячья отбивная!..

ТАРАРЫКИН. Отойди лучше.

КОЛЯ. Очень я тебя испугался! Попробуй, тронь только…

ТАРАРЫКИН. Вот и трону!

КОЛЯ. Ну, тронь!

ТАРАРЫКИН. Думаешь, не трону?..

Встают в боевую позу друг против друга. Вокруг собираются УЧЕНИКИ.

КОЛЯ. Да ты до меня дотронуться боишься!

Тарарыкин с размаху бьет Колю в грудь. Тот не шелохнется.

КОЛЯ. Я же говорю – слабак ты. А вот сейчас я покажу, как надо драться.

Сцепляются. Шум, гам, пыль. Когда пыль рассеивается, Тарарыкин медленно и тяжело поднимается с пола, Коля стоит над ним, отряхивая руки.

ТАРАРЫКИН. Что ж так больно-то?..

КОЛЯ. А ты как хотел? Чтобы я тебя погладил?

УЧЕНИКИ. Что это с тобой, Тарарыка? Ты, наверное, поддался?..

ТАРАРЫКИН. Еще чего! Кулаки у него – железо. Кто хочет – сами с ним связывайтесь, я его и не трону больше.

Тарарыкин уходит. Ученики по одному проходят мимо Коли, щупают ему мускулы, осторожно похлопывают по плечу.

СЕМЕН. Слушай, Колян, что по истории задавали, помнишь? Ты учил?

КОЛЯ. Учил.

СЕМЕН. А я нет. Сейчас ведь опять спросит… Что делать-то?.. Хоть местами с ним меняйся…

Звенит звонок. Все уходят. Появляется учитель истории ТАЧКИН. Напевает ПЕСЕНКУ УЧИТЕЛЯ:

Перемена на исходе,

Вот уже звенит звонок.

Иванов к доске выходит.

Он не выучил урок.

Нету мысли ни одной

В голове его больной!

Припев:

Пожалейте Иванова,

Дайте выжить, дайте шанс.

Не судите Иванова,

Он один, один из вас

Вот зовет его директор

И сурово говорит

«Это очень некорректно!

Это ужас! Это стыд!»

Провалиться был готов

Наш учитель Иванов!

Припев:

Тачкин оглядывается – не видит ли кто его легкомысленной походки. Уходит.

Картина третья. (Урок истории)

В классе висит портрет Карамзина – с огромными нарисованными усами. ТАЧКИН прикрепляет на доску схему Бородинского сражения.

ТАЧКИН. Так… Так… А отвечать у нас пойдет… Ну, вот хотя бы… Нечипоренко Семен. Ну, что же ты молчишь?..

СЕМЕН. Я… я урока не знаю.

ТАЧКИН. Не знаешь? А почему? Можешь мне объяснить?

СЕМЕН. У меня голова болела… мама заболела… в аптеку бегал…

ТАЧКИН. Надо же!.. А поставлю-ка я тебе, Нечипоренко, единицу. А? Что скажешь? Ты и книжку ведь не открывал. Что было задано на дом?

СЕМЕН. От сих – до сих... Повторить то, что было в прошлую среду…

ТАЧКИН. Ну, и что? Так сложно было? Вот если бы я был на твоем месте, то не стал бы причины выдумывать, а честно бы сказал – лентяй я, Максим Иванович, законченный лентяй и лоботряс, телевизор смотрел, за компьютером сидел, вместо того, чтобы историю учить…

Пауза, во время которой сцена наполняется дымом от выстрелов, отблесками пожара. Когда дым рассеивается, Семен с портфелем под мышкой входит в класс. За партами - все учителя: МАТЕМАТИК, ИХМЕТЬЕВ, ТАЧКИН. Семен тщательно укладывает портфель на учительский стол, достает журнал…

СЕМЕН. Ну, кого мы вызовем на этот раз?.. Ну, вот хотя бы Ихметьева Александра.

МАТЕМАТИК понуро встает.

СЕМЕН. Должен сообщить вам, Ихметьев Александр, что ваше поведение и успехи меня не радуют!

ИХМЕТЬЕВ. Почему же? Почему, Семен Васильевич? Я стараюсь!

СЕМЕН. Плохо стараетесь! Я, конечно, человек не мелочный, я не буду придираться к вам из-за того, что пуговица на пиджаке у вас оторвана и рукав измазан мелом. Сейчас вы можете ходить так, как вам заблагорассудится. Это пустяк, мне до сих пор стыдно за то время, когда за подобные провинности вас могли не допустить к уроку. Позвольте спросить вас лучше… Как вы преподаете?! Как вам не стыдно. Не за то вы получаете зарплату, чтобы играть в карты по вечерам на кухне, пить водку, а после приходить на уроки в таком настроении, что никакая география вам в голову не идет.

ИХМЕТЬЕВ. Я… не виноват. Это не я… Это Тачкин Максим меня к себе приглашал… в карты. Я не хотел… Это он все…

СЕМЕН. Имейте в виду – я шпионство не поощряю, и доносов на своих товарищей не допущу! Я этого поощрять не собираюсь. Время сейчас другое. Стыдно вам должно быть! Ступайте на свое место!

Пристыженный Ихметьев садится.

СЕМЕН. Тачкин Максим!

ТАЧКИН ( с готовностью). Здесь!

СЕМЕН. Вижу, что здесь. Подойдите-ка ближе. Один из ваших товарищей сказал, будто бы подбивали его играть с ним в карты и пить водку. Может быть, это и так – меня это не касается. Это ваше частное дело, я не собираюсь вводить внешкольный надзор за учителями, я выше этого. Меня больше беспокоит ваше отношение к делу.

ТАЧКИН. Почему же, Семен Васильевич? Уроки я посещаю аккуратно…

СЕМЕН. Мне дела нет до вашей аккуратности. Я говорю об отношении к делу. Ваши сухость и формализм убивают у учеников всяческий интерес к науке. Стыдитесь! У вас такой интересный, увлекательный предмет, а что вы с ним сделали? Преподаете, словно это расписание поездов! А хотите знать, почему? Потому что вы не учитель, а сапожник! Ни дела своего не любите, ни учеников. И в педагогический поступили только потому, что там конкурс ниже. Будьте уверены, ученики – народ чуткий, они платят вам тем же. Ну, скажите, что вы задали классу на завтра?

ТАЧКИН. От сих до сих…

СЕМЕН. Это я знаю, что от сих до сих. А что именно?

ТАЧКИН. Я… не помню…

СЕМЕН. Кошмар! Безобразие! Сухари! Себя засушили и других сушите! Встаньте вот здесь и стойте до конца урока. А завтра – с родителями в школу. Я поговорю с ними. Чтобы никакого телевизора, никаких застолий…

Все снова заволакивает дым. Когда он рассеивается - все на своих местах, учитель за столом, ученики за партами.

ТАЧКИН. Вот так-то, Нечипоренко, ставлю я тебе единицу. А если тебе это не нравится, можешь и ты мне где-нибудь поставить единицу.

Звенит звонок. Раздается гам. Тачкин останавливает всех поднятой рукой.

Сидите! Я еще не закончил. На следующий урок повторите то, что было задано в прошлую среду. От сих до сих.

Когда все выходят, Тачкин преображается и ведет себя, как мальчишка. Он приплясывает и даже вскакивает на парту с ногами.

ПЕСНКА УЧИТЕЛЯ

Хорошо на перемене

Пробежать по коридору,

Пролететь по коридору

За минуту до звонка!

Дать Васильеву по шее,

Увернуться от Белова,

А от толстого Егора

Самому схватить пинка,

А, почти догнав Егора,

Вдруг директора заметить –

И, зажав портфель под мышку,

Улыбаться и молчать.

С добрым дяденькой-вахтером

Поболтать про все на свете,

Дочитать смешную книжку,

А потом – урок начать.

Перемена

СЕМЕН. Вот теперь я точно – погиб. На второй год оставят!

КОЛЯ. Сейчас не оставляют.

СЕМЕН. Все равно – погиб. Тебя хоть Тарарыкин теперь боится, а мне просто конец. А тут еще экзамен будет. Слушай, отбери у Илюшенко карандаши, а? Он у меня их на прошлой неделе забрал.

КОЛЯ. (С сомнением) Илюшенко? Это из шестого «б»?

СЕМЕН. Да тебя теперь полшколы боится.

Появляется ИЛЮШЕНКО.

Вот он идет. Эй, Илюшенко, поди-ка сюда.

ИЛЮШЕНКО. Чего тебе, дохляк? (Замечает рядом Колю). Ну, ладно, Семен, не сердись. Это я так… сгоряча.

СЕМЕН. Ладно. Я вот Кольке про карандаши свои рассказывал…

КОЛЯ. Да. Карандаши.

ИЛЮШЕНКО. Ладно, Колян, не думай чего... Это я так… Мне карту разрисовать надо было. Принесу я завтра, чего там… Мне не жалко.

СЕМЕН. Вот то-то. Смотри, попадешься на нашей улице!..

ИЛЮШЕНКО уходит.

СЕМЕН. Здорово мы его?

Подходят ДВОЕ УЧЕНИКОВ.

1-й. Коля, можно мускулы пощупать?..

КОЛЯ. Ну, щупай…

Ученики щупают мускулы.

2-й. Тренировался, да?

КОЛЯ. Да.

1-й. А где?

СЕМЕН. Вам туда еще рано все равно. Ну, ладно, пощупали и хватит. Валите отсюда.

Мимо проходит УЧЕНИК С БУЛКОЙ.

КОЛЯ. Стой! Отдай булку!

УЧЕНИК С БУЛКОЙ. Ишь ты какой. Сразу отдай. А я как же?

КОЛЯ. Отдай, все равно отниму.

Ученик ломает булку пополам, отдает Коле.

УЧЕНИК С БУЛКОЙ. На, подавись.

Уходит.

КОЛЯ. То-то.

Смотрит на Семена. Разламывает кусок булки еще раз, половину отдает Семену.

СЕМЕН. Погодите, он до вас всех еще доберется!..

Проходит ТАРАРЫКИН.

СЕМЕН. Эй, Тарарыка! Что мимо бежишь? Боишься?

ТАРАКИН. Я ж не знал, что он такой здоровый…

КОЛЯ. Отдавай доллары обратно!

ТАРАРЫКИН. Ты что?! Мы же условились!

СЕМЕН. Все равно отнимет.

КОЛЯ. И отниму!

ТАРАРЫКИН. Это нечестно. Во-первых… А во-вторых, попробуй-ка!

Вокруг собираются другие ученики. Коля бросается на Тарарыкина, но тот одолевает его. Зрители окружают Колю.

ИЛЮШЕНКО. Не получишь ты карандашей, дохляк!

1-й и 2-й (хором). А мускулов-то у тебя и нет, одни кости!

УЧЕНИК С БУЛКОЙ. А булку завтра мне купишь!

Коля поднимается, отряхиваясь.

Звенит звонок.

СЕМЕН. Ты не расстраивайся. Просто день такой… неудачный. У меня вот тоже… Две двойки, одна единица. Ничего, справимся…

Картина четвертая. (Контрольный урок)

На стене портрет какого-то очень важного чиновника. У него подрисованы бакенбарды, как у Пушкина. Под ним висит ружье. Представитель районо Бельмесова надменно ходит между партами.

БЕЛЬМЕСОВА. Так, ребята. Сейчас мы посмотрим, насколько хорошо вы подготовлены к настоящей жизни. А начнем мы… вот, с тебя мы и начнем. Как тебя зовут?

КОЛЯ (сокрушенно). Синюхин Николай.

БЕЛЬМЕСОВА. Хорошо. Вот и скажи нам, Синюхин, сколько будет пятью шесть?

КОЛЯ. Тридцать.

БЕЛЬМЕСОВА. Верно. Ну, а сколько будет, если помножить пять деревьев на шесть лошадей?

КОЛЯ (неуверенно). Тоже… тридцать.

БЕЛЬМЕСОВА. Правильно. Но тридцать – чего? Что же ты молчишь? Тридцать деревьев или тридцать лошадей?

КОЛЯ. Лошадей…

БЕЛЬМЕСОВА. А деревья куда девались? Было пять деревьев и вдруг тридцать лошадей и ни одного дерева. Куда же ты их дел? С кашей съел? Или лодку себе сделал? Или ты думаешь, что из пяти деревьев выйдут двадцать четыре лошади? Хорошо, давай я дам тебе одно дерево – сделай из него четыре лошади. Тебе это, очевидно, легко, Синюхин? Что же ты молчишь, а? Плохо твое дело, очень плохо.

В воздухе появляются силуэты лошадей и деревьев. Неразбериха.

КОЛЯ (безнадежно). Я знаю… Я учил…

БЕЛЬМЕСОВА. Верю. Учил, но как? Плохо учил. Без рассуждения, без мысли. Садись. А теперь… Нечипоренко Семен. Скажи, Нечипоренко, ты знаешь, что такое дробь?

СЕМЕН. Дробь – это часть какого-либо числа.

БЕЛЬМЕСОВА. А если я набью ружье дробью (снимает со стены ружье), то это будет часть какого числа?

СЕМЕН. Это не такая дробь... Это другая…

БЕЛЬМЕСОВА. Откуда же ты знаешь, о какой дроби я тебя спрашиваю? (Потрясая ружьем.) Может, я тебя об оружейной дроби спрашиваю. Вот если бы был умней, Нечипоренко, то ты бы спросил: о какой дроби я хочу узнать – о простой или арифметической. И, получив, утвердительный ответ, ответил бы: «арифметической дробью называется…» Ну, и так далее. Скажи теперь, какие бывают дроби?

СЕМЕН. Простые… А также десятичные.

БЕЛЬМЕСОВА. А еще какие? Скажи-ка?..

СЕМЕН. Больше нет.

БЕЛЬМЕСОВА. Значит, нет? А если человек танцует и ногами вот так выделывает, это как же? По-твоему, не дробь? Вот что, Нечипоренко. Математику ты, может, и знаешь, но вот языка, нашего великого и могучего русского языка – решительно нет. И это нам всем печально. Садись. А теперь пусть Тарарыкин нам расскажет, что ему известно о цепном правиле. Ты знаешь цепное правило, Тарарыкин?

С грохотом выезжает машина. Гремя шестеренками, она наезжает на Тарарыкина, оттесняя его к стене.

ТАРАРЫКИН (неуверенно) Знаю. (Кричит) Ай! Знаю!!

Машина замерла ненадолго, а потом снова взревела, продолжая наступать на Тарарыкина.

БЕЛЬМЕСОВА. Очень хорошо. А цепное исключение тебе известно?

Тарарыкин в ужасе оглядывается на класс, потом на Бельмесову и мотает головой.

БЕЛЬМЕСОВА. Ну, что же ты? Ведь говорят (громко и раздельно) «нет правила без исключения!» (машина останавливается) Вот и ответь мне теперь: есть ли в цепном правиле исключение?

Звенит звонок.

БЕЛЬМЕСОВА. Плохо, ребята, очень плохо. Нет фантазии, воображения нет. Должна с грустью констатировать: к жизни вы совершенно не готовы. А ведь вас ждут трудности, с которыми справиться под силу разве что… Шварценеггеру! Ван Дамму!! Или… (романтично вздыхает) блистательному дону Педро из нового мексиканского сериала «Сердце койота». (Неожиданно в зал) Сегодня! В 17.30! (Портрет переворачивается вверх ногами и оказывается портретом знойного красавца)

Финальная песенка, которую исполняют все УЧЕНИКИ.

На самое твердое правило

Мы в жизни найдем исключение

Нам средняя школа доставила

И радости и огорчения.

Не все вырастают героями,

Бывают и дни неудачные –

Но вот Д`Артаньян бы попробовал,

Какие решали задачки мы!

С боями сдавались экзамены,

Но мы не сдавались на милости:

Нам тройки заслуженно ставили

За наши уменья и хитрости,

Блестящие импровизации,

И подвиги наши великие!

Учеба закончится, братцы,

И снова наступят каникулы!

Занавес.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Старые и новые представления о консультировании и психотерапии Часть II

    Документ
    Постоянно растущий интерес к проблеме человека и его адаптивной способности является, вероятно, одним из выдающихся явлений современности. Даже социальные программы военного времени нацелены на выделение основной идеи — идеи значимости
  2. Школа Своего Дела Юрий мороз на Пути к Метабизнесу Аннотация книга

    Книга
    Книга является ответом на социальный заказ по разработке качественно нового подхода к пониманию миссии отечественного предпринимателя. По мнению автора, мы проигрываем экономические войны с Западом в силу непонимания того, что только
  3. Рассказы о природе для детей и взрослых

    Рассказ
    Анатолий Онегов – замечательный русский писатель, автор многих книг, посвященных родной земле, родной природе: "Я живу в Заонежской тайге", "Вода, настоянная на чернике", "В медвежьем краю", "Следы
  4. Шемин Евгений © nov zem@mail ru Архипелаг №6 Прощай школа

    Документ
    Под эту незабываемую песню вокально-инструментального ансамбля «Самоцветы» начался школьной бал для выпускников средней школы №2 города Горнозаводска.
  5. Школа Своего Тела Алексея Фалеева www faleev ru (2)

    Реферат
    Часто говорят, что для того, чтобы похудеть, нужно меньше есть и больше двигаться. Но не многие замечают, что и то и другое - это вопросы психотерапии.

Другие похожие документы..