Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Когда я слышу это имя – Майкл Джексон, я думаю о ярчайшем блеске, о сияющей звезде и глубоких эмоциях. Я обожаю Майкла Джексона. Я думаю, что он – ...полностью>>
'Документ'
Рабочая программа учебной дисциплины может использоваться при совпадении значения трудоёмкости в зачётных единицах в одной или нескольких основных и д...полностью>>
'Документ'
Национальная образовательная инициатива "Наша новая школа" определяет такие важнейшие качества личности, как: инициативность, способность т...полностью>>
'Документ'
ПРИМЕРНОЙ ПРОГРАММЫ по дисциплине «Латинский язык», входящей в комплекс дисциплин ФГОС по направлению подготовки (специальности) 801 Ветеринария (ква...полностью>>

В. И. Вернадско го: ocr: С. Ф. Мингалеев, 6 января 2004 г. Книга (2)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Урезанная версия – без рисунков,

чтобы уменьшить размер файла.

Электронный Архив В. И. Вернадского:

OCR: С.Ф. Мингалеев, 6 января 2004 г.

Книга «Кабинет-музей В. И. Вернадского», написанная личным секретарем и дочерью близкого друга Владимира Ивановича, Анной Дмитриевной Шаховской, была издана лишь однажды – в 1959 году, тиражом всего 3000 экземпляров. Поэтому к настоящему времени она давно уже стала библиографической редкостью. Данное электронное издание книги призвано воссполнить этот пробел. При его подготовке были сохранены оригинальная разбивка страниц и рисунки (к сожалению, они плохого качества из-за ветхости использованной для сканирования книги). Текст книги был тщательно вычитан. .

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ ГЕОХИМИИ И АНАЛИТИЧЕСКОЙ ХИМИИ им. В. И. ВЕРНАДСКОГО

А. Д. ШАХОВСКАЯ

КАБИНЕТ-МУЗЕЙ

В. И. ВЕРНАДСКОГО

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДEMИИ НАУК СССР

Москва 1959

Ответственный редактор

академик А. П. ВИНОГРАДОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Владимир Иванович Вернадский — это целая эпоха в развитии нашей науки: блестящий минералог, кристалло­граф, геолог, геохимик, биогеохимик, радиогеолог, уче­ный-энциклопедист, глубоко интересовавшийся филосо­фией, историей науки и общественной жизнью. Вся его научная и педагогическая деятельность была тесно свя­зана с Академией наук и Московским университетом.

Нас, его учеников, все поражало в нем. И страсть к книге, и постоянная забота о науке, беспрестанное на­учное беспокойство и в то же время размеренное, спокой­ное руководство, неуклонное движение к намеченной це­ли. Поражало в нем стремление войти в самые мелкие де­тали работы и умение в то же время отыскать в каждой работе зерно истины, оставаясь глубоко чуждым всякой научной нетерпимости. Поражала его вечная яркая, ищу­щая молодость.

Он видел в науке на много лет вперед. Создавая новые отрасли науки о Земле, он предвидел их огромное значение и связь с практической деятельностью человека.

В. И. Вернадский коренным образом перестроил курс минералогии, превратив ее из сухой описательной дис­циплины в точную науку, основанную на глубоком пони­мании химических процессов земной коры.

Ему принадлежит заслуга изучения естественных ре­сурсов нашей Родины. Он первый предсказал огромное значение в будущем так называемых редких и рассеянных химических элементов и обнаружил их месторождения.

В. И. Вернадский верно оценил колоссальную роль, которую играют в жизни Земли радий и другие радиоак­тивные элементы, выделяющие лучистую энергию и теп­лоту при радиоактивном распаде и, следовательно, влияющие на общий тепловой режим Земли. Он организо­вал первые в нашей стране экспедиции по поискам радио-

3

активных руд. В 1910 г. ученый пишет слова, которые те­перь звучат пророчески: «Ни одно государство и общество не могут относиться безразлично, как, каким путем, кем и когда будут использованы и изучены находящиеся в его владениях источники лучистой энергии». Развивая свои идеи о значении радиоактивного процесса, позволяющего по продуктам распада определить абсолютный воз­раст минералов и пород и тем самым возраст Земли, Вер­надский создал радиогеологию.

В тесной связи с новой точкой зрения на минералогию Вернадский разработал основы новой науки — геохимии, показав в своих работах, что поведение химических эле­ментов в земной коре обусловлено их химическими свойст­вами. Он открыл новые законы распределения, сочетания и перемещения химических элементов в земной коре — законы, ставшие основой для поисков этих элементов.

Вернадский создал и обосновал один из важнейших разделов геохимии — биогеохимию, науку о роли живого вещества нашей планеты в геохимических процессах.

Огромная научная и педагогическая работа В. И. Вер­надского привела к образованию блестящей школы рус­ских минералогов и геохимиков — школы Вернадского. Среди последователей и сотрудников Владимира Иванови­ча были академики A. E. Ферсман, А. Д. Архангельский, проф. Я. В. Самойлов и многие другие.

Научная биография В. И. Вернадского, которая рас­крывала бы перед нами более или менее полную картину жизненного и научного пути этого выдающегося ученого, еще не написана. Предлагаемая вниманию читателей ра­бота А. Д. Шаховской ни в коей мере не может воспол­нить этого пробела. Однако, написанная личным секре­тарем В. И. Вернадского, человеком, хорошо знавшим его, эта брошюра имеет неоспоримую ценность: искрен­ность и непосредственность передаваемых воспоминаний, которые помогают восстановить живой облик большого ученого, некоторые детали метода его научной работы, его быт и отношение к жизни. Она знакомит нас с кабине­том-музеем В. И. Вернадского и имеющимися там мате­риалами. Все это важно для изучения и правильного по­нимания жизни и творчества В. И. Вернадского, богатей­шее наследие которого изучено еще далеко не достаточно.

А. П. Виноградов
КАБИНЕТ-МУЗЕЙ В. И. ВЕРНАДСКОГО

Шестого января 1945 г. в Москве, в небольшом особ­няке тихого Дурновского переулка, умер Владимир Ива­нович Вернадский. После его смерти у людей, которым Владимир Иванович был особенно близок и дорог, появи­лось желание сохранить для потомства в неприкосновен­ности комнату, в которой работал этот выдающийся уче­ный. По ходатайству ученика Владимира Ивановича, академика Александра Павловича Виноградова, заменив­шего его на посту директора Лаборатории геохимических проблем, Президиум Академии наук СССР вынес поста­новление:

«Признать целесообразным организацию кабинета-му­зея в новостроящемся здании (после окончания строи­тельства) Лаборатории геохимических проблем». Так стала называться Биогеохимическая лаборатория (Био­гел) ко дню 80-летия Владимира Ивановича — в 1943 г., а в 1947 г. эта Лаборатория была преобразована в Ин­ститут геохимии и аналитической химии имени В. И. Вер­надского.

В план здания Института на Воробьевском шоссе бы­ла включена комната, точно повторяющая планировку кабинета в квартире Вернадского. В мае 1953 г., после окончания строительства, кабинет-музей был открыт.

Скромная обстановка кабинета сохранена здесь такой, какой она была при жизни ученого.

В соседней комнате, являющейся преддверием к му­зею, помещены посмертная маска В. И. Вернадского, его портреты и ордена.

Общий вид кабинета

Войдя в эту комнату, вы как будто попадаете в гости
к Владимиру Ивановичу и можете внимательно вглядеть­ся во все, что его окружало.

5

Комната большая, светлая, с тремя окнами. В середи­не — письменный стол, перед ним — простое жесткое кресло, покрытое сукном; сбоку — кушетка, на которой Владимир Иванович имел обыкновение читать, и кресло-качалка — обычное его место при беседе с посетителя­ми, для которых предназначалась широкая старинная тахта у левой стены.

На столе — три миниатюрные фотографии: жены — Натальи Егоровны, отца и племянницы, умершей в моло­дости.

При подготовке кабинета к открытию на этот стол бы­ли положены те книги, которыми Владимир Иванович пользовался в последние дни и недели своей жизни. В некоторых книгах сохранились его закладки и отметки. Здесь же находятся текущие номера журналов, между ними английский журнал «Природа» (Nature), который Владимир Иванович читал систематически с тех пор, как поступил в университет.

По другую сторону кушетки стоит небольшой стол, весь заложенный книгами. Это те книги, которые лежали, так сказать, «под рукой», частью прочитанные, частью подобранные для прочтения. Здесь и популярные полити­ческие брошюры, и журналы на разных языках, и пода­ренные В. И. Вернадскому оттиски, и протоколы заседа­ний Президиума Академии наук СССР, словом, яркая иллюстрация интересов ученого в последние месяцы его жизни.

На небольшом столе, стоящем справа от письменного стола, при жизни Владимира Ивановича лежали рукописи еще не напечатанных работ. Теперь все они хранятся в Архиве Академии наук СССР, а здесь находятся машино­писные копии этих произведений, подготавливаемых сей­час к изданию.

Еще один письменный стол со многими ящиками, при­надлежавший ранее отцу ученого, стоит в левом углу. Он большей частью служил запасной площадью для папок и книг, которые не помещались на небольшом рабочем столе.

Книги личной библиотеки расположены на двух много­этажных стеллажах с задергивающимися занавесками. Кроме того, книги лежат стопками на всех шкафиках и столиках. Это — книги, полученные в последние дни жиз-

6

Дом в Дурновском переулке в Москве, где умер

В. И. Вернадский

ни ученого и рассортированные секретарем, но не прочи­танные самим Владимиром Ивановичем. Каждое утро он выбирал несколько книг для чтения днем.

У стен стоят небольшие шкафики с выдвижными кар­тонными ящиками. Здесь хранилась обширная переписка Владимира Ивановича, его записные книжки и другие документы архива. Все эти документы в настоящее вре­мя находятся в Московском отделении Архива Академии наук СССР 1.

1 Фонд В. И. Вернадского в Архиве оказался исключительно богатым по содержанию. Здесь есть и не напечатанные при жизни произведения Владимира Ивановича, и черновые наброски, и экскур­сионные записные книжки, и его обширнейшая переписка. Владимир Иванович имел более двух тысяч русских корреспондентов и около трехсот иностранных. Среди его корреспондентов — выдающиеся ученые мира. Хранится здесь и ненапечатанная рукопись «Живое вещество в земной коре и его геохимическое значение», над кото­рой он с увлечением работал в 1916—1919 гг. Все материалы бога­тейшего архива В. И. Вернадского разобраны, систематизированы и описаны сотрудницей Архива Л. К. Кувановой.

На столике у левого окна, где при жизни ученого сидел его секретарь, теперь положен большой альбом с пол­ным комплектом всех собранных музеем фотографий Вла­димира Ивановича.

Стены кабинета сплошь увешаны портретами и фото­графиями. Среди них можно увидеть большой портрет маслом отца Вернадского — Ивана Васильевича — и другие семейные портреты и фотографии. Над отцовским письменным столом — фотографии друзей: Ф. Ф. и С. Ф. Ольденбургов, А. А. Корнилова, Д. И. Шаховского, В. Г. Короленко, Б. Л. Личкова и других 1.

Библиотека

Самое ценное в кабинете-музее — библиотека; она со­держит более 6800 книг и журналов и 46 географических карт и атласов. Библиотеку трудно охарактеризовать, настолько она разнообразна. Это не специальная библиоте­ка ученого-натуралиста. Подбор книг гораздо шире — здесь собраны книги, которые были наиболее тесно свя­заны с творческой работой Владимира Ивановича.

Дважды за свою жизнь В. И. Вернадский передавал большие партии книг Академии наук: первый раз — в 1911 г., при переезде из Москвы в Петербург, и второй — в 1931 г. в Ленинграде. Оставлял он у себя только наибо­лее нужное или чем-либо памятное.

В молодости он пытался каталогизировать книги, но впоследствии отказался от этого, так как нашел, что затрата труда не оправдывает результатов. В конце концов он принял свою собственную систему расстановки книг. и редко случалось, чтобы он не мог найти какой-либо кни­ги в своей библиотеке.

Первый отдел его библиотеки (верхняя полка правого стеллажа) тесно связан с личной работой и жизнью уче­ного. Он называл эту часть библиотеки «Книги знако­мых». Начинается она книгой «Некоторые опыты упраж­нений воспитанников Киевской Духовной Академии» (1824 г.). Это — единственная книга, принадлежавшая еще деду, Василию Ивановичу Вернадскому. Дальше

1 Перечень портретов и фотографий помещен в конце книги.

Институт геохимии и аналитической химии

им. В. И. Вернадского Академии наук СССР

идут труды отца — Ивана Васильевича Вернадского (1821 —1884), профессора политической экономии: его лекции, переводы, статьи, номера журнала «Экономист», который он издавал в 1859—1864 гг., а также некоторые книги, напечатанные в принадлежавшей ему типографии «Славянская печатня». Затем идут статьи и переводы же­ны отца — Марии Николаевны и написанные о ней не­крологи; дальше — книги других родных В. И. Вернад­ского и его близких друзей (А. Н. Краснова, А. А. Корни­лова, И. М. Гревса, С. Ф. Ольденбурга и др.).

Большая часть второй полки занята произведениями, связанными с работой Владимира Ивановича. Это — тру­ды его учеников, отклики других ученых на его работы, труды тех учреждений, которыми он руководил, и т. д. С третьей полки начинаются произведения самого Вер­надского.

Печатных работ В. И. Вернадского, как указано в его библиографии, изданной в 1947 г. 1, 370. Однако его перу принадлежит значительно больше произведений — 416, так как некоторые его работы остались при жизни нена-

1 Владимир Иванович Вернадский (1863—1945). М.—Л., Изд-во АН СССР, 1947. Материалы к биобиблиографии ученых СССР.

печатанными. Эти труды частично печатаются в настоя­щее время в шеститомнике «Избранных сочинений».

Работы эти стоят в хронологическом порядке, мелкие оттиски помещены в папки, крупные отдельно. Так было заведено самим Владимиром Ивановичем. Здесь же соб­раны и 72 газетные статьи, часть которых упоминается в изданной библиографии. В кабинете-музее хранится наи­более полное собрание его произведений. Перечень нена­печатанных работ, куда вошли и фрагменты некоторых статей, составляет 90 названий. Наиболее характерные из работ самого Владимира Ивановича разложены на ма­леньком шкафике у первого стеллажа для ознакомления посетителей музея. Здесь главнейшие работы по минера­логии, по исследованию радиоактивных минералов, все пять изданий «Очерков геохимии», появившиеся при жиз­ни ученого 1, и сборник статей по биогеохимии (1940 г.).

Нижние полки заняты книгами «знакомых ученых» (выражение самого Владимира Ивановича). Они распо­ложены по алфавиту, причем произведения иностранных ученых не выделялись, а помещались там, где они дол­жны были бы помещаться при произношении фамилии по-русски. Если имелось несколько работ одного и того же автора, они помещались в хронологическом порядке. Этот принцип соблюдался строго. Тематика этих книг самая разнообразная. Эта часть библиотеки особенно ясно показывает тесную связь Вернадского с мировой наукой: ему присылают оттиски ученые всех националь­ностей (здесь есть работы европейских и американских ученых, деятелей науки Японии, Индии и др.).

Владимир Иванович мог читать литературу на 14 язы­ках: в гимназии он изучал латинский и греческий и само­стоятельно овладел украинским и польским, в универси­тете усовершенствовался путем индивидуального чтения в английском, немецком и французском языках, изучал итальянский, а в начале своей научной работы самостоя­тельно овладел скандинавскими языками (норвежским, шведским), голландским, а также испанским и чешским.

Другая часть библиотеки — многоэтажная полка у входа в кабинет — не носила никакого общего назва­ния. Начиналась она произведениями крупных ученых,

1 Шестое, посмертное, издание 1954 г., вошедшее в I том его «Избранных сочинений», выставлено в соседней комнате.

10

Часть кабинета-музея В. И. Вернадского

«оказавших влияние на науку и культуру», можно было бы сказать «классиков науки», но этого выражения Вер­надский не употреблял. Сюда входили и некоторые писа­тели: Герцен, Короленко, Мицкевич, Шевченко 1 — Вла­димир Иванович понимал слово «ученый» широко.

На верхней полке особенно выделяются сочинения Герцена и Гете. Швейцарское издание Герцена 1885 г. было первым полным собранием его сочинений и в Рос­сии было запрещено. Вернадскому удалось провезти его на родину в 1889 г. с большим трудом.

Владимир Иванович глубоко ценил Гете и как писате­ля и как натуралиста. Литература об этом замечатель­ном человеке в библиотеке Вернадского очень богата — 54 книги.

Дальше идут произведения Александра Гумбольдта — пять старинных томиков: «Космос» (Kosmos, 1845 г.) и «Картины природы» (Ansichten der Natur, 1859 г.), сочи­нения Чарлза Дарвина и, наконец, старинное издание Де­карта (1691 г.).

На второй полке, после Докучаева, Драгоманова, Кларка и других, идет большое собрание книг, относя­щихся к Ломоносову. Среди них имеется одно уникаль­ное, купленное у букиниста издание 1763 г. — «Первые основания металлургии, или рудных дел», на котором Владимир Иванович сделал многочисленные отметки, и «Экспериментальная физика» Вольфа (1760 г.) в пере­воде Ломоносова. Вернадский много занимался изуче­нием трудов этого великого русского ученого, следил за литературой о нем и написал несколько статей о Ломо­носове.

Алфавитное расположение книг ученых прерывается после второй полки сверху новым отделом — «История науки» — и снова возобновляется на нижней полке. Здесь ин­тересны произведения Ф. Реди и польского химика и биолога Е. Снядецкого (подарок польских друзей). Об этих двух ученых Владимир Иванович говорит в «Очерках геохимии». В конце полки большое место занимает Т. Шевченко. Его Вернадский очень любил.

«История науки» занимает четыре средние полки. Она включает и справочную литературу. Расположение книг

1 Вообще художественная литература помешалась у Вернадских в комнате рядом с кабинетом и в кабинет-музей не была включена.

тематическое. Особый интерес представляет двухтомная сводка по истории науки бельгийского ученого Г. Сартона 1. К ней В. И. Вернадский систематически делал добав­ления. Из справочников надо указать Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона и Новый энциклопедический словарь Гранат, Британскую энциклопедию, многочис­ленные словари иностранных языков, словарь Даля, рус­ский биографический словарь. Больше всего Вернадский пользовался при работе многотомным, периодически пере­издававшимся биографическим словарем по точным нау­кам Поггендорфа на немецком языке. Дальше идут кни­ги по дисциплинам, которые были наиболее близки Вла­димиру Ивановичу, — по кристаллографии, минералогии, петрографии, геологии, геохимии, геофизике, учению о радиоактивности, химии, биологии, математике, метео­ритике и т. д. Часть книг этого раздела здесь не помеща­лась и была выделена в другой шкаф в соседней ком­нате.

На следующей полке помещалась «История учрежде­ний», прежде всего Академии наук. Сюда входит «Исто­рия Академии наук» Сухомлинова в 7 томах, «Материалы для истории Академии наук» в 10 томах, в которых даны копии документов с 1716 по 1750 г.. сборник портретов членов Российской Академии Наук и другие издания. От­четы Академии наук, а также издания, касающиеся дру­гих академий (Парижской, Украинской, Чешской), были помещены в другой шкаф. Затем следуют отчеты Москов­ского университета, Московских высших женских курсов, различные каталоги, описания музеев и т. д.

При внимательном изучении библиотеки и архива В. И. Вернадского можно найти много ценного материала, позволяющего составить представление о том, как мыс­лил и работал этот замечательный русский ученый.

1 G. Sагtоn. Introduction to the History of Science V. I, 1927, 839 p.; v. II, 1931, part 1, 480 p.; part 2, 1250 p.

ЧЕРТЫ ЧЕЛОВЕКА И УЧЕНОГО

Размах мысли В. И. Вернадского был очень широк. Он стремился охватить весь Космос, изучить его закономер­ности, его «организованность». Он верил в мощь человеческого разума: «Человек впервые становится геологиче­ской силой, меняющей лик нашей планеты», — записал он в своем дневнике.

Громадное значение придавал он обмену научными работами между учеными. Он заказывал большое число оттисков своих статей и рассылал их своим коллегам как в России, так и за границей. В ответ он получал также много оттисков. В его библиотеке можно найти статьи даже из мало известных журналов, например чешских или бельгийских, которые можно встретить не во всех крупнейших библиотеках. В. И. Вернадский всегда был в курсе всех научных достижений, так как постоянно просматривал общие научные и библиографические жур­налы. Достижения науки в целом составляли для него единый фронт — фронт, неизменно прогрессивный, иду­щий вперед иногда быстро, скачками, иногда более мед­ленно, но безостановочно. Про современный момент он, например, говорил: «Мы переживаем не кризис, волную­щий слабые души, а величайший перелом научной мысли человечества, совершающийся лишь раз в тысячелетие, переживаем научные достижения, равных которым не ви­дели долгие поколения наших предков. Стоя на этом пе­реломе, охватывая взором открывающееся будущее, мы должны быть счастливы, что нам суждено это пережить, в создании такого будущего участвовать» 1.

Восприятие реальной связи жизни с наукой очень ха­рактерно для Вернадского. Он был новатором во всем,

1 В. И. Вернадский. Проблема времени в современной науке. «Известия АН СССР», 1932, № 4, стр. 541.

14

всегда шел вперед, не терпел нигде формального подхода, рутины, чиновничьего отношения к делу.

Владимир Иванович много занимался историей науки: он живо переживал историю труда и невзгод давно умер­ших ученых — борцов за свободу мысли — и чувствовал преемственную связь с ними.

Многих удивляла работоспособность Вернадского. Еще в 1909 г. его друг минералог Агафонов писал Вла­димиру Ивановичу: «Как всегда, Вы читаете такую бездну и по таким разнообразным вопросам, что становится завидно: откуда Вы берете Ваше уменье времени прида­вать длительность и день превращать в несколько дней». Действительно, Владимир Иванович не любил терять время даром. Он всегда вставал рано — около семи ча­сов, выпивал кофе или чай и затем всецело отдавался творческой работе.

Утром Владимир Иванович обходил столы и шкафики и выбирал себе на день 5—6 книжек для ознакомления. После прочтения он отдавал книгу секретарю 1 для вы­писок в ту или другую картотеку, для чего делал соот­ветствующие указания, загибая уголки и делая очень сла­бые отметки карандашом; на полях он никогда не писал. После этого некоторые книги оставались дома. Но боль­шая часть из них передавалась в другие библиотеки. Все журналы Владимир Иванович отправлял в библиотеку «Биогела» или Радиевого института, за исключением только одного журнала по истории науки «Isis», который он оставлял у себя.

Обед в доме Вернадских был ранний — в 12 часов, ужин — в 6. Даже в последние годы жизни Владимир Иванович иногда работал еще после обеда до 3—4 ча­сов. А иногда, если чувствовал себя хорошо, ехал в Ла­бораторию или в Президиум Академии наук или совер­шал прогулку. Всю вторую половину дня он обычно чи­тал, писал письма, беседовал с кем-нибудь из друзей.

Читал Владимир Иванович очень быстро и всегда не­сколько книг одновременно. По его словам, еще во время учебы, даже готовясь к экзамену, он всегда читал что-нибудь совсем постороннее. При чтении он всегда ста­рался уточнить все, чего касалась данная книга или

1 Последние 15 лет жизни В. И. Вернадский имел личного сек­ретаря, который оказывал ему помощь в технической работе.

15

статья: если встречались новые имена ученых, выяснял по немецкому справочнику Поггендорфа, какой нацио­нальности этот ученый, даты жизни, содержание его тру­дов. Если встречались новые местности — тотчас доста­вал атлас и находил на карте данную местность.

Спать ложился Владимир Иванович не позже 11 ча­сов, почитав немного перед сном. Днем он никогда не спал. По ночам работал только в ранней молодости, впо­следствии эту привычку оставил.

Была еще характерная черта у Владимира Иванови­ча — стремление беречь «кусочки времени». Кончил, на­пример, диктовать, а до обеда остается 15—20 минут. Но и это время не должно пропасть — он или разбирает книги, чтобы указать их порядок в библиотеке, или дик­тует небольшое письмо, или еще что-нибудь «вталкивает» в этот «кусочек времени». Приблизительно в течение од­ного месяца за счет таких «кусочков» была разобрана вся библиотека. Он говорил, что беречь «кусочки времени» он выучил и свою дочку Нину.

Владимир Иванович очень не любил, чтобы что-ни­будь переписывали начисто, говорил, что при такой ме­ханической работе всегда появляются новые ошибки. Впрочем, небольшое количество ошибок он считал неиз­бежным, естественным явлением, к которому относился спокойно.

Владимир Иванович постоянно делал выписки на очень разнообразные темы; заметки эти накапливались и хранились в определенных папках по алфавиту. Таким образом создавались картотеки. За последние годы его жизни накопились следующие картотеки: «Химические элементы», «Минералы», «Живое вещество, или Vita», «Радиогеология», «Симметрия», «Вода». Особенно об­ширной была картотека «История науки». Она заполняла несколько папок. Один отдел этой картотеки заключал данные об отдельных ученых, расположенные в алфавит­ном порядке. Особенно многочисленны были заметки о Гёте — более 50 листков, о Чарлзе Дарвине — больше 10 листков, о Ломоносове. Владимира Ивановича интере­совали семьи, в которых служение науке передавалось из поколения в поколение, например семья Дарвинов, где дед Ч. Дарвина, Эразм Дарвин, был известным натура­листом, а сын Георг — астрономом. Также отмечал он

16

несколько поколений ученых в семьях Беккерелей, Фрезениусов и Брэггов. Всякое достижение науки ученый свя­зывал с героическими усилиями человеческой личности. У Владимира Ивановича в последние годы жизни нако­пился обширный материал «об ученых» — около 10 тол­стых папок. Но этим «История науки» не исчерпывалась. Другая серия папок содержала историю науки по векам с указанием вклада в науку отдельных национальностей. Наконец, еще одна серия папок посвящалась текущей жизни. Туда шли главным образом газетные вырезки. Она называлась «Наука в СССР».

В отношениях с людьми Владимир Иванович был очень прост. Однако он умел поставить себя так, чтобы окружающие ценили его время и не отрывали по пустя­кам.

Выходных дней он не признавал, режим дня оставал­ся всегда одним и тем же: творческая работа, после нее — разнообразное чтение, беседы, прогулки и снова работа.

Владимир Иванович любил искусство, особенно му­зыку. Ее он воспринимал очень глубоко и говорил, что музыка помогает ему в работе мысли.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. И. Вернадско го: ocr: С. Ф. Мингалеев, 6 января 2004 г. Книга (1)

    Книга
    Владимир Иванович Вернадский — это целая эпоха в развитии нашей науки: блестящий минералог, кристалло­граф, геолог, геохимик, биогеохимик, радиогеолог, уче­ный-энциклопедист, глубоко интересовавшийся филосо­фией, историей науки и общественной жизнью.

Другие похожие документы..