Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
17.  Ле Корбюзье. Модулор: Опыт соразмерной масштабу человека гармоничной системы мер, применимой как в архитектуре, так и в механике. Стройиздат. 19...полностью>>
'Закон'
Место проведения: Ресурсный центр Некоммерческого партнерства «Международный альянс “Трудовая миграция”» (МАТМ). Адрес: г. Москва, Сретенский бульвар...полностью>>
'Кодекс'
12. Федеральный закон от 21 июля 2007 г. N 194-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с установл...полностью>>
'Диплом'
Кафедра «Управление персоналом и экономика труда» с 2004 года осуществляет подготовку квалифицированных специалистов и магистров в области управления...полностью>>

Россия в истории мировой цивилизации

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава 3

единение страны и раздробление власти

Крещение Руси. Верования племен, оказавшихся в границах Киевской Руси, были обычны для народов, выживание которых целиком зависит от благоприятных или неблагоприятных природных условий, которые еще не противостоят природе, а “встраиваются” в нее. Обожествлялись солнце и влага, леса; реки и озера, леса и поля, жилища и хлевы были густо “заселены” сверхестественными существами - большими и малыми. Защиты от них искали у умерших предков, непосредственно общающимися с духами природы. Жизнь после смерти очень походила на земное существование. Благополучие племени, рода зависело от жертв природным богам (до конца тысячелетия сохранялись и человеческие жертвоприношения - по жребию). В каждом племени почитались свои боги, в каждом роду - свои предки.

Сначала Владимир попытался создать в своей столице общегосударственное святилище языческих богов - “сплавить” местные верования в единую религию, поставив во главе племенных богов покровителя княжеской власти “громового” бога Перуна. Вскоре, однако, Владимир переменил свои намерения - он решил в качестве единой государственной религии ввести на Руси христианство.

Киевская Русь оставалась к тому времени в Европе единственным государством, не принявшим крещения. Это ставило ее князей в неравноправное положение в отношениях с правителями христианских государств. Крещение вводило страну из варварства в европейский мир, открывало путь к культуре (на первых порах хотя бы к обычной письменной грамотности). Крещение ставило киевского князя на равную ногу даже с самим византийским императором.

В отличие от более западных государств у Руси не могло быть колебаний, от какого из двух христианских центров принять новую веру - из Рима или из Константинополя. Как на западе Европы “все дороги вели в Рим”, так на восточноевропейской равнине “все реки текли в Царьград”.

Христиан в Киеве было уже немало (нам известны только христиане-варяги), крещение в Константинополе приняла бабка Владимира - княгиня Ольга. Созревшее решение Владимир сумел провести с максимальной для себя политической выгодой - он заключил при этом очень престижный брак с сестрой византийских императоров. В 988 году он в ультимативной форме потребовал от киевлян пройти всеобщий обряд крещения в воде Днепра - столичные жители подчинились. Вслед за этим массовые крещения прошли и в других областях Русского государства.

“Труба апостольская и гром евангельский огласили все города, и вся земля наша в одно время стала славить Христа”.

Митрополит Илларион (XII в.).

Крещение Руси проходило, как правило, мирно. Судя по всему, вряд ли население проникалось тогда его глубоким внутренним смыслом и воспринимало его как княжеское мероприятие.

Сопротивление княжьему диктату оказали, как всегда, лишь новгородцы. После того, как посланный киевским князем епископ “требища (жертвенники) раззори, идолы сокруши и Перуна посече”, возмущенные новгородцы устроили бунт. Княжеская рать под командованием Путяты вступила с ними в бой, а дядя Владимира Добрыня32 поджег городские дома. Тысячу лет после этого эпизода в народе бытовала поговорка “Путята крестит мечом, а Добрыня огнем”.

Сопротивление новой религии вряд ли могло быть долгим и упорным, поскольку у племен не сложилось какой-либо организации профессиональных жрецов, которые могли бы непримиримо отстаивать традиционные верования. Да и вряд ли в массовом сознании крещение воспринималось именно как перемена веры - язычники попросту добавили христианского Бога к традиционному набору своих природных божеств. Со временем христианский Бог вытеснял из их верований верховных языческих богов, но еще и тысячелетие спустя Он мирно “уживался” в их сознании с бесчисленными божками-покровителями. Старые боги не умирали, но оставались жить рядом с христианской Троицей, Богоматерью и святыми (или перевоплощались в новые - христианские - облики). Языческие33 обычаи, обряды и суеверия на века сохранились не только в деревнях, но и в городах. Христианские церковные службы воспринимались скорее как полуколдовские магические обряды поклонения верховному небесному покровителю - но уже не отдельного племени, а страны в целом.

(В этом отношении древние русичи ничем не отличались от других новообращенных народов - в западноевропейских странах похожая ситуация сохранялась вплоть до эпохи Реформации.)

Лишь немногим на этой заре русского христианства открывался истинный смысл нового учения, и лишь единицы понимали, что в это время страна выбрала свою будущую судьбу.

После крещения под княжеским покровительством на территории Киевской Руси создается церковная организация. Русская церковь родилась как составная часть византийской - подчинялась решениям ее соборов, своим верховным главой и арбитром во всех спорах считала константинопольского патриарха. Патриарх назначал главу русской церкви - киевского митрополита (как правило, присылался ученый монах-грек). Митрополит назначал в города епископов, а те в свою очередь, благословляли на служение приходских священников.

Повсеместно стоятся храмы, в которых начинаются регулярные богослужения. Большинство первых храмов - домашние церкви в хоромах княжеских приближенных, но со временем появлялось все больше приходских церквей для жителей городских кварталов. Ощущалась острая нехватка христианской литературы, богослужебных книг и особенно - грамотных людей, которых можно было бы поставить на священство. Владимир приказал отдать в книжное учение несколько сот киевских мальчиков (их матери при этом плакали по своим чадам, как по мертвым).

Неоценимую помощь в деле христианизации Руси оказала Болгария. Она была крещена от Византии веком раньше и там уже существовала обширная христианская литература в переводе на понятный киевлянам церковнославянский язык. Болгария стала “посредницей” в просвещении Руси византийской христианской культурой, в становлении древнерусского литературного языка.

Грамотность, просвещение аккумулировали первые на Руси монастыри. Люди, осознававшие греховность своей мирской жизни и жаждавшие небесного спасения уходили в монахи, и их жизнь становилась для окружающих первым зримым примером соблюдения новых моральных норм.

Первый свод законов. Поведение людей, способы разрешения конфликтов между ними диктовались так называемым “обычным правом” - неписанными племенными традиционными обычаями. Применением этих правил ведала сельская община.

Однако к XI веку появилось много людей, с общиной уже не связанных - горожан, “княжих” людей. Их стал защищать первый государственный закон - Русская Правда. Начатая сыном Владимира Ярославом Мудрым и продолженная его сыновьями, Русская Правда в своем окончательном варианте не только не предусматривала смертной казни за любое преступление (даже за убийство), но и запретила родовой обычай кровной мести, предусмотрев за все виды преступлений лишь штрафы и церковные покаяния.

Раздробление Киевской Руси. Потомки Рюрика, умножавшиеся с каждым поколением, смотрели на Киевскую Русь как на свое коллективное владение - единое и недробимое. Старший в роде занимал киевский “стол”. Все остальные земли со своими главными городами подразделялись по степени богатства и престижности, и князьями там сидели рюриковичи по степени родового “старейшинства”. Ни в одной из земель княжение не было наследственным. После смерти князя на его место из другой земли приезжал со своей дружиной следующий по старшинству член единого княжеского рода, а на его прежнее место также вставал следующий младший князь и т. д. Когда умирал великий князь киевский, перемещение князей из города в город становилось всеобщим.

Система эта была сложна, а со временем запутывалась все больше. Бесконечные споры князей - кому куда “садиться” - все чаще выливались в кровавые столкновения их дружин. Кроме того, какой князь куда “сядет” - зависело и от горожан, от их предводителей (часто города изгоняли своего “законного” князя и приглашали того, кто им подходил больше, не считаясь с их семейными правилами). История Киевской Руси начиная с XI века предстает в летописях непрекращающейся и бесконечной чередой распрей, княжеских походов друг на друга, братоубийств, ослеплений, насильного пострижения в монахи, приводов на Русь военной подмоги и с запада (поляков, венгров), и степняков (половцев).

Каждый князь чувствовал себя в городе и земле, с которых кормился и которыми управлял, временным “находником” и не чувствовал необходимости быть рачительным хозяином вверенной ему области. Население страдало и от междоусобных войн, и от самовластья князей-временщиков - единство Руси стоило дорого.

Тем временем Русская земля за два века стала богаче, призводительней. Земледельцы осваивали железные орудия труда, переходили от подсечно-огневого и целинного (полукочевого) хозяйства к к двух- и трехполью - растущие урожаи могли уже прокормить большее число людей (и самих крестьян, и ремесленников, и воинов, и управителей). Развивалось и совершенствовалось ремесло34 - многое из того, за чем раньше надо было с войском ехать за тридевять земель, изготовлялось местными мастерами. Забота о процветании города и прилегающей к нему земли становилась выгодней дальних походов - и в Византию, и на Киев.

Первыми стали “оседать” дружинники - все меньше среди них находилось желающих отправляться за своими предводителями на новые места. Они добивались от князя передачи им во владение земельных угодий и укоренялись на них, передавая их по наследству (речь шла прежде всего о праве собирать подати с крестьянского населения, жившего в их вотчинах). Они служили любому приходящему князю, так же, как и остававшиеся в городе служители княжеского дома, сборщики налогов и т. д. И сами князья переставали “ловить журавлей в небе”, предпочитая все прочнее закреплять за собой доставшиеся им города с прилегающими земельными угодьями.

К концу XI века расплодившиеся рюриковичи почувствовали необходимость сменить всю систему управления страной. В 1097 г. они собрались на княжеский съезд в городе Любеч и постановили: “...кождо да держит отчину свою”. Единству “семейной” власти надо всей территорией Руси пришел конец. Государство распалось на “отчины” - наследственные владения отдельных ветвей княжеского рода.

Раздробление власти не привело к упадку страны. Скорее наоборот - особенно интенсивно пошло городское строительство, успешнее развивались ремесла, богаче и разнообразнее становилась культура Руси.

Люди по-прежнему чувствовали себя жителями одной страны - их связывали единая религия и общий язык, во всех княжествах продолжали действовать законы Русской Правды.

Не ослабла при этом и совокупная вооруженная сила страны - профессиональных воинов, вероятно, в целом стало даже больше. Но организовывать единое командование ими при возможном нападении извне стало гораздо труднее - отдельным дружинам соперничавших между собой князей слиться в единую общерусскую рать стало практически невозможно. Впрочем, реальной опасности извне более столетия не замечалось: кочевникам южных степей - половцам - киевский князь Владимир Мономах (начало XII в.) дал такой сокрушительный отпор, что они надолго прекратили свои набеги35; соседи на западе не были столь сильны, чтобы всерьез угрожать независимости даже пограничных западнорусских княжеств.

Решение любечского съезда вовсе не прекратило княжеских столкновений, но теперь князья воевали между собой не столько за великокняжеский киевский престол, сколько за расширение территорий собственных владений или за усиление своего влияния и установление контроля над соседними княжествами.

вопросы и задания

  1. Какие религиозные культы были распространены на Руси до крещения?

  2. Когда началось крещение населения Киевской Руси?

  3. Что изменилось на Руси после христианского крещения?

  4. Что такое Русская Правда?

  5. Когда было закреплено политическое раздробление Киевской Руси?

Глава 4

русь накануне монгольского нашествия

Обособление. К XIII веку на территории Древней Руси можно было насчитать до двух с половиной сотен самостоятельных княжеств. Становились все более заметными различия между ними. Постепенно выявились три области, отличающиеся друг от друга и традициями внутренней жизни, и внешней ориентацией - Север (Новгородские земли), Юго-Восток (Галицко-Волынские княжества) и Северо-Восток (Владимиро-Суздальское “залесье”).

С дроблением Руси перестали снаряжаться грандиозные военно-торговые экспедиции в Византию, все опаснее становился путь “из варяг в греки”, упало значение днепровского центра Киева. Но слава и богатства “Господина великого Новгорода” не оскудели. Начался хозяйственный подъем в Европе, все оживленнее становилось на торговых трассах в северных морях. Десятки европейских городов, отвоевав у своих сеньоров независимость и получив от королей и германского императора вольности и привилегии, вступили в пору расцвета. Росло ремесленное производство, скупались продукты и изделия окрестных областей и все это с выгодой перепродавалось на отдаленных ярмарках. На Балтике сложился мощный торговый союз городов - Ганза, - который сумел ко взаимной выгоде обеспечить купцам в этом районе безопасность и защиту. В эту широкомасштабную торглвлю на севере Европы активно включился и Новгород. Жизнь Руси к югу от их обширных владений все меньше занимает новгородцев - их материальные интересы находятся в Европе, их представления об общественной жизни складываются на основе западного опыта.

Внутренние новгородские порядки всегда сильно отличались от общерусских, и с течением времени Новгород все больше становился похож на современные ему западноевропейские города. Во многих древнерусских городах было вече и устойчивая система местного самоуправления, но нигде сила и влияние их не были столь велики, как в Новгороде. Князь-рюрикович никогда не был для новгородцев авторитетом, они не позволяли ему вмешиваться в их внутренние дела, его даже не всегда пускали жить в город, предоставляя ему резиденцию за крепостными стенами. Князь здесь был лишь военным специалистом и командующим городским ополчением - не более того. Также и местные боярские роды не имели в Новгороде такого влияния, как в других русских землях. Всеми делами фактически заправляло богатое купечество, которое, опасаясь бунтов, учитывало интересы и городских ремесленных кварталов. Новгород с его выборным руководством был фактически городом-республикой и обладал всеми правами и вольностями западноевропейских городских коммун.

После политического дробления Руси становится заметным отток населения из киевского, приднепровского центра на южные и северо-восточные окраины страны. Осмелели кочевники-половцы, все чаще прорывавшие южные оборонительные рубежи и разорявшие русские степные поселения, - их жители предпочитали отселяться в более спокойные лесистые районы. Богатые Киевские земли притягивали и русских князей, которые после своих походов на столицу захватывали в плен крестьян и ремесленников и переселяли их в свои “отчины”.

Очень осторожно вынуждены были себя вести и князья, которые оказывались на “столах” в юго-западных княжествах - в Галицко-Волынских землях. Здешнее боярские роды были многочисленны, богаты, авторитетны и своевольны, многие бояре содержали даже свои собственные боевые дружины. Не раз бывало, что князь, который “думы не любил с мужами своими”, вынужден был от “своих мужей” спасаться бегством в соседние Венгрию и Польшу; бывало, что князья, пытавшиеся силой истребить непокорных бояр, кончали жизнь в петле; был даже случай, что в князья был избран не природный рюрикович, а местный боярин. Неудивительно, что западнорусские князья всячески заботились о развитии городов - своих (как и в Европе) естественных союзниках в борьбе с местными “сеньорами”. В XII-XIII вв. В Галиции и на Волыни было основано множество новых городов, в которые устремились ремесленники и купцы не только из Поднепровья, но и из Германии и Польши.

Несколько иной уклад политической жизни складывался на северо - восточной окраине страны - во Владимиро-Суздальских землях. В пору расцвета Киева район этот считался “медвежьим углом” Руси. От благодатного юга его непроходимой стеной отделяли дремучие леса, населенные непокорными племенами вятичей. Но, начиная с Юрия Долгорукого, этот край становится все многолюднее, начинается активная распашка “залесских” полей, появляются новые “городки” (именно в это время в летописях начинает мелькать имя Москвы). Князь Юрий еще чтил заветы старины, еще ценил Киевское Великое княжение, усиленно добивался его и, сев на киевский престол, посадил управлять его пригородом своего сына Андрея.

Андрею же южные порядки (князь среди бояр и “старшей” дружины - лишь первый среди равных) пришлись не по нраву и он сбежал на свою родину, в Ростово-Суздальскую земля. Когда же, в свой черед, он пришел под стены Киева за титулом Великого князя, то безжалостно разорил “мать городов русских” и награбленное вместе с огромным “полоном” вывез в свою “отчину”. Там Андрей (прозванный Боголюбским) устроил все в соответствии со своим самовластным характером: столицу своего княжества перенес подальше от суздальского и ростовского боярства и веча в маленький городок Владимир-на-Клязьме, изгнал своих родственников-соправителей, окружил себя многочисленным двором и поручил управление всеми делами своим слугам, целиком от него зависимым и беспрекословно повинующимся княжьей воле36.

Но первая попытка самодежавства дорого обошлась князю - его убили заговорщики-бояре, а когда весть о его смерти распространилась в городе, владимирцы устроили погром назначенным им слугам управителям (“домы пограбиша, а самех избиша”). Однако и его брат, известный в истории как Всеволод Большое гнездо, не уступал Андрею во властолюбии, превосходя своего предшественника на княжеском престоле талантами правителя. Его тяжелую руку скоро почувствовали на себе почти все русские княжества и даже Новгород. Казалось, что вновь наступили времена единства рюриковичей под властью “старейшего” князя.

Но после смерти Всеволода его наследники не сумели удержать в своих руках бразды правления огромной страной, их дружины были разгромлены соседями, и они уже не могли претендовать на руководство всей Русью. Мощные князья, которым удавалось распространить свое влияние на обширные территории, появлялись и на юго-западе, но и здесь дело этих объединителей пресекалось после их смерти.

Власть в Древней Руси. Периодическое появление на политической арене Древней Руси в конце XII - начале XIII века сильных князей, подчинявших себе соседей, могло в будущем привести к образованию на ее территории единого государства (или государств). Но для этого будущие объединители Руси должны были обладать не только военной силой, но и государственной мудростью - терпением и выдержкой, способностью смирять свои самовластные порывы, умением учитывать и примирять самые разные интересы.

Влияние этих сильных князей за пределами своего княжества не было безраздельным господством - местные правители со своими дружинами ходили вместе с ними в походы на их противников, но были достаточно самостоятельны в своих собственных уделах. “Младшие” князья вынуждены были считаться с более сильным партнером, но одновременно были уверены в своих правах на собственное княжение

Не были всевластны князья (как великие, так и местные) и внутри своих уделов. Силой, сдерживавшей самовластье князя, была его дружина и в особенности самая влиятельная ее часть - “старшая дружина”. Для старших дружинников, становящихся уже богатыми землвладельцами, князь был лишь “первым среди равных”. Без их ведома и согласия князь серьезного решения (например, о военном походе) принять не мог, - бывало, что дружинники отказывались идти в поход, который не был с ними заранее согласован37.

“Старшие” дружинники и местные бояре добивались от князей наделения их обширными земельными участками, а для ее обработки заселяли их доставшимися им в походах пленными или превращали в несвободных холопов должников из местного населения. Князь остерегался затрагивать права своих соратников-землевладельцев распоряжаться в пожалованных им вотчинах, и они постепенно становились их наследственной собственностью. Тем самым дружинники, бояре, окружавшие князя, становилось материально от него независимыми.

Эти боярские вотчины с каждым новым поколением все больше дробились (также, как и княжества рюриковичей), поскольку делились между всеми сыновьями, которые все считалисьявлялись наследниками.

“Младшие” дружинники были гораздо зависимей от князя, жили в основном его милостями. В этом отношении они были похожи на его домовых холопов - рабов или полурабов, - которым он доверял ведение собственного хозяйства - “двора”. Это ближайшее, целиком зависимое от него окружение было на положении “слуг”, “дворян”.

Другой силой, с которой вынужден был считаться даже самый сильный князь, был город. В самые критические моменты горожане выставляли на подмогу дружине свое ополчение (“тысячу”). Города в решении своих внутренних дел были довольно самостоятельны, они имели не только права, которые остерегался затронуть князь, но и реальную силу, идти против которой было опасно - неугодный или неспособный князь мог быть изгнан из города и лишен престола. Мощный князь мог на время подавить самостоятельность городской общины, но сразу же после его смерти созданная им система самовластного управления была обречена на разрушение.

вопросы и задания

  1. Почему принято делить Русь периода политической раздробленности на три больших региона?

  2. Чем отличались друг от друга Юго-Запад, Северо-Восток Руси и Новгородская земля?

  3. Как сложилась система власти в Древней Руси?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа учебной дисциплины история мировых цивилизаций

    Программа
    Университетское образование по определению должно отличаться гуманитарной составляющей; это предполагает, что универсанты специалисты получают углубленное знание исторических, философских, культурологических и иных дисциплин, расширяющих
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине история мировых цивилизаций Для специальности 350800 (оксо 032001-65) «Документоведение и документационное обеспечение управления»

    Учебно-методический комплекс
    о формах культуры, их возникновении и развитии, о способах порождения культурных норм и ценностей, о механизмах сохранения и передачи их в качестве социокультурного опыта;
  3. Понятие и типология цивилизаций. Место и роль россии в системе мировых цивилизаций

    Документ
    Термин «цивилизация» (от лат. civilis— гражданский, государственный, политический, достойный гражданина) был введен в научный оборот французскими просветителя­ми для обозначения общества, в котором царствуют свобода, справедливость и правовой строй.
  4. Источник (отрывок): Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших вре­мен до конца XX века. 10-11 кл.: Пособие для обще-образоват учреждений / Под ред. В. И. Уколовой. 8-е изд., стереотип. М.: Дрофа, 2004

    Документ
    Источник (отрывок): Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших вре­мен до конца XX века. 10—11 кл.: Пособие для обще-образоват. учреждений / Под ред.
  5. История России с древнейших времен до конца XX века в 3-х книгах (2)

    Книга
    Каждая эпоха нуждается в своем осмыслении истории Отечества в тесной связи с мировой историей. И происходит это вовсе не потому, как это кажется некоторым, что на смену одной идеологической конъюнктуре приходит другая, хотя и это

Другие похожие документы..