Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Итоговый междисциплинарный экзамен по специальности 080507 «Управление персоналом»: Программа и методические рекомендации. /Сост.: Аверин А.В., Горел...полностью>>
'Документ'
Конец XIX - начало XX вв., безусловно, является переломной точкой русской истории. Революционные потрясения, освободительное движение вторглись в суд...полностью>>
'Учебник'
1. Читать и учить материал лекций и учебника Родионовой И.А. «Экономическая, социальная и политическая география: мир, регионы, страны» на страницах ...полностью>>
'Диплом'
В наш час різко зростає значення міжнародних економічних зв'язків у господарському розвитку окремих держав. Головним фактором цього є широка інтернаці...полностью>>

Святитель Игнатий Брянчанинов [2] Во второй половине прошлого века появилась книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Православная беседа >> Библиотека >> Игнатий (Душеин), игум.

Игнатий (Душеин), игум.

КУДА ВЕДЁТ СТРАННИК?

Иногда чувствовал такую легкость, как бы не имел тела,
и не шел, а как бы отрадно плыл по воздуху; иногда входил
весь сам в себя и ясно видел все мои внутренности,
удивляясь премудрому составу человеческого тела; иногда
чувствовал такую радость, как будто сделан я царем и
при всех таковых утешениях желал, когда бы Бог дал поскорее
умереть и изливаться в благодарности у подножия Его в мире духов.
“Откровенные рассказы странника духовному своему отцу”
[1]

Можно найти в действиях, происходящих от крови, некоторую сладость
и возомнить, что это молитвенное услаждение. Таковая мысль – заблуждение,
это – самообольщение, именуемое Отцами – “мнением”.
Святитель Игнатий Брянчанинов
[2]

Во второй половине прошлого века появилась книга неизвестного автора “Откровенные рассказы странника духовному своему отцу”, которая была издана впервые игуменом Паисием, настоятелем Черемисского монастыря Казанской епархии. В 1884 году вышло уже четвертое издание книги. В 1911 году было издано дополнение к этим рассказам, найденное в бумагах преподобного Амвросия Оптинского. “Странник” переиздавался множество раз в России и за границей, его читают, цитируют, на него ссылаются. Книга содержит много правильных и полезных Отеческих мыслей и изречений, особенно последние три рассказа. Однако, если внимательно прочитать “Странника” и сверить опыт молитвы главного его героя с учением о молитве святых Отцов, в частности святителя Игнатия Брянчанинова, можно увидеть множество существенных несоответствий.

1. Первое, что бросается в глаза – странная причина, побудившая странника начать труд непрестанной молитвы. Вот что пишет странник: “В 24 неделю после Троицина дня пришел я в церковь к обедне помолиться; читали Апостол из послания к Солунянам, зачало 273, в котором сказано: непрестанно молитеся. Сие изречение особенно вперилось в ум мой, и начал я думать, как же можно беспрестанно молиться...” [3]. Любопытство явилось источником опытов молитвы странника: “... сильное желание и любопытство возбудилось во мне; и день и ночь из ума моего сие не выходило. ... так я до сих пор остался в недоумении и беспокойстве” [4]. О том, какова должна быть правильная причина начала молитвенного подвига святитель Игнатий пишет так: “Все виды бесовской прелести, которым подвергается подвижник молитвы, возникают из того, что в основание молитвы не положено покаяние, что покаяние не сделалось источником, душою, целью молитвы” [5]. Итак, сама причина начала молитвы странника неправильна.

2. О количестве молитвы странника. “Вот тебе четки, – говорит новоначальному молитвеннику “старец”, – по коим совершай на первый раз хоть по три тысячи молитв в каждый день. ... и непременно выполняй по три тысячи в день, не прибавляй и не убавляй самочинно. Бог поможет тебе через сие достигнуть и непрестанного сердечного действия” [6]. Через пару недель “старец” заповедует новоначальному творить уже по 12 тысяч молитв в день (!). Совсем другому учат Святые Отцы: “На неспешное и внимательное произнесение ста молитв [7] (Иисусовых) потребно времени 30 минут... Не произноси молитв спешно, одной немедленно за другою, делай после каждой молитвы краткий отдых и тем способствуй уму сосредоточиваться. Безостановочное произнесение молитв рассеивает ум. Переводи дыхание с осторожностью; дыши тихо и медленно: этот механизм предохраняет от рассеянности” [8]; “Не гоняйся за количеством молитвословий, а за качеством их, т.е. чтоб они произносимы были со вниманием и страхом Божиим” [9]; “Новоначальным должно заниматься молитвою понемногу, но часто, чтоб сохранить вкус к молитве и не произвести в уме утомления, от которого происходит оставление молитвы” [10]. Нетрудно посчитать, что если бы странник молился так, как учит Святитель Игнатий, то есть 100 молитв за тридцать минут, то ему пришлось бы свои 12 000 молитв прочитывать за 60 часов [11].

3. Странник с первых шагов молитвенного труда нацелен не достижение высоких духовных состояний, он фантастически быстро “созрел” для сердечной молитвы: “Наконец, через непродолжительное время почувствовал, что молитва сама собою начала как-то переходить в сердце, то есть сердце, при обыкновенном своем биении, начало как бы выговаривать внутри себя молитвенные слова за каждым своим ударом, например: 1) Господи, 2) Иисусе, 3) Христе, и проч.” [12]. Так понимает странник сердечную молитву: буквально – сердце заговорило. Подобный примитивизм и грубое смешение понятий “сердца” как духовного органа и сердца – органа телесного, может быть объяснен только отсутствием реального опыта правильной молитвы у автора “Странника”. Само желание получить сердечную молитву не одобряется святыми Отцами: “... они (святые Отцы – составитель) строго воспрещают преждевременное усилие взойти умом в святилище сердца для благодатной молитвы, когда эта молитва еще не дана Богом” [13]. Но странник движется далее: “Итак, прежде всего, я приступил к отыскиванию места сердечного, по наставлению Симеона Нового Богослова. Закрыв глаза, смотрел умом, т.е. воображением (в том то и дело, что ум и воображение не одно и тоже! - составитель) в сердце, желая представить себе, как оно есть в левой половине груди и внимательно слушал его биение. ... в начале ничего не примечал, кроме темноты; потом в скором времени начало представляться сердце и означаться движение в оном; далее, я начал вводить и изводить Иисусову молитву вместе с дыханием в сердце... втягивая в себя воздух, с умственным смотрением в сердце, воображал и говорил: Господи Иисусе Христе, а с испущением из себя воздуха: помилуй мя” [14]. “Вот тебе завет мой: не ищи места сердечного” [15] – предостерегает Святитель Игнатий, “… для новоначального искание места сердечного, то есть искание открыть в себе безвременно и преждевременно явственное действие благодати, есть начинание самое ошибочное, извращающее порядок, систему науки (науки из наук – аскетики - составитель.) Такое начинание – начинание гордостное, безумное!” [16]. В данном случае странник показывает прямой и самый короткий путь в прелесть.

Вот первые плоды его молитвы: “... далее ощутил небольшую боль в пальце левой руки, которою перебирал четки, и воспламенение всей кисти, которое простиралось и до локтя и производило приятнейшее ощущение. Притом все сие как бы возбуждало и понуждало к большему творению молитвы. И так ден пять исполнял верно по двенадцать тысяч молитв и вместе с привычкою получил приятность и охоту” [17]. Совсем о других начальных плодах правильной молитвы пишет свт. Игнатий: “Первоначальные плоды молитвы заключаются во внимании и умилении… Далее плодом молитвы бывает постепенно расширяющееся зрение своих согрешений и своей греховности, отчего усиливается умиление и обращается в плачь” [18]. От поиска высоких молитвенных состояний святитель предостерегает так: “Если же кто бы то ни был, движимый, по выражению святого Иоанна Лествичника, гордостным усердием, ищет получить преждевременно сладость духовую или сердечное молитвенное действие или какое другое духовное дарование, приличествующее естеству обновленному: тот неминуемо впадает в прелесть, каким бы образом молитвы он ни занимался, псалмопением ли или Иисусовою молитвою” [19]; “Оценивай себя только осуждением себя. Будь бескорыстен пред Богом. Никак не позволь себе ожидания благодати: это — состояние и учение находящихся в самообольщении, отпавших от Истины. Стремись узреть грех твой и возрыдать о нем: это твое дело” [20].

4. Святитель Игнатий постоянно указывает, что главное в молитве – внимание. “Должно… совершать молитву со вниманием и благоговением с целью покаяния, заботясь единственно о том, чтоб эти три качества постоянно соприсутствовали молитве” [21]. Странник считает, что возможна даже бессознательная молитва: “... еще случилось мне узнать, как сила молитвы во имя Иисуса Христа ясно и живо открывается и в бессознательно занимающихся ею, и как частость и продолжительность молитвы есть верный и кратчайший путь к достижению благих плодов молитвы” [22]

.

5. Странник непрестанно читает “Добротолюбие” и по нему строит свою молитвенную практику. Пользоваться Святыми Отцами необходимо и полезно, надо только помнить предостережение святителя Игнатия: “… древние отеческие книги для монахов никак не могут быть применены вполне к современному русскому монашеству” [23]; “Начинают с середины те новоначальные, которые, прочитав в отеческих писаниях наставление для упражнения в молитве Иисусовой, данное Отцами безмолвникам, т. е. монахам уже весьма преуспевшим в монашеском подвиге, необдуманно принимают это наставление в руководство своей деятельности. Начинают с середины те, которые без всякого предварительного приготовления усиливаются взойти умом в сердечный храм и оттуда воссылать молитву. С конца начинают те, которые ищут немедленно раскрыть в себе благодатную сладость молитвы и прочие благодатные действия ее” [24]. Так пишет Святитель Игнатий. Именно это и происходит со странником. Он при отсутствии духовного руководителя и при неправильной цели молитвенного подвига руководствуется писаниями древних Отцов, писавших для людей совершенно другого духовного уровня и начинает труд молитвы с середины, если не с конца.

6. Странник попирает еще один духовный закон, о важности которого часто пишет святитель Игнатий – он допускает участие воображения при молитве. Вот как странник учит искать сердечное место: “Ты точно также вообрази свое сердце, наведи свои глаза, как бы смотрел на него сквозь грудь, и как можно живее представь его, а ушами то внимательно слушай, как оно бьется и ударяет раз за разом. Когда к сему приспособишься, то и начинай к каждому удару сердца, смотря в него, приноровлять молитвенные слова” [25]. Строго предостерегает от подобных опытов свт. Игнатий: “Самый опасный, неправильный образ молитвы заключается в том, когда молящийся сочиняет силою воображения своего мечты или картины ...” [26]; “Ум во время молитвы должно иметь и со всею тщательностию сохранять безвидным, отвергая все образы, рисующиеся в способности воображения... Образы если их допустит ум в молитве, соделаются непроницаемой завесою, стеною между умом и Богом” [27]. Опыт странника практически полностью соответствует “духовным упражнениям” Игнатия Лойолы – основателя ордена иезуитов. Возможно поэтому католикофилам и ноообновленцам “Странник” особенно по вкусу. Удивительно, что даже в предисловии написанном в 1948 году православным, казалось бы, архимандритом Киприаном (Керном), и использованным в издании “Откровенных рассказов странника” Оптиной пустыни 1991 года, встречаются странные строки: “Они (странники ушедшей России – составитель) ... кажутся нам теперь гораздо более близкими к Бедняку из Ассизи...” [28]. Да, это о том самом “святом” Франциске, о котором Святитель Игнатий отзывался в следующих словах: “... достигли в отшельничестве сильнейшей бесовской прелести Франциск д'Асиз, Игнатий Лойола и другие подвижники латинства, признаваемые в недре его святыми” [29]. В одном из писем Святитель Игнатий советует: “Займитесь чтением Нового Завета и св. Отцов Православной Церкви (отнюдь не Терезы, не Францисков и прочих западных сумасшедших, которых их еретическая Церковь выдает за святых)” [30].

Еще более удивительные строки можно найти в том же самом предисловии чуть ниже: “Это сокровище – молитва. Тот дар и та стихия, которым безмерно богаты те, кто его стяжали. Это – то духовное богатство, которое отцы-аскеты назвали “умным деланием” или “духовным трезвением”, которое унаследовано от подвижников Египта, Синая и Афона, и корни которого уходят в седую древность христианства. Это – то богатство, которое близко всем мистикам всех религий...” [31]. Это уже о многом говорит.

Каковы же плоды молитвенного подвига странника? “... сделался я какой-то полоумный, нет у меня ни о чем заботы, ничто меня не занимает, ни на что бы суетливое не глядел, и был бы все один в уединении; только по привычке (!) одного и хочется, что бы беспрестанно творить молитву и когда ею занимаюсь, то мне бывает очень весело. Бог знает, что такое со мною делается ...теперь ясно понимаю, что значит изречение, слышанное мною в Апостоле: непрестанно молитеся” [32]. Древо познается по плодам.

Многие, однако, защищают “Странника” используя следующие аргументы:

1. Некоторые рассказы приписываются преп. Амвросию Оптинскому. Тут необходимо заметить, что четыре первых “рассказа”, в которых содержаться все вышеприведенные несоответствия, никто никогда не думал приписывать преп. Амвросию. Ему могут принадлежать только три “рассказа”, обнаруженные после его кончины в его документах и изданные отдельно в 1911 году;

2. Говорят, что многие через “Странника” пришли к вере. Однако, в настоящее время люди приходят к вере часто совершенно удивительными путями. Множество людей пришло в Православие, обратившись из атеизма через оккультизм, астрологию, восточные культы и т.д. Это не значит, что необходимо все эти лжеучения признать правильными. Нужно благодарить Бога, что он привел человека к познанию Истины, и отбросить прежние “ступеньки”;

3. Некоторые считают, что “Странник” может быть полезен для новоначальных, как некое упрощенное пособие, предваряющее сложные творения святых Отцов. Однако, представляется что наоборот, как раз для начинающих духовный путь нет ничего хуже, чем приобрести ложные понятия о духовной жизни. “Странника” может без вреда прочитать человек, стяжавший правильные знания у святых Отцов, для новоначальных же лучше творений Святителя Игнатия Брянчанинова вряд ли можно что-либо рекомендовать.

[1] “Откровенные рассказы странника духовному своему отцу” Издание Введенской Оптиной пустыни 1991 г. Рассказ 2 стр. 108 Все дальнейшие цитаты из “Странника” заимствованы из этого издания.

[2] “Собранию Писем Святителя Игнатия” Письмо 155 (247, 86)

[3] “Откровенные рассказы странника” Рассказ 1 стр. 15

[4] Там же. Рассказ 1 стр.19

[5] Святитель Игнатий Брянчанинов “Аскетические опыты” Издание Сретенского монастыря. Том 1, стр. 233. Дальнейшие цитаты из 1 тома творений Святителя Игнатия по этому изданию. Все выделения текста сделаны составителем.

[6] “Откровенные рассказы странника” Рассказ1 стр.26

[7] Курсив Свт. Игнатия – составитель.

[8] Творения Святителя Игнатия “Приношение современному монашеству” Том 5, 110

[9] “Собрание Писем Святителя Игнатия” Письмо 162 (254, 92)

[10] Там же. Письмо 276 (376, 24)

[11] В древности Преп. Пахомию Великому Ангел Господень дал правило (оно находится в конце Следованой Псалтири), включающее кроме других молитв сто молитв Иисусовых, и заповедовал прочитывать это правило каждый час суток. Это как раз соответствует учению Свт. Игнатия Брянчанинова и является ярким противоречием опыту странника.

[12] “Откровенные рассказы странника” Рассказ 2 стр.32

[13] “Аскетические опыты” Том1, стр. 273

[14] “Откровенные рассказы странника” Рассказ2 стр. 50

[15] “Аскетические опыты” Том 1,стр. 274

[16] Там же. Том 1, стр. 272

[17] “Откровенные рассказы странника” Рассказ 1 стр. 27

[18] “Аскетические опыты” Том 1,стр. 292

[19] “Собрание Писем Святителя Игнатия” Письмо 153 (245, 84)

[20] Там же. Письмо 156 (248, 87)

[21] “Аскетические опыты” Том 1, 225

[22] “Откровенные рассказы странника” Рассказ 2 стр. 114

[23] “Собрание Писем Святителя Игнатия” Письмо 496 (647, 180)

[24] “Аскетические опыты” Том1, стр. 225

[25] “Откровенные рассказы странника” Рассказ2 стр. 104

[26] “Аскетические опыты” Том 1, стр. 234

[27] Там же. Том 1, стр.147

[28] “Откровенные рассказы странника” Предисловие стр. 8

[29] “Приношение современному монашеству” Том 5,стр. 69

[30] “Собрание Писем Святителя Игнатия” Письмо 203 (297, 28)

[31] “Откровенные рассказы странника” Предисловие. Стр. 9

[32] Там же. Рассказ 1 стр. 31

Православная беседа >> Библиотека >> Игнатий (Душеин), игум.

Терентий Смирнов

В ЗАЩИТУ СТРАННИКА

Достаточно странно, что публичные высказывания по важнейшим проблемам мистического православия, подобные в изданной на сайте «Православные беседы» статье под названием «Куда ведёт Странник?», исходят от людей не владеющих и темой и глубоким пониманием, хотя и владеющими церковными чинами и званиями.

Поговорим о «странностях» ни Странника, а странностях логики и компетентности автора этой статьи игумена Игнатия Душеина, и, конечно же, кратко рассмотрим вопросы, в сей статье затронутые.

В защиту Странника.

Передо мной небольшая книжка – сами «Откровенные рассказы…». На титульном листе читаю: «Издание Сретенского монастыря, год 2002». Далее более крупным шрифтом: «ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ. Ниже в аннотации: «Эта книга – одна из самых замечательных книг о молитве. Учиться непрестанной Иисусовой молитве по ней благославляли святитель Феофан Затворник и оптинские старцы. На ней воспитывалось несколько поколений православных людей»

Действительно, в книге достаточно подробно, живо описан личный, сокровенный, духовный опыт человека, глубоко сопричастного к мистическому богопознанию. Страницы небольшой по объёму книжицы как бы излучают благодать Святого Духа. Веет покоем, тишиной, смирением и даже некой духовной сластью. Весь смысл жизни автора («рассказов»), который скорее всего и является героем описания, заключается в стяжании Святого Духа, в бессеребреничестве, в познании и покорном стремлении-приближении к Богу. Формой богопознания, своего искательства для героя книги стало странничество. Он избрал очень трудный, тяжкий путь, полный всевозможных лишений и страданий. Путь и форма почти неприемлемые в настоящее время именно по причине своей тягости – они сейчас справедливо приравнивались бы к самому настоящему духовному подвигу. Да и автор «Рассказов» явно не кичится, не хвалится и не возвеличивает свой духовный опыт. Он зачастую сопровождается слезами покаяния. Достаточно сказать, что он вообще скрыл своё имя (фамилию). И это является для нас примером христианского смирения. Автора (и героя книги) стали называть «Странник». Странник просто незатейливо делится своими переживаниями, своим опытом и сложным искусством освоения Иисусовой молитвы. Удивительными, духовными переживаниями! Сокровенным молитвенным опытом! В православной традиции не принято открывать столь подробно, откровенно и публично (в книгах) подобное. А тут такое сокровище и подарок читателям, нашему современному духовному искателю! Странник – преемник отцов-исихастов, носитель тайных знаний…

И вдруг - читаю в интернете. Этаким открытым, публичным текстом и не где-нибудь, а на православном сайте в статье «Куда ведёт Странник?» на героя (и автора рассказов) обрушивается беспощадная, совершенно не обоснованная критика и хула. А значит и хула на всё русское православие! Ответная реакция – возмущённое недоумение! Кто он, автор этой статьи: сектант? чужой среди своих? Или просто заблудший, запутавшийся человек – посторонний и несведующий в духовных вопросах?

Игнатий – игумен… Возникает обоснованное подозрение: вероятно, духовный пастырь лишён собственного определённого духовного опыта самопознания для того, чтобы обсуждать тему Иисусовой молитвы. Очень похоже и на то, что и теоретические знания слабоваты. Но вот, что ещё хуже, - совсем плохо с обычным, нормальным, логическим мышлением…

Итак, с самого начала в контексте статьи «Куда ведёт Странник?» и по порядку.

Автор первых «рассказов» Странника доподлинно неизвестен. С этим можно согласиться. Однако известно, что в бумагах святого преподобного старца иеромонаха Амвросия Оптинского были обнаружены в рукописи ещё три рассказа Странника, которые названы «Свиданиями». И с этим нет недоразумений. Известно, что и святой епископ Феофан Затворник (Говоров) свидетельствовал о том, что сам исправил «Рассказы» и дал им известный нам вид, т. е. – отредактировал…

Таким образом, в не зависимости от того, кем написаны первые «Рассказы», очевидно как минимум одно:

Двое известных русских православных святых (канонизированные православной церковью!), и Амвросий Оптинский, и Феофан Затворник, не просто были знакомы с работой Странника, не просто внимательно её изучали, но и работали с ней. Они дополнили этот труд (если не создали некоторую или даже всю её большую часть сами!). А что означает последнее?

Напрашивается единственный вытекающий вывод из этих дополнений: указанными святыми работа Странника была принята, одобрена, признана, утверждена! Святые не обнаружили, не «прозрели» в духовном опыте Странника никакого духа прелести, которым пугает своих читателей игум. Игнатий! И, конечно же, мистический опыт католического святого И. Лейлы принципиально не тот же, что у Странника, их ни в коем случае нельзя приравнивать!

Естественным одновременным логическим следствием явилось бы и то, что в случае несоответствия личного, духовного опыта святых Амвросия и Феофана и молитвенного опыта Странника, - вместо дополнений, написаний и редакций «Рассказов» со стороны святых следовали бы ответная критика, отрицание, разоблачение Странника . Но ни как не подготовка к изданию, издание и распространение. Зачем святым подвижникам дух прелести множить-тиражировать-плодить???..

Ещё раз повторю свою мысль: поскольку святые Амвросий и Феофан были людьми пишущими, при обнаружении (прозрении) ими в духовных состояниях Странника демонического обольщения, самомнения, духа прелести вместо дополнения (возможного написания) и редакции «Рассказов» незамедлительно следовали бы с их стороны разоблачения. В свою очередь о молитвенном опыте и духовных состояниях Странника свт. Брянчанинов нигде критически, отрицательно не высказывается! В любом случае очень странно использовать в качестве своей критики труды Брянчанинова, который, возможно, по времени своей жизни на каких-нибудь 10-15 лет не застал и «не успел» ознакомиться с «Рассказами», и совсем закрыть глаза на отношение к Страннику тех святых, которые к его произведению имели самое близкое, непосредственное соучастие. Логика «критика» игумена Душеина хромает уже в самом её начале…

Но игум. Игнатий настойчиво нацелен на «обличения» Странника. Кажется, ему «виднее», чем указанным святым. Однако в нашем случае на основании очевидной логической подоплеки игумену придётся признать, что либо святые Амвросий и Феофан сами пребывали в прелести, т. е. не являются святыми, либо… Самому признаться, что собственное высокоумие (самомнение) подтолкнуло его к написанию неоправданной, подложной, оговорной статьи, чтобы выглядеть в глазах читателя «мудрым» пастырем.

Нет сомнений, что выстраивание «логики» своих утверждений, идущей в разрез с известными святыми и неправильное приложение совершенно верных идей свт. И. Брянчанинова по отношению к Страннику и будет означать ту самую «странность» и очевидность духовной прелести только не автора «Рассказов», а самого игумена Игнатия…

Пойдём дальше и рассмотрим, какое же «множество существенных несоответствий» с опытом святых Отцов и Старцев увидел автор критической статьи в опыте Странника…

1). Автору статьи игум. Игнатию бросилась в глаза и почему-то не понравилась причина, побудившая Странника к молитвенному деланию. Эта причина заключается в сильном желании и любопытстве.

Неодолимая (извечная) устремлённость человека к Богу (сильное желание), сущностный интерес, искреннее душевное влечение, расположение (любопытство) к богопознанию, к истине, к проблемам духовного развития игумен считает как исходной причиной к духовной практике почему-то неправильной, ошибочной, несостоятельной… Однако очевидно, что не простое, обывательское любопытство двигало Странником, а, скорее, – любомудрие, любовь к мудрости.

В различных историях жития Святых известны куда более крайние, греховодные исходные состояния, которые явились побудительными причинами устремления к Богу – разврат, блуд, пьянство (напр. св. Мария Египетская), занятия чёрным колдовством (св. Киприан) и даже разбой, убийства… Через осознание глубины своего падения будущие святые устремлялись, взывали к Богу с просьбой об очищении, помиловании, прощении, спасении, т. е обращались к молитве! И получали ответ Свыше. Согласимся, что на фоне этих ужасных историй любомудрие и желание богопознания есть естественная и нормально-потребностная исходная ситуация. К тому же, молитва Странника была ему передана от опытного духовного прозорливого Старца, который и «видел» ситуацию ученика, а равно, как и определил степень его готовности. Бедный Странник уже пребывал в христианском смирении и был подготовлен самой судьбой, Божьем промыслом к освоению Иисусовой молитвы (совместные с супругой домашние слёзные молитвы, полуинвалидность и повреждение руки, пожар в доме, потеря семьи и как следствие - неимущественность, начало странничества…).

2) Сильно смущает игум. Игнатия и количество молитв Странника. Не нам, современным людям, их оценивать. Назначал их количество своему ученику опытный и искушённый в этих делах и духовных битвах неизвестный Старец (каких на Руси в ту пору было не так мало). События шествуют приблизительно в сер. 19 века, а для нас это глухая древность. Люди ранее могли молиться почти непрерывно и по 10 и более часов в сутки… Современный же человек, как известно, хил и слаб, и физически и духовно (по различным причинам – плохая экология, во многом искусственная одежда и пища, активность атеизма, неверия и т. д.).

И совершенно не понятны подсчёты молитв Странника игуменом Игнатием. При самом-самом замедленном, не спешном с паузами произнесением 10 Иисусовых молитв уходит максимум 1,5 минуты, и на сто молитв соответственно уйдёт всего лишь 15 минут, на 1000 молитв 150 минут, на 3 тыс. – 450 минут соответственно, т. е. – всего семь с половиной часов – не так уж по тем временам и много! Но это в случае, когда произносится полная Иисусова молитва, а именно: «Господе, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Опытные старцы учат использовать различные промежуточные сокращённые варианты Иисусовой молитвы вплоть до простого упрощения - «Господи, помилуй». И в последнем случае 12 тысяч молитв в день это вовсе не предел суточного времени тем более для человека старых духовных традиций сер. 19 века.

Очевидно, что игум. Игнатий никогда не практиковал Иисусову молитву, а, составив о ней своё ложное «мнение», пытается о ней писать и оценивать…

3) Третьим пунктом осуждения у автора статьи «Куда ведёт Странник?» значится такое несоответствие: «Странник с первых шагов молитвенного труда нацелен на достижение высоких духовных состояний, он фантастически быстро “созрел” для сердечной молитвы…» И вновь неоправданный оговор, непонимание. Бесконечным смирением, беспомощностью, духовной немощью проникнуты страницы «Рассказов». Герой их (всего лишь с сухарями да духовной книгой в дырявой суме) ищет только Бога и ничего кроме, и принимает то, что даётся, спускается Свыше. Более того, обратите внимание на очень характерный эпизод во второмм рассказе из жизни Странника, в котором он с честью и со смирением проходит искушение чудесной способностью к исцелению других людей и… - искренне, с сердечной лёгкостью отказывается от этой способности, чтобы ни впасть в тщеславие и прелесть.

И, конечно же, никакого примитивного смешения понятий физического и духовного сердца в рассматриваемых писаниях не наблюдается. Именно духовное сердце умеет как бы «разговаривать», жаловаться, просить, умиляться, благоговеть, радоваться и пр. Телесный орган проявляется в ином более приземлённом и плотском выражении – ломота, различные кровяные теплоты, пульсации, покалывания и т. д.

А на приблизительный поиск сердечного места указывали и сами Св. Отцы, а именно - на верхнюю треть сердечного мешка в левой части груди. В указании конкретного физиологического места, который приблизительно соответствует духовному сердечному входу, и заключается таинство «передачи» молитвенного приёма. И прелестью является вовсе не сами кровяные движения в теле и в сердце (они естественно-необходимы!), а возведение их на уровень благодатных. Подобного прельщения у Странника не обнаруживается. Вообще у Старцев очень чётко обозначены, прописаны различения благодатных состояний и прелести. Очевидно, что игум. Игнатий с ними не знаком. И тезисы св. Брянчанинова никак не приложимы к состояниям автора «Рассказов». Многое оценивается по молитвенным плодам, а плоды молитвы Странника благодатны.. Характерным результатом благодатного воздействия на Странника является его всё большее и большее сердечное, духовное воспламенение, очищение, слёзы покаяния и устремление к Богу, при котором всё мирское меркнет на фоне всё более глубокого смирения и нищеты духа…

Из второго рассказа: «Боязнь муки есть путь раба, а желание награды в Царствии есть путь наёмника. А Бог хочет, чтобы мы шли к Нему путём сыновним, то есть из любви и усердия к нему вели себя честно и наслаждались бы спасительным соединением с Ним в душе и сердце»

Таков путь автора рассказов. А сколько горьких жизненных испытаний ему пришлось преодолеть!

Что касается положения новоначалия Странника и его «неестественной быстроты» продвижения («созревания») на тернистом пути, то обратим внимание на следующие моменты.

В контексте истории Странника молитва в его жизни присутствовала уже за долго до встречи со старцем-учителем. Таким образом, Странник был предуготовлен. И к тому же…

Произведение Странника – не протокольная запись, не дневник, в котором поденно, последовательно отражены события внутренней и внешней жизни практикующего. Описание облечено в ХУДОЖЕСТВЕННУЮ форму. А она предполагает тот самый эффект кинематографа или литературную условность, при которой, напр., эпохальные события продолжительностью в 100 лет субъективно-художественно определённым образом компонуются, и вы просматриваете их в кино или прочитываете в романе всего за час восприятия…

Очевидно, что в «Рассказах» и многое опущено. Некоторые периоды в художественных целях переставлены местами, и составлены, вообще, они более ускоренно намеренно и намеренно же выставлены чарующе-привлекательной стороной. И делалось это, заметьте, по Воле Божьей (которую непременно ощущал автор) с целью всё того же духовного привлечения к христианско-православной мистике и к молитвенному деланию всё новых и новых людей.

Быстрота и лёгкость сведения ума (внимания) Странника в сердце и получение как таковой сердечной молитвы и говорит о благодати даруемой. У некоторых или у большинства этот процесс происходит достаточно длительно и трудно.

4) Под «бессознательностью» же молитвы (во втором рассказе) Странник подразумевает совсем не отупение, не отсутствие сознания, не бессознательную одержимость, а молитву самодвижную (самодействующую). Такая молитва происходит не по намеренному деланию, а творится сама. И последнее, конечно же, не означает, что всякая осознанность (внимание) в этом состоянии у Странника отсутствовала (ибо как он о нём узнал?!), а сообщает нам о даре Бога и высшем молитвенном внимании. И в этом пункте «обличения» автор «Куда ведёт Странник?» опять всё перепутал.

5) Из лже-статьи: «Он (Странник) при отсутствии духовного руководителя и при неправильной цели молитвенного подвига руководствуется писаниями древних Отцов, писавших для людей совершенно другого духовного уровня и начинает труд молитвы с середины, если не с конца» Духовный руководитель у Странника был (дан Богом) и Богом же был отнят в тот период, когда правильное духовное состояние Странника было уже и предуготовлено и заложено, и необходимые духовные ориентиры показаны. И писания древних старцев лишь шло на пользу и развивало любомудрие автора «Рассказов». Уместно заметить, что у самого свт. Игнатия Брянчанинова не было духовных наставников (как он сам о себе сообщает), - его наставниками стали писания Старцев…

6) Ещё один подлог, оговор и смешение понятий совершил в своей статье игум. Игнатий. Речь идёт о воображении. Когда посредством известного, распространённого, аскетического метода, включая дыхание, у Странника приводится поиск сердечного места, то повествуется вовсе не о воображении! А об осознании, чувствовании, духовном ощущении - о внимании (ума) к сердцу. Когда же открывается тайный сердечный вход и при условии, что это от благодати, то ум молится в сердце чисто без помыслов и мечтаний! Так происходит у Странника. Свт. Брянчанинов в данном случае подразумевает совсем иной опасный и ложный ход. А именно: активность в неправильной молитве собственно зрительно-чувственного воображения, в котором рисуются конкретные различные картины, образы, ситуации о Боге и ангелах, о райских пространствах. И как проявление и следствие демонического обольщения далее могут следовать явления благоуханных запахов, голосов, ярких галлюцинаторных светоносных образов. Развивается нервная взбудораженность вплоть до одержимости. Ничего подобного в духовном опыте Странника мы не прослеживаем!

Более того, под непосредственном руководством опытного старца в некоторых православных традициях в начале и недолговременно вполне допускается участие в освоении молитвы даже и воображения. Последнее в некоторых монастырских традициях именуется молитвой художественной…

«Каковы же плоды молитвенного подвига странника?.. сделался я какой-то полоумный…» - продолжает цитировать в своей статье игум. Игнатий. А далее приводится удивительное духовное состояние, в котором в полной мере проявляется благодать Св. Духа и которое Отцы вселенской Церкви называли «УВЕСЕЛЕНИЕМ» или «ВЗЫГРАНИЕМ» сердца! Так привлекается человек малой или большой благодатью на путь служения Христу. И вообще очень много написано на эту тему в христианско-мистическом богословии. Игум. Игнатий этого не знает…

Описанные Странником состояния небывалой лёгкости, прозрачности, невесомости, Любви ко всем людям и к миру, ощущения «царствования», тишайшего смирения, неописуемого покоя, бессмертия, блаженства – все эти состояния неизбежно в разной степени проходит каждый современный исихаст и делатель Иисусовой молитвы. Да. Страдания и каждому свой крест обязательно-неминуемы. Но высший духовный идеал – вечное, духовное наслаждение. Христианским духовным идеалом является отнюдь не Христос распятый, а – воскресший!

А такие состояния, как «видение» своих внутренних органов описано и у прп. старца Силуана (Афонского), и в исихазме достаточно распространено. И сами по себе такие состояния не являются прелестью, если «не принимаются» практиком, не соединяются и не усиливаются тщеславием, самомнением. Ловушек, испытаний, искушений на каждом пути очень много. Но именно они и являются тем золотым мерилом, проверяющим подвижника на крепость в Христовой вере. Ничего не искать, кроме Бога и Его Любви – ни здоровья, ни силы, ни чудесных способностей, ни тем более власти, денег и славы. И этим путём неуклонно и настойчиво следовал Странник…

Иисусова молитва в целом, и в частности Странника, – настоящее духовное сокровище. В этом кратком словосочетании содержатся все тайны мироздания, в нём заключено всё христианско-мистическое богословие. В нескольких словах Богу, данных Святым Духом, – всё и вся!!!

Уводить людей от практики Иисусовой молитвы, пугать ею, критиковать молитвенный опыт и будет являться прелестью. Игумен Душеин, отталкивая людей от христианского православия, подталкивает их к сектам. Искатели тогда начнут практиковать, например, мантру «Харе Кришна!»

«Откровенные рассказы Странника» до сих пор заслуженно пользуются читательским интересом и спросом. И многие очень многие искатели на тернистых, заблудших, тёмных путях-дорожках пришли к Богу через сокровенные рассказы. Через Странника сам Бог ищет человека и является Свои чистые, прозрачные, светоносные энергии!

Примечение: Игумен – церковный чин – настоятель, руководитель, пастырь целого монастыря или храма.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Святитель Игнатий (Брянчанинов)

    Документ
    Предлагаемый вашему вниманию сборник является попыткой донести учение Святой Церкви по одному из важнейших разделов духовной жизни (аскетики) до современного христианина, искренне ищущего спасения своей души в лоне Православной церкви.
  2. А. Н. Стрижев Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд «Аскетическая проповедь» ибольшой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение»

    Документ
    Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд — «Аскетическая проповедь» и большой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение».
  3. А. Н. Стрижев Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих

    Документ
    Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих, так и у мирян.
  4. Книга диакона Андрея Кураева, профессора Свято-Тихоновского Православного Богословского Института, посвящена замыслу объединения религий.

    Книга
    Книга диакона Андрея Кураева, профессора Свято-Тихоновского Православного Богословского Института, посвящена замыслу объединения религий. Этот замысел активно провозглашается множеством сект (вспомним Аум Синрике, выдававшую себя
  5. Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония»

    Книга
    Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония» состоит из двух самостоятельных частей — «Самодержавие Духа» и «Русь Соборная», представляющих, по замыслу автора, право­славную историософскую

Другие похожие документы..