Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Семья ребенка с ограниченными возможностями сравнительно недавно стала объектом изучения и социального действия. Отчасти это обусловлено тем, что в р...полностью>>
'Методические рекомендации'
Мельник В.А. – профессор кафедры идеологии и политических наук Академии управления при Президенте Республики Беларусь, доктор политических наук, проф...полностью>>
'Документ'
члени колегії: Личак С. А., Хромуляк І. М., Адаменко О.Л., Бойко Л.П., Бойко Л.В., Бондарчук Ю. В., Блощаненко С.В., Беренштейн Б.Л., Герасименко А.Д....полностью>>
'Кодекс'
(1) Налоговые обязательства по местным сборам, возникшие до 1 января 2005 года, регулируются в соответствии с законодательством, действовавшим на мом...полностью>>

Социология: что она знает

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В ПОИСКАХ СВОЕГО ПРЕДМЕТА

Надо сказать, что социологическая практика в определении пред­мета своего внимания пошла намного дальше, чем социологическая те­ория. Пожалуй, именно социологи-практики не только у нас в стране, но и за рубежом нащупали ту область социального бытия, которой дол­жна заниматься социология и благодаря которой она обрела почву и получила возможность приносить реальную пользу своими рекоменда­циями. Большое влияние в этом плане на социологию оказал так на­зываемый хоторнский эксперимент.

В 1927—32 годах социологом и психологом Мэйо и его сотрудни­ками проводилась серия экспериментов, которые показали роль н зна­чение «человеческого фактора» на производстве, как позже стали на­зывать это новое направление. Эти эксперименты наглядно продемон­стрировали, чего можно добиться от работника, если создать опреде­ленную систему взаимоотношений на производстве. Понимание роли и значения «человеческого фактора» обусловили впоследствии созда­ние социологической и психологической службы на предприятиях. За­дача социологов и психологов заключалась в том, чтобы изучить «человеческие отношения» и выработать соответствующие рекомен­дации по их использованию с целью повышения производительности труда. И надо сказать, что западная эмпирическая социология проде­монстрировала в этом массу интересных возможностей социологии и психологии.

Если отвлечься от того, что теория «человеческих отношений» по­зже была провозглашена глобальной теорией социального благоденст­вия, приобретшей определенную идеологическую окраску, то в ней можно найти много положительных моментов.

Особенностью отечественной прикладной социологии является наличие в ней как бы двух направлений — первое, если так можно сказать, академическое, где, как правило, исследовали ее концепту­альные проблемы, например, образа жизни, социального прогнозирования, воспитания и образования и т.д., и носящие довольно общин характер. Другое направление, развиваемое в основном заводской соц­иологией,— проведение конкретных социологических исследований только для нужд производства. Академическая социология давала за­казы, как правило, самой себе и, как это часто бывает в академической науке, удовлетворяя за казенный счет собственное любопытство, бла­годаря чему нередко рождались весьма нетривиальные проблемы и их решения. Именно благодаря интересу и любопытству отдельных соц­иологов, появились новые направления в социологии, например, соц­иолингвистика, социология личности, региональная социология, соци­альная демография и др. Для второго направления заказчиками высту­пали предприятия, фабрики, заводы, учреждения, которые требовали конкретных рекомендаций. Если первые решали чисто научные про­блемы и находились, так сказать, в свободном полете мысли и поиске истины, то вторые обязаны были решать производственные задачи и надолго забывать о собственных научных интересах. Перед заводской социологией постоянно стоял вопрос, что нужно сделать в области со­циального развития, чтобы повысить производительность труда. Этот вопрос висел над заводскими социологами как домоклов меч и по-гам­летовски трагична была его постановка, быть или не быть заводской социологии. Эта вынужденная жесткая ситуация и заставляла соц­иологов-практиков искать ответ на вопрос, чтобы сохранить свое место под солнцем. Именно чрезвычайная ситуация и привела к пониманию того, чем социология должна заниматься.

Решая производственные вопросы, социологи, естественно, вы­шли на социальные факторы, которые оказывали влияние на эффек­тивность работы предприятия и каждого работника. Этих факторов бы­ло много, но в конечном итоге круг их более или менее определился.

На массе данных конкретных социологических исследований было доказано, что нельзя рассматривать работника функционально, только как элемент той или иной производственной ситуации. Выполнить свою производственную операцию успешно, с высоким уровнем каче­ства, способен только работник, который обладает возможностью рас­крыть себя как личность. Поэтому необходимо подходить к нему, учи­тывая все богатство его личных характеристик, ибо любая деятель­ность есть выражение его личных качеств и т. д. Важно, что социологи решали эти проблемы, исходя не из общих деклараций о важности че­ловека, личности на производстве и в обществе, о которых постоянно кричали все плакаты и лозунги, а шли от исследований человека. Соц­иологи, обращаясь со своими вопросами к десяткам и сотням рабочих, инженеров, руководителей, служащих с неизбежностью выходили на их нужды и неудовлетворенные потребности, выходили на реальные социальные проблемы и соответственно их влияние на эффективность труда. Осуществляя поиск условий, влияющих на повышение эффек­тивности труда, социологи определили причины, воздействующие на че­ловека, стимулирующие или тормозящие его творческую деятель­ность, его инициативу и т. д. Соответственно, социологи вышли на уз­ловой момент, который определяет всю структуру деятельности соци­альной группы — на систему взаимоотношений людей и социальных групп или социальные отношения.

Правда, для заводских социологов осознание важности изучения социальных отношений первоначально проявилось в исследованиях межличностных отношений, морально-психологического климата в коллективе. Идея оказалась простой, но довольно продуктивной. Исс­ледования показывали, что чем лучше отношения в коллективе, тем лучше человек работает, и если отношения между членами коллекти­ва плохие, а тем более конфликтные, тем хуже рабочие трудятся и, соответственно, ниже эффективность труда всего подразделения. От­ношения дружбы, симпатии, взаимодоверия вот основные характери­стики хорошего микроклимата в коллективе. Но социологам еще пред­стояло понять, откуда появляются дружба и симпатия, вражда и кон­фликты. Они только увидели, насколько важны эти отношения для ра­боты и что их можно определенным способом регулировать, в основном специальным подбором людей, симпатизирующих друг другу. И этого чаще всего оказывается достаточно, чтобы какое-то, правда, довольно короткое время, подразделение начало хорошо работать. С удивитель­ной закономерностью примерно через полгола, опять образуется та си­стема отношения, которая является естественной для любого коллек­тива, т. е. система симпатий и антипатий, конфликтов и противоречий. Естественным путем возникают отношения, которые определяются си­стемой более общего порядка. Уже потом было понято, что отношения дружбы и симпатии — есть выражение более сложной системы отно­шений.

Обнаружив это, социологи, пошли дальше и в серии исследований нащупали и проверили еще одну систему производственных отноше­ний, а именно отношения между руководителями и подчиненными как двумя социально-профессиональными группами. Оказалось, что здесь кроме отношений чисто дружеских или деловых, имеются и другие от­ношения, например, политические. В данном случае имеются в виду отношения взаимной ответственности и наличие не только обязанно­стей друг перед другом, но и прав, а соответственно, и разделение пол­ноты власти. Понимая насколько важны для работы предприятия отношения между этими группами, социологи стали активно исследовать, прежде всего, уровень доброжелательности и доверия между ними, содержа­щий в себе всю или достаточно полную совокупность действий по от­ношению друг к другу. Например, забота администрации об условиях труда и быта рабочих, включение последних в управление производ­ством и общественными делами, активное их участие в общественной жизни, компетентность руководства и профессионализм рабочих и т. д.— все это позволяло определить в свою очередь характер и уровень взаимной ответственности. Если этот уровень достаточно высок, то за­дачи предприятия решаются успешно, если же отношения конфликт­ные, то и общие задачи решаются плохо или совсем не решаются.

Исходя из этого, социологи выработали целую серию рекоменда­ций, которые позволили успешно решать эти проблемы. Например, ис­следования показывали, что напряженность между администрацией и рабочими часто возникает в результате недостаточной информирован­ности последних о деятельности руководства. Нередко именно из-за этого возникают слухи и домыслы, часто носящие негативный харак­тер, что приводит к росту недоверия друг к другу. Двусторонняя сис­тема информированности о деятельности администрации и коллектива в целом, позволяет в ряде случаев снять напряженность.

Но далее социологи показали принципиальное значение установ­ление отношений и между профессиональными, квалификационными, половозрастными и другими группами, например, между молодыми и кадровыми рабочими, квалифицированными и неквалифицированны­ми, между работниками различных подразделений и т. д. Самым глав­ным следствием этих исследований был вывод о том, что в социальном управлении не столько важно удовлетворение тех или иных специфи­ческих интересов, каждой из этих групп, сколько установление строго определенных отношений, что стало, в конечном итоге, основным принципом социологических исследований.

Таким образом, решая социологическими методами социальные проблемы общественного производства, проблемы повышения произ­водительности труда и т.д., социологи неизбежно должны были обра­титься к производственным отношениям, которые часто называют че­ловеческими отношениями. Правда, не всегда это осознавалось полно­стью и не всегда явно проявлялось как четкая ориентация на изучение именно производственных отношений. Нередко все это решалось на уровне здравого смысла. Но здесь важно подчеркнуть основную на­правленность социологической мысли и социологической практики, а именно направленность к человеку, к его отношениям с другими людь­ми.

Однако система отношений в коллективе оказалась намного слож­нее, чем это представлялось сначала, а главное, она выходила далеко за пределы производственных отношений. Социологи вышли на пони­мание того, что решение многих производственных задач находится далеко за проходной завода, например, в непроизводственной сфере, в семейных отношениях и во всем комплексе не производственных отно­шений и социальной деятельности. Примечательно, что если исследо­вания проводились на предприятии, то применялся термин «человече­ские отношения», но если исследование выходило за стены предприя­тия, то использовался термин «социальные отношения», охватываю­щие все типы социальных отношений — и производственных, и непро­изводственных.

В этом плане, как уже говорилось, социологическая практика уш­ла намного дальше социологической теории. В то время как социоло­ги-теоретики раздумывали, чем должна заниматься социология, и строили всякие мысленные и не мысленные конструкции, примеряя в качестве предмета социологии всевозможные социальные феномены и миражи, социологи-практики, работавшие непосредственно на произ­водстве, решали социологическими методами социальные проблемы производства и повышения эффективности труда, сконцентрировав все свое внимание на системе производственных отношений.

Естественно, перед социологами встал вопрос: «Что же представ­ляют собой социальные отношения, какова их природа и сущность, ка­ким образом их можно исследовать, какое конкретное выражение они имеют, какова их структура?». Эти вопросы оказались сложными, но, не решив их, нельзя было двигаться дальше.

НОВЫЕ АКЦЕНТЫ В СТАРЫХ ПРОБЛЕМАХ

Хотя о социальных отношениях как предмете или возможном предмете социологии говорилось давно, возможно с того времени, ког­да понятие «социология» прозвучало в положительном контексте, тем не менее в нашем идеологизированном и элитаризированном обще­стве, где основные споря ведутся за приоритет не столько в научной, сколько в должностной иерархии, эти высказывания потонули в общем хоре социологических дилетантов от большой науки. Вряд ли их осо­бенно беспокоили научная истинность и развитие отечественной социологии.

Когда к мыслям о социальных отношениях как предмете социологии стала подталкивать практика, об этом заговорили более настойчи­во и социологии-теоретики, хотя и не очень определенно. Например, в 1977 г. на немецком и в 1980 г. на русском языках вышла работа немецких социологов: «Основы марксистско-ленинской социологии», в которой, в частности, авторы утверждали, что «... марксистско-ленин­ская социология— это социальная наука, исследующая структуру и развитие человеческого общества как систему социальных отношений, структуру и развитие общественно-экономических формаций и их эле­ментов, а так же источники социальной активности классов, групп и индивидуумов в обществе»13 . В этом определении, наряду с традици­онным подходом, официально введено и понятие «социальные отно­шения».

В отечественной литературе социальные отношения сначала не рассматривались как предмет социологии, а в лучшем случае — как область ее действия, понимаемые в узком смысле — как часть обще­ственных отношений. 'Так, авторы книги «Социальная сфера: совер­шенствование социальных отношений», в частности, писали: «Соци­альные отношения обладают одной важной особенностью, которая предопределяет их исследование социологией, как правило, в тесном взаимодействии с другими общественными науками. В работах совет­ских философов и социологов получила признание точка зрения, со­гласно которой специфика социальных отношений состоит в том, что они выступают существенным аспектом всех видов общественных от­ношений: экономических, политических, идеологических и т.д.»14 .

Здесь «социальные отношения» выступают как такое понятие, ко­торое следует из понятия «общественные отношения» как более широ­кого. Например, в системе производственных отношений как часть об­щественных выделяются еще и собственно социальные отношения. Но по сути дела под социальными отношениями понимается некоторая со­циальная сфера, отличная от производственной сферы. Иными слова­ми, наряду с производством существует социальная сфера, которая ко­нечно же, связана с процессом производства. Ни экономика, ни пол­итика, ни идеология не могут существовать без той социальной сфе­ры, где мы кушаем, спим, влюбляемся, рожаем детей, учимся, от­дыхаем и пр., и пр.

Уязвимость такого толкования понятий социальные и общественные отношения была налицо, и в литературе неоднократно критиковалась эта точка зрения. Наверное, поэтому в предисловии ко второму изданию (1987 г.) известной книги В. А. Ядова было подчеркнуто: «Од­нако такой подход (т.е. социальные отношения как аспект всех иных общественных отношений — Л. А.), требует некоторых уточнений. Распространенность вышеназванных категорий, свидетельствует не только о «включенности» социального в другие виды отношений, но и об известном «примате» социального как выражающего сущность ис­торически определенного способа взаимодействия людей (общностей, объединений, институтов). И в этом своем качестве социальное есть категория «функциональная», основополагающая, а не просто выраже­ние аспекта других связей и отношений в обществе. Социальные отно­шения развиваются по своим собственным закономерностям, которые должны изучаться наряду с экономическими закономерностями, пол­итическими, духовными и т.д., разумеется в тесной связи с ними»15 .

Это высказывание принципиально отличается от первого. Оно ставит категорию «социальные отношения» как основную, фундамен­тальную, имеющую свои особенности и закономерности и требующую уже специального социологического исследования, но все-таки нахо­дящуюся в одном ряду с другими, экономическими, политическими и другими отношениями. Отсюда делается вывод, что социология — это «... наука о социальных отношениях, механизмах и закономерностях развития различных социальных общностей»16 .

Данное определение предмета социологии выгодно отличается четкостью от остальных, хотя как социологическая категория «соци­альные отношения» еще не рассматриваются. Социальные отношения в большей степени еще понимаются как социальная или философская категория, и в этом плане в равной степени может стать предметом не только социологии, но и экономики, и философии, и политологии, и права, и т.д.

Необходимо сказать, что категория «социальные отношения» име­ет довольно длительную историю изучения. Более того, в определен­ном смысле эта категория является краеугольной во всей системе по­знания и описания мира и встречается в различных контекстах в ра­ботах мыслителей прошлого и настоящего. Чаще всего эта категория рассматривалась как психологическая, как теория взаимодействия людей на межличностном уровне или как категория социального действия.

Но очень редко социальные отношения рассматривались как соц­иологическая категория и еще реже — как предмет и объект социоло­гии. Правда, само определение предмета социологии как науки об об­ществе и представление последнего в виде некоторой целостной системы невольно приводило к образованию терминов «общественный», «со­циальный» в социологическом понятийном аппарате. По сути дела, уже введение термина «целостная система» в отношении общества, признавая наличие связи элементов в любой системе скрыто обоснова­ло это и в отношении социальных институтов, социальных групп и т.д.

Но явно о социальных отношениях как социологической катего­рии, как о предмете или, точнее, как о возможном предмете и объекте социологии, заговорили недавно. Вернее, как объект социологии, со­циальные отношения давно были в практике социологических иссле­дований, да и в теории социологии, но как о предмете социологии, о них заявили только в последнее время.

КАКОЕ ОБЩЕСТВО ИЗУЧАЕТ СОЦИОЛОГИЯ?

Обращение к социальным отношениям как предмету социологии, стало поворотным моментом в становлении теории социологии. Убрав из терминологического словаря и понятийного аппарата «общество» как таковое, социологи ликвидировали яблоко раздора, и тем самым размежевались с другими общественными науками, но в тоже время сохранили содержание обществоведческой дисциплины, т.е. дисципли­ны, которая изучает общество.

Но здесь возникает резонный вопрос: «Изучает ли социология об­щество, если она сосредотачивает свое внимание на такой узкой про­блеме, как социальные отношения, которые, конечно, являются соци­альной объективной реальностью всей общественной системы и соот­ветственно общества? Не превращается ли она таким образом в неко­торую частную науку, исследующую только какие-то отдельные ас­пекты общества»? Это те же самые вопросы, о которых мы уже гово­рили, и тот же заколдованный круг, в котором столько лет вращаются социологи. Обращение к социальным отношениям как к предмету соц­иологии вроде бы не решает этих вопросов. На самом деле, решение здесь имеется, только лежит оно в другой плоскости, в системе поня­тийного определения изучаемой объективной реальности.

Прежде необходимо сказать, что «общество» в рамках социологи­ческого знания это всего лишь абстракция, социологическая категория, удобная для размышления. Общества вообще не существует, общество всегда конкретно, всеобще только понятие. Когда мы говорим об обще­стве как предмете различных общественных наук, мы имеем в виду множество обществ, как множество миров. Почему мы и говорим: эко­номическое общество, правовое общество, политическое общество, ис­торическое общество и т.д. В этом понимании мы можем говорить и о социологическом обществе.

Если взять в качестве объекта исследования какое-то явление как часть мира, то его можно понять только тогда, когда через него можно будет рассмотреть весь мир, всю действительность. И мир в целом можно понять, когда он будет рассмотрен через какое-то, в принципе любое конкретное явление как объект исследования. Все содержится во всем. Ни одно явление не существует вне других явлений и вне мира в целом, как и общество в целом не существует вне конкретного. Кон­кретное не только частичка мира, оно весь мир в частичке, и мир толь­ко часть этого явления.

Предметом любой обществоведческой дисциплины является не об­щество вообще и не кусочек общества, а все общество, но только рас­смотренное через свой предмет, через свою область социальной дейст­вительности. Мы видим общества всегда в том определенном ракурсе, который нас сегодня интересует, который продиктован необходимо­стью решения насущных задач.

Так, например, экология затрагивает и правовую, и экономиче­скую, и политическую, и нравственную, и демографическую стороны нашего общества. Она и в самом деле изучает все эти аспекты, но толь­ко через свой предмет, а именно отношение с окружающей средой и благодаря этому строит экологическое общество и изучает общество целиком. Но и свой предмет, т.е. отношение с окружающей средой, можно понять, если экология будет рассматривать свой предмет в свя­зи со всеми сторонами развития общества, ибо в отношении к окружа­ющей среде сосредоточен весь мир, все общество, так же как общество содержит в себе проблему экологии как явление. Понять их можно только рассмотрев одно через другое. Но пока еще никто не додумался назвать экологию основной обществоведческой наукой, как это случи­лось с экономикой. Ее поставили в центре, сделали основой всего об­щества, всех общественных отношений и само общество в целом во всем его многообразии предстало синонимом экономического обще­ства. Логика рассуждения та же. Производственные отношения и в са­мом деле оказываются связанными со всеми сторонами общественной жизни: и с политикой, и с демографией, и с правом, труднее назвать область общественной жизни, где бы их не было, но это еще не дает основания, исходя из вышесказанного, говорить об экономических отношениях как единственной сущности общества. Произошла подмена понятий. Под обществом в целом стали понимать взаимосвязь эконо­мических отношений с другими социальными явлениями.

Тоже самое произошло и с философией. Только совсем недавно кончились споры о философии как науке наук, предметом которой яв­ляется все на свете и которая диктует свои правила игры на чужом по­ле и гуманитарным, и естественным дисциплинам. Прошло немало времени, прежде чем поняли, что философия не диктует законов раз­вития общественным и тем более естественным наукам, что ее пред­метом является своя и строго определенная часть общественного бы­тия, а именно наиболее общие законы мышления. Хотя и сегодня мож­но наблюдать, как философы пытаются определять эти законы как все­общие для социологии, хотя уже ясно, что у них различные сферы ис­следования.

Примерно то же произошло с социологией, которая долгое время рассматривалась, о чем уже говорилось, как такая общественная дис­циплина, которая изучает общество в целом, в результате чего и ро­дилось представление о ней как комплексной науке, в отличие от дру­гих общественных дисциплин, которые рассматривают только отдель­ные стороны общественного бытия. Но сделать предметом внимания социологии все общество, общество в целом, означает приписать ей знание всех специальных общественных дисциплин, что сразу же ис­ключает ее как специальную науку. Это равнозначно тому, что меди­цину или психологию объявить наукой о «человеке». Социология, дей­ствительно, изучает все общество, но только через свой предмет, через свою область социального бытия, сферу социальной действительности, т.е. через социальные отношения. Социология — это наука о наиболее общих законах развития и функционирования социальных отношений. И через эти законы социология рассматривает и все общество.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Примерный тематический план курса 10 рабочая программа и планы семинарских занятий 19 тематика рефератов за­ требования к реферату ошибка! Закладка не определена. Задачи по социологии положение о рейтинговой системе оценки знаний студентов. 68

    Календарно-тематический план
    Методические указания соответствуют программе курса «Социоло­гия» для студентов негуманитарных специальностей МАИ и содержат те­матический план, планы семинарских занятий, контрольные вопросы и за­дания для самоподготовки, примерную
  2. М. В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности Кузнецов В. Н. Соломатина Е. Н. Социология конфликта учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс содержит программу дисциплины специализации «Социология конфликта», методические рекомендации по изучению дисциплины, тематическое и практическое содержание семинарских занятий, контрольные вопросы и задания
  3. Тема Социология как наука > На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные. Приведите 4-5 примеров социальных фактов

    Документ
    1. На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные.
  4. Тема Социология как наука (3)

    Литература
    1. На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные.
  5. М. В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности В. Н. Кузнецов, Е. Н. Соломатина социология конфликта учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс содержит программу дисциплины «Социология конфликта», методические рекомендации по ее изучению, тематическое и практическое содержание семинарских занятий, контрольные вопросы и задания для самостоятельной

Другие похожие документы..